Истории пустоши

Авторы:  este ,  Adriena Лучший мини 9423слов

  • Фандом Отблески Этерны
  • Пейринг Валентин Придд / Арно Савиньяк, Рокэ Алва / Джастин Придд
  • Рейтинг R
  • Жанры Романс, Драма
  • Дополнительные жанры Постапокалиптика
  • ПредупрежденияAU, Омегаверс
  • Год2019
  • Описание Зарисовки о жизни выживших после природных катаклизмов людей.

1. Откровения песка

Встреча в тумане

* * *

Густой сероватый туман одновременно облегчал и затруднял задачу. Облегчал — потому что Джастина вряд ли заметят. Затруднял — потому что, несмотря на обостренное обоняние, определить точное местонахождение чужака было сложно. А чужак был, Джастин чувствовал его запах на расстоянии — резковатый, слегка пряный, словно россыпь морисских специй. Запах, слишком сильный для человека.

«Альфа? Откуда только взялся?»

Шум воды источника заглушал шаги, но Джастину не требовались звуки, чтобы ориентироваться. Не сказать, что раньше ему нравилось быть омегой, но теперь это очень пригодилось. Более тонкое обоняние, реакция быстрее, чем у обычных людей — неудивительно, что в дозор чаще всего отправляли именно его.

Джастин крался по камням к источнику запаха, оставаясь в укрытии тумана. Пожалуй, это было единственное место, где мог лечь туман — Данар и остальные реки в окрестностях Олларии давно пересохли. А у них сохранился Драконий источник. И колодец в часовне. Неплохо для начала. С едой было хуже, но остальные выжившие охотно меняли еду и другие нужные вещи на воду.

— Вам почти удалось застать меня врасплох, — темноволосый незнакомец замер и медленно поднял руки, показывая, что безоружен.

Джастин на всякий случай крепче перехватил винтовку, упирающуюся дулом в чужую спину:

— Как вы сюда попали?

— Как вы меня нашли? — незнакомец осекся и втянул воздух. — А, понятно, — судя по тону, он усмехался.

Закатные твари, надо выпить таблетки. Похоже, течка вот-вот начнется, если альфа чует его. Джастин мысленно выругался и сильнее притиснул дуло.

— Как вы сюда попали? — повторил он вопрос. — Откуда?

— У вас на северной стороне дерево наклонилось слишком близко к ограде, — насмешливо пояснил незнакомец и слегка повернул голову. Джастин присмотрелся и заметил на камнях свернутую кольцами веревку.

«Плохо. Надо сказать Ли, пусть проверит. Еще не хватало здесь… всяких. Своих проблем полно».

— Что, теперь застрелите меня, господин омега?

Да, убить хотелось все сильнее с каждым мгновением — Джастин сам не знал, чем незнакомец настолько его взбесил. Наверно, больше всего этими насмешливыми интонациями. Разведчик, видите ли! Вот же, свалился на его голову.

— Не люблю убивать, господин альфа, — ответил Джастин ему в тон. Еще чего, будет он поддаваться на провокации. — Сколько вас? И где?

— Почему вы думаете, что я отвечу?

— В противном случае мне придется прибегнуть к более жестким мерам убеждения. Мы не терпим воров.

— И тем не менее, воду у остальных вы украли.

Винтовка дернулась в руках.

— Мы разобрали завалы, — голос Джастина дрогнул от гнева. — Это мы их разобрали! Мы расчистили источник, все это сделали мы, своими руками и своими силами! Если бы не мы, воды не осталось бы ни у кого вообще. Поэтому, господин альфа, а не пойти ли вам к закатным кошкам со своими безосновательными обвинениями?

— Пойду, если отпустите.

— Ответьте на вопрос и отпущу.

— Не могу, — незнакомец наконец повернулся, и Джастин разглядел его лицо в полутьме. Тонкие черты, насмешливая улыбка, а глаза серьезные и темные. — Но могу пообещать другое. Завтра приду к вам открыто — договориться насчет обмена. Что скажете на это, господин омега?

Джастин долго смотрел на него, а потом опустил винтовку.

— Меня зовут Джастин, — произнес он, чуть помедлив.


Пробы

* * *

Валентин вытер пот со лба, сделал небольшой глоток из помятой пластиковой бутылки и напряженно вгляделся в окружающую пустошь. Людей не было видно, но люди — это еще полбеды. Есть вещи и похуже.

— Здесь все, — Август Гирке поднялся с земли и аккуратно закрыл сумку с пробирками. — Давай проверим еще вон там, — он указал в сторону, где раньше находился приток Данара, — а потом обратно.

Валентин молча кивнул. Солнце слепило, жара казалась невыносимой. Все происходящее порой казалось невыносимым.

— Не думай. — Он вздрогнул и опустил взгляд. Август смотрел на него снизу вверх, все еще сидя на корточках рядом со своей сумкой. — Просто не думай ни о чем и живи сегодняшним днем. По крайней мере, у нас есть это, — он указал на воду в бутылке. Да, вода теперь ценилась больше золота. Это так.

— Ты думаешь о завтрашнем дне, — Валентин кивнул на сумку. — Иначе не собирал бы пробы и не пытался ничего сделать.

Август пожал плечами:
— Можешь объяснить это научным интересом. Вряд ли я смогу что-то сделать, даже если пойму, что именно не так.

Валентин скептически изогнул бровь. Раньше Август был биологом, преподавал в одном из университетов Олларии. А потом, после всего случившегося, они нашли уцелевшие приборы для химических опытов, и Август начал собирать образцы почвы, пытаясь понять, почему она стала непригодной для жизни.

— Ты веришь в то, что мы не прошли Излом? — спросил Валентин.

— Не знаю, — Август отряхнул колени от песка и показал вперед и в сторону. — Нам туда. Я ученый, — сказал он немного погодя. — И не могу верить в мистику, пока ищу научное решение проблемы.

— А что если проблема возникла… не совсем научно? — Валентин поправил рубашку — грубая ткань терла раздраженную от пота кожу. Собранные в хвост волосы намокли и липли к шее. Август в чем-то прав, им повезло больше других — у них, например, есть возможность хотя бы иногда мыться. У многих такой возможности нет и не будет.

— Ты тоже в научной сфере. И веришь?..

— Собирался в научную сферу, — Валентин криво усмехнулся. — Как видишь, не сложилось.

— Кроме тебя у нас нет никого, с тех пор как умер Лизоб.

Валентин промолчал. Его учеба закончилась на третьем курсе. Он знал многое, но далеко не все, и хотя время от времени удавалось найти еще книги по медицине, не считал себя хорошим специалистом. Перевязать несложные раны, наложить швы, определить симптомы и посоветовать лекарство… Ха-ха. Советовать-то он мог, вот только где теперь брать эти самые лекарства? Какой из него, к кошкам, доктор, если он так и не может помочь…

— Как он? — Август словно услышал его мысли.

— Откуда?..

— Выражение твоего лица.

Сухая земля противно хрустела под ногами, осыпаясь песком и пылью. Валентин поймал себя на том, что ненавидит этот звук.

— Так же.

— Боишься?

— Смотря чего, — разговаривать на эту тему не хотелось, и в то же время было нужно. — Болезнь не заразна.

— Но может появиться у любого.

Валентин помолчал.

— Да, — ответил он, когда они уже вплотную подошли к пересохшему руслу притока.

— Возьми у него кровь завтра, — Август возился со своими пробирками на растрескавшейся земле. — Я посмотрю.

— Ты уже смотрел.

— Посмотрю еще. Что-то могло измениться.

Валентин отвернулся. Из осыпающейся трещины в земле на мгновение показались несколько насекомых и тут же втянулись обратно, шевеля длинными толстыми усами. Валентин резко отступил назад и огляделся.

— Убираемся отсюда.

Август перехватил его взгляд, отрывисто кивнул и торопливо поднялся.

— Идем.


Переговоры

* * *

Марселю не нравился запах этих людей. Ни одного из них. Особенно того, слева, с почти лиловыми глазами, который смотрел на Рокэ… с презрением, почти с ненавистью. Какого Змея?

«Есть нехорошее подозрение, что Рокэ не все мне рассказал о своей ночной вылазке».

«Ревнуешь?» — внутренний голос иногда слишком походил на тон, которым говорил с ним в далекие времена достопочтенный глава семьи Валме. Это отдельно злило. В первую очередь тем, что папеньки настоящего больше нет, а от папеньки мысленного отвязаться не получалось, хотя раздражал он куда сильнее.

«К чему и к кому?»

«Не ври себе. Тот парень — тоже омега, и ты видишь, как Рокэ на него смотрит. Они встречались прошлой ночью, а он ничего об этом не сказал. Значит…»

«Да ничего это не значит!»

