Зеленые воды

  • Фандом Katekyo Hitman Reborn!
  • Пейринг Бельфегор / Фран
  • Рейтинг NC-17
  • Жанры Романс, Экшн
  • Дополнительные жанры Психология
  • ПредупрежденияFirst time, Пре-канон
  • Год2019
  • Описание Это история о Фране - о его детстве, обретении своих сил, ученичестве у Мукуро и работе в Варии. Неспешная и вдумчивая, как сам Фран.
    Немного альтернативная, но вписанная в канон.

  • Примечания:

    ссылка на фикбук: https://ficbook.net/readfic/7217423

Глава 1


Он мед­ленно от­крыл гла­за. Еще нес­коль­ко се­кунд он ста­рал­ся сфо­куси­ровать зре­ние, гля­дя в по­толок, по­ка тре­щины и об­лу­пив­ша­яся шту­катур­ка не при­няли свои преж­ние чет­кие очер­та­ния.
Этот сон снил­ся ему не впер­вые, и маль­чик дав­но на­учил­ся про­сыпать­ся спо­кой­но – не под­ска­кивая на кро­вати, не пок­ры­ва­ясь хо­лод­ным по­том, не вды­хая так глу­боко, слов­но толь­ко что то­нул.
Спус­тя па­ру ми­нут он под­нялся и, раз­ми­ная за­тек­шие пле­чи и шею, по­дошел к ок­ну. В ще­ли меж­ду дос­ка­ми, ко­торы­ми оно бы­ло за­коло­чено, про­ника­ли не­ров­ные по­токи жел­то­го све­та и све­жий ут­ренний воз­дух. Фран по­думал, что очень кста­ти выб­рал вре­мя для пе­ре­ез­да: будь сей­час зи­ма, он имел бы поч­ти стоп­ро­цен­тный шанс прос­ту­дить­ся – от сте­кол в ра­мах ос­та­лись толь­ко ос­трые ос­колки.
Из ок­на от­кры­вал­ся вид на ста­рый сад вил­лы, под­све­чен­ный вос­хо­дящим сол­нцем – точ­нее на то, что ког­да-то бы­ло са­дом. Вы­сох­шие клум­бы, об­росшие фи­гуры из кус­тов и зем­ля, усы­пан­ная сгнив­ши­ми яб­ло­ками, не при­дава­ли это­му мес­ту ро­ман­ти­чес­ко­го ок­ра­са заб­ро­шен­ной при­роды. По-край­ней ме­ре, так ка­залось Фра­ну.
В жи­воте нас­той­чи­во ур­ча­ло. Маль­чик ре­шил, что се­год­ня сто­ит со­вер­шить вы­лаз­ку за сте­ны по­местья: нас­коль­ко он пом­нил, в па­ре ки­ломет­ров на­ходи­лись час­тные до­мики, ско­рее все­го, там дол­жен быть и ма­газин. Бла­го кар­манных сбе­реже­ний, ко­торые он прих­ва­тил с со­бой, ему хва­тит на­дол­го.
В даль­нем уг­лу раз­дался шо­рох. Фран не стал ог­ля­дывать­ся: то, что его со­седя­ми ста­ли две здо­ровые кры­сы, он уз­нал еще по­зав­че­ра. Собс­твен­но, это его не сму­щало – рав­но как и то, что ос­татки не­ког­да рос­кошной меб­ли­ров­ки вил­лы семьи Ан­то­нел­ли за нес­коль­ко лет по­теря­ли свой вид и при­год­ность к ис­поль­зо­ванию. Он лю­бил ком­форт, но не мог не приз­нать: сей­час он чувс­тво­вал се­бя го­раз­до луч­ше, чем до­ма.

А до­ма все бы­ло с точ­ностью на­обо­рот. Мно­го удобств, мно­го до­рогих ве­щей, мно­го лю­дей. Прав­да, в срав­не­нии со всем этим да­же жизнь в заб­ро­шен­ном зда­нии с кры­сами выг­ля­дела ку­да прив­ле­катель­нее. По­тому что для тех лю­дей он был прак­ти­чес­ки ни­кем. Все­го лишь нас­ледник ма­фи­оз­но­го кла­на Ан­то­нел­ли. Не боль­ше.
Веч­но за­нятый де­лами отец, веч­но за­нятая со­бой мать, веч­но за­нятые не­понят­но чем де­сят­ки муж­чин в стро­гих кос­тю­мах, ко­торые тол­па­ми хо­дили по их до­му. По­нача­лу он все пы­тал­ся по­нять, что же про­ис­хо­дит, мо­жет быть, ро­дите­ли за что-то оби­жены на не­го? Воз­можно, ему сто­ит вес­ти се­бя при­леж­нее и быть пос­лушным, лас­ко­вым сы­ном? В че­тыре го­да у не­го сос­то­ял­ся пер­вый серь­ез­ный раз­го­вор с от­цом. Фра­ну чет­ко объ­яс­ни­ли, за­чем он по­явил­ся на свет и что от не­го тре­бу­ет­ся: он бу­дущий гла­ва семьи, и уже в юном воз­расте дол­жен ощу­тить всю от­ветс­твен­ность, ко­торая од­нажды ля­жет на его пле­чи…
Ког­да к маль­чи­ку приш­ло осоз­на­ние то­го, что он дей­стви­тель­но ни­кому не ну­жен здесь, ему ста­ло нем­но­го лег­че. Чувс­тво ви­ны пе­ред ро­дите­лями, пе­ред все­ми людь­ми, ко­торые хо­лод­но от­но­сились к не­му, ис­чезло. Да, в об­щем-то, ис­чезли мно­гие чувс­тва. Об­на­ружив­ша­яся ци­нич­ность и ед­кость сы­на толь­ко ра­дова­ли стар­ше­го Ан­то­нел­ли.
До се­ми лет Фран раз­вле­кал се­бя, как мог – к счастью, муж­чи­на и жен­щи­на, ко­торых у не­го да­же в мыс­лях не по­луча­лось без сар­казма на­зывать «па­пой» и «ма­мой», с оди­нако­вым рав­но­души­ем от­но­сились к его пос­тупкам, а его нянь­ки не стре­мились усер­дно за­нимать­ся вос­пи­тани­ем ре­бен­ка. За эти го­ды Фран при­об­рел за­меча­тель­ную спо­соб­ность раз­дра­жать всех и вся сво­ими сло­вами. Под­чи­нен­ные го­вори­ли, что у мо­лодо­го нас­ледни­ка рот ядо­витее, чем у змеи. Гла­ва кла­на до­воль­но улы­бал­ся, счи­тая эту чер­ту сы­на впол­не ми­лой.

А по­том ему на­чали снить­ся сны. Нет, ко­неч­но, они сни­лись и рань­ше, но это бы­ли смут­ные пе­режи­вания или вос­по­мина­ния о про­шед­шем дне, го­раз­до ре­же – кош­ма­ры, от­рывки из пос­мотрен­ных на ночь филь­мов ужа­сов.
То, что он уви­дел од­нажды, не шло ни в ка­кое срав­не­ние с преж­ним опы­том. Ему сни­лось стран­ное мес­то: рав­ни­на, пот­рескав­ша­яся зем­ля, крас­ное не­бо и где-то вда­леке неч­то на­подо­бие о­ази­са, ок­ру­жен­но­го зе­лены­ми де­ревь­ями. Сон ока­зал­ся нас­толь­ко ре­аль­ным, что он ощу­щал ко­жей го­рячий су­хой ве­тер и вды­хал тя­желый пыль­ный воз­дух.
Он рез­ко под­нялся, про­сыпа­ясь; сер­дце бе­шено ко­лоти­лось, на лбу и вис­ках выс­ту­пили ка­пель­ки лип­кой вла­ги, боль­шие гла­за бы­ли ши­роко от­кры­ты и не­мор­га­ющим взгля­дом смот­ре­ли в тем­но­ту ком­на­ты.
Сле­ду­ющим ве­чером он твер­до ре­шил, что не ля­жет спать. Фран не по­нимал, что так ис­пу­гало его: он не был впе­чат­ли­тель­ным ре­бен­ком, но вос­по­мина­ние о сне зас­тавля­ло его чувс­тво­вать се­бя не в сво­ей та­рел­ке. По­чему? Все­го лишь мрач­ная пус­ты­ня и слиш­ком го­рячий воз­дух. Но от­че­го-то маль­чи­ку от­ча­ян­но не хо­телось ока­зать­ся там еще раз, в то же вре­мя ин­стинктив­но он до­гады­вал­ся, что по­быва­ет там сно­ва, при­чем в са­мом бли­жай­шем бу­дущем. План на­пить­ся ко­фе с трес­ком про­валил­ся: Фран не смог вы­пить и глот­ка этой га­дос­ти.
Ро­дите­ли уже спа­ли. По ко­ридо­рам, пе­рего­вари­ва­ясь впол­го­лоса, хо­дили ох­ранни­ки. Фран зак­рыл дверь на за­щел­ку. Он ус­тро­ил­ся на ди­ване и, за­вер­нувшись в плед, вклю­чил те­леви­зор.
…Из при­от­кры­того ок­на при­ят­но тя­нуло ноч­ной прох­ла­дой. Фран в ко­торый раз зев­нул и пред­при­нял по­пыт­ку вник­нуть в сю­жет филь­ма, без­на­деж­но ус­коль­за­ющий от не­го. Маль­чик так и не уло­вил мо­мент, ког­да окон­ча­тель­но пе­рес­тал сле­дить за эк­ра­ном те­леви­зора и зак­рыл гла­за.
Ког­да он от­крыл их, при­выч­ная об­ста­нов­ка ком­на­ты ис­чезла. От не­ожи­дан­ности он глу­боко вдох­нул, но тут же за­каш­лялся от пы­ли и пес­чи­нок, ко­торы­ми был на­пол­нен воз­дух. Бо­сыми ступ­ня­ми он по­чувс­тво­вал пе­ресох­шую зем­лю, ца­рапа­ющую ко­жу. Фран сто­ял, не дви­га­ясь, еще не­кото­рое вре­мя, по­ка не вы­ров­нял ды­хание. Сер­дце еще би­лось в уча­щен­ном рит­ме, но вы­рабо­тан­ное хлад­нокро­вие все же сыг­ра­ло свою роль. Пе­реси­лив бе­зот­четный страх, он зас­та­вил се­бя ог­ля­деть­ся по сто­ронам. Вок­руг не бы­ло ни­чего. Бли­же к ли­нии го­ризон­та мож­но бы­ло раз­ли­чить гус­той бе­лесый ту­ман. Ни гор, ни ов­ра­гов, толь­ко ров­ная, пок­ры­тая сетью тре­щин поч­ва. И еще о­азис ос­та­вал­ся на преж­нем мес­те. Соч­ные зе­леные кро­ны де­ревь­ев смот­ре­лись не­умес­тно на фо­не ок­ру­жа­юще­го пей­за­жа. Маль­чик смог убе­дить се­бя, что здесь ему не­чего бо­ять­ся. В кон­це кон­цов, это все­го лишь сон. От это­го приз­на­ния ему ста­ло за­мет­но лег­че на ду­ше, но сле­ду­ющее от­кры­тие его сму­тило: он не мог дви­нуть­ся с мес­та.
Прос­нулся он от про­тив­но­го вы­соко­час­тотно­го зву­ка. Эк­ран те­леви­зора ря­бил чер­ны­ми и бе­лыми точ­ка­ми. Вы­путав­шись из пле­да, Фран мед­ленно под­нялся и нап­ра­вил­ся к бал­конной две­ри.
Не­бо на­чина­ло свет­леть. От све­жего ут­ренне­го воз­ду­ха ко­жа пок­ры­лась му­раш­ка­ми, и Фран зяб­ко по­ежил­ся. Ус­лы­шав скрип, он по­вер­нул го­лову: во­рота цен­траль­но­го подъ­ез­да мед­ленно раз­дви­гались, вы­пус­кая блес­тя­щие чер­ные ма­шины. Отец час­то у­ез­жал ку­да-то сов­сем ра­но, еще до рас­све­та, и воз­вра­щал­ся к зав­тра­ку. Вни­зу, под бал­ко­ном кто-то хо­дил. Пе­рег­нувшись че­рез пе­рила, маль­чик уви­дел са­дов­ни­ка. Боль­шая клум­ба, раз­би­тая под ок­на­ми его ком­на­ты, пес­тре­ла яр­ки­ми пят­на­ми крас­ных и бе­лых цве­тов. Он прис­мотрел­ся вни­матель­нее. С вы­соты треть­его эта­жа он от­четли­во мог раз­гля­деть, что зем­ля вок­руг клум­бы бы­ла не­ес­тес­твен­но вы­сох­шей и пот­рескав­шей­ся, слов­но ее не по­лива­ли нес­коль­ко ме­сяцев. Сов­сем су­хая и блед­но-бу­рая.
Хмык­нув, он раз­вернул­ся и во­шел в ком­на­ту. По­чему-то он ожи­дал уви­деть неч­то по­доб­ное.
Смут­ная до­гад­ка о том, что в ту пус­ты­ню он еще вер­нется, прев­ра­тилась в уве­рен­ность. И Фран был прав. В бли­жай­шие ме­сяцы каж­дую ночь с ним про­ис­хо­дило од­но и то же: выж­женная рав­ни­на, крас­ные гро­зовые ту­чи, го­рячий ве­тер и о­азис вда­леке. Вос­при­нимать это как обыч­ный сон маль­чик уже не мог. Что-то про­ис­хо­дило, что-то, че­го он не по­нимал, но был го­тов по­нять – объ­яс­ни­ли бы толь­ко. Об­на­ружи­вая с ут­ра пес­чинки в во­лосах и на ко­же, он уже не пу­гал­ся. Он ис­пы­тывал лю­бопытс­тво, но ни­как не ис­пуг – ког­да для те­бя не су­щес­тву­ет ре­аль­но­го ми­ра, го­раз­до лег­че по­верить в дру­гие ми­ры, будь то компь­ютер­ные иг­ры, кни­ги или сон. И очень кста­ти, что у Фра­на не бы­ло ни­кого и ни­чего, что при­вяза­ло бы его креп­ко-нак­репко к од­ной ре­аль­нос­ти: чле­ны семьи бы­ли к не­му рав­но­душ­ны, он от­ве­чал им вза­им­ностью.
Сто­ило маль­чи­ку окон­ча­тель­но убе­дить­ся, что пу­тешес­твия в крас­ную пус­ты­ню не плод его фан­та­зии, как он об­рел спо­соб­ность дви­гать­ся в этом стран­ном ми­ре. В пер­вую оче­редь он по­пытал­ся пой­ти к о­ази­су – иных ори­ен­ти­ров, впро­чем, и не бы­ло. Но сколь­ко бы он ни шел, зе­леные де­ревья не ста­нови­лись к не­му бли­же. Вы­бив­шись из сил, он обыч­но са­дил­ся на зем­лю и в сле­ду­ющий мо­мент уже от­кры­вал гла­за, ле­жа в сво­ей пос­те­ли.
За сле­ду­ющие ме­сяцы ма­ло что из­ме­нилось для Фра­на. Раз­ве что он чуть ре­же стал раз­вле­кать се­бя прос­тран­ны­ми спо­рами и пре­река­ни­ями с прис­лу­гой и ча­ще гу­лял по са­ду. Лю­ди раз­дра­жали его боль­ше обыч­но­го. Ни­ког­да не имев­ший осо­бой тя­ги к при­роде, маль­чик те­перь мог ча­сами си­деть на де­реве и смот­реть в не­бо, ко­торое иног­да при­нима­ло крас­но­ватый от­те­нок – точь-в-точь как в его снах.

Тор­жес­тво в честь дня рож­де­ния его от­ца бы­ло на­мече­но на ко­нец мая. Семья Ан­то­нел­ли бы­ла да­леко не пос­ледней сре­ди си­цилий­ской ма­фии – приг­ла­шен­ные по­чет­ные гос­ти ис­числя­лись сот­ня­ми. Ра­зуме­ет­ся, име­ни Фра­на в этом спис­ке не бы­ло. Гла­ва кла­на рас­по­рядил­ся, что­бы его сын на па­ру-трой­ку дней от­пра­вил­ся за­город.
Од­но из по­мес­тий семьи рас­по­лага­лось не­пода­леку от ре­ки Кас­си­биле. Ра­но ут­ром ма­шина вы­еха­ла из Па­лер­мо, нап­равля­ясь на юг Си­цилии.
Боль­шую часть до­роги Фран, ус­тро­ив­шись на зад­нем си­дении, ле­жал с зак­ры­тыми гла­зами – си­дев­шие впе­реди двое ох­ранни­ков бы­ли уве­рены, что он спит, а по­тому не стес­ня­лись в вы­раже­ни­ях, об­суждая его от­ца, зас­та­вив­ше­го их вмес­то праз­дни­ка прис­матри­вать за маль­чиш­кой, его мать, ка­кие-то свои де­ла…
На­уш­ни­ки и гром­кая му­зыка спа­сали Фра­на от их раз­го­воров, а бли­же к ве­черу он, в са­мом де­ле, зад­ре­мал.
В Па­лац­цо­ло-Ак­рей­де они при­были, ког­да не­бо на­чина­ло тем­неть. Маль­чик уже прос­нулся и, при­пав к ок­ну, раз­гля­дывал яр­кие ог­ни го­род­ских улиц. Муж­чи­ны боль­ше не раз­го­вари­вали, толь­ко из­редка ог­ля­дыва­лись на не­го, спра­шивая, все ли в по­ряд­ке.
По­местье на­ходи­лось в ок­рес­тнос­тях го­рода, чуть по­одаль от ос­таль­ных кот­теджей. Фран был здесь все­го од­нажды, и то в ран­нем детс­тве, по­это­му мес­тные пей­за­жи не вы­зыва­ли в нем вос­по­мина­ний и не ка­зались зна­комы­ми. Ког­да ма­шина въ­еха­ла в во­рота и ос­та­нови­лась у буд­ки ох­ра­ны, он, не до­жида­ясь соп­ро­вож­да­ющих, сам от­крыл дверь.
Пос­ле дол­го­го си­дения но­ги и спи­на за­тек­ли.
Вок­руг бы­ло тем­но. Чер­ные си­лу­эты са­да, ок­ру­жав­ше­го дом, бы­ли очер­че­ны скуд­ным све­том ма­лень­ких фо­нарей. По­ка двое муж­чин, при­ехав­ших вмес­те с ним, раз­го­вари­вали с мес­тной ох­ра­ной, он по­шел пря­мо в сто­рону глав­но­го вхо­да.
На фо­не бе­лых стен дву­хэтаж­но­го до­ма чер­не­ли ок­на – свет го­рел толь­ко в ле­вом кры­ле пер­во­го эта­жа. Фран зак­рыл гла­за, глу­боко втя­гивая но­сом прох­ладный воз­дух.
Где-то слы­шал­ся лай со­бак, шо­рох ко­лес по ас­фаль­то­вой до­рож­ке, треск куз­не­чиков. По­том то­роп­ли­вые шар­ка­ющие ша­ги.
- Доб­рый ве­чер, синь­ор Ан­то­нел­ли.
Маль­чик от­крыл гла­за. Пе­ред ним сто­яла жен­щи­на в уни­фор­ме гор­ничной – в по­луть­ме труд­но бы­ло су­дить о ее воз­расте.
- Доб­рый ве­чер, - отоз­вался он как всег­да без­различ­ным го­лосом.
Фран не был са­мым вос­пи­тан­ным ре­бен­ком на Си­цилии, но он ред­ко ха­мил нез­на­комым лю­дям, ес­ли те не вы­зыва­ли у не­го от­вра­щения с пер­вых же се­кунд.
Жен­щи­на рас­плы­лась в доб­ро­душ­ной улыб­ке.
- Ты, на­вер­ное, не пом­нишь ме­ня?
- Нет.
- Ко­неч­но, те­бе тог­да бы­ло все­го три го­да. Ты так вы­рос, Фран­ни.
Ка­залось, единс­твен­ное, что удер­жа­ло ее от по­пыт­ки стис­нуть в объ­яти­ях маль­чи­ка – его хо­лод­ный взгляд. Па­ру мгно­вений она, нах­му­рив­шись, смот­ре­ла ему в гла­за, по­том, поч­ти­тель­но кив­нув, за­торо­пилась к ма­шине за ба­гажом. А Фран сто­ял на том же мес­те, прис­лу­шива­ясь к бол­товне ох­ранни­ков – су­дя по все­му, до­мой он по­падет не рань­ше, чем пос­ле­зав­тра.
Он ус­нул быс­тро – сто­ило толь­ко вый­ти из ду­ша и упасть на кро­вать. На этот раз ему ни­чего не сни­лось.

Кар­низ ти­хонь­ко скрип­нул, ког­да блед­но-зе­леные порть­еры рез­ко разъ­еха­лись в сто­роны, про­пус­кая в ком­на­ту яр­кие лу­чи ут­ренне­го сол­нца. Фран заж­му­рил гла­за и на­тянул оде­яло чуть ли не до ма­куш­ки.
- Доб­рое ут­ро, синь­ор Ан­то­нел­ли. - Этот го­лос уже был зна­ком маль­чи­ку. – Вы не спус­ти­лись к зав­тра­ку, и я взя­ла на се­бя сме­лость раз­бу­дить вас.
Из-под оде­яла пос­лы­шалось нев­нятное бур­ча­ние.
- Прос­ти­те? – Жен­щи­на по­дош­ла к из­го­ловью кро­вати и отод­ви­нула ру­кой лег­кую ткань бал­да­хина.
- Вре­мя, - пов­то­рил Фран.
- Де­вятый час, синь­ор.
- Я зав­тра­каю в один­надцать.
- Воз­можно, в Па­лер­мо зав­трак в один­надцать, а здесь в во­семь ча­сов.
Маль­чик раз­дра­жен­но сдер­нул оде­яло, ог­ля­дыва­ясь на гор­ничную.
При сол­нечном све­те он уви­дел, что ей, ве­ро­ят­но, чуть боль­ше со­рока лет; мяг­кие склад­ки мор­щин воз­ле рта при­дава­ли ее ли­цу очень доб­рое и теп­лое вы­раже­ние. Род­ное да­же. Мель­кну­ла мысль о том, что, на­вер­ное, так дол­жны выг­ля­деть ма­мы.
Гру­бость, ко­торую он уже со­бирал­ся ска­зать, вы­лете­ла из го­ловы.
- Я спу­щусь че­рез де­сять ми­нут.
- Хо­рошо, синь­ор. Стол нак­рыт на ве­ран­де, се­год­ня чу­дес­ная по­года.
По­года в са­мом де­ле бы­ла чу­дес­ной, хо­тя и нес­коль­ко жар­кой. То, что ре­ка на­ходи­лась все­го в сот­не мет­ров от до­ма, ока­залось весь­ма кста­ти. Пос­ле зав­тра­ка, Фран соб­рался ис­ку­пать­ся – ох­ранни­ки дол­го спо­рили, мож­но ли от­пускать се­милет­не­го маль­чиш­ку од­но­го к ре­ке, но так как обо­им не хо­телось ухо­дить в та­кую жа­ру да­леко от кон­ди­ци­оне­ров, ре­шили, что мож­но. Гор­ничная лю­без­но по­каза­ла ему крат­чай­шую до­рогу до бе­рега.

Ши­рокая вы­топ­танная тро­пин­ка с глу­боки­ми ко­ле­ями от ма­шин­ных ко­лес шла меж те­нис­тых за­рос­лей де­ревь­ев, оги­бая не­боль­шой час­тный ви­ног­радник. Фран ша­гал мед­ленно, что­бы по­доль­ше ос­та­вать­ся в прох­ладной те­ни. Ус­лы­шав по­зади се­бя го­лоса, он ос­та­новил­ся. Нес­коль­ко де­вушек, звон­ко сме­ясь, про­еха­ли ми­мо не­го на ве­лоси­педах и скры­лись за по­воро­том. Маль­чик по­думал, что в та­кую жа­ру най­дет­ся не­мало же­ла­ющих ис­ку­пать­ся. Поб­ли­зос­ти рас­по­лага­лось толь­ко од­но мес­то, где мож­но зай­ти в во­ду: даль­ше ре­ка ухо­дила в го­ры, и бе­рега бы­ли нас­толь­ко кру­тыми, что спус­тить­ся по ним нет ни­какой воз­можнос­ти. А еще даль­ше на вос­ток на­ходи­лась тер­ри­тория за­повед­ни­ка. Фран не знал, мож­но ли ту­да по­пасть, но плес­кать­ся в тес­ном озер­це с тол­пой нез­на­комых лю­дей ему не хо­телось. У по­воро­та, ку­да нап­ра­вились ве­лоси­педис­тки, был вот­кнут в зем­лю де­ревян­ный ука­затель с наз­ва­ни­ем за­повед­ни­ка. По­жав пле­чами в от­вет на мыс­ленный воп­рос «По­чему бы и нет?», маль­чик по­шел по вос­точно­му от­вет­вле­нию тро­пин­ки.
Как толь­ко гус­тые по­сад­ки де­ревь­ев за­кон­чи­лись и Фран вы­шел на от­кры­тую по­ляну, его об­да­ло го­рячим воз­ду­хом. Сол­нце жгло не­щад­но. Спус­тя чет­верть ча­са ходь­бы, маль­чик ос­та­новил­ся и прис­лу­шал­ся. Ука­зате­лей боль­ше не бы­ло, и он не знал, пра­виль­но ли идет. Раз­да­вал­ся от­да­лен­ный шум во­ды, приг­лу­шен­ный птичь­им свис­том, ше­лес­том вы­соких кус­тарни­ков на го­рячем вет­ру и гу­дени­ем ав­то­мобиль­ной трас­сы, вед­шей к за­повед­ни­ку Кань­онов Ве­ликой Ре­ки Кас­си­биле. Сто­ило Фра­ну прой­ти еще мет­ров де­сять на этот шум, как звук во­допа­дов пе­ребил все ос­таль­ные зву­ки. С вы­соко­го хол­ма, где сто­ял маль­чик, от­кры­вал­ся вид на рус­ло ре­ки, бур­ля­щей зе­леной во­дой.
Раз­би­ва­ясь о бес­числен­ные мел­кие кань­оны и дро­бясь на мно­жес­тво во­допа­дов, во­да пе­нилась и стре­митель­но нес­лась вдоль бе­регов, за­мирая в ок­руглых, со­вер­шенно проз­рачных за­водях. В та­ких мес­тах да­же с при­лич­но­го рас­сто­яния мож­но бы­ло раз­гля­деть гли­нис­тое дно, по­рос­шее бу­рым мхом.
Нес­коль­ко ми­нут Фран сто­ял, не дви­га­ясь, и не­от­рывно гля­дел на ре­ку. Опом­нившись, на­конец, от рез­кой прох­ла­ды воз­ду­ха, дур­ма­нив­шей го­лову пос­ле жар­ко­го пек­ла, он ос­мотрел кру­той склон, при­киды­вая, как спус­тить­ся вниз. Дер­жась за пуч­ки зе­леной тра­вы, рос­шие по скло­ну, маль­чик ос­то­рож­но пе­рес­ту­пал по кам­ням.
Ока­зав­шись на ка­мен­ной уз­кой пло­щад­ке, у края ко­торой бе­лая пе­на мед­ленно рас­тво­рялась в озер­це, где те­чение поч­ти схо­дило на нет, Фран при­сел на кор­точки и опус­тил ру­ку в во­ду. Она бы­ла не прос­то хо­лод­ной, а ле­дяной – паль­цы тут же на­чало ло­мить. И это бы­ло хо­рошо. Это бы­ло чу­до как хо­рошо при та­кой нес­терпи­мой жа­ре. Не сдер­жав улыб­ку, маль­чик опус­тил в ре­ку вто­рую ру­ку и упер­ся ла­доня­ми в ров­ное дно. Здесь бы­ло сов­сем мел­ко, а чуть даль­ше тон­кие выс­ту­пы ка­мен­ных плит, слов­но ле­сен­ки, уво­дили вглубь за­води.
Фран пос­мотрел вверх. Над про­тиво­полож­ным бе­регом воз­вы­шал­ся поч­ти от­весный склон го­ры, по­рос­ший кус­тарни­ками и пуч­ка­ми вы­горев­шей жел­то­ватой тра­вы. И над вер­ши­нами хол­мов в блед­но-го­лубом не­бе ви­село бе­лое пят­но сол­нца.
Шум во­ды сли­вал­ся с вет­ром, хо­лодив­шим мок­рые кис­ти рук и тре­пав­шим во­лосы маль­чи­ка, неп­ри­выч­ная све­жая прох­ла­да уда­ряла в го­лову, а пе­ред гла­зами дро­жала по­дер­ну­тая час­той рябью со­вер­шенно зе­леная во­да.
На­вер­ное, имен­но тог­да он впер­вые по­думал о том, что та­кое сво­бода. Вок­руг не бы­ло ни ду­ши, нич­то не при­меши­валось к вос­при­ятию ок­ру­жа­юще­го ми­ра, ни­ког­да преж­де Фран не чувс­тво­вал так обос­трен­но за­пахи и цве­та, на­сыщен­ные и чис­тые.
Ос­та­вив обувь на бе­регу, не сни­мая одеж­ды, маль­чик мед­ленно за­шел в во­ду. Ко­лючий хо­лод сос­тавлял силь­ный кон­траст с об­жи­га­ющи­ми лу­чами. Стис­нув зу­бы и заж­му­рив­шись, Фран быс­тро за­шагал по сколь­зко­му дну ту­да, где бы­ло пог­лубже, что­бы це­ликом оку­нуть­ся. Од­ну но­гу све­ло су­доро­гой; маль­чик пос­коль­знул­ся на мхе. Озе­ро не бы­ло глу­боким, но па­дая, он уда­рил­ся за­тыл­ком о ка­мен­ный край. Не­бо и реч­ное дно пе­ревер­ну­лись, по­меня­лись мес­та­ми, и Фран не мог со­об­ра­зить, ку­да нуж­но плыть. Наг­ло­тав­шись во­ды, он, на­конец, смог под­нять­ся. Его слег­ка сно­сило те­чени­ем, те­ло уже не чувс­тво­вало ни хо­лода, ни жа­ры. В гла­зах ря­било. Зе­леная во­да сли­лась с зе­леным, как кис­лое яб­ло­ко, не­бом, сли­лась с цве­том его во­лос, при­лип­ших к ли­цу, с цве­том вен, осо­бен­но вы­деляв­шихся под поб­леднев­шей ко­жей. Да­же сол­нце све­тило, слов­но че­рез зе­леное бу­тылоч­ное стек­ло. Фран сто­ял поч­ти по пле­чи в во­де, и бы­ло труд­но ды­шать. В го­лове все зве­нело – так, как зве­нит ти­шина: ог­лу­шитель­но до бо­ли в вис­ках. Во рту был неп­ри­выч­ный прив­кус реч­ной во­ды. Толь­ко сей­час на за­тыл­ке на­чало ныть мес­то уда­ра.
И все же, ему бы­ло хо­рошо. Хо­телось гром­ко зас­ме­ять­ся, но лег­кие не слу­шались – по­луча­лось толь­ко глу­боко, не­ров­но вды­хать.
По­дул ве­тер; маль­чик вдруг сно­ва по­чувс­тво­вал бо­лез­ненный хо­лод и, от­кашли­ва­ясь, стал вы­бирать­ся на наг­ре­тые сол­нцем кам­ни.
Нем­но­го от­ды­шав­шись, Фран ос­мотрел­ся. Вок­руг ни­чего не из­ме­нилось; ре­ка уже унес­ла его сле­ды. А внут­ри все сжи­малось – от хо­лода и ка­кого-то смут­но­го ощу­щения все­доз­во­лен­ности: здесь и сей­час он мо­жет де­лать, что за­хочет. Он впер­вые ос­тался без прис­мотра вез­де­сущих лю­дей от­ца; и как же вос­поль­зо­вать­ся этой вне­зап­ной сво­бодой? Сбе­жать? Бла­го, вдоль трас­сы мож­но доб­рать­ся до го­рода, а там!... Черт его зна­ет, что там, но ведь мож­но! Или уто­пить­ся? За­лезть сно­ва в эту проз­рачную за­водь, за­мер­знуть нас­мерть и рас­тво­рить­ся в зе­леной-зе­леной во­де. Да все од­но – луч­ше, чем воз­вра­щать­ся в дом, где его ник­то не ждет.
Ус­мехнув­шись сво­им мыс­лям, Фран взял в од­ну ру­ку обувь и, цеп­ля­ясь вто­рой за ус­ту­пы, вска­раб­кался на холм.

- Синь­ор Ан­то­нел­ли, что слу­чилось? Вы весь си­ний, как утоп­ленник!
На шум, ко­торый под­ня­ла гор­ничная, сбе­жались ох­ранни­ки. Один из них еле сдер­жался, что­бы не вы­ругать­ся.
Гор­ничная, меж тем, стя­нула с маль­чи­ка про­мок­шую май­ку и за­вер­ну­ла в при­несен­ное по­лотен­це.
- Я вас от­ве­ду в ком­на­ту… Фе­лис, сде­лай ско­рее го­ряче­го ка­као! – прок­ри­чала она, а за­тем по­вер­ну­лась к оза­дачен­ным муж­чи­нам: - Хо­роша ох­ра­на, ре­бенок чуть не уто­нул!
Бы­ло ре­шено зав­тра же воз­вра­щать­ся. Ох­ранни­ки ре­шили, что па­цан чок­нулся от жа­ры и, че­го доб­ро­го, еще раз поп­ро­бу­ет по­кон­чить с со­бой. Бес­по­ко­ились они, ра­зуме­ет­ся, за свою ра­боту. По­это­му ве­чером сле­ду­юще­го дня ма­шина вы­еха­ла в Па­лер­мо; по пла­ну, уже к рас­све­ту они дол­жны бы­ли доб­рать­ся.

Ма­шина сиг­на­лила уже не мень­ше ми­нуты.
- Ка­кого дь­яво­ла, они там пе­редох­ли все, что ли?!
На­конец, си­дев­ший за ру­лем муж­чи­на со злостью уда­рил по сиг­наль­ной кноп­ке и вы­шел, силь­но хлоп­нув двер­цей. Маль­чик вы­сунул го­лову в ок­но: его соп­ро­вож­да­ющий ши­роким ша­гом нап­равлял­ся к буд­ке ох­ра­ны, вык­ри­кивая на хо­ду прок­ля­тия и ру­гатель­ства. Ни­кого там не об­на­ружив, он сам вклю­чил ме­ханизм, и во­рота плав­но и бес­шумно ста­ли от­кры­вать­ся. Вер­нувшись в ма­шину, муж­чи­на сно­ва сел за руль, вы­рази­тель­но гля­нув на сво­его на­пар­ни­ка.
Ра­зуме­ет­ся, ник­то не со­бирал­ся про­вожать Фра­на в его ком­на­ту и по­могать нес­ти ве­щи. Один из его ох­ранни­ков, дос­тав из ба­гаж­ни­ка сум­ку, бро­сил ее маль­чи­ку.
- Сам до­тащишь, не тя­желая.
Из раз­го­вора, точ­нее, об­рывков ру­гатель­ств сво­их спут­ни­ков Фран до­гадал­ся, что весь об­слу­жива­ющий пер­со­нал по­местья еще от­хо­дит от тор­жес­твен­но­го ме­роп­ри­ятия, и ни­чего уди­витель­но­го, что в по­лови­не шес­то­го ут­ра ник­то не вы­шел их встре­чать.
Под­нявшись к се­бе, он бро­сил ве­щи у две­ри и про­шел на бал­кон.
По до­роге в Па­лер­мо он не спал ни ми­нуты. Да­же не ут­руждал се­бя изоб­ра­жать дет­ский не­вин­ный сон. Мыс­ли, при­шед­шие ему в го­лову тог­да на бе­регу ре­ки, за­нима­ли его це­ликом. Он бес­прес­танно за­давал­ся воп­ро­сом о ре­аль­нос­ти сво­ей – меч­ты? или уже це­ли? – в кон­крет­ных ус­ло­ви­ях. Мо­жет ли он сбе­жать или это все­го лишь мгно­вен­ный по­рыв, выз­ванный силь­ны­ми пе­режи­вани­ями? Единс­твен­ное, чем он мог се­бя ус­по­ко­ить: од­нажды он бу­дет сво­бод­ным. Ког­да вы­рас­тет. Спус­тя лет эдак двад­цать, как толь­ко власть пе­рей­дет в его ру­ки, а лю­бящий па­паша заг­нется, на­конец, во вре­мя оче­ред­но­го бан­ке­та. При этом маль­чик по­нимал, что об­ма­ныва­ет са­мого се­бя: да­же под­клю­чив всю фан­та­зию, он не мог пред­ста­вить се­бя гла­вой ма­фи­оз­ной семьи, не мог пред­ста­вить се­бя в боль­шом от­цов­ском ка­бине­те, от­де­лан­ном крас­ным де­ревом, за пись­мен­ным сто­лом, в ок­ру­жении под­чи­нен­ных и с бу­мага­ми в ру­ках, или пред­ста­вить се­бя во вре­мя ка­кой-ни­будь гран­ди­оз­ной пе­рес­трел­ки, скло­ня­ющим­ся над еле жи­вым те­лом сво­его кон­ку­рен­та, ко­торо­му он брез­гли­во вы­пус­тит пу­лю в лоб… Да и во­об­ще во­об­ра­зить се­бя в офи­ци­аль­ном чер­ном кос­тю­ме – та­кая одеж­да ни­ког­да не бы­ла ему к ли­цу. Так или ина­че, он за­ранее от­ка­зывал­ся от по­доб­но­го бу­дуще­го, ос­та­лось лишь объ­яс­нить это ос­таль­ным.
Поч­ти весь день он про­вел в са­ду. Заб­равшись на дав­но об­лю­бован­ное де­рево, он не ду­мал боль­ше о бу­дущем; зак­рыв гла­за, он вспо­минал ок­рес­тнос­ти Па­лац­цо­ло-Ак­рей­де, дву­хэтаж­ный дом, ок­ру­жен­ный цве­тущи­ми виш­не­выми де­ревь­ями, сколь­зкие, об­росшие мхом кам­ни, кру­тые кань­оны и ле­дяную зе­леную во­ду ре­ки.

А ночью он сно­ва ока­зал­ся в сво­ей пус­ты­не. Сно­ва ощу­щения, дав­но став­шие при­выч­ны­ми. Воз­можно, чуть-чуть жар­че, чем обыч­но. Гля­дя то под но­ги, то на мо­лоч­ную по­лос­ку ту­мана на го­ризон­те, Фран за­шагал впе­ред к сво­ей не­дос­ти­жимой це­ли. Ко­торый ме­сяц под­ряд он пы­та­ет­ся ту­да дой­ти? И со­вер­шенно ни­каких ре­зуль­та­тов! Эти ски­тания ему на­до­ели. Глу­пое мес­то, скуч­ное, бе­зоб­разное, как…как его дом. Маль­чик не за­метил, как на­чал злить­ся; он креп­ко сжи­мал паль­цы в ку­лак, и ног­ти ца­рапа­ли ла­дони. На зу­бах скри­пел пе­сок. Со­щурив гла­за, сле­зив­ши­еся от вет­ра, он пос­мотрел на ос­тро­вок зе­лени. «Я хо­чу ту­да по­пасть. Хо­чу. Сей­час же». Кап­ризное дет­ское раз­дра­жение зах­лесты­вало его; в го­лове со­вер­шенно нек­ста­ти по­яви­лись мыс­ли о семье, о тех лю­дях, ко­торые де­лали его су­щес­тво­вание та­ким не­выно­симым. Он дав­но не пла­кал, очень дав­но. Но сей­час при­чиной слез был от­нюдь не толь­ко го­рячий ве­тер. Пес­чинки по­пада­ли в гла­за и в нос. Он смот­рел в зем­лю, по­это­му не за­метил, как за­дел пле­чом что-то твер­дое и шер­ша­вое. Ко­жа в этом мес­те на­чала сад­нить. Фран ос­та­новил­ся и ог­ля­нул­ся: это был ствол де­рева. Дер­жась ру­кой за обод­ранное пле­чо, он с ми­нуту мол­ча сто­ял, со­об­ра­жая, от­ку­да оно взя­лось.
Он на­ходил­ся на гра­нице о­ази­са – там, где за­кан­чи­вал­ся пе­сок, и на­чина­лась соч­ная зе­леная тра­ва. Ос­та­валось сде­лать лишь шаг.
Сто­ило ему нас­ту­пить на влаж­ную от ро­сы зе­лень, как она мгно­вен­но по­жух­ла. Не ус­пел он опом­нить­ся, как во все сто­роны по зем­ле по­пол­зли слов­но ко­рич­не­ватые вол­ны, и спус­тя нес­коль­ко се­кунд вся тра­ва вы­сох­ла и по­чер­не­ла, буд­то об­го­рев­шая.
Фран обер­нулся – пря­мо на его гла­зах ко­ра на де­ревь­ях хрус­тну­ла и пош­ла тре­щина­ми от кор­ней к вет­вям, от пыш­ных крон поч­ти ни­чего не ос­та­лось – листья вмиг по­тем­не­ли и съ­ежи­лись, мед­ленно, очень мед­ленно на­чиная опа­дать вниз.
Рез­кий по­рыв вет­ра чуть не сбил его с ног. Прик­рыв нос и рот ла­донью, что­бы не по­пала пыль, он по­шел пря­мо, но че­рез па­ру мет­ров ос­та­новил­ся, ощу­тив под но­гами что-то влаж­ное и сколь­зкое.
Ве­тер стих.
Раз­да­лось про­тив­ное хлю­панье.
От­кашляв­шись, маль­чик пос­мотрел вниз: там, где преж­де на­ходи­лась блес­тя­щая гладь озе­ра, те­перь бы­ло бо­лото. Зе­лено-бу­рое, пу­зыря­ще­еся, буд­то ки­пящая во­да, с тор­ча­щими урод­ли­выми ко­ряга­ми, пок­ры­тыми мхом. И он сто­ял на са­мом его краю, поч­ти нас­ту­пив на илис­тый бе­рег. За­пах, ко­неч­но, был тот еще – Фра­на на­чало му­тить, и он пос­пешно от­вернул­ся.
На вет­вях де­ревь­ев уже не ос­та­лось поч­ти ни­чего, но это не ме­шало листь­ям раз­ме­рен­но па­дать и па­дать, соз­да­вая за­навес, от­де­ля­ющий о­азис от пус­ты­ни.
Сер­дце маль­чи­ка би­лось поч­ти ров­но. Он не ис­пы­тывал стра­ха или тре­воги, все­го лишь лег­кую рас­те­рян­ность. Он да­же ощу­щал, что воз­дух вок­руг не­го из­ме­нил­ся, и за­тума­нен­ный го­ризонт про­пал из по­ля зре­ния.
Вне­зап­но мир пе­ред его гла­зами дрог­нул и пе­ревер­нулся с ног на го­лову. Че­рез се­кун­ду он со­об­ра­зил, что упал. Ще­ку боль­но ца­рапа­ла выж­женная тра­ва; он чувс­тво­вал, что вок­руг его ло­дыж­ки об­ви­лось что-то мок­рое и уп­ру­гое.
Па­ру мгно­вений ни­чего не про­ис­хо­дило. Но как толь­ко он дер­нулся, пы­та­ясь под­нять­ся, его с си­лой по­тяну­ло на­зад. По­пытав­шись ух­ва­тить­ся за тор­ча­щий из зем­ли ко­рень, он толь­ко ра­зод­рал ко­жу на ла­донях, из-за че­го они ста­ли нес­терпи­мо щи­пать. Фран за­шипел, сжи­мая ку­лаки. Сде­лав уси­лие, он смог пос­мотреть че­рез пле­чо – из бо­лота к его но­ге про­тяну­лось неч­то, на­подо­бие щу­паль­ца. Он ин­стинктив­но вскрик­нул.
Боль­ше ни­чего не про­ис­хо­дило. Наг­нувшись к ло­дыж­ке, маль­чик хо­тел ос­во­бодить­ся, но пе­реси­лить от­вра­щение ока­залось не­лег­ко: щу­паль­це бы­ло блед­но-се­рое, рых­лое, пок­ры­тое мел­ки­ми яз­ва­ми и кус­ка­ми бо­лот­ной гус­той гря­зи. При­касать­ся к не­му ру­ками со­вер­шенно не хо­телось. Сев по­удоб­нее, он оки­нул взгля­дом мес­тность.
Вро­де бы ни­чего не из­ме­нилось. И толь­ко спус­тя ми­нуту – дру­гую он за­метил, что над по­вер­хностью бо­лота под­ни­ма­ют­ся два не­боль­ших тем­но-зе­леных бу­гор­ка. Ра­зоб­рать, что имен­но это та­кое, он не мог.
Бо­лото вздрог­ну­ло, по на­пол­нявшей его жи­же, ко­торую ед­ва ли мож­но бы­ло наз­вать во­дой, пош­ли кру­ги. Неч­то боль­шое, прос­то ог­ромное по­каза­лось из глу­бины. Холм мед­ленно под­ни­мал­ся, по не­му со всех сто­рон сте­кали мас­ля­нис­тые ру­чей­ки и ти­на. Фран за­воро­жено наб­лю­дал за про­ис­хо­дящим. Два мут­но жел­тых пят­на од­новре­мен­но по­яви­лись спра­ва и сле­ва вы­ныр­нувше­го из бо­лота су­щес­тва.
Это бы­ло по­хоже на го­лову… жа­бы. Ес­ли, ко­неч­но, пред­по­ложить, что су­щес­тву­ют жа­бы, го­лова ко­торых по раз­ме­рам за­мет­но пре­вос­хо­дит круп­ный ав­то­мобиль. А жел­тые пят­на, на­до по­лагать, бы­ли ее гла­за.
Фран поч­ти не ды­шал. Не столь­ко от ис­пу­га, сколь­ко от во­ни, ис­хо­див­шей из при­от­кры­того рта жа­бы. Маль­чик не без от­вра­щения осоз­нал, что вок­руг его но­ги об­вит язык. Тош­но­та сно­ва под­ка­тила к гор­лу. Пред­по­лагая, что монстр еще не пе­реду­мал им пе­реку­сить, Фран изо всех сил вце­пил­ся в зем­лю, вы­рывая су­хие тра­вин­ки и стеб­ли.
Прош­ла це­лая веч­ность, по­ка маль­чик и жа­ба смот­ре­ли друг дру­гу в гла­за. Фран не мог от­вести взгля­да, слов­но тем­ные зрач­ки су­щес­тва гип­но­тизи­рова­ли его. Все его мыс­ли бы­ли сос­ре­дото­чены на этих жел­тых кру­гах, в ко­торых пуль­си­рова­ли кро­шеч­ные чер­ные точ­ки.
От­ку­да взял­ся в его пус­ты­не по-зим­не­му хо­лод­ный ве­тер, он так и не по­нял. Но сто­ило ему ощу­тить ко­жей ле­дяной воз­дух, как он оч­нулся – так ему по­каза­лось. Вне­зап­но Фран вспом­нил, что все это – его сон. «Прос­то сон, прос­то сон, прос­то сон», - сту­чало у не­го в вис­ках. Он глу­боко вдох­нул и по­пер­хнул­ся: груд­ную клет­ку слов­но сда­вило тис­ка­ми. Он от­ча­ян­но дер­нул но­гой, од­новре­мен­но по­пытав­шись от­пол­зти на­зад.
В ту же се­кун­ду жа­ба за­шеве­лилась, от­че­го бо­лот­ная жи­жа рас­плес­ка­лась по бе­регу. Язык рез­ко дер­нулся, и маль­чик упал на спи­ну. Его та­щило впе­ред, очень быс­тро.
И вдруг все ис­чезло. Толь­ко тем­но­та, тош­нотвор­ная вонь, и что-то очень креп­ко об­хва­тило его гор­ло. Раз­ма­хивая ру­ками, он на­щупал ряд не­ос­трых, но до­воль­но креп­ких зу­бов – не бы­ло сом­не­ний, что его толь­ко что прог­ло­тили. Длин­ный тон­кий язык нес­коль­ко раз об­вился вок­руг его шеи. Ды­шать ста­нови­лось не­воз­можно, и пе­ред гла­зами уже плы­ли яр­кие кру­ги…
…Он втя­нул воз­дух ртом и тут же за­шел­ся каш­лем. Гла­за сле­зились, но вско­ре он смог ра­зоб­рать, что на­ходит­ся в сво­ей ком­на­те, в сво­ей пос­те­ли. Ском­канное оде­яло сбро­шено на пол, тон­кая ткань май­ки нас­квозь про­пита­лась по­том – хоть вы­жимай – и про­тив­но лип­ла к те­лу.
«Сон?»
Ко­неч­но же, сон. Как ина­че. Ду­рац­кий кош­марный сон.
Зак­рыв гла­за, он рас­сла­бил­ся и упал на по­душ­ку. Но тут же под­ско­чил – сад­ни­ло где-то в об­ласти пле­ча.
Очень ос­то­рож­но Фран на­щупал сод­ранную ко­жу на пле­че; ще­ка то­же бы­ла слег­ка оца­рапа­на. Во рту – прив­кус ти­ны. Уже влаж­ны­ми от под­сту­па­ющих слез гла­зами маль­чик пос­мотрел на по­ранен­ные ла­дони. Его на­чина­ло тряс­ти.
Мень­ше все­го на све­те сей­час Фра­ну хо­телось знать от­вет на воп­рос, сон ли это был или же он имел ре­аль­ную воз­можность уме­реть во рту чу­довищ­ной жа­бы. Пле­чи мел­ко дро­жали; он силь­но заж­му­рил гла­за и, вы­дох­нув весь воз­дух, стис­нул зу­бы. Он упор­но от­го­нял вос­по­мина­ния о про­изо­шед­шем, но не мог из­ба­вить­ся от ощу­щения, буд­то что-то лип­кое и тя­гучее оку­тыва­ет его, тя­нет вниз. К гор­лу под­сту­пали сле­зы. Что­бы не зап­ла­кать, Фран еще силь­нее заж­му­рил­ся, и под опу­щен­ны­ми ве­ками поп­лы­ли яр­кие кру­ги.
Так он про­лежал ми­нут де­сять, мо­жет, чуть боль­ше. За это вре­мя единс­твен­ны­ми зву­ками, до­носив­ши­мися до его слу­ха, бы­ли его собс­твен­ное рва­ное ды­хание и час­тый стук сер­дца. Ни ше­лес­та де­ревь­ев за ок­ном, ни ос­то­рож­ных ша­гов ох­ра­ны в ко­ридо­рах. Чуть при­под­нявшись, он ог­ля­дел ком­на­ту. Преж­ний поч­ти ис­те­ричес­кий ужас про­шел, но за­быть так ско­ро ца­рапи­ны, под­твержда­ющие его худ­шие до­гад­ки, бы­ло труд­но. Маль­чи­ку не­час­то сни­лись кош­ма­ры и уж точ­но они ни­ког­да не пу­гали его до слез. Но сей­час ему от­ча­ян­но хо­телось уви­деть хоть од­но жи­вое су­щес­тво, убе­дить­ся, что сон дей­стви­тель­но за­кон­чился, что он в бе­зопас­ности. Вок­руг бы­ло так ти­хо, что мог­ло по­казать­ся, буд­то все вмиг вы­мер­ли. Глу­по, ко­неч­но, но то ли еще при­дет в го­лову пос­ле по­доб­ных сно­виде­ний. Фран хо­тел бы­ло встать и вый­ти из ком­на­ты, но что-то ос­та­нав­ли­вало его. А вдруг, в са­мом де­ле, ока­жет­ся, что он один в этом ог­ромном до­ме? Во­об­ра­жение ус­лужли­во ри­сова­ло кар­ти­ны, как он по­оче­ред­но от­кры­ва­ет все две­ри, заг­ля­дыва­ет в ка­бине­ты и спаль­ни, но они пус­ты, и ник­то не от­зы­ва­ет­ся на его го­лос. А по­том он вы­ходит во двор, и из блес­тя­щего в лун­ном све­те ис­кусс­твен­но­го пру­да на не­го смот­рят два мут­но-жел­тых гла­за…
Все­го лишь кош­мар.
Маль­чик под­нял с по­ла лег­кое лет­нее оде­яло, смя­тое и прох­ладное, и, при­жав к гру­ди, ут­кнул­ся в не­го ли­цом.
Фран ни­ког­да не бо­ял­ся кош­ма­ров, но, в кон­це кон­цов, он шес­ти­лет­ний маль­чиш­ка, его ро­вес­ни­ки, про­сыпа­ясь ночью в хо­лод­но­му по­ту, мо­гут зак­ри­чать «Ма­ма!», и за­бот­ли­вые ро­дите­ли тут же при­бегут к их кро­ват­кам, вклю­чат свет, об­ни­мут и ска­жут, что это все­го лишь сон. А вот к не­му ник­то не при­бежит. Отец и мать без­мя­теж­но дрых­нут в дру­гом кры­ле до­ма, ус­лы­шать его мо­гут толь­ко ох­ранни­ки, но ма­лове­ро­ят­но, что они ки­нут­ся уте­шать пе­репу­ган­но­го ре­бен­ка. Ко­неч­но же, он не со­бира­ет­ся кри­чать и звать. По­тому что ни­кого нет, в са­мом де­ле – нет. И ни­ког­да не бы­ло. И сей­час он, в са­мом де­ле, один – в этом до­ме и во всем ми­ре.
Фран смор­гнул выс­ту­пив­шую на гла­зах вла­гу. Вы­тянув пе­ред со­бой ру­ку, он пос­мотрел на чер­не­ющие ца­рапи­ны на фо­не блед­ной ла­дони. Маль­чик ос­то­рож­но сжал паль­цы, хва­тая пус­то­ту. Он прек­расно знал, как от­но­сят­ся к не­му ро­дите­ли, но в этот мо­мент он бы мно­гое от­дал, что­бы мать ока­залась ря­дом и взя­ла его ла­донь в свою.
Гу­бы что-то без­звуч­но шеп­та­ли, боль­но ще­мило в гру­ди. Внут­ри у маль­чи­ка все сжи­малось при каж­дом вздо­хе; под­тя­нув ко­лени к жи­воту, он силь­нее стис­нул оде­яло. Тон­кие со­леные струй­ки тек­ли по его ще­кам. От­че­го-то ста­ло осо­бен­но хо­лод­но и тос­кли­во. Рот его был при­от­крыт и под­бо­родок мел­ко дро­жал. Фран все знал и по­нимал, спо­кой­но при­няв мысль об оди­ночес­тве, он уже мно­го пла­кал – рань­ше. И с тех пор не поз­во­лял не­навис­тным ему лю­дям вы­зывать его сле­зы.
Пер­вый хрип­лый по­лувс­крик выр­вался из его гру­ди, раз­бив звон­кую ти­шину ком­на­ты. Ут­кнув­шись в по­душ­ку и сжав ее так силь­но, что по­беле­ли кос­тяшки паль­цев, он ре­вел, да­же не пы­та­ясь сдер­жать се­бя. За­чем – все рав­но ник­то не ус­лы­шит. По­тому что ни­кого нет. Он пов­то­рял эти сло­ва про се­бя сно­ва и сно­ва, буд­то дру­гих слов не су­щес­тво­вало. И это вы­зыва­ло но­вые прис­ту­пы слез, маль­чик поч­ти зах­ле­бывал­ся в собс­твен­ном не­ров­ном ды­хании и всхли­пах. Его ду­шил ка­шель, в вис­ках сту­чала кровь, ему ста­нови­лось то жар­ко, то хо­лод­но – ко­жей на от­кры­той спи­не он явс­твен­но ощу­щал, как его про­дува­ет сквоз­няк, слов­но чей-то ле­дяной про­тив­ный язык ка­са­ет­ся его, как в кош­ма­ре. Сквозь тя­желые су­дорож­ные вздо­хи он слы­шал, как пле­щет­ся бо­лот­ная во­да, а из тем­но­ты под сом­кну­тыми ве­ками на не­го смот­ре­ли два жел­тых круг­лых гла­за хо­лод­ным и рав­но­душ­ным взгля­дом – та­ким, как смот­ре­ли на не­го все лю­ди.
…Он не пом­нил, что бы­ло по­том. Воз­можно, он сов­сем вы­мотал­ся и про­валил­ся в сон – маль­чик не мог при­пом­нить, как ус­по­ко­ил­ся.
Он ле­жал спи­ной на бар­ха­тис­том мат­ра­се кро­вати – прос­ты­ня и оде­яло вновь бы­ли сбро­шены на пол. Бал­конная дверь рас­пахну­та нас­тежь; ве­тер тре­пал тон­кую свет­лую за­навес­ку. На блед­ном ро­зово-го­лубом не­бе еще мор­га­ли мел­кие точ­ки звезд. Фран пол­ной грудью вдох­нул све­жий воз­дух. О том, что с ним бы­ло этой ночью, на­поми­нал толь­ко за­ложен­ный нос и по­щипы­вание в гла­зах, буд­то все это про­ис­хо­дило не с ним.
По­лежав еще нес­коль­ко ми­нут, он мед­ленно встал и поп­лелся в ван­ную. Боль­шое зер­ка­ло в тон­кой зо­лотис­той ра­ме под­твер­ди­ло его до­гад­ки: гла­за бы­ли пок­раснев­ши­ми и слег­ка при­пух­ли. От­крыв кран, он наб­рал при­гор­шню хо­лод­ной во­ды, что­бы умыть­ся. Взгляд маль­чи­ка ос­та­новил­ся на его ла­донях: от ца­рапин на них не ос­та­лось и сле­да. Пос­пешно пос­мотрев в зер­ка­ло, он толь­ко те­перь за­метил, что сса­дина на ще­ке так­же про­пала. Раз­вернув­шись спи­ной и заг­ля­нув че­рез пле­чо, он убе­дил­ся, что и там ко­жа в пол­ном по­ряд­ке, не счи­тая крас­но­ватых сле­дов - от­пе­чатав­шихся узо­ров по­вер­хнос­ти мат­ра­са. Фран еще раз вни­матель­но ос­мотрел ру­ку. Про­вел паль­ца­ми, но ощу­тил толь­ко тон­кие ни­точ­ки ли­ний жиз­ни – и ни­каких бо­евых ра­нений. Те­перь все слу­чив­ше­еся ночью ка­залось еще бо­лее не­ре­аль­ным.
Вый­дя из ван­ны, маль­чик ус­та­ло опус­тился на ди­ван. От по­пыт­ки как-то на­вес­ти в го­лове по­рядок, у не­го за­ныло все те­ло, и он ре­шил не ду­мать об этом. В лю­бом слу­чае, не сей­час.
В дверь ос­то­рож­но, но нас­той­чи­во пос­ту­чали.
- Синь­ор Ан­то­нел­ли, вы еще спи­те?
- Да, - ле­ниво отоз­вался маль­чик.
- Про­шу про­щения, но ваш отец про­сил на­пом­нить, что се­год­ня у вас важ­ная по­ез­дка, и он бу­дет ждать че­рез час в цен­траль­ной гос­ти­ной.
- Хо… - на­чал бы­ло Фран, но в гор­ле пер­ши­ло; он от­кашлял­ся. – Хо­рошо.
То­роп­ли­вые ша­ги быс­тро за­тих­ли в ко­ридо­ре.

