Пикесси

Автор:  Pengi Лучший мини 4111слов

  • Фандом RPS (футбол)
  • Пейринг Жерар Пике / Лионель Месси
  • Рейтинг NC-17
  • Жанр Романс
  • Дополнительные жанры
  • ПредупрежденияFirst time
  • Год2019
  • Описание От первой встречи до требла

Ла Масия, 2000 год.

Новенький почти все время молчит. А когда открывает рот - его сложно понять. Слишком тихо говорит, слишком сильный акцент.

Жерар даже не знает, какого цвета у него глаза - Новенький постоянно прячет взгляд. Кажется, карие. Он хотел бы, чтобы они были карие. Его любимый цвет.

Блоха. Все называют его так. В самом начале Новенький, по наставлению тренера, смущаясь и глядя в пол представился им, но Жерар тогда не расслышал его имени. Позже не раз хотел подойти спросить, но Новенький всегда очень резво от него убегал. Маленький и быстрый. Действительно, Блоха.

Смотреть на него на поле было настоящим удовольствием. Нет, не Блоха. Инопланетянин. Простой мальчишка не может так играть. Жерар завороженно, отвлекаясь от собственных тренировок, следит за Новеньким.

Он понимает, что перед ним талант. Что этот талант расцветает именно здесь, в Ла Масии, в Барселоне, в его родном городе. Жерар уже гордится этим парнем. Но не все разделяют его восторги. Многие смотрят на Новенького с завистью и пренебрежением.

Жерар понимает, что кто-то обидел Новенького, когда видит как тот, сжавшись в невозможно маленький комок, вытирает с лица кровь. Новенький прячет лицо, но Жерар успел разглядеть ярко-алое, размазанное по щекам. Новенький не падал на поле. И вряд ли был настолько неуклюж, чтобы споткнуться где-то в коридоре. Ярость вскипела внутри, заставив его расправить плечи и несколькими широкими шагами нависнуть над Новеньким.

- Кто? - спрашивает он.

- Кто? - непонимающе повторяет Новенький, все еще пряча лицо.

- Кто тебя обидел?

- Нет.

- Нет? Никто не обидел?

- Нет. Ты?

- Я?

- Ты тоже? По лицу?

Он окончательно перестает понимать что происходит. С трудом удавалось расслышать что вообще Новенький говорит. Так не пойдет. Жерар приседает рядом с Новеньким, заметив как тот пытается сжаться еще сильнее.

- Посмотри на меня. Эй. Я не обижу, - просит он.

- Нет. Ты тоже по лицу.

- Что? Никогда. Обещаю.

Новенький наконец смотрит на него и Жерар замирает. Карие. Как он и представлял. Грустные. Хочется разодрать в клочья всех, кто виноват в том что это милое лицо выглядит сейчас таким грустным.

"Постой, милое?" проносится в голове, но он оставляет эту мысль на потом.

- Я Жерар...

- Пике, я знаю.

- А ты...

- О. Конечно. Лео, - говорит он и, кажется, расстраивается еще больше.

- Лео. Красивое имя. Прости, что не знал его раньше. Я просто не расслышал тогда, а потом ты всегда убегал.

Лео только кивает неопределенно и снова тянется к своим щекам рукавом водолазки.

- Дай лучше я, - говорит Жерар и, натянув рукав своей кофты на пальцы, тянется к Лео.

"Такая нежная кожа" еще одна мысль, к которой он вернется позже.

- Не скажешь мне, кто это сделал? - пробует он еще раз.

- Нет, - качает головой Лео, от чего его мягкие волосы задевают легонько руку Жерара.

- Ладно. Как хочешь. Все равно у них не будет шанса сделать это снова.

- Почему? - спрашивает Лео, глядя на него удивленно.

Жерар просто пожимает плечами. Он и сам не знает.

А хотя нет, знает.

- Потому что ты невероятный. Потому что для нас это честь, что ты тут. Я с тебя глаз не могу свести на поле. Не позволю никому тебя обидеть. Это неправильно. Я хочу, чтобы тебе тут было хорошо. Чтобы ты остался здесь. Я верю, что ты станешь великим футболистом. Нам нужны такие. Ты нам нужен.