Марсель усилием воли заткнул внутренний голос и поднял голову, разглядывая пришедших на переговоры. Двое светловолосых близнецов — хотя спутать их может только полный болван, стоит посмотреть им в лица — и этот… «Аметистовоглазая подстилка», — издевательски обозначил его для себя Марсель, бережно хранивший в памяти не только школьные ругательства в свою сторону, но и парочку цитат из дамских романов, которые ему однажды довелось прочитать. В целях самообразования. Интересно, во время течек близнецы спят с этим омежкой по очереди или одновременно? Кошки все подери, о чем он вообще думает?!

Марсель оглянулся. Кроме Рокэ, с ними пришла Айрис Окделл, стрелок их команды. Братец у нее, конечно, с паршивым характером, но сама она вполне ничего. Шорты с хитроумным ремнем, в котором она скрывала парочку кинжалов, и плащ ей очень даже шли. Почти как героиня какой-нибудь игры или фильма-катастрофы… Хотя чего уж там, вся их жизнь теперь — катастрофа.

А у этих стрелок, похоже, как раз омежка. Гадость какая. Марсель ничего не имел против омег, он и сам был омегой, но этот парень ему определенно не нравился.

Марсель скривился, слушая, как Рокэ разговаривает с одним из светловолосых — с Лионелем. Нестерпимо хотелось сказать что-нибудь обидное, но Рокэ велел молчать до окончания переговоров.

— Мне они тоже не нравятся, — шепнула вдруг Айрис, — но выбирать не приходится, сам понимаешь.

— Кошмар, по мне настолько видно?

— Нет, я просто предположила.

— А чем тут быть довольным? Ведь… — Марсель осекся и потрясенно уставился на Рокэ, услышав его последнюю фразу.

— …есть то, от чего вы точно не сможете отказаться, — с этими словами Рокэ вынул из кармана пачку таблеток («Пачку моих таблеток!» — до глубины души мысленно возмутился Марсель.) и кинул омежке. Тот машинально поймал их, рассмотрел надпись и сердито вскинул винтовку.

— Ты… Да как ты смеешь!

— Ему надо познакомиться с твоим братом, — мурлыкнул Марсель Айрис. — Будут хором восклицать это в ответ на очередную выходку Рокэ.

— Джастин, — холодно остановил его Лионель.

— Можно я пристрелю этого придурка?

— Нельзя, — в голосе Лионеля прозвучало сожаление. Леворукий, да сколько унижений Рокэ готов стерпеть из-за гребаной воды?! Если бы не доверие между ними, Марсель бы давно уже нарушил все просьбы и приказы и сказал все, что думает об этих закатных тварях.

— У нас нет выбора, — глухо повторила Айрис. — Лучше потом поговорим.

— Еще лекарства? — спросил тем временем Лионель, и непонятная тень промелькнула в его глазах. Что, тоже есть больные? А у кого их теперь нет?

— Да.

Лекарства у них были, но сколько Рокэ готов отдать? И стоит ли оно того? Лекарства сейчас нужны всем. Случиться может все, что угодно.

— Мы не можем так просто вам доверять, — снова подал голос омежка. Пачку таблеток он так и держал в руке. Ну-ну. Боится, что без них крышу сорвет?

Рокэ встретился с Джастином взглядом.

— Знаю. Я буду приходить один, либо с кем-то из них, — он показал на Марселя и Айрис. — Они из моих самых надежных людей.

Лионель долго молчал, а потом отрывисто кивнул.

— Договорились, — решил он. — На первое время. Детали обсудим в процессе.

Второй близнец выступил вперед, впервые за все время их разговора.

— Вот, — он поставил две большие бутыли с водой перед Рокэ и чуть улыбнулся. — На первое время.


Первые впечатления

* * *

— Что скажете? — негромко спросил Рокэ, уверенно шагая вперед по растрескавшейся земле. Потертые сапоги с каждым шагом поднимали грязно-серую пыль, крупными хлопьями оседавшую на одежде. Марсель зачем-то засмотрелся на это и споткнулся, что не прибавило хорошего настроения.

— Мудаки. Все, — отрезал он с презрением. — До единого.

— Мне они тоже не понравились, — более мягко согласилась Айрис. Она выглядела уставшей, но держалась. Молодец девчонка. А вот ты — размазня. С другой стороны, они так долго сюда добирались и через столько всего прошли!

— А ты отдал таблетки, — с упреком добавил Марсель, буравя взглядом невозмутимо продолжающего путь Рокэ. — И не сказал, что уже с ним встречался.

— Это неважно. Таблетки у тебя есть, — Рокэ пожал плечами, не оборачиваясь, хотя Марселю мучительно хотелось увидеть выражение его лица. — К тому же он…

* * *

— …совершенно мне не понравился, — Джастин мерил комнату шагами и недовольно кривился. — Он так смотрел на меня, словно хотел на месте убить. Кто он вообще такой? Омега этого альфы? Оно мне вообще надо?

Валентин наблюдал за братом, неспешно поедая свою порцию пресной овсянки. Овсяные хлопья на воде и консервы — их обычный дневной рацион. Иногда, если повезет — немного зелени и овощей из сада Ирэны. Если бы не ее умение заботиться о растениях, им пришлось бы хуже, хотя недостаток нормальной еды и так уже сказывался.

— Ты сказал, что встречался с ним ночью, с этим альфой.

— Да, — Джастин поежился и мрачно уставился в окно. Солнце беспощадно светило на пронзительно-синем небе. Ни единого облачка. Сколько времени прошло с тех пор, как шел последний дождь? Уже год или больше? Нестерпимо захотелось пить, и Джастин облизал губы.

— И как он тебе? — осторожно поинтересовался Валентин, отставив пустую тарелку.

— Невыносимый тип, — что-то в лице брата заставило Валентина улыбнуться и недоверчиво покачать головой. — Что? — сразу возмутился Джастин. — Кинул мне это, — Джастин потряс пачкой таблеток. — При всех! При Лионеле и Эмиле! Да за одно это я его…

* * *

— …обожаю, — Айрис хмыкнула, пнула камешек и потерла глаза. — Просто обожаю эту гребаную жару.

— Да, погода не радует, — Рокэ, казалось, пребывал где-то в иной реальности. — А в Багряных землях такое было и до Излома.

— Как там вообще жили?

— Как-то жили.

— Почти пришли, — Марсель кивнул на серый массив островерхих скал, виднеющийся справа вдалеке — их нынешнее пристанище. Отвратительные нагромождения, словно выросшие из земли гниющие кости, неровными зазубринами поднимались к небу. Еще не так давно здесь простирался зеленый луг, а за ним — лес. Но после землетрясений местность полностью изменилась. — Наводят жуть, — Марсель снова перехватил бутыль с водой в другую руку. Как Рокэ удавалось легко идти, несмотря на то, что он волок вторую бутыль, оставалось загадкой.

— Ричард говорит, там безопасно. На данный момент, — Айрис тоже смотрела на скалы с опаской.

— Не то что бы я не верил твоему брату, — начал было Марсель, но осекся, встретившись взглядом с Рокэ.

— Мне кажется, мы договорились оставить эту тему.

— Ладно, — легко согласился Марсель. — Тогда давай обсудим тех снобов. Честно признаюсь, меня напрягает мрачный блондинчик. Есть в нем нечто…

* * *

— …змеиное, — Эмиль передернул плечами и хмуро уставился на Лионеля. — И девушка тоже явно опасна. Уж не говоря про их главного.

— Полагаешь, я хуже? — Лионель усмехнулся и вытянул ноги под скамью. Странно было находиться здесь, в обители Создателя, в полутьме, освещенной лишь несколькими свечами на алтаре. Их зажгла Ирэна или Селина? Наверно, Селина — Ирэна в это время обычно в саду. Удивительно, что кто-то из них до сих пор верит в Создателя.

— Думаю, вы равны, — непривычно серьезно отозвался Эмиль. — Это ведь о нем говорил Джастин?

— Да, — Лионель отвел взгляд в сторону. Не к месту вспомнился встревоженный и одновременно недовольный голос Джастина, то, как он время от времени вскидывал голову и словно принюхивался к чему-то далекому. Глупо, глупо. Лучше не думать об этом — ни сейчас, ни когда-либо еще.

— Знаю, спрашивать бесполезно, но, — Эмиль сел на спинку скамьи, задумчиво разглядывая облупившуюся статую возле колонны, — ты уверен, что с ними стоило заключить сделку?

— Уверен. И скажу тебе даже больше: я намерен предложить им перебраться в руины Ружского дворца. Мы не защищены с той стороны, и если они будут нашими союзниками, то для нас это станет…

* * *

— …настоящей катастрофой?

— А? — Айрис встрепенулась. — Что ты спросил?

— Переговоры прошли настолько неудачно, что никто не хочет о них говорить? — Ричард стоял в проеме, ведущем из одной пещеры в другую. В неровном свете фонаря его лицо приобрело особенно нездоровый оттенок.