С то­го ут­ра прош­ло поч­ти че­тыре го­да – и за все это вре­мя кош­мар ни ра­зу не пов­то­рил­ся. Ни в ре­аль­ном ми­ре, ни в ми­ре сна нич­то не на­поми­нало о про­изо­шед­шем, так что Фра­ну на­чало ка­зать­ся, буд­то и вправ­ду оно ни­ког­да не про­ис­хо­дило.
В тот день по­местье выг­ля­дело дей­стви­тель­но рос­кошно. Из ок­на мож­но бы­ло уви­деть ук­ра­шен­ную гир­лянда­ми ал­лею и край блес­тя­щего от све­та фо­нарей пру­да. Са­мым кра­сивым, ко­неч­но, был фон­тан: в тон­ких стру­ях от­ра­жалась раз­ноцвет­ная ил­лю­мина­ция – прав­да, из это­го ок­на он был не­виден за вы­соки­ми, ак­ку­рат­но подс­три­жен­ны­ми кус­та­ми.
Фран си­дел на по­докон­ни­ке, под­тя­нув ко­лени к гру­ди, и смот­рел в сад. За­дер­ну­тая што­ра не спа­сала его от шу­ма. Хо­тя в за­ле то­же бы­ло кра­сиво, но ид­ти ту­да маль­чи­ку со­вер­шенно не хо­телось.
Это был его день рож­де­ния. По­жалуй, пер­вый день рож­де­ния, ко­торый он ис­крен­не воз­не­нави­дел. Вмес­то обыч­ной по­ез­дки заг­ра­ницу отец ор­га­низо­вал тор­жес­твен­ный при­ем в честь его де­сяти­летия. Се­год­ня его офи­ци­аль­но пред­ста­вят гла­вам ма­фи­оз­ных кла­нов как нас­ледни­ка, как бу­дуще­го бос­са семьи Ан­то­нел­ли. А это оз­на­ча­ет, что сбе­жать от­сю­да не по­лучит­ся по­тому, что се­год­ня он им ну­жен. Впро­чем, вот уже пол­ча­са маль­чи­ку уда­валось ус­пешно пря­тать­ся меж­ду опу­щен­ной бар­хатной што­рой и еще теп­лым пос­ле днев­ной жа­ры стек­лом.
- Вот ты где.
Вы­сокая свет­ло­воло­сая жен­щи­на в свер­ка­ющем крас­ном платье скло­нилась над ним.
- По­чему из-за те­бя весь дом дол­жен с ума схо­дить! Отец уже ду­мал, что ты сбе­жал!
Длин­ные паль­цы с крас­ны­ми ног­тя­ми ух­ва­тили Фра­на за ухо, и тот пос­лушно слез с по­докон­ни­ка.
- Те­бя же про­сили се­год­ня вес­ти се­бя при­лич­но. Идем, отец мес­та се­бе не на­ходит.
Не­ак­ку­рат­но взяв маль­чи­ка за ру­ку, синь­ора Ан­то­нел­ли по­тащи­ла его че­рез весь зал, уво­рачи­ва­ясь от сну­ющих пов­сю­ду офи­ци­ан­тов.
Отец сто­ял в ком­па­нии двух та­ких же со­лид­ных муж­чин, го­ворил, сме­ял­ся и пил что-то тем­но-ян­тарно­го цве­та из ши­роко­го бо­кала – од­ним сло­вом, он лов­ко скры­вал свое бес­по­кой­ство о сы­не.
Жен­щи­на в крас­ном под­тол­кну­ла Фра­на к ним и сра­зу же уш­ла.
- А, кста­ти, вот и он. - Синь­ор Ан­то­нел­ли по­ложил тя­желую ла­донь на пле­чо маль­чи­ка.
Один из муж­чин, вы­сокий и се­дово­лосый, доб­ро­душ­но взгля­нул на нас­ледни­ка.
- Ка­кой-то он у те­бя хи­лый. Не кор­ми­те вы его, что ли?
Го­лос его был низ­ким и до­воль­но при­ят­ным.
- За­то со­об­ра­зите­лен и остр на язык, - от­ве­тил отец.
- Что ж, хо­рошие ка­чес­тва.
- Впол­не, - отоз­вался не­боль­шо­го рос­та тол­стяк. – За­видую я те­бе, при­ятель, все-та­ки хи­лый па­рень луч­ше, чем три до­чери. Я да­же не знаю, ко­му пе­реда­вать де­ла.
- Все вер­но, - кив­нул се­дово­лосый. – По­это­му я зак­лю­чаю кон­тракт с Ан­то­нел­ли. Я рас­счи­тываю на дли­тель­ные от­но­шения, и в бу­дущем пред­по­чел бы ви­деть пар­тне­ром мо­ей семьи муж­чи­ну, а не де­вицу.
На не­боль­шой сце­не, ок­ру­жен­ной ши­роки­ми бе­лыми ва­зами с цве­тами, по­яви­лась де­вуш­ка в длин­ном чер­ном платье со скрип­кой в ру­ках. Ши­роко рас­пахнув гла­за, она ис­пу­ган­но смот­ре­ла в зал.
- Моя дочь, - са­модо­воль­но улыб­нулся тол­стяк и об­ра­тил­ся к Фра­ну: - Смот­ри, ма­лыш, прав­да, кра­сави­ца?
На вид ей бы­ло лет че­тыр­надцать. Ког­да де­вуш­ка на­чала иг­рать, шум в за­ле пос­те­пен­но стих. Ее ру­ки нем­но­го тряс­лись и ме­лодия вы­ходи­ла не­точ­ной.
Фран не был це­ните­лем кра­соты или му­зыки, боль­ше все­го сей­час ему хо­телось уй­ти из душ­но­го по­меще­ния.
- Отец, - впол­го­лоса поз­вал он, гля­дя сни­зу вверх на синь­ора Ан­то­нел­ли.
- Что, сы­нок?
- Мож­но я пой­ду в сад?
- Ко­неч­но, се­год­ня те­бя все мож­но.
Маль­чик пос­пе­шил вос­поль­зо­вать­ся шан­сом и пос­ко­рее улиз­нуть.
Во дво­ре бы­ло ти­хо, не счи­тая от­да­лен­но­го шу­ма, ос­тавше­гося по ту сто­рону па­рад­ных две­рей, и плес­ка фон­та­на. Лет­няя ночь бы­ла све­жей и прох­ладной; Фран по­тянул за гал­стук, ос­лабляя во­рот ру­баш­ки. Кос­тюм дос­тавлял ему мас­су не­удобств.
Маль­чик про­шел к ис­кусс­твен­но­му пру­ду, на по­вер­хнос­ти ко­торо­го мед­ленно по­качи­вались ро­зова­тые и бе­лые цве­ты. Вся пло­щад­ка от во­рот до цен­траль­но­го вхо­да бы­ла за­нята ма­шина­ми. Чуть даль­ше, на га­зоне у клумб нес­коль­ко че­ловек во­зились с чем-то на зем­ле. Ви­димо, го­тови­ли фей­ер­верки. Они нег­ромко пе­рего­вари­вались меж­ду со­бой.
Тем­ные ал­леи се­год­ня бы­ли под­све­чены сот­ня­ми мел­ких зо­лотис­тых огонь­ков.
Кто-то прош­мыгнул ми­мо ног Фра­на и с шо­рохом прыг­нул в куст. По при­выч­ке маль­чик ше­потом поз­вал «кис-кис», и из зе­леных вет­вей по­каза­лась ко­шачья го­лова. Это­го ко­та Фран час­то ви­дел в до­ме, но близ­ко с ним не встре­чал­ся; обыч­но жи­вот­ное оби­тало на кух­не или ухо­дило гу­лять за пре­делы по­местья.
Опус­тившись на кор­точки, Фран про­вел паль­ца­ми по тра­ве. Свер­ка­ющие жел­тые гла­за вни­матель­но сле­дили за его ру­кой. Че­рез не­кото­рое вре­мя кот, рас­плас­тавшись по зем­ле, ос­то­рож­но вы­полз из за­сады, под­би­ра­ясь бли­же к паль­цам. Маль­чик смог вни­матель­нее рас­смот­реть его. Кот был пу­шис­тым и тол­стень­ким, но до­воль­но гиб­ким, се­рая в по­лос­ку шерсть лос­ни­лась и блес­те­ла в бли­ках гир­лянд.
Ког­да мох­на­тая мор­дочка слег­ка кос­ну­лась тыль­ной сто­роны его ла­дони, Фран не­воль­но улыб­нулся угол­ка­ми губ.
- От­корми­ли те­бя, - ска­зал он, пог­ла­живая дру­гой ру­кой тол­стый бок.
По ту сто­рону жи­вой из­го­роди пос­лы­шал­ся шум. Фран прис­лу­шал­ся. Кот, взмах­нув взъ­еро­шен­ным хвос­том, то­же нас­то­рожил­ся. Раз­да­лись го­лоса: приг­лу­шен­ный муж­ской и поч­ти виз­жа­щий жен­ский. Слов бы­ло не ра­зоб­рать, но ин­то­нации сов­сем не по­ходи­ли на ми­лую бе­седу. Ког­да жен­щи­на вдруг вскрик­ну­ла, се­рый кот юр­кнул об­ратно в кус­ты.
Фран под­нялся. На са­мом де­ле, это его не ка­салось. Что бы там ни про­ис­хо­дило, ид­ти ту­да ему нет ни­како­го смыс­ла. Жаль, ко­неч­но, что они спуг­ну­ли его но­вого пу­шис­то­го при­яте­ля, но все рав­но – это не его за­боты.
Маль­чик и сам не знал, за­чем по­шел на звук го­лосов. Мо­жет, лю­бопытс­тво. Или что-то еще. Но толь­ко знал, что оп­ре­делен­но зря это де­ла­ет.
Вы­сокий муж­чи­на в чер­ном кос­тю­ме ох­ранни­ка сто­ял спи­ной к не­му, упе­рев­шись ру­ками в сте­ну до­ма. За его ши­рокой фи­гурой маль­чик не сра­зу за­метил де­вуш­ку в одеж­де офи­ци­ан­тки, за­жатую меж сте­ной и этим че­лове­ком. Го­лос ее сры­вал­ся на крик.
Убе­див­шись, что ему дей­стви­тель­но здесь не­чего де­лать, Фран раз­вернул­ся и по­шел об­ратно.
В этот мо­мент тра­ва за­шур­ша­ла, и чер­ная тень шмыг­ну­ла пря­мо под но­ги муж­чи­ны. Тот руг­нулся и на­угад пнул воз­дух; ви­димо, по­пал – раз­дался ко­шачий визг, и тень мет­ну­лась к Фра­ну.
Че­ловек в кос­тю­ме ог­ля­нул­ся.
- А ты что тут за­был, соп­ляк?
Поль­зу­ясь се­кун­дным за­меша­тель­ством, офи­ци­ан­тка выс­коль­зну­ла из рук сво­его ка­вале­ра и быс­тро по­бежа­ла вглубь са­да.
- Вот дь­явол!
Вни­мание ох­ранни­ка пол­ностью пе­рек­лю­чилось на маль­чи­ка.
- Я те­бя спра­шиваю, ка­кого чер­та ты здесь ша­та­ешь­ся? – про­рычал он, приб­ли­жа­ясь к Фра­ну.
По го­лосу и по­ход­ке Фран по­нял, что его со­бесед­ник пь­ян.
- Те­бя спро­сить за­был, где мне ша­тать­ся.
- Что ты ска­зал?!
Муж­чи­на за­мах­нулся ру­кой, но, приг­ля­дев­шись, уз­нал сы­на сво­его бос­са.
- Ах, это вы, - он рас­плыл­ся в кри­вой улыб­ке.
- По­хоже, со зре­ни­ем у те­бя де­ла об­сто­ят еще ху­же, чем с моз­га­ми.
Фран брез­гли­во по­мор­щился.
Тот, ка­залось, его не ус­лы­шал.
- А у вас же се­год­ня день рож­де­ния, вер­но? – про­дол­жал ох­ранник при­тор­ным го­лосом. – От всей ду­ши поз­драв­ляю. Уж из­ви­ните, что без по­дар­ка.
Он раз­вел ру­ками, чуть по­кач­нулся и хрип­ло зас­ме­ял­ся. От не­го шел рез­кий за­пах ал­ко­голя, си­гарет и по­та; его ли­цо в крас­ных про­жил­ках скло­нилось бли­же к маль­чи­ку.
Ста­нови­лось не­выно­симо тош­но. Ос­та­вать­ся ря­дом с ним Фран не хо­тел.
- Эй, ку­да же вы? – муж­чи­на схва­тил его за ло­коть, удер­жи­вая. – Не­уже­ли соб­ра­лись ухо­дить?
- От те­бя во­ня­ет.
- Где же ва­ши ма­неры, синь­ор!
- Пус­ти, мне про­тив­но.
Муж­чи­на оки­нул его през­ри­тель­ным взгля­дом.
- Вза­им­но. Про­тив­но ду­мать, что та­кая дрянь, как ты, бу­дет мной ко­ман­до­вать. Ты же на ля­гуш­ку по­хож. - Улыб­ка ис­чезла, его го­лос стал гру­бее и рез­че.
- Луч­ше уж выг­ля­деть, как ля­гуш­ка, чем иметь ля­гушачьи моз­ги.
- Мел­кий соп­ляк!
Вне­зап­но ох­ранник раз­махнул­ся, це­лясь в ли­цо Фра­ну. Тот ус­пел увер­нуть­ся, но тя­желая ла­донь все-та­ки за­дела его: из раз­би­той гу­бы по­тек­ла кровь.
Это бы­ло уже слиш­ком. За всю его жизнь ник­то и ни­ког­да не под­ни­мал на не­го ру­ку, ни при ка­ких об­сто­ятель­ствах. И сей­час пос­тра­дала не столь­ко гу­ба, сколь­ко гор­дость маль­чи­ка.
И кто… Все­го лишь прис­лу­га. Пос­мел. От­вра­титель­но.
От уни­жения хо­телось пла­кать. Хо­телось унич­то­жить на мес­те эту жал­кую па­родию на че­лове­ка. Не­нависть, та­кая силь­ная, ка­кой Фран не ис­пы­тывал преж­де, ще­кота­ла в лег­ких. По­нима­ние то­го, что сей­час он ни­чего не мо­жет сде­лать, зли­ло его еще боль­ше. При­жимая паль­цы ко рту, он от­сту­пил на­зад.
- Ну и что даль­ше? Ку­да по­дева­лась ва­ша яз­ви­тель­ность, синь­ор? – муж­чи­на сип­ло рас­сме­ял­ся.
Фра­ну еще ни­ког­да так не хо­телось чь­ей-то смер­ти.
Осоз­на­ние бес­по­мощ­ности силь­нее раз­жи­гало не­нависть в сер­дце и гла­зах маль­чи­ка.
Ох­ранник за­мах­нулся сно­ва.
Длин­ная тень, вне­зап­но выс­ко­чив­шая из кус­тов, об­ви­лась вок­руг его ру­ки.
- Что за…
Еще нес­коль­ко та­ких же те­ней, по­хожих на чер­ных зме­ек, вмиг опу­тали те­ло, и оно не­ук­лю­же шлеп­ну­лось на зем­лю.
Фран пос­мотрел в сто­рону жи­вой из­го­роди. Сре­ди зе­лени яр­ко го­рели жел­тые ко­шачьи гла­за, ко­торые за­мет­но уве­личи­лись и ок­ругли­лись.
Хрус­тну­ли кос­ти. Муж­чи­на зак­ри­чал, но тут же сор­вался на хрип, слов­но ему сда­вили гор­ло. Маль­чик не ви­дел, что про­ис­хо­дит - свет фо­нарей не про­никал в угол у сте­ны до­ма. В по­луть­ме он раз­ли­чил толь­ко ли­цо, мель­ка­ющие кис­ти рук ох­ранни­ка и во­рот бе­лой ру­баш­ки, на ко­тором от­четли­во вы­деля­лись чер­ные пят­на… кро­ви?
Из по­тока нев­нятных зву­ков Фран смог ра­зоб­рать толь­ко об­рывки ру­гатель­ств и прось­бы о по­мощи. Ему са­мому бы­ло страш­но, в по­ру бы сей­час убе­жать, но он сде­лал нес­коль­ко ша­гов впе­ред, что­бы пос­мотреть поб­ли­же.
Тон­кие тем­но-се­рые щу­паль­ца, креп­ко стя­нув­шие те­ло, Фран уз­нал сра­зу. Нес­коль­ко лет на­зад точ­но та­кое же дер­жа­ло его за но­гу и та­щило в пасть ог­ромной жа­бы. С тех пор этот кош­мар боль­ше не снил­ся ему, но за­быть по­доб­ное неп­росто.
Сей­час пок­ры­тые тре­щина­ми и яз­ва­ми язы­ки не вы­зыва­ли у не­го от­вра­щения. Он спо­кой­но смот­рел в ли­цо сво­ему обид­чи­ку, наб­лю­дая, как тот хва­та­ет ртом воз­дух, а бел­ки его глаз на­лива­ют­ся кровью по ме­ре то­го, как щу­паль­це силь­нее сжи­малось на его шее.
Спус­тя ми­нуту муж­чи­на был мертв. Его ру­ки, не­ес­тес­твен­но вы­вер­ну­тые в пле­чах, скре­щива­лись за спи­ной; мыш­цы на обе­зоб­ра­жен­ном гри­масой бо­ли ли­це рас­сла­бились, и язык вы­валил­ся изо рта.
Стран­но, но сей­час маль­чи­ку не бы­ло про­тив­но смот­реть на это изу­родо­ван­ное ли­цо. И удов­летво­рения он то­же не ис­пы­тывал. Он во­об­ще ни­чего не ощу­щал, слов­но смот­рел на пус­тое мес­то.
Чер­ные змей­ки от­пусти­ли те­ло и скры­лись в кус­тах. Маль­чик не стал ог­ля­дывать­ся, он и так чувс­тво­вал, что от­ту­да за ним наб­лю­да­ют два свер­ка­ющих жел­тых гла­за.
Пос­лы­шались ша­ги и го­лоса. Это от­влек­ло Фра­на. Он вспом­нил, что в са­ду еще бы­ли лю­ди, и они мог­ли ус­лы­шать кри­ки. Что они по­дума­ют, ког­да уви­дят его ря­дом с тру­пом?? Ра­зуме­ет­ся, ни­кому не при­дет в го­лову, что он мог сде­лать та­кое.
Спо­соб­ность трез­во мыс­лить вер­ну­лась вне­зап­но. Ши­роко от­крыв гла­за, Фран смот­рел на ле­жащее пе­ред ним изу­родо­ван­ное те­ло ох­ранни­ка, прок­ру­чивая в па­мяти слу­чив­ше­еся. Маль­чик не сом­не­вал­ся, что это он убил, по­ка не­понят­но, ка­ким об­ра­зом, но имен­но он. Ес­ли сей­час его най­дут, то мож­но ска­зать, что гу­лял по са­ду и слу­чай­но об­на­ружил труп. Ему по­верят на­вер­ня­ка и ни в чем не за­подоз­рят.
Сер­дце уча­щен­но за­билось. Фран чувс­тво­вал, что ему нуж­но бе­жать от­сю­да – с этой ал­леи, из са­да, из до­ма. Ожив­шие кош­ма­ры его со­вер­шенно не вдох­новля­ли. Он чувс­тво­вал, что здесь ос­та­вать­ся нель­зя. По­чему? Хо­роший воп­рос, ес­ли бы еще к воп­ро­су при­лагал­ся от­вет…
Дру­гой ин­те­рес­ный воп­рос «ку­да?» оза­ботил маль­чи­ка боль­ше. Под­дать­ся па­нике сей­час про­ще прос­то­го. Прик­рыв ла­доня­ми ли­цо, он про­тис­нулся меж­ду вет­вей кус­тарни­ка и, ока­зав­шись на гра­ви­евой до­рож­ке, ве­дущей к зад­не­му крыль­цу, нап­ра­вил­ся впе­ред.
Его ша­ги бы­ли то­роп­ли­выми, но Фран ста­рал­ся сту­пать поч­ти бес­шумно. Прош­мыгнув в дом, он по­шел пря­мо к цен­траль­ной лес­тни­це.
До сво­ей ком­на­ты ему ос­та­валось прой­ти все­го один ко­ридор.
- Синь­ор Ан­то­нел­ли!
Го­лос гор­ничной зас­та­вил его ус­ко­рить­ся.
- Синь­ор Ан­то­нел­ли, ваш отец ис­кал вас.
Де­лая вид, что не слы­шал, маль­чик шел даль­ше.
- Синь­ор, вы слы­шите ме­ня?
Две­ри бы­ли уже близ­ко. Фран по­бежал, не обо­рачи­ва­ясь, и, ока­зав­шись, на­конец, в ком­на­те, зак­рыл за­щел­ку.
Пе­реве­дя ды­хание, маль­чик выг­ля­нул в ок­но и прис­лу­шал­ся.
Су­дя по шу­му вни­зу, труп уже наш­ли. Ми­нут че­рез пять-де­сять они прер­вут праз­дник, и нач­нется су­ета. Нуж­но по­торо­пить­ся.
Сбе­жать, на са­мом-то де­ле, не так прос­то. Фран не знал ни од­но­го мес­та, где мож­но бы­ло бы спря­тать­ся, хо­тя бы вре­мен­но. Ку­да мо­жет пой­ти де­сяти­лет­ний па­цан сре­ди но­чи?
Он взгля­нул на ча­сы. Ско­ро бу­дет све­тать.
Стя­нув с се­бя не­навис­тный кос­тюм, маль­чик, на­конец-то, пе­ре­одел­ся. За­тем дос­тал из шка­фа не­боль­шой рюк­зак и бро­сил его на кро­вать.
В при­горо­де Па­лер­мо был заб­ро­шен­ный дом, при­над­ле­жащий их семье. Он час­то бы­вал там в детс­тве, но по­том ту­да вдруг пе­рес­та­ли ез­дить – он так и не по­нял, по­чему. Доб­рать­ся до ста­рой вил­лы не сос­та­вит осо­бого тру­да: ча­са два на элек­трич­ке и еще со­рок ми­нут пеш­ком. Они всег­да при­ез­жа­ли на ма­шине, но до­рогу от до­ма до стан­ции Фран знал на­изусть по­тому, что час­то убе­гал гу­лять по ок­рес­тнос­тям.
На дно рюк­за­ка лег­ли па­ра фут­бо­лок, сви­тер, тон­кий плед, фо­нарик, кар­манные но­жи и про­чая ме­лочь, об­на­ружен­ная в ящи­ке ко­мода. День­ги маль­чик уб­рал во внут­ренний кар­ман вет­ровки.
На дис­плее ча­сов све­тились боль­шие зе­леные циф­ры «3:55». По приб­ли­зитель­ным рас­че­там, от по­местья до цен­тра го­рода он до­берет­ся за пол­ча­са и в на­чале шес­то­го бу­дет на же­лез­но­дорож­ном вок­за­ле, ес­ли ни­чего не слу­чит­ся…
Уже стоя в две­рях ком­на­ты, Фран на мгно­вение за­думал­ся и, вы­нув из рюк­за­ка мо­биль­ный те­лефон, бро­сил его на кро­вать.
На пер­вом эта­же все бы­ло ти­хо. Маль­чик ре­шил опять вос­поль­зо­вать­ся крыль­цом внут­ренне­го дво­ра: от­ту­да по ал­лее меж­ду вы­соких кус­тов мож­но бы­ло вый­ти к не­боль­шой ка­лит­ке, ми­нуя пост ох­ра­ны у глав­ных во­рот. А даль­ше на­чинал­ся лес. Впро­чем, этот лес – по­лоса сы­мити­рован­ной ди­кой при­роды, от­де­ля­ющая ряд рос­кошных особ­ня­ков от го­рода. А пря­мо за при­родой – жи­лые мно­го­этаж­ные до­ма. Не са­мый люд­ный рай­он Па­лер­мо, но и не ок­ра­ина. Фра­ну все­го-то и нуж­но из благ ци­вили­зации – круг­ло­суточ­ный про­дук­то­вый ма­газин и ав­то­бус­ная ос­та­нов­ка. Там уже доб­рать­ся до стан­ции па­ра пус­тя­ков.
Ос­то­рож­но при­от­крыв ре­шет­ча­тую ка­лит­ку, маль­чик выс­коль­знул за ог­ра­ду. Он ог­ля­нул­ся и, убе­див­шись, что его ник­то не ви­дел, нап­ра­вил­ся в сто­рону ле­са.

На стан­ции бы­ло пус­то. Фран тщет­но пы­тал­ся най­ти от­кры­тое окош­ко кас­сы. Он не был уве­рен, что ему про­дадут би­лет без лиш­них воп­ро­сов, по­это­му за­ранее про­думал план: ку­пить два би­лета – для се­бя и буд­то бы для соп­ро­вож­да­юще­го.
Ес­ли ве­рить рас­пи­санию, бли­жай­шая элек­трич­ка при­будет че­рез пол­ча­са. Ус­тро­ив­шись на ска­мей­ке нап­ро­тив круг­лых вок­заль­ных ча­сов, Фран рас­стег­нул мол­нию рюк­за­ка и вни­матель­но ос­мотрел со­дер­жи­мое. Еды, ко­торую он ку­пил, хва­тит от си­лы на два-три дня. По­том при­дет­ся что-то при­думы­вать на мес­те.
Маль­чик не за­метил, как зад­ре­мал, а ког­да от­крыл гла­за, на пло­щад­ке уже соб­ра­лось нес­коль­ко че­ловек.
Всю до­рогу в элек­трич­ке он спал, заб­равшись с но­гами на скамью и прис­ло­нив­шись лбом к прох­ладно­му окон­но­му стек­лу. И даль­ше все обош­лось без сюр­при­зов: он не пе­репу­тал стан­ции, не заб­лу­дил­ся по до­роге, не сва­лил­ся в ов­раг и не за­лез в чу­жой дом. Впро­чем, дом-то как раз слож­но бы­ло не уз­нать. Он сто­ял по­одаль от ос­таль­ных, ок­ру­жен­ный за­пущен­ным са­дом.
По­дой­дя к вы­соким во­ротам, Фран по­дер­гал пор­жа­вев­шую це­поч­ку, на ко­торой ви­сел вну­шитель­ных раз­ме­ров за­мок. От­кры­вать его не бы­ло ни­какой не­об­хо­димос­ти: ря­дом в ог­ра­де бы­ли отог­ну­ты прутья: ви­димо, заб­ро­шен­ный дом стал мес­тной пуб­личной дос­топри­меча­тель­ностью со сво­бод­ным по­сеще­ни­ем. Проб­равшись внутрь, маль­чик нап­ра­вил­ся пря­мо ко вхо­ду. Боль­шая мра­мор­ная лес­тни­ца крыль­ца мес­та­ми по­чер­не­ла и нем­но­го раз­ру­шилась, но выг­ля­дела так же ве­личес­твен­но, как и го­ды на­зад.
Заг­ля­нув внутрь до­ма, Фран ре­шил, что это мес­то сей­час – как раз то, что ему нуж­но, нес­мотря на все мел­кие не­удобс­тва.


…Скрип­ну­ли во­рота. Су­хие вет­ки хрус­тну­ли под кра­дущи­мися ша­гами.
- Ты уве­рен, что сю­да мож­но вхо­дить?
- Здесь уже лет пять ни­кого не бы­ло. Идем.
За­шур­ша­ла тра­ва. Две те­ни мель­кну­ли меж­ду де­ревь­ев, нап­равля­ясь к цен­траль­но­му крыль­цу до­ма.
Пос­лы­шал­ся приг­лу­шен­ный жен­ский смех. За­тем что-то тя­желое упа­ло на зем­лю и раз­би­лось; по­сыпа­лись мел­кие ка­меш­ки.
- Ой!
- Ос­то­рож­нее! Не ушиб­лась?
- Нет, все в по­ряд­ке.
Сно­ва шо­рох и воз­ня.
- А в дом мож­но по­пасть?
- По­чему нет. Ре­бята за­бира­лись внутрь, го­ворят, там да­же вся ме­бель сох­ра­нилась. Хо­зя­ева так и не воз­вра­щались сю­да.
- По­чему? – на­иг­ранный ис­пуг и удив­ле­ние в го­лосе.
Под но­гами пох­русты­вала осы­пав­ша­яся мра­мор­ная крош­ка.
- Я слы­шал, что здесь кто-то умер. Очень страш­ной смертью. И дух до сих пор жи­вет в этом до­ме.
- При­виде­ний не су­щес­тву­ет.
- Ты так уве­рена?
Смех.
- Эй, что ты де­ла­ешь!
- М?
- Не здесь же!
- Мо­жет, зай­дем внутрь?
«Это­го еще не хва­тало».
Че­ловек, все это вре­мя сто­яв­ший на бал­ко­не вто­рого эта­жа, скрыл­ся за стек­лянной дверью.
Сре­ди яб­ло­невых де­ревь­ев, там, ку­да не про­никал лун­ный свет, раз­дался треск и ши­пение.
- Что это бы­ло?
- По­хоже на змею.
- Здесь во­дят­ся змеи?!
Длин­ная чер­ная тень пе­ресек­ла са­довую до­рож­ку и мет­ну­лась к крыль­цу.
- Мне страш­но!
- Да не виз­жи ты!
Па­рень пе­рег­нулся че­рез ка­мен­ные пе­рила лес­тни­цы, заг­ля­дывая в тем­но­ту под ни­ми.
Тон­кая, вы­тянув­ша­яся вверх тень воз­никла пря­мо пе­ред его ли­цом и за­шипе­ла. Хрип­ло вскрик­нув, па­рень от­шатнул­ся.
- З-змея? – пис­кля­вый го­лос дро­жал.
- Ду­ра, где ты та­ких змей ви­дела?! Ухо­дим от­сю­да.
Пос­ледние сло­ва заг­лу­шил ис­тошный визг де­вуш­ки. В этот мо­мент тень уве­личи­лась ра­за в три и бро­силась пря­мо на них.
Спо­тыка­ясь о раз­во­рочен­ные кам­ни до­рож­ки, нез­ва­ные гос­ти спеш­но по­кину­ли заб­ро­шен­ное по­местье.
Спус­тя па­ру се­кунд, в са­ду вновь во­цари­лась ти­шина.
Зас­кри­пели пет­ли боль­шой де­ревян­ной две­ри. Фран спус­тился по лес­тни­це и, под­няв с зем­ли упав­шую фи­гур­ку со­вы, ук­ра­шав­шую пе­рила, ак­ку­рат­но пос­та­вил ее на преж­нее мес­то. Про­вел ру­кой по ос­тро­му кра­еш­ку, где от­ко­лол­ся ку­сок.
За то вре­мя, по­ка дом пус­то­вал, он стал убе­жищем для лю­бопыт­ных де­тей и влюб­ленных па­рочек. Толь­ко вот Фра­ну та­кие ви­зите­ры бы­ли не нуж­ны – раз­ве что поп­ракти­ковать­ся в… ма­гии? Он по­нятия не имел, как мож­но наз­вать про­ис­хо­дящее с ним. Но эти спо­соб­ности ока­зались по­лез­ны­ми: за про­шед­шие вре­мя па­ру раз при­ходи­лось от­пу­гивать бро­дяг, со­бирав­шихся ус­тро­ить­ся на ноч­лег.
В у­ют­ной ноч­ной ти­шине что-то мяг­ко уда­рилось о зем­лю. Яб­ло­ни в кон­це ав­густа бы­ли пол­ны пло­дов – горь­ко­ватых на вкус, но с чу­дес­ным све­жим аро­матом.
Ав­густ.
А ско­ро нас­ту­пит сен­тябрь. Фран толь­ко те­перь стал за­думы­вать­ся об этом. По­жалуй, осень он еще пе­режи­вет здесь, но в том, что­бы ос­та­вать­ся зи­мовать в до­ме без сте­кол и еди­ного на­мека на отоп­ле­ние, ма­ло при­ят­но­го. И это лишь по­лови­на проб­ле­мы.
Ра­но или поз­дно его най­дут. И вов­се не по­тому, что ро­дите­ли сос­ку­чат­ся по лю­бимо­му сы­ну. Ско­рее семья за­бес­по­ко­ит­ся по по­воду про­пажи единс­твен­но­го нас­ледни­ка: про­ще най­ти про­пав­ше­го бу­дуще­го гла­ву кла­на, чем за­вес­ти но­вого. Он жи­вет на заб­ро­шен­ной вил­ле уже два с лиш­ним ме­сяца, и за это вре­мя сю­да ник­то не при­ходил. Но при­дут. За го­ды, про­житые в семье, он у­яс­нил, что спря­тать­ся от ма­фии очень зат­рудни­тель­но, а ес­ли те­бя це­ленап­равлен­но ищут – то и вов­се не­воз­можно. По­это­му от­сю­да при­дет­ся ухо­дить.

В не­бе ви­села ог­ромная лу­на. Опус­тив ру­ки в кар­ма­ны, Фран сто­ял на са­довой до­рож­ке и, под­няв го­лову, смот­рел на не­бо. Се­год­ня вы­далась прек­расная ночь: теп­лая, но све­жая – от днев­ной ду­хоты не ос­та­лось и сле­да. Он ре­шил спать на ули­це – по­даль­ше от за­пахов гни­лых до­сок и бес­по­кой­ных крыс.
На зад­нем дво­ре был ус­тро­ен га­мак. Сом­не­ва­ясь в проч­ности этой конс­трук­ции, Фран выт­ряхнул из сет­ки су­хие вет­ви, лис­тву и осы­пав­ши­еся яб­ло­ки и ос­то­рож­но лег. Су­хой ствол де­рева опас­но зат­ре­щал.
Маль­чик зак­рыл гла­за. Ве­тер, раз­но­сив­ший по са­ду яб­лочный за­пах, стал чуть прох­ладнее, и Фран по­думал, что за­мер­знет к ут­ру. Но это бу­дет нес­ко­ро, а сей­час он ус­нул – прак­ти­чес­ки мгно­вен­но про­валил­ся в сон.
Крас­ная пус­ты­ня ни­чуть не из­ме­нилась со вче­раш­ней но­чи. Мед­ленно об­ле­тали де­ревья, пу­зыри­лась зе­леная во­да в бо­лоте, пе­сок так же ца­рапал ступ­ни. Но что-то бы­ло не так. Фран поч­ти фи­зичес­ки чувс­тво­вал чье-то при­сутс­твие – это ощу­щение ту­пой болью от­да­вало где-то вни­зу жи­вота. Он был аб­со­лют­но уве­рен, что не один на­ходит­ся в этом мес­те.
- Кто здесь?
Ну да, ко­неч­но. Так ему и от­ве­тили.
- Кто здесь? – пов­то­рил он гром­че.
Сно­ва ти­шина.
Маль­чик ог­ля­дел­ся и ос­та­новил взгляд на од­ном из де­ревь­ев. Су­хие листья мер­но па­дали вниз с го­лых вет­вей, де­рево ни­чем не от­ли­чалось от дру­гих, но… Воз­дух зад­ро­жал, и слов­но сквозь тон­кую, ис­тертую за­навесь Фран рас­смот­рел си­лу­эт.
- На­шел, - ус­лы­шал он вкрад­чи­вый нас­мешли­вый го­лос.
Раз­дался смех… Очень стран­ный смех, чес­тно го­воря. Фра­ну сра­зу ста­ло не по се­бе.
- А я все ждал, ког­да ты за­метишь ме­ня.
- Мо­жет, вый­де­те от­ту­да?
- Мо­жет. А что, так те­бя не ус­тра­ива­ет?
- Я не бу­ду раз­го­вари­вать с че­лове­ком… - тут маль­чик осек­ся: с че­го он ре­шил, что это че­ловек? – С тем, кто бо­ит­ся по­казать свое ли­цо.
- Бо­юсь?
Воз­дух сно­ва зад­ро­жал и, слов­но вод­ная гладь, по­шел кру­гами.
Это дей­стви­тель­но был че­ловек – к счастью маль­чи­ка. Он был со­вер­шенно не го­тов ко встре­че с еще ка­ким-ни­будь монс­тром сво­его кош­ма­ра.
Че­ловек вы­ше и стар­ше его, до­воль­но ху­дой, оде­тый в ко­рич­не­вато­го цве­та кос­тюм. Осо­бен­но Фран от­ме­тил при­чес­ку: во­лосы си­нева­того от­тенка, на ма­куш­ке хо­холок. «Го­лова как ана­нас», - по­думал он.
Нез­на­комец нах­му­рил­ся, слов­но ус­лы­шав его мыс­ли.
- И дав­но вы здесь?
В го­лосе, как обыч­но, ни­каких эмо­ций.
- Нет. Ме­сяц, плюс-ми­нус па­ру дней.
- За­чем?
- Наб­лю­даю за то­бой.
Гость со­щурил­ся, в упор гля­дя на маль­чи­ка. Его гла­за сме­ялись.
- И как? Ин­те­рес­но?
- За­бав­но, - кив­нул па­рень. – Все-та­ки не каж­дый день ви­дишь ил­лю­зи­онис­та, ко­торый са­мос­то­ятель­но на­учил­ся соз­да­вать ил­лю­зии вне сво­его ми­ра.
- По­нят­но.
Улыб­ка на мгно­вение про­пала с ли­ца нез­на­ком­ца. Ка­жет­ся, он рас­счи­тывал на удив­ле­ние со­бесед­ни­ка или хо­тя бы па­роч­ку воп­ро­сов.
По­вис­ло мол­ча­ние. Они прос­то сто­яли, гип­но­тизи­руя друг дру­га. Фран за­метил, что гла­за это­го пар­ня раз­но­го цве­та: один си­ний, дру­гой крас­ный.
- По­чему я вас рань­ше не ви­дел?
Гость ото­шел от де­рева и сде­лал нес­коль­ко ша­гов навс­тре­чу маль­чи­ку.
- Я бы сфор­му­лиро­вал ина­че: по­чему ты за­метил ме­ня сей­час? Ес­ли хо­чешь, от­ве­чу на этот и еще де­сяток дру­гих воп­ро­сов, ко­торые ты, во­об­ще-то, уже дол­жен был за­дать.
- Ну, да­вай­те, - по­жал пле­чами Фран.
- А те­бе са­мому что, сов­сем не­ин­те­рес­но?
- Нет.
В ру­ке пар­ня по­явил­ся тре­зубец – прос­то воз­ник со­вер­шенно из ни­от­ку­да. Паль­цы в тем­ных пер­чатках сжа­ли тон­кое древ­ко.
- Да, чес­тно го­воря, мне пле­вать, ин­те­рес­но те­бе или нет. Раз­го­вор нес­ко­рый, так что я пред­ла­гаю выб­рать бо­лее удоб­ную об­ста­нов­ку, как счи­та­ешь?
Не до­жида­ясь от­ве­та, он щел­кнул паль­ца­ми.
По­дул лег­кий ве­тер, за­шелес­те­ла лис­тва. Фран под­нял гла­за вверх: по блед­но-го­лубо­му не­бу плы­ли бе­лые об­ла­ка. Ти­шину на­рушил ме­лодич­ный скрип.
Они на­ходи­лись в цен­тре дет­ской пло­щад­ки, ок­ру­жен­ной зе­леным скве­ром. Под но­гами маль­чик по-преж­не­му ощу­щал пе­сок – прох­ладный, мяг­кий, ка­кой бы­ва­ет на чис­тых пля­жах. Он сто­ял в пе­соч­ни­це, прис­ло­нив­шись спи­ной к ме­тал­ли­чес­кой нож­ке «гри­ба». В нес­коль­ких ша­гах от не­го на ка­челях си­дел нез­на­комец и, со­щурив гла­за, смот­рел в не­бо.
- Хо­рошая по­года, прав­да? – спро­сил он.
Воп­рос не тре­бовал от­ве­та. Па­рень от­тол­кнул­ся но­гами от зем­ли.
Скрип ка­челей не был та­ким уж про­тив­ным, но Фран по­мор­щился.
Он не лю­бил ка­чели и дет­ские пло­щад­ки в це­лом с ку­чей счас­тли­вых де­тишек, ко­поша­щих­ся в пес­ке, как жу­ки. И де­тей он не лю­бил. А уж счас­тли­вых – осо­бен­но.
Впро­чем, он до­пус­кал, что в этой его неп­ри­яз­ни ви­нова­ты не они, а лю­ди, ли­шив­шие его детс­тва.
Маль­чик нах­му­рил­ся.
Рез­кий по­рыв вет­ра под­нял с зем­ли пыль, и че­рез па­ру мгно­вений с не­ба за­капал мел­кий дож­дик.
- Ви­дишь? – об­ра­тил­ся к не­му нез­на­комец. – Ил­лю­зор­ные ми­ры чувс­тви­тель­ны к нас­тро­ению ил­лю­зи­онис­та.
- Вы что-то ска­зать хо­тели? – сме­нил те­му Фран.
- Да. Ну, для на­чала: ты ил­лю­зи­онист.
- Ужас­но рад.
- …не пе­реби­вай ме­ня, будь так лю­безен. Все-та­ки не со сво­ими под­чи­нен­ны­ми раз­го­вари­ва­ешь.
- С ка­кой ста­ти я…
- С та­кой, что сей­час ты не в сво­ем ми­ре. Впро­чем, ря­дом со мной ты ниг­де не мо­жешь счи­тать се­бя в бе­зопас­ности.
Они пос­мотре­ли друг на дру­га.
Зри­тель­ный кон­такт длил­ся поч­ти ми­нуту. Фран чувс­тво­вал, буд­то раз­ноцвет­ные, чуть при­щурен­ные гла­за ви­дят его нас­квозь. Они гип­но­тизи­рова­ли и в то же вре­мя аб­со­лют­но точ­но да­вали по­нять, что с их об­ла­дате­лем дей­стви­тель­но не­безо­пас­но на­ходить­ся ря­дом. Во­об­ще та­кая иг­ра в гля­дел­ки нра­вилась маль­чи­ку с детс­тва, но до сих пор его от­кры­тый взгляд ник­то не вы­дер­жи­вал доль­ше двад­ца­ти се­кунд. Сей­час он яв­но про­иг­ры­вал.
Фран пос­мотрел в сто­рону, сде­лав вид, что ему в глаз по­пала пы­лин­ка.
Нез­на­комец удов­летво­рен­но улыб­нулся.
- Так на чем я ос­та­новил­ся?
- Я ил­лю­зи­онист.
- Ты нем­но­го пре­уве­личи­ва­ешь, но в це­лом прав. Зна­ешь ли, в ми­ре до­воль­но мно­го при­рож­денных ил­лю­зи­онис­тов. Они ви­дят сны о ка­ком-ни­будь стран­ном мес­те, да­же мо­гут пу­тешес­тво­вать в нем, го­раз­до ре­же у них по­луча­ет­ся под­чи­нить мир сво­им же­лани­ям. В тво­ем слу­чае – ты хо­тел доб­рать­ся до о­ази­са. Выс­шая сте­пень ин­тегра­ции ил­лю­зи­онис­та со сво­им тво­рени­ем нас­ту­па­ет тог­да, ког­да он на­чина­ет ощу­щать ма­лей­шие из­ме­нения в ми­ре, чувс­тву­ет его, как са­мого се­бя. Как мозг ощу­ща­ет из­ме­нения в лю­бой час­ти те­ла. Имен­но так ты об­на­ружил мое при­сутс­твие. Но зна­ешь, что уди­вило ме­ня боль­ше все­го, ма­лыш Фран­ни?
Маль­чи­ка аж пе­редер­ну­ло, и он не смог удер­жать­ся, брез­гли­во по­мор­щившись. Так его прак­ти­чес­ки ни­ког­да не на­зыва­ли.
Па­рень с раз­ноцвет­ны­ми гла­зами за­кинул но­гу на но­гу и об­нял од­но ко­лено. Ког­да тре­зубец ус­пел ис­чезнуть, Фран не за­метил.
- Ты не толь­ко ос­во­ил­ся в том ми­ре, но да­же смог соз­дать ил­лю­зии в ре­аль­нос­ти и кон­тро­лиро­вать их. Сла­бень­кие, ко­неч­но – раз­ве что де­тей по но­чам пу­гать в заб­ро­шен­ном до­ме, ког­да они и так го­товы виз­жать от лю­бого шо­роха. Но все-та­ки. Та­лан­тли­вый маль­чик.
На ли­це нез­на­ком­ца сно­ва по­яви­лась лу­кавая улыб­ка.
Фран слу­шал его впо­луха. Воп­ро­сы о том, кто же та­кой его со­бесед­ник, от­ку­да он взял­ся и че­го хо­чет, за­нима­ли его мыс­ли. По­ка что яс­но толь­ко од­но: он зна­ет о про­ис­хо­дящем го­раз­до боль­ше и, ве­ро­ят­но, вла­де­ет этой ма­ги­ей.
- Нет, не сто­ит пу­тать ма­гию и ил­лю­зии. Ма­гия – это для мла­ден­цев, ве­рящих в ис­то­рии о гно­мах и зуб­ных фе­ях, а я все же рас­счи­тываю, что ты дос­та­точ­но взрос­лый для та­ких фан­та­зий. Ил­лю­зии – сов­сем иное. Это оп­ти­чес­кие об­ра­зы, об­ман – не толь­ко зре­ния, но и всех ор­га­нов чувств, нас­толь­ко ре­алис­тичный об­ман, что сто­ит жер­тве на до­лю се­кун­ды по­верить в не­го, и ее ждет вер­ная смерть. Ра­зуме­ет­ся, это по­вер­хностная ха­рак­те­рис­ти­ка, не­воз­можно в двух сло­вах опи­сать при­роду ил­лю­зий.
Тот факт, что этот тип еще и чи­та­ет его мыс­ли, ре­шитель­но не нра­вил­ся маль­чи­ку. Ему все боль­ше ста­нови­лось не по се­бе в при­сутс­твии это­го че­лове­ка, ко­торый все боль­ше раз­дра­жал его: жес­та­ми, улыб­ка­ми, ма­нерой при­щури­вать гла­за и ис­ко­са смот­реть, вкрад­чи­вым, слег­ка ле­нивым го­лосом. Но на ли­це Фра­на ни один мус­кул не вы­дал неп­ри­яз­ни.
- …на прак­ти­ке очень слож­но са­мос­то­ятель­но ос­во­ить соз­да­ние ил­лю­зий. Дру­гое де­ло – ес­ли они воз­ни­ка­ют под вли­яни­ем силь­ных эмо­ций. Тог­да ил­лю­зи­онист не кон­тро­лиру­ет свои спо­соб­ности и выс­во­бож­да­ет боль­ше си­лы, чем мо­жет под­чи­нить се­бе. А это не­безо­пас­но, мо­гут пос­тра­дать ок­ру­жа­ющие.
Па­рень ог­ля­нул­ся че­рез пле­чо и пос­мотрел пря­мо в гла­за маль­чи­ку.
- Так и убить мож­но. По не­опыт­ности.
Сер­дце Фра­на глу­хо уда­рилось в гру­ди.
- Это бы­ла слу­чай­ность! – вы­палил он.
- В са­мом де­ле?
Что-то в го­лосе нез­на­ком­ца за­мет­но из­ме­нилось. Под­нявшись с ка­челей, он по­дошел к маль­чи­ку бли­же, поч­ти вплот­ную.
- А мо­жет быть, не слу­чай­ность, а на­копив­ша­яся не­нависть?
В не­воз­му­тимом преж­де взгля­де Фра­на по­яви­лось смя­тение.
- Все­го од­на слу­чай­ная смерть. Или они все зас­лу­жили это­го, раз­ве нет? Всег­да за­нятые со­бой, оза­бочен­ные толь­ко сво­им бу­дущим, сво­ими ме­лоч­ны­ми, гряз­ны­ми же­лани­ями, рав­но­душ­ные к собс­твен­но­му ни в чем не по­вин­но­му ре­бен­ку. Од­ним сло­вом, ма­фия.
Маль­чи­ку по­каза­лось, что пос­леднее сло­во па­рень про­из­нес с осо­бым от­вра­щени­ем.
- Как счи­та­ешь, мо­жет они все зас­лу­жили смерть? А ес­ли бы они уз­на­ли о тво­их спо­соб­ностях, что бы они сде­лали? Стран­ный ре­бенок, опас­ный для ок­ру­жа­ющих. Те­бя бы изу­чали, ста­вили опы­ты. Как на кры­сах. Так не луч­ше ли убить их, отом­стив за се­бя?
Раз­ноцвет­ные гла­за на­ходи­лись в нес­коль­ких сан­ти­мет­рах от его собс­твен­ных. Маль­чик ви­дел в них не­под­дель­ную зло­бу и не­нависть. Ря­дом с этим че­лове­ком ста­нови­лось страш­но. На лбу Фра­на выс­ту­пили ед­ва за­мет­ные ка­пель­ки по­та, сер­дце за­билось ча­ще.
«О чем он го­ворит? Месть, убий­ства, что он, черт возь­ми, име­ет в ви­ду?!»
Во взгля­де нез­на­ком­ца сно­ва по­яви­лось лу­кавое вы­раже­ние.
- Я имею в ви­ду, как важ­но для ил­лю­зи­онис­та дер­жать се­бя в ру­ках. Ты дол­жен в со­вер­шенс­тве уметь кон­тро­лиро­вать свои эмо­ции.
Ла­донь в чер­ной ко­жаной пер­чатке кос­ну­лась гру­ди маль­чи­ка.
- А сер­дечко-то как бь­ет­ся. - В го­лосе нез­на­ком­ца зву­чала нас­мешка.
Нап­ря­жение вмиг рас­се­ялось. Фран еле сдер­жался, что­бы не руг­нуть­ся.
Па­рень уже сто­ял в нес­коль­ких мет­рах от не­го, сжи­мая в ру­ке тре­зубец.
- На­де­юсь, ты по­нима­ешь, что я не прос­то так тра­чу с то­бой вре­мя. Суть мо­его пред­ло­жения бо­лее чем оче­вид­на. Ты очень та­лан­тлив, мне нуж­ны та­кие ре­бята. Но в оди­ноч­ку вы­ше это­го уров­ня те­бе не под­нять­ся, а раз­бра­сывать­ся спо­соб­ны­ми ил­лю­зи­онис­та­ми, сог­ла­сись, глу­по. Я пред­ла­гаю те­бе свою по­мощь и обе­щаю сде­лать из те­бя очень не­дур­но­го мас­те­ра ил­лю­зий. Вза­мен ты при­мыка­ешь к ком­па­нии мо­их со­юз­ни­ков и под­чи­ня­ешь­ся мо­им при­казам.
- Я ни­кому не со­бира­юсь под­чи­нять­ся, - отоз­вался маль­чик.
- Ну, ра­зуме­ет­ся. Ре­шение при­нима­ешь толь­ко ты, так что все в тво­их ру­ках, бу­дущий босс, - нез­на­комец скло­нил­ся в шут­ли­вом пок­ло­не.
«Босс?»
«А ведь он прав».
Фран вновь вер­нулся к мыс­ли о том, что бу­дет, ког­да его най­дут. Он же нас­ледник ма­фи­оз­ной семьи, ка­кие-то лю­ди уже ре­шили за не­го его бу­дущее, не ос­та­вив воз­можнос­ти что-ли­бо из­ме­нить по сво­ему же­ланию. В та­ком слу­чае вы­бор не ве­лик: стать бос­сом или сог­ла­сить­ся на пред­ло­жение это­го че­лове­ка.
Из двух зол обыч­но вы­бира­ют мень­шее.
В сло­жив­шей­ся си­ту­ации ему при­ходит­ся вы­бирать меж­ду пред­ска­зу­емостью и не­из­вес­тностью, не­навис­тное се­мей­ство или этот стран­но­ватый тип со взгля­дом ма­ни­акаль­но­го боль­но­го и до зу­бов­но­го скре­жета раз­дра­жа­ющи­ми ма­нера­ми, дав­ший ему са­му воз­можность вы­бора.
Нез­на­комец уже мед­ленно ша­гал прочь в сто­рону скве­ра.
Сом­не­вать­ся и раз­ду­мывать бы­ло ни к че­му.
Фран ок­ликнул его.
- Ты при­нял ка­кое-то ре­шение, ма­лыш Фран­ни?
- Да.
- От­лично. Тог­да встре­тим­ся зав­тра в том же мес­те, нет смыс­ла от­кла­дывать на­ши тре­ниров­ки.
По­дул ве­тер; си­лу­эт пар­ня ста­новил­ся все проз­рачнее, че­рез нес­коль­ко се­кунд он поч­ти рас­тво­рил­ся в воз­ду­хе.
- Эй, - вдруг вспом­нил Фран, - а на­зывать вас как? Вы не ска­зали име­ни.
На фо­не де­ревь­ев свер­кну­ли два огонь­ка – си­ний и крас­ный.
- Ес­ли все сло­жит­ся удач­но, смо­жешь на­зывать ме­ня учи­телем.
Ве­тер стал силь­нее и чуть не сбил маль­чи­ка с ног. Пе­ред его гла­зами все зад­ро­жало, за­вер­те­лось, сли­лось в од­но мут­но-зе­леное пят­но. Пос­леднее, что он ус­лы­шал – тот са­мый стран­ный смех.
И за­тем он прос­нулся.

Сол­нечные лу­чи со­чились сквозь вет­ви и па­дали ему на ли­цо. Фран по­мор­гал и, при­вык­нув к яр­ко­му све­ту, от­крыл гла­за.
В са­ду бы­ло до­воль­но ти­хо, толь­ко свис­та­ли пти­цы и ше­лес­те­ли кро­ны яб­ло­невых де­ревь­ев.
Под­нявшись из га­мака, он не­тороп­ли­во нап­ра­вил­ся к до­му. На се­год­ня у не­го мно­го пла­нов: по­сетить единс­твен­ный в ок­рес­тнос­ти про­дук­то­вый ма­газин, схо­дить к озе­ру – сол­нце пе­чет уже с ут­ра, то ли еще бу­дет к по­луд­ню. А еще нуж­но как сле­ду­ет от­дохнуть. Су­дя по все­му, его ожи­да­ет труд­ная ночь.



Глава 2


Тре­зубец ос­та­новил­ся в сан­ти­мет­ре от его ли­ца. Фран су­дорож­но сглот­нул и вы­дох­нул, все еще вни­матель­но гля­дя на свер­ка­ющее ос­трие.
Му­куро смот­рел свер­ху вниз на ле­жаще­го на зем­ле маль­чи­ка и не то­ропил­ся уби­рать тре­зубец. Кос­нувшись хо­лод­ным ме­тал­лом ще­ки сво­его уче­ника, он рез­ко пе­рех­ва­тил древ­ко дру­гой ру­кой и сде­лал шаг в сто­рону, дав воз­можность Фра­ну под­нять­ся.
- Я нес­коль­ко ра­зоча­рован. Ес­ли так пой­дет даль­ше, я ре­шу, что нап­расно тра­чу вре­мя с то­бой.
Маль­чик ис­ко­са пос­мотрел на учи­теля.
Спо­рить он и не со­бирал­ся. Тре­ниров­ки ока­зались го­раз­до тя­желее, чем он ду­мал, а прог­ресс был не­боль­шим. Ему са­мому на­чина­ло ка­зать­ся, что это бы­ла глу­пая идея.
Му­куро снял за­пылив­шу­юся пер­чатку и от­ки­нул пря­ди во­лос со лба.
- Не­делю на­зад бы­ло луч­ше, - мед­ленно про­гово­рил он и, от­ве­дя ру­ку в сто­рону, опер­ся на вот­кну­тый в пе­сок тре­зубец.
- Не­делю на­зад вы мне пле­чо вы­вих­ну­ли, - на­пом­нил впол­го­лоса Фран.
- Вот имен­но. Боль спро­воци­рова­ла же­лание кон­тра­тако­вать. Но ил­лю­зи­онист дол­жен уметь ак­ти­виро­вать свои си­лы по собс­твен­но­му же­ланию, а не под вли­яни­ем силь­ных эмо­ций. Я, ко­неч­но, мо­гу сей­час вы­вих­нуть те­бе вто­рое пле­чо, но тол­ку-то. Пле­чи и про­чие ко­неч­ности ра­но или поз­дно за­кон­чатся, и мы ни к че­му не при­дем.
Маль­чик сел под де­ревом и прис­ло­нил­ся спи­ной к шер­ша­вому ство­лу. Сол­нце па­лило не­щад­но, май­ка нас­квозь про­мок­ла от по­та, во­лосы при­липа­ли к ли­цу, ца­рапи­ны щи­пало от по­пав­ше­го в них пес­ка, а ушиб­ленное ко­лено неп­ри­ят­но ны­ло.
Тре­ниров­ки бы­ли жес­то­кими, Му­куро не де­лал скид­ку на от­сутс­твие бо­ево­го опы­та у уче­ника. Иног­да ка­залось, что он ата­ку­ет в пол­ную си­лу. Но од­но­го взгля­да на это­го че­лове­ка бы­ло дос­та­точ­но, что­бы по­нять: ата­ковать по мак­си­муму бес­по­мощ­но­го ре­бен­ка — ни­же его дос­то­инс­тва.
За про­шед­ший ме­сяц Фра­ну уда­лось на­учить­ся нес­коль­ким при­емам атак, но с за­щитой у не­го де­ла об­сто­яли за­мет­но луч­ше. Учи­тель объ­яс­нял, что са­мое глав­ное — пом­нить о при­роде ил­лю­зий. Хо­тя это бы­ло до­воль­но зат­рудни­тель­но, ког­да зе­леные ли­аны креп­ко опу­тыва­ли те­ло и сдав­ли­вали до хрус­та кос­тей.
- Се­год­ня ты рас­се­ян, нет смыс­ла про­дол­жать.
- Пос­той­те.
Фран под­нялся, по­тирая ру­кой ко­лен­ку, отоз­вавшу­юся болью на дви­жение.
- М? - Ро­кудо ос­та­новил­ся и че­рез пле­чо ог­ля­нул­ся на не­го.
- Я хо­тел спро­сить.
Раз­вернув­шись, Му­куро вни­матель­но пос­мотрел на уче­ника.
- Я мо­гу уме­реть во сне?
Му­куро нап­расно пы­тал­ся за­метить в гла­зах маль­чи­ка на­мек на страх или тре­вогу.
- Не вол­нуй­ся. В мои пла­ны не вхо­дит уби­вать те­бя.
- И все-та­ки?
Нем­но­го по­мол­чав, па­рень от­ве­тил:
- По­нятия не имею, в этом воп­ро­се у ме­ня ма­лова­то прак­ти­ки.
- Вы же зна­ете.
- За­чем это те­бе?
Они не­от­рывно смот­ре­ли в гла­за друг дру­гу.
- Со­ветую те­бе по­ка не за­думы­вать­ся об этом, - ска­зал Му­куро и в знак то­го, что раз­го­вор окон­чен, раз­вернул­ся и по­шел прочь.
- Это зна­чит - да? - крик­нул вдо­гон­ку Фран.
- Это зна­чит - не за­давай ду­рац­ких воп­ро­сов. Впро­чем, ес­ли ты сам най­дешь от­вет, я, по­жалуй, ре­шу, что ты не сов­сем без­на­дежен.
Строй­ный си­лу­эт ис­чез, ос­та­вив маль­чи­ка на­еди­не со сво­ими мыс­ля­ми.
За это вре­мя по­яви­лось дос­та­точ­но воп­ро­сов, а учи­тель яв­но не то­ропил­ся за­нимать­ся лик­бе­зом.
Фран зак­рыл гла­за, а ког­да от­крыл, то пус­тынный пей­заж сме­нил­ся уны­лым ин­терь­ером гос­ти­ной заб­ро­шен­но­го до­ма. Еще с ми­нуту он не дви­гал­ся, мед­ленно при­выкая к здеш­не­му воз­ду­ху (ко­торый за­мет­но от­ли­чал­ся от воз­ду­ха в его ми­ре), цве­там, зву­кам и ощу­щени­ям. В са­ду шу­мел силь­ный ве­тер, зас­тавляя ста­рые де­ревья скри­петь.
Под­нявшись с хо­лод­но­го по­ла, маль­чик пе­реб­рался на зас­те­лен­ный пле­дами мат­рас, слу­жив­ший ему кро­ватью.
За эти ме­сяцы вил­ла не ста­ла выг­ля­деть бо­лее об­жи­той. Об­на­ружив не­боль­шой ка­мин в ма­лень­кой гос­ти­ной пер­во­го эта­жа, Фран пе­рета­щил ту­да все най­ден­ные при­год­ные к ис­поль­зо­ванию ве­щи: вы­сокий мат­рас, сох­ра­нив­ший бар­ха­тис­тую обив­ку, нес­коль­ко пок­ры­вал и што­ры, ке­роси­новый фо­нарь и про­чие по­лез­ные ме­лочи. На чер­да­ке он об­на­ружил рос­кошную нас­толь­ную лам­пу с аба­журом из крас­но­го бар­ха­та, рас­ши­того мел­ки­ми кам­ня­ми. Лам­почки внут­ри не бы­ло, как, впро­чем, и элек­три­чес­тва в до­ме, что де­лало вещь еще бо­лее бес­по­лез­ной. Но маль­чик все-та­ки вод­ру­зил ее на ка­мин­ную пол­ку в гос­ти­ной: при­выч­ка к рос­ко­ши — страш­ная си­ла.
С на­чала тре­ниро­вок прош­ло поч­ти два ме­сяца. Ре­зуль­та­ты: кру­ги под гла­зами от бес­сонни­цы, став­шие не­отъ­ем­ле­мой де­талью его внеш­не­го ви­да, как и рав­но­мер­но пок­ры­ва­ющие все те­ло ца­рапи­ны и сса­дины; пов­режден­ная ме­сяц на­зад ло­дыж­ка поч­ти приш­ла в нор­му, и сей­час бес­по­ко­ило толь­ко вы­вих­ну­тое пле­чо. На фо­не этих травм Фран по­рой пе­рес­та­вал за­мечать мно­жес­твен­ные мел­кие ра­ны, ко­торые он по­лучал от ос­трых ши­пов — ми­лая де­таль ил­лю­зий учи­теля.
Кста­ти, о нем.
Маль­чик не мог по­нять, по­чему Му­куро ни ра­зу не вос­поль­зо­вал­ся сво­им тре­зуб­цем, да­же для шут­ли­вого уко­ла в вос­пи­татель­ных це­лях. Бо­лее то­го: ког­да од­нажды Фран чуть не на­порол­ся на ос­трие, учи­тель не по­ленил­ся схва­тить его за пле­чо и спас­ти, про­бур­чав что-то сред­нее меж­ду «не­ук­лю­жий иди­от» и «смот­ри, ку­да па­да­ешь». Ро­кудо яв­но бес­по­ко­ил­ся в тот мо­мент не об уче­нике, а о... О чем?
Этот тип с ног до го­ловы сос­то­ял из тайн.
Что, собс­твен­но, Фран знал о нем?
Ведь этот па­рень су­щес­тву­ет где-то в про­межут­ках меж­ду тре­ниров­ка­ми. В са­мом ли де­ле он обыч­ный че­ловек из мя­са и кос­тей, или он жи­вет толь­ко в ил­лю­зи­ях?
Маль­чик пред­по­читал пер­вый ва­ри­ант.
Су­дя по ак­центу, Му­куро ско­рее италь­янец, чем си­цили­ец. Имеч­ко у не­го стран­ное, зву­чит неп­ри­выч­но. Еще Фра­на ин­те­ресо­вало, име­ет ли он от­но­шение к ма­фии. Учи­тель го­ворил на эту те­му не­охот­но и поч­ти всег­да из­бе­гал ее. Но по ин­то­нации нет­рудно бы­ло до­гадать­ся, что он не­долюб­ли­ва­ет ма­фи­ози.
Но нес­мотря на все не­дос­ка­зан­ности, Фран не ис­пы­тывал жгу­чего лю­бопытс­тва. Он во­об­ще за­метил, что пос­те­пен­но ста­новит­ся без­различ­ным ко мно­гим ве­щам: к тай­нам, к фи­зичес­кой бо­ли (ес­ли она не ме­шала нор­маль­но дви­гать­ся и спать), к пос­то­ян­но­му ощу­щению лег­ко­го го­лода и от­сутс­твию ком­форта клас­са люкс, к от­сутс­твию вок­руг лю­дей. При этом он не чувс­тво­вал пот­ребнос­ти по­гово­рить с кем-то, и в ду­ше не скап­ли­вал­ся неп­ри­ят­ный оса­док, ко­торый лю­бого на его мес­те хо­тя бы раз в ме­сяц вы­нуж­дал бы бес­сонной ночью выть на лу­ну, ку­сать гу­бы в кровь и за­дыхать­ся от не­вып­ла­кан­ных слез.
Его все ус­тра­ива­ло. Кро­ме то­го, что про­дол­жать­ся та­кая жизнь дол­го не мо­жет. Но и к гря­дущим пе­реме­нам он то­же от­но­сил­ся впол­не рав­но­душ­но.
Ве­тер утих. По листь­ям де­ревь­ев и сте­нам до­ма зах­лестал дождь — слиш­ком силь­ный для это­го вре­мени го­да. Ху­дая чер­ная кош­ка, ко­торую Фран за­метил еще па­ру дней на­зад в са­ду, воз­никла в окон­ном про­еме меж­ду при­битых крест-нак­рест до­сок.
В спо­кой­ном взгля­де че­лове­ка, си­дев­ше­го у про­тиво­полож­ной сте­ны, она не наш­ла для се­бя уг­ро­зы и спрыг­ну­ла на пол.
Фран дей­стви­тель­но не был про­тив: он лю­бил ко­шек и не лю­бил дождь, и пол­ностью раз­де­лял же­лание сво­ей гостьи ук­рыть­ся от про­тив­ной сы­рос­ти.
От­дав один из пле­дов во вре­мен­ное поль­зо­вание жи­вот­но­му, маль­чик ус­тро­ил­ся на сво­ем мат­ра­се. Се­год­ня учи­тель сно­ва го­ворил о его без­дарнос­ти, и, ис­хо­дя из вы­рабо­тав­шей­ся тен­денции, это зна­чило, что сле­ду­ющая тре­ниров­ка бу­дет толь­ко че­рез день - два. За­чем Му­куро пос­то­ян­но де­лал та­кие пе­реры­вы, ос­та­валось еще од­ной за­гад­кой: то­ли хо­тел на­пугать уче­ника, буд­то вправ­ду боль­ше не при­дет, то­ли это бы­ло сов­па­дени­ем, а у мо­лодо­го пар­ня, в кон­це кон­цов, есть свои де­ла. Та­инс­твен­ные и ту­ман­ные, но все же.
Фран зак­рыл гла­за. Сей­час он не ока­жет­ся в пус­ты­не, став­шей его вто­рым (или уже пер­вым?) оби­тали­щем; сей­час он бу­дет прос­то смот­реть сны: ин­те­рес­ные и раз­ные, это­му он на­учил­ся в пер­вую оче­редь — от­де­лять ил­лю­зию от снов.