Лео краснеет и, отвернувшись, пытается спрятать лицо в ладонях, но Жерару все же удается разглядеть скромную полуулыбку на красивых губах.

"Красивых?"

Жерар легонько толкает Лео в плечо, заставляя того посмотреть на себя.

- Где ты живешь? И дай мне свое расписание.

- Ты будешь меня охранять?

- Почему бы нет? Не хочу, чтобы тебя украли в какую-нибудь другую академию.

На этот раз Лео улыбается по-настоящему. Такие трогательные ямочки на щеках... Улыбка ему к лицу.

Хочется чаще видеть его таким.

Тогда же Жерар клянется себе, что оторвет голову любому, кто попробует обидеть Лео.

Его Лео.

***


Им 14. Лео маленький, застенчивый и молчаливый. Жерар уже выше всех в классе, ярче всех в компании и жестче всех на поле.

Жерар не отходит от Лео ни на шаг. Дает всем понять, что Месси лучше не трогать.

Но, кажется, не все понимают, что он настроен серьезно. После того как один из мальчишек нарочно роняет Лео на поле, а затем наступает уже лежащему Месси на руку, Жерар врезается в обидчика на полной скорости и, не раздумывая, тут же начинает бить его кулаками по лицу.

Его оттаскивают, но он продолжает кричать ругательства, подслушанные у старших ребят. Жерару угрожают исключением из академии. Несправедливо.

Жерар хотел было уйти из Ла Масии с высоко поднятой головой, но его остановила мысль о том, что без него Лео снова останется один.

Он просит прощения и обещает никогда больше так не делать. Он готов сказать что угодно, лишь бы остаться. Не без помощи семейных связей, конфликт удается замять. Его всего лишь отстраняют на две недели. Об этом даже не будет написано в его личном деле.

Когда Жерар возвращается, все смотрят на него со смесью уважения и страха. Кроме Лео, который по привычке прячет от всех взгляд. Жерар понимает, как сильно он соскучился за эти две недели по тонкому силуэту, быстрым ногам и растрепанной копне волос Лео Месси.

Он надеется урвать хотя бы пару минут после тренировки, чтобы поговорить с Лео, спросить как дела. Но как только раздается свисток, Лео куда-то пропадает. Жерар чувствует, как в нем закипает злость.

Кто-то. Какая-то скотина. Обидела. Он же только недавно добился того, чтобы Лео чувствовал себя комфортно в команде. Насмарку. Пока его не было Лео снова зашугали.

Жерар внимательно оглядывает всех, пытаясь понять, вычислить кто бы это мог быть. Не находит никаких подсказок. Ну ничего, на этот раз он не отстанет, пока не добьется правды. Пусть потом хоть отчисляют, хоть из страны высылают. Жерар поклялся, что оторвет головы всем, кто обидит его Лео и он собирался сдержать свое слово.

Он уходит с поля последним, но не доходит до раздевалки. Откуда-то из-за угла на него налетает Лео, все еще одетый в спортивную форму. Не переоделся даже... Жерар тут же начинает ощупывать его, пытаясь понять все ли в порядке. Осторожно берет Лео за подбородок и поднимает его лицо вверх. Ни синяков, ни крови. Хорошо.

Он выдыхает облегченно, после чего замирает как олень в свете фар. Потому что наконец-то смотрит Лео в глаза.

Никто никогда так на него не смотрел. Лео улыбается ему и смотрит с такой...

Жерар не знает, как назвать это чувство.

- Спасибо, - говорит Лео.

- Всегда, - отвечает Жерар.

***


Им 16. Лео все еще маленький, но держится уверенней, он по-прежнему немногословен - за него говорят его игра и его талант. Тем временем Жерар вырос на добрый десяток сантиметров и сохранил свою репутацию рубахи-парня.

Лео уже давно никто не трогает. Из чудика-новичка он превратился в своего парня. Наконец-то все поняли, какой Лео на самом деле замечательный.

Он не ревнует. Нет. С чего бы?

Но когда Сеск, уже во второй раз за матч, лезет обнимать Лео, Жерар едва сдерживает себя чтобы не ломануться к ним и не оттеснить Фабрегаса.

Как же его бесит видеть чужие руки на этом хрупком теле.