— Да нет, вроде, — осторожно отозвалась Айрис. — Даже наоборот, мы же принесли немного воды.

— Тогда ладно, — Ричард поправил завернувшийся не туда воротник рубашки. — Скоро придется найти другое укрытие.

Айрис помрачнела, но прежде, чем она успела спросить, из-за спины Ричарда раздался голос Рокэ:

— Что ты слышал?

Ричард не удивился, спокойно обернулся и встретился с Рокэ взглядом:

— Смерть.

Айрис резко выдохнула, разом ощутив страх и неуверенность. Пещера мгновенно стала казаться зловещей и угрюмой, а желание выбраться отсюда — невыносимым. Рокэ досадливо скривился:

— Сколько у нас времени?

— Пара дней. Наверно, — Ричард не любил сообщать такие вести, но какой у него выбор? Если остаться, он почти наверняка окажется прав, и совсем скоро случится или очередное землетрясение, и их завалит, или… или надвигается что-то еще. При мысли о чем-то еще руки Айрис покрылись мурашками. Плохо.

Рокэ на мгновение закрыл глаза ладонями и выругался по-кэналлийски.

— Что я могу сказать, — произнес он, немного подумав. — Собираем вещи.

— А если они нас не пустят? — неуверенно спросила Айрис.

Рокэ посмотрел ей в глаза и усмехнулся:

— Тогда войдем сами. Так или иначе.


Сухой ветер

* * *

Арно выразительно скривился, едва Валентин, виновато улыбаясь, шагнул в комнату со шприцем в руках. Серые каменные стены и единственное окно, в которое видна лишь пустошь. Раньше в окне был витраж — кажется, пейзаж с полем алых маков. Стекло давно разбилось, и окно на ночь закрывали чем попало. Днем Арно оставлял его открытым.

— Иногда мне становится любопытно, — сам того не ожидая, сказал Валентин, — что случилось с морями. Вдруг они никуда не делись?

Арно без интереса взглянул в ту же сторону, что и Валентин, а потом отвернулся, уставившись в потолок:

— Какая разница, если нам приходится выживать здесь и сейчас.

— Может, в других землях, за морями, все нормально.

Арно хмыкнул:

— Ты оптимист. Или забыл, что передавали в новостях, когда еще шел сигнал? До тех бурь и землетрясений.

— Не забыл, — возразил Валентин, возясь со шприцем. — Но…

— У нас в любом случае нет возможности туда добраться, — перебил его Арно. — Ни возможности, ни оружия, ни сил. А ты, я смотрю, снова пришел меня колоть?

— Август просил.

— Бесполезно, — Арно брезгливо закатал рукав потрепанного свитера на худой руке. Он молчал, пока Валентин брал кровь, и не смотрел на тонкую иглу, торчащую из вены.
Валентин украдкой разглядывал его лицо с заострившимися от болезни скулами. Он такой тощий…

— Не смотри на меня так.

Валентин вздрогнул, встретившись с Арно взглядом:

— Как — так?

— Словно любишь.

Сердце пропустило удар. Откуда он узнал? Неужели все настолько очевидно? Ведь только Джастин читал Валентина как книгу, остальные всегда были недовольны тем, что по нему ничего нельзя понять.

— Я…

— Лучше найди кого-нибудь более здорового в качестве объекта своей привязанности.

— Ты говоришь, как я, — нашел в себе силы пошутить Валентин.

Арно не улыбнулся в ответ.

— Я умираю, и ты это знаешь. Не трать на меня свое время.

— Август и я…

— Ничего не сделаете с этим, — отрезал Арно. — Потому что у вас нет ни оборудования, ни специалистов, ни лекарств. Ничего. И не будет ничего, потому что осталась только жалкая горстка людей во всех Золотых землях — одни против других в борьбе за остатки необходимого. И они бессильны против стихии и против Тварей, — Арно медленно, осторожно поднялся и подошел к окну. — Поэтому лучше перестань надеяться сейчас, — глухо произнес он. — Разочарование потом будет меньше.

Валентин не смог ничего ответить. Он стоял позади Арно, молча глядя на его напряженную спину, на то, как он всматривается куда-то вдаль. Порыв сухого ветра вдруг влетел в комнату, растрепал их волосы, заставил закашляться поднявшейся пылью. Арно закрыл рот рукавом, кашляя в свитер, тяжело опираясь другой рукой о подоконник. В его глазах читался страх.

— Смотри, — он обернулся, показывая на горизонт. — Дело дрянь.

Валентин подавил дрожь:

— Я скажу остальным.

Арно кивнул и направился к двери вместе с ним.

— Я — к Ли.

Валентин помедлил, а потом кивнул, но не смог удержаться:

— Будь осторожен.


Подготовка

* * *

— А ты какого ызарга здесь забыл? — Джастин, нахмурившись, смотрел на Рокэ, который как ни в чем не бывало снова пришел к тому же месту, что и ночью, и теперь стоял у воды, спрятав руки в карманы блекло-синих джинсов.

— Заглянул на огонек, — весело ответил тот. — Раз уж теперь мы соседи. Кстати, Ружский дворец — настоящее произведение искусства. Ты знал о том, что над ним трудились многие известные архитекторы древности? Такие как…

— Не нужно лекций по истории, — Джастин помотал головой. — Я помню, что учил в школе. Но с тех пор мир несколько изменился, если ты не заметил.

— Я…

— Рокэ, ты скачешь по этим камням, как бакранский горный козел, — послышался недовольный голос Марселя. — Я за тобой не успеваю, — при виде Джастина он мгновенно замолчал.

— Прости, увлекся, — усмехнулся Рокэ. — Не проводишь нас к Лионелю? Хочу договориться на обмен.

Все трое вдруг резко повернули головы на север, словно прислушиваясь к чему-то.

— Срань Создателева. Это…

— Иди назад в Ружский. Займись остальными, — Рокэ повернулся к Джастину. — В Ружском ведь есть укрытие?

— Есть, — хрипло отозвался Джастин, не отрывая взгляда от горизонта. — В тронном зале, там комната примыкает, кажется, была для слуг или чего-то такого… в ней панель и ход вниз.

— Все запомнил? — обратился Рокэ к Марселю. Тот утвердительно кивнул — не время для дурачеств и пререканий. — Тогда иди.

— А ты?

— Мне кажется, им здесь не помешают лишние руки.

* * *

— Ли, вели Ирэне и Ариго закрыть сад! Заложите окна в здании!

Джастин бежал впереди Рокэ, ловко перескакивая с камня на камень и лавируя между растрескавшимися плитами и землей.

— У вас уже было такое? — поинтересовался Рокэ, то и дело поглядывая на северный горизонт, откуда, уже видимая невооруженным глазом, наползала тьма. Поднялся ветер, раздувая пыль и песок. Скоро на улице станет сложно находиться.

— Несколько раз, — нехотя признался Джастин и, чуть помедлив, добавил: — Каждый раз приходилось все восстанавливать почти с нуля. Кажется, ты хотел помочь? Тогда идем внутрь, надо увести людей в убежище.

* * *

Черно-бордовые тучи наползали с севера ужасающе быстро. Среди темных клубящихся завихрений то и дело вспыхивали лиловые молнии.

— Леворукий, пора бы уже привыкнуть, а я каждый раз боюсь, словно мне пять лет, — Арно закрывал лицо рукавом и щурился.

— Арно! — Валентин поспешил к нему, стараясь встать так, чтобы защитить от ветра и пыли. — Иди внутрь, в убежище. Что ты здесь делаешь?

— Искал тебя, — спокойно ответил тот.

— Я скоро приду, — Валентин напряженно вглядывался в красноватую, поднятую ветром пылевую завесу. — Я просто… жду.

— Кого? — удивился Арно.

— Август пошел проверить ограду и до сих пор не вернулся.

— Подожду с тобой. Если скажешь, что мне нужно лежать, я тебя ударю, — на всякий случай добавил Арно.

Оба вздрогнули, услышав первый далекий раскат грома и нарастающий гул.

— Ненавижу этот звук, — пробормотал Арно. — Как игра на пиле, только хуже.

— Эй! — Август бежал к ним сквозь пылевую завесу. — Какого вы тут оба забыли? Идем скорее, надо укрыться!

Валентин и Арно переглянулись и, одинаково усмехнувшись, устремились в часовню вслед за Августом.

* * *

Тяжелая мраморная плита неохотно поддалась под рычагом и сдвинулась, открывая ведущую вниз белую лестницу. Люди по одному спускалась в зияющий чернотой проем, освещая путь фонариками. Внизу их выключат и зажгут свечи, чтобы не тратить оставшиеся батарейки. Внизу будет много свечей — в зале, облицованном белым мрамором с двумя гробницами и колодцем в середине. Этот колодец — их спасение, как и сам зал.