Ма­лень­кая бе­лая чаш­ка так и при­тяги­вала к се­бе вни­мание. Свет­лая жид­кость внут­ри гип­но­тичес­ки вздра­гива­ла и ис­то­чала не­веро­ят­но соб­лазни­тель­ный цве­точ­ный за­пах.
Фра­на дей­стви­тель­но труд­но бы­ло уди­вить, но се­год­ня с учи­телем тво­рилось что-то стран­ное. Ина­че с че­го это он вдруг от­ме­нил тре­ниров­ку и пред­ло­жил «вы­пить ча­шеч­ку ко­фе в ка­кой-ни­будь ми­лой за­бега­лов­ке». «Не люб­лю ко­фе», - от­ве­тил Фран. «Мо­жешь ря­дом по­сидеть, я не про­тив», - ска­зал Му­куро и изящ­ным жес­том на­чер­тил в воз­ду­хе пря­мо­уголь­ник, слов­но раз­ры­вая сво­им тре­зуб­цем ткань ил­лю­зор­но­го ми­ра пус­ты­ни. И вот они уже си­дят за од­ним из сто­ликов на пло­щад­ке пе­ред ка­фе, на вы­вес­ке ко­торо­го кра­су­ют­ся за­мыс­ло­ватые за­витуш­ки. Из че­го маль­чик сде­лал вы­вод, что они, воз­можно, сей­час не на Си­цилии, а в ка­кой-то дру­гой стра­не, хо­тя ес­ли мар­шрут вы­бирал учи­тель, то это за­веде­ние с та­ким же ус­пе­хом мог­ло на­ходить­ся на Мар­се.
- Ты че­го им лю­бу­ешь­ся, ос­ты­нет же.
Фран очень ос­то­рож­но взял в ру­ки чаш­ку и сде­лал гло­ток. Ощу­тив зна­комый мус­катный прив­кус, он удив­ленно под­нял бро­ви и поч­ти зал­пом до­пил чай.
- На­до же, сов­сем как нас­то­ящий, - ска­зал он, не вы­пус­кая из рук бе­лос­нежную по­суди­ну, на ко­торую вот уже вто­рую ми­нуту взи­рал с та­ким бла­гого­вени­ем, буд­то она — но­вое язы­чес­кое бо­жес­тво.
- Он и есть нас­то­ящий, бол­ван, да­ром что ил­лю­зия. Дар­джи­линг — не са­мое де­шевое удо­воль­ствие, а ты еще при­веред­ни­ча­ешь.
Фран по­мотал го­ловой в знак то­го, что не при­веред­ни­ча­ет, и про­дол­жил вос­хи­щен­но пя­лить­ся на скон­цен­три­ровав­ший­ся на дне оса­док.
- А вы что пь­ете? - спро­сил он, кра­ем гла­за за­метив, как Му­куро под­нес к гу­бам свою чаш­ку.
- Гё­куро.
- Не слы­шал та­кого.
- Кто бы мог по­думать.
- А мож­но поп­ро­бовать? - маль­чик по­тянул­ся впе­ред, пы­та­ясь уню­хать аро­мат ди­ковин­но­го на­пит­ка.
- Ты все рав­но не оце­нишь. Да уж и ес­ли пить Гё­куро, то в Япо­нии, а здесь так, од­но наз­ва­ние. В Ин­дии по­да­ют от­личный ин­дий­ский чай, а с япон­ским де­ла об­сто­ят го­раз­до пе­чаль­нее.
- А вы бы­вали в Япо­нии? - Фран сов­сем от­влек­ся от вос­по­мина­ний о сво­ем лю­бимом чае.
- Да.
- Рас­ска­жете?
- Мо­жет, в дру­гой раз. Не хо­чешь спро­сить, за­чем я те­бя сю­да приг­ла­сил?
- Неа. Ес­ли что-то важ­ное, вы и так ска­жете, а по­ка я бы с удо­воль­стви­ем вы­пил еще чаш­ку.
- По край­ней ме­ре, у те­бя по­явил­ся сти­мул со­вер­шенс­тво­вать­ся в ис­кусс­тве ил­лю­зий.
Сде­лав пос­ледний гло­ток, Ро­кудо пос­та­вил ма­лень­кую чаш­ку на стол, и выс­ко­чив­ший из две­рей ка­фе ма­лень­кий смуг­лый офи­ци­ант шус­тро заб­рал с их сто­ла пус­тую по­суду.
- Нам нуж­но бы­ло убить па­ру ча­сов, по­это­му тре­ниров­ку мы про­пус­ти­ли. К то­му же ты бы тог­да был в не слиш­ком оп­рятном ви­де, а по­яв­лять­ся так пе­ред де­вуш­кой — не ко­миль­фо.
- Ого! - с на­иг­ранным удив­ле­ни­ем вос­клик­нул Фран. - До­рогие рес­то­ран­чи­ки и де­вуш­ки — вот это я по­нимаю та­лант ил­лю­зи­онис­та. И час­то вы се­бе де­вочек фан­та­зиру­ете, учи­тель?
По­лучив чувс­тви­тель­ный ты­чок в жи­вот древ­ком тре­зуб­ца, воз­никше­го в ру­ках Му­куро, Фран ти­хо ох­нул.
- Толь­ко при ней пос­та­рай­ся не от­кры­вать рот, не­зачем пу­гать ее сра­зу. Кста­ти, нам по­ра.
- А мо­жет еще чаю? - с на­деж­дой в го­лосе про­тянул маль­чик.
Оче­ред­ной кон­такт древ­ка с его бо­ком зас­та­вил Фра­на об­ре­чен­но вздох­нуть.
- Идем.
Ид­ти дол­го не приш­лось: за по­воро­том в кон­це не­боль­шой ули­цы очер­та­ния до­мов блек­ли, рас­тво­ря­ясь в по­ис­ти­не пас­то­раль­ном пей­за­же.
- Ой. - От не­ожи­дан­ности маль­чик чуть от­шатнул­ся на­зад, но поз­дно: не­из­вес­тный ин­дий­ский го­род уже ис­чез.
Та­кого оби­лия цве­тов Фран не ви­дел да­же в ил­люс­тра­ци­ях дет­ских кни­жек. Он сто­ял на ог­ромном зе­леном по­ле, усы­пан­ном яр­ки­ми пят­на­ми цвет­ков так, что поч­ти не вид­но бы­ло зе­леной тра­вы. На го­ризон­те на фо­не чис­то­го го­лубо­го не­ба бе­лели очер­та­ния гор, вер­ши­ны ко­торых уты­кались в мяг­кие сгус­тки об­ла­ков.
Ес­ли бы не эти при­тор­ные цве­точ­ки, по­хожие на плод боль­ной дет­ской фан­та­зии, Фран бы ска­зал, что это сим­па­тич­ное мес­то. По край­ней ме­ре, воз­дух здесь го­раз­до све­жее, чем в его о­ази­се.
Но вряд ли это еще од­но пу­тешес­твие по стра­нам зем­но­го ша­ра.
- Это ведь чей-то мир, вер­но? - спро­сил маль­чик у сто­яв­ше­го за его спи­ной учи­теля.
- Пя­тер­ка с ми­нусом за со­об­ра­зитель­ность.
- А по­чему с ми­нусом?
- По­тому что мог бы до­гадать­ся сра­зу и не за­давать глу­пых воп­ро­сов.
- По­чему тог­да вы...
Маль­чик не ус­пел до­гово­рить.
Обер­нувшись, он уви­дел, как к ним стре­митель­но приб­ли­жа­ет­ся свет­лый си­лу­эт. Че­рез нес­коль­ко се­кунд он смог раз­гля­деть, что это бы­ла де­вуш­ка в длин­ной бе­лой со­роч­ке.
- Му­куро-са­ма! - сдер­жи­ва­ясь, что­бы не за­виз­жать от вос­торга, улы­балась она.
- Ты всег­да так ра­да ви­деть ме­ня, моя ми­лая Хром.
Де­вуш­ка ос­та­нови­лась ря­дом с ни­ми, ее ще­ки сла­бо пок­расне­ли.
Она выг­ля­дела млад­ше Му­куро, но вот при­чес­ка... Все тот же хо­холок, да­же во­лосы поч­ти та­кой же длин­ны.
«Сес­тра его, что ли?»
Ее пра­вый глаз был зак­рыт чер­ной по­вяз­кой, и маль­чик не мог ви­деть, крас­ный он, как у учи­теля, или нет.
- Ко­неч­но, ра­да! Я бо­ялась, что опоз­даю, но приш­ла да­же рань­ше вас.
- А это что у те­бя?
Му­куро кос­нулся ее пле­ча, на ко­тором вид­нелся ро­зовый шра­мик.
От это­го неб­режно­го при­кос­но­вения де­вуш­ка вздрог­ну­ла и еще боль­ше пок­расне­ла.
- Ни­чего страш­но­го, за­цепи­ло ос­колком... - от­ве­тила она сла­бым го­лосом, сму­щен­но улы­ба­ясь и опус­кая гла­за.
- Са­вада сов­сем те­бя не бе­режет. При­пом­ню это ему при сле­ду­ющей встре­че, - за­дум­чи­во ска­зал Ро­кудо, пог­ла­живая паль­цем шрам.
- Что вы, босс ни в чем не ви­новат! - вы­пали­ла она, но тут же сно­ва сму­тилась и ус­та­вилась в зем­лю. - Он пос­тра­дал тог­да го­раз­до серь­ез­нее.
- И свое те­ло он то­же не бе­режет. А ведь у ме­ня на не­го боль­шие пла­ны.
Все это вре­мя Фран наб­лю­дал за стран­ной па­роч­кой, пы­та­ясь по­нять, кем же они друг дру­гу при­ходят­ся. Он так уг­лу­бил­ся в свои раз­мышле­ния, что не за­метил, как на не­го, на­конец, об­ра­тили вни­мание.
- Собс­твен­но, это и есть твой по­допеч­ный.
«Он хо­чет ме­ня ей от­дать?! Не­уже­ли я нас­толь­ко его раз­дра­жаю?»
Это бе­зобид­ное соз­да­ние в бе­лой со­роч­ке в ка­чес­тве по­тен­ци­аль­но­го опе­куна не вы­зыва­ло у Фра­на ни ма­лей­шей сим­па­тии. Вот уже пять ми­нут она хло­пала гла­зами, крас­не­ла, блед­не­ла, вздра­гива­ла и очень на­тураль­но изоб­ра­жала го­тов­ность по­терять соз­на­ние от прис­таль­но­го взгля­да Му­куро.
- Он??
В го­лосе де­вуш­ки вне­зап­но по­яви­лись но­вые ин­то­нации. Фран удив­ленно под­нял на нее взгляд.
В боль­шом си­рене­вом гла­зу то­же бы­ло удив­ле­ние и... враж­дебность?
- Ты про­дол­жишь тре­ниро­вать­ся с Хром, - ска­зал Му­куро, с лю­бопытс­твом наб­лю­дая за ре­ак­ци­ей обо­их.
- Но... - на­чал бы­ло маль­чик.
Хром ог­ля­нулась на­зад.
Фран вы­тянул шею и чуть нак­ло­нил­ся в бок, что­бы уви­деть, что там.
Там ни­чего не бы­ло. По край­ней ме­ре, кро­ме цве­точ­ков и ба­бочек.
- Му­куро-са­ма, мне...
- ...по­ра ид­ти, - за­кон­чил за нее па­рень, улы­ба­ясь угол­ка­ми губ.
- Бос­су нуж­на моя по­мощь, - ви­нова­то по­тупи­лась Хром.
- На­до нам с то­бой как-ни­будь встре­тить­ся, и ты мне по­под­робнее рас­ска­жешь, как раз­вле­ка­ет­ся Вон­го­ла в мое от­сутс­твие.
- Ко­неч­но! Ког­да ска­жете, я неп­ре­мен­но...
Му­куро рез­ко нак­ло­нил­ся к ней и про­шеп­та­ла что-то на ухо.
Фран серь­ез­но ис­пу­гал­ся, что де­вуш­ка сей­час лоп­нет, как ло­па­ют­ся пе­рег­ревши­еся гра­дус­ни­ки в луч­ших тра­дици­ях муль­тип­ли­кации.
- Ко­неч­но, Му­куро-са­ма, я все сде­лаю, - кив­ну­ла она, прик­рыв гла­за.
- Те­перь сту­пай. Нам то­же нуж­но ид­ти.
Хром ад­ре­сова­ла еще один неп­ри­яз­ненный взгляд маль­чи­ку и ис­чезла.
Мяг­кая тра­ва под их но­гами вско­ре сме­нилась гру­бым пес­ком, а гор­ные го­ризон­ты — при­выч­ной пус­тынной кар­ти­ной.
- Сда­юсь. - Фран де­монс­тра­тив­но под­нял вверх ру­ки. - У ме­ня пол­но воп­ро­сов.
Го­лос его в то же вре­мя ос­та­вал­ся ров­ным.
- Что это все зна­чит?
- Неп­ло­хо для пер­во­го воп­ро­са. Ты ни­ког­да не за­думы­вал­ся, что сра­жения ил­лю­зи­онис­тов про­ис­хо­дят не в ис­кусс­твен­ных ми­рах — там уж им не­чего де­лить — а на­яву? По­это­му и тре­ниро­вать­ся нуж­но в ре­аль­ном ми­ре.
- Раз­ве вы не мо­жете этим за­нять­ся?
- Нет.
- По­чему?
- По­тому что мое те­ло сей­час за­нято дру­гими, бо­лее важ­ны­ми де­лами.
По го­лосу Му­куро бы­ло по­нят­но, что под­робнос­ти жиз­ни сво­его те­ла он раз­гла­шать не со­бира­ет­ся.
- А по­чему у нее та­кой мир? Толь­ко бе­лых ба­раш­ков с ро­зовы­ми лен­точка­ми не хва­та­ет и ра­дуж­ных по­ни.
- Собс­твен­ный мир это лич­ное де­ло каж­до­го ил­лю­зи­онис­та. Еще воп­ро­сы?
- По­чему ее го­лова то­же по­хожа на ана­нас?
- Зна­чит, ли­мит ум­ных воп­ро­сов ты ис­черпал. Тог­да сам рас­ска­жу. Хром - неч­то боль­шее, чем моя уче­ница, на дан­ный мо­мент она — свя­зу­ющая нить меж­ду мной и ре­аль­ностью. Хром ра­бота­ет на Де­сято­го бос­са Вон­го­лы, сей­час она на­ходит­ся в Япо­нии и че­рез нес­коль­ко дней вер­нется в Ита­лию. К это­му мо­мен­ту ты дол­жен бу­дешь ждать ее там, ад­рес я те­бе ска­жу. Встре­титесь, по­об­ща­етесь и нач­не­те тре­ниров­ки.
- И как я по­паду в Ита­лию?
- Лю­бым удоб­ным для те­бя спо­собом, в этом пла­не я пол­ностью де­мок­ра­тичен.
- То есть, не с по­мощью ил­лю­зий?
- Нет.
- По­нят­но.
- Сом­не­ва­юсь в этом, но по­ка объ­яс­нять что-ли­бо бес­смыс­ленно. Для на­чала те­бе нуж­но от­сю­да у­ехать. Счи­тай, что это твой пер­вый эк­за­мен на са­мос­то­ятель­ность.
- А с ва­ми мы еще уви­дим­ся?
- Ес­ли по­явит­ся не­об­хо­димость.
Фран ис­пы­тывал очень сме­шан­ные чувс­тва. Сло­во «при­вязан­ность» не слиш­ком точ­но ха­рак­те­ризо­вало его от­но­шение к это­му че­лове­ку. Ско­рее при­выч­ка. В лю­бом слу­чае, их сов­мес­тные тре­ниров­ки не бы­ли тем, от че­го он хо­тел бы от­ка­зать­ся раз и нав­сегда.
- Кста­ти, ты еще пом­нишь свой воп­рос про смерть во сне? - прер­вал по­вис­шее мол­ча­ние Ро­кудо.
- Да, но вы же ска­зали не ду­мать об этом.
- А по­чему об этом не нуж­но ду­мать?
- По­тому что вы так ска­зали, - поч­ти­тель­но от­ве­тил маль­чик.
- В том чис­ле. Так и быть, раз уж с зав­траш­не­го дня у те­бя нач­нется но­вая са­мос­то­ятель­ная жизнь, от­крою те­бе па­ру сек­ре­тов. Пом­нишь, в са­мом на­чале ты не мог дви­гать­ся в сво­ем ми­ре? Де­ло в том, что на тот мо­мент он еще не су­щес­тво­вал та­ким, ка­ким ты ви­дишь его сей­час. Что­бы ил­лю­зия ста­ла ре­аль­ной, а не плос­кой кар­тинкой, в нее нуж­но ве­рить. По су­ти, су­щес­тво­вал толь­ко ма­лень­кий ос­тро­вок зем­ли, на ко­тором ты и сто­ял. Как толь­ко ты по­верил, что это — це­лый мир, не име­ющий гра­ниц, он и стал та­ковым. Со смертью - поч­ти то же са­мое. Ес­ли ты не ду­ма­ешь о ней, то ее, гру­бо го­воря, не су­щес­тву­ет. По­это­му я ре­комен­до­вал те­бе не ув­ле­кать­ся раз­мышле­ни­ями на эту те­му. Лич­ный ил­лю­зор­ный мир так ус­тро­ен. Кста­ти, очень ми­ло с тво­ей сто­роны, что те­бе в го­лову не приш­ло усом­нить­ся в ре­аль­нос­ти са­мого ме­ня.
На этом мо­мен­те Фран окон­ча­тель­но пе­рес­тал по­нимать, о чем го­ворит учи­тель. Или на­обо­рот, толь­ко те­перь все и по­нял.
- То есть, вы хо­тите ска­зать...
Му­куро за­гадоч­но улыб­нулся.
Маль­чик вни­матель­но и с не­дове­ри­ем пос­мотрел на не­го. По­том сде­лал нес­коль­ко ша­гов впе­ред и, не­реши­тель­но про­тянув ру­ку, кос­нулся жи­вота учи­теля.
По­нача­лу он ощу­тил плот­ное те­ло, да­же теп­лое, как у обыч­но­го че­лове­ка. По­думав еще нем­но­го, он при­ложил чуть боль­ше си­лы и с удив­ле­ни­ем уви­дел, как ла­донь прош­ла нас­квозь.
- Вы не пе­рес­та­ете ме­ня удив­лять, - про­бор­мо­тал Фран, уже сме­лее ше­веля паль­ца­ми внут­ри ил­лю­зии.
- Не ув­ле­кай­ся, - Му­куро от­вел его ру­ку в сто­рону.
В гла­зах уче­ника све­тилось лю­бопытс­тво.
- А вам боль­но?
- Нет, ко­неч­но. Это так, что­бы ты при­нял к све­дению. Но не ду­май, что ты не мог по­бедить ме­ня лишь по­тому, что был уве­рен в ре­аль­нос­ти мо­его те­ла.
- Я и не ду­мал. А...
- Все, хва­тит раз­го­воров. Я рад, что ты не бро­са­ешь­ся мне на шею и не ры­да­ешь пе­ред пред­сто­ящей раз­лу­кой, и в об­щем-то, де­лать мне здесь боль­ше не­чего.
Му­куро рез­ко раз­вернул­ся, но не ус­пел прой­ти и па­ру мет­ров, как ус­лы­шал го­лос маль­чи­ка.
- Ад­рес!
- Что? - не по­нял Ро­кудо.
- Ад­рес мес­та, где я дол­жен бу­ду ждать эту ва­шу Хром.
Раз­дался уже зна­комый спе­цифи­чес­кий смех, свой­ствен­ный толь­ко од­но­му че­лове­ку, ко­торо­го знал Фран. На мгно­вение по­дума­лось, что он бу­дет нем­но­го ску­чать по это­му сме­ху.
Слов­но что-то тя­желое уда­рило его по за­тыл­ку, и в гла­зах у Фра­на по­тем­не­ло. Ког­да он от­крыл гла­за, то уви­дел, что си­дит на сту­пенях лес­тни­цы глав­но­го крыль­ца вил­лы. В го­лове все гу­дело. Это что, та­кой ори­гиналь­ный про­щаль­ный по­дарок?!
Еще один по­дарок маль­чик об­на­ружил не сра­зу. На пе­рилах, воз­ле трес­нувшей фи­гур­ки со­вы, ле­жал свер­ну­тый вчет­ве­ро бу­маж­ный лис­ток.
- И что мы име­ем на дан­ный мо­мент? - ри­тори­чес­ки спро­сил Фран мра­мор­ную пти­цу, те­ребя паль­ца­ми бу­магу. - Италь­ян­ский ад­рес, не­кото­рую сум­му де­нег и от­сутс­твие пла­на дей­ствий. Что ж, мож­но па­ковать че­мода­ны!
Под­нявшись, он не­тороп­ли­во поп­лелся в дом, что­бы заб­рать свой рюк­зак, бла­го в боль­шом ба­гаже он не нуж­дался: маль­чик очень рас­счи­тывал, что в но­вом до­ме его бу­дет ждать нор­маль­ная пос­тель, и та­щить в Ита­лию уже став­ший род­ным мат­рас нет не­об­хо­димос­ти.

В прос­торном свет­лом по­меще­нии вок­за­ла к ве­черу соб­ра­лось мно­жес­тво лю­дей. Пу­тешес­тво­вать ноч­ным по­ез­дом бы­ло го­раз­до удоб­нее, а ес­ли вы­бирать ре­ги­ональ­ные по­ез­да, то и де­шев­ле. Фран ку­пил би­лет на си­дячие мес­та: в пес­трой тол­пе на­рода, пред­по­чита­юще­го эко­номию ком­форту, он мог без тру­да за­терять­ся, оши­ва­ясь ря­дом со взрос­лы­ми – на вся­кий слу­чай, что­бы ник­то не об­ра­тил вни­мания на не­совер­шенно­лет­не­го пу­тешес­твен­ни­ка и не со­об­щил в по­лицию.
Всю до­рогу до пе­реп­ра­вы маль­чик си­дел, ус­та­вив­шись в ок­но и ста­ра­ясь не слу­шать раз­го­вор­чи­вую жен­щи­ну, за­няв­шую со­сед­нее мес­то. Она нес­коль­ко раз спра­шива­ла, где его ро­дите­ли, но Фран прит­во­рил­ся спя­щим, и по­пут­чи­ца вско­ре за­вяза­ла бе­седу с дру­гими. Он не знал точ­но, сколь­ко бы­ло вре­мени, ког­да по­езд ос­та­новил­ся и про­вод­ни­ца пре­дуп­ре­дила пас­са­жиров о пог­рузке на па­ром. На ули­це бы­ло тем­но и прох­ладно от ду­юще­го со сто­роны про­лива вет­ра. Сквоз­няк про­никал че­рез окон­ные ще­ли, и маль­чик ре­шил, что, на­вер­ное, под­хва­тит прос­ту­ду – креп­ким здо­ровь­ем он ни­ког­да не от­ли­чал­ся. Его на­чина­ло по-нас­то­яще­му кло­нить в сон, и он все ду­мал, уви­дит ли во сне учи­теля или ту стран­ную де­вуш­ку, при­выч­ный пус­тынный пей­заж или хоть что-то, на­пом­нившее ему, что он во­об­ще де­ла­ет сей­час в по­ез­де сре­ди со­вер­шенно нез­на­комых лю­дей, по­чему он не до­ма и ку­да нап­равля­ет­ся. В по­лутем­ном ва­гоне, ос­ве­щен­ном толь­ко от­све­тами фо­нарей с па­рома, в по­лути­шине, на­руша­емой воз­ней ус­нувших лю­дей или пе­решеп­ты­вани­ем тех, ко­му не спа­лось, Фра­ну ка­залось та­ким да­леким то вре­мя, ког­да он жил на заб­ро­шен­ной вил­ле, ког­да каж­дую ночь учи­тель из­во­дил его жес­тки­ми тре­ниров­ка­ми, и тем бо­лее да­леким ка­зал­ся его дом – слов­но не бы­ло ни­ког­да то­го до­ма, а бы­ло все­го лишь од­но из мно­жес­тва его сно­виде­ний.
Он прос­нулся поч­ти сра­зу, как рас­све­ло. До при­бытия ос­та­валось око­ло двух ча­сов, и это вре­мя Фран пот­ра­тил на об­ду­мыва­ние даль­ней­ших дей­ствий.
Ему не раз до­води­лось бы­вать на ма­тери­ковой час­ти Ита­лии, но как-то уж в его семье бы­ло при­нято поль­зо­вать­ся лич­ным са­моле­том, а не об­щес­твен­ным же­лез­но­дорож­ным тран­спор­том. Да и ис­кать в нез­на­комом го­роде дом, ру­ководс­тву­ясь толь­ко за­писан­ным на бу­маж­ке ад­ре­сом (маль­чик ав­то­мати­чес­ки про­верил на­личие за­вет­ной за­пис­ки в кар­ма­не шта­нов), для не­го в но­вин­ку.
Из ва­гона он вы­шел чуть ли не пос­ледним – не хо­тел тол­кать­ся вмес­те с ос­таль­ны­ми спе­шащи­ми.
- Эй, па­рень, ты че­го ози­ра­ешь­ся? По­терял­ся, что ли? – раз­дался хрип­лый муж­ской го­лос ря­дом с ним.
Фран ог­ля­нул­ся и уви­дел, что к не­му по­дошел один из во­дите­лей так­си – на его гру­ди ви­сел бей­дж с име­нем и фо­то.
- Ты по­терял­ся, спра­шиваю? – пов­то­рил так­сист, дос­та­вая из кар­ма­на брюк по­мятую пач­ку си­гарет.
- Нет, с че­го вы взя­ли, - от­ве­тил маль­чик, рав­но­душ­но ус­та­вив­шись на со­бесед­ни­ка.
- Да так. Смот­рю – сто­ит па­цан один на пер­ро­не, взрос­лых ря­дом нет. Ну и ду­маю, ли­бо по­терял­ся, ли­бо из до­ма сбе­жал.
Муж­чи­на за­курил.
Во взгля­де Фра­на мель­кну­ло бес­по­кой­ство.
- Ну, так как?
- Я не раз­го­вари­ваю с нез­на­комы­ми.
- Вот и пра­виль­но. Тем бо­лее, ког­да при­ез­жа­ешь один в чу­жой го­род.
- Я не…
- Да лад­но, - муж­чи­на нак­ло­нил­ся маль­чи­ку. – Ме­ня зо­вут Ма­тео. Ес­ли хо­чешь, мо­гу под­везти.
Фран мол­чал.
- Не бой­ся, в по­лицию я те­бя не от­ве­ду. Так едем?
При­кинув, что в лю­бом слу­чае ему приш­лось бы вос­поль­зо­вать­ся ус­лу­гами мес­тно­го тран­спор­та, Фран кив­нул: к то­му же, он не без­за­щит­ный ре­бенок, уж кое-че­му на­учил­ся за эти ме­сяцы.
- Зна­ешь, я и сам из до­ма убе­гал, прав­да, чу­ток пос­тарше те­бя был. - Ма­тео сел за руль и, гля­дя в зер­ка­ло, под­мигнул сво­ему пас­са­жиру. – У те­бя ад­рес есть или все рав­но ку­да?
Маль­чик про­чел за­писан­ный на бу­маге ад­рес.
- Да это са­мая ок­ра­ина! – прис­вис­тнул муж­чи­на. – У те­бя день­ги-то есть? Ну и от­лично. Рас­по­лагай­ся, нам поч­ти час до­бирать­ся, ес­ли еще в проб­ку не по­падем.
В ма­шине бы­ло нем­но­го душ­но, и Фран опус­тил стек­ло. На ули­це, не смот­ря на ран­нее вре­мя, бы­ло еще ху­же, и он пред­по­чел ду­хоту са­лона так­си вых­лопным га­зам ожив­ленных до­рог. В по­ез­де он спал пло­хо и сей­час с удо­воль­стви­ем зак­рыл гла­за, свер­нувшись ка­лачи­ком на зад­нем си­дении.
«Это что-то но­вень­кое», - по­думал маль­чик, ог­ля­дыва­ясь по сто­ронам. Вмес­то род­ной пус­ты­ни – гор­ный пей­заж. Нет, сов­сем не по­хожий на мир под­ру­ги учи­теля. Го­ры, чуть даль­ше лес, об­рыв, ма­лень­кий до­мик. Ма­лень­кий – по­тому что да­леко, ес­ли прис­мотреть­ся, то мож­но раз­гля­деть: дву­хэтаж­ный дом, ка­жет­ся, один на обоз­ри­мом прос­транс­тве. И что это зна­чит? Фран явс­твен­но ощу­щал ко­жей хо­лод­ный ве­тер. Ря­дом с до­мом сто­ял че­ловек. Кто имен­но – не раз­гля­деть на та­ком рас­сто­янии. Вне­зап­но его слов­но тол­кну­ли в спи­ну; пе­ред гла­зами все за­мель­ка­ло, и он ед­ва не уда­рил­ся о де­ревян­ный столб, прис­ло­нив­шись к ко­торо­му сто­ял вы­сокий че­ловек в чер­ной кур­тке. Под­няв гла­за, Фран раз­гля­дел его ли­цо. Учи­тель улы­бал­ся, как всег­да, нас­мешли­во гля­дя на сво­его уче­ника.
- Ко­неч­ная, - объ­явил Ма­тео, чуть встря­хивая спя­щего пас­са­жира за пле­чо.
Маль­чик мо­мен­таль­но от­крыл гла­за и пос­мотрел на так­систа. Учи­тель ему ни­ког­да не снил­ся прос­то так, ви­димо, и сей­час это не бы­ло ис­клю­чени­ем.
- Где здесь го­ры?
- Что? – рас­те­рял­ся муж­чи­на.
- Я бы хо­тел уз­нать, нет ли поб­ли­зос­ти гор­ной де­рев­ни или дач­ных до­мов в го­рах… Что-ни­будь в этом ро­де?
Фран вни­матель­но и с не­тер­пе­ни­ем смот­рел на со­бесед­ни­ка; ему очень хо­телось, что­бы его до­гад­ка под­твер­ди­лась. Ина­че как ему ис­кать дом, ес­ли в ад­ре­се ука­зан толь­ко рай­он го­рода?..
- Ну… Не знаю. На са­мом де­ле тут бы­ла ту­рис­ти­чес­кая де­рев­ня, ку­да при­ез­жа­ли лыж­ни­ки, но она очень дав­но заб­ро­шена. И до­мов-то не ос­та­лось. Кста­ти, доб­рать­ся до нее мож­но как раз вдоль этой ули­цы, - муж­чи­на мах­нул ру­кой, ука­зывая нап­равле­ние. – А ты ре­шил пус­той до­мик най­ти? Зря, там да­же бро­дяги не жи­вут, счи­та­ет­ся, что это пло­хое мес­то.
- И как ту­да прой­ти?
- Пря­мо. Это са­мая ок­ра­ина го­рода, за ней трас­са и про­езд к ста­рой лыж­ной ба­зе. Но я не со­ветую…
- Спа­сибо.
- Эй, с те­бя де­сять ты­сяч лир!

…Че­рез пол­ча­са Фран доб­рался до до­роги, ве­дущей к ста­рому по­сел­ку. Он по­нятия не имел, как най­дет нуж­ный дом, ес­ли толь­ко его не встре­тит та де­вуш­ка. На это он рас­счи­тывал боль­ше, чем на пу­тевод­ную звез­ду, но и от пос­ледне­го не со­бирал­ся от­ка­зывать­ся. Пос­ле ми­нут­ных раз­ду­мий он ре­шил, что для на­чала мож­но пой­ти вдоль пот­рескав­шей­ся ас­фаль­ти­рован­ной по­лосы, а там – по об­сто­ятель­ствам. Мет­ров че­рез трид­цать он за­метил со скри­пом рас­ка­чива­ющу­юся на стол­бе же­лез­ную таб­личку «Доб­ро по­жало­вать в Сан­та Ли­оне».
Так­сист был прав, от ту­рис­ти­чес­кой де­рев­ни ос­та­лись толь­ко фун­да­мен­ты сго­рев­ших пос­тро­ек, пор­жа­вев­шие ме­тал­ли­чес­кие конс­трук­ции и ос­колки кам­ня. Раз­бро­сан­ные бу­тыл­ки, га­зовые бал­лончи­ки и про­чий му­сор сви­детель­ство­вали о том, что кто-то тут все же оби­та­ет. На сне­гу не бы­ло вид­но све­жих сле­дов, и Фран по­шел на­угад пря­мо. Уз­кая тро­пин­ка ухо­дила в сто­рону от цен­траль­ной до­рож­ки и скры­валась за гор­ным выс­ту­пом.
Све­жий воз­дух сос­тавлял рез­кий кон­траст с го­род­ской жа­рой, и маль­чи­ку приш­лось зас­тегнуть кур­тку. Впе­реди ни­чего не бы­ло вид­но, вы­соко сто­яв­шее сол­нце сле­пило гла­за, под но­гами слег­ка пох­русты­вал снег. Дой­дя до по­воро­та, он ос­та­новил­ся. Даль­ше был об­рыв. А ле­вее, поч­ти на са­мом краю, сто­ял дом.
Дверь бы­ла не за­пер­та, и ког­да маль­чик тол­кнул ее ко­леном, от­во­рилась, скрип­нув ржа­выми пет­ля­ми. Ос­та­новив­шись на по­роге, Фран ог­ля­дел­ся.
Внут­ри бы­ло тем­но. Свет, про­никав­ший че­рез неп­лотно за­дер­ну­тые за­навес­ки на ок­нах, поз­во­лял уви­деть толь­ко часть ком­на­ты. Это бы­ло до­воль­но прос­торное и пус­тое по­меще­ние, не заг­ро­мож­денное лиш­ней ме­белью: де­ревян­ный стол, пок­ры­тый рав­но­мер­ным сло­ем раз­ноцвет­но­го му­сора, ди­ван с пот­ре­пан­ной обив­кой, па­ра стуль­ев и хо­лодиль­ник, на­поло­вину скры­вав­ший­ся в тем­но­те. Ти­шину на­руша­ли чьи-то ша­ги и го­лоса – ти­хие, ско­рее все­го, они до­носи­лись со вто­рого эта­жа. Фран не знал, жда­ли его здесь или нет, по­это­му, преж­де чем вой­ти, пос­ту­чал по выс­ту­пу сте­ны и нег­ромко воз­вестил о сво­ем при­бытии:
- Здесь есть кто-ни­будь?
Не ус­пел он сде­лать и трех ша­гов, как дверь за его спи­ной шум­но зах­лопну­лась, и что-то силь­ное от­бро­сило его на­зад, вы­шибая воз­дух из лег­ких.
- Ты че­го здесь за­был? – про­рычал нед­ру­желюб­ный го­лос у не­го над ухом.
Че­рез нес­коль­ко се­кунд гла­за при­вык­ли к тем­но­те, и Фран смог раз­ли­чить ли­цо – хо­тя труд­но ка­тего­рич­но ска­зать, что оно при­над­ле­жало че­лове­ку. Это был мо­лодой свет­ло­воло­сый па­рень с бе­зум­ным взгля­дом, крас­ной по­лосой, пе­ресе­ка­ющей нос, и зве­рины­ми зу­бами.
- Как, по-ва­шему, я мог здесь что-то за­быть, ес­ли я здесь впер­вые?
Ру­ка нез­на­ком­ца силь­нее на­дави­ла ему на гор­ло.
- Эй, ос­то­рож­нее, так ты ме­ня и за­душить мо­жешь, - прох­ри­пел маль­чик.
Па­рень хищ­но ос­ка­лил­ся, де­монс­три­руя круп­ные клы­ки.
- От­пусти его.
Спо­кой­ный го­лос, раз­давший­ся из глу­бины ком­на­ты, зас­та­вил блон­ди­на ог­ля­нуть­ся. Он ос­ла­бил хват­ку, и Фран смог пог­лубже вздох­нуть.
- Ка­кого чер­та я дол­жен его от­пускать? Он твой при­ятель?
- Я его впер­вые ви­жу.
Вто­рой па­рень, вы­сокий, ху­дой, в оч­ках и шап­ке, на­тяну­той до бро­вей, по­дошел бли­же и ос­та­новил­ся.
- Как те­бя зо­вут? – опус­тив ру­ки в кар­ма­ны, об­ра­тил­ся он к гос­тю.
- Фран.
- Что те­бе здесь нуж­но?
- Мне нуж­но встре­тить­ся здесь с од­ним че­лове­ком, а еще не от­ка­зал­ся бы, что­бы этот, - маль­чик кив­нул на блон­ди­на, - уб­рал ру­ку от мо­ей шеи.
- Кен, от­пусти его.
Со­вер­шенно по-зве­рино­му за­рычав, об­ла­датель рос­кошных клы­ков тол­кнул Фра­на в грудь, пе­ресек дву­мя ши­роки­ми ша­гами ком­на­ту и плюх­нулся на ди­ван, сло­жив но­ги на под­ло­кот­ни­ке. Пру­жины жа­лоб­но зас­кри­пели.
- С кем у те­бя здесь встре­ча? – спро­сил па­рень в шап­ке, прис­таль­но гля­дя на Фра­на.
Тот, в свою оче­редь, от­ме­тил, что об­щать­ся со вто­рым го­раз­до при­ят­нее: хоть и смот­рит с по­доз­ре­ни­ем, но не ры­чит и не на­пада­ет.
- Ее имя Хром До­куро.
- Вот как. Это она да­ла те­бе ад­рес?
- Нет, ад­рес дал учи­тель.
- Учи­тель?
- Синь­ор Му­куро.
- Му­куро?! – Кен, до это­го прин­ци­пи­аль­но не смот­ревший в их сто­рону, под­ско­чил с ди­вана. – От­ку­да ты его зна­ешь?!
- Он же ска­зал, что это его учи­тель.
Маль­чик прис­ло­нил­ся спи­ной к две­ри и наб­лю­дал за эти­ми дву­мя.
Оче­вид­но, что его здесь не жда­ли. Буд­то учи­телю слож­но бы­ло их пре­дуп­ре­дить… Хо­тя все это впол­не в его ду­хе.
Пос­ле ко­рот­ко­го со­веща­ния со сво­им то­вари­щем, тип в шап­ке по­дошел к Фра­ну и оце­нива­юще ог­ля­дел его.
- Мое имя Ка­кимо­то Чи­куса, а его – Джо­шима Кен. Ес­ли ты дей­стви­тель­но уче­ник Му­куро, мы не бу­дем те­бе ме­шать. Хром сей­час в Япо­нии, до ее при­ез­да мо­жешь жить здесь.
За­тем он раз­вернул­ся и, по-преж­не­му дер­жа ру­ки в кар­ма­нах, мед­ленно вы­шел че­рез ар­ку в про­тиво­полож­ной сте­не. Кен пос­ле­довал за ним, про­бур­чав что-то неп­ри­вет­ли­вое на­пос­ле­док.
Ос­тавшись один, Фран про­шел вглубь по­меще­ния. Оби­тате­ли до­ма яв­но не бы­ли лю­бите­лями чис­то­ты, и он тай­но по­наде­ял­ся, что у этой Хром есть ка­кой-ни­будь свой не­боль­шой до­мик поб­ли­же к цен­тру го­рода, все-та­ки она сос­то­ит в ма­фи­оз­ной семье и дол­жна при­лич­но за­раба­тывать. За столь­ко ме­сяцев, про­веден­ных на заб­ро­шен­ной вил­ле, Фран сос­ку­чил­ся по ком­форту.
Где-то по де­ревян­ным сту­пень­кам быс­тро зас­ту­чали каб­лучки.
- Я хо­чу на это пос­мотреть! - раз­дался звон­кий жен­ский го­лос.
Маль­чик, уже ус­певший ус­тро­ить­ся на ди­ване, ог­ля­нул­ся че­рез пле­чо. В ароч­ном про­еме по­яви­лась но­вая фи­гура. За­пыхав­ша­яся де­вуш­ка от­бро­сила со лба пря­ди во­лос, за ее спи­ной тут же воз­никли Чи­куса и Кен.
- Ну и за­чем те­бе сра­зу пу­гать на­шего гос­тя?
- Не твое де­ло! Я дол­жна знать, с кем при­дет­ся жить под од­ной кры­шей.
- Не ме­шай ей, па­цан то­же име­ет пра­во знать, ку­да по­пал.
- А те­бя во­об­ще ник­то не спра­шивал, жи­вот­ное.
- Кто бы го­ворил! Из те­бя са­мой выш­ла бы неп­ло­хая реп­ти­лия.
- Что ты ска­зал?!
Пер­вое впе­чат­ле­ние, сло­жив­ше­еся у Фра­на о ми­ловид­ной нез­на­ком­ке, бы­ло жес­то­ко раз­ве­яно. Ее тон­кие бро­ви сдви­нулись к пе­рено­сице, крылья но­са час­то раз­ду­вались, а изо рта вмес­то звон­ко­го го­лоса из­верга­лись неп­ри­ят­ные крик­ли­вые зву­ки.
- Доб­ро­го дня, синь­ора, - веж­ли­во поз­до­ровал­ся маль­чик и сно­ва от­вернул­ся к ок­ну.
В этот мо­мент де­вуш­ка вспом­ни­ла о нем.
- Так-так, что это тут у нас?
Сло­жив ру­ки на гру­ди, она ве­личес­твен­но про­шес­тво­вала к ди­вану и ос­та­нови­лась в трех ша­гах от гос­тя.
- Ма­лень­кое, зе­леное, то­щее, по­хожее на соп­лю. С пол­ным от­сутс­тви­ем приз­на­ков ин­теллек­та. Да уж, вкус у Му­куро сов­сем не из­ме­нил­ся. И че­го он веч­но под­ки­дыва­ет нам вся­ких за­моры­шей, еще пос­ле той дев­ки не от­дохну­ли.
Фран за­дум­чи­во глу­боко­мыс­ленно раз­гля­дывал пят­на на окон­ном стек­ле, пы­та­ясь ло­гичес­ки рас­суждать, кем все эти лю­ди при­ходят­ся учи­телю. Не­уже­ли то­же быв­шие уче­ники?
Тог­да, гля­дя на них и Хром, мож­но с уве­рен­ность ска­зать, что его ждет страш­ная судь­ба...
- Эй! Я с то­бой раз­го­вари­ваю!
- А?
Де­вуш­ка смор­щи­ла но­сик.
- Я спро­сила, как те­бя зо­вут.
- Про­шу про­щения, синь­ора, я прос­лу­шал. Не мог­ли бы вы пов­то­рить воп­рос?
- Я толь­ко что ска­зала, что спра­шива­ла твое имя!
- В са­мом де­ле?
- Что в са­мом де­ле?! - де­вуш­ка яв­но на­чина­ла те­рять тер­пе­ние, в ее го­лосе по­яви­лись хрип­лые нот­ки, по­хожие на ме­тал­ли­чес­кий скре­жет.
- В са­мом де­ле, ме­ня спра­шива­ли о чем-то?
Она гор­танно за­рыча­ла.
- Пос­лу­шай, соп­ляк, не ду­май, что те­бе здесь бу­дут ра­ды толь­ко по­тому, что те­бя прис­лал Ро­кудо. Ког­да при­едет эта вон­голь­ская шлю­ха, вы вмес­те убе­ретесь от­сю­да!
- Я бы не от­ка­зал­ся, - впол­го­лоса отоз­вался маль­чик, уны­ло пог­ля­дывая на при­от­кры­тую двер­цу хо­лодиль­ни­ка, де­монс­три­ру­ющую пус­тые пол­ки.
- А по­ка ты здесь, будь лю­безен вес­ти се­бя так, что­бы я те­бя да­же не за­меча­ла.
Она раз­верну­лась, мах­нув по­долом пыш­ной ко­рот­кой юб­ки, и точ­но так же ве­личес­твен­но уто­пала на вто­рой этаж.
Во­цари­лась ти­шина.
- Ин­те­рес­но, что это бы­ло? - поч­ти ри­тори­чес­ки спро­сил Фран, кра­ем гла­за гля­дя на сто­яв­ших в сто­роне пар­ней.
- Это М.М., - от­ве­тил Чи­куса.
- Ам-ам? - пов­то­рил маль­чик.
- М.М.! - прок­ри­чала де­вуш­ка. - Я все слы­шу! Мое имя М.М., на­де­юсь, тво­их моз­гов хва­тит, что­бы за­пом­нить!
- Она фран­цу­жен­ка, - по­яс­нил Кен с та­кой ин­то­наци­ей, буд­то это был ди­аг­ноз.
- А, - по­нима­юще кив­нул Фран, - это мно­гое объ­яс­ня­ет.
- Как бы там ни бы­ло, суть де­ла она из­ло­жила вер­но, - Джо­шима уже смот­рел на гос­тя без аг­рессии и до­воль­но хму­ро. - Здесь те­бя ник­то не ждал, по­это­му не на­дей­ся на теп­лый при­ем. Еще здесь не лю­бят чу­жаков. А ты чу­жак. Как и До­куро.
Кен за­мол­чал. По­вис­ла па­уза, тя­желая, да­вящая. Бур­кнув под нос что-то вро­де «Пой­ду про­гуля­юсь», блон­дин вы­шел из до­ма, зах­лопнув за со­бой дверь.
- На вто­ром эта­же в боль­шой ком­на­те есть сво­бод­ная кро­вать, - ска­зал Чи­куса. - Мо­жешь спать там.
- Хо­рошо.
- До бли­жай­ше­го ма­гази­на боль­ше ча­са пеш­ком. На­де­юсь, у те­бя есть день­ги, мы бес­плат­ных обе­дов не ус­тра­ива­ем.
- Так и ду­мал.
Фран и не ожи­дал, что его встре­тят, как род­но­го. Пос­ле поч­ти пя­ти ме­сяцев, про­веден­ных в у­еди­нении, он не был про­тив да­же та­кой ком­па­нии.
Не до­жида­ясь от­дель­но­го приг­ла­шения, он за­кинул на пле­чо сум­ку и нап­ра­вил­ся к лес­тни­це. Она на­ходи­лась пря­мо за ар­кой, из уз­ко­го ко­ридо­ра ве­ла еще од­на лес­тни­ца — в под­вал. Вто­рой этаж пред­став­лял со­бой од­но боль­шое по­меще­ние; од­на сте­на бы­ла поч­ти пол­ностью зас­текле­на, на двух дру­гих – лишь сред­них раз­ме­ров ок­на, на треть­ей сте­не рас­по­лага­лись две­ри. Все­го три, и, ес­ли при­кинуть об­щую пло­щадь до­ма, то мож­но бы­ло ду­мать, что ком­на­ты за эти­ми две­рями сов­сем не­боль­шие. Глав­ное по­меще­ние ока­залось та­ким же пус­тым, как и гос­ти­ная пер­во­го эта­жа. Еще один ди­ван, па­ра кре­сел, прог­нувша­яся уз­кая кро­вать, боль­шой де­ревян­ный сун­дук, раз­бро­сан­ные на по­лу оде­яла и мат­ра­сы и му­сор — по­хоже, да­же на­личие жен­щи­ны в до­ме не спа­сало его от не­чис­топлот­ных жиль­цов. Впро­чем, с та­кой-то хо­зяй­кой не­уди­витель­но... Од­на из трех две­рей бы­ла при­от­кры­та. Как толь­ко Фран по­дошел бли­же, что­бы заг­ля­нуть внутрь, из-за двер­но­го ко­сяка мгно­вен­но по­каза­лась го­лова М.М.
- Да­же не ду­май сю­да за­ходить! - Она дер­жа­ла в зу­бах нес­коль­ко за­колок, а по­тому го­вори­ла нем­но­го не­раз­борчи­во.
Фран по­жал пле­чами и про­дол­жил ос­мотр. Ос­таль­ные две­ри ока­зались за­пер­ты­ми. Собс­твен­но, на этом эк­скур­сия за­кан­чи­валась, и на­до бы­ло ре­шать, чем за­нимать­ся даль­ше. Хо­рошо бы вы­яс­нить, ког­да по­явит­ся его но­вый учи­тель. Тот свет­ло­воло­сый со зве­риным ос­ка­лом ушел, кон­такта с де­вуш­кой у не­го не по­лучи­лось, ос­та­вал­ся толь­ко Чи­куса.
Маль­чик сно­ва спус­тился вниз, но там уже ни­кого не бы­ло. Он вы­шел во двор. Сле­ды тя­нулись от крыль­ца за по­ворот и ухо­дили даль­ше в сто­рону трас­сы. В прес­ле­дова­нии не бы­ло ни­како­го смыс­ла, как и в си­дении под дверью. Поб­ро­див нем­но­го по ок­рес­тнос­тям, Фран мед­ленно за­шагал по уз­кой ас­фаль­то­вой до­рож­ке, ми­мо пос­кри­пыва­ющей таб­лички — к ши­рокой по­лосе трас­сы.
Поч­ти до тем­но­ты он бро­дил по свер­ка­ющей ог­ня­ми нез­на­комой ули­це, впро­чем, здесь все ули­цы бы­ли для не­го нез­на­комы­ми. Хо­тя это и бы­ла ок­ра­ина го­рода, тем не ме­нее, это бы­ла до­воль­но шум­ная ок­ра­ина. В од­ном рай­оне он нас­чи­тал чуть ли не де­сяток рес­то­ран­чи­ков и ка­фешек, ря­дом с бе­регом ис­кусс­твен­но­го пру­да на­ходил­ся не­боль­шой парк ат­трак­ци­онов. Идя пря­мо по цен­траль­ной ули­це, он об­на­ружил в бес­ко­неч­ной лен­те стек­лянных вит­рин ма­гази­нов два ки­ноте­ат­ра, рас­по­ложен­ных друг от дру­га все­го в нес­коль­ких мет­рах. Это маль­чик взял на за­мет­ку: вдруг еще при­дет­ся ко­ротать дни, а ки­но он лю­бил. Ког­да заж­глись пер­вые фо­нари, си­ние су­мер­ки толь­ко на­чина­ли опус­кать­ся на го­род, но Фран ре­шил воз­вра­щать­ся. На об­ратном пу­ти он пре­дус­мотри­тель­но заг­ля­нул в один из су­пер­марке­тов, чья вы­вес­ка ему пон­ра­вилась боль­ше, и за­купил не­боль­шой за­пас чип­сов, га­зиро­ван­ной во­ды и пес­трых ба­ночек с ка­кими-то са­лата­ми. Пог­ру­зив все это в сум­ку, он нап­ра­вил­ся на лыж­ную ба­зу.
На этот раз с по­пут­ной ма­шиной ему не по­вез­ло и приш­лось до­бирать­ся пеш­ком. К то­му мо­мен­ту, ког­да впе­реди на фо­не бар­ха­тис­то-си­него не­ба на го­ризон­те по­каза­лись зна­комые очер­та­ния стол­ба с пря­мо­уголь­ной вы­вес­кой, взош­ла лу­на. В ок­нах до­ма свет не го­рел. Фран со­об­ра­зил, что здесь нет элек­три­чес­тва. Зна­чит, нес­прос­та хо­лодиль­ник пуст.
В воз­ду­хе пах­ло сы­ростью и же­лезом. Не смот­ря на от­сутс­твие жа­ры, маль­чик чувс­тво­вал, что у не­го на лбу выс­ту­пили ка­пель­ки по­та. Он про­вел ла­донью, взлох­ма­чивая чел­ку. Паль­цы ста­ли влаж­ны­ми.
Толь­ко сей­час он по­чувс­тво­вал ус­та­лость. Пос­то­яв па­ру ми­нут под от­кры­тым не­бом, он за­шел в дом.
В ка­мине, ко­торо­го он не за­метил рань­ше, теп­лился не­боль­шой огонь. Ди­ван уже был пе­рес­тавлен поб­ли­же к ис­точни­ку теп­ла. Ста­ра­ясь не смот­реть в ту сто­рону, Фран быс­тро нап­ра­вил­ся к лес­тни­це.
- А мы уже ду­мали, ты на­сов­сем ушел, - раз­дался за его спи­ной жен­ский го­лос.
Ни­чего не от­ве­тив, маль­чик под­нялся на вто­рой этаж.
Там бы­ло тем­но. Скуд­ные по­лосы све­та, па­дав­шие из боль­ших окон, выс­ве­тили до­рож­ку от две­ри до даль­не­го уг­ла, где на­ходи­лась от­ве­ден­ная для нез­ва­ного гос­тя кро­вать. Как толь­ко Фран ос­то­рож­но опус­тился на нее, раз­дался про­тяж­ный скре­жет. Но вы­бирать бы­ло осо­бен­но не из че­го, да и маль­чик ус­пел при­вык­нуть к ас­ке­тичес­кой жиз­ни. Кое-как ус­тро­ив­шись на то­щем мат­ра­се, Фран зак­рыл гла­за и по­пытал­ся ус­нуть. В тот же мо­мент ус­та­лос­ти как ни бы­вало.
Од­на из рам, ка­жет­ся, не зак­ры­валась плот­но, и те­перь мер­но пос­кри­пыва­ла при каж­дом по­рыве вет­ра; сквоз­няк ше­велил шур­ша­щие упа­ков­ки от чип­сов; вдо­бавок ко все­му, сни­зу вре­мена­ми раз­да­вал­ся рас­ка­тис­тый муж­ской хо­хот, до­воль­но гру­бый и чуть хрип­лый, с при­месью звон­ко­го жен­ско­го сме­ха.
Прос­нувшись ут­ром, Фран об­на­ружил, что уже не один в этой ком­на­те. Со сто­роны боль­шо­го ди­вана до­носил­ся мер­ный храп. Маль­чик ос­то­рож­но под­нялся, что­бы ни­кого не раз­бу­дить. Скрип­ну­ли пру­жины кро­вати – он заж­му­рил­ся. При­от­крыв глаз, он за­метил, что звук ни­кого не пот­ре­вожил. На раз­ло­жен­ном ди­ване в по­зе мор­ской звез­ды спал один из его вче­раш­них зна­комых, Джо­шима Кен. Воз­ле ок­на на рас­клад­ной кро­вати, ко­торой преж­де там не бы­ло, спал Чи­куса.
За­кинув на пле­чо сум­ку, Фран на цы­поч­ках спус­тился по лес­тни­це вниз, где ус­тро­ил се­бе не­боль­шой зав­трак из куп­ленных вче­ра про­дук­тов. Ос­та­вать­ся в до­ме и до­жидать­ся Хром не бы­ло смыс­ла, и маль­чик сно­ва от­пра­вил­ся в го­род.
Он вер­нулся до­воль­но ра­но, не бы­ло и шес­ти ча­сов. До тем­но­ты он сло­нял­ся по ок­ру­ге, изу­чая гор­ные пей­за­жи. У об­ры­ва, где на­чина­лась ка­нат­ная до­рога, Фран за­дер­жался, вгля­дыва­ясь в не­ес­тес­твен­ную чер­но­ту про­пас­ти. С дру­гой сто­роны у под­ножья гор на­ходи­лись об­ширные лу­га, пок­ры­тые бу­ро-зе­леной тра­вой, и нес­коль­ко тес­но при­жав­шихся друг к дру­гу де­ревян­ных до­мишек. Су­дя по об­ва­лив­шимся кры­шам, то­же заб­ро­шен­ных. Что же это за мес­тность та­кая, где ник­то не при­жива­ет­ся?..
В до­ме он об­на­ружил ту же кар­ти­ну, что и вче­ра: ком­па­ния рас­по­ложи­лась у ка­мина и на этот раз не об­ра­тила на его при­ход ни­како­го вни­мания. Фран за­гово­рил пер­вым.
- Вы не зна­ете, ког­да при­едет До­куро-сан?
Впол­го­лоса бол­тавшие до это­го пар­ни за­мол­ча­ли.
- Она не­дав­но зво­нила и ска­зала, что воз­никли проб­ле­мы, - на­конец, от­ве­тил Чи­куса.
- А она не ска­зала, ког­да при­едет? – пов­то­рил маль­чик.
- Нет.
Пос­то­яв еще нем­но­го, Фран под­нялся на­верх.

Так прош­ло еще два дня. Ра­но ут­ром Фран ухо­дил в го­род, ша­тал­ся по ки­ноте­ат­рам, пар­кам, да­же ез­дил в центр. А ве­чером воз­вра­щал­ся и мол­ча шел на вто­рой этаж, где, ле­жа на кро­вати, смот­рел то в по­толок, то в ок­но, ду­мая о про­ис­хо­дящем. Снов ему боль­ше не сни­лось, и маль­чик да­же на­чинал ску­чать по учи­телю и тре­ниров­кам.
А но­вая ком­па­ния пос­те­пен­но при­выка­ла к не­му. М.М. уже не бро­сала де­монс­тра­тив­но-през­ри­тель­ных взгля­дов, Кен не ухо­дил вся­кий раз, ког­да ря­дом по­яв­лялся Фран, и да­же снис­хо­дил до от­ве­тов, ког­да тот его о чем-ни­будь спра­шивал. Хо­тя Фран и не стре­мил­ся за­вязы­вать при­ятель­ские от­но­шения: он прос­то ждал и во вре­мя ожи­дания ко­ротал вре­мя, как мог.
Один из ве­черов вы­дал­ся до­воль­но прох­ладным. Ночью за­моро­сил мел­кий дождь, и сквоз­няк, гу­ляв­ший по ком­на­те, не да­вал маль­чи­ку ус­нуть. Раз­дра­жа­юще хло­пала створ­ка ок­на.
За­вер­нувшись в плед, он ре­шил спус­тить­ся к ка­мину. Тро­ица, как обыч­но, бы­ла там. Не го­воря ни сло­ва, маль­чик про­шел к сто­лу и, заб­рав один из стуль­ев, ус­тро­ил­ся чуть по­одаль от ди­вана.
Тя­желое мол­ча­ние дли­лось нес­коль­ко ми­нут. Джо­шима мрач­но ус­та­вил­ся ку­да-то в сте­ну, ря­дом с ним, за­кинув но­ги на под­ло­кот­ник, си­дела М.М.; она сос­ре­дото­чен­но под­пи­лива­ла ног­ти, иног­да ис­ко­са пог­ля­дывая на при­шед­ше­го гос­тя. Чи­куса что-то чи­тал. Фран смот­рел на огонь, иг­но­рируя ок­ру­жа­ющих. Кап­ли дож­дя дробью сту­чали по стек­лу, в ти­шине от­четли­во слы­шалось, как за­выва­ет на ули­це ве­тер.
- Хром зво­нила. Ска­зала, что зав­тра ут­ром бу­дет уже здесь, - про­из­нес Ка­кимо­то с та­ким ви­дом, буд­то го­ворил сам с со­бой.
Прош­ло вре­мя, по­ка Фран со­об­ра­зил, что фра­за ад­ре­сова­на ему. От­влек­шись от нер­вно вздра­гива­ющих язы­ков ог­ня, он под­нял взгляд на пар­ня в шап­ке.
- Ска­жи, а как вы поз­на­коми­лись с Му­куро? – вдруг спро­сил Кен, по-преж­не­му не гля­дя на маль­чи­ка.
- Он мне прис­нился.
- И что ему нуж­но от те­бя? – спро­сил Чи­куса.
- У нас с учи­телем сдел­ка. Я бу­ду ра­ботать на не­го, а он вза­мен за­бира­ет ме­ня из до­ма и обу­ча­ет сво­ему мас­терс­тву.
- Зна­чит, те­бе пло­хо жи­лось до­ма? – в го­лосе и взгля­де М.М. маль­чик впер­вые не по­чувс­тво­вал през­ре­ния, а толь­ко лю­бопытс­тво.
- Вро­де то­го.
- Ты из бед­ной семьи? Ро­дите­ли пло­хо с то­бой об­ра­щались?
Фран на мгно­вение за­коле­бал­ся. Ему не хо­телось пор­тить от­но­шения от­ве­том «не ва­ше де­ло» сра­зу пос­ле то­го, как ат­мосфе­ра в этой ком­па­нии ста­ла ме­нее нап­ря­жен­ной, но и от­кро­вен­ни­чать он не со­бирал­ся.
- Да.
- Стран­но все это. К че­му бы Ро­кудо по­надо­бил­ся уче­ник, - ска­зала фран­цу­жен­ка, уби­рая пи­лоч­ку и пе­ревер­чи­ва­ясь на ди­ване ли­цом к маль­чи­ку.
- А с этой Хром вы еще ни ра­зу не ви­делись? – про­дол­жа­ла спра­шивать она, ус­тро­ив­шись по­удоб­нее и под­пе­рев ла­доня­ми ще­ки.
- Один раз. Учи­тель поз­на­комил ме­ня с ней, - Фран от­ве­чал сво­им обыч­ным рав­но­душ­ным то­ном.
- И… как она те­бе?
Ка­ким-то об­ра­зом Фран по­чувс­тво­вал, что от от­ве­та на этот воп­рос за­висит даль­ней­шие вза­имо­от­но­шения ес­ли не со всей ком­па­ни­ей, то с М.М. точ­но.
-Мне по­каза­лось, она нем­но­го… стран­ная.
- Стран­ная? – под­ско­чила де­вуш­ка. – Да она ред­кос­тная иди­от­ка! Ма­ло то­го, что мям­ля, еще и ве­ша­ет­ся на мо­его Му­куро. Сла­ва бо­гу, у то­го хва­та­ет моз­гов, что­бы от­шить ее.
- А вы, зна­чит, его де­вуш­ка? – Фран сам уди­вил­ся сме­лос­ти сво­его воп­ро­са.
Кен прыс­нул со сме­ху, а его при­ятель толь­ко ус­мехнул­ся угол­ка­ми губ.
- Раз­ве что в сво­их меч­тах, - ска­зал Джо­шима, нак­ло­ня­ясь к ка­мину, что­бы рас­ше­велить уг­ли го­лой ру­кой.
Толь­ко сей­час, ког­да мяг­кий свет ог­ня упал на ли­цо пар­ня, маль­чик за­метил, что по­лоса на его ли­це это глу­бокий шрам.
Вы­тянув но­гу, де­вуш­ка слег­ка пну­ла блон­ди­на; тот обер­нулся и по­казал ей язык.
- Жи­вот­ное! – ка­тего­рич­но про­из­несла М.М. и сно­ва за­нялась сво­ими ног­тя­ми.
- Ты ведь то­же ил­лю­зи­онист? – за­гово­рил мол­чавший до это­го Ка­кимо­то.
Фран по­жал пле­чами.
- По­ка не знаю. Но учи­тель обе­щал, что воз­можно ста­ну им ког­да-ни­будь. По­это­му он ска­зал ехать сю­да и про­дол­жить тре­ниров­ки с синь­орой До­куро.
Маль­чик ощу­щал, что неп­ри­язнь к не­му, по край­ней ме­ре, в этот мо­мент, за­мет­но сни­зилась, и все впол­не рас­по­лага­ло к бе­седе.
- Вы все то­же уче­ники Му­куро? – спро­сил он.
- Мы его друзья, - ска­зал Кен.
- Кро­ме До­куро! – тут же воз­ра­зила де­вуш­ка.
- Хром его уче­ница, - по­яс­нил Чи­куса.
- Он ее по­доб­рал из жа­лос­ти, ког­да она по­дыха­ла. С этой ду­рой Ро­кудо неп­рости­тель­но мя­гок.
- А сам учи­тель жи­вет не здесь?
По­вис­ло мол­ча­ние. Фран за­метил, что этот воп­рос по­дей­ство­вал на всех стран­но: под­жав гу­бы, М.М. ус­та­вилась на свои ног­ти, бро­ви Ке­на сдви­нулись к пе­рено­сице.
- Не здесь, - от­ве­тил Ка­кимо­то.
- Я ду­мал, что встре­чусь с ним. А где он сей­час?
- Пос­лу­шай, - го­лос блон­ди­на зву­чал неп­ри­выч­но серь­ез­но, – ес­ли Му­куро ни­чего не ска­зал те­бе об этом, то и мы не ста­нем. Мы не ле­зем в его де­ла и пла­ны, так что спра­шивай у не­го сам.
М.М. ши­роко зев­ну­ла.
- Я – спать, - ска­зала она, под­ни­ма­ясь с ди­вана и поп­равляя за­мяв­ши­еся края ко­рот­ко­го платья.
- Да, по­ра.
Кен и Чи­куса вслед за ней мед­ленно поп­ле­лись к лес­тни­це.
Фран ос­тался.
На­вер­ху хлоп­ну­ла дверь, за­тем скрип­ну­ли пру­жины ди­вана. По­том все стих­ло, и маль­чик пе­реб­рался поб­ли­же к ог­ню.
Су­дя по все­му, мес­то­нахож­де­ние его до­рого­го учи­теля – глав­ная ин­три­га во всей этой ис­то­рии. Вот уж дей­стви­тель­но лич­ность ту­ман­нее не­куда. Ес­ли всерь­ез за­думать­ся: мож­но ли с уве­рен­ностью го­ворить, что этот за­гадоч­ный тип не втя­нет Фра­на во что-ни­будь опас­ное? И что о нем во­об­ще из­вес­тно? Ни один че­ловек в здра­вом уме не до­верил­ся бы та­кому, как учи­тель. Дру­гой воп­рос – был ли вы­бор. Мыс­ли­тель­ные це­поч­ки при­води­ли маль­чи­ка к са­мым не­веро­ят­ным ги­поте­зам. Ка­жет­ся, Му­куро вов­се не со­бира­ет ар­мию уче­ников для зах­ва­та ми­ра или че­го-ли­бо в та­ком ду­хе. И во­об­ще не за­нима­ет­ся вос­пи­тани­ем. Тог­да по­чему?.. Ос­та­валось на­де­ять­ся, что Хром от­ве­тит хоть на не­кото­рые воп­ро­сы.
По­тух­шие уг­ли еще све­тились из­нутри крас­но­ватым све­том, но уже не гре­ли. По­доб­рав упав­ший на пол плед, маль­чик под­нялся на вто­рой этаж. Ос­то­рож­но прок­равшись ми­мо спя­щих пар­ней и ми­мо ком­на­ты М.М., он заб­рался на свою кро­вать и, свер­нувшись клуб­ком, быс­тро ус­нул.
На­ут­ро он с удив­ле­ни­ем об­на­ружил, что кро­ме не­го в по­меще­нии ни­кого нет. Фран за эти дни при­вык про­сыпать­ся пер­вым. С ниж­не­го эта­жа от­четли­во слы­шал­ся го­лос Ке­на. Маль­чик вспом­нил, что се­год­ня при­ез­жа­ет его но­вый учи­тель. Воз­можно, уже при­ехал. По пу­ти к лес­тни­це Фран заг­ля­нул за при­от­кры­тую дверь в ком­на­ту М.М.. Де­вуш­ка сто­яла у зер­ка­ла и, сос­ре­дото­чен­но гля­дя на свое от­ра­жение, за­нима­лась ма­ки­яжем. Она на­пева­ла в пол­го­лоса что-то по-фран­цуз­ски. Маль­чик прис­лу­шал­ся. Он от­ме­тил, что у нее при­ят­ный, нем­но­го хрип­лый го­лос, ког­да она не кри­чит. Сей­час М.М. бы­ла не слиш­ком по­хожа на ту ба­рыш­ню, что встре­тила его в пер­вый день: чер­ты ее ли­ца, от­ра­жав­ши­еся в зер­ка­ле, не бы­ли ис­ка­жены кри­вой ух­мылкой, мор­щинка­ми меж бро­вей и глу­пова­то-ис­те­рич­ным взгля­дом. Воз­можно, ей нуж­но по­чаще ос­та­вать­ся од­ной.
Вни­зу не про­ис­хо­дило ни­чего не­обыч­но­го. Кен ле­жал на ди­ване, пе­ред­ви­нутом от ка­мина к ок­ну. Его при­ятель, ка­жет­ся, со­бирал­ся ухо­дить.
- Доб­рое ут­ро.
Фра­ну ник­то не от­ве­тил. Впро­чем, он это­го и не ждал.
- Вы го­вори­ли, синь­ора До­куро при­едет ут­ром.
Со сто­роны ди­вана раз­дался не­иден­ти­фици­ру­емый звук, вы­ражав­ший не­доволь­ство.
- Из-за по­годы в Япо­нии от­ме­нили все рей­сы, - ска­зал Чи­куса.
На ли­це маль­чи­ка не от­ра­зилось ни­какой ре­ак­ции.
- Яс­но.
Опус­тив ру­ки в кар­ма­ны, с пол­ным от­сутс­тви­ем эмо­ций на и без то­го не слиш­ком вы­рази­тель­ном ли­це, Фран про­шел­ся по ком­на­те и ос­та­новил­ся нап­ро­тив ок­на. Ка­залось, но­вость не слиш­ком его огор­чи­ла. За­дер­жка на день или два, а мо­жет не­делю – ка­кая, в сущ­ности, раз­ни­ца. С мо­мен­та пос­ледней тре­ниров­ки с учи­телем прош­ла, на­вер­ное, це­лая веч­ность. Те­перь вре­мя тек­ло так мед­ленно, так од­но­об­разно, мысль о том, что еще нес­коль­ко дней он бу­дет вста­вать ра­но ут­ром и ухо­дить в го­род, ша­тать­ся по ули­цам до тех пор, по­ка не вы­учит каж­дую щер­бинку на кам­нях мос­то­вых, каж­дую пе­рего­рев­шую лам­почку в пес­трых вы­вес­ках ма­гази­нов и ка­фе, по­ка этот го­род не на­до­ест ему точ­но так же, как его дом… Дом, ко­торый то­же был це­лую веч­ность на­зад. Вне­зап­но Фран по­нял од­ну вещь: ему ни­ког­да осо­бен­но и не хо­телось стать ил­лю­зи­онис­том. Ну, мо­жет быть, иног­да, гля­дя на учи­теля. Ему хо­телось сбе­жать. Хо­телось пу­тешес­тво­вать, по­видать мир – не че­рез ил­лю­мина­тор час­тно­го са­моле­та семьи Ан­то­нел­ли или то­ниро­ван­ное ок­но до­рогой ма­шины. А вот так, сво­им хо­дом, не зная, что ждет те­бя зав­тра. Он был бла­года­рен учи­телю за это: за воз­можность у­ехать. И по­ка но­вый го­род ос­та­ет­ся для не­го но­вым и нез­на­комым, нет при­чин для не­доволь­ства. А по­том он сно­ва у­едет.
Не­запер­тая дверь мед­ленно от­во­рилась – Фран да­же не ог­ля­нул­ся, по­думав, что это от вет­ра.
- Ты ведь го­вори­ла, что рейс от­ме­нили.
- Да, но… Босс ска­зал, что я мо­гу вос­поль­зо­вать­ся его са­моле­том. Я не хо­тела дос­тавлять ему не­удобс­тва, но босс нас­та­ивал. Про­шу про­щения, что не пре­дуп­ре­дила.
Те­перь маль­чик ско­сил взгляд в сто­рону две­ри, где сто­ял Чи­куса и…
Де­вуш­ка, чуть по­ниже рос­том, чем Ка­кимо­то, в чер­ном пид­жа­ке и юб­ке, с рас­пу­щен­ны­ми во­лоса­ми до ло­паток. Она сто­яла к не­му спи­ной, и Фран не мог раз­гля­деть ее ли­ца, но уз­нал го­лос.
- Вот как. Ты со­бира­ешь­ся ос­та­новить­ся здесь?
- Нет, босс заб­ро­ниро­вал мне но­мер в гос­ти­нице, все­го час ез­ды от­сю­да.
Ее го­лос был ти­хим и нес­коль­ко роб­ким.
- А ты и есть Фран?
Хром ог­ля­нулась че­рез пле­чо на за­мер­ше­го у ок­на маль­чи­ка. В ее взгля­де мель­кну­ла хо­лод­ная ко­лючая ис­кра.
- Доб­рое ут­ро, синь­ора До­куро. Рад ви­деть вас в этом ми­ре.
- Вза­им­но.
Де­вуш­ка обер­ну­лась и, сде­лав нес­коль­ко ша­гов ему навс­тре­чу, ос­та­нови­лась.
Бро­ви маль­чи­ка бы­ли вы­тяну­ты в тон­кую ли­нию. Гла­за смот­ре­ли спо­кой­но, чуть отс­тра­нен­но. Боль­шие, свет­ло-зе­леные и слов­но пус­тые. Пря­мой взгляд де­вуш­ки он вы­дер­жал рав­но­душ­но, чувс­твуя, что уж в этот раз он по­бедит.
Хром смот­ре­ла в от­вет с не­дове­ри­ем и по­доз­ри­тель­ностью. Кто он, этот маль­чиш­ка? Что от не­го нуж­но Му­куро-са­ма? Не­уже­ли в этом тще­душ­ном тель­це есть ка­кая-то осо­бен­ная си­ла?
А маль­чик уже по­чувс­тво­вал, как к не­му от­но­сит­ся но­вый учи­тель. По­хоже, теп­лых от­но­шений у них не вый­дет. Что-то ко­лючее и от­талки­ва­ющее по­яв­ля­лось в вы­раже­нии ли­ца де­вуш­ки, ког­да она смот­ре­ла на не­го. Ря­дом с Му­куро она выг­ля­дела сов­сем ина­че. А сей­час раз­ве что не кри­вит през­ри­тель­но гу­бы. И во взгляд вкла­дыва­ет столь­ко си­лы, что­бы по­казать свое пре­вос­ходс­тво.
Ти­шину на­рушил то­роп­ли­вый стук каб­лучков по де­ревян­но­му по­лу.
- Вот уж не жда­ли, что се­год­ня ты объ­явишь­ся.
Нас­мешли­во-вы­зыва­ющий го­лос М.М. слов­но зас­та­вил Хром опом­нить­ся. Те­перь она выг­ля­дела рас­те­рян­ной и да­же на­пуган­ной.
Сло­жив ру­ки на гру­ди, фран­цу­жен­ка по­дош­ла к До­куро.
- Я то­же ра­да те­бя ви­деть. - Го­лос ил­лю­зи­онис­тки ед­ва за­мет­но дрог­нул, хо­тя она изо всех сил ста­ралась вер­нуть са­мо­об­ла­дание.
- А я те­бя нет.
По­вис­ла тя­желая па­уза.
- Смот­рю, ты пов­зрос­ле­ла со вре­мени на­шей пос­ледней встре­чи. Но зна­ешь что, - М.М. нак­ло­нилась к са­мому ли­цу Хром, – ты до сих пор так и ос­та­лась ни­кому не­нуж­ным за­моры­шем, ко­торо­го из жа­лос­ти по­доб­рал Му­куро. По­доб­рал, что­бы ис­поль­зо­вать.
- Это не так.
- Да? Тог­да за­чем ему ну­жен еще один уче­ник? Уж на­до ду­мать, от те­бя боль­ше нет ни­какой поль­зы.
Фра­ну по­каза­лось, что пос­ледние сло­ва осо­бен­но за­дели хра­нитель­ни­цу Вон­го­лы. Так вот в чем при­чина этой неп­ри­яз­ни.
До­куро смот­ре­ла в гла­за де­вуш­ке, ни­чего не от­ве­чая. Ее гу­бы бы­ли плот­но сжа­ты, паль­цы ед­ва за­мет­но те­реби­ли руч­ку сак­во­яжа.
Фран прис­ло­нил­ся спи­ной к сте­не и слег­ка вы­тянул шею, что­бы ви­деть вы­раже­ние ли­ца Хром.
Не­ожи­дан­но гу­бы ил­лю­зи­онис­тки чуть изог­ну­лись в улыб­ке:
- А мне ка­жет­ся, это ты бо­ишь­ся стать не­нуж­ной Му­куро-са­ма. В кон­це кон­цов, мы обе зна­ем, что я для не­го зна­чу.
Бро­ви М.М. сдви­нулись к пе­рено­сице. Она рез­ко раз­верну­лась на каб­лу­ках, чувс­тви­тель­но за­дев Хром лок­тем, и нап­ра­вилась к вы­ходу.
- Ты на­дол­го? – спро­сил Кен, при­под­нявшись на ди­ване.
- Я поз­во­ню. Не со­бира­юсь на­ходить­ся в од­ном до­ме с этой вон­голь­ской суч­кой.
Дверь ог­лу­шитель­но хлоп­ну­ла; за­тем сно­ва нас­ту­пила ти­шина.
- Где ты пла­ниру­ешь про­водить тре­ниров­ки? – спро­сил Чи­куса.
- Здесь неп­ло­хое мес­то. Дос­та­точ­но да­леко от го­рода. К то­му же он, - До­куро бро­сила ко­сой взгляд на маль­чи­ка, - смо­жет здесь тре­ниро­вать­ся в лю­бое вре­мя.
- То есть, па­цан с на­ми ос­та­нет­ся?! – Джо­шима мгно­вен­но под­ско­чил на но­ги.
Его го­лос был гру­бым и, как обыч­но, сры­вал­ся на крик. Спо­кой­ствие сно­ва ис­чезло с ли­ца де­вуш­ки. Буд­то бы она шла по не­надеж­ной ве­ревоч­ной лес­тни­це над про­пастью: изо всех сил ста­ра­ясь дер­жать се­бя в ру­ках и смот­реть впе­ред, но каж­дый по­рыв вет­ра сот­ря­сал опо­ру под ее но­гами, и тог­да в ее взгля­де по­яв­ля­лась тре­вога и дет­ский страх.
- А … Раз­ве он бу­дет жить где-то еще? – роб­ко уточ­ни­ла ил­лю­зи­онис­тка, все еще не вер­нув уве­рен­ность го­лосу.
- Мы ду­мали, что ты за­берешь его, - по­яс­нил Чи­куса.
- Об этом не мо­жет быть ре­чи, - от­ве­тила Хром. – Все уже ре­шено: Фран ос­та­нет­ся здесь. Я бу­ду при­ез­жать для тре­ниро­вок и по­том воз­вра­щать­ся в го­род. Те­перь про­шу из­ви­нить ме­ня, но пос­ле пе­реле­та я пло­хо се­бя чувс­твую. Я при­еду зав­тра.
Ка­жет­ся, за­пас ее ду­шев­ных сил был ис­черпан: она пу­лей вы­лете­ла из до­ма, что­бы ей не ус­пе­ли ни­чего от­ве­тить. Ока­зав­шись на ули­це, она вдох­ну­ла прох­ладный ут­ренний воз­дух так глу­боко и жад­но, буд­то толь­ко что по­быва­ла в без­воздуш­ном прос­транс­тве.
Это бы­ло не­лег­ко. С бан­дой Ко­куё де­вуш­ка не ви­делась с тех са­мых пор, как семья Са­вады Тсу­на­ёши из куч­ки школь­ни­ков ста­ла прев­ра­щать­ся в нас­то­ящую ор­га­низа­цию под чет­ким ру­ководс­твом Ре­бор­на, об­ре­тая чер­ты нас­то­ящей ма­фи­оз­ной семьи. Тог­да бос­су нуж­на бы­ла под­дер­жка, и ког­да ос­таль­ные из бан­ды ре­шили пе­реб­рать­ся в Ита­лию, поб­ли­же к Вен­ди­каре, Хром не смог­ла у­ехать. Это ли­шило Чи­кусу и Ке­на единс­твен­ной свя­зи с Му­куро и сде­лало еще бо­лее нап­ря­жен­ны­ми и без то­го не са­мые теп­лые их от­но­шения с До­куро.
Хром и са­ма чувс­тво­вала, что из­ме­нилась. Ее ок­ру­жало столь­ко люб­ви, столь­ко за­боты, вни­мания и доб­ро­жела­тель­нос­ти, что по­нача­лу ей вез­де ви­дел­ся под­вох. Она бы­ла по­доз­ри­тель­на, она не мог­ла в один миг из­ме­нить сис­те­му, го­дами скла­дывав­шу­юся в ее го­лове. И этот под­вох Хром ис­ка­ла не в теп­лых улыб­ках Ки­око-сан и Ха­ру-сан, не в пол­ных све­та и по­нима­ния гла­зах бос­са. Ей ка­залось, что не мо­жет быть все так хо­рошо. Она не зас­лу­жила. На про­тяже­нии столь­ких лет она каж­дое ут­ро про­сыпа­лась с од­ной лишь мыслью: не сон ли? Ей бы­ло страш­но. Воз­можно, имен­но по­это­му До­куро так упор­но тре­ниро­валась, ста­ра­ясь стать силь­нее – нас­толь­ко силь­ной, что­бы су­меть за­щитить свое счастье и счастье близ­ких лю­дей. Что­бы ник­то не смог отоб­рать этот свет. Пов­зрос­лев, она по­няла са­мое глав­ное: нель­зя по­лагать­ся на судь­бу; к та­ким, как она, судь­ба всег­да жес­то­ка.
Ма­шина дваж­ды про­сиг­на­лила, вы­рывая Хром из за­тяги­ва­ющей тем­но­ты вос­по­мина­ний. У обо­чины до­роги ря­дом с га­барит­ным се­реб­ристым «ма­зера­ти» сто­ял муж­чи­на в се­ром пла­ще и ма­хал ей ру­кой. Де­вуш­ка кив­ну­ла и пос­пе­шила к не­му.
- Ку­да при­каже­те, синь­ора До­куро? – спро­сил муж­чи­на, от­кры­вая ей двер­цу ав­то­моби­ля.
- Вам не обя­затель­но бы­ло при­ез­жать, я и са­ма бы спра­вилась, - улыб­ну­лась ил­лю­зи­онис­тка.
- Ну что вы, я обе­щал синь­ору Са­ваде, что бу­ду прис­матри­вать за ва­ми.
Хром по­ежи­лась, удоб­нее ус­тра­ива­ясь на зад­нем си­дении.
- Спа­сибо, Сер­джио.
- Так ку­да ехать-то?
- Вы зна­ете поб­ли­зос­ти ка­кой-ни­будь рес­то­ран? Я ужас­но про­голо­далась пос­ле пе­реле­та.