После матча они, как всегда, уходят с поля одними из последних.

У них свой ритуал. Душ, переодеться, шоколад. Контрабандный. Им такое нельзя. Но они, переглядываясь как заговорщики, каждый раз после игры прячутся где-нибудь и либо празднуют победу, либо заедают поражение. Иногда Жерар даже приносит с собой колу. За день банка успевает остыть, но даже теплую колу так вкусно пить, когда делишься ей с кем-то особенным. Контрабанду Жерару тайком приносит его младший брат - Марк. Они и сами могли бы сходить в магазин, купить себе сладостей, но так было интересней.

После сегодняшнего матча Жерар был как никогда рад, что на дне его сумки была не газировка, а кое-что другое.

- Пиво? Ты уверен?

- Боишься?

- Нет. Да. Наверное. Отец меня убьет, если узнает.

- Не узнает, - говорит Жерар и открывает алюминиевую банку. Отпивает немного. Морщится.

- Вкусно? - спрашивает Лео.

- Сам попробуй.

- Фу, горькое, - смеется Лео после первого небольшого глотка. - И вот из-за этого такой сыр-бор? Да оно даже пахнет неприятно.

Жерар согласно кивает, но все равно делает еще один глоток.

- Будешь? - предлагает он Лео.

- Нет. Я лучше шоколад.

Какое то время они так и сидят. Жерар потягивает теплое пиво, пытаясь не кривиться при каждом глотке, а Лео медленно смакует сладкий шоколад.

"Сладкий"

Почему-то эта мысль не дает покоя. Глаза непроизвольно залипают на губах Лео.

Он может списать все на пиво. Сказать, что был пьян. Но правда в том что Жерар уже давно мечтает узнать, каковы на вкус эти губы.

Он привычным жестом обнимает Лео, но не дает тому спрятать голову у себя на плече.

Рука чуть подрагивает, зарываясь в мягкие волосы. Всего два выдоха. Третий уже в чужие губы. Сладкие.

Поцелуй кажется самым чудесным на свете. Как в кино. Нет, даже лучше. Особенно когда он проводит языком по губам Лео, прося того приоткрыть рот, впустить внутрь.

- Жери, - произносит Лео дрожащим голосом, отстраняясь.

- Что, мой хороший? - язык заплетается, но не от пива. От Лео, от его близости, от переизбытка ощущений и чувств.

- Я... Ты это правда?

- Что правда? Правда тебя поцеловал? Правда. Правда тебя люблю? Тоже правда.

- Любишь? - спрашивает Лео удивленно.

- Люблю, - признается Жерар. - Давно уже. Не могу не любить. Ты самый лучший. Мой Лео.

Он тянется за новым поцелуем, но Лео его останавливает.

- А ты будешь меня любить если я скажу, что не готов пока к чему-то больше поцелуев?

- Буду. Я и без поцелуев буду тебя любить. Всегда.

***


Им 18. Лео почти не прибавил в росте, но они оба, несомненно, повзрослели. Лео стал раскрываться. Шутил, смеялся, улыбался чаще. Жерар же наоборот стал серьезней, сдержанней. Это Лео так на него влияет.

Ради Лео хочется стать лучше, рядом с Лео хочется быть лучшим. Он все еще злобно зыркает на каждого, кто косо смотрит в сторону барселонской Блохи, но в драки уже не лезет. По крайней мере не на виду у всех.

В академии им давно дали понять - имидж футболиста определяет многое. Не только честь и репутация клуба стоят на кону.

Кто знает, будь они смелее или безбашеннее - рассказали бы всему миру о том, что приходится прятать по темным углам.

Уже не шоколадки. Хотя есть и они, конечно. Но сейчас Жерар уводит Лео подальше от чужих глаз не только чтобы полакомиться контрабандой.

Их любимая поза - Лео сидящий верхом на Жераре. Так разница в росте почти не ощущается. За два года Лео стал раскованней, смелее. Жерар не скупится на комплименты и похвалу, с удовольствием глядя как Лео млеет от ласковых слов.

Первое время ему было чертовски сложно держать руки при себе. Бушующие гормоны казалось совсем сошли с ума после их первого поцелуя. Жерар невероятным усилием воли останавливал себя всякий раз, когда голодный зверь внутри требовал завалить Лео на пол, раздеть, взять.