Джастин закрыл глаза. Признаваться, что он боится, не хотелось. Даже самому себе. Да и вообще, надо держать лицо перед Валентином — он же старший брат. На Валентине и так слишком много всего.

— И что он здесь делает?

Джастин вздрогнул и обернулся. Лионель смотрел на Рокэ, но недовольство явно было направлено в его сторону.

— Выбрал неподходящий момент для визита, — Рокэ усмехнулся и приветственно кивнул. — Хотел обсудить кое-какие детали нашего сосуществования, но буря решила иначе. Я предложил свою помощь, и Джастин согласился ее принять.

Лионель хмыкнул и протянул Джастину один из фонариков.

— Спуститесь вниз, сходите за консервами и одеялами. Что-то мне подсказывает, это будет долгая ночь.


Буря

* * *

— С кем ты разговаривал? — Рокэ поднял фонарь, чтобы осветить полки в хранилище.

— Когда? — мрачно уточнил Джастин. Присутствие альфы в данный момент совсем не радовало.

— Девушка с каштановыми волосами. Которая поздоровалась с тобой и попросила еще один плед.

— Моя старшая сестра, — неохотно ответил Джастин.

— Не ладите? — продолжал любопытствовать Рокэ.

Джастин положил стопку потрепанных одеял на пол и со вздохом обернулся к нему.

— Слушай, я не хочу об этом. Ирэна была женой Августа. Август — мой хороший друг. Потом они развелись по ее инициативе, и она почти сразу замутила с этим, — Джастин пошевелил пальцами под носом, — с усами. Ариго, кажется. С тех пор наши отношения несколько испортились — я считаю, что она поступила некрасиво. Вот и все. Что ты делаешь?

Джастин охнул, когда Рокэ прижал его к стене. Качающийся в руке фонарь отбрасывал неяркое пятно света, а откуда-то сверху раздавался глухой рокот грома и свист ветра.

— Похоже, я вовремя отдал тебе таблетки, — прошептал Рокэ ему на ухо. — Началась течка, да?

— Даже если и так, это не твое дело, — зло прошипел Джастин. — Потому что ты совершенно мне не нравишься.

— Ты мне тоже, — Рокэ усмехнулся и начал целовать его.

Они оторвались друг от друга, только когда стены дрогнули, а с потолка посыпалась каменная крошка.

— Сильная буря, — между делом заметил Рокэ.

— Да, — Джастин тяжело дышал, голова кружилась. Таблетки убирали неконтролируемые порывы — инстинкты, если можно так выразиться. Но собственное желание никуда не делось, а Рокэ явно намеренно его раззадорил. Как он сам может быть таким сдержанным и собранным? Он же альфа, какого Леворукого он творит?

— У тебя есть омега. Зачем тебе еще и я?

— Марсель? — в голосе Рокэ послышалось легкое удивление. — Я никогда с ним не был. Если ты думаешь, что альфы кидаются на первых попавшихся омег только потому, что они — омеги, то ошибаешься. А вот ты меня заинтересовал.

* * *

Лионель смотрел на черноволосую женщину, спускавшуюся по лилиям, на которых проступала кровь. В неровном свете мигающего фонарика — батарейки садились — фреска выглядела особенно жуткой. Она никогда ему не нравилась: из-за ракурса казалось, что женщина вот-вот обернется, и вряд ли выражение ее лица будет приятным.

— Валентин говорит, здесь изображена Оставленная, — Эмиль неслышно подошел и направил луч фонарика на фреску. — Сверху все ушли. Я проверил.

— Хорошо.

— Ты мрачен.

— Буря.

— Вряд ли дело только в этом. Тебе не нравится… как его?

— Рокэ. Да, не нравится. — Но не из-за того, о чем ты думаешь. — Где Арно?

— Был с Валентином.

Лионель кивнул. Здесь, в коридоре между верхней часовней и нижним залом, можно было подумать, что остались только они с Эмилем и эта странная жуткая фреска. Лионель усилием воли отвел взгляд от тонкой шеи и белой руки, придерживающей синюю тунику.

— Идем вниз. Нужно попробовать всех убедить в том, что все будет хорошо и на этот раз.

Эмиль неопределенно хмыкнул:

— Если хочешь это сделать, тебе придется звучать более уверенно.

— Я постараюсь.

* * *

— Нет, не здесь.

— Нам ясно дали понять, что…

— Если останемся здесь, то погибнем, — Ричард спокойно встретил взгляд Марселя. — Я знаю, ты мне не веришь, и знаю, почему. Но ты теряешь время, которого у нас нет.

— Рокэ специально послал меня, чтобы предупредить вас и спасти ваши задницы, — огрызнулся Марсель. — Какого ызарга ты не даешь это сделать?

— Потому что место, которое нам предложили, не подходит, — огрызнулся Ричард в ответ.

Словно в подтверждение его слов стены тряхнуло порывом ветра. Кажется, за окном промелькнуло вырванное с корнями сухое дерево. Хреново, однако. Становилось опасно оставаться даже в помещении— по крайней мере, в неукрепленном.

— То есть я должен поверить, что эта комната нам не подходит, хотя речь шла именно о ней?

— Да.

— И я должен поверить, что ты видел эту бурю пару дней назад и поэтому убедил Рокэ увести нас из тех пещер…

— Вы не слышите стонов камней. Поэтому не можете знать то, что знаю я.

Айрис передернула плечами и огляделась.

— Нужно уходить, — мрачно сказала она. — За все наше детство Дик ни разу не ошибся. Хотя в других вещах часто совершал глупости, — не удержалась она.

Марсель мысленно сосчитал до десяти и сдался:

— Хорошо, о великий Лит, в таком случае, куда нам идти? Устроим вечеринку прямо в тронном зале? С молниями, тонто и куртизанками на пыльном ложе? Хочу заметить, у нас крайне мало времени.

«А Рокэ остался там. Остался с ним», — предательски напомнило подсознание.

«Ой, спасибо, а то я не знал», — огрызнулся на самого себя Марсель.

— И что они сейчас вообще делают…

— А? — Айрис обернулась. Она торопливо что-то втолковывала Ричарду.

— Что нам теперь вообще делать? — вывернулся Марсель, мысленно упрекая себя за безалаберность. Дался ему этот омежка!

Ричард прислушался к чему-то далекому, слышному лишь ему, а потом указал в противоположную от этой комнаты сторону:

— Туда. Похоже, там есть проход, ведущий вглубь земли — этого должно хватить.

Айрис кивнула:

— Сейчас приведу остальных. Держитесь, ребята, будет веселая ночка.

* * *

Женщины ожидаемо устроились возле гробницы Октавии. Джастин заметил светлые волосы Селины — она стояла на коленях рядом с матерью и молилась. Джастин отвел взгляд, надеясь, что в свете свечей незаметно, как горят его щеки, прислонился к стене и закрыл глаза.

— Ты эсператист? — чужие руки скользят по простенькой цепочке его эсперы. — Забавно.

Когда он успел расстегнуть его рубашку? Создатель, так мучительно хочется, чтобы его трахнули! Это даже не смешно.

— А ты нет?

— Я олларианец. Формально. А вообще — кэналлиец.

— Ты говоришь так, словно это отдельная религия.

— Пожалуй, можно и так сказать.


— Что случилось? — Валентин, оказывается, устроился рядом и теперь внимательно его разглядывал.

— Ничего, — соврал Джастин. Он нашел взглядом Рокэ — тот разговаривал с Лионелем у колодца — и поспешно отвернулся. Не рассказывать же Валентину, что он, как дурак, вспоминает сейчас прикосновения Рокэ и отчаянно хочет… еще. О, Абвении! Вот же вляпался! — Как ты? — Соберись, кошки тебя раздери, старший ты, а не он! — И Арно? Кажется, вы были вместе?

— Да, — Валентин чуть улыбнулся. — Все нормально, спасибо, Юстин. Тебе нужны таблетки?

— Уже нет, — Джастин мрачно хмыкнул и подтянул колени к груди, обняв их руками. — Таблетку я выпил, так что не беспокойся.

— Закатные Твари, что ты творишь? Ох… — рука Рокэ в его джинсах, на его члене. Он поглаживает его и сжимает, заставляя Джастина стонать против воли. Он прижат к стене, фонарь на полу, а свободной рукой Рокэ стискивает его руки над головой, не давая двинуться, и дрочит ему. И это настолько потрясающе, что сносит крышу, и в себя Джастин приходит, только когда кончает, и Рокэ протягивает ему какую-то относительно чистую тряпку, чтобы вытереться.

— Ты рехнулся, — находит в себе силы прошептать Джастин. На более громкий тон он сейчас не способен.

— Знаю, — отвечает Рокэ, а его глаза горят сумасшедшим синим огнем. — Это из-за бури.


— Ты точно в порядке? — Валентин осторожно коснулся его плеча.

— Да, — Джастин усмехнулся и эхом повторил: — это всего лишь буря.