День вы­дал­ся стран­ным. Пос­ле ут­ренне­го про­ис­шес­твия все шло не так, как обыч­но: М.М. не по­яв­ля­лась до поз­дне­го ве­чера, Кен мол­чал – что са­мо по се­бе бы­ло со­быти­ем бес­пре­цеден­тным, толь­ко Чи­куса ос­та­вал­ся преж­ним – по его ли­цу и по­веде­нию ни­ког­да нель­зя бы­ло уга­дать его эмо­ций. И Фран ни­куда не ухо­дил. Он бро­дил по ок­рес­тнос­тям, сно­ва гу­лял у об­ры­ва и дол­го смот­рел в чер­не­ющую без­дну. Он ду­мал об этой де­вуш­ке и о том, что свя­зыва­ет всех этих лю­дей – Хром, Ке­на, Чи­кусу, М.М.. Что мо­жет быть об­ще­го у та­ких раз­ных лю­дей? И единс­твен­ное, что при­ходи­ло в го­лову, это учи­тель. Не­уже­ли при­вязан­ность к Му­куро так силь­на, что зас­тавля­ет дер­жать­ся вмес­те лю­дей, ко­торые при иных об­сто­ятель­ствах и близ­ко не по­дош­ли бы друг к дру­гу? Что он для них зна­чит? По­хоже, учи­тель це­ликом сос­то­ит из воп­ро­сов, на ко­торые от­ве­тов, воз­можно, прос­то не су­щес­тву­ет.
Пе­ред сном Фран ду­мал о зав­траш­нем дне. Это бу­дет его пер­вая тре­ниров­ка с но­вым пар­тне­ром. Он не был уве­рен, что пос­ле та­кого дол­го­го пе­реры­ва смо­жет по­казать все свои бо­евые на­выки, по­это­му, за­сыпая, маль­чик ста­рал­ся вспом­нить их за­нятия с Му­куро.
Сле­ду­ющее ут­ро на­чалось вне­зап­но и до­воль­но неп­ри­ят­но. Фран еще не от­крыл гла­за, ког­да по­чувс­тво­вал, что его на­силь­но ста­щили с кро­вати и са­мым бес­це­ремон­ным об­ра­зом уро­нили на пол.
Пе­ред ним сто­яла Хром. На ще­ках де­вуш­ки алел стран­ный ру­мянец, она тя­жело ды­шала, слов­но пос­ле быс­тро­го бе­га.
- В чем де­ло, синь­ора? – сон­но спро­сил маль­чик, под­ни­ма­ясь.
- Че­рез пять ми­нут у об­ры­ва в пол­ной бо­евой го­тов­ности! – вы­пали­ла она и, не дав но­во­яв­ленно­му уче­нику опом­нить­ся, по­кину­ла ком­на­ту.
За пять ми­нут мож­но бы­ло ус­петь умыть­ся, одеть­ся, вспом­нить, с че­го во­об­ще на­чина­ют­ся ата­ки ил­лю­зи­ями. Но вот со­об­ра­зить, что про­ис­хо­дит, Фран яв­но не ус­пе­вал.
Вый­дя на ули­цу, он ог­ля­дел­ся. Хром он за­метил не сра­зу: хра­нитель­ни­ца Вон­го­лы сто­яла к не­му спи­ной поч­ти у са­мого края про­пас­ти. Во­лосы ее бы­ли нас­пех соб­ра­ны в хвост, пря­ди вы­бива­лись из при­чес­ки и неб­режно рас­сы­пались по спи­не, что не со­чета­лось с эле­ган­тным кос­тю­мом.
- Я здесь, синь­ора До­куро.
Ког­да де­вуш­ка по­вер­ну­лась к не­му, Фран слег­ка от­шатнул­ся на­зад. Во взгля­де ил­лю­зи­онис­тки бы­ло столь­ко аг­рессии, что это ощу­щалось фи­зичес­ки.
Она сня­ла пид­жак и бро­сила его на зем­лю. В ее ру­ках по­явил­ся тре­зубец, ко­торый Фран уз­нал сра­зу.
- От­лично. По­верим, нас­коль­ко ты силь­нее ме­ня.
Маль­чик не ус­пел ни­чего от­ве­тить: удар­ной вол­ной его от­бро­сило на­зад, и он впе­чатал­ся спи­ной в ствол де­рева. За­тылок и поз­во­ноч­ник мгно­вен­но отоз­ва­лись ту­пой болью. Уло­вив взгля­дом дви­жение ру­ки де­вуш­ки, Фран ав­то­мати­чес­ки вос­про­из­вел барь­ер – к счастью, за­щит­ны­ми при­ема­ми он вла­дел луч­ше, чем ата­ку­ющи­ми. Кра­ем гла­за он за­метил, что око­ло до­ма по­яви­лись Кен и Чи­куса. Эта се­кун­дная по­теря кон­цен­тра­ции не да­ла маль­чи­ку удер­жать барь­ер, и тон­кий луч про­бил ему пле­чо. По­пыт­ки от­ве­тить бы­ли без­ре­зуль­тат­ны: До­куро без вся­ких уси­лий от­ра­жала его ата­ки.
- Ка­кого чер­та?! – до­нес­ся до не­го сры­ва­ющий­ся на хрип го­лос. – Сра­жай­ся в пол­ную си­лу!
«Ка­кая еще си­ла? О чем она го­ворит?!»
В го­лове му­тилось. Мир вра­щал­ся вок­руг с бе­шеной ско­ростью, ис­кры, за ко­торы­ми он ни­как не мог ус­ле­дить, рва­ли его ко­жу. Из­да­лека до не­го до­носил­ся крик ил­лю­зи­онис­тки, но он уже не раз­би­рал слов. Воз­ду­ха ка­тас­тро­фичес­ки не хва­тало. Прос­транс­тво вок­руг то­нуло в язы­ках пла­мени.
Все прек­ра­тилось очень быс­тро. Ос­трие тре­зуб­ца упи­ралось пря­мо ему в шею. Маль­чик за­дер­жал ды­хание, что­бы не на­пороть­ся на не­го. Для спа­сения ему все­го лишь нуж­но бы­ло по­верить, что это ил­лю­зия. Но ору­жие учи­теля слиш­ком час­то при­чиня­ло ему са­мую нас­то­ящую боль, и дав­но ста­ло го­раз­до ре­аль­нее мно­гих ве­щей.
Де­вуш­ка скло­нилась над по­вер­женным про­тив­ни­ком, при­жимая его ко­леном к зем­ле. По­вяз­ка на пра­вом гла­зу съ­еха­ла на­бок, при­от­кры­вая крас­ную ра­дуж­ку.
Ее гу­бы ше­вели­лись, но маль­чик ни­чего не слы­шал.
- Ты что тво­ришь?!
Джо­шима со зве­риным ры­ком бро­сил­ся к ним, по­валив де­вуш­ку на зем­лю и пе­рех­ва­тывая ее ру­ки. Хром не соп­ро­тив­ля­лась. В то же вре­мя Фран по­чувс­тво­вал, как чьи-то ру­ки, тон­кие и хо­лод­ные, об­хва­тили его го­лову, чуть при­под­ни­мая.
- Я же го­вори­ла, что ей ле­чить­ся нуж­но!
Го­лос М.М., ко­торый ни с чь­им нель­зя бы­ло спу­тать, вер­нул его к ре­аль­нос­ти. Фран поп­ро­бовал встать, но ру­ки фран­цу­жен­ки удер­жа­ли его. Он по­чувс­тво­вал, что его го­лова ле­жит у нее на ко­ленях. Еще он чувс­тво­вал но­ющую боль в бо­ку и со­вер­шенно не ощу­щал пра­вое пле­чо. Маль­чик все же смог нем­но­го по­вер­нуть­ся, что­бы взгля­нуть на хра­нитель­ни­цу Вон­го­лы.
Вид у той был бо­лее чем рас­те­рян­ный. Она сто­яла в нес­коль­ких мет­рах от не­го. Да­же одеж­да не пор­ва­на, все­го лишь за­мял­ся во­рот­ник блуз­ки и спол­зли до за­пяс­тий вы­сокие чер­ные пер­чатки.
Де­вуш­ка смот­ре­ла на не­го с не­мым воп­ро­сом, с удив­ле­ни­ем и не­пони­мани­ем.
Сей­час Хром вновь чувс­тво­вала се­бя по­терян­ным ре­бен­ком. Она не мог­ла по­нять, по­чему этот маль­чиш­ка прак­ти­чес­ки не соп­ро­тив­лялся. Как та­кое мо­жет быть?!

Всю ночь ей сни­лись кош­ма­ры, а оч­нувшись на ут­ро от сво­их па­рано­идаль­ных ви­дений, ко­торые всю­ду прес­ле­дова­ли ее, буд­то тень, она уви­дела Его.
Му­куро си­дел на краю ее пос­те­ли, лу­каво улы­ба­ясь од­ни­ми гла­зами.
- Доб­рое ут­ро, моя ми­лая Хром.
Этот го­лос… За не­го она бы­ла го­това и убить и уме­реть.
- Доб­рое ут­ро, Му­куро-са­ма.
Ря­дом с этим че­лове­ком она сно­ва ста­нови­лась без­за­щит­ным ре­бен­ком, бо­ящим­ся все­го ми­ра.
- Как те­бе спа­лось?
Это уже не­важ­но. Те­перь все – не важ­но.
- Все хо­рошо, Му­куро-са­ма.
Он нак­ло­нил­ся к ней, уби­рая чел­ку со лба.
- Я хо­тел по­гово­рить с то­бой о тво­ем но­вом уче­нике.
Хром ле­жала, не ре­ша­ясь по­шеве­лить­ся или при­кос­нуть­ся к не­му. Он слиш­ком уж ред­ко на­вещал ее в пос­леднее вре­мя.
- Я хо­чу поп­ро­сить те­бя от­нестись как мож­но серь­ез­нее к обу­чению. Этот маль­чик ну­жен мне те­перь, как ник­то дру­гой…
«Как… ник­то?»
-… ви­дишь ли, толь­ко он мо­жет по­мочь ре­шить мою проб­ле­му.
- Я по­нимаю.
«Что вы та­кое го­вори­те? Как ник­то дру­гой? Не­уже­ли от ме­ня боль­ше нет поль­зы??»
- Он нас­толь­ко си­лен? - про­из­несла она поч­ти ше­потом, что­бы не вы­дать вол­не­ния в го­лосе.
- Я пред­по­лагаю, что да.
- Он очень ва­жен для вас?
Ро­кудо толь­ко за­гадоч­но улыб­нулся в от­вет.
- Я все сде­лаю, Му­куро-са­ма.
- Знал, что мо­гу на те­бя по­ложить­ся.
И по­том он ис­чез. До­куро при­под­ня­лась на пос­те­ли, сми­ная паль­ца­ми прос­ты­ню в том мес­те, где толь­ко что си­дел он.
Тя­желая и от­ча­ян­ная злость под­ка­тила к гор­лу. Так нек­ста­ти вспом­ни­лись сло­ва М.М.
«Да что в нем та­кого, черт возь­ми?!!»
Быс­тро соб­равшись, де­вуш­ка вы­бежа­ла из гос­ти­ницы и, не до­жида­ясь Сер­джио, се­ла за руль ав­то­моби­ля.

Джо­шима по-преж­не­му креп­ко дер­жал ее ру­ки за спи­ной, хо­тя в этом и не бы­ло не­об­хо­димос­ти. Те­перь Хром ви­дела, что пе­ред ней все­го лишь ре­бенок – юнец, не уме­ющий тол­ком соз­дать барь­ер и по­пада­ющий­ся на прос­тые улов­ки. Как глу­по… Она неп­ра­виль­но по­няла сло­ва Му­куро-са­ма и са­ма же при­дума­ла се­бе вра­га.
Ил­лю­зи­онис­тка кив­ну­ла Ке­ну в знак то­го, что он мо­жет от­пустить ее.
- Как он? – спро­сила она, по­дой­дя к маль­чи­ку.
- Еле ды­шит, - отоз­ва­лась М.М., щу­пая ар­те­рии на шее Фра­на. – Те­бя с тво­ими ис­те­рика­ми дав­но по­ра за­переть где-ни­будь!
Хром не об­ра­тила вни­мания на ее сло­ва.
- В са­мом де­ле, что на те­бя наш­ло? – спро­сил Чи­куса, до это­го сто­яв­ший в сто­роне.
- Все нор­маль­но, - отоз­ва­лась Хром, поп­равляя пер­чатки. – Я прос­то хо­тела про­верить уро­вень его под­го­тов­ки.
- Даа?! – про­ревел Кен. – А со сто­роны бы­ло по­хоже, что ты его хо­чешь убить!
До­куро по­дош­ла еще бли­же и при­села на кор­точки ря­дом с Фра­ном.
- При­ношу свои из­ви­нения. По­хоже, я ошиб­лась на твой счет. Тре­ниров­ки нач­нутся сра­зу же, как ты поп­ра­вишь­ся.
Это бы­ло пос­ледним, что за­пом­нил маль­чик – по­том он, ви­димо, по­терял соз­на­ние…

…А ког­да оч­нулся, то ле­жал уже не на зем­ле, а на кро­вати в до­ме. Бо­ли он поч­ти не чувс­тво­вал. Толь­ко ког­да по­пытал­ся по­шеве­лить­ся, ос­тро коль­ну­ло где-то в пле­че.
На тум­бочке, ко­торой рань­ше не бы­ло здесь, сто­яла бе­лая чаш­ка с от­ко­лотым кра­еш­ком и пус­тое блюд­це. Свет за­ливал ком­на­ту и сле­пил гла­за, Фран ни­чего не мог ра­зоб­рать на фо­не боль­шо­го ок­на. Пос­лы­шались ти­хие ша­ги.
- Прос­нулся?
Пру­жины слег­ка скрип­ну­ли, ког­да кто-то сел ря­дом с ним.
- Жи­вой?
- Вро­де то­го…
- Вот и чу­дес­но. Есть хо­чешь?
Го­ворить еще бы­ло тя­жело. Маль­чик кив­нул.
- Черт, я же здесь пе­ченье ос­тавля­ла! Про­жор­ли­вое жи­вот­ное!!
- Да лад­но те­бе, он все рав­но тру­пом ле­жал, а еда про­пада­ет! – го­лос Ке­на раз­дался так близ­ко, слов­но над са­мым ухом.
М.М. про­тяж­но-ры­чаще вздох­ну­ла.
- Еще мо­локо есть, прав­да теп­лое. Бу­дешь?
Фран сно­ва кив­нул. Он тер­петь не мог мо­локо, осо­бен­но теп­лое, но же­лудок сво­дило от го­лода.
Де­вуш­ка при­под­ня­ла его го­лову и под­несла к гу­бам чаш­ку.
- Сколь­ко я уже ле­жу? – спро­сил маль­чик.
- Три дня.
Фран прис­мотрел­ся вни­матель­нее к ее ли­цу. Гла­за фран­цу­жен­ки сос­ре­дото­чен­но смот­ре­ли на не­го.
- Как чувс­тву­ешь-то се­бя? – спро­сил Кен. Су­дя по все­му, он дей­стви­тель­но сто­ял поб­ли­зос­ти.
- Тер­пи­мо.
- Вот и чуд­нень­ко. - Де­вуш­ка от­пусти­ла его и под­ня­лась с кро­вати. – На­до­ело с то­бой нян­чить­ся.
- Хром зво­нила нес­коль­ко раз. Пе­редать ей что-ни­будь?
Го­лос Чи­кусы. Все здесь соб­ра­лись?
Фран по­тер тыль­ной сто­роной ла­дони гла­за. Те­перь он смог раз­гля­деть, что в ком­на­те дей­стви­тель­но на­ходят­ся все трое.
- Пе­редай, что тре­ниров­ки мож­но на­чинать зав­тра.
М.М. удив­ленно зах­ло­пала рес­ни­цами.
- Не ду­ри, те­бе еще не­делю от­ле­живать­ся, что­бы пле­чо за­жило.
- Зав­тра с ут­ра, - пов­то­рил маль­чик. Он по­чувс­тво­вал, что на не­го на­каты­ва­ет сон­ли­вость. Не соп­ро­тив­ля­ясь, он сно­ва зак­рыл гла­за и ус­нул.



Глава 3


- По­торо­пись, мы же не хо­тим опоз­дать.
- Да, синь­ора До­куро, еще се­кун­ду!
- Что ты там де­ла­ешь? – Хром заг­ля­нула в ком­на­ту.
Фран сто­ял к ней спи­ной и ув­ле­чен­но рыл­ся в бель­евом ящи­ке ко­мода.
- Они всег­да кла­дут вмес­те с по­лотен­ца­ми мят­ные ле­ден­цы, - отоз­вался па­рень. - На­шел!
Де­вуш­ка с уко­ром пос­мотре­ла на не­го.
- Очень вкус­ные, хо­тите? – Фран про­тянул ру­ку, в его ла­дони ле­жала горсть кон­фе­ток в блес­тя­щих обер­тках с эм­бле­мой гос­ти­ницы.
- Че­тыр­надцать лет, а ве­дешь се­бя как ре­бенок. - Хром под­тол­кну­ла уче­ника в спи­ну по нап­равле­нию к лес­тни­це и зак­ры­ла за со­бой дверь.
- Не так уж час­то мне при­ходит­ся жить в но­мерах люкс, - от­ве­тил тот, за­пих­нув в рот сра­зу нес­коль­ко ле­ден­цов. – А здесь прос­то выс­ший класс!
Ког­да они про­ходи­ли ми­мо стой­ки ре­гис­тра­ции, До­куро вер­ну­ла маг­нитную кар­точку от но­мера. Швей­цар с на­мер­тво прик­ле­ен­ной к ли­цу по­лу­улыб­кой от­крыл пе­ред ни­ми боль­шую стек­лянную дверь. Ока­зав­шись на ули­це, Фран пе­чаль­но вздох­нул.
- И все-та­ки я не по­нимаю, за­чем мы вы­еха­ли из это­го но­мера, ес­ли зав­тра нам опять при­дет­ся но­чевать в гос­ти­нице.
- Поп­ро­буй вклю­чить ло­гику, - от­ве­тила Хром, ища гла­зами ма­шину, ко­торая уже дол­жна бы­ла ждать их здесь.
- Ммм. - Па­рень за­дум­чи­во за­катил гла­за и пос­ту­чал паль­цем по ниж­ней гу­бе. – Нет, я от­ка­зыва­юсь по­нимать, по­чему нель­зя бы­ло хо­тя бы поп­ро­сить не сда­вать ни­кому люкс.
- Слиш­ком по­доз­ри­тель­но, что мы по­забо­тились о ноч­ле­ге до то­го, как ре­зиден­ция Вон­го­лы бы­ла раз­ру­шена. У Мель­фи­оре не дол­жно быть улик про­тив нас.
У па­рад­но­го вхо­да ос­та­новил­ся блес­тя­щий чер­ный ав­то­мобиль с то­ниро­ван­ны­ми стек­ла­ми. Вы­шед­ший из не­го че­ловек ува­житель­но поп­ри­ветс­тво­вал ил­лю­зи­онис­тов и по­мог им сесть внутрь.
- В цен­тре сей­час проб­ки, при­дет­ся ехать объ­ез­дным пу­тем. Вы не воз­ра­жа­ете, синь­ора До­куро? – спро­сил он, вы­рули­вая на до­рогу.
- Как пос­чи­та­ете нуж­ным, - улыб­ну­лась та, поп­равляя во­рот­ник жа­кета с вы­шитой эм­бле­мой Вон­го­лы.
- Здесь бы­ли са­мые мяг­кие оде­яла и са­мое аро­мат­ное мы­ло, - тя­жело вздох­нул па­рень, гля­дя в ок­но на про­мель­кнув­шее зда­ние гос­ти­ницы, свер­ка­ющее жел­ты­ми ог­ня­ми.
- Ты все пом­нишь, что нам пред­сто­ит зав­тра? – сме­нила те­му хра­нитель­ни­ца Ту­мана.
- Да-да, мы пов­то­ряли это уже сто раз.
- Пов­то­рим еще столь­ко же, ес­ли по­надо­бит­ся. На­де­юсь, ты по­нима­ешь, что пра­ва на ошиб­ку у нас нет.
- За­чем так нап­ря­гать ат­мосфе­ру. - Фран зев­нул и, вы­тянув­шись впе­ред, по­ложил лок­ти на спин­ку пе­ред­не­го си­дения, что­бы бы­ло удоб­нее смот­реть на до­рогу че­рез ло­бовое стек­ло.
До­куро при­куси­ла гу­бу и от­верну­лась. По боль­шо­му сче­ту, он прав: все уже мно­го раз об­го­воре­но и от­ре­пети­рова­но, план дей­ствий про­рабо­тан до ме­лочей. Но тот факт, что от ус­пе­ха этой мис­сии за­висит судь­ба семьи и бла­гопо­лучие бос­са, не да­вал ей по­коя. Босс сей­час на­де­ет­ся на них. На нее. И от этой от­ветс­твен­ности ста­нови­лось страш­но.
Под­пи­сание со­юз­но­го до­гово­ра с Мель­фи­оре ста­ло силь­ным уда­ром для Вон­го­лы. Вы­бора не бы­ло, Са­ваду пос­та­вили пе­ред фак­том: все семьи, вхо­див­шие в Аль­янс, уже пе­реш­ли на сто­рону Бь­яку­рана и ком­па­нии, бо­ясь быть унич­то­жен­ны­ми. Все про­изош­ло слиш­ком быс­тро. Цель до­гово­ра сос­то­яла вов­се не в под­чи­нении Вон­го­лы но­вой пра­вящей семье. Бь­яку­ран хо­тел пол­но­го унич­то­жения быв­ше­го цен­тра ма­фи­оз­но­го ми­ра. Обе сто­роны обя­зались не на­падать друг на дру­га, а в слу­чае на­паде­ния все про­чие семьи дол­жны бы­ли выс­ту­пить про­тив аг­рессо­ра. В этом и зак­лю­чались пра­вила но­вой иг­ры: Мель­фи­оре и Вон­го­ла все­ми воз­можны­ми спо­соба­ми пы­тались спро­воци­ровать кон­фликт, при­чем так, что­бы ви­нова­тым приз­на­ли со­пер­ни­ка. Нес­коль­ко раз Чер­велло – ней­траль­ная ор­га­низа­ция, приз­ванная сле­дить за соб­лю­дени­ем ус­ло­вий до­гово­ра – приз­на­вали за вон­голь­ца­ми на­руше­ние пра­вил, но ис­кусные дип­ло­маты из ко­ман­ды Са­вады Тсу­на­еши до­казы­вали, что их босс не­винен, как ди­тя. Ес­тес­твен­но, здесь не об­хо­дилось без по­мощи Ре­бор­на, зна­мени­того кил­ле­ра Вон­го­лы. И это раз­дра­жало Бь­яку­рана.
Но осо­бен­но прис­таль­но в этой иг­ре сле­дили за дей­стви­ями ил­лю­зи­онис­тов – лю­дей, для ко­торых об­ман - это про­фес­сия. Да­же Хром До­куро, од­на из вы­сочай­ших про­фес­си­она­лов это­го вре­мени, не мог­ла ни­чего по­делать. До тех пор, по­ка в ру­ки к ней не по­пал уди­витель­ный маль­чиш­ка, уме­ющий соз­да­вать ил­лю­зии осо­бого ро­да. И хо­тя из-за зап­ре­та Му­куро-са­ма она не мог­ла рас­ска­зать о нем сво­ему бос­су, де­вуш­ка ре­шила ис­поль­зо­вать та­лант уче­ника в ин­те­ресах семьи. И им по­мощь, и маль­чи­ку прак­ти­ка. Ог­ромным плю­сом бы­ло то, что юный ил­лю­зи­онист не яв­лялся чле­ном семьи, а зна­чит, ес­ли его пой­ма­ют, то бу­дет шанс оп­равдать Вон­го­лу.
Но ес­ли Фра­на дей­стви­тель­но пой­ма­ют…
Хром зак­ры­ла гла­за и глу­боко вздох­ну­ла, ста­ра­ясь снять нап­ря­жение.
Му­куро счи­та­ет, что Фран – единс­твен­ный, кто мо­жет ему по­мочь. В та­ких ус­ло­ви­ях она са­ма бы­ла го­това от­дать жизнь за это­го маль­чиш­ку.
Про­ез­жая че­рез кон­троль­ный пункт, ма­шина сбро­сила ско­рость и еще че­рез нес­коль­ко ми­нут за­тор­мо­зила у дву­хэтаж­но­го зда­ния, ок­ру­жен­но­го зе­леным са­дом.
- При­еха­ли.
Их встре­тил муж­чи­на в чер­ной одеж­де с се­реб­ристы­ми на­шив­ка­ми. Су­дя по все­му, он дол­жен был соп­ро­водить гос­тей в дом. Хром и Фран пос­ле­дова­ли за ним.
Вдоль ас­фаль­ти­рован­ной до­рож­ки, вед­шей к крыль­цу, поб­лески­вали в све­те фо­нарей ме­тал­ли­чес­кие стол­бы, ук­ра­шен­ные эм­бле­мами семьи Вон­го­ла. Точ­но та­кая же зо­лотая пу­ля на го­лубом фо­не со скре­щен­ным над ней ору­жи­ем и ви­ти­ева­тыми узо­рами вок­руг бы­ла изоб­ра­жена на фрес­ке фа­сада до­ма.
Про­ходя ми­мо, Фран от­ме­тил, что сад здесь по­лон цве­тов: бе­лые круп­ные го­лов­ки кон­трастно вы­деля­лись на фо­не тем­ной тра­вы.
В ок­нах сквозь опу­щен­ные што­ры про­бивал­ся теп­лый жел­то­ватый свет. Ког­да пе­ред ни­ми рас­пахну­лись две­ри, точ­но та­кой же теп­лый свет хлы­нул из до­ма на ули­цу, рас­те­ка­ясь по мра­мор­но­му крыль­цу.
- Доб­ро по­жало­вать, - поч­ти­тель­но скло­нил го­лову по­жилой че­ловек в кос­тю­ме дво­рец­ко­го.
Хром кив­ну­ла в от­вет и прош­ла пря­мо по ко­ридо­ру.
- Будь­те доб­ры, по­кажи­те мо­ему спут­ни­ку его ком­на­ту. И пре­дуп­ре­дите прис­лу­гу, что­бы не бес­по­ко­или ме­ня до ут­ра.
Муж­чи­на кив­нул. За­тем обер­нулся и сме­рил Фра­на оце­нива­ющим взгля­дом.
- Сле­дуй­те за мной.
Ока­зав­шись, на­конец, в от­ве­ден­ной для не­го ком­на­те, Фран пе­ревел ды­хание. Все, что он ви­дел вок­руг се­бя, вы­зыва­ло стран­ное чувс­тво бес­по­кой­ства где-то в гру­ди: неп­ри­выч­но для не­го, учи­тывая, что он во­об­ще от­вык от ка­ких-ли­бо силь­ных пе­режи­ваний. Мяг­кие крас­ные ков­ры, лес­тни­ца с пе­рила­ми крас­но­го де­рева, кар­ти­ны в зо­лоче­ных ра­мах, тя­желые алые што­ры – он от­вык от рос­ко­ши, и сей­час все это не­воль­но на­вева­ло вос­по­мина­ния о том вре­мени, ког­да по­доб­ные ве­щи ок­ру­жали его ежед­невно.
Ком­на­та бы­ла не­боль­шой, но обус­тро­ен­ной в том же сти­ле, что па­рад­ная и ко­ридор. Фран сел на край кро­вати и, ощу­тив тя­жесть в за­тыл­ке, упал на спи­ну буд­то от выс­тре­ла в лоб. Эта рос­кошь мог­ла на­поми­нать ему толь­ко об од­ном мес­те на зем­ле. Да­же по­каза­лось, что дво­рец­кий – ко­пия дво­рец­ко­го из его до­ма. Зо­лотое, крас­ное, ла­киро­ван­но-де­ревян­ное, хрус­таль­ное – слов­но па­рень сно­ва ока­зал­ся в Па­лер­мо, в фа­миль­ном особ­ня­ке семьи Ан­то­нел­ли. Что­бы прог­нать неп­ро­шеные мыс­ли, Фран ре­шил вый­ти на бал­кон. Све­жий воз­дух и пей­за­жи, не име­ющие ни­чего об­ще­го с ви­дом из ок­на его дет­ской ком­на­ты, дол­жны вер­нуть ему ду­шев­ное рав­но­весие.
С бал­ко­на вто­рого эта­жа был ви­ден сад, раз­би­тый вок­руг зда­ния ре­зиден­ции. Все­го мет­ров де­сять от до­ма до вы­сокой сте­ны, а даль­ше - за­литая ас­фаль­том пло­щадь, не­боль­шие пос­трой­ки, по­хожие на слу­жеб­ные скла­ды, пар­ковка ма­шин и еще од­но зда­ние, ко­торое мож­но бы­ло уви­деть из лю­бой точ­ки тер­ри­тории ба­зы Мель­фи­оре. Глав­ный штаб. Вы­сокий, поб­лески­ва­ющий хро­мом и стек­лом, ос­ве­щен­ный яр­ки­ми про­жек­то­рами, вы­деля­ющи­ми его ос­ле­питель­ную бе­лиз­ну на фо­не тем­но­ты но­чи. Там хо­дят лю­ди в чер­ных кос­тю­мах. Блек Спелл. Они за нес­коль­ко мет­ров об­хо­дят ре­зиден­цию Вон­го­лы – это не бы­ло офи­ци­аль­ным при­казом, но, как го­ворит­ся, от гре­ха по­даль­ше: что­бы лиш­ний раз не да­вать по­водов для по­доз­ре­ний. Им та­кие по­ряд­ки, ес­тес­твен­но, не нра­вят­ся: каж­дый из них с удо­воль­стви­ем раз­да­вил бы лю­бого, но­сяще­го эм­бле­му с зо­лотой пу­лей – дай толь­ко во­лю, а зап­рет Бь­яку­рана оби­жать и без то­го по­беж­денных про­тив­ни­ков лишь по­дог­ре­ва­ет это же­лание.
И это сыг­ра­ет про­тив них са­мих. Не ког­да-ни­будь од­нажды, а зав­тра – ес­ли все пой­дет по пла­ну. А да­же ес­ли не пой­дет, то…
- К те­бе мож­но? – де­вуш­ка заг­ля­нула в ком­на­ту и пос­ту­чала по двер­но­му ко­сяку.
- Да, ко­неч­но.
Фран ог­ля­нул­ся че­рез пле­чо. Хром уже сто­яла у рас­пахну­тых две­рей бал­ко­на. Вмес­то при­выч­ных стро­гих кос­тю­мов сей­час на ней был длин­ный шел­ко­вый ха­лат, под ко­торым вид­не­лась бе­лая ноч­ная со­роч­ка. Во­лосы соб­ра­ны за­кол­кой. На пра­вом гла­зу - не­из­менная чер­ная по­вяз­ка.
- Я заш­ла спро­сить, все ли в по­ряд­ке.
- Ка­жет­ся да, - от­ве­тил па­рень, опе­рев­шись лок­тя­ми на ка­мен­ные пе­рила. – А ког­да по­зовут ужи­нать?
- Ужи­на не бу­дет.
Хра­нитель­ни­ца Ту­мана прош­ла впе­ред и ос­та­нови­лась ря­дом с ним.
Ил­лю­зи­онист не­до­умен­но пос­мотрел на нее.
- По­чему?
- Па­ру ме­сяцев на­зад, ког­да на пе­рего­воры с бос­сом Мель­фи­оре при­ез­жал один из хра­ните­лей Вон­го­лы и ос­та­нав­ли­вал­ся в этой ре­зиден­ции, он съ­ел на ужин ры­бу и от­ра­вил­ся. Ник­то так и не вы­яс­нил, бы­ла ли ры­ба нес­ве­жей или хра­ните­ля дей­стви­тель­но хо­тели от­ра­вить, но это да­ло по­вод к но­вым раз­би­ратель­ствам, и рас­сержен­ные Мель­фи­оре от­да­ли при­каз ни­чего не го­товить для гос­тей из семьи Са­вады Тсу­на­еши… Что­бы ис­клю­чить воз­можность от­равле­ния.
- Вот как, - пе­чаль­но про­тянул па­рень, гля­дя вниз.
- Эта вой­на дав­но дош­ла до аб­сурда. Обе сто­роны, на­ша в том чис­ле, все­ми спо­соба­ми пы­та­ют­ся дос­тичь од­ной и той же це­ли: сто­ит од­но­му из про­тив­ни­ков нем­но­го рас­сла­бить­ся или по­терять бди­тель­ность, как у дру­гого бу­дут все шан­сы офи­ци­аль­но одер­жать по­беду.
- Я толь­ко од­но­го не пой­му: раз Мель­фи­оре та­кие силь­ные, по­чему бы им прос­то не раз­гро­мить это­го ва­шего бос­са?
До­куро то­же об­ло­коти­лась на пе­рила бал­ко­на. Она смот­ре­ла пря­мо пе­ред со­бой на свер­ка­ющее зда­ние глав­но­го шта­ба.
- Ну… у Вон­го­лы есть од­на вещь, ко­торую Бь­яку­ран очень хо­тел бы за­полу­чить. Точ­нее, семь ве­щей.
- М? – Фран бро­сил на нее за­ин­те­ресо­ван­ный взгляд.
- Ра­ди них, в не­кото­ром ро­де, и на­чалась вой­на. Он зна­ет, что гру­бой си­лой ему ни­чего не до­бить­ся: в край­нем слу­чае, босс унич­то­жит эти ве­щи, а Бь­яку­ран, по­хоже, бо­ит­ся та­кого ис­хо­да. Вот и при­ходит­ся вык­ру­чивать­ся.
- И что же это за ве­щи? – спро­сил па­рень без­различ­ным го­лосом.
Вне­зап­но вмес­то от­ве­та де­вуш­ка по­ложи­ла ла­донь на ма­куш­ку уче­ника и взъ­еро­шила во­лосы.
- Те­бе со­вер­шенно не обя­затель­но сей­час это знать, - улыб­ну­лась она. – По­ра ло­жить­ся. Зав­тра тя­желый день.
- Я пом­ню. - Фран не­доволь­но трях­нул го­ловой и мед­ленно поп­лелся в ком­на­ту. Ему хо­телось, что­бы Хром уш­ла как мож­но ско­рее: де­вуш­ка вол­но­валась нас­толь­ко силь­но, что он не мог не ощу­щать это­го. Неп­ри­ят­ное, мяг­ко го­воря, чувс­тво.
- Пе­рего­воры нач­нутся в де­сять ча­сов. Не за­будь, что ты дол­жен все вре­мя ос­та­вать­ся в зда­нии под прис­мотром дво­рец­ко­го, - ска­зала она, зак­ры­вая за со­бой дверь. – Спо­кой­ной но­чи.
- Спо­кой­ной но­чи, - эхом отоз­вался па­рень, ког­да де­вуш­ка уже выш­ла.
Один из про­жек­то­ров све­тил пря­мо в ок­но, по­хожий на ис­кусс­твен­ную лу­ну; а еще очень хо­телось есть – Фран во­об­ще не был уве­рен, что ил­лю­зии мож­но соз­да­вать на го­лод­ный же­лудок. В том, что им по­дадут зав­трак, он сом­не­вал­ся. И, су­дя по все­му, вы­ходи­ло, что он ока­зал­ся прав: в той гос­ти­нице бы­ло ку­да луч­ше.

Он ус­нул быс­тро, а на ут­ро его раз­бу­дил ос­то­рож­ный стук в дверь.
- Синь­ор, по­лови­на де­сято­го. Синь­ора До­куро про­сила пос­ту­чать к вам.
Фран не­охот­но сполз с пос­те­ли. На­чалось. Точ­нее, нач­нется в тот мо­мент, ког­да он от­кро­ет дверь и явит мес­тно­му дво­рец­ко­му свою не­доволь­ную фи­зи­оно­мию. К ро­ли кап­ризно­го маль­чиш­ки он са­мос­то­ятель­но при­писал один пункт – во что бы то ни ста­ло, до­бить­ся зав­тра­ка, и пусть тра­вят ко всем чер­тям, лишь бы на­кор­ми­ли.
- Доб­рое ут­ро, синь­ор, - ска­зал муж­чи­на.
- Доб­рое, - зев­нул в от­вет па­рень, не пот­ру­див­шись прик­рыть рот ла­донью. – Зав­трак уже го­тов? Я ужас­но го­лоден.
Се­дые бро­ви дво­рец­ко­го вы­дали це­лую гам­му чувств – от не­до­уме­ния до воз­му­щения – при этом ли­цо его ос­та­валось спо­кой­ным.
- Как по­жела­ете.
Пе­ре­одев­шись, Фран спус­тился в гос­ти­ный зал, где уже был нак­рыт не­боль­шой стек­лянный стол. Дво­рец­кий на­ходил­ся здесь же – наб­лю­дал.
По­ковы­ряв­шись ми­нут пять в не­понят­ной бе­лой мас­се, пах­ну­щей ри­сом и спе­ци­ями, па­рень отод­ви­нул та­рел­ку и при­нял­ся за ко­фе и кро­шеч­ные кек­сы.
- Поз­воль­те уз­нать, чем вы зай­ме­тесь пос­ле зав­тра­ка? – спро­сил муж­чи­на, все это вре­мя сто­яв­ший за спи­ной ил­лю­зи­онис­та. - Я хо­тел уточ­нить, пла­ниру­ете ли вы по­кидать ре­зиден­цию и нуж­но ли вам соп­ро­вож­де­ние.
- Нет, что вы, - с на­битым ртом отоз­вался па­рень, пы­та­ясь про­жевать ре­зино­вый на вкус кекс. – Синь­ора До­куро стро­го ве­лела ждать ее здесь.
- Прос­ти­те мое лю­бопытс­тво, а кем вы при­ходи­тесь синь­оре? Я ра­ботаю в ре­зиден­ции Вон­го­лы с ее ос­но­вания, но ни ра­зу не ви­дел вас.
- Ну, я бы ска­зал, неч­то вро­де млад­ше­го бра­та. Или пи­том­ца. Она вез­де ме­ня тас­ка­ет с со­бой, чес­тно го­воря, это так раз­дра­жа­ет!
- О.
- Еще как! – ил­лю­зи­онист, на­конец, прог­ло­тив уго­щение, за­махал ру­ками. – Пе­рего­воры, встре­чи… А я си­ди и жди! Ску­ка смер­тная.
- Мо­гу ли я чем-то по­мочь? Воз­можно, про­гул­ка по са­ду или те­леви­зор…
Фран пе­ревер­нулся на сту­ле, что­бы ви­деть сво­его со­бесед­ни­ка. Пар­ню дос­тавля­ло удо­воль­ствие смот­реть, как нер­вни­ча­ет под его пря­мым взгля­дом дво­рец­кий.
- А компь­ютер у вас есть?
- Что? – муж­чи­на выг­ля­дел рас­те­рян­ным и от­вел гла­за. – Да, ко­неч­но, есть.
- А ин­тернет? Ну, вы же по­нима­ете, пор­ногра­фия и все та­кое, что ин­те­ресу­ет маль­чи­ков в мо­ем воз­расте.
- Да, ко­неч­но, - сму­тил­ся дво­рец­кий. – Я про­вожу вас в ка­бинет.
Ок­на ка­бине­та вы­ходи­ли в сад, пря­мо к клум­бе с цве­тами. Фран ух­мыль­нул­ся угол­ком губ: от­лично, с это­го ра­кур­са дво­рец­кий мо­жет прек­расно ви­деть его и од­новре­мен­но по­ливать цве­точ­ки.
Се­дово­лосый муж­чи­на, в са­мом де­ле, вско­ре ушел в сад. К клум­бе. От­сю­да удоб­но наб­лю­дать за гос­тем, как при­казал босс: во из­бе­жание не­ожи­дан­ностей, все при­быв­шие на ба­зу вон­голь­цы дол­жны на­ходить­ся под прис­мотром.
Мо­лодой па­ренек, стран­ный спут­ник хра­нитель­ни­цы Ту­мана, рас­по­ложил­ся за компь­юте­ром, опе­рев­шись под­бо­род­ком на ла­донь, и со ску­ча­ющим ви­дом смот­рел в мо­нитор.
Фран еще раз заг­ля­нул в ком­на­ту, что­бы по­любо­вать­ся соз­данной ил­лю­зи­ей: его клон выг­ля­дел очень ре­алис­тично. Те­перь мож­но ид­ти. Бес­шумно прок­равшись, он не­замет­но по­кинул дом, а за­тем и тер­ри­торию ре­зиден­ции.

Пе­рего­воры дол­жны на­чать­ся ров­но в де­сять, но до ка­бине­та, где бу­дет про­ходить встре­ча, еще нуж­но доб­рать­ся. По­ка в ком­па­нии двух че­ловек в чер­ных кос­тю­мах она шла по бес­ко­неч­ным бе­лым ко­ридо­рам и под­ни­малась на лиф­тах, Хром мыс­ленно от­счи­тыва­ла ми­нуты. Сей­час она выг­ля­дела ку­да спо­кой­нее, чем на­кану­не. Так бы­ло нуж­но. От се­год­няшне­го дня слиш­ком мно­гое за­висе­ло, что­бы поз­во­лить эмо­ци­ям все ис­портить.
- Рад ви­деть вас, До­куро-тян, - этот при­тор­ный го­лос ил­лю­зи­онис­тка ус­лы­шала рань­ше, чем пе­ред ее гла­зами воз­никла спи­на вы­соко­го муж­чи­ны в бе­лой одеж­де.
- Вза­им­но, - вы­дави­ла де­вуш­ка, гля­дя на бос­са Мель­фи­оре.
Бь­яку­ран Джес­со да­леко не всег­да снис­хо­дил до лич­ной встре­чи с пред­ста­вите­лями Вон­го­лы, ис­клю­чение сос­тавля­ли толь­ко сам Са­вада и Хром. И ес­ли в пер­вом слу­чае при­чина бы­ла яс­на, то сим­па­тию к хра­нитель­ни­це Ту­мана он объ­яс­нял сво­ей за­ин­те­ресо­ван­ностью в ее учи­теле, ко­торый сей­час на­ходит­ся в од­ном тем­ном, страш­ном и мок­ром мес­те.
- Ров­но де­сять, вы пун­кту­аль­ны, - про­вор­ко­вал Бь­яку­ран, са­дясь за стол и скла­дывая ру­ки под под­бо­род­ком. – На­де­юсь, вы хо­рошо от­дохну­ли у нас пос­ле пе­ре­ез­да?
Его тя­желый и влас­тный взгляд зас­та­вил де­вуш­ку по­ежить­ся.
- Да, все хо­рошо, бла­года­рю. - Хром очень хо­телось пе­рей­ти пос­ко­рее к де­лу: сло­вес­ные ви­ти­ева­тос­ти Джес­со ей не нра­вились. Но сей­час не­об­хо­димо вы­дер­жать ров­ный тон бе­седы, иде­аль­но ров­ный…
- А ваш спут­ник? Он всем до­волен?
- Бе­зус­ловно, чле­нов семьи Вон­го­ла всег­да при­нима­ют здесь на выс­шем уров­не.
- Так зна­чит, он то­же член семьи?
Пра­виль­ный воп­рос.
Хром улыб­ну­лась.
- Ес­ли вы не воз­ра­жа­ете, мы прис­ту­пим к де­лу.
Гу­бы Бь­яку­рана, сжа­тые в тон­кую ли­нию, чуть изог­ну­лись.
- Ко­неч­но-ко­неч­но, как ска­жете. - Его го­лос зву­чал, как всег­да, при­тор­но слад­ко. Де­вуш­ка ед­ва за­мет­но по­мор­щи­лась.

Тре­хэтаж­ное зда­ние, та­кое же бе­лое, как и все ос­таль­ные пос­трой­ки на тер­ри­тории ба­зы Мель­фи­оре, бы­ло ок­ру­жено клум­ба­ми цве­тов и при­пар­ко­ван­ны­ми ав­то­моби­лями. У вхо­да, прис­ло­нив­шись к сте­нам, сто­яли муж­чи­ны в чер­ной одеж­де с ме­тал­ли­чес­ки­ми плас­ти­нами на пле­чах. Все­го чет­ве­ро – это­го бы­ло дос­та­точ­но для прос­то­го слу­жеб­но­го по­меще­ния, где оши­вались ус­тавшие пос­ле ра­боты сол­да­ты Блек Спелл. Один из них, вы­сокий ши­рокоп­ле­чий брю­нет, ле­ниво вы­тащил из кар­ма­на кур­тки пач­ку си­гарет.
- Не по­нимаю, - про­бор­мо­тал он, за­кури­вая, - за­чем ка­питан раз­вел та­кую су­ету вок­руг этих при­ез­жих.
- Это точ­но, - отоз­вался его то­варищ. – Од­но­го от­ря­да впол­не хва­тило бы для та­кой прос­той ра­ботен­ки, ка­кого чер­та приг­на­ли сю­да еще и от­ряд У­айт Спелл?! Буд­то мы са­ми не спра­вим­ся.
Из-за уг­ла выш­ли нес­коль­ко че­ловек в бе­лых кос­тю­мах, от­ли­ча­ющих­ся от одеж­ды уже сто­яв­ших здесь муж­чин толь­ко цве­том.
- Ну вот, на­рисо­вались, - хмык­нул брю­нет, вы­пус­кая изо рта об­лачко си­зого ды­ма.
На ли­цах лю­дей в бе­лом яв­но чи­талась рас­те­рян­ность. Этот от­ряд из но­вич­ков наб­ран все­го ме­сяц на­зад: в У­айт Спелл к ним от­но­сились скеп­ти­чес­ки, что уж го­ворить об их «чер­ных» кол­ле­гах.
- При­каз ка­пита­на – на­ходить­ся в зда­нии C-12А, - нах­му­рив­шись, ска­зал один из «бе­лых».
- А мне-то ка­кое де­ло до ва­ших при­казов? – Брю­нет шаг­нул впе­ред и през­ри­тель­но сплю­нул. – Вы здесь ник­то, а на на­шей тер­ри­тории вы еще нич­тожнее, чем ник­то. Про­вали­вай­те.
Вы­сокий и слег­ка пол­но­ватый негр, так­же оде­тый в бе­лое, вы­шел впе­ред.
- Ты нам не ука­зывай, что де­лать. - Его го­лос был низ­ким и хрип­лым. – Мо­жет, мы и но­вич­ки в Мель­фи­оре, но в ма­фии по­рабо­тали по­боль­ше тво­его, соп­ляк!
- Что ты ска­зал?!
Ос­ка­лив­шись, брю­нет рез­ким дви­жени­ем за­тушил си­гаре­ту о кур­тку со­бесед­ни­ка.
- Ах ты мел­кий га­деныш!
Ког­да за­вяза­лась дра­ка, из зда­ния выс­ко­чили ос­таль­ные чле­ны от­ря­да Блек Спелл. Имен­но они за­мети­ли, что чуть по­одаль сто­ит де­вуш­ка. Сред­не­го рос­та, ху­день­кая, оде­тая в стро­гий чер­ный кос­тюм. Не по­хоже, что­бы она при­над­ле­жала к од­но­му из под­разде­лений Мель­фи­оре…
- На ней эм­бле­ма Вон­го­лы! – прок­ри­чал кто-то.
Все за­мер­ли. Де­вуш­ка по­дош­ла бли­же. Ее гу­бы бы­ли изог­ну­ты в ус­мешке, а единс­твен­ный глаз, не скры­тый по­вяз­кой, сме­ял­ся.
- Это она все подс­тро­ила!
- Че­го те­бе здесь на­до?
Де­вуш­ка мол­ча­ла. Она мед­ленно под­ня­ла ру­ку, буд­то ло­вя что-то в воз­ду­хе. Слов­но из ни­от­ку­да по­явил­ся тре­зубец.
- Ка­кого чер­та ты…
Муж­чи­на не ус­пел за­кон­чить фра­зу. Зда­ние вспых­ну­ло крас­ным ог­нем, за счи­тан­ные се­кун­ды ох­ва­тив­шим все эта­жи.
- По­жар! – раз­дался чей-то крик.
- Нет, стой­те! Это ил­лю­зия, всем отой­ти на­зад!
Все от­бе­жали на нес­коль­ко мет­ров, не­от­рывно гля­дя на по­лыха­ющее зда­ние.
- Ви­дите? Я не ве­рю в ил­лю­зии, - рас­сме­ял­ся ка­кой-то па­ренек из Блэк Спелл и про­вел ла­донью пря­мо по вы­рыва­ющим­ся язы­кам пла­мени. И тут же ис­тошно зак­ри­чал, упав на ко­лени.
- Су­ка! - взре­вел он, сжи­мая обож­женную ла­донь. – Она на нас на­пала! К чер­ту пра­вила, убь­ем ее!
Со­об­ра­зив, что про­изош­ло, ос­таль­ные вмиг при­гото­вились ата­ковать. Но де­вуш­ки ниг­де не бы­ло.
- Сбе­жала, чтоб ее, - ши­пел па­рень, де­монс­три­руя всем пок­ры­тую вол­ды­рями ко­жу. - Все на ба­зу Вон­го­лы! Они раз­вя­зали нам ру­ки сво­им на­паде­ни­ем!
Идею друж­но под­держа­ли оба от­ря­да – еще боль­ше, чем друг дру­га, они не­нави­дели вон­голь­цев. К сло­ву го­воря, при­чины этой не­навис­ти они и са­ми зат­рудня­лись объ­яс­нить, но та­ков уж был при­каз.

- Хо­тите чаю?
- Нет, спа­сибо.
- А я, по­жалуй, выпью.
Бь­яку­ран взял в ру­ки бе­лос­нежную чаш­ку, ис­то­чав­шую чу­дес­ный тра­вяной аро­мат. Сде­лав гло­ток, он пос­та­вил ее об­ратно и под­хва­тил кон­чи­ками паль­цев зе­фир из ва­зы.
- Бу­ду с ва­ми от­кро­венен, До­куро-тян… Я ведь мо­гу быть от­кро­вен­ным с ва­ми? – при­щурив­шись, он пос­мотрел на си­дев­шую нап­ро­тив де­вуш­ку.
- Как вам за­хочет­ся.
- Но мне дей­стви­тель­но хо­чет­ся го­ворить от­кро­вен­но с та­ким дос­той­ным со­бесед­ни­ком. Вы так на­поми­на­ете мне ва­шего учи­теля.
- Так что вы хо­тели ска­зать? – пе­реби­ла его Хром. Ей бы­ло про­тив­но слы­шать из уст гла­вы Мель­фи­оре о Му­куро-са­ма.
- Спро­сить. Че­го до­бива­ет­ся ваш босс? – Бь­яку­ран сно­ва сло­жил ру­ки под под­бо­род­ком.
- В ка­ком смыс­ле? – на ли­це До­куро от­ра­зилось вы­раже­ние, ко­торое очень точ­но мож­но бы­ло опи­сать сло­вом «де­ревян­ное».
- Столь круп­ным ма­фи­оз­ным ор­га­низа­ци­ям не со­лид­но иг­рать в по­доб­ные иг­ры. Я имею в ви­ду бес­по­лез­ные по­пыт­ки под­ста­вить друг дру­га. Вы зна­ете, что мне нуж­но от Вон­го­лы, и по­нима­ете, что я и без то­го слиш­ком дол­го ждал. По­это­му вско­ре я пла­нирую на­пасть на ба­зу Вон­го­лы в Япо­нии и, на­конец, заб­рать коль­ца.
- Вы так от­кры­то со­об­ща­ете мне о том, что хо­тите на­рушить со­юз­ный до­говор, - ска­зала Хром с бесс­трас­тным вы­раже­ни­ем.
- Ну, я же обе­щал быть от­кро­вен­ным.
Сжав паль­ца­ми ма­лень­кий бе­лый зе­фир, муж­чи­на от­пра­вил его в рот и до­воль­но заж­му­рил­ся.
- Итак, че­го же хо­чет Са­вада? Ведь у вас на­вер­ня­ка есть свой план. Чес­тно го­воря, мои стра­теги го­ловы сло­мали, пы­та­ясь его раз­га­дать. Вы дей­ству­ете слиш­ком не­логич­но. А ес­ли у вас нет пла­на, то на что вы рас­счи­тыва­ете? Мо­жет быть, у вас есть ка­кой-ни­будь прип­ря­тан­ный ко­зырь?
Сер­дце Хром за­билось ча­ще. Ко­неч­но, Бь­яку­ран не мог знать про Фра­на. Про маль­чиш­ку не зна­ет ни один из чле­нов Вон­го­лы, кро­ме нее. И при­чиной ее вол­не­ния сей­час бы­ли не сло­ва Джес­со, а вре­мя – по ее рас­че­ту пря­мо сей­час один из от­ря­дов Мель­фи­оре уже дол­жен на­пасть на ре­зиден­цию со­юз­ни­ка.

Дом, ок­ру­жен­ный пыш­ным са­дом и вы­соким за­бором, ру­шил­ся на гла­зах. Об­ла­ко пы­ли прог­ло­тило уже пер­вый этаж, и пол­зу­щие вверх тре­щины доб­ра­лись до фрес­ки с эм­бле­мой Вон­го­лы. Фран си­дел за рас­ки­дис­тым жас­ми­новым кус­том и наб­лю­дал. Ка­жет­ся, он все сде­лал вер­но: спро­воци­ровал кон­фликт, соз­дал ил­лю­зию по­жара, соз­дал ил­лю­зию пар­ня из Блек Спелл, ко­торый по­вел ос­таль­ных в на­паде­ние. Собс­твен­но, в этом и зак­лю­чал­ся его осо­бый та­лант – са­мые ре­алис­тичные ил­лю­зии лю­дей. Нас­толь­ко ре­алис­тичные, что ни один да­же очень опыт­ный про­фес­си­онал не смо­жет за­метить об­ма­на и зас­та­вить се­бя усом­нить­ся в них. Па­рень до­гады­вал­ся, что имен­но из-за этой спо­соб­ности Му­куро и об­ра­тил на не­го вни­мание.
Фран слег­ка вздрог­нул, ког­да на зем­лю с шу­мом по­сыпа­лись кус­ки стен – по­хоже, эти ре­бята ре­шили снес­ти все под фун­да­мент. Из-за гро­хота он не ус­лы­шал приб­ли­жа­ющих­ся ша­гов.
- Эй, а ты еще кто?
Па­рень под­нял гла­за: свер­ху вниз на не­го смот­рел вы­сочен­ный муж­чи­на в бе­лой одеж­де.
- Я? Хм… Да­же не знаю, что вам от­ве­тить. Обыч­но мои кол­ле­ги в та­ких слу­ча­ях го­ворят что-ни­будь вро­де «я твоя смерть!», но я, зна­ете ли, но­вичок в этом де­ле, по­это­му…
- Пос­той, да я его знаю! – пе­ребил Фра­на дру­гой муж­чи­на из У­айт Спелл. – Будь я прок­лят, этот па­цан сын на­шего бос­са, синь­ора Ан­то­нел­ли!
- Прес­вя­тая Ма­дон­на, я то­же те­перь его уз­нал! – за­рычал пер­вый. – Зе­лено­воло­сый соп­ляк сов­сем не из­ме­нил­ся!
Фран рав­но­душ­но смот­рел на них. Его во­об­ще бы­ло не так лег­ко вы­бить из ко­леи, но сей­час, по мень­шей ме­ре, он был удив­лен.
- На­де­юсь, вы не огор­чи­тесь, что я вас не уз­нал, - ска­зал он, про­дол­жая не­воз­му­тимо си­деть на тра­ве в по­зе ло­тоса.
- Это ты во всем ви­новат! Из-за те­бя мы те­перь под­чи­ня­ем­ся уб­людкам Мель­фи­оре!
Фран ус­та­ло вздох­нул и вы­тянул ру­ку впе­ред. Во­об­ще-то Хром го­вори­ла ему обой­тись без жертв, но тот факт, что его уз­на­ли, мог па­губ­но от­ра­зить­ся на ис­хо­де опе­рации. А он очень не хо­тел за­валить свой пос­ледний эк­за­мен.