Если бы на месте Лео был кто-то другой, он бы точно не сдержался и потребовал секса, либо нашел бы себе кого-нибудь еще. Но Лео был чем-то большим. Главным. Нужным.

Впервые Лео дотронулся до него ниже пояса на день рождения. Жерар продержался тогда секунд десять. С тех пор они перепробовали многое, но всегда ограничивались руками и ртом. Этого было более чем достаточно.

Было достаточно, пока реальность не заставила их мир пошатнуться.

Жерар пригласил Лео, только вернувшегося из Аргентины, к себе домой. Родители с братом уехали на пару дней во Францию, оставив его одного. То что надо для серьезного разговора.

- Все-таки уезжаешь, - сказал Лео, выслушав его.

Жерар хотел бы держать эту новость в секрете до самой последней минуты. Хотел бы продлить эту иллюзию, идиллию, но Лео бы его за это не простил.

- Да, основные детали контракта уже обговорены.

- Жери... - начал было Лео, но Жерар его перебил.

- Я знаю. Прости. Это было самое трудное решение в моей жизни.

Ему не нашлось места в Барсе, надо было что-то делать, что-то придумать. Посылать еще даже не начавшуюся карьеру под откос не хотелось. Но и мысль о том, что он оставит Лео, оставит Барселону, была невыносима.

- Я не об этом. Жери, давай сегодня? Пожалуйста.

- Что сегодня?

Лео покраснел и спрятал взгляд. Он не делал этого при Жераре уже давно... О. Понимание обрушилось как лавина. Тело и мозг, казалось, ушли в овердрайв.

Сегодня.

- Хороший мой, - прошептал он, обнимая Лео и зарываясь лицом в его волосы. - Ты уверен?

- Да.

Простым словом из двух букв Лео чуть не сломал его. "Как я смогу уехать после этого?" кричала одна половина его сердца. Другая же разбивалась вдребезги от понимания, что это прощание. Что Лео решил подарить ему это напоследок, прежде чем они разойдутся каждый своей дорогой.

Стоило бы порадоваться тому, что Лео решил разделить это именно с ним, но в голове мелькала предательская мысль, что он будет всего лишь первым. Первым в веренице многих. Что кто-то другой скоро будет обнимать Лео, целовать ямочку на его подбородке...

Жерар прижимается ближе, вдыхая родной запах. Надо будет прихватить с собой одну из футболок Лео. Рано или поздно запах выветрится, но хотя бы первые дни вдали от дома можно будет засыпать, уткнувшись в нее лицом.

Не хочется плакать. Не сейчас. Для слез еще будет время.

Жерар подхватывает Лео за ягодицы и приподнимает. В ответ Лео обнимает его руками и ногами, первый тянется за поцелуем. Жерар аккуратно, не разрывая поцелуя, доводит их до своей комнаты. Укладывает Лео на кровать и начинает стаскивать с них одежду. Руки подрагивают впервые за долгое время.

Они много раз видели друг друга обнаженными, но сейчас все совсем по-другому.

Жерар редко ложится на Лео сверху, боясь или раздавить его, или не сдержаться и попросить о большем. Но в этот раз он накрывает Лео своим телом, дает почувствовать всего себя.

Поначалу он просто скользит вверх-вниз, потираясь о Лео, распаляя их обоих еще больше.

Вскоре Лео не выдерживает и обхватывает его ногами, пытаясь задать ритм. Стонет так сладко, что у Жерара слетают тормоза. Хочется больше. Нужно больше.

Он приподнимается с кровати и достает из-под матраса любрикант, которым частенько пользовался пока Лео был в Аргентине. Они созвонились всего пару раз, ни о каком сексе по телефону не было и речи, но у Жерара было достаточно воспоминаний о губах и руках Лео, чтобы справляться с возбуждением собственными силами.

Вернувшись обратно на кровать, он устраивается между ног Лео. Смазывает тщательно пальцы и чуть не кончает, когда Лео, обхватив себя под коленями, раздвигает ноги невозможно широко, раскрываясь полностью.