Откровения песка

* * *

Волны помнят, но волн больше нет. Нет плача найери в прибрежных зарослях камышей и тростника. Нет ласкового шума прибоя и криков чаек над каменными стенами Хексберг. Нет неторопливо и величаво несущей свои воды к морю Расанны. Нет болот Ренквахи, нет горных потоков Надора и Бергмарк.

Теперь в тех местах струится песок, а вместо ирисов и лилий распустились трещины с соцветиями камней и кусков засохшей глины.

И лишь в Старом парке по-прежнему можно услышать слабое, едва слышное, как пульс умирающего, журчание воды. Под камнями, под песчаными заносами, все еще пульсирует жизнь. Все еще хранится память и надежда.

* * *

Джастин прищурился и заслонил рукой глаза: сложно было привыкнуть к яркому солнцу после целого дня в полутьме. Послышался выдох и чей-то голос:

— Ох, ничего себе…

— В прошлый раз было хуже, — возразил другой голос.

Джастин мысленно согласился.

В часовне вынесло ветром входную дверь, и пол теперь был покрыт слоем песка, толстым и сыпучим. На улице тоже все занесено песком, словно они оказались в Великой морисской пустыне, о которой Джастин читал в школе. Только вместо черных львов у них водятся порожденные болезнью земли Твари.

— Источник, — послышалось бормотание, — надо проверить источник…

Большинство сразу бросились вглубь бывшего парка, постепенно переходя с шага на бег, но Джастин остался стоять на месте. Как оказалось, не только он.

— Я слышу шум воды, — Рокэ наклонил голову, его лицо было серьезным. — Ваш источник выжил. Может, только слегка занесло русло.

— Я тоже его слышу, — тихо подтвердил Джастин. — А насчет песка… В прошлый раз мы его расчистили, расчистим и в этот.

— Мне нужно возвращаться к своим людям.

Джастин молчал. Рокэ сделал шаг в сторону, а потом остановился.

— Если надумаешь — ты знаешь, где меня найти, — сказал он, а потом ушел.

Джастин слышал, как хрустит песок под его сапогами. Впервые за долгое время этот звук не вызвал у него раздражения.

2. Под кровавой луной

Утро не бывает добрым

* * *
— И ты снова не останешься? — Рокэ потянулся и перекатился на бок, расслабленно наблюдая, как Джастин торопливо подбирает одежду с пола. — После всего, что было? — он добавил в голос напускной трагизм. Сложно удержаться, когда на подначки реагируют настолько забавно, еще забавнее, чем Ричард, до того как… Рокэ отогнал ненужные мысли. Проехали. Они спаслись, Ричард вернулся, и только это важно. А у Джастина неплохая задница. Рокэ, ничуть не стыдясь собственной наготы, рассматривал его, медленно скользя взглядом по телу. Когда они вчера встретились, уже стемнело, а сейчас Рокэ наслаждался дневным освещением — куда более откровенным, чем ночное. Джастин не смотрел в ответ — он почти никогда не смотрел. Он вообще избегал встречаться с ним взглядом, хотя всегда приходил сам.

— Повезло, что в дозоре Айрис, — буркнул он вместо приветствия, когда появился здесь впервые. — Марсель бы застрелил меня на подходе.

— Как прелестно ты ладишь с моими людьми, — Рокэ усмехнулся и отвернулся от окна, из которого разглядывал ночное небо. Когда не было песчаных бурь, ночи стояли ясные, и звезды светили ярко и близко — городские фонари и электрический свет их больше не заглушали. — Но все же пришел.

— Пришел, — тихо-тихо подтвердил Джастин и шагнул вперед.

А теперь снова лихорадочно пытается ускользнуть до того, как все проснутся. Он никогда не остается дольше, словно то, что он уйдет, не замеченный никем, изменит реальность.

Вместо ответа Рокэ был удостоен лишь недовольного короткого взгляда. Джастин застегнул ширинку на джинсах и успел накинуть рубашку, когда в комнату вошел Ричард, по привычке засмотревшись на балдахин кровати.

Ну а чему, собственно, удивляться: в Ружском дворце раньше жила королевская семья. Рокэ намеренно занял эти покои — вопреки всему, словно бросил еще одну насмешку в лицо судьбе, как уже бросал бесчисленное количество раз. Чуть больше года назад — самые роскошные комнаты во дворце, а теперь в углах песок и в балдахине дыры. Большую часть мебели разграбили, но кровать осталась, добавляя своим вызывающе роскошным дизайном пикантную нотку во всеобщее разрушение. Марсель устроился в покоях королевы, тоже руководствуясь определенным чувством мрачной иронии.

При виде полуодетого Джастина Ричард удивился, но промолчал.

— Что-то срочное или просто так? — лениво спросил Рокэ, озаботившись лишь тем, чтобы прикрыться видавшим лучшие дни тонким одеялом.

— Все собрались на завтрак. Ты сам хотел обсудить наши дальнейшие планы, — Ричард невозмутимо кивнул Джастину, здороваясь, словно так и нужно.

Тот кивнул в ответ, и только заалевшие скулы выдавали его.

— Ах да, — Рокэ откинул с лица черные пряди. — Буду через десять минут.

Ричард ушел, но Джастин долго смотрел ему вслед.

— У вас тоже, — догадался Рокэ, встал и начал одеваться. Даже странно, он не помнил, что они всюду разбросали свои вещи.

— Да, — голос Джастина звучал едва слышно. — А у Ричарда начальная стадия.

Рокэ провел ладонями по глазам.

— Не знаете, как?.. — без особой надежды спросил он.

— Нет, — Джастин покачал головой.

Рокэ устало выругался по-кэналлийски.


* * *

Лионель знал, что срываться нельзя. Как и то, что не сумеет сдержаться при виде Джастина. И, конечно, они как специально встретились на дороге, ведущей к источнику.

— Позволь узнать, где ты был ночью?

Джастин вздохнул, словно подросток, готовящийся получить нагоняй от матери, подловившей его после особенно бурной вечеринки.

— Ходил на разведку...

— В Ружский, — закончил за него Лионель. — На разведку в штаны к тому альфе.

Во взгляде Джастина мелькнула злость:

— Даже если и так, это мое дело.

— Мы их почти не знаем. Это тебя не волнует? Или тоже — твое дело? — голос Лионеля был холоден, как лед, которого больше не существовало в этом мире.

— Как ты вообще… — вспыхнул Джастин, а потом вдруг резко выпрямился и спокойно посмотрел на Лионеля. — Трахаться можно и без лишних разговоров, — ровно и четко произнес он. — И это точно никого не касается

— Это касается нашей безопасности, поскольку ты трахаешься непонятно с кем.

— Ты сам отдал им Ружский.

— У них было то, что нам нужно.

Джастин собирался сказать что-то еще, а потом вдруг вспомнил лихорадочно блестящие глаза Ричарда. В горле запершило, он локтем отпихнул Лионеля в сторону, ничего не ответив, и скрылся среди сухих веток.

Лионель выругался. С чувством, припоминая услышанные от Эмиля слова. Он прекрасно осознавал, что все доводы — лишь фасад, а настоящая причина его недовольства совершенно иная, и носит другое имя.

Ревность.

От этого было холодно внутри, даже на этой проклятой жаре.


* * *

— Сейчас придет, — Ричард устроился за столом и придвинул к себе жестяную кружку без ручки.

— И чем же его светлость сегодня заняты с самого утра? — промурлыкал Марсель, проснувшийся в игривом настроении.

— У него посетитель, — короткий ответ отправил хорошее настроение Марселя в Закат.

— Кто?

— Тот парень из парка, с каштановыми волосами.

Марсель стиснул ручку своей кружки. Осколок пластмассы больно впился в ладонь.

— Почему?

— Что — почему? — Рокэ лениво приподнимает голову с матраса, держась так, словно это — пятизвездочная гостиница со всеми удобствами, а не очередные развалины.

— Почему он?

— А, — Рокэ плюхается обратно, усмехается, — ты видел моего ночного гостя. — Он не спешит давать Марселю ответ, а Марсель все равно будет ждать — он упрямый. Просто хочется узнать, чтобы понять. Раньше казалось, что Рокэ не против… развлечься с ним — стоит лишь подождать и намекнуть. А теперь об этом не может быть и речи — дождался, называется. И все из-за этого. Чем он так хорош, забери его Твари в Закат? — Почему бы и нет.

— Давайте убьем какую-нибудь мелкую Тварь на обед, — предложил Марсель с веселой злостью. — Заодно сократим их поголовье.

Айрис хмыкнула и задумчиво погладила один из своих кинжалов.

— Только не у южных окраин, — сказала она. — Там все совсем плохо, как доложили наши разведчики.

Марсель согласно кивнул. У Тварей тоже лиловые глаза. Он четко знал, что будет представлять, убивая одну из них.