- Босс, чрез­вы­чай­ная си­ту­ация! – за­дыха­ясь, прок­ри­чал вбе­жав­ший в ком­на­ту че­ловек.
Бь­яку­ран бро­сил на не­го воп­ро­ситель­ный взгляд.
- На­паде­ние!
- На нас на­пали? – Джес­со изог­нул бровь.
- Н-нет, не сов­сем, то есть… Ре­зиден­ция Вон­го­лы раз­ру­шена! Есть пос­тра­дав­шие.
На ли­це Хром не дрог­нул ни еди­ный мус­кул.
- Из­вес­тно, кто ви­нов­ник?
- Да, от­ряд Блек Спелл и еще…
- Дос­та­точ­но, - пе­ребил его Бь­яку­ран и лас­ко­во об­рался к де­вуш­ке: - До­куро-тян, я вос­хи­щен. Я по­лучил от­вет на свой воп­рос, и те­перь, как вы по­нима­ете, мо­жем за­кон­чить на­ши пе­рего­воры. Все­го доб­ро­го.
Ил­лю­зи­онис­тка вста­ла и прош­ла к две­рям. Боль­ше все­го на све­те ей хо­телось пос­ко­рее по­кинуть ба­зу Мель­фи­оре и ока­зать­ся по­даль­ше от при­тор­ной улыб­ки Бь­яку­рана и его взгля­да, ко­торый она чувс­тво­вала да­же спи­ной.

Пред­ста­витель­ни­ца Вон­го­лы у­еха­ла сра­зу пос­ле то­го, как бы­ли вы­яс­не­ны при­чины слу­чив­ше­гося и опоз­на­но изу­вечен­ное те­ло под­рос­тка, соп­ро­вож­давше­го ее. Все про­изош­ло слу­чай­но: меж­ду от­ря­дами Блек и У­айт Спелл про­изо­шел оче­ред­ной кон­фликт, в хо­де ко­торо­го они на­руши­ли пра­вила и ис­поль­зо­вали ору­жие и ко­робоч­ки про­тив друг дру­га, тем са­мым раз­ру­шив на­ходив­шу­юся ря­дом ре­зиден­цию со­юз­ни­ка. Рас­сказ о том, что хра­нитель­ни­ца Ту­мана сож­гла зда­ние и при этом один из Блек Спелл по­лучил ра­нения, выг­ля­дел неп­равдо­подоб­ным хо­тя бы по­тому, что ука­зан­ное зда­ние в це­лос­ти и сох­раннос­ти сто­яло на преж­нем мес­те, а яко­бы по­лучив­ший ожо­ги па­рень из Блек Спелл бес­след­но ис­чез, в от­ли­чие от тру­па спут­ни­ка До­куро, ко­торый ни­куда ис­че­зать не со­бирал­ся.
- С то­бой все в по­ряд­ке? – спро­сила Хром, кра­ем гла­за гля­дя на Фра­на.
- Да, - эхом отоз­вался тот.
- Но я же ви­жу. - Хром сол­га­ла. По ли­цу ил­лю­зи­онис­та ни­ког­да ни­чего нель­зя бы­ло по­нять, но она оп­ре­делен­но чувс­тво­вала не­кую нап­ря­жен­ность. – Что слу­чилось?
- Прос­то зна­комых встре­тил.
Де­вуш­ка по­вер­ну­лась к не­му и с тре­вогой заг­ля­нула в гла­за.
- Объ­яс­ни.
- Сре­ди гро­мил из У­айт Спелл бы­ли лю­ди мо­его от­ца, и они ме­ня уз­на­ли.
- Уз­на­ли? И что ты сде­лал?
- Ни­чего та­кого. Убил, соз­дал вмес­то них ил­лю­зии, а тру­пы за­копал в са­ду.
- Ты серь­ез­но?! – хра­нитель­ни­ца Ту­мана схва­тила пар­ня за пле­чо.
Фран хмык­нул.
- Не бес­по­кой­тесь так, синь­ора, им все­го лишь слу­чай­но упа­ли на го­лову кир­пи­чи из стен ру­шаще­гося зда­ния.
По­вис­ло мол­ча­ние.
- Я не хо­тела те­бе го­ворить, семья Ан­то­нел­ли при­со­еди­нилась к Мель­фи­оре поч­ти сра­зу пос­ле пе­рево­рота, по­тому что боль­ше не мог­ла под­держи­вать свое су­щес­тво­вание. Семья без нас­ледни­ка ли­ша­ет­ся всех дол­госроч­ных кон­трак­тов и под­дер­жки, а дру­гих нас­ледни­ков у бос­са Ан­то­нел­ли не бы­ло. Он под­пи­сал кон­тракт с Бь­яку­раном и вско­ре по­кон­чил с со­бой.
Фран мол­чал. Хром пы­талась уло­вить хоть тень ка­кой-ни­будь ре­ак­ции.
- Те­перь по­нят­но, по­чему тот тип был так рас­сержен, - ска­зал ил­лю­зи­онист.
Де­вуш­ка при­куси­ла ниж­нюю гу­бу. Она не зна­ла, что сей­час ска­зать и нуж­но ли го­ворить во­об­ще. Нас­коль­ко она смог­ла за про­шед­шее вре­мя изу­чить пар­ня, сей­час за его бесс­трас­тной мас­кой скры­валось од­но из двух: глу­бокий мыс­ли­тель­ный про­цесс или ни­чего. И ес­ли уж сов­сем на чис­то­ту, то Хром скло­нялась ко вто­рому ва­ри­ан­ту.
- Ты жа­ле­ешь?
- М? – Фран ис­ко­са пос­мотрел на нее, от­влек­шись от со­зер­ца­ния се­рых пей­за­жей за ок­ном.
- Ты жа­ле­ешь, что из-за те­бя твой отец по­кон­чил с со­бой, а семья раз­ва­лилась?
- Нет, - от­ве­тил он без­различ­ным го­лосом. С точ­но та­кой же ин­то­наци­ей он мог бы от­ве­тить на воп­ро­сы «хо­чешь ли ты чаю?» или «ты не ви­дел мою су­моч­ку?».
Ос­таль­ную до­рогу до гос­ти­ницы они мол­ча­ли.


Бо­сые но­ги звон­ко прош­ле­пали по де­ревян­но­му по­лу. Где-то ря­дом ог­лу­шитель­но хлоп­ну­ла дверь. Па­ру се­кунд ти­шины, за­тем кто-то шар­ка­ющей по­ход­кой про­шел­ся че­рез всю ком­на­ту и плюх­нулся на скрип­нувший пру­жина­ми ди­ван.
Фран, не от­кры­вая глаз, по­пытал­ся прос­нуть­ся и скон­цен­три­ровать­ся на ре­аль­нос­ти.
- И че­го ты так взбе­силась? – крик­нул Кен. – Она при­еха­ла не к те­бе, а к маль­чиш­ке.
- Да что ты по­нима­ешь! – го­лос М.М. приг­лу­шен­но раз­да­вал­ся из ее ком­на­ты. – Ка­кого чер­та ме­ня не пре­дуп­ре­дили?! Я хо­тя бы пе­ре­оде­лась!
- Вот как, - отоз­вался Чи­куса. – Зна­чит, ты счи­та­ешь, что в со­роч­ке и без кос­ме­тики ты выг­ля­дишь ху­же Хром?
- Чтоо?!
Дверь сно­ва рас­пахну­лась, уда­рив­шись о сте­ну.
- Я в лю­бом ви­де кра­сивее, да­же не смей срав­ни­вать ме­ня с этой уро­диной!
В го­лосе фран­цу­жен­ки по­яви­лись про­тив­ные ис­те­рич­но-крик­ли­вые нот­ки; Фран, по­мор­щившись, при­под­нялся на кро­вати и ре­шил сме­нить те­му.
- Синь­ора До­куро здесь? – об­ра­тил­ся он к рас­по­ложив­шимся на ди­ване пар­ням.
М.М. сно­ва скры­лась в сво­ей ком­на­те.
- Угу, - кив­нул Джо­шима. – Она ждет те­бя на ули­це.
Ил­лю­зи­онист ле­ниво на­чал оде­вать­ся под воз­му­щен­ные воз­гла­сы де­вуш­ки:
- И все эти до­рогие без­вкус­ные шмот­ки ей не по­могут! С та­ким ли­чиком нуж­но ме­шок на го­лове но­сить, а не ди­зай­нер­ские кос­тю­мы!

Ут­ренний ве­тер был осо­бен­но хо­лод­ным. Фран зас­тегнул кур­тку и, опус­тив ру­ки в кар­ма­ны, не­тороп­ли­во поп­лелся к об­ры­ву, где сто­яла вы­сокая тем­ная фи­гура.
- Синь­ора До­куро, я…
- На­до бы­ло те­бя эти­кету учить, а не ил­лю­зи­ям. Во­об­ще-то при­нято смот­реть на со­бесед­ни­ка, а не в зем­лю.
Фран под­нял гла­за на Му­куро, вни­матель­но вгля­дыва­ясь в зна­комое ли­цо.
- Вы бы еще рань­ше за­яви­лись. Про­шу про­щения, учи­тель, но в та­кую рань я не мо­гу ду­мать об эти­кете.
- Не зе­вай, ког­да я с то­бой раз­го­вари­ваю, это не­ува­житель­но.
Фра­ну по­каза­лось, что он сос­ку­чил­ся по улыб­ке и стран­но­му сме­ху это­го че­лове­ка.
Ро­кудо был одет в до­воль­но тон­кий ко­жаный плащ, и юный ил­лю­зи­онист удив­лялся, как тот не мер­знет.
- Мне нуж­но с то­бой серь­ез­но по­гово­рить, по­это­му, будь добр, мол­чи и слу­шай очень вни­матель­но. - Му­куро не смот­рел на уче­ника, от­вернув­шись к рас­ки­нув­ше­муся вни­зу по­лю. - Ты зна­ешь, что там на­ходит­ся?
Вы­тянув шею, Фран то­же пос­мотрел вниз. За гряз­но-бу­рым по­лем, бли­же к рас­се­лине, все бы­ло за­несе­но сне­гом. Это выг­ля­дело не слиш­ком ес­тес­твен­но, как и гус­тая чер­но­та про­пас­ти.
- Нет.
- Там на­ходит­ся тюрь­ма для осо­бо опас­ных прес­тупни­ков из ми­ра ма­фии. В ма­фии за этим сле­дят ку­да стро­же, чем в го­сударс­тве. - Му­куро ус­мехнул­ся. – Эта тюрь­ма – опас­ное мес­то не толь­ко внут­ри, но и сна­ружи, по­это­му бли­жай­шие на­селен­ные пун­кты на­ходят­ся за нес­коль­ко де­сят­ков ки­ломет­ров от­сю­да. Сбе­жать труд­но, но воз­можно, лич­но про­верял.
- Ни­ког­да не сом­не­вал­ся, что у вас кри­миналь­ное прош­лое.
- Я, ка­жет­ся, про­сил те­бя по­мол­чать.
Фран ощу­тил неп­ри­ят­ный ты­чок древ­ком тре­зуб­ца в бок – в точ­ности, как рань­ше.
- Но ес­ли ты хоть раз по­бывал в Вен­ди­каре, то не сто­ит на­де­ять­ся, что тюрь­ма так прос­то от­пустит те­бя. Из-за од­но­го мо­его ста­рого зна­комо­го, ны­не Де­сято­го бос­са Вон­го­лы, мне приш­лось вер­нуть­ся.
- И вы сно­ва сбе­жали?
- В дан­ный мо­мент мое те­ло на­ходит­ся в под­земной час­ти тюрь­мы, ли­шен­ное воз­можнос­ти дви­гать­ся и да­же нор­маль­но ды­шать. То, что ты ви­дишь сей­час – ил­лю­зия, соз­данная мной с по­мощью те­ла Хром. Она ми­лая де­воч­ка и очень силь­ный ме­ди­ум, но она не мо­жет по­мочь мне ос­во­бодить­ся.
- А за­чем вам ос­во­бож­дать­ся, ес­ли вы мо­жете жить в те­ле дру­гого че­лове­ка?
Му­куро по­качал го­ловой.
- Ты так и не на­учил­ся ду­мать. Су­щес­тво­вание в чу­жом те­ле тре­бу­ет зат­ра­ты сил, а это де­ла­ет ме­ня сла­бее в бою.
- Ну и как вы со­бира­етесь сбе­жать, ес­ли это та­кая страш­ная тюрь­ма?
- Как раз для это­го ты мне и ну­жен. Из то­го мес­та, где я сей­час на­хожусь, есть толь­ко один спо­соб выб­рать­ся: Вен­ди­че дол­жны са­ми ос­во­бодить ме­ня. А убе­дить их это сде­лать – твоя за­дача.
Фран по­нимал да­леко не все, что го­ворил учи­тель, но пред­по­чел не пе­рес­пра­шивать: за­чем за­бивать мозг лиш­ней ин­форма­ци­ей?
- То есть я дол­жен прид­ти и поп­ро­сить их «доб­рые дя­день­ки, ос­во­боди­те, по­жалуй­ста, мо­его учи­теля, ему тут так пло­хо и страш­но»? Но, мне ка­жет­ся, у синь­оры До­куро боль­ше шан­сов их раз­жа­лобить… Ай, ну пе­рес­тань­те, у ме­ня уже на бо­ку си­няк.
- Ес­ли не мо­жешь ска­зать что-то по де­лу, луч­ше про­мол­чи. У ме­ня уже есть план, но толь­ко те­бе еще не хва­та­ет сил и воз­можнос­тей, что­бы по­мочь мне. Хром рас­ска­зала, что ты хо­рошо спра­вил­ся с за­дани­ем. Хва­лю. Но те­бе не­дос­та­ет опы­та.
- И как же те­перь быть? – на­иг­ранно-об­ре­чен­ным то­ном спро­сил Фран.
- Я по­думал, что те­бе нуж­но прим­кнуть к ма­фии.
- Что? – в го­лосе пар­ня на­конец-то по­яви­лись эмо­ции: смесь удив­ле­ния с воз­му­щени­ем. – Вот уж нет, вы зна­ете, как я ува­жаю вас и синь­ору До­куро, но с ма­фи­ей я за­вязал, спа­сибо.
- А раз­ве я го­ворил, что ме­ня вол­ну­ет твое мне­ние? – по­жал пле­чами Му­куро.
- За­то я го­ворил, что с ме­ня ма­фии хва­тило! Ес­ли это все, то я, по­жалуй, пой­ду. При­ят­но бы­ло по­об­щать­ся.
Но не ус­пел он сде­лать и па­ры ша­гов, как силь­ная ру­ка схва­тила его за во­рот кур­тки.
- Ты, ве­ро­ят­но, за­был про наш с то­бой до­говор: я по­могаю те­бе сбе­жать, а ты ста­новишь­ся мо­им под­чи­нен­ным и вы­пол­ня­ешь мои при­казы, - про­шеп­тал вкрад­чи­вый го­лос пря­мо над его ухом, де­лая ак­цент на сло­ва «мо­им» и «мои».
- Но про ма­фию там не бы­ло ни сло­ва! – ог­рызнул­ся Фран. – Ес­ли хо­тите – я пря­мо сей­час пой­ду в эту ва­шу тюрь­му, но свя­зывать­ся с ма­фи­ей – ни за что!
Му­куро рас­сме­ял­ся.
- Ну вот, а я уж ду­мал, ты та­ким от­мо­рожен­ным и ос­тался. Не вол­нуй­ся, я прек­расно пом­ню про твои нап­ря­жен­ные от­но­шения с прес­тупным ми­ром. Но, во-пер­вых, ник­то не бу­дет знать о тво­ем прош­лом, а во-вто­рых, там, ку­да ты по­падешь, те­бе дол­жно пон­ра­вить­ся.
- С че­го бы?
- О, по­верь, в Ва­рии от­личный кол­лектив.
- Ва­рия? – па­рень ог­ля­нул­ся на учи­теля.
- Да. Не­зави­симое под­разде­ление Вон­го­лы, иде­аль­ные убий­цы и во­об­ще оча­рова­тель­ные ре­бята. Осо­бен­но их босс. В прош­лом пы­тал­ся убить Са­ваду и зах­ва­тить власть. Увы, бе­зус­пешно, но юно­го Джу­дай­ме во­об­ще убить неп­росто – сам про­бовал. Хо­тя, приз­нать­ся, у Зан­за­са по­пыт­ка по­лучи­лась впе­чат­ля­ющей.
Фра­ну по­каза­лось, что о ва­рий­ском бос­се Ро­кудо го­ворил с осо­бым удо­воль­стви­ем.
- Ну и за­чем та­кому друж­но­му кол­лекти­ву по­надо­бил­ся не­до­ил­лю­зи­онист? – нах­му­рил­ся Фран, воз­вра­щая свое при­выч­ное хлад­нокро­вие.
- В жиз­ни вся­кое бы­ва­ет. Не­дав­но тра­гичес­ки скон­чался их хра­нитель Ту­мана, а без мас­те­ра ил­лю­зий сра­жать­ся труд­но, учи­тывая, что у Мель­фи­оре мно­го от­личных ил­лю­зи­онис­тов.
- А чем я-то мо­гу по­мочь? Сра­жать­ся с эти­ми «от­личны­ми ил­лю­зи­онис­та­ми»?
- В точ­ку.
- Вы же са­ми ска­зали, что я еще слиш­ком сла­бый и не­опыт­ный.
- Ты сно­ва прав. Мо­жет, есть еще пред­по­ложе­ния?
- Ну… - Фран за­дум­чи­во пос­ту­чал паль­цем по гу­бам. – Раз я та­кой осо­бен­ный и мо­гу в пер­спек­ти­ве ос­во­бодить вас, то пря­тать­ся здесь мне не­безо­пас­но, а ма­фи­оз­ная семья бу­дет для ме­ня прик­ры­ти­ем?
- Ты ум­не­ешь на гла­зах. Вот и слав­но, за то­бой при­дут со дня на день.
Му­куро от­пустил уче­ника и от­сту­пил на­зад.
- Мне по­ра ухо­дить, так что будь хо­рошим маль­чи­ком и ни­кому не го­вори, что ви­дел ме­ня.
- Мы еще встре­тим­ся? – спро­сил Фран.
- Же­латель­но вжи­вую. Я на это очень рас­счи­тываю. Ты се­бе да­же не пред­став­ля­ешь, как.
- А ес­ли…
Он не ус­пел до­гово­рить, как по­чувс­тво­вал, что его тол­кну­ли в спи­ну. Фран от­шатнул­ся, ед­ва не упав в суг­роб.
- Я так и зна­ла, что это он! – прок­ри­чала М.М. где-то ря­дом.
Де­вуш­ка тя­жело ды­шала от быс­тро­го бе­га, ее ще­ки рас­крас­не­лись.
- У те­бя уже гал­лю­цина­ции на­чались! – раз­дался го­лос Ке­на. – Го­вори­ли те­бе, это все­го лишь Хром!
Фран­цу­жен­ка зас­ты­ла на мес­те, рас­те­рян­но гля­дя на сто­яв­шую пе­ред ней До­куро. У хра­нитель­ни­цы Вон­го­лы вид был не ме­нее рас­те­рян­ный.
- Но я сво­ими гла­зами ви­дела в ок­но, что здесь был Му­куро!
- Из-за по­хожей при­чес­ки и тем­ной одеж­ды ты мог­ла пе­репу­тать, - ска­зал Чи­куса, при­сутс­твие ко­торо­го Фран за­метил не сра­зу.
- Ни­чего по­доб­но­го! – М.М. по­дош­ла к ил­лю­зи­онис­тке и, вце­пив­шись паль­ца­ми в ее пид­жак, с си­лой дер­ну­ла на се­бя. – Сей­час же го­вори, что это за фо­кусы и ку­да ты де­ла Му­куро?!
- А ты ог­ля­нись вок­руг. Мо­жет, он у ме­ня под юб­кой спря­тал­ся? – мяг­ко от­ве­тила Хром, улы­ба­ясь.
М.М. за­рыча­ла и за­мах­ну­лась, что­бы уда­рить де­вуш­ку.
- Ну, хва­тит уже!
Джо­шима вмиг пе­рех­ва­тил ру­ку фран­цу­жен­ки, сжав тон­кое за­пястье.
- От­пусти, при­дурок!
- Он прав, Хром не ви­нова­та, что те­бе что-то при­виде­лось, - за­метил Ка­кимо­то, под­хо­дя к Фра­ну. – Что тут про­изош­ло?
- Да ни­чего осо­бен­но­го, - по­жал пле­чами ил­лю­зи­онист. – Мы с синь­орой До­куро го­вори­ли о но­вом за­дании.
- И кста­ти, уже за­кон­чи­ли. Ты все по­нял? – Хром пос­мотре­ла на пар­ня. Ее взгляд по­казал­ся Фра­ну встре­вожен­ным.
- Вро­де то­го.
- Хо­рошо. Тог­да я ухо­жу.
Ил­лю­зи­онис­тка поп­ра­вила пид­жак и поп­ро­щалась с Ке­ном и Чи­кусой. Про­ходя ми­мо М.М., она на мгно­вение за­дер­жа­лась и нак­ло­нилась к уху де­вуш­ки.
- Му­куро-са­ма ни за что не стал бы тра­тить свои си­лы ра­ди встре­чи с то­бой. Мо­жет, его пу­га­ет твой нез­до­ровый фа­натизм? Или про­тив­ный го­лос?
- Ах ты!.. - дер­ну­лась М.М., но блон­дин все еще креп­ко дер­жал ее.
Слег­ка улыб­нувшись угол­ка­ми губ, До­куро ус­ко­рила шаг и вско­ре скры­лась за уг­лом до­ма.
Не­кото­рое вре­мя ос­тавша­яся ком­па­ния мол­ча смот­ре­ла ей вслед. Пер­вой не вы­дер­жа­ла М.М.
- Вот ведь суч­ка! Да пус­ти уже, - сер­ди­то бур­кну­ла она, вы­дер­нув свою ру­ку из же­лез­ной хват­ки Ке­на.
- В этот раз ты дей­стви­тель­но бы­ла не пра­ва, - ска­зал Чи­куса, поп­равляя оч­ки.
- Ни­чего по­доб­но­го! – воз­му­тилась де­вуш­ка. – И вы оба это прек­расно зна­ете!
- Ну от­ку­да ему здесь взять­ся?
- Вы не ху­же ме­ня зна­ете, что Му­куро поль­зу­ет­ся ее те­лом, что­бы вы­ходить из тюрь­мы… Ой!
Она при­жала паль­цы к гу­бам и пос­мотре­ла на Фра­на.
Те­ма мес­та пре­быва­ния Ро­кудо Му­куро все еще бы­ла зап­ретной в их ком­па­нии.
- Все в по­ряд­ке, - отоз­вался Фран. – Синь­ора До­куро мне обо всем рас­ска­зала.
- Тем бо­лее, - фыр­кну­ла фран­цу­жен­ка, сно­ва об­ра­ща­ясь к то­вари­щам: - А она рас­ска­зала, что во­зом­ни­ла о се­бе не­весть что и не да­ет нам с ним ви­деть­ся?
Чи­куса раз­вернул­ся и нап­ра­вил­ся к до­му.
- Не го­вори ерун­ды, - ска­зал он, не обо­рачи­ва­ясь. – Эти де­ла ка­са­ют­ся толь­ко Му­куро, Хром и те­перь еще это­го пар­ня, и уж ни­как не нас с то­бой.
М.М. хо­тела от­ве­тить ему, но про­мол­ча­ла. По су­ти, Ка­кимо­то был прав: с тех пор, как Ро­кудо по­пал в за­точе­ние на ниж­ний уро­вень Вен­ди­каре, бан­да Ко­куе ста­ла для не­го бес­по­лез­ной. Над их сов­мес­тным су­щес­тво­вани­ем ви­сел воп­рос без от­ве­та, но ка­кая-то стран­ная на­деж­да все еще дер­жа­ла их вмес­те.
- Я что-то то­же за­мерз. Пой­ду в дом, - про­буб­нил се­бе под нос Джо­шима и не­тороп­ли­во поп­лелся вслед за дру­гом.
Ког­да оба ис­чезли из ви­ду, М.М. вни­матель­ным взгля­дом сме­рила Фра­на.
- Ведь он был здесь, да? – спро­сила она.
Ил­лю­зи­онист толь­ко по­жал пле­чами.
- Так и зна­ла. Лад­но уж, идем.
Де­вуш­ка неб­режным жес­том об­ня­ла его за пле­чи и под­тол­кну­ла впе­ред по про­топ­танной тро­пин­ке.


Не от­кры­вая глаз, Фран спус­тился по лес­тни­це и, прис­ло­нив­шись к двер­но­му ко­сяку, ос­мотрел ком­на­ту на пред­мет на­личия ко­го-ни­будь жи­вого.
- Э­эй, что ты там де­ла­ешь? – раз­дался неп­ри­ят­но прон­зи­тель­ный жен­ский го­лос.
- Что-что, зав­трак! – ог­рызнул­ся в от­вет Кен, про­дол­жая во­зить­ся у не­весть от­ку­да взяв­шей­ся в их хо­зяй­стве не­боль­шой га­зовой плит­ки.
- Во­ня­ет, буд­то ты жа­ришь дох­лую кры­су!
От­вет Джо­шимы заг­лу­шило ши­пение мас­ла на ско­вород­ке и звяк по­сыпав­шихся на пол ме­тал­ли­чес­ких пред­ме­тов.
- Дь­явол! Все сго­рело!
Чи­куса под­нялся с ди­вана и по­дошел к дру­гу, заг­ля­дывая ему че­рез пле­чо.
- А чем это дол­жно бы­ло быть? – флег­ма­тич­но спро­сил он.
- Я­ич­ни­цей, - уг­рю­мо отоз­вался блон­дин, нак­ло­ня­ясь, что­бы соб­рать упав­шие вил­ки и но­жи.
- Выг­ля­дит пе­чаль­но.
- Да уж на­до ду­мать, - хи­хик­ну­ла М.М..
Фран за­метил над спин­кой ди­вана рит­мично по­качи­ва­ющи­еся крас­ные са­пож­ки: су­дя по все­му, са­ма их об­ла­датель­ни­ца ле­жала вниз го­ловой, за­кинув но­ги на спин­ку.
- Меж­ду про­чим, го­товить – это обя­зан­ность жен­щи­ны! – со свой­ствен­ной ему так­тичностью на­мек­нул Кен.
- Еще че­го.
Лов­ко сос­ко­чив со сво­его мес­та, де­вуш­ка вста­ла, поп­ра­вив зад­равшу­юся чуть ли не до по­яса юб­ку, и по­дош­ла к пар­ням.
- Выг­ля­дит оно еще ху­же, чем пах­нет.
- Чем ком­менти­ровать, луч­ше бы…
- Нет, ре­бята, спа­сибо, но я пред­по­читаю при­выч­но зав­тра­кать све­жей бу­лоч­кой и чаш­кой го­ряче­го ка­пучи­но.
- Где это ты ус­пе­ла при­вык­нуть, - про­бур­чал Кен, с до­садой раз­гля­дывая свой не­удав­ший­ся ку­линар­ный ше­девр.
- Ро­дил­ся бы ты кра­сивой де­вуш­кой, я бы, мо­жет, и объ­яс­ни­ла те­бе… Впро­чем, лад­но, я дей­стви­тель­но про­голо­далась, так что по­еду-ка я в го­род. Кста­ти, маль­чик, - она ог­ля­нулась на все еще сто­яв­ше­го в ароч­ном про­еме ил­лю­зи­онис­та, - со­ветую те­бе то­же по­зав­тра­кать где-ни­будь в го­роде. Здесь нор­маль­ной еды не пред­ви­дит­ся, да и не­солид­но бу­дуще­му ма­фи­ози пи­тать­ся вся­кой дрянью.
Джо­шима го­гот­нул и что-то про­буб­нил се­бе под нос.
Фран не об­ра­тил вни­мания. Воп­рос ста­нов­ле­ния его чле­ном ма­фи­оз­ной семьи уже пол­то­ры не­дели удер­жи­вал пер­вые по­зиции в хит-па­раде са­мых по­пуляр­ных тем для под­ко­лов. Шло вре­мя, а за ним ник­то не при­ходил, ник­то не зво­нил – да­же Хром с мо­мен­та отъ­ез­да в Япо­нию не свя­зыва­лась с ним боль­ше. Пер­вые дня три Фран нер­вни­чал и внут­ренне нап­ря­гал­ся каж­дый раз, ког­да от­кры­валась дверь в дом или в го­роде воз­ле не­го ос­та­нав­ли­валась ма­шина; по­том бес­по­кой­ство уш­ло и на­чалось тя­гос­тное ожи­дание хоть че­го-ни­будь, а сей­час ему бы­ло аб­со­лют­но нап­ле­вать, что про­изой­дет в бли­жай­шем бу­дущем.
Ил­лю­зи­онист под­нялся на­верх, что­бы одеть­ся, и, пос­ле­довав со­вету М.М., ре­шил на­ведать­ся в го­род: там, в са­мом де­ле, мож­но хо­рошо по­зав­тра­кать и убить вре­мя хо­тя бы до ве­чера. Ког­да он вер­нулся на пер­вый этаж, де­вуш­ки уже не бы­ло. Кен и Чи­куса по-преж­не­му ко­поши­лись воз­ле пли­ты, и Фран то­роп­ли­во про­шел ми­мо них, что­бы те не ус­пе­ли от­пустить в его ад­рес оче­ред­ную шут­ку.
На ули­це бы­ло не так хо­лод­но, как обыч­но. Мож­но ска­зать, что по­года вы­далась от­личная: без­ветрен­но, сол­нечно и не­веро­ят­но ти­хо. Фран все еще не свык­ся со стран­ны­ми при­род­ны­ми ус­ло­ви­ями, в ко­торых при­ходи­лось жить, по­это­му с удо­воль­стви­ем сбе­гал в го­род, где все бы­ло при­выч­но: теп­лый италь­ян­ский кли­мат круг­лый год и ни­како­го сне­га. От до­ма к трас­се тя­нулись све­жие сле­ды; опус­тив ру­ки в кар­ма­ны, Фран по­шел, нас­ту­пая точ­но в них.
На обо­чине до­роги у раз­вилки сто­ял чер­ный ав­то­мобиль. Па­рень не осо­бен­но раз­би­рал­ся в мар­ках ма­шин, но этот эк­зем­пляр пря­мо-та­ки ис­то­чал а­уру че­го-то не­веро­ят­но до­рого­го и элит­но­го. Прис­ло­нив­шись спи­ной к де­реву, Фран ре­шил по­дож­дать и пос­мотреть, что бу­дет даль­ше.
Из ма­шины до­носи­лись не­раз­борчи­вые, но гром­кие го­лоса – ил­лю­зи­онист слы­шал это да­же на рас­сто­янии мет­ров в пят­надцать. На­конец двер­ца рез­ко рас­пахну­лась, и из ав­то­моби­ля вы­шел вы­сокий че­ловек в тем­ной одеж­де с длин­ны­ми бе­лыми во­лоса­ми. Сле­дом за ним по­казал­ся еще один, он вы­шел с про­тиво­полож­ной сто­роны и Фран мог ви­деть толь­ко его гус­тую блон­ди­нис­тую ше­велю­ру.
Фран прис­лу­шал­ся.
- Я твою кар­ту в гла­за не ви­дел.
- И где же она тог­да?! Я ее ку­пил и сра­зу бро­сил на зад­нее си­дение, а по­том ту­да плюх­ну­лась ва­ша ко­ролев­ская зад­ни­ца!
- Да я во­об­ще не хо­тел ехать!
- О, прав­да? А кто ныл, что хо­чет пер­вым пос­мотреть на но­вого хра­ните­ля Ту­мана?
- Я же не знал, что при­дет­ся пе­реть­ся в та­кую глушь!
- Не знал он… Те­перь мы здесь во­об­ще зас­тря­ли! Чер­тов босс, в сле­ду­ющий раз пусть сам от­ры­ва­ет зад от крес­ла и мо­та­ет­ся по всей Ита­лии!
- Ты каж­дый раз это го­воришь. И, в кон­це кон­цов, мы мо­жем спро­сить, ку­да ехать, у про­хожих.
- У про­хожих? Да, ра­зуме­ет­ся, тут ведь пол­но на­роду! Вы­бирай лю­бого! И у ко­го из них Ва­ше Вы­сочес­тво пред­ла­га­ет спро­сить до­рогу?
- Ну, нап­ри­мер, у то­го па­цана за де­ревом.
Длин­но­воло­сый ог­ля­нул­ся. Фран не ви­дел его ли­ца, но по­чувс­тво­вал, что нез­на­комец смот­рит пря­мо на не­го.
- Эй, па­цан, как про­ехать к ба­зе «Сан­та Ли­оне»?
Пря­тать­ся боль­ше не бы­ло смыс­ла, и юный ил­лю­зи­онист, вый­дя на тро­пин­ку, не­тороп­ли­во за­шагал к шос­се.
- Вверх по этой до­роге до ука­затель­но­го стол­ба и по­том нап­ра­во, - отоз­вался он.
Вбли­зи эта па­роч­ка выг­ля­дела еще бо­лее стран­но. Тот, что сто­ял бли­же к Фра­ну – муж­чи­на лет трид­ца­ти с очень длин­ны­ми се­реб­ристы­ми во­лоса­ми и вы­соко­мер­но вздер­ну­тыми тон­ки­ми ли­ни­ями бро­вей. А дру­гой… По­нача­лу ил­лю­зи­онист ду­мал, что этот тип сто­ит к не­му за­тыл­ком, но вне­зап­но ни­же кон­чи­ков его во­лос воз­никла ши­рокая улыб­ка, слов­но у че­шир­ско­го ко­та.
- Что? – за­шипел сквозь зу­бы об­ла­датель фан­тасти­чес­кой улыб­ки. - Да по этой дерь­мо­вой до­роге мож­но толь­ко на тот свет от­пра­вить­ся! Мы же зас­тря­нем!
- Зат­кнись и по­лезай в ма­шину, - сер­ди­то бро­сил муж­чи­на, раз­го­вари­вав­ший с Фра­ном, сво­ему на­пар­ни­ку и еще раз ог­ля­нул­ся на ил­лю­зи­онис­та: – Спа­сибо, ма­лец.
- Не за что, - от­ве­тил Фран, ког­да ав­то­мобиль взре­вел и дви­нул­ся в ука­зан­ном нап­равле­нии.
По­жав пле­чами, он мед­ленно поп­лелся воль трас­сы, нас­висты­вая что-то под нос и раз­мышляя о по­доз­ри­тель­ных нез­на­ком­цах.

Ког­да кто-то пин­ком рас­пахнул дверь с яв­ным на­мере­ни­ем ее вы­шибить, Чи­куса ле­жал на ди­ване, по­иг­ры­вая сво­им йо-йо, а Кен все еще си­дел на по­лу, пы­та­ясь ног­тя­ми сос­крес­ти со ско­воро­ды ос­татки я­ич­ни­цы. Оба, ко­неч­но, не по­доз­ре­вали о вне­зап­ном ви­зите и бы­ли из­рядно удив­ле­ны.
На по­роге воз­никли две фи­гуры.
Ску­ало бег­ло ос­мотрел по­меще­ние.
- Кто из вас ил­лю­зи­онист? – спро­сил он, пе­рево­дя тя­желый взгляд с Чи­кусы на Ке­на.
На ли­цах единс­твен­ных пред­ста­вите­лей бан­ды Ко­куе зас­ты­ло не­пере­дава­емое вы­раже­ние, по­хожее на смесь лег­ко­го за­меша­тель­ства и не­хило­го ис­пу­га.
Так как рот Джо­шимы был за­нят едой, то внят­но от­ве­тить он не смог.
- Ес­ли вы ище­те Фра­на, то он ушел ми­нут де­сять на­зад, - на­конец, ска­зал Ка­кимо­то.
- Ты го­воришь о то­щем под­рос­тке в си­ней кур­тке и с рюк­за­ком? – уточ­нил Су­пер­бия, и нерв у его гла­за дер­нулся в пред­вку­шении ут­верди­тель­но­го от­ве­та.
- Да, он са­мый.
По­вис­ла гне­тущая ти­шина.
- Га­деныш, - про­шипел Бель­фе­гор, нез­до­рово хи­хикая.
- Вра­ааа­аай!
С пол­ки, дре­без­жа, на го­лову Ке­на по­сыпа­лись ме­тал­ли­чес­кие круж­ки и гор­шочки.
- Я его убью! – про­орал Ску­ало, вих­рем вы­летая из до­ма.
- Толь­ко пос­ле ме­ня, - отоз­вался Принц.

Фран не ус­пел да­леко уй­ти, и чер­ная ма­шина дог­на­ла его че­рез сот­ню мет­ров от мес­та их пер­вой встре­чи.
- Так зна­чит, это ты тот са­мый ил­лю­зи­онист?
Па­рень ос­та­новил­ся и ог­ля­нул­ся на го­лос. По­зади сто­яли его не­дав­ние нез­на­ком­цы.
- Все мо­жет быть, - от­ве­тил он, нас­то­рожен­но гля­дя на лю­дей у ав­то­моби­ля.
- Выг­ля­дишь жал­ко, - фыр­кнул Ску­ало. – Ну лад­но, это уже проб­ле­мы Зан­за­са. Са­дись в ма­шину, и по­живее.
- Еще че­го. - Раз­вернув­шись, Фран по­шел даль­ше, чуть ус­ко­рив шаг.
- Сто­ять, соп­ляк, - раз­дался за его спи­ной неп­ри­ят­ный ши­пящий го­лос.
Ил­лю­зи­онист по­чувс­тво­вал, как что-то уда­рилось ему в спи­ну. По­вер­нув го­лову, он уви­дел, что из его рюк­за­ка тор­чит па­ра блес­тя­щих но­жей. Ве­ер из точ­но та­ких же сти­летов дер­жал в ру­ках блон­дин с улыб­кой су­мас­шедше­го мань­яка. «Вот же по­вез­ло», - с до­садой по­думал Фран.
- Вы, на­вер­ное, не сов­сем ме­ня по­няли. Я ска­зал, что ни­куда…
В эту се­кун­ду еще нес­коль­ко но­жей вот­кну­лись в его рюк­зак, еще один по­пал пар­ню в пле­чо.
Бро­ви ил­лю­зи­онис­та чуть дер­ну­лись, но в ос­таль­ном его ли­цо не вы­дало бо­ли. Вы­тащив нож из пле­ча, Фран пре­неб­ре­житель­но швыр­нул его в сто­рону.
- При­дурок, я же го­ворил, не при­менять си­лу, ес­ли он сам не на­падет, - рас­сержен­но ряв­кнул Су­пер­бия на Прин­ца.
- Этот ще­нок слиш­ком наг­лый, - отоз­вался Бель­фе­гор. – Я его на­учу слу­шать­ся стар­ших.
- Я ска­зал, уб­рать ору­жие! – Ску­ало ме­чом рас­сек воз­дух и ос­та­новил его на уров­не ли­ца Прин­ца, пос­ле че­го крик­нул Фра­ну: - У нас нет вре­мени на твои кап­ри­зы, ты сей­час же ся­дешь в ма­шину и по­едешь с на­ми.
Фран ад­ре­совал ему скеп­тичный взгляд и по­качал го­ловой.
- Вы бы ви­дели се­бя со сто­роны, ни­какой нор­маль­ный че­ловек с ва­ми ни­куда не по­едет. Один орет и раз­ма­хива­ет ме­чом, а вто­рой ки­да­ет­ся но­жами и улы­ба­ет­ся, как пси­хопат, и во­об­ще да­же глаз не­ту…
Угол­ки рта Бель­фе­гора дер­ну­лись.
- Ах ты, мел­кая ля­гуш­ка...
Нес­коль­ко лез­вий свер­кну­ли в воз­ду­хе, но, не дос­тигнув це­ли, за­мер­ли и че­рез се­кун­ду со зво­ном упа­ли на ас­фальт.
Оба ва­рий­ца од­новре­мен­но пос­мотре­ли на Фра­на.
Па­рень сто­ял на преж­нем мес­те, вы­тянув впе­ред пра­вую ру­ку и рас­пра­вив ла­донь. В воз­ду­хе еще ви­село тем­но-си­рене­вое об­лачко, а вок­руг но­жей, ле­жащих на зем­ле, об­ви­лась тон­кая зе­лено­вато-ко­рич­не­вая змея.
- Ну все, при­дурок, ты нар­вался, - ска­зал Бель­фе­гор сквозь зу­бы, изящ­ным жес­том мет­нув в пар­ня свой сталь­ной ве­ер.
На ли­це ил­лю­зи­онис­та не от­ра­зилось ни­каких эмо­ций да­же тог­да, ког­да но­жи со свис­том про­лете­ли в мил­ли­мет­ре от его ли­ца. Спус­тя па­ру мгно­вений он по­чувс­тво­вал, что ще­ки на­чали неп­ри­ят­но сад­нить. Не опус­кая ру­ку, кон­тро­лиру­ющую ил­лю­зию, па­рень при­кос­нулся к тон­ким по­резам, раз­ма­зывая со­чащу­юся кровь по ко­же.
Не труд­но бы­ло до­гадать­ся, что это – лишь пре­дуп­режде­ние. Фран ре­шил не до­жидать­ся про­дол­же­ния, нас­ко­ро при­киды­вая в го­лове так­ти­ку за­щиты.
- Мед­лишь, - про­пел пря­мо у не­го над ухом ши­пящий го­лос, - ши-ши-ши.
От это­го сме­ха Фран неп­ро­из­воль­но по­мор­щился, буд­то кто-то про­вел вил­кой по стек­лу. Он не за­метил, как Принц ока­зал­ся за его спи­ной, за­то те­перь от­четли­во ощу­щал прох­ладный ме­талл у сон­ной ар­те­рии.
- Вра­ааай!
Ил­лю­зи­онист по­вер­нул го­лову на звук, за­быв про лез­вие у гор­ла, бла­го ва­рий­ский Пот­ро­шитель то­же по­терял бди­тель­ность и опус­тил нож, ог­ля­дыва­ясь на вне­зап­но прер­вавший их крик.
Фран не ус­пел ни­чего со­об­ра­зить, как в сле­ду­ющую се­кун­ду его уда­рили но­гой в спи­ну и при­дави­ли к ас­фаль­ту.
- Не­нави­жу, ког­да ты так под­кра­дыва­ешь­ся, - в го­лосе Бель­фе­гора чувс­тво­валась рас­те­рян­ность. – Я ед­ва не по­резал тво­его бес­ценно­го маль­чиш­ку.
- Я ког­да-ни­будь сам те­бя по­режу на ку­соч­ки! Иг­ра­ешь­ся, как ди­тя, а у ме­ня се­год­ня еще два за­дания в раз­ных кон­цах стра­ны, будь не­ладен этот чер­тов босс! Мне не­ког­да с ва­ми нян­чить­ся, так что вы­яс­нять от­но­шения оба бу­дете до­ма!
- С этим соп­ля­ком у ме­ня нет от­но­шений! – поч­ти про­ревел Бель.
- В ка­ком еще до­ме? – по­дал с зем­ли го­лос ил­лю­зи­онист.
Сдав­ленно за­рычав, Ску­ало вы­тащил из кар­ма­на ко­жаной кур­тки скру­чен­ную ве­рев­ку и, нак­ло­нив­шись, лов­ко свя­зал тще­душ­ное те­ло сво­ей жер­твы.
- Эй, вы что де­ла­ете? – воз­му­тил­ся Фран, сох­ра­няя при этом свой без­различ­ный тон. – Вы не име­ете пра­ва…
- Ты же не ду­ма­ешь, что я дам те­бе шанс еще раз при­менить ил­лю­зии, - отоз­вался ка­питан, креп­ко за­тяги­вая уз­лы.
Пе­реки­нув че­рез пле­чо по­тен­ци­аль­но­го хра­ните­ля Ту­мана Ва­рии, Су­пер­бия нап­ра­вил­ся к ма­шине. Бель­фе­гор за­дум­чи­во спря­тал сти­леты и пос­ле­довал за сво­им то­вари­щем.
За­кинув пе­ревя­зан­но­го с ног до го­ловы плен­ни­ка на зад­нее си­дение, Ску­ало сел за руль и, как толь­ко Его Вы­сочес­тво зах­лопнул за со­бой двер­цу, на­жал на газ. Мо­тор ди­ко взре­вел и вско­ре ав­то­мобиль скрыл­ся за по­воро­том.

- Все, при­еха­ли.
Бель­фе­гор оч­нулся от по­луд­ре­мы и ле­ниво бро­сил взгляд сна­чала на пус­тое крес­ло во­дите­ля, по­том за ок­но. На ули­це бы­ло тем­но и шел дождь. Сквозь пок­ры­тое кап­ля­ми и струй­ка­ми стек­ло Принц раз­гля­дел рас­плыв­ча­тые пят­на ми­га­юще­го не­оно­вого све­та. Ус­лы­шав, как Ску­ало во­зит­ся с ил­лю­зи­онис­том на зад­нем си­дении, Бель не­охот­но вы­лез из ма­шины.
И тут же про­мок до нит­ки.
- И что это зна­чит? – не­доволь­но спро­сил он, рас­прав­ляя паль­ца­ми лип­ну­щую к ли­цу чел­ку.
- При­еха­ли, го­ворю, - отоз­вался меч­ник, вы­тас­ки­вая, слов­но свер­ну­тый в ру­лон ко­вер, маль­чиш­ку.
- Что-то за­мок Ва­рии об­ни­щал за на­ше от­сутс­твие или это босс при­думал ус­тро­ить тут пив­ную?
- Очень смеш­но, Ва­ше Вы­сочес­тво, сей­час лоп­ну от сме­ха. На вот, чем без тол­ку тре­пать­ся, луч­ше по­дер­жи его.
Вос­поль­зо­вав­шись рас­те­рян­ностью Прин­ца, Ску­ало сбро­сил ему на ру­ки спя­щее те­ло Фра­на и от­ки­нул за спи­ну ме­ша­ющи­еся пря­ди длин­ных во­лос.
- Вот черт, не по­вез­ло с по­годой… На­вер­ня­ка раз­мо­ет до­рогу к его по­местью, - тя­жело вы­дох­нул хра­нитель Дож­дя, гля­дя на зак­рывшие все не­бо тем­ные ту­чи.
- Ты мне объ­яс­нишь, на­конец, что про­ис­хо­дит? – ок­ликнул его Бель. – По­чему мы ос­та­нав­ли­ва­ем­ся у ка­кого-то гряз­но­го мо­теля, по­чему ты ве­ша­ешь на ме­ня этот труп…
- Он жи­вой.
- …не­надол­го. Мы ведь ос­та­нови­лись, что­бы вы­кинуть его здесь, так?
Ску­ало пе­ревел ды­хание.
- Мы ос­та­нав­ли­ва­ем­ся у мо­теля, я ос­тавляю вас с маль­чиш­кой – ну, са­мона­речен­ный ге­ний, ни­чего в го­лову не при­ходит? – от­ве­тил меч­ник, по­высив го­лос.
Гу­бы Бель­фе­гора рас­плы­лись в ши­рокой улыб­ке, не пред­ве­ща­ющей ни­чего хо­роше­го.
- Ты это­го не сде­ла­ешь, - проз­ву­чал по­лувоп­рос-по­лу­ут­вер­жде­ние.
- Да ну, прав­да, что ли? Слу­шай, у ме­ня дей­стви­тель­но нет нас­тро­ения с то­бой спо­рить. Уже тем­не­ет, а мне нуж­но ус­петь за­ехать к од­но­му… зна­комо­му. И это сов­сем не по пу­ти к зам­ку. Я ос­тавлю вас здесь толь­ко на ночь, а ут­ром за­беру.
- Что­бы Принц но­чевал в та­кой ды­ре?! Ни за что!
- Ты сам по­нима­ешь, что я не мо­гу вас с со­бой взять.
Бель­фе­гор прис­мотрел­ся к ли­цу муж­чи­ны. По не­му бы­ло вид­но, что ка­питан сей­час дей­стви­тель­но ус­тал, да­же ка­зал­ся стар­ше сво­его воз­раста. В та­кие мо­мен­ты Бель ос­тавлял его в по­кое, но не сей­час… Есть ве­щи, с ко­торы­ми прос­то не­воз­можно сми­рить­ся.
- Я. Хо­чу. Спать. В сво­ей. Пос­те­ли, - ти­хо, но твер­до про­из­нес ва­рий­ский Пот­ро­шитель.
Но Ску­ало слиш­ком ус­тал за се­год­няшний день, что­бы про­дол­жать эту бес­смыс­ленную пе­реб­ранку.
- Да кто ж те­бе ме­ша­ет? Да­вай, пеш­ком по до­роге, тут все­го-то ки­ломет­ров че­тырес­та.
Он зах­лопнул зад­нюю двер­цу и про­шел к во­дитель­ско­му крес­лу, на ко­тором ле­жала его кур­тка.
- Пусть за на­ми приш­лют дру­гую ма­шину! – крик­нул ему Бель­фе­гор.
- Я не про­тив, толь­ко Зан­за­су сам зво­ни. Обыч­но в дож­дли­вые ве­чера он от­ку­пори­ва­ет свой лю­бимый кол­лекци­он­ный конь­як, за­пира­ет­ся в ка­бине­те, са­дит­ся в крес­ло и с не­тер­пе­ни­ем ожи­да­ет звон­ков от под­чи­нен­ных, что­бы по­мочь им раз­ре­шить лю­бые проб­ле­мы. Я зво­нить не бу­ду, а ты, ко­неч­но же, мо­жешь поп­ро­бовать.
Со свис­том вы­дох­нув че­рез зу­бы воз­дух впе­ремеш­ку с ру­гатель­ства­ми, Бель тос­кли­во пос­мотрел на ми­га­ющую крас­ную вы­вес­ку и рек­ламный пла­кат, пред­ла­га­ющий ком­фор­тный от­дых по низ­ким це­нам.
- Мог бы хоть выб­рать хо­рошую гос­ти­ницу, - фыр­кнул Принц, нап­равля­ясь со сво­ей но­шей к до­мику ре­гис­тра­ции.
- Счи­тай, что мы эко­номим, - хмык­нул за его спи­ной ка­питан.
Ре­гис­тра­тор, пол­ный лы­се­ющий муж­чи­на лет со­рока, не­охот­но от­ло­жил в сто­рону иг­ро­вой джой­стик и бу­тыл­ку пи­ва, под­нялся из крес­ла и нап­ра­вил­ся к по­сети­телям, на хо­ду от­ря­хивая крош­ки со сво­его жи­вота.
- Один до­мик на од­ну ночь, - ска­зал Су­пер­бия, от­счи­тывая нес­коль­ко по­мятых ку­пюр.
- Один?! – за­шипел Бель. – С ним – в од­ном до­мике? А ты не бо­ишь­ся, что я его при­режу ночью?
- Нет, - от­ве­тил Ску­ало, рас­пи­сыва­ясь на за­сален­ном лис­точке ре­гис­тра­ци­он­ной кни­ги.
- Ваш ключ, но­мер 17, - прох­ри­пел тол­стяк сквозь от­рыжку, про­тяги­вая ключ с крас­ной бир­кой.
- Спа­сибо, - кив­нул ва­рий­ский ка­питан.
Ког­да они выш­ли на ули­цу, дождь хлы­нул силь­нее. С ми­нуту они сто­яли мол­ча.
- Мне по­ра, - ти­хо ска­зал Ску­ало, поп­равляя ко­жаные пер­чатки. – Ес­ли опоз­даю, по­том проб­лем не обе­решь­ся…
- Да уж…
- Прис­матри­вай за ним в оба. На вид – ни­чего опас­но­го, но кто его зна­ет… Босс бы не сог­ла­сил­ся взять на служ­бу сла­бака. Что-то в нем есть.
- Пос­мотрим.
Ску­ало бро­сил вни­матель­ный взгляд на ли­цо спя­щего пар­ня и, соб­рав раз­ме­тав­ши­еся по спи­не во­лосы, по­шел к ав­то­моби­лю.
- Дол­го еще со­бира­ешь­ся его на ру­ках дер­жать? – нас­мешли­во спро­сил он у Бель­фе­гора, не ог­ля­дыва­ясь.
- Уч­ти, ес­ли не ус­пе­ешь при­вез­ти нас в за­мок к зав­тра­ку, я пе­рере­жу это­му соп­ля­ку глот­ку!
Не до­жида­ясь, ког­да ма­шина тро­нет­ся с мес­та, Бель­фе­гор поп­лелся к ма­лень­ко­му од­но­этаж­но­му до­мику, над дверью ко­торо­го фо­нарем был под­све­чен но­мер 17.

Фран при­от­крыл гла­за. Ми­га­ющий яр­кий свет из ок­на па­дал на его ли­цо и ла­донь, выс­ве­чивая по­пере­мен­но крас­ные и си­ние по­лосы на ко­же. Па­рень чуть при­под­нялся и ог­ля­дел по­меще­ние.
Он ле­жал на уз­ком ди­ване в по­лутем­ной ком­на­те, в даль­нем уг­лу го­рела не­боль­шая лам­па под ко­рич­не­вым аба­журом, где-то за сте­ной шу­мела во­да. Фран за­метил, что на нем боль­ше нет ве­ревок. Спус­тившись с ди­вана, он по­тянул­ся, раз­ми­ная за­тек­шие ру­ки и но­ги, по­дошел к две­ри и при­от­крыл ее. На ули­це бы­ло све­жо; на мок­ром чер­ном ас­фаль­те блес­те­ли в не­оно­вом све­те пят­на луж, с кар­ни­за звон­ко па­дали кап­ли дож­де­вой во­ды. По пе­римет­ру пло­щад­ки выс­тро­ились оди­нако­вые до­мики, пе­ред ни­ми бы­ли при­пар­ко­ваны ав­то­моби­ли, над каж­дой дверью го­рели тус­клые жел­тые фо­нари.
- И ку­да ты соб­рался?
Ил­лю­зи­онист ог­ля­нул­ся: у про­тиво­полож­ной сте­ны сто­ял уже зна­комый ему свет­ло­воло­сый па­рень в уз­ких чер­ных шта­нах с рас­стег­ну­тым рем­нем, в по­лоса­том чер­но-ма­лино­вом сви­тере и с по­лотен­цем на взлох­ма­чен­ной го­лове.
- Лю­бопыт­ный у вас за­мок, - от­ве­тил Фран, сно­ва пе­рево­дя взгляд на двор. – По­хож на сред­неста­тис­ти­чес­кий мо­тель.
- Это и есть мо­тель, иди­от.
- А. Я ду­мал, ма­фи­оз­ная семья мо­жет се­бе поз­во­лить что-ни­будь поп­ростор­нее.
- Ес­ли не бу­дешь ти­хо се­бя вес­ти, мо­жешь и не до­жить до зам­ка.
Ил­лю­зи­онист по­жал пле­чами и зах­лопнул дверь. В жи­воте неп­ри­ят­но ны­ло, и он вспом­нил, что пос­ледний раз ел еще вче­ра ве­чером, а по­зав­тра­кать ему се­год­ня так и не да­ли. Ог­ля­дев­шись в по­ис­ках хо­лодиль­ни­ка и не най­дя его, Фран об­на­ружил дверь в ван­ную.
Сте­ны не­боль­шой ком­на­ты бы­ли вы­ложе­ны пот­рескав­шимся гряз­но-бе­лым ка­фелем. Воз­дух был влаж­ным и го­рячим; по кле­ен­ча­той за­навес­ке ду­ша сте­кали кап­ли во­ды. За­метив в сто­роне ка­кое-то дви­жение, Фран ис­ко­са пос­мотрел че­рез пле­чо – в за­потев­шем зер­ка­ле ше­вель­ну­лось его от­ра­жение. Ил­лю­зи­онист по­дошел бли­же, про­вел ла­донью по стек­лу. Из об­ра­зовав­ше­гося «окош­ка» на не­го пус­тым рав­но­душ­ным взгля­дом смот­ре­ло ху­дое маль­чи­шес­кое ли­цо. Фран вспом­нил, что пос­ледний раз стриг­ся еще до ухо­да из до­ма, и те­перь во­лосы от­расли до плеч. Ску­лы и под­бо­родок ос­тро вы­деля­лись, гла­за ка­зались еще боль­ше, чем преж­де. Он дав­но не раз­гля­дывал се­бя в зер­ка­ле и поч­ти за­был, как выг­ля­дит.
- Так зна­чит, ты хо­роший ил­лю­зи­онист? – раз­дался го­лос из ком­на­ты.
Фран вы­шел из ван­ной и, прис­ло­нив­шись к сте­не, бро­сил взгляд на блон­ди­на.
Принц ле­жал на ши­рокой кро­вати, за­кинув ру­ки за го­лову и пы­та­ясь од­ной но­гой ста­щить обувь с дру­гой.
- Не уве­рен, - отоз­вался Фран.
- На вид-то уж точ­но нет. Ску­ало ска­зал, что в те­бе что-то есть, - Бель­фе­гор вы­рази­тель­но по­махал се­реб­ристым но­жом. – Как счи­та­ешь, мо­жет, вскро­ем и пос­мотрим, что имен­но?
Ил­лю­зи­онист ни­чего не от­ве­тил.
- Те­бя что, го­лодом мо­рили? – про­дол­жил Принц.
- По вам то­же не ска­жешь, что в ма­фи­оз­ных семь­ях хо­рошо кор­мят, - от­ве­тил па­рень, раз­гля­дывая в вы­резе сви­тера ос­трые клю­чицы ва­рий­ца.
- Сле­ди за сло­вами, ког­да го­воришь обо мне, соп­ляк, - по­сове­товал Бель­фе­гор, ши­роко улы­ба­ясь. – А луч­ше во­об­ще зат­кнись.
Фран уже со­бирал­ся вы­дать от­ветную кол­кость, как его жи­вот вновь про­тяж­но за­ур­чал, на­поми­ная о се­бе.
- Жрать охо­та, - ле­ниво про­тянул Принц, сог­ла­ша­ясь с нас­той­чи­выми прось­ба­ми пус­то­го же­луд­ка Фра­на. – Эй, ма­ляв­ка?
- М? – отоз­вался тот, за­гип­но­тизи­рова­но гля­дя на це­лый ве­ер се­реб­ристых сти­летов в ру­ке блон­ди­на.
- У те­бя пер­вое важ­ное за­дание. Иди и раз­до­будь че­го-ни­будь на ужин.
- Так сра­зу пер­вое за­дание? – на­иг­ранно уди­вил­ся па­рень. – Я ду­мал, ме­ня сна­чала дол­жны пос­вя­тить в ма­фи­ози, а уж по­том по­ручать та­кие от­ветс­твен­ные мис­сии.
- Счи­тай, что это пер­вая часть пос­вя­щения.
- Слиш­ком лег­ко. По­луча­ет­ся, что каж­дый мо­жет стать чле­ном ма­фии, - воз­ра­зил ил­лю­зи­онист.
- То­пай уже. И мо­лись, что­бы те­бе уда­лось най­ти в этой ды­ре что-ни­будь съ­едоб­ное, ина­че ка­питан зав­тра бу­дет очень рас­сержен.
Фран по­жал пле­чами и, зас­тегнув кур­тку, не­хотя вы­шел из до­мика. На ули­це по-преж­не­му бы­ло хо­лод­но и сы­ро. Свет го­рел толь­ко в ок­нах их до­ма и не­боль­шой прис­трой­ки, где си­дел ре­гис­тра­тор. Ма­гази­на в по­ле зре­ния не наб­лю­далось, и па­рень по­шел на­угад пря­мо. В нес­коль­ких мет­рах от мо­теля на­ходи­лась заб­ро­шен­ная ав­то­зап­равка. Вы­сокие бе­лые стол­бы, же­лез­ные ба­ки и сте­ны кро­шеч­но­го ма­газин­чи­ка с за­пер­той дверью и вы­биты­ми сте­лами бы­ли рас­пи­саны и раз­ри­сова­ны. Фран по­дошел к зда­нию ма­гази­на и заг­ля­нул в зи­яющий чер­но­той окон­ный про­ем. Внут­ри что-то за­шеве­лилось и за­шур­ша­ло, ил­лю­зи­онист ре­шил, что по­рядоч­ным лю­дям не­чего де­лать на заб­ро­шен­ных зап­равках, а по­тому – что бы там ни ше­вели­лось, доб­ром это не кон­чится.
Па­рень сло­нял­ся по ок­рес­тнос­тям еще не­кото­рое вре­мя, но его по­ис­ки не увен­ча­лись ус­пе­хом. На об­ратном пу­ти он об­на­ружил в тем­ном ту­пике меж­ду пар­ковкой и до­мами не­заме­чен­ный преж­де при­зыв­но све­тящий­ся ав­то­мат с чип­са­ми и га­зиров­кой. По­шарив в кар­ма­нах, ил­лю­зи­онист из­влек горсть мел­ких мо­неток, блес­нувших в си­нем све­те. Ав­то­мат прог­ло­тил ме­лочь и ти­хонь­ко за­жуж­жал, веж­ли­во приг­ла­шая сво­его по­купа­теля сде­лать вы­бор.

- Ты что, на мед­ве­дей охо­тил­ся?
Точ­ным дви­жени­ем Бель­фе­гор за­пус­тил нож по пря­мой тра­ек­то­рии. Вот­кну­тые в про­тиво­полож­ную сте­ну лез­вия об­ра­зовы­вали не­кий ге­омет­ри­чес­кий узор.
- А здесь во­дят­ся мед­ве­ди? – по­ин­те­ресо­вал­ся Фран, зак­ры­вая за со­бой дверь на за­щел­ку.
- Не знаю. Ты где ша­тал­ся так дол­го?
- Вот.
По­дой­дя к кро­вати, Фран вы­валил на оде­яло рас­пи­хан­ные по кар­ма­нам сок­ро­вища: па­кетик ореш­ков, ма­лень­кую упа­ков­ку мин­даль­но­го пе­ченья, па­ру шо­кола­док и две бан­ки га­зиро­ван­ной во­ды.
- Это что? – брез­гли­во спро­сил Принц, ис­ко­са гля­дя на раз­ноцвет­ные обер­тки. Ил­лю­зи­онист не ви­дел его глаз, но по по­вер­ну­той впо­лобо­рота го­лове оп­ре­делил: это был имен­но ко­сой взгляд.
- До­быча, - гор­до от­ве­тил па­рень, при­киды­вая, выб­рать ему пе­ченье или ореш­ки.
- Все, что ты смог дос­тать за час?!
- Да.
Бель­фе­гор быс­тро раз­де­лил за­пасы, заб­рав пе­ченье, весь шо­колад и бан­ку во­ды.
- Принц при­вык пить пе­ред сном мо­локо, - со­об­щил Бель, раз­ры­вая шур­ша­щую упа­ков­ку.
Фран про­иг­но­риро­вал эту ин­форма­цию: его са­мого ужин ус­тра­ивал за не­име­ни­ем иных аль­тер­на­тив.
- Ну, так я про­шел ис­пы­тание? – спро­сил он, ус­тра­ива­ясь на ди­ване.
- Нет, - ка­тего­рич­но от­ве­тил Бель­фе­гор, изу­чая над­пи­си на вуль­гар­но крас­ной обер­тке шо­кола­да.
- Что же те­перь со мной бу­дет?
- Те­бя ри­ту­аль­но убь­ют, как толь­ко мы при­едем в за­мок.
- Так ме­ня все же при­везут в за­мок? Ка­кая честь.
Принц ни­чего не от­ве­тил. Ему нас­ку­чила бес­смыс­ленная бол­товня, и сей­час его мыс­ли пол­ностью бы­ли за­няты тем, что он ска­жет ут­ром Ску­ало, ес­ли вдруг при­дет­ся при­резать маль­чиш­ку.
- А по­чему вы от­пусти­ли ме­ня од­но­го? – от­влек его от раз­мышле­ний го­лос ил­лю­зи­онис­та. – Я ведь мог сбе­жать.
- Ску­ало ме­ня за­верил, что ты не сов­сем кон­че­ный иди­от. По­это­му у ме­ня нет при­чин бес­по­ко­ить­ся.
- А? – не по­нял Фран и, усев­шись в по­зе ло­тоса, при­нял­ся с лю­бопытс­твом раз­гля­дывать блон­ди­на. В сущ­ности, он так и не ус­пел как сле­ду­ет приг­ля­деть­ся к это­му стран­но­му ти­пу, с ко­торым еще при­дет­ся ра­ботать. Воз­можно.
В ру­ке Прин­ца сно­ва воз­ник сталь­ной ве­ер.
- Нуж­но сов­сем моз­гов не иметь, что­бы ду­мать, буд­то мо­жешь сбе­жать от Ва­рии.
Сра­зу нес­коль­ко сти­летов прос­висте­ли в воз­ду­хе и с глу­хим зву­ком вре­зались в сте­ну чуть по­выше го­ловы ил­лю­зи­онис­та.
- Я уже за­ин­три­гован, - ска­зал Фран, по­давив зе­вок. – А мо­жет, вы мне рас­ска­жете по­под­робнее о Ва­рии? Обид­но, что я тол­ком не знаю, ку­да ме­ня за­вер­бо­вали.
- Не пе­режи­вай, на­вер­ня­ка этот при­дурок, наш босс, что-то пе­репу­тал. Где он те­бя та­кого толь­ко от­ко­пал…
Фран вновь про­пус­тил ми­мо ушей оче­ред­ное ос­кор­бле­ние в свой ад­рес. От­части по­тому, что уже ре­шил для се­бя: на лю­дей, вро­де это­го блон­ди­на и его длин­но­воло­сого на­пар­ни­ка, он оби­жать­ся не бу­дет; от­части при­чиной бы­ла пол­ная за­нятость его моз­га воп­ро­сом «как же он ви­дит сквозь чел­ку?».
- Мне те­бя да­же нем­но­го жаль. У нас бы­ва­ет по-нас­то­яще­му ве­село, хо­тя вок­руг оши­ва­ют­ся од­ни иди­оты.
- В та­ком слу­чае, ес­ли ве­рить ва­шим сло­вам, я неп­ло­хо впи­шусь в кол­лектив, вер­но?
Принц рас­сме­ял­ся, и его улыб­ка рас­пол­злась еще ши­ре.
- Да ты на пер­вом же за­дании сдох­нешь.
Ил­лю­зи­онист по­жал пле­чами в знак то­го, что еще по­дума­ет, хо­чет он уми­рать или нет.
Бель­фе­гор ши­роко зев­нул.
- Я со­бира­юсь спать, - объ­явил он, - и ес­ли ты ме­ня раз­бу­дишь, то я пе­рере­жу те­бе глот­ку.
- Да вы весь ве­чер обе­ща­ете, - жа­лоб­но про­тянул Фран, ус­тра­ива­ясь на не­удоб­ном ди­ване.
- Ты не ве­ришь ко­ролев­ско­му сло­ву?
- Ко­неч­но, ве­рю, Ва­ше Вы­сочес­тво.
Бель раз­дра­жен­но фыр­кнул и зак­рыл гла­за, меч­тая о том, что, ког­да он их от­кро­ет, Ску­ало уже бу­дет здесь.