Приходится прикрыть глаза и срочно вспоминать английскую грамматику. Past Perfect Continuous. Что это вообще за зверь такой? Пару вздохов спустя Жерар открывает глаза и сталкивается с насмешливым взглядом Лео. В нем читается вызов.

"Ах так?"

Он только рад принять этот вызов.

Жерар много раз представлял себе этот момент. Очень много раз. Именно этот момент. Узкая девственная задница Лео, сжимающаяся вокруг его пальцев.

Так горячо.

Он знает, что нельзя торопиться. Да и не хочется. Хочется сделать сегодняшний день особенным. Растянуть, насладиться сполна. Так, чтобы хватило на всю жизнь.

Не хватит. Жерар понимает, что никогда не сможет насытиться Лео. Не после того как попробовал его всего. Распробовал.

Лео болезненно прикусывает губу, когда он входит полностью. Цепляется руками за изголовье кровати, когда он набирает ритм.

Жерар кончает первым но не сразу выходит из Лео, толкается в него еще несколько раз, пока член не выскальзывает из влажного, раскрытого отверстия. Не удержавшись, он тянется туда пальцами, чтобы почувствовать, изучить.

"Это сделал я" думает Жерар и сам себе не верит.

Лео смотрит на него смущенно. Влюбленно. Хочется заласкать его и заставить кричать от удовольствия. Жерар наклоняется и берет член Лео в рот, продолжая массировать его изнутри.

Чувствуя, как Лео сжимается вокруг его пальцев во время оргазма, Жерар решает что надо обязательно сделать так, чтобы Лео кончил на его члене.

Возможность предоставляется той же ночью, когда они пробуют их любимую позу по-новому.

Лео сам смазывает себя и Жерара и, перекинув через него ногу, садится сверху.

Жерар почти боится смотреть, но не может отвести взгляд от Лео.

Взмокшие волосы, прилипшие ко лбу, стройное тело, двигающееся в каком-то одному ему известном ритме.

Жерар тянется одной рукой к члену Лео, другой лаская его соски. На этот раз ему удается продержался дольше и Лео кончает первым.

Потом они еще долго лежат, разговаривая о будущем. Ничего конкретного. Просто мечты о том, с кем и где они будут играть, какие зарплаты и награды получать.

Думать о грустном и неизбежном не хочется. Говорить - тем более.

Но когда Лео засыпает, уткнувшись ему в бок и перекинув через него ногу, Жерар невольно возвращается к мыслям, терзающим его уже несколько недель.

Лео осенью впервые сыграет за Барселону. Он сам - за Манчестер Юнайтед. Их будут разделять тысяча восемьсот километров и Ла Манш. Два с половиной часа на самолете (он уточнял).

Поначалу Жерар хотел попросить, чтобы Лео его ждал. Он же будет приезжать домой, к родителям. Но это казалось неправильным. Лео заслуживает того, чтобы его любили, обнимали, целовали каждый день.

К тому же это сейчас он уезжает в Манчестер, кто знает куда его занесет дальше. Лео не может ждать его всю жизнь.

"Может" тут же поправляет он сам себя. Если он попросит, Лео будет ждать.

От этой мысли внутри разливается тепло.

Но он должен быть лучше. Ради Лео.

Лучше - значит отпустить.

Лучше - значит сказать чтобы не грустил, чтобы двигался дальше.

Несмотря на это, Жерар уже знает, что эгоистично попросит Лео помнить о них, о нем. Всегда.

***


Им 20. Лео - восходящая звезда Барселоны, а Жерар так и не смог прижиться в Манчестере. Его редко выпускают на поле, ему не удается наладить контакт с тренером и клубом.

Он чувствует себя паршиво с того самого дня, как приехал сюда. Нет, даже раньше. Жерар чувствует себя паршиво с того самого утра, когда проснулся один.

Лео ушел, не разбудив. Не попрощавшись. О том что было ночью напоминали только мятые, пропахшие сексом простыни.

Лео не взял трубку, когда он позвонил.

Не надо быть гением, чтобы понять - Лео жалел о том, что сделал. Что они сделали.

“Надо было отказаться” думает Жерар и чувствует, как внутри растет ненависть к себе. Лео, должно быть, было больно или неприятно. Или Жерар сделал что-то не так, напугал, был слишком напорист, недостаточно хорош.