Запретный план

* * *

— Ты уверен? — на всякий случай уточнил Валентин. Не то что бы он не доверял Августу — кому, если не ему? — но…

— Примерно, — Август досадливо прищелкнул пальцами и поморщился. — Батареек для зарядки ноута маловато осталось.

— Но карту ты посмотрел.

— Последнюю сохраненную копию. Да. Валентин…

Тот покачал головой:

— Ты меня знаешь. Я не побегу туда сломя голову и без предварительного разговора хотя бы с братом.

— Арно?..

Валентин снова покачал головой. Упрямец.

— Скажу сам, если все получится.

— Ты только что говорил, что не побежишь туда.

— …без разговора с Джастином.

Август закусил губу.

— Вы хотя бы меня заранее… — в этот момент он заметил Арно, мелькнувшего в конце коридора. Валентин тоже туда смотрел.

— Прошу прощения, я должен идти.

Август остался на месте, глядя ему вслед.


* * *

Джастин лежал, отвернувшись к стене, и старался не думать о ссоре с Лионелем, когда почуял знакомый запах в коридоре — вернулся Валентин. Рядом с ним ощущался еще один запах — он пугал Джастина, потому что раньше Арно так не пах. Раньше Джастин чувствовал легкий аромат чего-то летнего, хорошего — как солнечный травяной луг. Теперь он постепенно все больше перекрывался другим – прелой, начинающей гнить травы. И была нотка чего-то еще, от чего Джастина всегда передергивало.

От Ричарда начинало пахнуть так же.

В комнату Валентин вернулся один. Обернувшись на звук, Джастин четко уловил момент, когда старательно сохранявший иллюзию спокойствия брат резко помрачнел.

«Хуже?» — одним взглядом поинтересовался он.

Валентин покачал головой и опустился на постель, подтянув колени к груди. Он долго так сидел, явно что-то обдумывая, а потом провел ладонью по лицу и вздохнул.

— Если я попрошу твоей помощи — гипотетически — в одном важном деле… важном, но опасном и тайном — ты согласишься? Гипотетически.

— Первый раз слышу, чтобы ты настолько путано объяснялся, — хмыкнул Джастин, привыкший к ровным и четким фразам брата, а не к туманности и намекам. — Я всегда готов тебе помочь, — сказал он, поскольку Валентин терпеливо ожидал ответ. — В любом деле, гипотетическом или нет.

Валентин медлил. Похоже, все было серьезно, во всяком случае, для него.

— Мне нужно в южную часть Олларии, — наконец сказал он. — В фармацевтическую лабораторию Святой Октавии.

Сонливость резко слетела с Джастина.

— Это…

— Самоубийство. Я в курсе. Но вдруг повезет?

— За какими кошками такой риск?

— Август нашел нужные компоненты лекарства, которое, скорее всего, поможет Арно.

И все сразу стало ясно.

Джастин безнадежно посмотрел на Валентина. Упрекать в чем-либо младшего брата он не мог, потому что сам такой же кретин, только, пожалуй, еще хуже. Не помочь — с того станется пойти одному.

— Один вопрос, — Джастин невесело усмехнулся. — Потому, что я омега, или потому, что я твой брат?

— Второе, — Валентин ничуть не колебался. — Но первое является существенным преимуществом, — вдруг ухмыльнулся он.

Джастин ощутил ностальгию по тем временам, когда они точно так же планировали совместные шалости. Правда, куда более невинные, и для развлечения. Впрочем, с ответом он тоже не колебался:

— Я знаю, где можно достать примерную карту южного квартала.

— Август смотрел…

— Август смотрел копию из нормальных времен. Теперь многое изменилось. И я знаю, у кого есть свежая карта или, по крайней мере, информация о тех местах.


Пегая кобыла

* * *

Возвращаться в Ружский, после того как улизнул оттуда с утра, было глупо — хотя бы из-за Лионеля, которому это явно не понравится. Но, возможно, именно ссора послужит одновременно и прикрытием: Джастин мог обидеться и вернуться «в штаны» к Рокэ просто из вредности. После этой фразы Валентин подавился водой и закашлялся, покраснев.

— Я не хочу, чтобы из-за моей идеи ты… жертвовал собой, — осторожно произнес он, откашлявшись.

Джастин криво усмехнулся:

— Я не жертвую собой. Я ходил туда много раз.

— И не говорил, — мягко упрекнул Валентин.

— Потому что сам не знаю, чего хочу, — Джастин поморщился. — Я злюсь на себя, — признался он. — Злюсь, что мне одновременно нравится и не нравится Рокэ.

Валентин еле заметно улыбнулся.

— И все же «нравится» ты поставил на первое место, — просто сказал он.


* * *

Перестук копыт Джастин слышал не впервые. Неужели где-то здесь и правда водится лошадь? Или несколько? Хотя когда он шел в Ружский, обычно слышал только одну — далекий стук копыт, неровный, то ближе, то дальше.

Днем его это не заботило, он слишком вошел в роль и злился на Лионеля, чтобы думать о какой-то там лошади. Несмотря на то, что им не помешало бы изловить ее — будет помогать с перевозками.

«И сдохнет от голода, потому что лишней еды у нас нет… Стоп. Тогда почему она до сих пор жива?» — по спине Джастина вдруг пробежал холодок.

Днем было все равно — пока он шел к Ружскому, пока разговаривал с Рокэ насчет карты… но сейчас уже темнело, и быстро.

«Все животные погибли. Кот Селины тоже, хотя она отдавала ему часть своих порций. Никакая кляча не могла выжить, а если и выжила, ее бы давно поймали».

Словно услышав его мысли, прекратившийся было стук копыт возобновился слева от дороги. И Джастин вдруг понял: копыта не могли стучать, потому что вне дороги — песок. Раздавалось бы шуршание или более глухой звук, а не такой, словно Закатная кляча трусит по мостовой. Джастин сглотнул и прибавил шагу, обеими руками вцепившись в винтовку.

Уже у самой ограды ему показалось, что на границе обзора, между кривыми стволами деревьев и обломками домов, мелькнула пегая кобыла. На мгновение Джастин остановился — скорее от удивления, потому что кляча выглядела вполне прилично, только шла неровно, словно хромала. А потом он заметил, как она повернула морду в его сторону.


* * *

— Ты ненавидишь эту фреску, тогда зачем ты здесь? — Арно устроился на ступенях рядом с Лионелем.

Лионель сидел на лестнице в убежище, то включая, то выключая фонарик, освещая черноволосую женщину, идущую вниз. На душе было мерзко и тоскливо. Первую половину дня он занимал себя делами, как мог, лишь бы не думать о Джастине, но с наступлением вечера это стало сложнее.

— Трачу дефицитные батарейки, — мрачно пошутил Лионель, разглядывая младшего. Как же он осунулся за эти несколько месяцев болезни! Почему именно он? Лионель протянул руку, коснулся блеклых, потерявших золотой блеск волос Арно. — Как ты?

— Как обычно, — Арно не любил разговаривать на эту тему, но Лионель не мог не спрашивать. Как и Эмиль. — Ты не пришел на обед сегодня.

— Поссорился с Джастином, — почему-то Арно он мог об этом сказать. Эмилю — нет. Наверно, потому что Арно теперь кажется взрослее Эмиля? Дурак, у него своих проблем хватает. — Неважно.

— Невзаимность лучше безнадежности, — сказал вдруг Арно, с отвращением глядя на фреску. — Пойдем отсюда? — попросил он и неохотно добавил: — Поможешь?

Лионель молча подхватил младшего на руки и, не слушая возражений, понес прочь из коридора.


* * *

— У тебя руки трясутся. Все в порядке? — Валентин протянул ему стакан воды, и Джастин, не глядя, залпом все выпил.

— Не знаю. Наверно. Просто на обратной дороге почудилось… всякое. — Говорить про клячу не то что бы не хотелось, скорее он стыдился своего страха теперь, когда гребаная лошадь осталась позади, в городе. Может, правда показалось? Всякое бывает. — Неважно, — Джастин отмахнулся от расспросов и от себя самого и продолжил: — Когда собираешься туда отправиться?

— Через пару дней. Август перепроверит и напишет полный список.

— Рокэ сказал, те места кишат Тварями.

— Но их можно обойти.

— Можно, — согласился Джастин. — Особенно со мной — мое обоняние с ними на равных и у нас есть оружие. Но затея все равно опасная.

— Я знаю, — Валентин виновато улыбнулся. — Но ты тоже знаешь, что я не могу не попробовать.


Истории пустоши

* * *

Когда начались первые землетрясения, много зданий разрушилось — особенно высотки и те, в юго-восточной части. Но здание лаборатории уцелело. Правда, неизвестно, сохранилось ли что-то внутри. Выбора не было — как сказал Валентин, нужное или есть, или нет. По крайней мере, они узнают наверняка.

— Прости.

Джастин недоуменно обернулся.