Дверь бес­це­ремон­но рас­пахну­лась.
- Подъ­ем! – про­ревел гром­кий го­лос, ко­торый ни с чь­им нель­зя бы­ло спу­тать.
- Принц не вста­ет по ут­рам без ста­кана мо­лока, - по­дал го­лос Бель­фе­гор.
- Зна­чит, Принц ос­та­ет­ся в этой ды­ре, а мы с маль­чиш­кой едем в за­мок.
- Ши-ши-ши, ни за что.
- Эй, хва­тит дрых­нуть!
Ску­ало встрях­нул спя­щего ил­лю­зи­онис­та за пле­чо.
- Смот­ри-ка, твои воп­ли на не­го не дей­ству­ют. Я, ка­жет­ся, на­чинаю ве­рить в его та­лан­ты. По край­ней ме­ре, в один.
- А ты его не убил ча­сом?
- Паль­цем не тро­нул.
- Твое Вы­сочес­тво…
- Но­жами то­же! Ес­ли он от­ки­нул­ся во сне, я-то тут при чем?!
- О­оо, доб­рое ут­ро...
Фран при­от­крыл гла­за и взгля­нул на ли­ца ка­пита­на и Пот­ро­шите­ля, скло­нив­шихся над ним.
- Жи­вой, - рас­плыл­ся в улыб­ке Бель­фе­гор.
- Вот и от­лично. Бу­ду ждать вас в ма­шине, и не ко­пай­тесь тут слиш­ком дол­го.
- Ни се­кун­ды лиш­ней здесь не про­веду, - про­буб­нил Бель, скрыв­шись за дверью ван­ной.
Фран под­нялся с ди­вана и по­тер гла­за. В эту ночь он спал ху­же, чем на ста­ром мат­ра­се в заб­ро­шен­ном до­ме, по­это­му сей­час пол­ностью раз­де­лял же­лание Прин­ца пос­ко­рее у­ехать.

- Как ночь прош­ла? – по­ин­те­ресо­вал­ся Ску­ало, ког­да оба пар­ня се­ли в ма­шину.
- В сле­ду­ющий раз ты ос­та­нешь­ся сте­речь мла­ден­цев в гряз­ном мо­теле, а я по­еду ве­селить­ся, - бур­кнул Принц, спол­зая вниз по спин­ке си­дения и за­киды­вая но­ги на при­бор­ную па­нель.
Меч­ник хмык­нул и, на­жав на газ, вы­рулил с пар­ко­воч­ной пло­щад­ки на пус­тынное шос­се.
- В зам­ке нас уже ждут. К зав­тра­ку ус­петь не обе­щаю, но на обед точ­но мо­жете рас­счи­тывать.


Глава 4


- И кто это тут у нас?
Фран во все гла­за смот­рел на скло­нив­ше­гося над ним муж­чи­ну, пя­тясь на­зад. За про­шед­шие сут­ки у не­го сфор­ми­рова­лось в об­щих чер­тах мне­ние о ва­рий­цах, как о лю­дях с не са­мой ста­биль­ной пси­хикой. И встре­ча в па­рад­ной с пар­нем, буд­то толь­ко что сбе­жав­шим с бра­зиль­ско­го кар­на­вала, лишь под­твержда­ла вер­сию. Ил­лю­зи­онист на­чинал по­доз­ре­вать, что его вступ­ле­ние в «силь­ней­ший от­ряд Вон­го­лы» учи­тель ус­тро­ил ве­селья ра­ди. И его мож­но по­нять, мно­го ли раз­вле­чений у уз­ни­ка под­земной тюрь­мы…
- Ка­кой ху­дой! – охал об­ла­датель не­веро­ят­ной при­чес­ки, крас­но­го боа и неп­ро­ница­емых сол­нечных оч­ков. – Те­бя сов­сем не кор­ми­ли? Ну, ни­чего, наш по­вар нас­то­ящий вол­шебник, да­же бос­су мо­жет уго­дить, и те­бя от­кормит. Вот уви­дишь, че­рез па­ру ме­сяцев у те­бя уже бу­дут ми­лые пух­лень­кие ро­зовые щеч­ки!
Муж­чи­на со­бирал­ся пот­ре­пать Фра­на за ще­ку, но тот ис­пу­ган­но ша­рах­нулся в сто­рону и нат­кнул­ся спи­ной на сто­яще­го по­зади че­лове­ка.
- Смот­ри, ку­да идешь, - раз­дра­жен­но про­шипел Бель­фе­гор, от­тол­кнув пар­ня.
- У ме­ня нет глаз на за­тыл­ке, - отоз­вался ил­лю­зи­онист, по­вора­чива­ясь к хра­ните­лю Ура­гана.
- Бог мой, а что с тво­ей одеж­дой? – раз­дался за его спи­ной воз­глас Лус­су­рии. – Вся кур­тка в по­резах!
- Я ос­тавлял их с Бель­фе­гором но­чевать в од­ном до­мике в мо­теле, - по­яс­нил толь­ко что во­шед­ший ка­питан, на хо­ду рас­сте­гивая и бро­сая на пол собс­твен­ную фор­менную кур­тку.
- А с то­бой-то что прик­лю­чилось, Ску?! – всплес­нул ру­ками хра­нитель Сол­нца. – Да­же ес­ли кровь от­сти­ра­ет­ся, то та­кой по­рез не за­шить, при­дет­ся ее вы­киды­вать.
- Ка­кой ужас, я сей­час рас­пла­чусь, - про­вор­чал Ску­ало, рас­сте­гивая ру­баш­ку и от­прав­ляя ее вслед за кур­ткой. – Буд­то ты не зна­ешь, ка­кая у нас слу­ча­ет­ся гряз­ная ра­бота.
- Но Ску! Ты ме­ня­ешь фор­му поч­ти каж­дую не­делю, а она ведь не де­шевая!
- А ты ре­шил в Мам­мо­на по­иг­рать? – хмык­нул меч­ник.
Лус­су­рия и Ску­ало од­новре­мен­но ог­ля­нулись на Прин­ца. Но тот толь­ко сер­ди­то фыр­кнул и быс­тро за­шагал к лес­тни­це. Кол­ле­ги про­води­ли его нап­ря­жен­ны­ми взгля­дами.
- Бед­няжка, он до сих пор пе­режи­ва­ет из-за смер­ти ма­лыша, - всхлип­нул Лус­су­рия, за­кусив гу­бу.
Меч­ник нах­му­рил­ся.
- Зай­мись им, - сме­нил те­му Ску­ало, кив­нув на Фра­на. – По­кажи, где что. А я пой­ду до­ложу бос­су о за­дании.
- Кста­ти о нем… Я не все слы­шал, но Зан­зас кри­чал что-то про «без­моз­глый му­сор» и «я раз­мозжу его баш­ку об сте­ну, ес­ли он по­падет­ся мне на гла­за». И сда­ет­ся мне, что это он про те­бя.
- Вра­ааа­ай! Ка­кого чер­та?! Ме­ня да­же на тер­ри­тории зам­ка не бы­ло!
- Мне ка­жет­ся, в этом-то все и де­ло… Ночью ему что-то по­надо­билось – ну ты же его зна­ешь – а ког­да ска­зали, что вы с Бель­фе­гором еще не вер­ну­лись в штаб, он силь­но ра­зоз­лился.
- Вот при­дурок! Он прек­расно знал, что та­кие воп­ро­сы, как с семь­ей Па­уло, быс­тро не ре­ша­ют­ся! Отор­вал бы зад от крес­ла и хоть раз за­нял­ся ра­ботой!
Ши­роки­ми ша­гами Су­пер­бия пе­ресек зал и под­нялся по лес­тни­це.
- И ку­да ты сей­час? – встре­вожен­но крик­нул ему вслед Лус­су­рия.
- К это­му иди­оту, - раз­дался го­лос ка­пита­на со вто­рого эта­жа.
- Ты хо­тя бы одень­ся… - вздох­нул хра­нитель Сол­нца и об­ра­тил­ся к Фра­ну: - Мо­жет, про­ведем эк­скур­сию чуть поз­же? Те­бе бы сле­дова­ло хо­рошень­ко от­дохнуть, все эти стрес­сы пло­хо ска­зыва­ют­ся на от­тенке ко­жи, ты сов­сем блед­ный.
Фран кив­нул. От­дохнуть он и вправ­ду был не про­тив, ди­ван в мо­теле, на ко­тором ему приш­лось про­вес­ти ночь, пред­назна­чал­ся для че­го угод­но, но толь­ко не для ком­фор­тно­го сна. Лус­су­рия при­об­нял пар­ня за пле­чи и под­тол­кнул впе­ред.
Они под­ня­лись по лес­тни­це на па­ру про­летов, ра­за три свер­ну­ли впра­во и еще раз на­лево, пос­ле че­го ока­зались в оче­ред­ном ко­ридо­ре, сте­ны ко­торо­го бы­ли оби­ты блед­но бор­до­вой тканью. Фран не то что­бы сов­сем не за­пом­нил до­рогу, но пов­то­рить путь в оди­ноч­ку не ре­шил­ся бы.
- Здесь на­ходят­ся ком­на­ты офи­цер­ско­го сос­та­ва, - про­пел над его ухом Лус­су­рия. – Са­мая даль­няя – Ле­ви, с ним ты еще уви­дишь­ся, здесь ком­на­та Бель­фе­гора, сле­ду­ющая при­над­ле­жала преж­не­му ил­лю­зи­онис­ту. Ве­щи до сих пор не вы­нес­ли, по­это­му она прос­то за­пер­та. Даль­ше две пус­тых – мо­жешь выб­рать лю­бую. Та дверь в кон­це ко­ридо­ра – ду­шевая. Кста­ти, я жи­ву здесь. Ес­ли что-то по­надо­бит­ся, за­ходи, всег­да бу­ду рад по­мочь.
Фран слу­шал муж­чи­ну че­рез си­лу, не осо­бен­но за­поми­ная его сло­ва и соп­ро­тив­ля­ясь же­ланию зак­рыть гла­за сей­час же. Хра­нитель Сол­нца взгля­нул на ча­сы и кар­тинно ах­нул.
- На­де­юсь, ты сам спра­вишь­ся с ос­таль­ным. Мне сроч­но нуж­но ид­ти, но ес­ли воз­никнут воп­ро­сы – об­ра­щай­ся.
Каб­лу­ки до блес­ка на­чищен­ных ту­фель зас­ту­чали по пар­ке­ту. Ос­тавшись один, ил­лю­зи­онист оки­нул вя­лым взгля­дом два ря­да две­рей по обе сто­роны ко­ридо­ра и нап­ра­вил­ся к од­ной из пус­ту­ющих ком­нат – той, что на­ходи­лась ря­дом с при­над­ле­жав­шей его пред­шес­твен­ни­ку. Мис­ти­чес­кое со­седс­тво с по­меще­ни­ем, все еще на­пол­ненным ве­щами по­кой­ни­ка, ка­залось бо­лее прив­ле­катель­ным, не­жели пер­спек­ти­ва про­живать меж­ду ком­на­тами Ле­ви, ко­торо­го Фран еще не ви­дел, и Лус­су­рии, ко­торо­го Фран с удо­воль­стви­ем бы и не ви­дел во­об­ще.
По­золо­чен­ная руч­ка ти­хо щел­кну­ла, и сквозь при­от­кры­тую дверь в ис­кусс­твен­но ос­ве­щен­ный ко­ридор про­сочил­ся бе­лый днев­ной свет. Ком­на­та ока­залась не слиш­ком боль­шой, но из-за ми­нима­лиз­ма в об­ста­нов­ке выг­ля­дела прос­торной. Внут­ри бы­ло нем­но­го душ­но, в наг­ре­том воз­ду­хе пах­ло пылью и поч­ти вы­дох­шей­ся по­лиролью. Фран зах­лопнул но­гой дверь, бро­сил рюк­зак у вхо­да и про­шел к ок­ну. Боль­шая ра­ма под­да­лась не сра­зу, но па­рень все же спра­вил­ся с ней, рас­пахнув створ­ки, и с ули­цы по­тяну­ло при­ят­ной прох­ла­дой. Су­дя по все­му, здесь ник­то не жил ни­ког­да или же так дав­но, что по фак­ту мож­но при­рав­ни­вать к «ни­ког­да». Тем не ме­нее, што­ры на ок­нах, пос­тель­ное белье и по­лотен­ца, сло­жен­ные на кро­вати, ис­то­чали от­четли­вый тер­пкий, но весь­ма при­ят­ный аро­мат кон­ди­ци­оне­ра. Ком­на­та не бы­ла гряз­ной, да­же впол­не ухо­жен­ной, не счи­тая осев­шей пы­ли, но сте­ны, пол и по­толок, каж­дая вещь здесь соз­да­вали имен­но ту ат­мосфе­ру, ка­кая бы­ва­ет в пус­ту­ющих по­меще­ни­ях.
Фран про­вел паль­цем по крыш­ке прик­ро­ват­ной тум­бочки. Из-под тон­ко­го слоя пы­ли по­каза­лась по­лос­ка тем­но­го ла­киро­ван­но­го де­рева. По­думав нем­но­го, ил­лю­зи­онист на­рисо­вал грус­тную ро­жицу, пос­ле че­го ус­та­ло опус­тился на пол, прис­ло­нив­шись спи­ной к бо­ку кро­вати и зап­ро­кинув го­лову на жес­ткий мат­рас. Вся тя­жесть про­шед­ших су­ток ра­зом на­вали­лась на не­го, буд­то воз­мездие за кош­марно про­веден­ную ночь, за­тылок по­тяже­лел, гла­за без­воль­но зак­ры­лись, и Фран поз­во­лил се­бе, на­конец, рас­сла­бить­ся, не пот­ру­див­шись пе­реб­рать­ся на кро­вать.
Обыч­но от ус­та­лос­ти он про­вали­вал­ся в глу­бокий сон, но сей­час с край­ним не­удо­воль­стви­ем от­ме­тил, что бук­валь­но фи­зичес­ки ощу­ща­ет ря­дом при­сутс­твие дру­гого че­лове­ка. А лю­бите­лей шлять­ся по его снам до се­го дня на­ходи­лось не так уж мно­го.
- Учи­тель, ес­ли это вы, то очень про­шу вас ме­ня не тро­гать. Я дей­стви­тель­но хо­чу спать.
Не­пов­то­римый и та­кой зна­комый смех раз­ве­ял пос­ледние сом­не­ния и на­деж­ды.
- Неб­ла­годар­ное соз­да­ние, к тво­ему све­дению, я ли­шен да­же та­кого прос­то­го удо­воль­ствия как сон. Из ува­жения мог бы вес­ти се­бя уч­ти­вее.
- Мог бы, - сог­ла­сил­ся Фран, не от­кры­вая глаз. – Но ког­да я так силь­но хо­чу спать, то по­луча­ет­ся от­кро­вен­но хре­ново.
Но весь­ма бо­лез­ненный ты­чок в жи­вот древ­ком тре­зуб­ца всег­да был неп­ло­хим ар­гу­мен­том в ру­ках учи­теля. Па­рень ра­зоча­рован­но вздох­нул и пос­мотрел на сто­яв­ше­го пе­ред ним муж­чи­ну.
- А по­чему вы не мо­жете спать? - спро­сил Фран сквозь зе­вок.
- Там, где со­дер­жат мою фи­зичес­кую фор­му, те­ло не мо­жет ни есть, ни спать, ни ды­шать, по край­ней ме­ре, так, как это де­ла­ют обыч­ные лю­ди. А спать в зах­ва­чен­ном те­ле не пред­став­ля­ет­ся воз­можным, по­тому что ил­лю­зии кон­тро­лиру­ют­ся толь­ко бодрству­ющим ра­зумом.
- Как ин­те­рес­но.
Мед­ленно при­ходя в соз­на­ние под зву­ки при­ят­но­го го­лоса Му­куро, Фран ус­пел раз­гля­деть, что ле­жит на прос­торной пос­те­ли.
- Ка­кие пер­вые впе­чат­ле­ния?
Ро­кудо сто­ял у края кро­вати и смот­рел свер­ху вниз на уче­ника.
- На пер­вый взгляд да­же за­бав­но. Приз­най­тесь, вы ведь по­шути­ли, и мне не при­дет­ся ос­та­вать­ся здесь на­дол­го?
- Чем же те­бе не уго­дил элит­ный от­ряд Вон­го­лы? – изог­нул бровь Му­куро.
- Они же пси­хи, - прос­то­нал Фран, вы­тяги­ва­ясь на за­мяв­шихся бе­лос­нежных прос­ты­нях. – Вы са­ми-то ви­дели их? Тот, ко­торый с длин­ны­ми во­лоса­ми, все вре­мя кри­чит, дру­гой во­об­ще счи­та­ет се­бя прин­цем и ки­да­ет­ся но­жами. Про пар­ня в боа я да­же ду­мать не хо­чу, по-мо­ему, он гей. Еще и за­зывал ме­ня к се­бе в ком­на­ту.
- На счет Лус­су­рии мо­жешь не бес­по­ко­ить­ся, ты аб­со­лют­но не в его вку­се и это ско­рее был жест веж­ли­вос­ти. А бос­са ты уже ви­дел?
- Нет. Но мне хва­тило и этих эк­зем­пля­ров… Куч­ка кло­унов.
- Ты зря не­до­оце­нива­ешь Зан­за­са. Быть мо­жет, без не­го Ва­рия и бы­ла бы куч­кой кло­унов, но под его ру­ководс­твом они ста­ли од­ни­ми из луч­ших в сво­ем де­ле.
- По­ди та­кой же чут­кий нас­тавник, как вы? – ус­мехнул­ся Фран.
- У не­го уди­витель­ная ха­риз­ма. Го­тов спо­рить, он те­бе пон­ра­вит­ся.
- В са­мом де­ле?
Му­куро не­оп­ре­делен­но кач­нул го­ловой.
- У Зан­за­са ин­те­рес­ная ис­то­рия. Впро­чем, как и у ос­таль­ных офи­церов. По­это­му здесь не удив­ля­ют­ся стран­ностям и не ле­зут в чу­жое прош­лое, а те­бе, как я по­нимаю, это­го и на­доб­но. По­хоже, ты от­лично впи­шешь­ся в кол­лектив.
Фран тя­жело вздох­нул и ут­кнул­ся ли­цом в прос­ты­ни. Го­лос Ро­кудо зву­чал в его го­лове, слов­но эхо, со­об­ра­жать ста­нови­лось все тя­желее.
- Ка­жет­ся, ты дей­стви­тель­но ус­тал, - ска­зал Му­куро где-то сов­сем ря­дом с его ухом.
- А я вам с са­мого на­чала о чем го­ворил…
Пе­ред гла­зами все на­чина­ло плыть, блед­нея и, на­конец, сли­ва­ясь с бе­лиз­ной шел­ка.
- В та­ком слу­чае, до встре­чи. – Ил­лю­зи­онист раз­вернул­ся и нап­ра­вил­ся прочь – Фран не ви­дел это­го, но ка­ким-то об­ра­зом чувс­тво­вал. – Пос­та­рай­ся вес­ти се­бя хо­рошо, я обе­щал Зан­за­су, что с то­бой не бу­дет проб­лем. Ког­да по­надо­бит­ся, я на­вещу те­бя сно­ва.
Цве­та и зву­ки ис­чезли, их сме­нила глу­хая тем­но­та, мяг­кая и у­ют­ная, слов­но пу­ховое оде­яло.
Ког­да Фран прос­нулся, то об­на­ружил, что спал вов­се не на удоб­ной пос­те­ли, а все так же си­дя на по­лу, зап­ро­кинув го­лову на­зад. Шея за­тек­ла и при­чиня­ла жут­кую боль. За­то ус­та­лость прош­ла – су­дя по ощу­щени­ям, ил­лю­зи­онист прос­пал чуть боль­ше ча­са.
С тру­дом под­нявшись, Фран сел на край кро­вати. С ули­цы до­носи­лись от­да­лен­ные го­лоса и шум де­ревь­ев. Па­рень вдруг осоз­нал, что не име­ет ров­ным сче­том ни­каких пред­став­ле­ний, что ему де­лать даль­ше. Он да­же не знал, сколь­ко те­перь вре­мени и ког­да к не­му кто-ни­будь на­веда­ет­ся, что­бы дать ука­зания, а мо­жет, ему нуж­но ку­да-то ид­ти, но толь­ко ку­да? Фра­ну вдруг по­дума­лось, что он бу­дет ску­чать по Ке­ну, Чи­кусе и М.М.. Они, ко­неч­но, не ста­ли ему друзь­ями, да и не осо­бо под­хо­дили на роль иде­аль­ной ком­па­нии, но за че­тыре го­да он при­вязал­ся к ним, к мел­ким пе­реб­ранкам Ке­на и М.М., к ма­лень­ко­му до­мику в го­рах, к снеж­но­му пей­за­жу, к дол­гим про­гул­кам в го­род, к тре­ниров­кам с Хром. И на фо­не всех этих тро­гатель­ных ра­дос­тей пер­спек­ти­ва ра­ботать на ма­фию, от ко­торой он од­нажды сбе­жал, в об­щес­тве сом­ни­тель­ных лич­ностей выг­ля­дела пе­чаль­ной.
Фран встал с кро­вати и нап­ра­вил­ся к вы­ходу. В ко­ридо­ре бы­ло пус­то; из ком­на­ты нап­ро­тив, хо­зя­ином ко­торой яв­лялся нек­то Ле­ви, до­носи­лись глу­хие уда­ры. Пос­то­яв еще нем­но­го, ил­лю­зи­онист при­шел к вы­воду, что не ис­пы­тыва­ет же­лания ни уз­на­вать, что там про­ис­хо­дит, ни зна­комить­ся с кол­ле­гой, по­это­му пос­пе­шил уб­рать­ся по­даль­ше. У­ют­ный офи­цер­ский ко­ридор, слов­но ру­чей, вли­вал­ся в прос­торный холл. Здесь не бы­ло две­рей, толь­ко мно­гочис­ленные от­вет­вле­ния, на­поль­ные ва­зы с зе­ленью и лес­тнич­ный про­лет. Фран шел на­угад за не­име­ни­ем ка­ких-ли­бо ори­ен­ти­ров. Вок­руг по-преж­не­му не наб­лю­далось приз­на­ков оби­та­емос­ти, что при­дава­ло его пу­тешес­твию по ог­ромно­му зам­ку сюр­ре­алис­ти­чес­кий ок­рас. Ока­зав­шись на оче­ред­ной раз­вилке, ил­лю­зи­онист ус­лы­шал уже зна­комый го­лос ка­пита­на. Тот что-то эмо­ци­ональ­но ве­щал, не слиш­ком раз­борчи­во, но, по­хоже, где-то поб­ли­зос­ти. Па­рень ог­ля­нул­ся впра­во и уви­дел рас­пахну­тую двер­ную створ­ку. Без на­мере­ния под­слу­шать мо­нолог меч­ни­ка Фран нап­ра­вил­ся в ту сто­рону, дви­жимый же­лани­ем хо­тя бы та­ким об­ра­зом убе­дить­ся, что в зам­ке есть кто-то кро­ме не­го.
Из по­меще­ния на сте­ну ко­ридо­ра па­дал пря­мо­уголь­ник мяг­ко­го жел­то-оран­же­вого све­та. Речь ка­пита­на ста­ла от­четли­вее, и мож­но бы­ло по­нять, что го­ворит он о ка­кой-то по­ез­дке, нес­го­вор­чи­вых ма­фи­ози и вы­нуж­денных ме­рах. Сде­лав еще нес­коль­ко ша­гов, Фран ос­та­новил­ся и заг­ля­нул внутрь. Нап­ро­тив две­ри спи­ной к ок­ну за рос­кошным пись­мен­ным сто­лом из крас­но­го де­рева си­дел муж­чи­на. За­кинув на стол пря­мо по­верх раз­бро­сан­ных бу­маг но­ги, обу­тые в мас­сивные блес­тя­щие са­поги, он от­ки­нул­ся на спин­ку вы­соко­го ко­жано­го крес­ла и, су­дя по спо­кой­но­му ви­ду и зак­ры­тым гла­зам, дре­мал. На его пле­чи был неб­режно наб­ро­шен чер­ный пид­жак, вер­хние пу­гови­цы ру­баш­ки рас­стег­ну­ты, и во­рот­ник не­ров­но за­мят. Ил­лю­зи­онист по­чувс­тво­вал, что не мо­жет сдви­нуть­ся с мес­та – его взгляд был при­кован к нез­на­ком­цу в крес­ле, и отор­вать­ся от это­го зре­лища не хва­тало ни же­лания, ни сил. Это­го смуг­ло­го тем­но­воло­сого муж­чи­ну ок­ру­жала поч­ти фи­зичес­ки ощу­тимая а­ура си­лы и влас­тнос­ти. И это дей­ство­вало как гип­ноз. Чер­ты его ли­ца сей­час бы­ли рас­слаб­ле­ны, не счи­тая опу­щен­ных угол­ков губ и чуть све­ден­ных к пе­рено­сице бро­вей. При этом он по­ходил вов­се не на спя­щего че­лове­ка, а на хищ­ни­ка, в лю­бую се­кун­ду го­тово­го к прыж­ку и ата­ке, по­это­му сто­рон­ний наб­лю­датель не­воль­но на­чинал чувс­тво­вать се­бя жер­твой. Фран с ка­мен­ным вы­раже­ни­ем ли­ца раз­гля­дывал нез­на­ком­ца, со­вер­шенно не за­мечая то и де­ло пе­ресе­ка­юще­го ка­бинет из сто­роны в сто­рону ка­пита­на, да­же не слы­ша его слов. Ил­лю­зи­онист рас­смат­ри­вал по­дош­вы са­пог нез­на­ком­ца, его сло­жен­ные на жи­воте ру­ки, тем­ное пят­но на ко­же, вид­не­юще­еся в вы­резе ру­баш­ки, и не­обыч­ный шрам, по­хожий на дав­ний ожог, тя­нущий­ся от ле­вого вис­ка по ще­ке.
Фран не сра­зу за­метил, что его то­же раз­гля­дыва­ют. При­от­крыв один глаз, муж­чи­на смот­рел на не­го, ле­ниво, без осо­бен­но­го лю­бопытс­тва или вы­зова. Прос­то смот­рел.
«Так вот ты ка­кой, босс», - по­думал ил­лю­зи­онист, не от­ры­вая взгля­да. Он не сом­не­вал­ся, что пе­ред ним имен­но босс Ва­рии, тот са­мый Зан­зас. До­пол­ни­тель­ных пред­став­ле­ний не тре­бова­лось.
- Эй, ты во­об­ще ме­ня слу­ша­ешь? – ряв­кнул Ску­ало, ос­та­новив­шись пос­ре­ди ка­бине­та. – Что ты там уви­дел?
Меч­ник ог­ля­нул­ся к две­ри, ку­да был нап­равлен взгляд бос­са, но там ни­кого не ока­залось.
- Те­бя не учи­ли зак­ры­вать дверь, му­сор?- не­воз­му­тимо отоз­вался Зан­зас, сно­ва зак­ры­вая гла­за.
По­жав пле­чами, Су­пер­бия зах­лопнул дверь и вер­нулся к сво­ему док­ла­ду.

Фран нак­ло­нил­ся и кос­нулся кон­чи­ком но­са ку­поло­об­разной крыш­ки боль­шо­го круг­ло­го под­но­са. Хро­миро­ван­ная по­вер­хность бли­кова­ла в мяг­ком све­те ламп, ис­ка­жен­но от­ра­жая ли­цо пар­ня.
- Ты сов­сем ни­чего не съ­ел, - пе­чаль­но вздох­нул Лус­су­рия, взгля­нув на та­рел­ку ил­лю­зи­онис­та.
- Я на­ел­ся, - про­бор­мо­тал Фран, про­дол­жая изу­чать свое вы­тяну­тое от­ра­жение.
- Раз на­ел­ся, то вы­метай­ся из-за сто­ла и не пор­ти дру­гим ап­пе­тит, - гру­бо ска­зал Ле­ви, не гля­дя в его сто­рону.
- Вот и нет! – воз­ра­зил Фран.- Не зря же мы со­бира­ем­ся все вмес­те за ужи­ном, как нас­то­ящая семья, да­же та­кой за­нятой че­ловек как ка­питан всег­да ест вмес­те с ос­таль­ны­ми офи­цера­ми, и Его Вы­сочес­тво Принц Пот­ро­шитель то­же при­ходит. Как я, но­вичок, смею на­рушать та­кую чу­дес­ную тра­дицию?!
- Он прав, - одоб­ри­тель­но улыб­нулся хра­нитель Сол­нца. – Я всег­да го­ворил, что се­мей­ные ве­чера – как раз то, что нуж­но на­шему кол­лекти­ву!
Ску­ало ус­мехнул­ся и про­дол­жил не­воз­му­тимо тер­зать но­жом и вил­кой стейк. Не­доволь­но кряк­нув, Ле­ви отод­ви­нул свою та­рел­ку, на­иг­ранно де­монс­три­руя, что ап­пе­тит ему все же ис­порти­ли. Фран не об­ра­тил на этот жест вни­мания и, ос­та­вив нас­ку­чив­шую крыш­ку, при­нял­ся раз­гля­дывать бо­кал с ви­ном. Ему, ко­неч­но, не по­лага­лось еще упот­реблять спир­тное, но бо­кал хо­роше­го крас­но­го ви­на был не­отъ­ем­ле­мой частью сер­ви­ров­ки сто­ла. Ил­лю­зи­онист за­метил, что пи­ли за сто­лом толь­ко Лус­су­рия и Ле­ви. Ка­питан не прит­ра­гивал­ся к сво­ему бо­калу вов­се или де­лал все­го один гло­ток, а Бель­фе­гор пред­по­читал шо­колад­ное мо­локо.
- А по­чему босс ни­ког­да не ужи­на­ет с на­ми? – нев­зна­чай по­ин­те­ресо­вал­ся Фран, на­рушив во­царив­шу­юся ти­шину, пе­реби­ва­емую лишь поз­вя­кива­ни­ем по­суды.
Меч­ник рез­ко каш­ля­нул и пос­та­вил об­ратно на стол свой бо­кал, вып­лю­нув в не­го так и не прог­ло­чен­ное ви­но. Гу­бы Прин­ца – единс­твен­ная часть ли­ца, по ко­торой мож­но бы­ло су­дить об эмо­ци­ях хра­ните­ля Ура­гана – вы­ража­ли рас­те­рян­ность и удив­ле­ние.
- Ну прав­да, он же сов­сем не об­ща­ет­ся с под­чи­нен­ны­ми, - про­дол­жил Фран, иг­но­рируя ре­ак­цию ос­таль­ных. – Буд­то и за лю­дей не счи­та­ет!
- Вот уж дей­стви­тель­но, - фыр­кнул Су­пер­бия, вы­тирая рот сал­феткой. – Как ты быс­тро уло­вил суть де­ла.
Бель­фе­гор рас­сме­ял­ся, зап­ро­кинув го­лову. За­то Ле­ви бы­ло не до сме­ха: весь его вид вы­давал нап­ря­жение, буд­то в лю­бую се­кун­ду муж­чи­на сор­вется и пе­ревер­нет стол.
- Да что ты по­нима­ешь! – вы­давил сквозь зу­бы хра­нитель Гро­зы.- Босс – луч­ший че­ловек из всех, ко­го я знаю. Он соз­дал Ва­рию, ког­да те­бя еще на све­те не бы­ло, и толь­ко бла­года­ря ему мы ста­ли силь­ней­шим под­разде­лени­ем Вон­го­лы. И он ува­жа­ет сво­их офи­церов так же, как мы ува­жа­ем его!
- То-то он вас всег­да му­сором на­зыва­ет. – Фран ши­роко зев­нул, прик­рыв рот ла­донью.
Ли­цо Ле­ви гус­то пок­расне­ло.
- Наг­лый соп­ляк! – про­ревел он.
В сле­ду­ющее мгно­вение стол дей­стви­тель­но ока­зал­ся пе­ревер­ну­тым, ска­терть по­пол­зла вниз, ув­ле­кая за со­бой по сколь­зкой по­вер­хнос­ти по­суду, шум­но заз­ве­нев­шую при па­дении. Лус­су­рия лов­ко от­ско­чил в сто­рону, Бель­фе­гор, ве­ро­ят­но, пред­ви­дя этот ис­ход, ре­тиро­вал­ся за нес­коль­ко се­кунд до про­ис­шес­твия, прих­ва­тив свой ста­кан мо­лока, ка­пита­ну по­вез­ло боль­ше ос­таль­ных: он си­дел во гла­ве сто­ла и его поч­ти не за­дело. Фран не ус­пел ни­чего пред­при­нять: по­кач­нувшись на сту­ле, он упал спи­ной на­зад, уда­рив­шись за­тыл­ком о пар­кет, а пе­ревер­ну­тый стол при­давил его но­гу. Ле­ви тем вре­менем пе­решаг­нул соз­данную им же са­мим прег­ра­ду и скло­нил­ся над пар­нем. Ил­лю­зи­онист, в свою оче­редь, от­ме­тил, что ник­то не спе­шил за не­го всту­пить­ся: все, да­же за­бот­ли­вый хра­нитель Сол­нца, без осо­бого ин­те­реса смот­ре­ли, что бу­дет даль­ше.
- Как ты сме­ешь так го­ворить о бос­се?! – за­рычал ему в ли­цо муж­чи­на, смы­кая паль­цы на хруп­кой маль­чи­шес­кой шее.
- Ну что вы, я о нем и сло­ва не ска­зал, - прох­ри­пел Фран. – Я го­ворил о вас.
Из­дав гор­танный рык, хра­нитель Гро­зы креп­ко при­ложил пар­ня за­тыл­ком об пол. В гла­зах у Фра­на по­тем­не­ло, а в го­лове на­чало зве­неть. Ту­пая боль от за­тыл­ка про­кати­лась вол­ной по все­му те­лу, отоз­вавшись в при­дав­ленной ло­дыж­ке. Ждать по­мощи со сто­роны Фран не со­бирал­ся и спа­сать свою единс­твен­ную и лю­бимую туш­ку ре­шил сам, и при­том не­замед­ли­тель­но.
Ле­ви рез­ко от­дернул ру­ку, брез­гли­во стря­хивая об­вившу­юся вок­руг нее змею. Еще од­на тон­кая змей­ка пол­зла вверх по его ле­вой ру­ке, под­би­ра­ясь к пле­чу. Этих се­кунд ил­лю­зи­онис­ту хва­тило, что­бы увер­нуть­ся и выс­во­бодить но­гу.
- Хо­чешь по­иг­рать? – ос­ка­лил­ся хра­нитель Гро­зы, вы­нимая из-за спи­ны ме­тал­ли­чес­кие прутья. – Что ж, тог­да я по­кажу те­бе мое ору­жие.
Коль­цо Гро­зы вспых­ну­ло, по пруть­ям про­бежа­лись зе­леные ис­кры, и элек­три­чес­кие раз­ря­ды зас­верка­ли на по­вер­хнос­ти ме­тал­ла. Фран ни­ког­да преж­де не ви­дел, ка­ков Ле­ви А Тан в бою, по­это­му мог толь­ко до­гады­вать­ся, что про­изой­дет в сле­ду­ющий миг.
Раз­дался треск, и сра­зу нес­коль­ко зе­леных мол­ний уда­рило в сте­ну, воз­ле ко­торой сто­ял Фран. Ог­ля­нув­шись че­рез пле­чо на чер­ные ды­мящи­еся сле­ды на обо­ях, ил­лю­зи­онист ре­шил, что ис­пы­тывать на се­бе эф­фект ору­жия Ле­ви он не хо­чет. Сле­ду­ющая ата­ка не зас­та­вила се­бя ждать, на этот раз па­рень за­меш­кался, и од­на из мол­ний слег­ка за­дела его ру­ку. Ру­кав фут­болки за­дымил­ся, Фран по­чувс­тво­вал за­пах па­леной тка­ни. Ле­ви ух­мыль­нул­ся, всмат­ри­ва­ясь в ли­цо про­тив­ни­ка. Тот был спо­ко­ен, и это чрез­вы­чай­но раз­дра­жало.
Еще один пу­чок мол­ний сор­вался с кон­чи­ков пруть­ев, но в мет­ре от це­ли, слов­но нат­кнув­шись на не­види­мый барь­ер, раз­ле­тел­ся ис­кра­ми. Муж­чи­на рас­те­рян­но пос­мотрел на свое ору­жие, за­тем пе­ревел взгляд на ил­лю­зи­онис­та.
Фран сто­ял на преж­нем мес­те с вы­тяну­той впе­ред ру­кой и рас­прав­ленной ла­донью. Ле­ви по­нятия не имел о спо­соб­ностях но­во­ис­пе­чен­но­го хра­ните­ля Ту­мана, но из опы­та сра­жений с ил­лю­зи­онис­та­ми знал, что гру­бая си­ла – его из­люблен­ная так­ти­ка боя – обыч­но обо­рачи­ва­ет­ся про­тив ее при­менив­ше­го.
Ле­ви А Тан скри­вил гу­бы и, вып­ря­мив­шись, опус­тил ору­жие.
- Зна­чит, за­щищать­ся уме­ешь. Вот и от­лично, ина­че, ум­ри ты сра­зу, бы­ло бы скуч­но.
- Я и сей­час не ви­жу ни­чего ве­село­го, синь­ор Ле­ви, - по­жал пле­чами ил­лю­зи­онист. – Хо­тя у нас с ва­ми очень раз­ное чувс­тво юмо­ра. И глав­ное от­ли­чие зак­лю­ча­ет­ся в том, что у ме­ня оно есть, а у вас не­ту.
Вмес­то от­ве­та вновь раз­дался треск элек­три­чес­тва, и ло­маные ли­нии мол­ний уда­рили пар­ня пря­мо в грудь. К боль­шо­му удив­ле­нию Ле­ви Фран не то­ропил­ся па­дать или вскри­кивать, толь­ко нак­ло­нил го­лову и рав­но­душ­но ос­мотрел сквоз­ную ды­ру раз­ме­ром с пу­шеч­ное яд­ро в гру­ди. Из ра­ны со­чил­ся си­нева­тый ды­мок.
- Вам еще не на­до­ело? – раз­дался го­лос за спи­ной хра­ните­ля Гро­зы.
Тот, обер­нувшись, уви­дел ил­лю­зи­онис­та, сто­яв­ше­го в дру­гом кон­це за­ла. Про­дыряв­ленная ко­пия юно­го ва­рий­ца пос­те­пен­но та­яла, блед­нея и рас­тво­ря­ясь в воз­ду­хе. В сле­ду­ющую се­кун­ду по­меще­ние сно­ва на­пол­ни­лось све­том зе­леных искр, и еще од­на ко­пия Фра­на, ра­неная точ­но в го­лову, рас­тво­рилась в си­ней дым­ке.
Тем вре­менем зри­тели ус­пе­ли за­нять удоб­ные мес­та на ди­ване в ни­ше, на­ходив­шей­ся на впол­не бе­зопас­ном рас­сто­янии от ду­элян­тов. Лус­су­рия охал и при­читал о ги­бели вос­хи­титель­ных на­поль­ных ваз, при­везен­ных из Ми­лана, Ску­ало мыс­ленно при­киды­вал, как от­ре­аги­ру­ет босс на не­малень­кую статью в рас­хо­дах, а Бель­фе­гор с жад­ностью сле­дил за каж­дым дей­стви­ем ил­лю­зи­онис­та.
- Синь­ор Ле­ви, вы уже раз­несли в щеп­ки весь зал. Мо­жет, по­ра за­кон­чить эту бес­смыс­ленную ба­талию? – ле­ниво про­тянул Фран.
Не зат­рудняя се­бя ве­дени­ем ди­ало­га, хра­нитель Гро­зы унич­то­жал од­но­го кло­на за дру­гим, ожи­дая, ког­да же чер­тов ил­лю­зи­онист пе­рей­дет от ук­ло­нения к на­паде­нию. Но маль­чиш­ка толь­ко ска­кал кру­гом, воз­ни­кая то пе­ред его но­сом, то за спи­ной, Ле­ви все боль­ше рас­па­лял­ся, его ата­ки те­ряли точ­ность пря­мо про­пор­ци­ональ­но то­му, как он те­рял са­мо­об­ла­дание.
- Чес­тно го­воря, я уже ус­тал, - вздох­нул па­рень, при­сев на край ди­вана ря­дом со Ску­ало и Лус­су­ри­ей.
-Тог­да и впрямь по­ра за­кан­чи­вать, - бур­кнул Ле­ви А Тан, вло­жив в пос­ледний удар столь­ко си­лы, что­бы ил­лю­зи­онис­ту дос­та­лось по зас­лу­гам.
- Твою мать, ты сов­сем ох­ре­нел?!
Гнев­ный го­лос Прин­ца от­влек Ле­ви. Смор­гнув, он уви­дел, что пе­ред ним на ди­ване си­дит Бель­фе­гор, а в па­ре сан­ти­мет­рах над ко­роно­ван­ной свет­ло­воло­сой го­ловой об­го­ра­ет ра­ма пос­тра­дав­шей кар­ти­ны.
- Но здесь же был… - рас­те­рян­но про­бор­мо­тал хра­нитель Гро­зы.
- Ты по­кой­ник, - про­шипел Принц, рас­кры­вая два ве­ера блес­тя­щих но­жей.
Но преж­де, чем Бель что-ли­бо сде­лал, вме­шал­ся ка­питан.
- Толь­ко Ва­шего Вы­сочес­тва тут не хва­тало!
По­вер­нувшись к Фра­ну, сто­яв­ше­му в те­ни за ко­лон­ной, Су­пер­бия жес­том ве­лел ему вый­ти.
- Ты – марш в свою ком­на­ту. И уч­ти, что по­лови­на ущер­ба вы­чита­ет­ся из тво­ей зар­пла­ты.
- У ме­ня есть зар­пла­та? – вос­хи­щен­но спро­сил Фран. – Вы мне не го­вори­ли.
- Те­перь нет. В бли­жай­шие ме­сяца два точ­но. К те­бе, Ле­ви, это то­же от­но­сит­ся.
- Не го­вори со мной, как с ре­бен­ком! - про­рычал хра­нитель Гро­зы.
- По­ка я твой ка­питан, бу­ду раз­го­вари­вать, как соч­ту нуж­ным, - ог­рызнул­ся Ску­ало.
Нес­коль­ко гор­ничных, не­реши­тель­но топ­тавших­ся на по­роге, ос­то­рож­но прош­ли в зал и при­нялись за ра­боту. Толь­ко те­перь меч­ник за­метил, что в ар­ке, прис­ло­нив­шись к сте­не и сло­жив ру­ки на гру­ди, сто­ял Зан­зас и наб­лю­дал за про­ис­хо­дящим. Ос­та­вив кол­лег, Ску­ало нап­ра­вил­ся к не­му.
- Что ска­жешь, му­сор?- за­дум­чи­во про­из­нес гла­ва Ва­рии, кив­нув в сто­рону ил­лю­зи­онис­та.
- За­нят­ный эк­зем­пляр, спо­соб­ный, но опы­та яв­но не дос­та­ет, - отоз­вался Су­пер­бия, ог­ля­дыва­ясь на пар­ня.
- Я хо­чу, что­бы он от­пра­вил­ся на то за­дание, о ко­тором ты го­ворил.
Гла­за Ску­ало мгно­вен­но ок­ругли­лись. Бро­сив скеп­тичный взгляд на Фра­на, по­том столь же не­довер­чи­вый - на Зан­за­са, в оче­ред­ной раз сом­не­ва­ясь в его здра­вомыс­лии, меч­ник нах­му­рил­ся.
- Я ду­мал, что ус­пех в этой мис­сии те­бе не без­разли­чен. Ес­ли в тво­ей баш­ке ос­та­лось хоть нем­но­го моз­гов, ты не от­пра­вишь ту­да не­опыт­но­го юн­ца. Он же здесь все­го две не­дели.
- Я так хо­чу.
Ску­ало вздох­нул.
- Как всег­да, здра­вое ре­шение, босс, - про­вор­чал он. – И ко­го же ты пла­ниру­ешь от­пра­вить с ним? Маль­чиш­ка в оди­ноч­ку да­же до­рогу не най­дет.
- Вон тот му­сор. – Зан­зас взгля­дом ука­зал на все еще ле­жав­ше­го на ди­ване Прин­ца.
- А что, - хмык­нул ка­питан, - Бель при­вык ра­ботать в па­ре с ил­лю­зи­онис­том.
Зан­зас раз­вернул­ся и не­тороп­ли­во за­шагал по ко­ридо­ру.
- Раз­бе­рись с этим. И не за­будь на­вес­ти тут по­рядок, - бро­сил он, не ог­ля­дыва­ясь.
Про­бор­мо­тав что-то се­бе под нос, Су­пер­бия сно­ва пос­мотрел на Бель­фе­гора. Тот уже вов­сю дис­ку­тиро­вал о чем-то с Фра­ном, в лю­бую се­кун­ду го­товый наш­пи­говать пос­ледне­го но­жами.
- Да уж, от­личная ко­ман­да из них по­лучит­ся, - рас­сме­ял­ся ка­питан, нап­равля­ясь вслед за бос­сом.

С то­го дня, как Фран по­селил­ся в зам­ке, прош­ло чуть боль­ше двух ме­сяцев, но это­го вре­мени ему хва­тило, что­бы по­нять: ес­ли в ми­ре и су­щес­тву­ет мес­то, где ему хо­телось бы про­вес­ти свою жизнь, то это как раз оно. За два ме­сяца он по­любил в Ва­рии прак­ти­чес­ки все. Ему нра­вилось жить со все­ми удобс­тва­ми, по ко­торым он сос­ку­чил­ся за че­тыре го­да ски­таний по заб­ро­шен­ным до­мам. Ему нра­вилась еда, от­дель­но нра­вилась собс­твен­ная зар­пла­та: ес­ли ве­рить Лус­су­рии, Фран по­лучал зна­читель­но боль­ше, чем дру­гие офи­церы, по­тому что преж­ний ил­лю­зи­онист смог убе­дить на­чаль­ство при­писать к по­луча­емой им сум­ме еще но­лик – дру­гой, а ис­прав­лять те­перь до­кумен­ты ни у ко­го не до­ходят ру­ки. Бла­года­ря это­му, да­же нес­мотря на вы­четы за пог­ром гос­ти­ной, Фра­ну дос­та­лось не­мало де­нег, ко­торые при же­лании он мог бы пот­ра­тить, от­пра­вив­шись, нап­ри­мер, в го­род. Но, стран­ное де­ло, он не ис­пы­тывал ни­како­го же­лания по­кидать тер­ри­торию зам­ка. Здесь у не­го бы­ло все: и ка­фе, и ки­но, и пар­ки с фон­та­нами. За тер­ри­тори­ями ка­зарм, где жи­ли ря­довые сол­да­ты, на­ходил­ся боль­шой сад, по­лузаб­ро­шен­ный (сре­ди ва­рий­цев на­ходи­лось край­не ма­ло лю­бите­лей при­роды, по­это­му тра­тить день­ги на уход за са­дом бы­ло нак­ладно), с буй­но цве­тущи­ми ди­кими яб­ло­нями и дав­но не ра­бота­ющи­ми, пок­рывши­мися па­ути­ной тре­щин ка­мен­ны­ми фон­танчи­ками для питья. Ил­лю­зи­онист об­лю­бовал се­бе мес­то воз­ле од­но­го из них, рас­чистив от гус­тых за­рос­лей сор­ня­ков низ­кую скамью и про­топ­тав тро­пин­ку, оги­ба­ющую тре­ниро­воч­ные пло­щад­ки и ве­дущую к зад­не­му крыль­цу зам­ка. Но сер­дце пар­ня по­кори­ла не толь­ко ок­ру­жав­шая его рос­кошь. Здесь он на­конец-то по­лучил то, к че­му стре­мил­ся, убе­гая из до­ма в де­сять лет, ра­ди че­го сог­ла­сил­ся на сдел­ку с Му­куро. Фран был сво­боден от сво­его прош­ло­го, он на­чинал все с на­чала, с чис­то­го лис­та. Его лич­ное де­ло со­дер­жа­ло не так мно­го све­дений, и все они шли под гри­фом «сек­ретно». Ник­то кро­ме, мо­жет быть, бос­са не знал о том, что он сын пре­дате­ля, пе­ремет­нувше­гося на сто­рону Мель­фи­оре. Но да­же ес­ли Зан­зас и знал об этом, у Фра­на не бы­ло при­чин для бес­по­кой­ства: босс луч­ше всех ос­таль­ных по­нимал, нас­коль­ко нез­на­читель­ны фор­маль­нос­ти, свя­зан­ные с про­ис­хожде­ни­ем. Не­ожи­дан­но для се­бя Фран по­чувс­тво­вал, что боль­ше не ис­пы­тыва­ет не­навис­ти к ма­фии. Ат­мосфе­ра, ца­рив­шая в не­зави­симом от­ря­де Вон­го­лы, не име­ла ни­чего об­ще­го с той, в ко­торой он вы­рос, не го­воря уже, что Зан­зас со­вер­шенно не был по­хож на бос­сов, при­ходив­ших в дом его от­ца, как не был по­хож и на са­мого синь­ора Ан­то­нел­ли. Ил­лю­зи­онист сде­лал ис­клю­чение в сво­ем пред­став­ле­нии о ма­фии и те­перь с удо­воль­стви­ем ощу­щал се­бя частью ее. Ему нра­вились лю­ди, ко­торые его ок­ру­жали. И шум­ный Ску­ало, и раз­дра­житель­ный Ле­ви, и чок­ну­тый Лус­су­рия, да что там, да­же Его Вы­сочес­тво Бель­фе­гор – им бы­ло со­вер­шенно нап­ле­вать на сво­его юно­го кол­ле­гу, за что Фран был край­не приз­на­телен. Фра­ну нра­вилось наб­лю­дать за ни­ми и ос­таль­ны­ми ва­рий­ца­ми, дос­та­точ­но вы­соки­ми по зва­нию, что­бы иметь пра­во на­ходить­ся в сте­нах зам­ка. Воз­вра­ща­ясь с за­даний, они иног­да рас­ска­зыва­ли о бит­вах, и ил­лю­зи­онист с удо­воль­стви­ем слу­шал их, вспо­миная про­читан­ные в детс­тве ис­то­рии об от­ча­ян­ных пи­ратах, жи­вущих вне за­кона, сво­бод­ных, без­ба­шен­ных, ко­торые толь­ко и де­лали, что гра­били, уби­вали и ис­ка­ли прик­лю­чений.
Но вся эта ро­ман­ти­ка вмиг рас­се­ялась, ког­да ка­питан объ­явил по­ло­ум­но­го Прин­ца его стар­шим то­вари­щем и при­казал то­му обу­чать юно­го на­пар­ни­ка. В тот день Фран под­вер­гся пер­вой при­цель­ной ата­ке но­жей Бель­фе­гора, пос­ле че­го это ста­ло тра­дици­ей. Идея о сот­рудни­чес­тве с кро­вожад­ным пси­хопа­том ил­лю­зи­онис­ту не нра­вилась, при­чем неп­ри­язнь бы­ла вза­им­ной, что ни­чуть не сму­щало Ску­ало. Меч­ник со­об­щил, что вско­ре их ждет очень важ­ная мис­сия, на ко­торую они от­пра­вят­ся вдво­ем, и по­реко­мен­до­вал об­ра­щать­ся со все­ми пре­тен­зи­ями сра­зу к Зан­за­су, так как эта ос­тро­ум­ная идея при­над­ле­жит ему. Фран был ра­зоча­рован и огор­чен до глу­бины ду­ши: он так ждал сво­его пер­во­го за­дания, и вы­пол­нять его ря­дом с не­нор­маль­ным хра­ните­лем Ура­гана не вхо­дило в его пла­ны. Но и на­деж­ды на то, что босс пе­реду­ма­ет, то­же не бы­ло. Тог­да ил­лю­зи­онист ре­шил сми­рить­ся и изо всех сил пос­та­рать­ся по­лучить удо­воль­ствие, нес­мотря на неп­ри­ят­ную ком­па­нию.

В то ут­ро все оби­тате­ли зам­ка бы­ли в при­под­ня­том нас­тро­ении. Всю­ду ца­рила ат­мосфе­ра пред­вку­шения боль­шой бит­вы, осо­бен­ной для всех, в пер­вую оче­редь для са­мого бос­са. Зан­зас не час­то про­яв­лял вни­мание к де­лам семьи, но в этот раз от ис­хо­да мис­сии за­висел его собс­твен­ный ин­те­рес, не ка­са­ющий­ся по­лити­ки Де­сято­го или за­щиты быв­ше­го Аль­ян­са от про­из­во­ла Мель­фи­оре. Ес­ли бы не рас­по­ряже­ния Са­вады, Ва­рия ни за что не ста­ла бы тра­тить си­лы на этих пре­дате­лей. Но ре­бята из Мель­фи­оре со­вер­ши­ли серь­ез­ную ошиб­ку, зах­ва­тив особ­няк Де­вято­го. Не по­доз­ре­вая то­го, они пе­реш­ли до­рогу лич­но Зан­за­су: он дол­го сра­жал­ся за крес­ло в ка­бине­те Ти­мотео и все еще не был сог­ла­сен ус­ту­пить его соп­ля­ку из На­мимо­ри, а не­из­вес­тно от­ку­да взяв­шимся уб­людкам Бь­яку­рана – и по­дав­но. Идея на­конец-то вновь ра­ботать в лич­ных це­лях, а не на об­щее бла­го семьи во­оду­шеви­ла ва­рий­цев, по­ряд­ком ус­тавших от не­об­хо­димос­ти пос­то­ян­но сот­рудни­чать не­пос­редс­твен­но с людь­ми Де­сято­го. Ле­ви был вне се­бя от злос­ти, уз­нав, что ему не до­вери­ли та­кую важ­ную для бос­са мис­сию. А Фра­ну ль­сти­ло, что имен­но ему – ну, не счи­тая соп­ро­вож­да­юще­го его Прин­ца – вы­пала честь ру­ково­дить опе­раци­ей.
- Все го­тово, ка­питан! – прок­ри­чал муж­чи­на в фор­ме, пох­ло­пав по ба­гаж­ни­ку ав­то­моби­ля, до­вер­ху на­бито­му ору­жи­ем.
Ску­ало кив­нул. На его гу­бах иг­ра­ла до­воль­ная улыб­ка. Меч­ник то­же сос­ку­чил­ся по это­му ще­кочу­щему в гру­ди ощу­щению, и хо­тя сам он се­год­ня ос­та­вал­ся в зам­ке, об­щее нас­тро­ение пе­реда­валось и ему. Су­пер­бия нак­ло­нил­ся, заг­ля­нув в са­лон ма­шины, где на зад­них си­дени­ях уже рас­по­ложи­лись Бель­фе­гор и Фран.
- Да­же жаль, что все ве­селье дос­та­нет­ся вам, - хмык­нул он.
- Тог­да по­чему вы не еде­те с на­ми? – спро­сил ил­лю­зи­онист.
- Да вот еще, у ме­ня дру­гих дел пол­но. Я при­еду зав­тра ве­чером или пос­ле­зав­тра ут­ром. – Ску­ало бро­сил воп­ро­ситель­ный взгляд на тол­пивших­ся в сто­роне под­чи­нен­ных и, по­лучив под­твержде­ние го­тов­ности ехать, сно­ва нак­ло­нил­ся к хра­ните­лям: - Ну, уда­чи. Не сдох­ни­те там до мо­его при­ез­да. А ты, - меч­ник под­мигнул Фра­ну, - прис­матри­вай за Его Вы­сочес­твом, у не­го, зна­ешь ли, труд­ности с са­мокон­тро­лем.
- Не бес­по­кой­тесь, ка­питан, все бу­дет сде­лано в луч­шем ви­де, - с на­иг­ранным ге­рой­ством в го­лосе за­верил его Фран.
Су­пер­бия зах­лопнул двер­цу ма­шины и по­шел в сто­рону зам­ка.
Че­рез нес­коль­ко ми­нут длин­ная ве­рени­ца чер­ных ав­то­моби­лей вы­еха­ла за во­рота, нап­равля­ясь к до­му Де­вято­го Вон­го­лы.
Сло­жив ру­ки на гру­ди и за­кинув но­ги на спин­ку пе­ред­не­го си­дения, Бель­фе­гор не по­давал ни­каких приз­на­ков бодрство­вания. Фран ис­ко­са смот­рел на его ли­цо – ту часть, что не бы­ла скры­та под чел­кой – и мыс­ленно при­киды­вал, по­лучит­ся ли ско­ротать вре­мя по­ез­дки за за­душев­ной бе­седой с на­пар­ни­ком.
- Сем­пай, вы спи­те? – поз­вал ил­лю­зи­онист.
- Нет, - ко­рот­ко отоз­вался Принц.
- Ска­жите, сем­пай, вы вол­ну­етесь?
- Ко­неч­но, нет, иди­от.
Фран под­тя­нул­ся на си­дении и те­перь смот­рел на Бель­фе­гора свер­ху вниз.
- А вот я очень вол­ну­юсь, ведь это мое пер­вое за­дание!
- Не мои проб­ле­мы, при­дурок, от­ва­ли.
Ил­лю­зи­онист пред­при­нял еще од­ну по­пыт­ку.
- Вы мог­ли бы быть и по­веж­ли­вее, как мой нас­тавник, вы от­ве­ча­ете за мой мо­раль­ный об­лик, раз­ве нет?
- Я от­ве­чаю толь­ко за то, что ес­ли те­бя бу­дут уби­вать, я не ста­ну по­могать этим лю­дям. А те­перь зат­кнись и дай мне пос­пать.
По­теряв на­деж­ду раз­влечь се­бя об­ще­ни­ем с Бель­фе­гором, па­рень ре­шил ра­зуз­нать у во­дите­ля что-ни­будь ин­те­рес­ное. Тот ока­зал­ся бо­лее раз­го­вор­чи­вым, чем хра­нитель Ура­гана, и с удо­воль­стви­ем рас­ска­зал, ку­да имен­но они едут, чем зна­менит Де­вятый и по­чему Зан­зас так рев­нос­тно же­ла­ет приб­рать к ру­кам его дом.
Они еха­ли поч­ти весь день. Рас­смат­ри­вая од­но­об­разные за­город­ные пей­за­жи за ок­ном, Фран не за­метил, как зад­ре­мал. Ког­да он вновь от­крыл гла­за, сол­нце уже са­дилось. По обо­им кра­ям до­роги сте­ной рос­ли вы­сокие де­ревья, сквозь кро­ны ко­торых иног­да про­бива­лись по­лос­ки ро­зово­го све­та, па­дая че­рез ок­но на ли­цо ил­лю­зи­онис­та. Фран по­тянул­ся и бро­сил взгляд на со­сед­нее си­дение. Бель­фе­гор уже не спал. По­иг­ры­вая свер­ка­ющи­ми лез­ви­ями, он смот­рел на до­рогу.
- И вы со­бира­етесь сра­жать­ся сво­ими но­жика­ми, сем­пай? – хрип­лым спро­сонья го­лосом спро­сил Фран.
Принц чуть по­вер­нул го­лову, пос­мотрев на пар­ня; нес­коль­ко се­кунд он мол­чал, ве­ро­ят­но, ре­шая, от­ве­тить или прос­то пос­лать лю­бопыт­но­го ил­лю­зи­онис­та, пос­ле че­го вы­нул из кар­ма­на кур­тки ма­лень­кую крас­ную ко­робоч­ку.
- Ви­дел та­кие?
Фран по­тянул­ся, что­бы взять пред­мет, но Бель от­дернул ру­ку.
- Ви­дел. Это ка­кое-то ору­жие, вер­но?
- Ак­ти­виру­ет­ся пла­менем ко­лец.
Хра­нитель Ту­мана пос­мотрел на свое коль­цо. О его пред­назна­чении Фра­ну ни­чего тол­ком не го­вори­ли. И уж тем бо­лее ник­то не да­вал ему за­гадоч­ную ко­робоч­ку, ко­торые в раз­личных ва­ри­ан­тах ди­зай­на име­лись у всех сол­дат и офи­церов Ва­рии. Ему до­води­лось ви­деть на тре­ниров­ках, как из этих ве­щиц, по­меща­ющих­ся на ла­дони, по­яв­ля­ют­ся су­щес­тва, во мно­го раз пре­выша­ющие по раз­ме­рам свое вмес­ти­лище.
- А по­чему у ме­ня та­кой нет? – кап­ризно про­тянул Фран.
- Не до­рос еще.
Бель­фе­гор спря­тал свою ко­робоч­ку в кар­ман и сно­ва от­вернул­ся. Но факт то­го, что Его Вы­сочес­тво сни­зошел до от­ве­та, да еще и впол­не адек­ватно­го, уди­вил Фра­на. Как знать, вдруг Принц пе­ред сра­жени­ем ста­новит­ся серь­ез­нее, а на по­ле боя прев­ра­ща­ет­ся в об­разчик веж­ли­вос­ти и уч­ти­вос­ти?..
Ма­шина рез­ко за­тор­мо­зила. Хра­ните­ли по инер­ции кач­ну­лись впе­ред, ед­ва не уда­рив­шись го­лова­ми о спин­ки пе­ред­них кре­сел. Где-то не­пода­леку раз­да­лись выс­тре­лы, ко­лон­на ав­то­моби­лей ос­та­нови­лась. Шо­фер опус­тил стек­ло и вы­сунул го­лову на­ружу, пос­ле че­го со­об­щил, что они толь­ко что ми­нова­ли пер­вый пат­руль­ный пост Мель­фи­оре. Про­тяж­но за­виб­ри­ровал те­лефон.
- Ник­то не ра­нен, - пос­ле ко­рот­ко­го раз­го­вора ска­зал шо­фер, вновь на­жимая на газ. – Но они за­пус­ти­ли сиг­наль­ную сис­те­му, на сле­ду­ющем пос­ту нас уже бу­дут ждать.
Бель до­воль­но улыб­нулся и рас­слаб­ленно раз­ва­лил­ся на си­дении, по­тес­нив на­пар­ни­ка.
В са­мом де­ле, спус­тя ми­нут пят­надцать они сно­ва ос­та­нови­лись. На этот раз хра­ните­ли выш­ли из ма­шины, не до­жида­ясь от­дель­но­го приг­ла­шения. Фран ог­ля­дел­ся. Те, кто ехал по­зади них, не то­ропи­лись при­нимать учас­тие в про­ис­хо­дящем, за­то впе­реди уже на­чина­лось что-то ве­селое. Ил­лю­зи­онист бро­сил взгляд на сто­яв­ше­го с дру­гой сто­роны ма­шины Прин­ца. Бель­фе­гор смот­рел на сгру­див­ши­еся в нес­коль­ких мет­рах от них ав­то­моби­ли, над кры­шами ко­торым под­ни­мал­ся по­луп­розрач­ный дым. С той сто­роны к ним приб­ли­жал­ся муж­чи­на в ва­рий­ской фор­ме.
- Все под кон­тро­лем, синь­ор, - до­ложил он Бель­фе­гору. – Здесь бы­ли пя­теро из Блек Спелл, но уже за сле­ду­ющим по­воро­том от­ряд че­ловек в со­рок, не мень­ше.
- Ну и че­го мы тут сто­им? – рас­тя­нув гу­бы в не­доб­рой улыб­ке, по­ин­те­ресо­вал­ся хра­нитель Ура­гана.
Муж­чи­на на мгно­вение за­мял­ся и, быс­тро кив­нув, пос­пе­шил вер­нуть­ся к ос­таль­ным.
- Са­дись, - бро­сил Бель ил­лю­зи­онис­ту, за­бира­ясь об­ратно в ма­шину.
Фран не стал спо­рить и пос­ле­довал при­меру на­пар­ни­ка. Но бук­валь­но че­рез нес­коль­ко мет­ров все сно­ва ос­та­нови­лись.
- Ка­кого чер­та?! – про­шипел Принц.
Нес­коль­ко де­ревь­ев бы­ли по­вале­ны по­перек до­роги, от­ре­зав пер­вые две ма­шины от ос­таль­ных. На этот раз в воз­ду­хе вмес­то по­рохо­вого ды­ма зас­верка­ли раз­ноцвет­ные ог­ни пла­мени ко­лец.
Ил­лю­зи­онист вы­шел и по­торо­пил­ся дог­нать на­пар­ни­ка, ко­торый быс­тры­ми ша­гами нап­равлял­ся к мес­ту стол­кно­вения.
- Бел-сем­па-ай, по­дож­ди­те ме­ня, - про­тяж­но поз­вал Фран. – Вы так быс­тро хо­дите, я не пос­пе­ваю.
- Вот и си­ди в ма­шине, - не ог­ля­дыва­ясь, от­ве­тил тот.
- Но как же так, ведь я обе­щал ка­пита­ну, что бу­ду прис­матри­вать за ва­ми.
Бель­фе­гор ос­та­новил­ся так рез­ко, что Фран, ра­зог­навшись, чуть не вре­зал­ся в не­го.
- Дер­жи.
Па­рень еле ус­пел пой­мать вещь, ко­торую бро­сил ему Принц. Это ока­залась ко­робоч­ка: лег­кая, очень твер­дая на ощупь, тем­но-си­него цве­та с за­мыс­ло­ваты­ми узо­рами и от­вер­сти­ем с од­ной сто­роны.
- Ух ты, - вы­дох­нул Фран, - моя ко­робоч­ка все это вре­мя бы­ла у вас? Так не­чес­тно, сем­пай.
- Она не твоя, - не­ожи­дан­но гру­бо от­ве­тил Бель. – Она при­над­ле­жит Мам­мо­ну, но раз уж те­бе от­да­ли его коль­цо и не да­ли ко­робоч­ку, поль­зуй­ся по­ка этой.
- Раз­ве вы ее не для ме­ня взя­ли?
- Вот еще. По­том вер­нешь. И что­бы ни еди­ной ца­рапи­ны, ина­че я те­бя на ку­соч­ки по­режу.
- Но сем­пай, раз вы не со­бира­лись мне ее от­да­вать, тог­да за­чем вы но­сите с со­бой ко­робоч­ку преж­не­го ил­лю­зи­онис­та?
Гу­бы Бель­фе­гора сжа­лись в тон­кую по­лос­ку; ни­чего не го­воря боль­ше, он за­шагал впе­ред, ос­та­вив на­пар­ни­ка од­но­го.
Фран по­вер­тел в ру­ках вы­дан­ное ему ору­жие. Ни­какой инс­трук­ции по ис­поль­зо­ванию, ко­неч­но же, он не об­на­ружил; поп­ро­бовав под­нести коль­цо к от­вер­стию, ил­лю­зи­онист с ра­зоча­рова­ни­ем кон­ста­тиро­вал, что ни­чего не про­изош­ло.
- Вы ни­ког­да не поль­зо­вались ко­робоч­ка­ми? – не­ожи­дан­но раз­дался над его ухом при­ят­ный го­лос.
Под­няв го­лову, Фран уви­дел юно­шу лет двад­ца­ти, вы­соко­го свет­ло­воло­сого об­ла­дате­ля чрез­вы­чай­но женс­твен­ных черт ли­ца. Хра­нитель Ту­мана на вся­кий слу­чай сколь­знул взгля­дом по фор­менной кур­тке и, не об­на­ружив выс­ту­па­ющих ок­руглос­тей, сно­ва под­нял гла­за на ли­цо нез­на­ком­ца.
- Хо­тите, я вам по­кажу? – оча­рова­тель­но улыб­нулся блон­дин.
Фран кив­нул. Его со­бесед­ник сжал в ку­лак паль­цы пра­вой ру­ки, на од­ном из ко­торых коль­цо тут же вспых­ну­ло го­лубым пла­менем.
- Сна­чала нуж­но за­жечь пла­мя. Мой ат­ри­бут – Дождь, по­это­му мое пла­мя го­лубое. Поп­ро­буй­те.
Ил­лю­зи­онист нес­коль­ко раз сжи­мал и раз­жи­мал паль­цы, пог­ля­дывая на на­чинав­шу­юся в сто­роне от не­го бит­ву. Бу­дет обид­но, ес­ли он все про­пус­тит. И по­чему та­кие важ­ные ве­щи ему нас­пех объ­яс­ня­ет ка­кой-то не­понят­ный тип ан­дро­гин­ной на­руж­ности, а не тре­неры во вре­мя под­го­тов­ки?!
- Нуж­но ус­по­ко­ить­ся и нап­ра­вить всю си­лу в коль­цо.
Сох­ра­нять спо­кой­ствие Фран умел поч­ти про­фес­си­ональ­но, и че­рез нес­коль­ко се­кунд его коль­цо зас­ве­тилось тем­но-си­ним ог­нем.
- А те­перь рас­пе­чатай­те ва­шу ко­робоч­ку.
Нез­на­комец изящ­ным жес­том со­еди­нил от­вер­стие сво­его ору­жия и пла­мя Дож­дя и тут же раз­вернул от­крыв­шу­юся ко­робоч­ку от се­бя: свер­кнул яр­кий го­лубой свет, и в воз­ду­хе по­яви­лось су­щес­тво, по­хожее на мор­ско­го конь­ка. Пов­то­рив те же дви­жения, толь­ко бо­лее рез­ко, Фран от­сту­пил на­зад, вни­матель­но наб­лю­дая, что про­изой­дет.
- О, это же пи­тон синь­ора Мам­мо­на, - ска­зал блон­дин. – Уди­витель­но, я ду­мал, что у ко­робоч­ки мо­жет быть толь­ко один хо­зя­ин.
Фран не слу­шал его. Он смот­рел на ле­ниво раз­ва­лив­шу­юся на до­роге тол­стую змею, пы­та­ющу­юся свер­нуть­ся в клу­бок и всем сво­им ви­дом изъ­яв­ля­ющую же­лание спря­тать­ся.
- Ка­жет­ся, ему не очень-то хо­чет­ся ра­ботать, - рас­сме­ял­ся юно­ша. – Нуж­но по­торо­пить­ся, по­ка все не уш­ли к особ­ня­ку Де­вято­го.
Ос­тавшись один, ил­лю­зи­онист сно­ва ос­мотрел за­дум­чи­вым взгля­дом пи­том­ца по­кой­но­го ар­ко­бале­но. Пи­тон, в свою оче­редь, столь же за­дум­чи­во смот­рел на не­го.
- По­хоже, се­год­ня нам при­дет­ся сот­рудни­чать, - на­конец, под­вел итог их пе­рег­ля­дыва­ни­ям Фран и, рас­пе­чатав ко­робоч­ку, спря­тал змею об­ратно, пос­ле че­го по­лубе­гом нап­ра­вил­ся вслед за сво­им слу­чай­ным учи­телем.