Жерар знал, что он большой. Везде. Отчасти поэтому никогда и не настаивал на сексе с проникновением. Но в тот раз он был осторожен. Растягивал Лео долго и тщательно. Дал время привыкнуть к чувству заполненности, при этом сходя с ума и сдерживаясь из последних сил, чтобы не начать толкаться в горячее и узкое.

Закрывая глаза он видел Лео - изгибающегося, стонущего на его члене. В ту ночь он думал, что это самый горячий, самый нежный и страстный секс, который только могут испытать два человека. Но, по всей видимости, так показалось только ему.

Четыре года он оберегал Лео, чтобы бы никто не причинил ему боли, а потом взял и сделал это сам.

Только острое чувство стыда остановило его тогда от того, чтобы пойти к Лео и попросить у него прощения. На коленях вымолить, если понадобится.

Острое чувство стыда и понимание, что Лео не простит. Его добрый и мягкий Лео не ушел бы, если бы не был абсолютно, полностью разочарован в нем.

С этими мыслями он уехал в Манчестер.

Честно пытался наладить новую жизнь в новой стране.

Вне футбольного поля еще как-то держался, но стоило только ступить на газон, как он тут же начинал искать взглядом невысокую фигуру и темные взлохмаченные волосы.

Не находил.

Опускались руки.

Со временем стало легче. Он начал общаться с ребятами из числа тех, что помоложе. Ходил с ними по ночным клубам, пил пиво, целовался с кем-то. Но всегда, даже сквозь пьяный туман, думал при этом о губах Лео.

В одну из ночей вместо мягких липких губ очередной незнакомки, Жерар поцеловал мягкие сладкие губы Рона. Сладкие. Но совсем по-другому.

Рон вообще был другим. Длинные ноги, короткие волосы. Он был громче, смелее, опытнее Лео.

Лео отдавал себя целиком, до последней крохи тепла. Рон же брал то, что хотел. Его не заботило, оставалось ли что-нибудь Жерару. Не то чтобы у него было чем поживиться. Все самое ценное и нужное он оставил в Барселоне.

В Манчестере для него не было ничего.

***


Им 22. Лео уже называют одним из лучших игроков современности. Жерар возвращается домой.

Они виделись несколько раз за эти четыре года, но Лео, как правило, избегал смотреть на Жерара и прятал глаза под отросшей челкой. Жерар кусал губы и еле сдерживал себя, чтобы не подойти и не убрать за ухо мягкую прядь волос.

Четыре года.

Четыре года они были вместе. Четыре года он был один.

Но почему-то время проведенное с Лео казалось целой жизнью, тогда как годы прожитые без него больше напоминали зияющую пустоту.

Пустых фальшивых улыбок не хватит. Если они хотят играть в одной команде - им нужно доверять друг другу.

Пора пойти и сделать то, на что он не решился четыре года назад.

- Лео? - так странно снова произносить это имя вслух. - Можно тебя на минутку?

Они на одной из презентаций клуба. Суматоха, журналисты, Жерар знает, что Лео не терпится сбежать подальше от всего этого.

Знает. А знает ли он Лео? Этого Лео. Повзрослевшего, обросшего славой и наградами? Сердце говорит, что да. Глупое, наивное сердце.

Лео кивает и они, обронив пару слов одному из помощников тренера, выходят на улицу. Не самое удачное место для разговора, но Жерар понимает, что надо расставить все точки над Ё как можно скорее.

- Извини, - говорит он наконец и чувствует, как на душе становится чуточку легче. - Прости меня. Прости. Я не должен был тогда этого делать.

Он извиняется за ночь, которую по прежнему считает лучшей и худшей в своей жизни. Ночь, которую стоило бы беречь и лелеять в памяти, как самое прекрасное что случалось с ним, но которая была омрачена болью и пониманием того, что он все испортил.

- Я знаю, такое сложно забыть и, скорее всего, невозможно простить. Я себя не простил, но вдруг ты сможешь? Не знаю достаточно ли четырех лет, чтобы перестать кого-то ненавидеть. Знаю только, что их недостаточно для того, чтобы перестать любить.