— Из-за меня ты очень рискуешь, — пояснил Валентин.

— Глупости, — отмахнулся Джастин. — Да и я тебя знаю — пошел бы один… и что? Ты отвратительно стреляешь.

Валентин виновато улыбнулся:

— Это да. Оружие — не мое.

— Тихо, — Джастин предостерегающе поднял руку и принюхался.

Они уже подходили к лаборатории, и местность становилась все более опасной. Вот и сейчас Джастин учуял парочку Тварей — где-то возле автостоянки. Интересно, есть ли они внутри здания? Обычно Твари охотятся под открытым небом, но кто знает?

Джастин дал знак Валентину следовать за ним, и братья бесшумно продолжили свой путь.


* * *

— За какими кошками тебе эта карта? — Рокэ с удивлением смотрит на Джастина, с которым распрощался всего несколько часов назад. Вернувшийся Джастин неуловимо изменился, и это ему не по душе. — Решил выгулять Тварей?

Ответ Джастина уклончив, и это не нравится ему вдвойне:

— Я должен помочь, и мне нужно взглянуть на карту, — Джастин смотрит не на него, а на Ричарда, устроившегося в уцелевшем кресле у окна. — Возможно, вам тоже потом пригодится, — странноватым тоном добавляет он. Большего из него вытрясти не получается.

Рокэ открыл глаза и помассировал виски пальцами. Ему совершенно не нравилось ощущение, оставшееся от разговора с Джастином. И если вчера Рокэ от этого отмахнулся — своих дел хватало, — то сегодня гложущая тревога не оставляла ни на секунду.

— Я к соседям, — Рокэ махнул рукой Марселю, проходя мимо.

— Званый ужин? — поинтересовался тот.

— Вроде того, — Рокэ усмехнулся и вышел из дворца.


* * *

Ричард не думал о себе как о великом пророке, просто он с детства чувствовал камни и скалы, видел, когда что-то должно было случиться — что-то связанное с землей. Когда начались первые обвалы в горах Надора, где они жили, он почувствовал скорую гибель города и попытался спасти семью, но мать отрицала дар и наотрез отказалась ему верить. В итоге уцелели только они с Айрис.

В детстве Айрис спрашивала, почему он не говорит взрослым о своих видениях. Потом перестала — поняла всю безнадежность затеи.

Они встретили Рокэ на пути к югу — пробирались вдоль пересохших рек в надежде найти воду. И тогда Ричард совершил ошибку, чуть не стоившую им всем жизни — доверился не тем людям. Ему удалось сбежать, Рокэ помог остальным, но недоверие осталось — у того же Марселя. Иногда даже у Айрис.

Временами Ричарду казалось, что он заслужил свою болезнь.


* * *

Айрис не считала себя бесстрашной, хотя стреляла вполне неплохо. В тот день она отправилась на разведку и заметила двоих, целеустремленно пробиравшихся к югу.

Глупо, безответственно, опасно — но она решила проследить за недавними знакомыми. Старший — омега, а значит, надо держаться против ветра, не то ее учуют. Удивление и страх росли одновременно с любопытством, когда она поняла, куда именно они идут.

— Спятили, — выдохнула Айрис, карабкаясь по глинистому холму, чтобы лучше рассмотреть здание лаборатории Святой Октавии. — И я тоже спятила, здесь Тварей — что песчинок в пустыне, — она вздохнула и вскинула винтовку, наблюдая, как двое скрываются в здании. Вдруг им понадобится прикрытие? — Зачем я это делаю? Для кого? — Айрис устроилась удобнее, держа территорию у входа под прицелом.


* * *

Лионеля в семье считали прирожденным лидером и пророчили ему блестящую дипломатическую или политическую карьеру. Судьба решила иначе: ему пришлось возглавить небольшую группу людей, оставшихся в живых после случившегося в Олларии. Эмиль пытался шутить, что Лионелю суждено править страной, вот и появился шанс. Лионель счел шутку неудачной.

Им несказанно повезло, когда Джастин почувствовал воду под завалами. И Джастин же стал основной проблемой для Лионеля.

— Я полагал, он у тебя. Как обычно, — голос Лионеля был холоден.

— Как видишь, у меня его нет, — спокойно ответил Рокэ, хотя в темных глазах мелькнула тревога.

— Мне кажется, — медленно произнес Лионель, — его брата я тоже не видел с самого утра.

— Это плохо? — на всякий случай уточнил Рокэ.

— Учитывая, что вдвоем они способны на многое, я бы ответил положительно.


* * *

В груди снова неприятно ныло, но Арно сразу понял: на этот раз не из-за болезни. Что-то было не так, что-то постепенно назревало, сгущалось вокруг. Лионель весь день ходил мрачный и ничего не говорил. Вот только Арно заметил, что ни Джастина, ни Валентина нигде нет. Значит, дело в них.

А тут еще этот приперся, с которым Джастин замутил, по словам Валентина. Нет, он, конечно, красавчик — да и альфа, для Джастина самое то. Но Лионель говорил, что он опасный тип, а Арно привык ему доверять.

Арно ожидал чего угодно — что они вдвоем удрали на разведку и скоро вернутся, что они решили навестить соседей из Ружского тайком и от Рокэ, и от Лионеля… Да мало ли!

Чего он точно не ожидал — увидеть Джастина, несущего Валентина на руках, и идущую за ними Айрис с винтовкой и каким-то чемоданом.

Все трое были залиты кровью.


Кровавая луна

* * *

— Какого?.. — Лионель застыл, неверяще глядя на окровавленный бок Валентина.

Рокэ оттеснил его в сторону.

— Если у вас есть больничное крыло с инструментами, веди, — бросил он.

Джастин коротко кивнул и побежал вглубь часовни. Краем глаза Лионель заметил, как Арно, кашляя в рукав, торопится за ними.

— Ты? — обратился он к Айрис, оставшейся стоять на месте с чемоданом в руках.

— Не ранена, — глухо отозвалась она.

— Какого ызарга произошло?

Айрис отвела взгляд в сторону.

— Вам лучше поговорить с ними. Потом. Просто я не знаю, зачем они туда пошли, — пояснила она. — Следила, решила прикрыть, там же опасно, и… вот, — Айрис протянула Лионелю чемодан.

Осмотрев содержимое, он изменился в лице. Ингредиенты для лекарств, разные порошки и прочее… если это то, о чем он думает…

— Откуда?

— Из лаборатории Святой Октавии.


* * *

— Значит это, по-твоему, поможет Арно?

Джастин вскинул голову — он устроился у входа в комнату, где Рокэ с Августом пытались спасти Валентина. Арно, похоже, куда-то ушел. Лионель опустил чемодан на пол.

— Валентин так считает, — Джастин заставил себя ответить.

Лионель вдруг наклонился, схватил его за рубашку и, резко встряхнув, поднял на ноги.

— И ты поэтому вздумал рисковать нашим единственным доктором? Без которого нам не обойтись?

Пощечина — словно выстрел.

Джастин со злостью оттолкнул Лионеля. Щека саднила — Лионель, похоже, вложил в этот удар все, что о нем думает.

— Он пошел бы туда один. Тебе этого хотелось? — вспылил он. Лионель отчасти прав, случившееся — его вина. И если Валентин… нет, он выживет. Нельзя даже думать о другом.

— Что твой альфа там делает? — Лионель кивнул на дверь.

Джастин с трудом подавил желание скривиться: в голосе Лионеля так и сквозило презрение. И горечь.

— Он разбирается в медицине. Куда лучше нас, — Джастин выдержал паузу, а потом вдруг спросил: — Неужели не хочешь спасти брата?

Лионель дернулся, как от удара, но нашел в себе силы ответить.

— Не ценой жизни остальных, — произнес он, не заметив, как за углом на мгновение мелькнули светлые волосы Арно.


* * *

— Мой брат тоже болен, — Айрис благодарно кивнула Арно, приняв из его рук кружку с водой. — Насколько я успела понять, эти двое сумасшедших решили добыть то, что поможет.

Арно вздохнул и провел рукой по волосам.

— Если Валентин не умрет, я его сам прибью, — пообещал он устало. — Устроить такое!

«Ради меня», — добавил он мысленно.

То, что Валентин на это пошел, говорило о многом. В том числе и о том, какой Валентин придурок. Арно хотелось то ли рассмеяться, то ли выругаться. Вместо этого он отвернулся и уставился в окно.

Поздний вечер плавно перетекал в ночь, в небе светила луна. Раньше она была обычной, иногда — чуть зеленоватой. После всего случившегося дерьма ее цвет стал отдавать красным. Словно кровь. Арно догадывался, что это можно объяснить научно — пылевые бури в высших слоях атмосферы, искажающие отражение света, или другая подобная дребедень, — но кровавая луна все равно наводила жуть.

— Не умрет, — уверенно ответила Айрис.

— Почему ты так думаешь? — Арно наклонил голову.