Ког­да па­рень ока­зал­ся на мес­те сра­жения, все бы­ло в са­мом раз­га­ре. Он с тру­дом об­на­ружил на­пар­ни­ка: тот си­дел на тол­стой вет­ви де­рева в нес­коль­ких мет­рах над зем­лей.
- Пря­четесь, сем­пай?
Бель­фе­гор ско­сил взгляд и, уви­дев ус­тро­ив­ше­гося ря­дом на кор­точках ил­лю­зи­онис­та, сно­ва от­вернул­ся. Фран толь­ко те­перь за­метил на пле­че Прин­ца свет­лый пу­шис­тый во­рот­ник, по­доз­ри­тель­но по­хожий на…
- Ой, это ва­ше ору­жие? – уми­лен­но спро­сил Фран, под­но­ся ру­ку к го­лове хорь­ка.
Жи­вот­ное нас­то­рожен­но об­ню­хало паль­цы но­вого зна­комо­го и раз­ре­шило се­бя пог­ла­дить.
- Не бой­ся, ма­лень­кий, - про­буб­нил ил­лю­зи­онист, по­чесы­вая мяг­кую шуб­ку зверь­ка. Хо­рек не воз­ра­жал, дер­га­ясь в сто­рону лишь тог­да, ког­да Фран пы­тал­ся при­под­нять длин­ную шерсть, скры­вав­шую по­лови­ну мор­дочки.
- Те­бе кто раз­ре­шал его тро­гать?
Ил­лю­зи­онист по­чувс­тво­вал, как что-то ос­трое вон­зи­лось ему в ло­дыж­ку.
- Я все­го лишь его пог­ла­дил, - с лег­ким от­тенком оби­ды про­из­нес Фран.
Хо­рек сно­ва спря­тал го­лову на шее хо­зя­ина. Но и он не из­бе­жал сво­ей учас­ти. По­лучив лег­кий щел­чок по но­су, зверь удив­ленно ус­та­вил­ся на Прин­ца.
- А зна­ете, он чем-то по­хож на вас, - за­метил Фран. – Толь­ко он бо­лее ми­лый.
- Зат­кнись. Ты ме­ша­ешь Прин­цу наб­лю­дать.
- Ска­жите, как его зо­вут, и я зат­кнусь.
- Минк, - от­ве­тил блон­дин, нем­но­го по­мол­чав.
Тем вре­менем ва­рий­ский от­ряд зас­та­вил ос­тавших­ся сол­дат в чер­ной фор­ме отой­ти прак­ти­чес­ки к во­ротам особ­ня­ка. При­жатые к сте­не Блек Спелл от­сту­пали, что­бы как сле­ду­ет раз­вернуть­ся на прос­торной пло­щади пе­ред особ­ня­ком Де­вято­го Вон­го­лы, от­ку­да с ми­нуты на ми­нуту по­явит­ся под­креп­ле­ние.
- По­чему мы не учас­тву­ем?- спро­сил Фран.
- По­тому что там еще скуч­но, - отоз­вался Принц.
- А че­го мы ждем? – не уни­мал­ся ил­лю­зи­онист.
- Я пре­дуп­реждал те­бя, что­бы ты зат­кнул­ся.
- Но сем­пай, вы, на­вер­ное, за­были, что я очень взвол­но­ван, ведь это моя пер­вая…
- По­ра, - не дал ему до­гово­рить Бель.
Фран пос­мотрел на па­нора­му бит­вы. Дей­ствие пе­ремес­ти­лось к са­мым сте­нам до­ма, две­ри па­рад­но­го крыль­ца уже бы­ли ши­роко рас­пахну­ты и тол­па, в ко­торой не­воз­можно бы­ло ра­зоб­рать цве­та фор­мы, вва­лилась внутрь.
Лов­ко пе­реп­ры­гивая по де­ревь­ям, Бель­фе­гор вско­ре ока­зал­ся на мес­те сра­жения. Ил­лю­зи­онист пе­реме­щал­ся мед­леннее; ос­та­новив­шись ря­дом с хра­ните­лем Ура­гана, Фран пы­тал­ся от­ды­шать­ся, за­од­но рав­но­душ­но раз­гля­дывал раз­бро­сан­ные по не­ког­да зе­лено­му га­зону те­ла.
Вне­зап­но где-то над их го­лова­ми раз­дался звук бь­юще­гося стек­ла, и что-то тя­желое плюх­ну­лось на зем­лю. Фран от­шатнул­ся и, приг­ля­дев­шись, уви­дел, что это был один из лю­дей Ва­рии. На ли­це упав­ше­го зас­ты­ла жут­кая гри­маса бо­ли, но нес­час­тный все еще был жив. Бель­фе­гор скло­нил­ся над ним.
- Синь­ор… - буль­кая стру­ящей­ся изо рта кровью, прох­ри­пел муж­чи­на. – Я ви­дел двух офи­церов У­айт Спелл. Воз­можно их боль­ше…
Принц ши­роко улыб­нулся, об­на­жив зу­бы.
- Вот те­перь са­мое вре­мя, - про­мур­лы­кал он, пог­ла­живая под­ско­чив­ше­го Мин­ка и нап­равля­ясь ко вхо­ду в особ­няк.
- Сем­пай, вы за­были ме­ня, - по­махал ру­кой ил­лю­зи­онист.
Бель­фе­гор ог­ля­нул­ся и слег­ка рас­те­рян­но пос­мотрел в сто­рону на­пар­ни­ка, буд­то и прав­да за­был о его су­щес­тво­вании.
- Ес­ли хо­чешь жить, мо­жешь по­дож­дать здесь. Принц все сде­ла­ет сам.
Фран еще нес­коль­ко се­кунд смот­рел на под­ра­гива­ющее в су­доро­гах те­ло вы­пав­ше­го из ок­на че­лове­ка, по­том пе­решаг­нул че­рез не­го и пос­пе­шил за хра­ните­лем Ура­гана.
- Ну уж нет, сем­пай, я не поз­во­лю вам ис­портить мне впе­чат­ле­ния от пер­вой мис­сии!

Стол­кнув­шись в ко­ридо­ре с оче­ред­ным пар­нем в бе­лой одеж­де с се­реб­ря­ными эм­бле­мами, Фран быс­тро рас­пра­вил­ся с ним: это бы­ло не слож­но, учи­тывая, что на кур­тке у то­го в об­ласти жи­вота уже рас­плы­валось при­лич­ных раз­ме­ров крас­ное пят­но. По до­роге на вто­рой этаж, ста­ра­ясь по воз­можнос­ти уво­рачи­вать­ся от атак, ил­лю­зи­онист все же па­ру раз ед­ва не был раз­ма­зан по сте­не – при­чем один раз собс­твен­ным под­чи­нен­ным, не за­метив­шем его в ды­мовой за­весе. Фран хо­тел бы­ло вос­поль­зо­вать­ся слу­ча­ем и спро­сить, не ви­дел ли тот Прин­ца, но ва­ри­ец не ус­пел ни­чего ска­зать: ка­кое-то жи­вот­ное, по­хожее на ле­опар­да, ок­ру­жен­ное жел­тым пла­менем, сва­лило его с ног и вгрыз­лось в шею. По­доб­ных кар­тин за вре­мя пре­быва­ния здесь па­рень нас­мотрел­ся пре­дос­та­точ­но, и сей­час его на­чина­ло под­ташни­вать. Он по-преж­не­му про­дол­жал по­ис­ки на­пар­ни­ка, во-пер­вых, что­бы вы­пол­нить прось­бу ка­пита­на и прис­мотреть за ним, во-вто­рых, как бы не­лепо это ни зву­чало, Фран по­нятия не имел, что кон­крет­но нуж­но де­лать. Пе­ребить всех по­пада­ющих­ся под ру­ку вра­гов или ра­зыс­кать их ко­ман­ду­ющих? Еще неп­ло­хо бы­ло бы уз­нать, на чь­ей сто­роне сей­час пре­иму­щес­тво, но ник­то из встреч­ных по раз­личным при­чинам не мог дать ему нуж­ных све­дений.
Ил­лю­зи­онист ос­то­рож­но заг­ля­нул за угол и, не уви­дев в оче­ред­ном ко­ридо­ре ни­кого – по край­ней ме­ре, ни­кого вер­ти­каль­но дер­жа­щего­ся на но­гах – свер­нул ту­да.
- Это вы, синь­ор Фран…
Па­рень вздрог­нул и рез­ко ог­ля­нул­ся. Сре­ди нес­коль­ких че­ловек, ле­жащих на по­лу, Фран за­метил то­го са­мого блон­ди­на, ко­торый на­кану­не учил его поль­зо­вать­ся ко­робоч­кой. По­дой­дя бли­же, хра­нитель Ту­мана опус­тился на кор­точки.
- У те­бя все пле­чо раз­во­роче­но, - кон­ста­тиро­вал он, спо­кой­но гля­дя на тор­ча­щее мя­со и ос­трые края сло­ман­ных кос­тей.
- Ах, это, - сла­бо улыб­нулся юно­ша. Су­дя по все­му, он уже не чувс­тво­вал бо­ли. – А как вы, синь­ор? Пи­тон слу­ша­ет­ся вас?
- Да, спа­сибо, - отоз­вался ил­лю­зи­онист, не от­ры­вая взгляд от поб­леднев­ше­го, но все еще кра­сиво­го ли­ца ан­дро­гина. – Ты слу­чай­но не ви­дел Его Вы­сочес­тво?
Блон­дин по­качал го­ловой.
- У вас та­кие не­обыч­ные гла­за, - вдруг ска­зал он. – Слов­но рас­фо­куси­рован­ные, но в то же вре­мя взгляд прон­зи­тель­ный. Как буд­то смот­ри­те на всех сквозь ту­ман.
Фран не слиш­ком вслу­шивал­ся в сло­ва ва­рий­ца.
- Я рад, что на­пос­ле­док уви­дел сво­его офи­цера.
Хра­нитель Ту­мана со­бирал­ся от­ве­тить ему, но что-то силь­но уда­рило его в спи­ну, оп­ро­кинув на пол. Пос­мотрев вверх, Фран уви­дел вы­соко­го муж­чи­ну в чер­ном. Сол­дат Блек Спелл дер­жал в ру­ках неч­то вро­де копья и, по­хоже, со­бирал­ся на­низать на не­го встре­чен­но­го неп­ри­яте­ля.
- Вот это уда­ча, - про­ревел он, - при­кон­чить офи­цера! Хо­тя на вид ни­чего осо­бен­но­го.
Фран по­пытал­ся выс­во­бодить­ся, но про­тив­ник нас­ту­пил ему на грудь, при­дав­ли­вая к по­лу.
Пос­лы­шал­ся ог­лу­шитель­ный звон, слов­но од­новре­мен­но бы­ли вы­биты мощ­ной вол­ной де­сяток сте­кол. Вы­тянув шею, ил­лю­зи­онист уви­дел в ок­но, что про­тиво­полож­ное кры­ло до­ма объ­ято пла­менем Ура­гана.
«Сем­пай, я вас на­шел».
Но Блек Спелл да­же не по­вер­нул го­лову на звук. Ос­ка­лив­шись, он за­мах­нулся для уда­ра, но в этот мо­мент вспых­нул яр­кий го­лубой свет, и муж­чи­на не­ук­лю­же упал, опу­тан­ный вы­тянув­шимся, буд­то ре­зин­ка, хвос­том мор­ско­го конь­ка. Фран бро­сил взгляд на сво­его зна­комо­го: блон­дин ле­жал без соз­на­ния, сжи­мая в ру­ке ко­робоч­ку. Пла­мя Дож­дя на его коль­це сла­бо под­ра­гива­ло, а ког­да че­рез нес­коль­ко се­кунд оно окон­ча­тель­но по­гас­ло, жи­вот­ное вновь скры­лось в ко­робоч­ке. На­падав­ший уже был мертв.
Быс­тро под­нявшись и поп­ра­вив за­вер­нувшу­юся кур­тку, Фран по­дошел к ок­ну. До­бирать­ся до Прин­ца по до­му слиш­ком дол­го, по­это­му он ре­шил вос­поль­зо­вать­ся те­ми чу­дес­ны­ми при­ема­ми, ко­торым его учи­ли. Заб­равшись на по­докон­ник, ил­лю­зи­онист рас­пахнул ра­му и, ста­ра­ясь смот­реть толь­ко пе­ред со­бой, шаг­нул на уз­кий кар­низ.
Как он взоб­рался на кры­шу, он и сам пред­по­чел бы не знать. С не­удо­воль­стви­ем Фран за­метил, что на­ходит­ся здесь не один, по­это­му по пу­ти приш­лось ра­зоб­рать­ся с нес­коль­ки­ми ре­бята­ми из У­айт Спелл. Пи­тон ока­зал­ся от­личным по­мощ­ни­ком, но ил­лю­зи­онист не чувс­тво­вал, что уп­равля­ет сво­им ору­жи­ем: змей де­лал все са­мос­то­ятель­но, не до­жида­ясь при­казов, а ес­ли та­ковые зву­чали в его ад­рес, то поп­росту иг­но­риро­вал их. Доб­равшись до пра­вого кры­ла до­ма, Фран мыс­ленно про­из­нес от­ры­вок из ка­кой-то мо­лит­вы, вы­учен­ной в детс­тве и бла­гопо­луч­но за­бытой в от­ро­чес­тве, и при­нял­ся спус­кать­ся, бла­го в ок­нах не ос­та­лось да­же ос­колков сте­кол. Не то что­бы Фран бо­ял­ся вы­соты, прос­то он ее не лю­бил. И, впол­не воз­можно, это бы­ло вза­им­но.
Сте­ны ши­роко­го ко­ридо­ра, в ко­тором ока­зал­ся ил­лю­зи­онист, по­чер­не­ли от ог­ня, тле­ющие клочья об­шивки сви­сали вниз; на по­лу не­рав­но­мер­ным сло­ем ле­жали те­ла – впе­ремеш­ку сол­да­ты Ва­рии и Мель­фи­оре. Ста­ра­ясь не нас­ту­пать на лю­дей, Фран про­бирал­ся впе­ред. В этой час­ти зда­ния бы­ло по­доз­ри­тель­но ти­хо: ко­неч­но, ес­ли срав­ни­вать с тем пек­лом, что ца­рило в ле­вом кры­ле и на ниж­них эта­жах. Где-то поб­ли­зос­ти слы­шались го­лоса, что-то пот­рески­вало и раз­ры­валось.
Из ши­рокой ар­ки спи­ной впе­ред вы­летел ка­кой-то че­ловек, за­тор­мо­зив у про­тиво­полож­ной сте­ны.
- Сем­пай? – не ве­ря сво­им гла­зам, поз­вал Фран. – Сем­пай, это вы?
Че­ловек в по­лоса­том сви­тере, по­рядоч­но изод­ранном, ог­ля­нул­ся.
- А ты что тут де­ла­ешь, не­доме­рок?
Из за­ла, от­ку­да толь­ко что по­явил­ся Принц, выс­ко­чил се­реб­ристый хо­рек и, мах­нув хвос­том, прыг­нул на пле­чо хо­зя­ина, ос­тавляя за со­бой ог­ненный след.
- На­конец-то я вас на­шел, - про­бор­мо­тал Фран, то­роп­ли­во пе­реп­ры­гивая по про­галам меж раз­бро­сан­ных ко­неч­ностей. – А вы здесь что, один?
- По­шел вон от­сю­да! – про­шипел Бель­фе­гор.
- Ни за что, ес­ли бы вы зна­ли, как я сю­да до­бирал­ся!
Ог­ненная сте­на, скры­вав­шая ароч­ный про­ем, слов­но за­навес, вско­лых­ну­лась, и не­раз­борчи­вый си­лу­эт мол­ни­ей мет­нулся к хра­ните­лю Ура­гана, при­жав к сте­не.
Фран по­шат­нулся, но удер­жался на но­гах. От­ки­нув упав­шую на гла­за чел­ку, он смог раз­гля­деть про­изо­шед­шее: ог­ромная пти­ца с длин­ным тон­ким клю­вом впи­лась в сте­ну ла­пами и ос­тры­ми ког­тя­ми на кон­чи­ках крыль­ев, не да­вая Прин­цу воз­можнос­ти по­шеве­лить­ся. Пла­мя Мин­ка рас­сту­пилось, и сквозь об­ра­зовав­шу­юся ды­ру ил­лю­зи­онист заг­ля­нул внутрь за­ла. В по­лутем­ном по­меще­нии сто­ял че­ловек в бе­лой фор­ме У­айт Спелл.
- До­бей его, Ай­ро­не.
Бель­фе­гор през­ри­тель­но зас­ме­ял­ся. Фра­ну ста­ло нем­но­го не по се­бе. Он до­гадал­ся, что пе­ред ним - один из офи­церов Мель­фи­оре, ина­че и быть не мо­жет. Су­дя по цве­ту пла­мени, об­ла­да­ющий ат­ри­бутом Об­ла­ка. Но нуж­но ли вме­шивать­ся?
- Да­же не ду­май, - бро­сил на­пар­ни­ку Бель, уви­дев, как тот дос­та­ет ко­робоч­ку. – Прос­то про­вали­вай от­сю­да по­быс­трее.
- Твой то­варищ при­шел по­мочь те­бе? Ну что ж, все рав­но мне бы приш­лось убить и его то­же.
Фран бо­ковым зре­ни­ем уви­дел раз­го­ра­ющий­ся огонь. Ког­да он по­вер­нул го­лову, хвост Мин­ка уже был ок­ру­жен здо­ровен­ной во­рон­кой крас­но­го пла­мени. Пти­ца прон­зи­тель­но зак­ри­чала и от­ле­тела в сто­рону, выр­вав ког­тя­ми кус­ки из сте­ны.
Бель­фе­гор от­ряхнул­ся и нап­ра­вил­ся в по­меще­ние, где его уже ждал офи­цер У­айт Спелл.
- Так на чем мы за­кон­чи­ли? - ос­ка­лил­ся в су­мас­шедшей улыб­ке Принц.
- Ты со­бирал­ся сдох­нуть, - над­менно со­об­щил его про­тив­ник, ли­ца ко­торо­го Фран не мог раз­гля­деть.
Хра­нитель Ура­гана быс­тро за­был о при­сутс­твии сво­его млад­ше­го кол­ле­ги. Эта­жом ни­же раз­дался шум­ный то­пот ног – ве­ро­ят­но, приб­ли­жалось под­креп­ле­ние, толь­ко не­из­вес­тно, чье имен­но. Фран не­замет­но прос­коль­знул в ком­на­ту, спря­тав­шись в сгус­тившей­ся тем­но­те у даль­ней сте­ны. Мень­ше чем че­рез ми­нуту, сю­да же вор­ва­лись сол­да­ты Блек и У­айт Спелл – де­сяток или два. Уви­дев их, Принц зап­ро­кинул го­лову и ши­пяще зас­ме­ял­ся, раз­во­рачи­вая в ру­ках два ве­ера лез­вий. Ил­лю­зи­онист по­чувс­тво­вал, как вдоль поз­во­ноч­ни­ка у не­го про­бежа­ли му­раш­ки. Шут­ки шут­ка­ми, но в этот мо­мент Бель­фе­гор дей­стви­тель­но был по­хож на су­мас­шедше­го, да­же Фра­ну ста­ло жут­ко­вато.
Фран сто­ял в па­ре мет­ров за спи­нами сол­дат, но его ник­то не за­мечал. Ког­да один из У­айт Спелл, сто­яв­ший к ил­лю­зи­онис­ту бли­же всех, схва­тил­ся за гор­ло и сдав­ленно зах­ри­пел, па­дая на ко­лени, его то­вари­щи ог­ля­нулись. Но тут же упа­ли на пол вслед за пер­вой жер­твой хра­ните­ля Ту­мана: вит­ки не­весть от­ку­да взяв­шей­ся ко­лючей про­воло­ки опу­тыва­ли их шеи, прон­зая нас­квозь, из ар­те­рий пуль­си­ру­юще би­ла кровь.
Ос­та­вать­ся и даль­ше не­заме­чен­ным бы­ло неп­росто, но Фран не поз­во­лял по­дой­ти к се­бе слиш­ком близ­ко. Он не со­бирал­ся по­могать на­пар­ни­ку и все­го лишь не хо­тел упус­кать свою до­лю удо­воль­ствия от пер­во­го в жиз­ни за­дания, хо­тя раз­но­голо­сые вскри­ки, хруст кос­тей, душ­ный за­пах кро­ви не ка­зались ему чем-то осо­бен­но прив­ле­катель­ным. Ник­то не ис­поль­зо­вал ору­жие ко­робо­чек, в ком­на­те бы­ло слиш­ком ма­ло мес­та, да и та­кие бит­вы при­нято вес­ти сво­ими ру­ками. За­то Фра­ну нра­вилось поль­зо­вать­ся собс­твен­ны­ми ил­лю­зи­ями: ког­да-то дав­но учи­тель го­ворил ему, что нуж­но нас­лаждать­ся сво­им ис­кусс­твом, по­тому что бои ил­лю­зи­онис­тов дол­жны быть кра­сивы­ми. По­это­му па­рень ста­рал­ся под­клю­чать фан­та­зию, че­редуя раз­личные при­емы. Слу­чай­но он бро­сил взгляд в сто­рону Прин­ца. Фра­ну по­каза­лось, что на се­кун­ду он уви­дел его гла­за – ши­роко от­кры­тые, со­вер­шенно бе­зум­ные и жад­ные. Ил­лю­зи­онист тут же от­вернул­ся, убеж­дая се­бя, что ему по­каза­лось: ему бы очень не хо­телось в пос­ледс­твие жить под од­ной кры­шей с че­лове­ком, у ко­торо­го та­кие гла­за.
Го­лова кру­жилась, в жи­воте все скру­чива­ло от го­лода, на­пом­нивше­го о се­бе так нек­ста­ти. Фран ос­та­новил­ся, слов­но оч­нувшись, ког­да все про­тив­ни­ки уже ле­жали на по­лу. Бель­фе­гора не бы­ло ря­дом. Ил­лю­зи­онист поз­вал его, но, не ус­лы­шав от­ве­та, при­нял­ся раз­во­рачи­вать но­гой раз­бро­сан­ные тру­пы. Ко­неч­но, Прин­ца сре­ди них не ока­залось.
Па­рень вы­шел в ко­ридор. Из ок­на от­кры­вал­ся вид на внут­ренний двор до­ма, где по­тихонь­ку со­бира­лись ва­рий­ские сол­да­ты. На­вер­ное, все за­кон­чи­лось и мож­но уби­рать­ся от­сю­да. Фран вы­тер со лба кровь, сте­ка­ющую на гла­за, и нап­ра­вил­ся вглубь тем­ных по­меще­ний.
- Сем­пай? – в оче­ред­ной раз поз­вал хра­нитель Ту­мана и прис­лу­шал­ся.
В ти­шине где-то поб­ли­зос­ти кто-то со­пел и скреб ко­гот­ка­ми. За­метив Мин­ка, Фран пос­пе­шил за ним и вско­ре хо­рек при­вел его на по­лу­об­ру­шив­ший­ся бал­кон. Бель­фе­гор не­под­вижно си­дел на ка­мен­ных пли­тах, прис­ло­нив­шись спи­ной к сте­не. Офи­цер Мель­фи­оре, точ­нее, та часть, что от не­го ос­та­лась, ле­жал здесь же.
- Мог­ли бы и отоз­вать­ся, - про­вор­чал Фран, ос­то­рож­но сту­пая на бал­кон. – Вы как-то не вов­ре­мя соб­ра­лись вздрем­нуть.
Не дож­давшись от­ве­та, Фран по­дошел к на­пар­ни­ку и лег­ко тол­кнул его в пле­чо. Принц не от­ре­аги­ровал, и па­рень на миг всерь­ез по­думал, что Его Вы­сочес­тво из­во­лил от­пра­вить­ся к пра­от­цам за ком­па­нию с У­айт Спелл. Ил­лю­зи­онист ос­мотрел те­ло Бель­фе­гора, но из ра­нений об­на­ружил толь­ко ца­рапи­ну на внеш­ней сто­роне ру­ки. Ни­чего страш­но­го, да­же выс­ту­пив­шая кровь уже поч­ти за­пек­лась, но хра­нитель Ура­гана был без соз­на­ния. Минк сни­зу вверх смот­рел на Фра­на, нед­вусмыс­ленно на­мекая, что то­му нуж­но де­лать даль­ше.
- Толь­ко ра­ди те­бя, - тя­жело вздох­нул Фран, пе­реки­дывая ру­ку Прин­ца че­рез свое пле­чо и с тру­дом под­ни­мая не слиш­ком-то лег­кое ко­ролев­ское те­ло. – А ведь этот при­дурок по­том да­же «спа­сибо» не ска­жет.

Ка­питан при­был на ут­ро сле­ду­юще­го дня, как и обе­щал - Фран уз­нал об этом по ха­рак­терным кри­кам, раз­бу­див­шим его. Не­охот­но раз­ле­пив гла­за, он об­вел взгля­дом са­лон ма­шины, пос­те­пен­но при­поми­ная вче­раш­ние со­бытия. Сей­час он ле­жал на зад­нем си­дении, ук­ры­тый чу­жой фор­менной кур­ткой вну­шитель­ных раз­ме­ров. Выб­равшись на­ружу, он уви­дел, что все дей­стви­тель­но за­кон­чи­лось. Пос­ледние оча­ги по­жара в зда­нии бы­ли по­туше­ны, тру­пы сол­дат Мель­фи­оре сбро­шены в боль­шую ку­чу, ра­нен­ные ва­рий­цы си­дели на рас­клад­ных стуль­ях или пря­мо на тра­ве – пе­ребин­то­ван­ные, но впол­не до­воль­ные жизнью. Поб­ро­див меж бес­по­рядоч­но при­пар­ко­ван­ных ав­то­моби­лей, Фран, на­конец, на­шел Ску­ало. Здесь же, ус­тро­ив­шись на ка­поте ма­шины, вос­се­дал Бель­фе­гор в на­кину­той на пле­чи кур­тке, из-под ко­торой вид­не­лась его ру­ка, пе­ретя­нутая бин­та­ми.
- О, прос­нулся. – Су­пер­бия не сра­зу об­ра­тил вни­мание на по­явив­ше­гося пар­ня и нап­ра­вил­ся к не­му. – Как се­бя чувс­тву­ешь?
- Все от­лично, - от­ве­тил ил­лю­зи­онист, сло­жив коль­цом боль­шой и ука­затель­ный паль­цы. – Толь­ко но­га нем­но­го бо­лит, но это уже не вра­жес­кое ра­нение, да, сем­пай?
Бель по­вер­нул го­лову к хра­ните­лю Ту­мана, буд­то толь­ко что за­метил его.
- Не по­нимаю, о чем ты.
- Ну как же, это ведь вы сво­им но­жиком в ме­ня ты­кали.
- Де­лать мне не­чего, как за­поми­нать, ко­го я ку­да ты­каю но­жика­ми, - ле­ниво отоз­вался Принц.
- А с ва­ми-то все в по­ряд­ке, сем­пай?
Бель­фе­гор ода­рил на­пар­ни­ка над­менным взгля­дом, ощу­тимым бук­валь­но фи­зичес­ки, и, сос­ко­чив со сво­его мес­та, за­шагал прочь.
- С ним все в по­ряд­ке, - ска­зал ка­питан, ос­та­новив­шись за спи­ной Фра­на. – Толь­ко при ви­де собс­твен­ной кро­ви у не­го нем­но­го… в го­лове пе­рек­ли­нива­ет. Не ду­маю, что­бы ты всерь­ез за не­го вол­но­вал­ся, прос­то знай на бу­дущее. Не пос­ледний раз вмес­те ра­бота­ете.
Фран мыс­ленно вы­ругал­ся, но на его ли­це не от­ра­зилось ни­каких эмо­ций.
Меч­ник хлоп­нул его по пле­чу и сно­ва нап­ра­вил­ся к сол­да­там, от­да­вая рас­по­ряже­ния на счет воз­вра­щения в штаб.



Глава 5


В боль­шой гос­ти­ной бы­ло свет­ло и шум­но, гру­бова­тый муж­ской смех пе­ри­оди­чес­ки заг­лу­шал звон бу­тылок и бо­калов. В Ва­рии дав­но не от­ме­чали по­беду так ве­село и ис­крен­не, как се­год­ня: нес­мотря на серь­ез­ные ра­ны, поч­ти все учас­тни­ки опе­рации по ос­во­бож­де­нию ре­зиден­ции Де­вято­го Вон­го­лы соб­ра­лись за рос­кошным сто­лом вмес­те с офи­цера­ми. Фран впер­вые по­чувс­тво­вал се­бя важ­ной пер­со­ной в ок­ру­жении под­чи­нен­ных, в том чис­ле и чле­нов собс­твен­но­го от­ря­да, из ко­торых он пом­нил в ли­цо от си­лы че­ловек де­сять, а по име­нам и то­го мень­ше. За­то сол­да­ты не пе­рес­та­вали на все ла­ды пе­рес­ка­зывать ис­то­рии о том, как лов­ко ил­лю­зи­онист справ­лялся с про­тив­ни­ками. Слу­шая их, Ску­ало одоб­ри­тель­но ус­ме­хал­ся, с удо­воль­стви­ем при­со­еди­ня­ясь к тос­там за бо­евое кре­щение но­вого хра­ните­ля Ту­мана, ко­торые каж­дые пол­ча­са про­из­но­сил Лус­су­рия, вос­хи­ща­ясь юным да­рова­ни­ем. Ле­ви тем вре­менем си­дел с са­мым мрач­ным ви­дом, опус­то­шая один бо­кал за дру­гим. Пе­ред отъ­ез­дом Фра­на и Бель­фе­гора он пы­тал­ся ус­тро­ить в ка­бине­те ка­пита­на нас­то­ящие раз­борки за пра­во ру­ково­дить та­кой важ­ной для бос­са мис­си­ей, а по­лучив от­каз, от всей ду­ши по­желал мел­ко­му выс­кочке вер­нуть­ся об­ратно по час­тям. Ил­лю­зи­онист не об­ра­щал вни­мания на убий­ствен­ные взгля­ды, ко­торые то и де­ло бро­сал на не­го хра­нитель Гро­зы. Его го­раз­до в боль­шей сте­пени сму­щал тя­желый, фи­зичес­ки ощу­тимый взгляд Бель­фе­гора, бук­валь­но не сво­див­ше­го глаз со сво­его но­во­ис­пе­чен­но­го на­пар­ни­ка. У Фра­на скру­чива­ло жи­вот каж­дый раз, ког­да он, слу­чай­но по­вора­чивая го­лову в сто­рону Прин­ца, ви­дел его плот­но сжа­тые в ли­нию гу­бы. Как рас­це­нивать та­кое прис­таль­ное вни­мание к се­бе, па­рень не имел ни ма­лей­ше­го пред­став­ле­ния, по­это­му пос­пешно от­во­дил гла­за, от­вле­кал­ся на раз­го­воры или вни­матель­но вслу­шивал­ся в оче­ред­ной пе­рес­каз ми­нув­ших со­бытий.
Ког­да боль­шие нас­тенные ча­сы по­каза­ли по­лови­ну две­над­ца­того, Ску­ало под­нялся из-за сто­ла.
- Ку­да вы, ка­питан? – ог­ля­нул­ся один из лей­те­нан­тов, си­дев­ших воз­ле меч­ни­ка. – Еще ведь сов­сем ра­но!
- Про­ведаю бос­са, - от­ве­тил Су­пер­бия, зас­те­гивая вер­хние пу­гови­цы ру­баш­ки. – От­не­су наш скром­ный по­дарок.
- Пе­реда­вай ему пла­мен­ный, как сол­нце, при­вет, Ску! – про­пел Лус­су­рия, по­сылая воз­душный по­целуй.
Фран про­водил меч­ни­ка ус­та­лым взгля­дом, а ког­да тот скрыл­ся за дверью, вновь по­вер­нулся к сто­лу, нат­кнув­шись гла­зами на Прин­ца. Бель­фе­гор си­дел поч­ти нап­ро­тив не­го, за­кинув од­ну но­гу на дру­гую, и вер­тел в паль­цах длин­ный стек­лянный ста­кан с чем-то кре­мово-жел­тым. Ил­лю­зи­онист в от­вет ус­та­вил­ся на Его Вы­сочес­тво, но спус­тя ми­нуту та­инс­твен­ных пе­рег­ля­дыва­ний от­влек­ся на бе­седу.

- К те­бе мож­но? – Ску­ало заг­ля­нул в ка­бинет, од­новре­мен­но пос­ту­чав кос­тяшка­ми паль­цев о двер­ной ко­сяк.
Зан­зас си­дел в сво­ем крес­ле, от­ки­нув­шись на спин­ку, и смот­рел в ок­но. Не по­вора­чивая го­ловы, он кив­нул. Су­пер­бия зак­рыл за со­бой дверь и про­шел к пись­мен­но­му сто­лу, на ко­тором сто­ял под­нос с мас­сивным хрус­таль­ным гра­фином и бо­калом.
- Та­кой день, а ты на­пива­ешь­ся в оди­ночес­тве, - хмык­нул меч­ник, оки­дывая взгля­дом всю кар­ти­ну.
- Зат­кнись. Твоя бол­товня ме­ша­ет мне нас­лаждать­ся по­бедой.
Ску­ало заг­ля­нул бос­су че­рез пле­чо и убе­дил­ся, что тот в от­личном рас­по­ложе­нии ду­ха: спо­ко­ен и до­волен, как сы­тый лев, и уже нем­но­го пь­ян.
- У ме­ня для те­бя по­дарок.
Эти сло­ва зас­та­вили Зан­за­са за­ин­те­ресо­ван­но ско­сить взгляд в сто­рону сво­его ка­пита­на. Ску­ало неб­режно от­ста­вил в сто­рону гра­фин с вис­ки, и его мес­то тут же за­няла рос­кошно­го ви­да тем­ная бу­тыл­ка.
- Та са­мая. – Су­пер­бия улы­бал­ся, ед­ва сдер­жи­вая вновь нах­лы­нув­шие эмо­ции. Этот конь­як мно­го зна­чил для бос­са, да и для не­го са­мого то­же. Мно­го лет на­зад Зан­зас ста­щил бу­тыл­ку из лич­но­го за­паса Ти­мотео и в при­сутс­твии Ску­ало спря­тал ее в по­тай­ной сейф, по­обе­щав, что они ра­зопь­ют ее, ког­да он зай­мет мес­то Де­сято­го бос­са Вон­го­лы. Прав­да, до се­год­няшне­го дня да­же меч­ник не мог с уве­рен­ностью ска­зать, от­ка­зал­ся ли босс от этой це­ли или ждет под­хо­дяще­го мо­мен­та, в лю­бом слу­чае, бу­дет луч­ше, ес­ли сим­во­личес­кий конь­як сох­ра­нит­ся до тех вре­мен. Собс­твен­но, это и бы­ла од­на из ос­новных при­чин, по­чему Ва­рия ре­шила от­бить се­мей­ную вил­лу Де­вято­го у Мель­фи­оре.
Зан­зас пос­мотрел на бу­тыл­ку. Ску­ало мол­ча ждал его ре­ак­ции, но по неп­ро­ница­емой фи­зи­оно­мии все еще не­сос­то­яв­ше­гося Де­сято­го ни­ког­да не­воз­можно бы­ло пре­дуга­дать, ка­кие эмо­ции ов­ла­де­ют им в сле­ду­ющий мо­мент. На­конец, гу­бы Зан­за­са скри­вились в до­воль­ной ух­мылке.
- Убе­ри ее в бар, - ве­лел он.
- Как ска­жешь, - отоз­вался ка­питан, ис­полняя при­каз. Ког­да бу­тыл­ка за­няла по­чет­ное мес­то в бар­ном шка­фу, Су­пер­бия вер­нулся к сто­лу бос­са.
- Что ты со­бира­ешь­ся те­перь де­лать с зам­ком? – не то что­бы этот воп­рос дей­стви­тель­но ин­те­ресо­вал Ску­ало; на­кану­не ему зво­нил Са­вада, поз­драв­лял с ус­пе­хом и спра­шивал, ка­ковы пла­ны Зан­за­са ка­сатель­но от­во­еван­ной ре­зиден­ции Вон­го­лы. Но упо­минать имя Тсу­на­еши Ску не ре­шил­ся.
- Взор­ву нах­рен.
- От­личная мысль, босс, толь­ко там и так пол­зда­ния раз­во­роче­но.
- Твою мать, му­сор! Я же те­бе ска­зал, что­бы ве­ли се­бя ак­ку­рат­нее!
Ску­ало не вы­дер­жал и рас­сме­ял­ся. Его все еще пе­репол­ня­ло чувс­тво по­беды впе­ремеш­ку с ал­ко­голем, к то­му же не­час­то мож­но бы­ло уви­деть бос­са та­ким до­воль­ным – это не скры­вал да­же его вор­чли­вый тон. В от­вет Зан­зас хмык­нул и кив­ком го­ловы при­казал сво­ему ка­пита­ну дос­тать вто­рой бо­кал для вис­ки.

Свет на­чал рас­плы­вать­ся пе­ред гла­зами жел­ты­ми пят­на­ми, а го­лоса ок­ру­жа­ющих вро­де бы ста­ли гром­че и силь­нее да­вили на го­лову. Фран упер­ся лбом в сло­жен­ные ла­дони. Ка­жет­ся, нес­коль­ко глот­ков ка­кого-то ли­кера да­ли свой эф­фект. До се­го дня весь опыт упот­ребле­ния ал­ко­голя у пар­ня сво­дил­ся к бан­ке пи­ва, ко­торой его угос­тил од­нажды Кен. А за ва­рий­ским сто­лом не жа­лова­ли сла­бые на­пит­ки. Ил­лю­зи­онис­та нем­но­го кло­нило в сон; при­дер­жи­ва­ясь ру­кой за спин­ку сту­ла, он под­нялся и об­вел взгля­дом зал. Стрел­ки на ча­сах по­казы­вали без чет­верти час, но, нес­мотря на это, ник­то не со­бирал­ся рас­хо­дить­ся. Единс­твен­ный, ко­го не хва­тало – ка­питан. Фран не сра­зу за­метил, что мес­то Прин­ца то­же пус­ту­ет. Ког­да ис­чез Бель­фе­гор, хра­нитель Ту­мана не знал: под ко­нец у не­го здо­рово по­луча­лось иг­но­риро­вать при­сутс­твие и стран­ное по­веде­ние Его Вы­сочес­тва.
Путь до ком­на­ты по­казал­ся Фра­ну про­гул­кой по па­лубе ко­раб­ля. В ко­ридо­рах бы­ло пус­то и ти­хо, не счи­тая эхом до­носив­ше­гося го­мона из гос­ти­ной и шу­ма не­види­мого оке­ана в ушах. Па­рень по­тянул за двер­ную руч­ку; та с лег­ким щел­чком опус­ти­лась вниз, и Фран ус­та­ло тол­кнул пле­чом дверь.
Внут­ри бы­ло тем­но. От­све­ты фо­нарей с ули­цы па­дали на сте­ну, поз­во­ляя об­на­ружить бе­лый с зо­лотис­той рам­кой квад­рат вык­лю­чате­ля. По­лум­рак сме­нил­ся све­том, Фран заж­му­рил­ся и, стас­ки­вая на хо­ду с се­бя обувь, фут­болку и джин­сы, доб­рался до кро­вати. Све­жие прос­ты­ни зах­русте­ли, ког­да ил­лю­зи­онист обес­си­лено упал на жес­ткий мат­рас. Сте­ны и по­толок мер­но по­качи­вались и кру­жились. Толь­ко сей­час Фра­ну приш­ло в го­лову, что он зря вклю­чал свет, но сно­ва под­ни­мать­ся его те­ло ка­тего­ричес­ки от­ка­зыва­лось. «В кон­це кон­цов, од­на ночь не ра­зорит их на сче­тах за элек­три­чес­тво», - мель­кну­ла мысль на гра­ни соз­на­ния, ког­да ра­зум ил­лю­зи­онис­та уже не был в сос­то­янии кон­тро­лиро­вать про­ис­хо­дящее.
И имен­но в этот мо­мент хра­нитель Ту­мана со­вер­шил неп­рости­тель­ную ошиб­ку: он при­от­крыл гла­за, и пер­вым, что он уви­дел, ока­зал­ся Бель­фе­гор, си­дящий в крес­ле нап­ро­тив его кро­вати. Фран тут же при­нял муд­рое ре­шение и сно­ва зак­рыл гла­за, де­лая вид, что ни­чего не за­метил.
- Бу­дешь ме­ня иг­но­риро­вать, ме­лочь?
- С ва­шего поз­во­ления, да, - про­бор­мо­тал Фран, на­тяги­вая по­выше оде­яло.
- За­чем ты сде­лал это?
Ил­лю­зи­онис­ту пот­ре­бова­лось око­ло ми­нуты, что­бы по­пытать­ся вник­нуть в суть воп­ро­са на­пар­ни­ка.
- Не по­нимаю, о чем вы.
- За­чем ты вы­тащил ме­ня тог­да?
Го­лос Бель­фе­гора зву­чал неп­ри­выч­но серь­ез­но и рез­ко, вмес­те с уг­ро­зой – обыч­ной ин­то­наци­ей лю­бых его слов – в нем зву­чало что-то еще, очень от­да­лен­но по­хожее на рас­те­рян­ность.
Сон пре­датель­ски ус­коль­зал, и Фран сми­рил­ся, что так прос­то зас­нуть у не­го сей­час не по­лучит­ся. Пе­ревер­нувшись на спи­ну и при­под­нявшись на лок­тях, он пос­мотрел на Прин­ца.
- А что в этом та­кого осо­бен­но­го, сем­пай? – про­тянул ил­лю­зи­онист, по­дав­ляя зе­вок. – На­до бы­ло ос­та­вить вас там?
- За­чем?
- Да что вы за­лади­ли! – Фран на­чинал раз­дра­жать­ся, че­го с ним дав­но не слу­чалось. – Вы же рань­ше ра­бота­ли в па­ре, раз­ве пре­дыду­щий ил­лю­зи­онист ни­ког­да не по­могал вам?
- Мам­мон де­лал это за день­ги.
Бель си­дел в сво­ей лю­бимой по­зе – валь­яж­но раз­ва­лив­шись, за­кинув од­ну но­гу на дру­гую, опи­ра­ясь ще­кой на сог­ну­тую в лок­те ру­ку. Но сей­час его те­ло не бы­ло рас­слаб­ленно, вы­давая нап­ря­жение.
В го­лове ил­лю­зи­онис­та все еще нем­но­го гу­дело от вы­пито­го, не го­воря уже о том, что по воз­вра­щении с мис­сии он смог пос­пать днем все­го ча­сов пять – а хо­телось сут­ки. Меж­ду тем в сло­вах Бель­фе­гора бы­ло что-то не­логич­ное, со­вер­шенно не по­нят­ное Фра­ну, вы­зыва­ющее же­лание за­пус­тить в по­ло­ум­ную ко­роно­ван­ную баш­ку чем-ни­будь тя­желым. В Ва­рии каж­дый сам за се­бя – это один из прин­ци­пов не­зави­симо­го под­разде­ления Вон­го­лы, но не­уже­ли за не­соб­лю­дение это­го нег­ласно­го пра­вила при­нято так жес­то­ко ка­рать, ме­шая выс­пать­ся?
Фран вы­дох­нул сквозь зу­бы.
- Ни за­чем. Прос­то так.
Бель­фе­гор под­нялся, и Фран не ус­пел за­метить, как че­рез па­ру мгно­вений Принц ока­зал­ся ря­дом с ним. Гу­бы блон­ди­на по-преж­не­му бы­ли вы­тяну­ты в тон­кую ли­нию. Под­тя­нув­шись на кро­вати, ил­лю­зи­онист зап­ро­кинул го­лову, и те­перь его гла­за бы­ли на уров­не глаз Бель­фе­гора.
- Ес­ли вас так это огор­чи­ло, сем­пай, то в сле­ду­ющий раз ни за что не бу­ду вас спа­сать, прой­ду ми­мо, еще и пну, что­бы точ­но не оби­делись, - без­различ­ным го­лосом по­обе­щал Фран, мыс­ленно прок­ли­ная при­дуроч­но­го ко­ролев­ско­го от­прыс­ка. – Что-ни­будь еще?
- Да что ты во­об­ще та­кое? – про­шипел Принц.
Фра­ну ста­ло не по се­бе. Он бо­ял­ся да­же пред­по­ложить, что сей­час про­ис­хо­дит в нез­до­ровой го­лове на­пар­ни­ка.
- Вам обя­затель­но нуж­но вы­яс­нять это сей­час, сем­пай?
Бель раз­дра­жен­но фыр­кнул и рез­ко от­вернул­ся.
- Вык­лю­чите, по­жалуй­ста, свет, раз уж вы ря­дом, - ска­зал ил­лю­зи­онист, ког­да Принц уже со­бирал­ся зах­лопнуть за со­бой дверь.
Хра­нитель Ура­гана хлоп­нул ла­донью по вык­лю­чате­лю – да так, что плас­тмас­са жа­лоб­но зас­кри­пела. Фран зак­рыл гла­за, прис­лу­шива­ясь к во­царив­шей­ся ти­шине.
Еще раз прок­ру­тив в па­мяти то, что ска­зал Бель, он по­чувс­тво­вал за­поз­да­лое раз­дра­жение. Ка­кого дь­яво­ла Принц ус­тро­ил этот спек­такль из-за су­щей че­пухи, ло­гика ил­лю­зи­онис­та объ­яс­нять от­ка­зыва­лась. Впро­чем, пос­тупки Его Вы­сочес­тва ни­ког­да не от­ли­чались ло­гич­ностью и пос­ле­дова­тель­ностью, и Фран быс­тро ус­по­ко­ил се­бя мыслью, что стал сви­дете­лем оче­ред­но­го кап­ри­за из­ба­лован­но­го ге­ния Ва­рии.
Вспом­нив о про­ис­хожде­нии Бель­фе­гора, Фран за­думал­ся о том, от­ку­да взя­лось в об­ласкан­ном с пе­ленок рос­кошью и вни­мани­ем Прин­це столь­ко не­дове­рия и враж­дебнос­ти, что да­же ни­чего не зна­чащие жес­ты в его ад­рес вы­зыва­ют та­кое от­торже­ние. Но па­мять ус­лужли­во под­ки­нула хра­ните­лю Ту­мана кар­ти­ны из собс­твен­но­го детс­тва, и Фран ус­мехнул­ся: ему ли не знать, ка­кова це­на та­кой ро­дитель­ской люб­ви в бо­гатых семь­ях.
Ил­лю­зи­онист ши­роко рас­пахнул гла­за, ус­та­вив­шись в по­толок. Он толь­ко сей­час осоз­нал, что до­пус­тил мысль, буд­то у них с чок­ну­тым Пот­ро­шите­лем мо­жет быть что-то об­щее.
«Что за глу­пос­ти ле­зут в го­лову».
Хра­нитель Ту­мана пе­ревер­нулся на дру­гой бок, пы­та­ясь удоб­нее ус­тро­ить­ся на жес­ткой кро­вати. Че­рез нес­коль­ко ми­нут он уже спал глу­боким сном, вко­нец обес­си­лев от ин­тенсив­ности слу­ча­ющих­ся с ним про­ис­шес­твий.

Прос­нувшись, Фран поч­ти ни­чего не пом­нил о ноч­ном ин­ци­ден­те. По­пыт­ки что-то вспом­нить бы­ли вы­тес­не­ны про­тес­та­ми ор­га­низ­ма, ко­торый от­ка­зывал­ся нор­маль­но фун­кци­они­ровать без сроч­но­го вли­вания в не­го во­ды – по­лулит­ра, ни­как не мень­ше. Во рту и гор­ле пе­ресох­ло, за­то ил­лю­зи­онист не без удо­воль­ствия от­ме­тил, что иных пос­ледс­твий вче­раш­не­го тор­жес­тва, как то го­лов­ные бо­ли или тош­но­та, не наб­лю­далось. На­конец-то зас­та­вив се­бя отор­вать­ся от пос­те­ли и при­ведя внеш­ний вид в по­рядок, па­рень спус­тился в гос­ти­ную, ко­торую уже на­пол­нял при­ят­ный за­пах го­ряче­го ко­фе и све­жей вы­печ­ки.
День про­летел прак­ти­чес­ки не­замет­но: без про­ис­шес­твий и, что яв­ля­лось от­дель­ным плю­сом для ил­лю­зи­онис­та, без встреч с Прин­цем. Жизнь вновь вхо­дила в при­выч­ное рус­ло: ни­каких мис­сий для Фра­на не на­меча­лось, на­чало тре­ниро­вок от­кла­дыва­лось на не­делю, что­бы дать бо­евым ра­нам, пусть и не­серь­ез­ным, окон­ча­тель­но за­тянуть­ся. Вы­ловив веч­но за­нято­го и спе­шаще­го ку­да-ни­будь ка­пита­на, Фран по­гово­рил с ним о ко­робоч­ках и, по­лучив обе­щание ра­зоб­рать­ся с этим, про­дол­жил бес­цель­но сло­нять­ся по зам­ку. За­ходя ве­чером в свою ком­на­ту, что­бы взять при­над­лежнос­ти для ду­ша, и воз­вра­ща­ясь чуть поз­же, уже пе­ре­оде­тым в пи­жаму и с по­лотен­цем, наб­ро­шен­ным на мок­рую взлох­ма­чен­ную го­лову, ил­лю­зи­онист меч­тал толь­ко об од­ном: что­бы день за­кон­чился так же ти­хо и скуч­но, как он про­шел.
Но на­деж­дам пар­ня не суж­де­но бы­ло осу­щес­твить­ся. В крес­ле, за­кинув но­ги на под­ло­кот­ник, си­дел Бель­фе­гор – в точ­но та­кой же по­зе, как на­кану­не ночью. Фран не был уве­рен, что так­ти­ка иг­но­риро­вания Прин­ца по­может из­ба­вить­ся от на­зой­ли­вой ко­ролев­ской осо­бы, но поп­ро­бовать сто­ило.
- Ты где так дол­го шлял­ся? – ле­ниво про­тянул Бель, гля­дя в по­толок, ког­да ил­лю­зи­онист с не­воз­му­тимым ви­дом про­шел ми­мо.
- О, сем­пай, вы здесь, - при­дав го­лосу от­те­нок удив­ле­ния, отоз­вался Фран. – Я был в ду­ше.
- Це­лый час?
- А что та­кого? Сем­пай, ну вы же дол­жны по­нимать, что пар­ни в мо­ем воз­расте де­ла­ют, ког­да при­нима­ют душ, вер­но?
Бель­фе­гор през­ри­тель­но фыр­кнул в от­вет. Фран ис­ко­са ог­ля­нул­ся на не­го в на­деж­де уви­деть, что Принц удов­летво­рил свое лю­бопытс­тво и, на­конец, ос­та­вит его в по­кое. Но хра­нитель Ура­гана си­дел на преж­нем мес­те.
Фран бро­сил влаж­ное по­лотен­це на по­докон­ник, взъ­еро­шил во­лосы од­ной ру­кой, стря­хивая ка­пель­ки во­ды, за­тем от­дернул пок­ры­вало на кро­вати и взбил по­душ­ку, под­чер­кну­то де­монс­три­руя при­готов­ле­ния ко сну. Бро­сив еще один тос­кли­вый взгляд в сто­рону нез­ва­ного гос­тя, ил­лю­зи­онист ре­шил, что на­меков Его Вы­сочес­тво не по­нима­ет – спе­ци­аль­но или вви­ду сво­ей осо­бой ге­ни­аль­нос­ти – по­это­му луч­шим ва­ри­ан­том бу­дет вза­им­ное без­разли­чие.
- Я вык­лю­чаю свет, - со­об­щил Фран, уже ус­тро­ив­шись под оде­ялом и про­тяги­вая ру­ку к кноп­ке ма­лень­ко­го ноч­ни­ка, и, не дож­давшись ни­какой ре­ак­ции, до­бавил: - Спо­кой­ной но­чи, сем­пай.
Че­рез нес­коль­ко ми­нут Фран ус­лы­шал, как от­кры­лась и зак­ры­лась дверь его ком­на­ты.

Че­рез не­делю ил­лю­зи­онист поч­ти при­вык к ве­чер­ним ви­зитам Бель­фе­гора. К счастью, Принц боль­ше не за­водил стран­ных раз­го­воров, са­мое боль­шее – они пе­реб­ра­сыва­лись па­рой-трой­кой вза­им­ных кол­костей, пос­ле че­го хра­нитель Ту­мана ло­жил­ся спать, а Бель, по­сидев с за­дум­чи­вым ви­дом еще ми­нут пять-де­сять, ухо­дил к се­бе. Днем не про­ис­хо­дило ни­чего не­обыч­но­го: ос­таль­ные офи­церы по­тихонь­ку при­выка­ли к став­шим не­из­менны­ми ле­нивым пе­реб­ранкам но­во­ис­пе­чен­ных на­пар­ни­ков, Бель­фе­гор об­за­вел­ся при­выч­кой от­ве­чать на доб­рую по­лови­ну яз­ви­тель­нос­тей Фра­на сво­ими но­жами, а Фран, в свою оче­редь, при­думал па­ру не­хит­рых спо­собов из­бе­жать бо­лез­ненных пос­ледс­твий этой при­выч­ки: уво­рачи­вать­ся бы­ло бес­по­лез­но – это лишь силь­нее зли­ло Прин­ца, за­то с по­мощью ил­лю­зий ока­залось впол­не воз­можно об­ма­нуть его.
Так про­ходи­ли дни, а по ве­черам Фран сно­ва об­на­ружи­вал Его Вы­сочес­тво на преж­нем мес­те, и это не сму­щало пар­ня, по­ка не при­носи­ло лич­но ему ни­каких не­удобств.

- Это еще что? – Бель­фе­гор удос­то­ил Фра­на взгля­дом. Тот, тя­жело пых­тя, что-то втас­ки­вал в ком­на­ту, изо всех сил прив­ле­кая к се­бе вни­мание.
- Мат­рас, сем­пай, - отоз­вался ил­лю­зи­онист, но­гой зах­ло­пывая дверь. – Очень мяг­кий и удоб­ный.
- И за­чем он те­бе?
- Как это – за­чем? Вы про­бова­ли спать на мо­ем?
- С ка­кой ста­ти?!
- А у ме­ня уже спи­на бо­лит. Мож­но по­думать, что в чех­ле бе­тон­ная пли­та за­шита! – Фран вы­рази­тель­но хму­рил­ся и раз­ма­хивал ру­ками. – У вас-то их аж пять штук. К то­му же вы все рав­но тут тор­чи­те, я и по­думал, что ес­ли за­беру один мат­рас, вы да­же не за­мети­те.
- Что? – рас­те­рял­ся Бель, прив­ста­вая с крес­ла и всмат­ри­ва­ясь в бес­це­ремон­но ук­ра­ден­ную у не­го вещь. – Ты пос­мел тро­гать собс­твен­ность Прин­ца?
Фран до­волок мат­рас до кро­вати и бро­сил на пол, ус­та­ло плюх­нувшись на не­го. Воз­дух на­чинал поч­ти ощу­тимо пот­рески­вать от нап­ря­жения. Ил­лю­зи­онист от­ки­нул го­лову на­зад и по­косил­ся по Бель­фе­гора, жад­но выс­матри­вая его ре­ак­цию.
- Сем­пай, это все­го лишь мат­рас, - ска­зал Фран с уко­ром. – Нель­зя быть та­ким ме­лоч­ным.
Улыб­ка Прин­ца прев­ра­тилась в ос­кал.
- Ты пе­ресек чер­ту, га­деныш. Вер­ни мои ве­щи на мес­то, и я сох­ра­ню те­бе се­год­ня жизнь.
- Вер­нуть на мес­то, го­вори­те? - воз­му­тил­ся Фран. - По-ва­шему, лег­ко бы­ло при­тащить этот мат­рас сю­да? Ес­ли вам так жал­ко, то са­ми и за­бирай­те, а я с мес­та не сдви­нусь.
Хра­нитель Ура­гана мол­чал и не дви­гал­ся, как хищ­ник, ко­торый го­товит­ся к прыж­ку. Ти­шина за­тяну­лась. В ней бы­ло слыш­но, как пот­рески­ва­ет элек­три­чес­тво в про­водах и шу­мят за ок­ном де­ревья.
- А ес­ли бы вы про­води­ли ве­чера в сво­ей ком­на­те, а не в мо­ей, то смог­ли бы ус­ле­дить за сво­ими ве­щами. Сем­пай.
Бро­сив през­ри­тель­ное «тц», Бель­фе­гор от­вернул­ся к ок­ну, боль­ше не об­ра­щая вни­мания на пар­ня. Тот, в свою оче­редь, то­же быс­тро пе­рек­лю­чил­ся на обус­трой­ство сво­ей пос­те­ли.