- Жери, - Лео наконец поднимает взгляд и смотрит прямо на него.

Он думал, что никогда уже не услышит это имя из уст Лео, не увидит его теплых карих глаз.

- Это я должен просить прощения, не ты. Мне не за что тебя ненавидеть. Никогда. Тем более не за ту ночь.

- Но ты ушел. Потому что я сделал тебе больно.

- Ты говоришь так, как будто изнасиловал меня, - возмущенно ругается Лео. - Вообще-то я сам попросился на твой член и охотно принимал во всем участие. Получал удовольствие.

Жерар сглатывает, вспоминая детали той ночи, которые все еще будоражат кровь.

- Почему же тогда...

- Потому что я трус! - выкрикивает Лео и тут же опускается на землю рядом со стеной, сжимаясь в невозможно маленький комок и пряча лицо в руках.

Словно и не было этих восьми лет...

Жерар садится рядом с Лео и неуверенно, слегка подрагивающей рукой, дотрагивается до его плеча.

- Я жалкий трус, - повторяет Лео, размазывая слезы по щекам. - Я думал, так будет проще, легче. Не видеть тебя больше. Не слышать твой голос. Проснулся тогда и понял, что не смогу тебя отпустить. Что буду умолять, унижаться, на коленях ползать, лишь бы ты не уезжал. Я ведь готов был даже послать все к чертям! Думал, что если ты не останешься - просто возьму и уеду за тобой. Футбол моя жизнь. Но ты... Я сбежал, чтобы спасти себя, свою гордость, свою карьеру. Ты не виноват. Только я сам.

- Хороший мой, - слова вылетают прежде чем он успевает их поймать.

Лео вздрагивает, словно его ударили.

- Ты... Ты думал я ненавижу тебя за ту ночь? За то что ты мы тогда сделали? Думал я поэтому ушел?

Жерар кивает.

Лео откидывается назад, стараясь как можно сильнее приложиться головой о стену. Вытирает лицо рукавом водолазки. Жерару хочется потянуться и сделать это самому, но он не уверен, что Лео оценит такой жест.

- Не могу представить, как тебе могло прийти такое в голову. Та ночь... Я вспоминал ее все эти годы. Когда было совсем паршиво, я цеплялся за эти воспоминания, чтобы остаться на плаву. Прости, что испортил их для тебя. Я бы не смог без них прожить и не сойти с ума.

- Мне кажется, я и сошел, - говорит Жерар и смотрит на небо. - Немного сошел с ума без тебя.

Они еще какое-то время сидят в тишине, пытаясь привести мысли в порядок.

Жерар чувствует, как Лео касается его руки.

Пара мгновений и он уже зарывается пальцами в длинные волосы Лео, целует его жадно, быстро, пытаясь вспомнить, узнать, сказать.

Лео отталкивает его.

Жерар замирает. Сердце разбилось бы вдребезги, если бы там было еще чему ломаться.

Четыре года. Конечно, Лео его уже не любит. То, что он не злится на Жерара за ту ночь, не значит что он испытывает что-то кроме ностальгии.

Нужно улыбнуться. Пошутить. Попросить прощения. Сказать, что это больше не повторится. Сказать что-нибудь.

"Ну же, скажи ты хоть что-нибудь!" кричит он на себя, но не может даже пошевелиться.

- Жери, мы же на улице, мало ли кто пройдет мимо. Внутри куча фотографов. Пошли лучше ко мне? - говорит Лео и берет его за руку.

Жерар, наконец, приходит в себя. Улыбается искренне, впервые за очень долгое время, и встает. Тянет Лео за собой.

Он дома.

***


Им 24. Вместе они сделали золотой хет-трик - выиграли Кубок Короля, Чемпионат Испании и Лигу Чемпионов.

Лео украл его сердце 10 лет назад.

Лео подарил им победу.

Жерар оказался прав - Барселоне нужен Лео Месси.

Ему нужен Лео Месси.

Жерар гордится им. Любит его.

Ни на минуту не переставал любить.




image

Отзывы

  • lalaurelia 2019-07-28

    Это просто прекрасно! Такая нежность переполняющая, просто аааааааа!

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить отзыв, ставить лайки и собирать понравившиеся тексты в личном кабинете