— Рокэ был хирургом в другой, нормальной жизни, — сказала она. — Он спасал наших уже много раз. И столько всего знает, хотя по нему и его обычному поведению этого не скажешь.

— Думаешь, надежда есть? — Сердце болезненно сжалось, и Арно не сомневался, что дело не в здоровье.

— Я видела, как все случилось, — Айрис кивнула Арно. — Уверена, Рокэ справится.


* * *

Август вышел из «операционной» первым.

— С ним все будет нормально, — не стал он мучить Джастина.

Тот резко выдохнул и закрыл глаза, прислонившись к стене. Август опустил взгляд на чемодан.

— Наверно, не стоило говорить про лекарство, — мягко произнес он. — Но я думал, что Валентин предупредит, если все же пойдет.

Джастин опустил голову. Лионель ушел, а щека по-прежнему саднила. Как и чувство вины. Ощущение липкой крови на руках никуда не делось, хотя он и вытер их об испорченную рубашку.

— Я не успел среагировать, — тихо сказал Джастин. — Просто не успел, Тварь оказалась в одной из комнат, которые мы проверяли. К счастью, в последней, но…

Он вздрогнул, почувствовав прикосновение к плечу. Рокэ стоял рядом с Августом и внимательно на него смотрел.

— Твой брат выкарабкается, — уверенно сказал он. — Я схожу в Ружский и вернусь — у меня есть антибиотики и противовоспалительная мазь. В ближайшее время ему понадобится и то, и другое, — он ушел, не дожидаясь ответа.

— Не хочешь его увидеть? — Август кивнул на дверь.

Джастин отступил на шаг. К горлу подкатил ком, вина разом навалилась мертвым якорем на шею.

— Попозже, — он вымученно улыбнулся. — Я должен… — не докончив фразу, он бросился прочь, надеясь догнать Рокэ по пути в Ружский.


* * *

Арно дождался, пока Август уйдет, и осторожно приоткрыл дверь в комнату, где лежал Валентин. Подошел к постели, опустился на край, глядя в бледное, осунувшееся лицо. Одинокая свечка на полке давала мало света, но Арно видел синие тени под глазами и заляпанные кровью бинты на боку.

«Неужели ты не хочешь спасти брата?»

«Не ценой жизни остальных».

Случайно услышанные слова Лионеля неожиданно больно царапнули внутри.

А Валентин пошел за лекарством для него — вопреки всему, рискуя собственной жизнью.

— Ты такой глупый, — еле слышно произнес Арно. — И такой классный. — Он грустно улыбнулся и, повинуясь порыву, аккуратно забрался в постель и прижался к здоровому боку Валентина. — Спасибо, — шепнул он и закрыл глаза.


* * *

Джастин бежал, не обращая внимания на происходящее вокруг — пожалуй, он впервые позволил себе настолько утратить бдительность. И торжествующее ржание пегой кобылы услышал не сразу. Лишь обернувшись, он заметил, что Закатная кляча галопом несется в его сторону.

— Твою ж мать! — в сердцах выкрикнул он, привычным жестом хватаясь за винтовку… которой не было. Оружие осталось там, в часовне. А лошадь, между тем, быстро приближалась, и Джастин был уверен, что это не к добру.

Он бросился бежать, то и дело оглядываясь. В какой-то момент ему показалось, что кляча отстала, но ржание послышалось с другой стороны, за сухими кустами слева. В следующий миг среди ветвей мелькнул пегий силуэт.

«Она не живая, — сегодняшний день и так был переполнен событиями, но это оказалось последней каплей. — Я не чувствую ее запаха, а у любого животного он есть, даже у Тварей!»

Джастин вскрикнул, споткнулся, резко остановившись, и упал. Кляча оказалась впереди, прямо на дороге, и теперь медленно, словно растягивая удовольствие, ковыляла в его сторону.

«Словно у нее три ноги, — пронеслось в голове у Джастина. И какое-то давнее-давнее воспоминание о детских книгах... — Словно она…»

— Мармалюца, — выдохнул он. — О, Создатель…

Рябина… нужна рябина… да где ее сейчас возьмешь?! Эспера… поможет? Вряд ли. Она не адрианова. Адрианова была у Валентина, а он отдал ее Арно, хотя Арно олларианец. Ненужные, бесполезные мысли. А нужных нет, и оружия нет, и спасения нет — кобыла уже совсем близко, и она уведет его, точно как в детских страшилках уводили непослушных и провинившихся детей, а он во всем виноват.


* * *

Валентин почувствовал движение и с трудом открыл глаза. Тело ломило, в левом боку пульсировала боль. Он помнил, как Тварь набросилась на них, и хотя знал, что реакция у Джастина быстрее, чем у обычных людей, не смог не среагировать по-своему — оттолкнуть брата в сторону, закрыв собой.

Наверно, Джастин рассердится, он привык считать, что защищать — его обязанность, а не наоборот. Сознание расплывалось, невыносимо хотелось спать, но справа снова пошевелились, и Валентин обернулся.

Арно лежал рядом, уткнувшись в плечо, прижимаясь к нему всем телом.

— Ты спишь? — хрипло выдохнул Валентин, стараясь не обращать внимания на боль. Все равно нужных таблеток у них нет. Только самое необходимое.

Арно встрепенулся и настороженно уставился на него:

— Прости, не хотел мешать.

— Ты не мешаешь.

Арно закусил губу и отвел взгляд в сторону:

— Ты не обязан был…

— Я сам хотел, — Валентин смотрел спокойно и ясно, сразу поняв, к чему клонит Арно.

— Знаешь, ты полный придурок, — Арно усмехнулся. — И я не лучше, — решил он и улыбнулся — совсем как раньше, еще до болезни.


* * *

Выстрел прозвучал настолько неожиданно, что Джастин вскрикнул и прикрыл голову руками. Кобыла гневно заржала, но пуля скорее разозлила ее, чем навредила.

— Понятно, — послышался неподалеку голос Рокэ. — Значит, оружие тебя не берет. Тогда возьмет это.

Джастин, застыв на земле, наблюдал за тем, как Рокэ спокойно идет к кобыле, доставая из сапога кинжал. Он разрезал ладонь и показал кляче кровь. Та встала на дыбы и попятилась, тряся гривой. Рокэ довольно хмыкнул.

— Пошла отсюда, — кровь капнула на землю, и кобыла снова отпрянула. — Давай, — голос Рокэ звучал расслабленно, даже, пожалуй, лениво. Это удивляло даже больше абсурдности происходящего. — И лучше забудь о нем.

Кобыла заржала еще раз, потом развернулась и ускакала прочь. Рокэ буднично стряхнул капли крови с ладони и протянул другую руку Джастину. Тот позволил помочь подняться.

— Цел? — осведомился Рокэ, рассматривая его.

Джастин кивнул, озираясь по сторонам.

— Она не вернется сегодня.

— Что это за дрянь?

Рокэ пожал плечами:

— Одна из тех, кто повылезал из Леворукий знает каких дыр после прошлого года.

— Ты уже встречался с ней. — Колени все еще слегка подкашивались, но дар речи потихоньку возвращался к Джастину.

— Было дело, — Рокэ поморщился. — Не очень приятные воспоминания, — он притянул Джастина ближе. — Я решил, что никому тебя не отдам, — спокойно сообщил он.

— А меня спросить? — ошалело выдал Джастин.

Рокэ усмехнулся.

— Мне кажется, ты уже ответил, — просто сказал он. — Идем за лекарствами для твоего брата?

Джастин кивнул.

— Спасибо, что вернулся за мной, — сказал он немного погодя.

Рокэ обернулся, неожиданно озорно подмигнул ему и вдруг спросил:

— Кстати, давно хотел узнать — ты хоть ветропляску-то принимаешь, а то сейчас ее несколько затруднительно достать.

Джастин возмущенно промолчал.


Шепот найери

* * *

Говорят, что песнь найери еще звучит в прибрежных волнах и в озерных тростниках. Говорят, что найери по-прежнему помнят былые времена.

Но что, если больше нет ни прибрежных волн, ни озер, ни музыки воды? Песнь Унда больше не звучит — остался лишь зыбучий голос песков Лита, шелест сухого, обжигающего ветра Анэма и грозный, несущий разрушение рев багровых туч Астрапа.

Но даже в этом мире есть те, кто помнит мягкую, текущую музыку Унда. И даже в этом мире остался единственный источник, бережно хранимый той, которую пришлось оставить и которая ждет.

И даже в этом мире, там, где источник пробивается из-под земли, есть одно место — единственный небольшой островок среди пустоши, — на котором возле покатого камня совсем недавно зазеленели тонкие стебли травы.

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить отзыв, ставить лайки и собирать понравившиеся тексты в личном кабинете
Другие работы по этому фандому
Валентин Придд / Арно Савиньяк

 este ,  Adriena