Од­нажды вой­дя в ком­на­ту, Фран пер­вым де­лом бро­сил взгляд на крес­ло, ко­торое не­из­менно по ве­черам бы­ло за­нято ко­ролев­ской зад­ни­цей Его Вы­сочес­тва. Си­нева­тый свет из ок­на ос­ве­щал пус­тое крес­ло. Ил­лю­зи­онист на миг по­думал, что в ком­на­те от­сутс­тву­ет ка­кой-то важ­ный эле­мент, без ко­торо­го уже об­ста­нов­ка ка­жет­ся не той. Отог­нав эти мыс­ли, па­рень бро­сил на крес­ло кур­тку, что­бы за­пол­нить пус­то­ту, и по­дошел к ок­ну. Ра­ма бес­шумно при­от­кры­лась, и в ком­на­ту хлы­нули зву­ки и за­пахи ноч­но­го са­да. Ночь вы­далась вос­хи­титель­ная. Тре­щали ци­кады, пос­висты­вали пти­цы, эхом до­носи­лось жур­ча­ние боль­шо­го фон­та­на. Все не­бо бы­ло усы­пано звез­да­ми, Фран вспом­нил, что уже очень дав­но не смот­рел на звез­ды: ка­жет­ся, в пос­ледний раз это бы­ло еще на заб­ро­шен­ной вил­ле. Ког­да там на Си­цилии са­дилось сол­нце и спа­дала жа­ра, он вы­ходил в сад, ус­тра­ивал­ся в га­маке, что­бы слу­шать пос­кри­пыва­ние ста­рых яб­лонь и смот­реть на не­бо сквозь ше­лес­тя­щие кро­ны. За­сыпая, он по­падал в свою пус­тынную ил­лю­зию, и по­рой учи­тель в ка­чес­тве по­ощ­ре­ния брал его с со­бой на про­гул­ку по дру­гим ми­рам. Это бы­ло по­хоже на сказ­ку: ил­лю­зия за ил­лю­зи­ей, один мир сме­нял­ся дру­гим, и иног­да бы­ло труд­но по­верить, что те­бя ок­ру­жа­ет все­го лишь ис­кусный об­ман. На фо­не тех мест, ко­торые они по­сеща­ли, собс­твен­ный мир Фра­на выг­ля­дел жал­ко. Он не по­нимал, в чем де­ло, ведь ес­ли мир есть по­рож­де­ние фан­та­зии, то он смог бы при­думать что-то по­ин­те­рес­нее го­лой выж­женной пус­ты­ни. Но учи­тель от­малчи­вал­ся и ук­лончи­во го­ворил, что мир не яв­ля­ет­ся от­ра­жени­ем же­ланий, под­созна­ния, ду­ши или судь­бы, име­ет сов­сем иную при­роду, по­нять ко­торую мо­жет лишь тот, кто хоть раз ви­дел из­нанку ил­лю­зий. И Фран сго­рал от лю­бопытс­тва, но ни­чего не вы­пыты­вал; он ждал, ког­да ил­лю­зии са­ми от­кро­ют­ся ему и поз­во­лят уви­деть свою об­ратную сто­рону.
Теп­лый ве­тер ше­велил его во­лосы, и их кон­чи­ки ще­кот­но за­дева­ли пле­чи. Не­ожи­дан­но что-то, не­похо­жее на ду­нове­ние вет­ра, обож­гло ко­жу. Ил­лю­зи­онист спи­ной ощу­тил мяг­кое теп­ло, а на шее – как буд­то чье-то го­рячее ды­хание. От наг­ре­того за день воз­ду­ха ста­ло нем­но­го душ­но. Фран пог­лубже вдох­нул и по­чувс­тво­вал, как его те­ло рас­слаб­ля­ет­ся: от слад­ких за­пахов цве­тов, тра­вы и зем­ли, от очень тон­ко­го аро­мата шам­пу­ня и не­понят­но от­ку­да взяв­ше­гося за­паха теп­ло­го мо­лока. Ил­лю­зи­онист дав­но не ощу­щал се­бя так спо­кой­но и сво­бод­но, буд­то ря­дом на мно­гие ми­ли вок­руг – ни еди­ной жи­вой ду­ши, ник­то не по­бес­по­ко­ит его, мож­но поз­во­лить се­бе по­терять бди­тель­ность. Толь­ко слиш­ком жгу­чее теп­ло на ко­же и по­доз­ри­тель­но зна­комый за­пах ме­тал­ла и мо­лока на­руша­ли эту гар­мо­нию. Фран не чувс­тво­вал ря­дом чь­его-ли­бо при­сутс­твия, но так мог пах­нуть толь­ко один че­ловек во всем ми­ре. Что-то мяг­ко кос­ну­лось его. Хра­нитель Ту­мана внут­ренне нап­рягся, пы­та­ясь сно­ва соб­рать­ся с мыс­ля­ми, но ра­зом­левшее соз­на­ние то­му не спо­собс­тво­вало.
- Сем­пай, что это зна­чит?
Ког­да Фран рез­ко ог­ля­нул­ся, за его спи­ной ни­кого не ока­залось. Де­верь в ком­на­ту бы­ла при­от­кры­та, тон­кая по­лос­ка жел­то­го све­та па­дала на пол. Мяг­кий ко­вер скра­дывал зву­ки ша­гов, за­тем хлоп­ну­ла од­на из со­сед­них две­рей, и все стих­ло.
Ил­лю­зи­онист выг­ля­нул в ко­ридор.
- Спо­кой­ной но­чи, сем­пай, - ска­зал он, чуть по­высив го­лос.
На вся­кий слу­чай Фран зак­рыл дверь на за­щел­ку и всерь­ез за­думал­ся о том, что­бы поп­ро­сить ка­пита­на рас­по­рядить­ся о до­пол­ни­тель­ном зам­ке в его ком­на­ту: раз­вле­чения у Бель­фе­гора ста­нови­лись все бо­лее не­ожи­дан­ны­ми, как знать, что Принц вы­кинет в сле­ду­ющий раз. Спря­тать­ся в тем­но­те, что­бы по­том под­красть­ся и на­пугать – не­солид­но для осо­бы ко­ролев­ских кро­вей. Но на­до от­дать ему дол­жное, на этот раз у не­го по­лучи­лось рас­сердить сво­его на­пар­ни­ка.
Ил­лю­зи­онист встрях­нул по­душ­ку, слов­но вы­мещая на ней свое раз­дра­жение, и плюх­нулся на кро­вать так, что та на миг прог­ну­лась под его ху­дым те­лом. Он точ­но не знал, что его боль­ше вы­вело из рав­но­весия: то, что Бель пря­тал­ся здесь, был ря­дом, ког­да Фран впер­вые за пос­леднее вре­мя рас­сла­бил­ся и нас­лаждал­ся оди­ночес­твом на­еди­не со сво­ими мыс­ля­ми, или то, что Его Вы­сочес­тво де­зер­ти­ровал, не за­вер­шив свою оче­ред­ную из­де­ватель­скую вы­ход­ку. И не важ­но, хо­тел Принц его толь­ко на­пугать или, на­конец, убить.
Фран дол­го во­рочал­ся, преж­де чем окон­ча­тель­но ус­тал и обес­си­лено рас­плас­тался по кро­вати. Внут­ри все ще­кота­ло от оби­ды. Ему хо­телось знать, по­чему Принц каж­дый ве­чер при­ходит к не­му в ком­на­ту, мол­чит и наб­лю­да­ет, по­чему се­год­ня ждал его, че­го он хо­тел и по­чему ушел, так ни­чего и не сде­лав… Или сде­лав? Воз­можно, Принц по­лучил то, что хо­тел, по­это­му так быс­тро ис­чез. Фран не впер­вые стал­ки­вал­ся с тем, че­го не мо­жет объ­яс­нить, в кон­це кон­цов, он че­тыре го­да ски­тал­ся по ми­рам ил­лю­зий. Но ред­ко слу­чалось, что он не мог ра­зоб­рать­ся с тво­рящим­ся в его собс­твен­ной го­лове.

Это бы­ла са­мая обыч­ная кар­тонная ко­роб­ка, раз­ме­ром раз в пять боль­ше го­ловы Фра­на; из-под неп­лотно зак­ры­той крыш­ки вы­зыва­юще выг­ля­дывал оваль­ный го­лубой глаз, от­ра­жа­ющий бли­ки све­та. Ил­лю­зи­онист со­вер­шенно не был уве­рен в бе­зопас­ности со­дер­жи­мого этой ко­роб­ки, по­это­му пред­по­чел не тро­гать ее.
- От­кры­вай, - ско­ман­до­вал Бель­фе­гор. Он сно­ва си­дел на при­выч­ном мес­те в крес­ле и выг­ля­дел, как зри­тель на час­тном спек­такле.
- Нет, спа­сибо. Я знаю, что бы­ва­ет в та­ких слу­ча­ях: я от­крою ее, от­ту­да выс­ко­чит бок­сер­ская пер­чатка на пру­жине и…
- Не ис­пы­тывай тер­пе­ние Прин­ца!
Бель­фе­гор рас­сме­ял­ся впол­не доб­ро­душ­но, но па­роч­ка но­жей все рав­но при­лете­ли Фра­ну в пле­чо. Принц был не­тер­пе­лив и ер­зал, как на игол­ках. Ил­лю­зи­онист при­нял свою судь­бу и по­вино­вал­ся. Ему очень дав­но не да­рили по­дар­ков. По­дар­ки - вещь нас­то­ражи­ва­ющая, а уж по­лучен­ные от Прин­ца так и вов­се опас­ная во всех от­но­шени­ях.
Зах­рустел на­дор­ванный кар­тон. Ил­лю­зи­онист вни­матель­но ос­мотрел со­дер­жи­мое ко­роб­ки, но он ви­дел то, что он ви­дел, хоть в это и труд­но бы­ло по­верить.
- Ну и что это та­кое, сем­пай? – сдал­ся Фран пос­ле нес­коль­ких по­пыток при­думать наз­на­чение ог­ромной шап­ке в ви­де жиз­не­радос­тной ля­гушачь­ей го­ловы. - Иг­рушка?
- Те­перь ты бу­дешь это но­сить. – Го­лос Бель­фе­гора зву­чал не столь­ко по­вели­тель­но, сколь­ко ве­лико­душ­но, слов­но он толь­ко что ока­зал сво­ему на­пар­ни­ку ве­личай­шую ми­лость, и тот не­мед­ленно дол­жен пасть ниц пе­ред бла­городс­твом Его Вы­сочес­тва.
Фран па­дать не то­ропил­ся. Он не­довер­чи­во пос­мотрел на кол­ле­гу.
- По­чему я дол­жен это но­сить? – спро­сил, на­конец, Фран, не дож­давшись объ­яс­не­ний от Бель­фе­гора.
- По­тому что ты по­хож на ля­гуш­ку. А так ни у ко­го не ос­та­нет­ся сом­не­ний, что ты ля­гуш­ка.
Принц улыб­нулся еще ши­ре. Ка­жет­ся, он был ужас­но до­волен сво­ей шут­кой и ждал вос­хи­щен­ной ре­ак­ции.
Фран об­ре­чен­но вздох­нул и пе­рес­та­вил ко­роб­ку с кро­вати на пол, поп­ра­вив за­мяв­ше­еся пок­ры­вало. Он пос­чи­тал про­ис­хо­дящее оче­ред­ной не смеш­ной шут­кой сем­пая.
- А что бу­дет, ес­ли я от­ка­жусь? – спро­сил ил­лю­зи­онист.
- Ши-ши-ши.
Слух уло­вил ше­лес­тя­щий лязг раз­во­рачи­ва­емо­го сталь­но­го ве­ера, вы­ражав­ший мне­ние Бель­фе­гора по это­му воп­ро­су крас­но­речи­вее слов.
- Мам­мон всег­да но­сил на го­лове ля­гуш­ку. Раз ты ил­лю­зи­онист, то то­же дол­жен.
- А вам не при­ходи­ло в го­лову, что я бо­лее мо­гущес­твен­ный ил­лю­зи­онист, чем ваш быв­ший, и мо­гу справ­лять­ся без жа­бы?
- Ля­гуш­ки, - поп­ра­вил Принц.
Фран уже знал, что не­кото­рым вы­ход­кам ва­рий­ско­го ге­ния про­ще бы­ло по­дыг­рать, чем соп­ро­тив­лять­ся и по­дог­ре­вать ин­те­рес Прин­ца. Хо­тя с но­жами эта так­ти­ка не про­кати­ла,
Фран на­де­ял­ся на луч­шее в тот мо­мент, ког­да впер­вые вод­ру­зил се­бе на го­лову не­веро­ят­ных раз­ме­ров шап­ку. Она ока­залась на удив­ле­ние лег­кой, с при­ят­ной под­клад­кой внут­ри и удоб­ны­ми слу­ховы­ми от­вер­сти­ями, да и во­об­ще се­ла, как вли­тая. Вряд ли Бель­фе­гор уга­дал с раз­ме­ром, зас­ко­чив слу­чай­но в ма­газин ду­рац­ких го­лов­ных убо­ров. Это не­дора­зуме­ние, оче­вид­но, из­го­тови­ли на за­каз, а зна­чит, Принц здо­рово за­моро­чил­ся. Фран счел это поч­ти ми­лым и ре­шил, что сох­ра­нит шап­ку пос­ле то­го, как его на­пар­ник ус­та­нет от этой глу­пой шут­ки.

Ког­да спус­тя не­делю Фран во­шел в гос­ти­ную, где уже был нак­рыт к зав­тра­ку стол, все при­сутс­тву­ющие мгно­вен­но умол­кли.
- С доб­рым ут­ром, - при­ветс­тво­вал всех ил­лю­зи­онист, не об­ра­щая вни­мания на их ре­ак­цию.
Он про­шел к сто­лу и сел на свое обыч­ное мес­то. Каж­дое его дви­жение бы­ло под­чер­кну­то обы­ден­ным, кро­ме то­го, что приш­лось поп­ро­сить Лус­су­рию слег­ка под­ви­нуть­ся. Ог­ромная шап­ка тре­бова­ла боль­ше мес­та, но за­то да­вала плюс к лич­но­му прос­транс­тву.
- Ха! - вос­клик­нул Ле­ви, ког­да спра­вил­ся с пер­вым шо­ком. - А я сра­зу го­ворил, что у не­го кры­ша по­еха­ла.
Бель­фе­гор не скры­вал сво­его удов­летво­рения от ви­да на­пар­ни­ка. Он бро­сил свой зав­трак, ед­ва за­видев Фра­на, и те­перь пя­лил­ся на не­го, буд­то то­го по­дали к сто­лу на де­серт.
Да­же ка­питан не ос­тался рав­но­душ­ным. Ску­ало хо­тел бы­ло что-то ска­зать, но толь­ко без­звуч­но ус­мехнул­ся в свою чаш­ку ко­фе.
Лус­су­рия тер­пел доль­ше всех, но и он в ито­ге по­терял ин­те­рес к еде.
- Что это у те­бя на го­лове, ми­лый? - ос­то­рож­но спро­сил он, от­ло­жив сто­ловые при­боры. - Эк­спе­римен­ти­ровать с имид­жем пох­валь­но, но лег­ко пе­ребор­щить. Да­вай я по­могу те­бе выб­рать что-то бо­лее под­хо­дящее к фор­ме тво­его ли­ца?
Сол­нечные оч­ки, ко­торые всег­да но­сил Хра­нитель Сол­нца Ва­рии, на­деж­но за­щища­ли его не толь­ко от уль­тра­фи­оле­та, но и от чу­жих не­доб­рых взгля­дов. Фран пос­мотрел на Лус­су­рию со смесью не­навис­ти и моль­бы.
- Твоя идея? - спро­сил Ску­ало у Прин­ца.
Бель­фе­гор нас­толь­ко не скры­вал сво­ей ра­дос­ти, что это не ос­тавля­ло сом­не­ний в том, кто при­ложил ру­ку к но­вому об­ра­зу ил­лю­зи­онис­та. Ску­ало толь­ко по­качал го­ловой. Он не одоб­рял кло­уна­ду сре­ди стар­ше­го офи­цер­ско­го сос­та­ва, но ес­ли Принц взял­ся раз­вле­кать­ся с но­вич­ком, то ути­хоми­рить его спо­соб­но толь­ко вре­мя. Ка­питан ве­рил, что со вре­менем жгу­чий ин­те­рес Его Вы­сочес­тва к маль­чиш­ке про­падет, а вмес­те с ним и ля­гушачья шап­ка.
Фра­ну то­же очень хо­телось в это ве­рить.
Но шап­ка не про­пала ни че­рез нес­коль­ко дней, ни че­рез не­делю, ни че­рез ме­сяц. Она упор­но воз­вра­щалась к Фра­ну. Воз­вра­щалась всег­да: па­рень ее выб­ра­сывал, од­нажды да­же ри­ту­аль­но сжи­гал во дво­ре под ок­на­ми Прин­ца, пря­тал ее с по­мощью ил­лю­зий, но по­том он не­из­менно на­ходил ее в сво­ей ком­на­те. Боль­шие го­лубые гла­за озор­но смот­ре­ли на Фра­на, ли­шая его вся­кой во­ли к соп­ро­тив­ле­нию. В кон­це кон­цов, приш­лось ис­кать в сло­жив­шей­ся си­ту­ации хоть ка­кие-то плю­сы: ес­ли Его Вы­сочес­тву взду­ма­ет­ся мет­нуть де­сяток но­жей в го­лову сво­ему на­пар­ни­ку, то шап­ка мо­жет ока­зать­ся да­же по­лез­ной. Фран стал пос­те­пен­но при­выкать к этой ля­гушачь­ей го­лове.

Нас­тро­ение, при­выч­ки и спо­собы дей­ство­вать на нер­вы ок­ру­жа­ющим у Прин­ца ме­нялись до­воль­но быс­тро. Ноч­ные ви­зиты к ил­лю­зи­онис­ту прек­ра­тились так же вне­зап­но, как на­чались. Это все­лило в хра­ните­ля Ту­мана на­деж­ду на то, что шут­ка с шап­кой-ля­гуш­кой то­же вско­ре пе­рес­та­нет быть ак­ту­аль­ной. Фран изо всех сил ве­рил в это, нес­мотря на при­род­ный скеп­ти­цизм.
- Ка­кого чер­та… - про­буб­нил се­бе под нос Фран, зас­тыв в две­рях кух­ни.
На од­ном из сто­лов ста­рани­ями не­из­вес­тно­го ге­ния был воз­ве­ден ма­кет зам­ка. С ба­шен­ка­ми. Из сот­ни оди­нако­вых па­кети­ков из-под как­ту­сово­го со­ка. Лич­ность ге­ния тут же бы­ла ус­та­нов­ле­на: на краю ши­роко­го по­докон­ни­ка си­дел Бель­фе­гор и за­дум­чи­во вы­ливал со­дер­жи­мое оче­ред­но­го па­кета в гор­шок с цвет­ком. И ведь Принц на­вер­ня­ка знал, что единс­твен­ным пот­ре­бите­лем это­го про­дук­та яв­лялся его на­пар­ник, Фра­ну ос­та­валось толь­ко по­ражать­ся ко­варс­тву ума Бель­фе­гора.
Фран про­шел к хо­лодиль­ни­ку, в ко­тором хра­нились на­пит­ки, и заг­ля­нул внутрь. Ну ко­неч­но, од­на из по­лок бы­ла опус­то­шена, а ил­лю­зи­онис­та, как наз­ло, сей­час так му­чила жаж­да.
- И как это по­нимать? – ри­тори­чес­ки спро­сил па­рень, по­косив­шись на Бель­фе­гора.
- Прин­цу скуч­но, - со­об­щил тот. С эти­ми сло­вами он вод­ру­зил пос­ледний па­кетик на вер­ши­ну сво­его ар­хи­тек­турно­го ше­дев­ра и вы­шел из кух­ни.
Фран зах­лопнул двер­цу хо­лодиль­ни­ка и воз­вел гла­за к по­тол­ку. Су­дя по все­му, Принц в прис­ту­пах ме­лан­хо­лии па­кос­тил ни­чуть не мень­ше, чем в хо­рошем рас­по­ложе­нии ду­ха.
За­то ил­лю­зи­онист не без не­кото­рой до­ли удо­воль­ствия от­ме­тил, что па­кос­тил Его Вы­сочес­тво не толь­ко ему. В ко­ридо­ре хра­ните­ля Ту­мана чуть не сбил с ног Ску­ало. Приль­нув к сте­не, Фран из­бе­жал учас­ти быть сме­тен­ным этим ура­ганом; ка­питан да­же не за­метил пар­ня. Су­пер­бия за­вер­нул в гос­ти­ную, от­ку­да тут же пос­лы­шались ха­рак­терные кри­ки. Фран по­дошел бли­же к ве­дущей в гос­ти­ную ар­ке и прис­лу­шал­ся.
- Да мне пле­вать! Я те­бя спра­шиваю, что это, мать твою?!
- Я же ска­зал, что Прин­цу бы­ло ску­уу…
Бель не ус­пел за­кон­чить мысль, как что-то гром­ко раз­би­лось. Бель­фе­гор за­шипел. Сно­ва пос­лы­шал­ся звук бь­юще­гося стек­ла, и Фран ре­шил од­ним гла­зом пос­мотреть, что там про­ис­хо­дит.
Принц си­дел на обе­ден­ном сто­ле, заб­равшись на не­го с но­гами, по по­лу бы­ли раз­бро­саны ос­колки ва­зы, по­пав­шей под сталь­ную «ру­ку» ка­пита­на, пы­тав­ше­гося снес­ти вен­це­нос­ную го­лову.
- Этот па­кет дол­жен был вче­ра от­пра­вить­ся в Япо­нию с ос­таль­ны­ми до­кумен­та­ми, ка­кого хре­на он де­ла­ет в кор­зи­не с му­сором? Кто те­бе во­об­ще поз­во­лил лезть в мои бу­маги?!
Ил­лю­зи­онист не удер­жался от смеш­ка: он так яс­но пред­ста­вил се­бе, как лет де­сять-пят­надцать на­зад Ску­ало от­чи­тывал наш­ко­див­ше­го Прин­ца, буд­то сам был то­му сви­дете­лем. От ми­нут­ной за­дум­чи­вос­ти Фра­на от­влек нож, вон­зивший­ся ему в шап­ку, ко­торая вы­дава­ла спря­тав­ше­гося в за­саде хра­ните­ля Ту­мана.
- Те­бя не учи­ли, что под­слу­шивать не­хоро­шо, ля­гуш­ка? – спро­сил сквозь смех Бель­фе­гор.
В сле­ду­ющую се­кун­ду меч Ску­ало рас­сек воз­дух в опас­ной бли­зос­ти от ко­роно­ван­ной пер­со­ны; вос­поль­зо­вав­шись за­меша­тель­ством Прин­ца, Фран не­мед­ленно ре­тиро­вал­ся.

Единс­твен­ным, кто в пос­ле­ду­ющую не­делю не под­вер­гся про­вока­ци­ям Бель­фе­гора, был босс, ко­торый в прин­ци­пе не за­мечал про­ис­хо­дяще­го в шта­бе Ва­рии, а вре­дить не­пос­редс­твен­но Зан­за­су Принц не рис­ко­вал. Пос­коль­ку Ску­ало на шут­ки ре­аги­ровал слиш­ком шум­но, Ле­ви – слиш­ком раз­ру­шитель­но, Лус­су­рия не ре­аги­ровал во­об­ще, не­уди­витель­но, что фа­вори­том Бель­фе­гора стал его не­совер­шенно­лет­ний на­пар­ник, ко­торый слов­но для это­го и был при­нят в Ва­рию. И хо­тя Фран в от­вет на боль­шую часть вы­ходок Его Вы­сочес­тва не вы­ражал ни­каких эмо­ций, хра­ните­лю Ура­гана нра­вилось за­мечать, как тем­не­ют от раз­дра­жения зе­леные гла­за – это счи­талось для Прин­ца чем-то вро­де джек-по­та, а боль­ше­го от флег­ма­тич­но­го ил­лю­зи­онис­та и не дож­дать­ся.
Про­ис­хо­дящее быс­тро пе­рес­та­ло ка­зать­ся Фра­ну хоть сколь­ко-ни­будь за­бав­ным. Бель­фе­гор был пос­то­ян­но раз­дра­жен и не упус­кал воз­можнос­ти вып­леснуть аг­рессию на ил­лю­зи­онис­та. Ля­гушачья шап­ка поч­ти все вре­мя на­поми­нала ог­ромную иголь­ни­цу, уты­кан­ную мно­жес­твом блес­тя­щих лез­вий, Фран при­вык, что в лю­бой мо­мент в не­го мо­жет по­лететь нож. Принц не раз­го­вари­вал с ним, как, впро­чем, и с ос­таль­ны­ми кол­ле­гами. Ску­ало го­ворил, что у ва­рий­ско­го ге­ния та­кие прис­ту­пы – обыч­ное яв­ле­ние, Бель ску­ча­ет без де­ла, вот пус­тит нес­коль­ко лит­ров чу­жой кро­ви – и ус­по­ко­ит­ся. Ил­лю­зи­онис­ту ос­та­валось толь­ко на­де­ять­ся, что Бель­фе­гор не соч­тет на­ибо­лее под­хо­дящей для этой це­ли его кровь.

Фран ос­то­рож­но от­крыл бу­тылоч­ку с ге­лем для ду­ша и при­нюхал­ся. С тех пор, как од­нажды вмес­то ге­ля внут­ри ока­залась кис­ло­та, па­рень стал бо­лее пре­дус­мотри­тель­ным. Нос ил­лю­зи­онис­та уло­вил рез­ко­ватый, но все же пар­фю­мер­ный за­пах. Вы­давив нем­но­го тя­гучей жид­кости на ла­донь и рас­те­рев ее паль­ца­ми, Фран убе­дил­ся, что ему ни­чего не уг­ро­жа­ет, а зна­чит, в этот раз мож­но при­нять душ без прик­лю­чений. Опас­ность под­сте­рега­ла ил­лю­зи­онис­та поч­ти на фи­нише: он чуть не пос­коль­знул­ся на мок­ром ка­феле, ког­да свет рез­ко по­гас. Сквозь ма­лень­кое мут­ное окош­ко под по­тол­ком со­чил­ся блек­лый днев­ной свет. Фран обер­нул по­лотен­це вок­руг бе­дер и дви­нул­ся к вы­ходу. Ока­зав­шись у две­ри, па­рень про­тянул ру­ку, что­бы на ощупь най­ти вык­лю­чатель, но вмес­то это­го он об­на­ружил что-то мяг­кое и… шер­стя­ное. В то же мгно­венье кто-то пой­мал его за­пястье.
- Не смеш­но, сем­пай, - вы­дох­нул Фран. – Я чуть не раз­бил го­лову.
- Глу­пос­ти. Ес­ли кто-то и ра­зобь­ет те­бе го­лову, то это бу­дет Принц.
- Вам еще не на­до­ело?
Вто­рой ру­кой ил­лю­зи­онист все-та­ки на­шел вык­лю­чатель, и под по­тол­ком сно­ва за­горе­лась бе­лая лам­па.
- О чем ты? – спро­сил Бель­фе­гор. Угол­ки его рта бы­ли опу­щены.
- О ва­шем по­веде­нии в пос­ледние дни, сем­пай. Эти иди­от­ские вы­ход­ки уже всех дос­та­ли.
Фран с не­удо­воль­стви­ем от­ме­тил, что не мо­жет сдер­жи­вать гнев­ные нот­ки в го­лосе.
- Ну, я же Принц. – На ли­це Бель­фе­гора сно­ва за­си­яла ши­рокая улыб­ка. – По­это­му мо­гу де­лать, что за­хочу.
- А как же вос­пи­тание? А ко­ролев­ские ма­неры? Что-то не по­хожи вы на от­прыс­ка ко­ролев­ской семьи, мо­жет, вы и не принц вов­се?
- Ты на­рыва­ешь­ся, ля­гуш­ка, - про­хихи­кал Бель.
- Что, я уга­дал? За­дел за боль­ное, да? Ох, бед­ный-бед­ный Бел-сем­пай, он так при­вык на­зывать се­бя Прин­цем, что и сам по­верил, буд­то…
Бель­фе­гор но­гой тол­кнул дверь и, все еще сжи­мая за­пястье на­пар­ни­ка, вы­волок то­го в ко­ридор. Со всей си­лы тол­кнув Фра­на к сте­не, он за­вел его ру­ку за го­лову, од­новре­мен­но под­но­ся к тон­кой шее нож.
Сей­час ил­лю­зи­онист ка­зал­ся еще бо­лее без­за­щит­ным, чем обыч­но. Меш­ко­ватая одеж­да скры­вала его ху­добу, а те­перь мож­но бы­ло раз­гля­деть каж­дое выс­ту­па­ющее реб­ро и клю­чицы, неп­ро­пор­ци­ональ­но уз­кие пле­чи и впав­ший жи­вот. Влаж­ная ко­жа мгно­вен­но пок­ры­лась му­раш­ка­ми. От­ку­да-то тя­нул сквоз­няк, Фран на­чинал мел­ко дро­жать, не­от­рывно гля­дя на Прин­ца.
- Ты сом­не­ва­ешь­ся в под­линнос­ти мо­ей ко­роны, соп­ляк? – за­шипел Бель­фе­гор.
- Что вы, сем­пай, я не сом­не­ва­юсь, - с из­девкой в го­лосе от­ве­тил хра­нитель Ту­мана, ста­ра­ясь отс­тра­нить­ся от лез­вия но­жа.
- Ты пос­мел усом­нить­ся в мо­ем про­ис­хожде­нии?
Ил­лю­зи­онис­ту вдруг ста­ло страш­но. Ка­питан не пре­дуп­реждал его, что силь­нее, чем вид собс­твен­ной кро­ви, Прин­ца за­дева­ют шут­ки о его семье.
- Ду­ма­ешь, что я не дос­то­ин стать ко­ролем? По-тво­ему, я не под­хо­жу для это­го? – тя­гучий го­лос Бель­фе­гора сры­вал­ся на хрип.
Фран ре­шил, что сей­час луч­ше про­мол­чать – и на­де­ять­ся, что кто-ни­будь при­дет сю­да рань­ше, чем чок­ну­тый Пот­ро­шитель пе­рере­жет ему гор­ло.
Лез­вие плот­но при­жалось к шее, сколь­зну­ло вниз, ос­та­вив очень тон­кий по­рез ни­же клю­чицы, ко­торый лишь спус­тя нес­коль­ко се­кунд за­сочил­ся кровью.
Бель вып­ря­мил­ся и от­сту­пил шаг на­зад.
- У те­бя пять ми­нут, ля­гуш­ка. Оде­ва­ешь­ся и вы­ходишь к за­пад­но­му кры­лу, и толь­ко поп­ро­буй опоз­дать хоть на ми­нуту.
- С че­го вдруг я дол­жен вы­пол­нять ва­ши при­казы? – Фран пре­дус­мотри­тель­но дви­нул­ся вдоль сте­ны к сво­ей ком­на­те, что­бы ус­петь зах­лопнуть дверь в слу­чае опас­ности. Но Принц уже спря­тал ору­жие. Бро­сив не­оп­ре­делен­ный взгляд на сво­его на­пар­ни­ка, он раз­вернул­ся и вы­шел из офи­цер­ско­го ко­ридо­ра.

Че­рез пять ми­нут ил­лю­зи­онист, об­ло­котив­шись на ка­мен­ные пе­рила крыль­ца, наб­лю­дал, как его на­пар­ник о чем-то до­гова­рива­ет­ся с муж­чи­ной, оде­тым в джин­сы и сво­бод­ную ру­баш­ку не по фор­ме. Бель­фе­гор жес­том ве­лел Фра­ну сле­довать за ни­ми, и все трое нап­ра­вились к ан­га­ру, где сто­яли вер­то­леты.
- Са­дись, - при­казал Принц, ког­да опус­ти­лась дверь од­но­го из вер­то­летов с эм­бле­мой Ура­гана Ва­рии.
- Мо­жет, вы сна­чала объ­яс­ни­те, ку­да…
Ил­лю­зи­онист не ус­пел за­кон­чить воп­рос, как его гру­бо тол­кну­ли в спи­ну по нап­равле­нию к тра­пу.
- Как ска­жете, сем­пай, - вздох­нул Фран, за­бира­ясь в са­лон.
По­ка их пи­лот во­зил­ся в ан­га­ре, хра­ните­ли си­дели, не про­ронив ни сло­ва. Фран ис­ко­са наб­лю­дал за Бель­фе­гором, а тот, в свою оче­редь, раз­ва­лив­шись по­перек ря­да ко­жаных кре­сел, иг­рал се­реб­ристы­ми но­жами. Сна­ружи заг­ро­хотал ме­ханизм, раз­дви­га­ющий кры­шу ан­га­ра, муж­чи­на за­нял мес­то за штур­ва­лом.
- Ле­теть дол­го, так что мо­жете по­ка пос­пать, - ска­зал он сво­им пас­са­жирам и за­нял­ся при­бор­ной па­нелью.
Ког­да вер­то­лет под­нялся в воз­дух, а уши ил­лю­зи­онис­та при­вык­ли к мо­нотон­но­му гу­лу, па­рень смог раз­ли­чить иг­ра­ющую в са­лоне му­зыку. Все это вре­мя Принц не вы­ражал ни­каких эмо­ций, па­ру раз он под­тя­гивал­ся на сво­ем си­дении, что­бы выг­ля­нуть в ил­лю­мина­тор, по­том воз­вра­щал­ся в ис­ходное по­ложе­ние и ле­жал поч­ти не­под­вижно: воз­можно, он раз­гля­дывал по­толок, сте­ны или – как знать – сво­его на­пар­ни­ка, си­дяще­го нап­ро­тив, в лю­бом слу­чае, гус­тая свет­лая чел­ка хра­нила эту тай­ну.
Фран не ре­шал­ся боль­ше бес­по­ко­ить Его Вы­сочес­тво расс­про­сами о том, ку­да они нап­равля­ют­ся. Все про­ис­хо­дило слиш­ком быс­тро: все­го пол­ча­са на­зад он прос­нулся, ус­пел толь­ко при­нять душ и вот уже ле­тит не­ведо­мо ку­да в ком­па­нии Прин­ца Пот­ро­шите­ля, ко­торый веч­но но­ровит не то прос­то по­кале­чить, не то взап­равду убить млад­ше­го кол­ле­гу. Толь­ко сей­час ил­лю­зи­онис­ту приш­ло в го­лову, что ник­то не зна­ет, ку­да они от­пра­вились.
- Сем­пай, вы пре­дуп­ре­дили ко­го-ни­будь, что мы ре­шили про­гулять­ся пе­ред зав­тра­ком?
- Принц ни­ког­да ни­кого не пре­дуп­режда­ет о сво­их пла­нах, - ле­ниво рас­тя­гивая сло­ва, от­ве­тил Бель. – Бес­по­ко­ишь­ся, что в шта­бе не бу­дут знать, где ис­кать твой труп?
- Это вряд ли, всем из­вес­тно, что единс­твен­ный, кто пос­то­ян­но на ме­ня по­куша­ет­ся, это вы, сем­пай, - за­верил его Фран. – Хо­тя я сом­не­ва­юсь, что вы смо­жете ме­ня убить, я дос­та­точ­но силь­ный ил­лю­зи­онист. Так вы не ска­жете, ку­да мы ле­тим?
- Нет, - от­ре­зал Бель­фе­гор. Вы­путав­шись из сви­са­ющих со спи­нок кре­сел рем­ней, ко­торые он не пот­ру­дил­ся прис­тегнуть, хра­нитель Ура­гана, по­шаты­ва­ясь, пе­реб­рался в зад­нюю часть са­лона и, усев­шись с но­гами на крес­ло, ус­та­вил­ся в ил­лю­мина­тор.
Фран ни­ког­да не стра­дал от лю­бопытс­тва. Нет так нет, ре­шив не тер­зать се­бя до­гад­ка­ми и до­мыс­ла­ми, па­рень пос­ле­довал со­вету пи­лота и, най­дя удоб­ную по­зу для сна, зак­рыл гла­за. Па­нель элек­трон­ных ча­сов по­казы­вала все­го во­семь ут­ра, и Фран от­че­го-то был уве­рен, что си­лы ему се­год­ня еще по­надо­бят­ся.
Пер­вым, что он по­чувс­тво­вал, от­крыв гла­за, бы­ла тош­но­та. Пот­ре­бова­лось нес­коль­ко се­кунд, преж­де чем Фран со­об­ра­зил, где на­ходит­ся. Он нак­ло­нил го­лову, раз­ми­ная шею, и уви­дел, что Бель­фе­гор уже си­дит ря­дом с пи­лотом и на что-то по­казы­ва­ет, ты­ча паль­цем в ло­бовое стек­ло. От­стег­нув ре­мень, впив­ший­ся в пле­чо и ос­та­вив­ший на ко­же крас­ные сле­ды, Фран пе­реполз по си­дени­ям бли­же, что­бы слы­шать раз­го­вор.
- Синь­ор, там нет под­хо­дяще­го мес­та. На за­паде бу­дет час­тный а­эрод­ром, вряд ли они зап­ре­тят по­сад­ку вер­то­лету с гер­бом Ва­рии, - ска­зал муж­чи­на.
Ил­лю­зи­онист не ус­лы­шал, что от­ве­тил хра­нитель Ура­гана, за­то за­метил, как при этом нах­му­рил­ся пи­лот.
- Я не хо­чу спо­рить с ва­ми, синь­ор, но я бы не со­вето­вал… Да, я по­нял. Как по­жела­ете.
При­дер­жи­ва­ясь за сте­ну, Фран по­дошел к ним и заг­ля­нул че­рез пле­чо Прин­ца.
Они ле­тели не слиш­ком вы­соко над зем­лей, мож­но бы­ло раз­гля­деть раз­бро­сан­ные тут и там по об­ширным зе­леным лу­гам до­мики, жел­тые и ко­рич­не­вые квад­ра­ты по­лей, кру­то из­ви­ва­ющу­юся по­лос­ку ре­ки.
- Вы прос­ну­лись, синь­ор, - улыб­нулся пи­лот, об­ра­ща­ясь к хра­ните­лю Ту­мана. - Прис­тегни­тесь, сей­час бу­дем са­дить­ся.

Ког­да Фран спус­кался по тра­пу, его слег­ка по­шаты­вало. По­хоже, за столь­ко лет он сов­сем от­вык от пе­реле­тов. Бель­фе­гор сто­ял чуть по­одаль и за­дум­чи­во смот­рел на го­ризонт. Раз­дался выс­трел; ил­лю­зи­онист вздрог­нул и ог­ля­нул­ся на звук. Из­да­лека к ним приб­ли­жал­ся вы­сокий че­ловек, раз­ма­хива­ющий ружь­ем. Бель по­вер­нул го­лову в сто­рону аг­рессив­но нас­тро­ен­но­го нез­на­ком­ца.
- Че­го и сле­дова­ло ожи­дать, - кон­ста­тиро­вал пи­лот, под­тя­гивая ре­мень джин­сов. – Мы при­зем­ли­лись пря­мо пос­ре­ди его учас­тка, как вы и про­сили, синь­ор. – Пос­леднее муж­чи­на про­из­нес с яв­ной ус­мешкой. – Я ула­жу это.
Све­жий воз­дух, на­конец, по­дей­ство­вал, и Фра­ну ста­ло ощу­тимо лег­че ды­шать. Он нем­но­го про­шел­ся, ос­мотрел­ся, пос­ле че­го ос­та­новил­ся ря­дом с Бель­фе­гором.
- Сем­пай, мы ведь не в Ита­лии, вер­но? – спро­сил он, не осо­бо на­де­ясь, что Его Вы­сочес­тво сни­зой­дет до от­ве­та.
- Нет, - отоз­вался Принц.
- Я все еще не про­тив уз­нать, где мы и за­чем здесь ока­зались, - на­мек­нул ил­лю­зи­онист.
- Ско­ро уз­на­ешь, - от­ве­тил Бель и, раз­вернув­шись, по­шел навс­тре­чу их пи­лоту, ко­торый уже воз­вра­щал­ся с пе­рего­воров.
- Все в по­ряд­ке, - улы­бал­ся тот. – Этот лю­без­ный синь­ор сог­ла­сен по­тер­петь наш вер­то­лет здесь нес­коль­ко ча­сов. А еще он при­нес из­ви­нения за стрель­бу и очень нас­та­ивал, что­бы вы вос­поль­зо­вались его ма­шиной. Так что мо­жете от­прав­лять­ся на свою про­гул­ку, по­ка мы с ним выпь­ем по бу­тылоч­ке бе­зал­ко­голь­но­го пи­ва.
Хо­зя­ин зем­ли дей­стви­тель­но при­вет­ли­во ма­хал им ру­кой, по­казы­вая на при­пар­ко­ван­ный ря­дом с до­мом гряз­но-си­ний «форд».
- Идем, - бро­сил Принц, нап­равля­ясь к ма­шине. Фран по­жал пле­чами и пос­ле­довал за на­пар­ни­ком.

Они вы­еха­ли на ши­рокую до­рогу, иду­щую вдоль ок­ру­жен­ных са­дами до­мов, но уже че­рез пол­ки­ломет­ра свер­ну­ли, и по обе сто­роны от них рас­ки­нулись яр­ко-зе­леные не­ухо­жен­ные лу­га. Грун­то­вая до­рога ви­ляла меж хол­мов, иног­да кру­то ухо­дя вниз; Фран поп­ро­бовал вы­сунуть го­лову в ок­но, но смог раз­гля­деть толь­ко да­леко впе­реди си­лу­эт вы­соко­го тем­но­го зда­ния не­обыч­ной фор­мы. Ре­шив не пор­тить се­бе сюр­приз, весь даль­ней­ший путь он раз­вле­кал­ся со­зер­ца­ни­ем од­но­об­разных сель­ских пей­за­жей.
Ма­шина ос­та­нови­лась. Хра­ните­ли выш­ли из нее и нап­ра­вились вверх по сту­пеням, вы­щер­блен­ным в под­ни­ма­ющей­ся по скло­ну хол­ма тро­пин­ке. Под­нявшись, они ока­зались у под­но­жия…
Это был нас­то­ящий дво­рец. Та­кой, как ри­су­ют в книж­ках о прин­цессах: с вы­соки­ми бе­лос­нежны­ми зуб­ча­тыми сте­нами и ос­тро­вер­хи­ми баш­ня­ми. Фран не ве­рил сво­им гла­зам, та­кие ку­коль­ные двор­цы ему до­води­лось ви­деть толь­ко в Дис­ней Лэнд.
Но пер­вое впе­чат­ле­ние ока­залось об­манчи­вым. Прис­мотрев­шись, ил­лю­зи­онист за­метил, что с нес­коль­ких сто­рон сте­ны раз­ру­шены, бе­лый цвет выг­ля­дит та­ковым толь­ко в лу­чах яр­ко­го сол­нца, в те­ни от­четли­во вид­не­лась тем­ная от сы­рос­ти ка­мен­ная клад­ка. Тут и там вь­ющи­еся рас­те­ния опу­тыва­ли зда­ние, цеп­ля­ясь за пус­тые окон­ные про­емы, а на крас­ных кры­шах ба­шенок чер­не­ли ды­ры от об­ва­лив­шей­ся че­репи­цы.
- Ты спра­шивал про мою семью, ту­пая ля­гуш­ка. – Ус­лы­шав го­лос Бель­фе­гора, Фран от­влек­ся от изу­чения мес­тнос­ти. – Ну, так вот, где-то здесь они и по­хоро­нены. Боль­шая их часть.
- Это ваш дво­рец, сем­пай?
- Ес­тес­твен­но, мой. Я ведь единс­твен­ный нас­ледник.
Пос­ледние сло­ва Принц как-то осо­бен­но под­чер­кнул и до­воль­но ос­ка­лил­ся, слов­но они дос­тавля­ли ему удо­воль­ствие.
- А мы пой­дем ту­да? – с на­деж­дой в го­лосе спро­сил ил­лю­зи­онист. – Всег­да меч­тал по­гулять по нас­то­яще­му заб­ро­шен­но­му двор­цу!
Хра­нитель Ура­гана по­вел пле­чами в знак то­го, что не име­ет воз­ра­жений. Фран ед­ва ли не под­пры­гивал, то­ропясь к вы­сокой ар­ке, за ко­торой на­чинал­ся сад. Еще не­кото­рое вре­мя Бель­фе­гор сто­ял на преж­нем мес­те, гля­дя пе­ред со­бой и слов­но пы­та­ясь что-то вспом­нить, по­том за­дум­чи­во ус­мехнул­ся и за­шагал вслед за на­пар­ни­ком.

Блед­но-жел­тые по­лосы све­та па­дали сквозь за­тяну­тые па­ути­ной ок­на и ос­ве­щали пус­тые ко­ридо­ры и за­лы. Под но­гами хрус­те­ла ка­мен­ная крош­ка, с ули­цы до­носи­лось прон­зи­тель­ное чи­риканье птиц. Фран мед­ленно шел вдоль га­лереи, на сте­нах ко­торой еще сох­ра­нились ос­татки выц­ветших го­беле­нов и кар­тин в трес­нувших ра­мах. Ока­зав­шись в не­боль­шой за­ле, ил­лю­зи­онист на­конец-то вдох­нул све­жий воз­дух: ве­тер про­никал сю­да че­рез пус­той двер­ной про­ем и раз­го­нял зат­хлый за­пах сы­рос­ти и пы­ли.
Из­нутри дво­рец выг­ля­дел еще пе­чаль­нее, чем сна­ружи, от бы­лой рос­ко­ши ос­та­лись толь­ко ис­тертые ков­ры, пог­ры­зен­ные мы­шами, рас­сохша­яся ме­бель с об­лезлой по­золо­той, ос­колки хрус­таль­ных крис­таллов на боль­шой по­коре­жен­ной люс­тре. Здесь яв­но не один год хо­зяй­ни­чали ма­роде­ры, и все, что пред­став­ля­ло хоть ка­кую-то цен­ность, бы­ло рас­та­щено или сло­мано. Кое-где на по­лу чер­не­ли пят­на от ко­поти кос­тров. Но да­же эти сле­ды ван­да­лиз­ма при­води­ли Фра­на в вос­торг.
Пос­ле круг­лой за­лы он вновь свер­нул в длин­ный ко­ридор, где ос­та­новил­ся пе­ред боль­шой кар­ти­ной, изоб­ра­жав­шей, су­дя по все­му, ко­ролев­скую семью. Ли­ца бы­ли вы­реза­ны, а ниж­няя часть силь­но ис­кром­са­на. Ил­лю­зи­онист смог ра­зоб­рать си­лу­эт гла­вы се­мей­ства, блек­ло-ро­зовый цвет платья его же­ны и фи­гуры двух де­тей с оди­нако­выми шап­ка­ми пше­нич­ных во­лос.
Где-то поб­ли­зос­ти раз­дался шум. Фран ог­ля­нул­ся и уви­дел, как Принц ос­то­рож­но под­ни­мал­ся по лес­тни­це, с ко­торой при каж­дом ша­ге осы­пались ис­тертые в пыль кам­ни.
- Сем­пай, а у вас бы­ли братья или сес­тры? – по­высив го­лос, спро­сил ил­лю­зи­онист.
Бель­фе­гор ос­та­новил­ся.
- Ко­неч­но, нет. С че­го те­бе в го­лову приш­ла та­кая иди­от­ская мысль?
- Прос­то так, - отоз­вался хра­нитель Ту­мана, с тру­дом от­во­дя взгляд от кар­ти­ны. Она за­тяги­вала и гип­но­тизи­рова­ла сво­им уродс­твом. – А что слу­чилось с ва­шей семь­ей?
По­вер­нув еще раз за угол, на этот раз Фран ока­зал­ся в прос­торном по­меще­нии, по­хожем на баль­ный зал. Вдоль стен бы­ли раз­бро­саны об­ломки стуль­ев, ва­лял­ся пор­жа­вев­ший ос­тов шир­мы.
- Я же го­ворил, что убил их всех. – Су­дя по гул­ко­му эхо, Бель­фе­гор уже был на вто­ром эта­же.
- Не­уже­ли вы смог­ли пе­рере­зать столь­ко лю­дей? Сколь­ко же вам бы­ло лет? Пять? Шесть?
- Не твое де­ло, ля­гуш­ка.
- Как ска­жете, сем­пай.
Пос­ре­ди за­ла сто­ял ро­яль. Как у не­го это по­луча­лось, Фран так и не смог по­нять: все нож­ки бы­ли под­ко­шены, изъ­еде­ны на­секо­мыми и раз­бухли от вла­ги, но все еще чу­дом удер­жи­вали на се­бе ог­ромный вес. Сам ро­яль по­ходил на че­лове­чес­кое те­ло, изу­родо­ван­ное пыт­ка­ми: из-под от­ки­нутой над­ломлен­ной крыш­ки тор­ча­ли вы­вер­ну­тые на­ружу внут­реннос­ти, ис­ко­режен­ные кла­виши бес­по­рядоч­но вы­бива­лись из строя, как пе­рело­ман­ные паль­цы, по­лови­ны из них и вов­се не дос­та­вало, и нес­мотря на это, он по-преж­не­му на­ходил­ся на сво­ем мес­те, ве­ро­ят­но, как и в по­ру сво­ей счас­тли­вой жиз­ни при ко­ролев­ской семье, ко­торой дав­но нет. Фран ак­ку­рат­но на­жал на од­ну из кла­виш, но кро­ме глу­хого де­ревян­но­го сту­ка он ни­чего не ус­лы­шал; за­то дру­гая кла­виша за­дела уце­лев­шую стру­ну, раз­дался фаль­ши­вый про­тяж­ный звук, и па­рень пос­пешно ос­та­вил инс­тру­мент в по­кое. Здесь все вок­руг бы­ло мер­твым, та­ким оно и дол­жно ос­та­вать­ся.

Вто­рой этаж выг­ля­дел чуть ме­нее об­шарпан­ным. Ве­ро­ят­но, не так уж мно­го на­ходи­лось же­ла­ющих ис­пы­тать на проч­ность ста­рые лес­тни­цы и пе­рек­ры­тия. Бель­фе­гор не­тороп­ли­во шел ми­мо стен, сох­ра­нив­ших клоч­ки вы­тер­той обив­ки, пи­нал по­пада­ющий­ся под но­гами му­сор. Ос­та­новив­шись у од­ной из при­от­кры­тых две­рей, Принц пос­мотрел на нее с та­ким удив­ле­ни­ем, буд­то ее здесь не дол­жно бы­ло быть. Бе­лые створ­ки, скри­пя, за­ман­чи­во по­качи­вались от гу­ля­юще­го по опус­тевше­му зда­нию сквоз­ня­ка. Бель всерь­ез раз­ду­мывал над сво­им ре­шени­ем, преж­де чем вой­ти. Он шаг­нул в ком­на­ту, тол­кнув дверь но­гой, с тре­вож­ной уве­рен­ностью по­беди­теля, ко­торый всег­да ждет уда­ра в спи­ну от по­беж­денно­го.

В ком­на­те ца­рил по­лум­рак. За ок­ном рас­ки­дис­тая кро­на зас­ло­няла сол­нце, сквозь нее про­бива­лись ред­кие лу­чи, в ко­торых кру­жили пы­лин­ки. Лу­чи па­дали на пол, выс­ве­чивая до­рож­ки к про­тиво­полож­ной сте­не, где сто­яли две кро­вати. Бель­фе­гор до пос­ледне­го иг­но­риро­вал их. Он прис­таль­но рас­смат­ри­вал мел­кий сор, гряз­ный ком тряпья, на­поми­на­ющий рас­потро­шен­ную иг­рушку. Гне­тущее чувс­тво, ко­торое до­саж­да­ло ему столь­ко дней, уси­лилось, слов­но он по­доб­рался к ис­точни­ку бо­ли.
Бель смот­рел на две не­ког­да оди­нако­вые дет­ские кро­вати, над ко­торы­ми сви­сали лос­ку­ты бал­да­хинов. По­хоже, их ник­то не тро­гал с то­го дня: шел­ко­вое пос­тель­ное белье ле­жало на мес­те, хоть и под­порчен­ное вре­менем. Бель­фе­гор по­дошел к од­ной из них и опус­тился на кор­точки. Всю­ду бы­ли сле­ды но­жей, а на прос­ты­не – дав­но въ­ев­ши­еся чер­ные пят­на: боль­шие, нас­квозь про­питав­шие да­же мат­рас, и мел­кие, как брыз­ги. Бель­фе­гор за­дум­чи­во про­тянул ру­ку и кос­нулся спин­ки кро­вати. На бе­лой ла­киро­ван­ной по­вер­хнос­ти, пок­рывшей­ся пу­зыря­ми, чет­ко вы­деля­лись бо­роз­дки от ног­тей.
Рез­кий по­рыв вет­ра рас­пахнул ра­мы, те с гро­хотом уда­рились о сте­ны, рас­сы­пая ос­колки стек­ла. Бель­фе­гор от­влек­ся от сво­их мыс­лей и по­вер­нул го­лову. Его взгляд нат­кнул­ся на боль­шой ку­сок зер­ка­ла, прис­ло­нен­ный в уг­лу у про­тиво­полож­ной сте­ны. По­вер­хность бы­ла мут­ной, но Принц смог ра­зоб­рать тус­клое от­ра­жение: се­бя, си­дяще­го на кор­точках, а по­зади, пря­мо над его го­ловой - по­лот­но го­лубо­вато­го бал­да­хина вто­рой кро­вати, на ко­тором не­ров­ны­ми чер­ны­ми бук­ва­ми бы­ло вы­веде­но сло­во «По­беди­тель». Под этой над­писью от­ра­жалась его собс­твен­ная свет­ло­воло­сая го­лова с мер­ца­ющей в бли­ках све­та се­реб­ря­ной ди­аде­мой.
- По­беди­тель, - пов­то­рил Бель­фе­гор, рас­тя­гивая зву­ки. – Ши-ши-ши…
Го­ды ра­боты в Ва­рии при­тупи­ли вос­по­мина­ния, сде­лали их слиш­ком да­леки­ми, и Принц ед­ва ли не за­был, кто он на са­мом де­ле. Вкус дав­ней и са­мой важ­ной в его жиз­ни по­беды, боль­ше все­го по­хожий на вкус ста­ли и кро­ви, сно­ва по­явил­ся у не­го на язы­ке. И на фо­не это­го вку­са мер­кли скуч­ные проб­ле­мы ма­фи­оз­ной жиз­ни. Раз­борки Зан­за­са, ко­торые по прав­де его ни­ког­да не ка­сались и не име­ли над ним влас­ти, ка­зались смеш­ной су­етой, как и воп­ли Ску­ало или да­же наг­лость зар­вавше­гося маль­чиш­ки-ил­лю­зи­онис­та. Все они су­щес­тву­ют толь­ко для его раз­вле­чения, а ес­ли Принц зас­ку­ча­ет, то во­лен раз­вле­кать се­бя, как по­жела­ет.
Бель зап­ро­кинул го­лову и зас­ме­ял­ся. Он ощу­тил, как вмес­те с воз­ду­хом из его лег­ких ухо­дит скре­бущее чувс­тво, с каж­дым вы­дохом внут­ри ста­нови­лось все лег­че. Бель­фе­гор по­нял, что в бес­ко­неч­ной ва­рий­ской су­ете ему не хва­тало имен­но это­го: при­ехать сю­да, еще раз убе­дить­ся, уви­деть сво­ими гла­зами и пот­ро­гать паль­ца­ми не­оп­ро­вер­жи­мые до­каза­тель­ства то­го, что он – луч­ший. По­беди­тель. Единс­твен­ный нас­ледник, дос­той­ный ко­роны. Ему нет рав­ных, а те, кто не приз­нал его пре­вос­ходс­тво, где они те­перь? Мер­твы, все до од­но­го.
Принц по­чувс­тво­вал, как внут­ри раз­ли­ва­ет­ся при­ят­ное теп­ло, раз­дра­жение сме­нилось воз­бужде­ни­ем. Все, что его бес­по­ко­ило, прош­ло, ну, или поч­ти все. Ос­та­валась од­на не­боль­шая де­таль, ко­торой не хва­тало для пол­ной гар­мо­нии, и Бель­фе­гор не со­бирал­ся у­ез­жать от­сю­да не­удов­летво­рен­ным.

Фран сто­ял у ог­ромно­го ок­на, из ко­торо­го от­кры­вал­ся чу­дес­ный вид на хол­мы. Ус­лы­шав ти­хие ша­ги, он обер­нулся.
- О, сем­пай, ва­ше ли­цо выг­ля­дит го­раз­до све­жее! Как буд­то вас рань­ше му­чил за­пор, а те­перь по­лег­ча­ло. При­ят­ные вос­по­мина­ния из детс­тва?
- Вро­де то­го.
- Я тут обо­шел поч­ти все ле­вое кры­ло, ку­да смог проб­рать­ся. В не­кото­рых по­меще­ни­ях да­же сох­ра­нилась ме­бель! Прос­то не­веро­ят­ное мес­то.
- Те­бе здесь нра­вит­ся?
Ил­лю­зи­онист кив­нул.
- Толь­ко я по­думал… Не об­ма­ныва­ете ли вы ме­ня, сем­пай?
Бель­фе­гор не­пони­ма­юще ус­та­вил­ся на на­пар­ни­ка. Тот, опус­тив ру­ки в кар­ма­ны, на­чал хо­дить по ком­на­те.
- Вы при­вез­ли ме­ня в ка­кой-то заб­ро­шен­ный дво­рец, но мо­жете ли вы до­казать, что он имен­но ваш?- по­яс­нил Фран и за­ранее при­гото­вил­ся к гне­ву Его Вы­сочес­тва. Но, су­дя по все­му, он не­до­оце­нил хо­рошее нас­тро­ение Прин­ца: тот спо­кой­но про­шел ми­мо не­го и пнул но­гой ма­лень­кий пу­фик. Нес­час­тная ме­бель с гро­хотом упа­ла, и из ды­ры в обив­ке вмес­те с тру­хой вы­сыпа­лись ми­ни­атюр­ные но­жики, пок­ры­тые бу­рыми яз­ва­ми ржав­чи­ны.
Фран нак­ло­нил­ся, что­бы по­луч­ше рас­смот­реть их.
- На­до же, точь-в-точь, как те, ко­торы­ми вы ки­да­етесь в ме­ня, толь­ко по­мень­ше! – с прит­ворным вос­хи­щени­ем вос­клик­нул хра­нитель Ту­мана. – Вы что, с детс­тва их пря­тали пов­сю­ду?
- Ни­ког­да не до­верял этим лю­дям, - от­ве­тил Бель­фе­гор.
- И как взрос­лые поз­во­ляли ре­бен­ку иг­рать с та­кими опас­ны­ми пред­ме­тами? Вы мог­ли по­ранить­ся и уме­реть.
Фран пот­ро­гал од­но из лез­вий и убе­дил­ся, что они все еще бы­ли ос­тры­ми - на его паль­це ос­тался гру­бый по­рез. Ил­лю­зи­онист тут же су­нул па­лец в рот, что­бы слиз­нуть грязь из ра­ны.
Ком­на­та, где они ока­зались, бы­ла поч­ти пус­той, но име­ла свой центр при­тяже­ния. Это бы­ла ог­ромная кро­вать, бе­зус­ловно, при­над­ле­жав­шая ко­ролев­ской че­те, и она при­тяги­вала к се­бе вни­мание, как круп­ный брил­ли­ант в оже­релье.
Да­же по­серев­шая от вре­мени, кро­вать выг­ля­дела ве­личес­твен­но. Бал­да­хин мрач­но на­висал над ней, как са­ван, и в его по­лум­ра­ке тус­кло блес­тел герб у из­го­ловья. Фран за­воро­жен­но раз­гля­дывал ко­ролев­ское ло­же, слов­но его за­тяги­вала эта тем­но­та.
Бель­фе­гор ус­мехнул­ся, по­думав, что все скла­дыва­ет­ся на удив­ле­ние удач­но: маль­чиш­ка сам при­шел сю­да.
За­нятый изу­чени­ем выц­ветше­го за­мыс­ло­вато­го узо­ра на пок­ры­вале, Фран не сра­зу по­чувс­тво­вал чу­жое теп­ло в кри­тичес­кой бли­зос­ти от сво­ей спи­ны. Ил­лю­зи­онист ще­петиль­но от­но­сил­ся к по­нятию лич­но­го прос­транс­тва, по­это­му пер­вой ре­ак­ци­ей на бес­так­тное втор­же­ние ста­ла про­бежав­шая вдоль поз­во­ноч­ни­ка вол­на му­рашек, и уже по­том па­рень осоз­нал, что про­изош­ло.
- Сем­пай, вам не ка­жет­ся, что вы сто­ите слиш­ком близ­ко? – ска­зал он, не от­ры­вая взгля­да от пок­ры­вала. – Я вас и так хо­рошо слы­шал, так что это сов­сем лиш­нее.
Глу­по бы­ло на­де­ять­ся, что Бель­фе­гор с по­нима­ни­ем от­не­сет­ся к его прось­бе.
- Сем­пай, ес­ли вас не зат­руднит, сде­лай­те па­ру ша­гов на­зад. Чес­тно го­воря, мне не по се­бе, ког­да ко мне под­хо­дят слиш­ком близ­ко, тем бо­лее со спи­ны. Мне ка­жет­ся, в этом есть что-то под­лое, как счи­та­ете?
Принц ни­чего не от­ве­тил, а че­рез нес­коль­ко се­кунд Фран ощу­тил на сво­ей шее жгу­чее ды­хание.
- Бел-сем­пай, это уже не…
Фран рез­ко раз­вернул­ся, но тут же ему в бок ут­кну­лось лез­вие - и не ка­кое-то ржа­вое, а од­но из иде­аль­но за­точен­ных ору­дий Прин­ца Пот­ро­шите­ля. Од­но не­ос­то­рож­ное дви­жение – и хра­нитель Ту­мана рис­ко­вал на­пороть­ся на нож. Фран под­нял взгляд с поб­лески­ва­юще­го ме­тал­ла на Прин­ца и с не­удо­воль­стви­ем за­метил, что у то­го на ли­це рас­тя­нулась кри­вая ух­мылка. Дур­ной знак.
Кон­чи­ком но­жа Бель­фе­гор под­це­пил край фут­болки на­пар­ни­ка и по­тянул вверх. Ил­лю­зи­онист, слов­но за­гип­но­тизи­рован­ный, смот­рел, как фут­болка сколь­зит вы­ше, ого­ляя его жи­вот, и толь­ко ког­да лез­вие слег­ка за­дело ко­жу на гру­ди, па­рень оч­нулся.
- Ээ… - дрог­нувшим го­лосом про­мычал Фран, - сем­пай? С ва­ми все в по­ряд­ке?
- Не­сом­ненно. – Ух­мылка рас­полза­лась в ос­кал, под­тверждая сло­ва Прин­ца.
Фран не был уве­рен, что слу­хи о шес­том чувс­тве ил­лю­зи­онис­тов прав­ди­вы, но сей­час все в нем кри­чало о не­об­хо­димос­ти бе­жать. В улыб­ке Бель­фе­гора, в том фак­те, что чок­ну­тый Принц спон­танно вык­рал его из шта­ба Ва­рии и при­вез за три­девять зе­мель, что­бы по­делить­ся вос­по­мина­ни­ями, бы­ло неч­то опас­ное, уже без шу­ток. И в но­же, ко­торый ще­кочет его те­ло, ко­неч­но, то­же.
"Мне нель­зя уми­рать", - про­нес­лось в го­лове Фра­на. - "Я обе­щал учи­телю". И без этой мыс­ли Фра­ну хо­телось про­жить дол­гую ин­те­рес­ную жизнь, но по­чему-то она ока­залась пер­вой.
- Бел-сем­пай, вы ме­ня на са­мом де­ле пу­га­ете, даль­ше не­куда.
Ил­лю­зи­онист сде­лал шаг на­зад, но упер­ся но­гами в край кро­вати. Бель­фе­гор пе­рек­рыл ему пу­ти к от­ступ­ле­нию, ес­ли толь­ко не упасть на это древ­нее ло­же. Фра­ну не хо­телось приб­ли­жать­ся к ста­рин­ной ко­ролев­ской пос­те­ли, слов­но она бы­ла от­кры­тым гро­бом, и сто­ит ему кос­нуть­ся пок­ры­вал, как крыш­ка зах­лопнет­ся.
- Я толь­ко на­чал, ля­гуш­ка, - хмык­нул Бель и рез­ко схва­тил на­пар­ни­ка за гор­ло. Тот да­же не ус­пел вдох­нуть и бес­по­мощ­но зах­ри­пел.
Фран вце­пил­ся в ру­ку Прин­ца, пы­та­ясь раз­жать его паль­цы, но их си­лы бы­ли не рав­ны. Ру­ка Прин­ца не дрог­ну­ла, слов­но прев­ра­тив­шись в сталь. Бель­фе­гор не дви­гал­ся, жад­но наб­лю­дая за тем, как в его ру­ках ис­ся­кало ды­хание ил­лю­зи­онис­та и как лег­ко он мог прек­ра­тить стра­дания маль­чиш­ки од­ним из двух спо­собов, на вы­бор.
Воз­можно, от не­дос­татка кис­ло­рода в го­лову Фра­на приш­ла от­ча­ян­ная идея. Он впил­ся ног­тя­ми в ко­жу Бель­фе­гора, и по­ка тот счи­тал это жал­кой по­пыт­кой ос­во­бодить­ся, Фран ос­та­вил на его за­пястье ца­рапи­ну, ко­торая вско­ре зак­ро­вила.
- Ты... - го­лос Прин­ца дрог­нул. Угол­ки его губ опус­ти­лись и за­мер­ли в не­под­вижной мас­ке.
Хват­ка рез­ко ос­лабла. Фран втя­нул воз­дух сра­зу но­сом и ртом, и пе­ред его гла­зами все по­тем­не­ло и поп­лы­ло. Бель­фе­гор тол­кнул его в грудь, и па­рень упал спи­ной на кро­вать, слы­ша, как зах­лопну­лась крыш­ка гро­ба, и свет над ним по­мерк.
Это чер­тов Принц на­вис свер­ху, зак­рыл со­бой все и об­жег ис­то­ча­емой им а­урой ужа­са. Для вер­ности Бель при­давил сво­его на­пар­ни­ка, упе­рев­шись ко­леном в его жи­вот. Нес­коль­ко бес­ко­неч­ных се­кунд Бель­фе­гор нос к но­су рас­смат­ри­вал ли­цо ил­лю­зи­онис­та. Он так жад­но пил страх из ши­роко рас­пахну­тых зе­леных глаз, что мог бы вста­вить в них тру­боч­ку, как в бо­кал с ос­ве­жа­ющим кок­тей­лем.
Фран мол­чал и не ше­велил­ся, при­ходя в соз­на­ние. Не Принц, а жи­вот­ный страх смер­ти ли­шил его глав­но­го и единс­твен­но­го ору­жия - спо­соб­ности соз­да­вать ил­лю­зии. Учи­тель бы не гор­дился им сей­час. Фран не от­во­дил взгляд, но уже не ви­дел пе­ред со­бой пу­га­юще­го ли­ца Бель­фе­гора. В его пше­нич­но­го цве­та во­лосах ил­лю­зи­онист пы­тал­ся рас­смот­реть вы­горев­шую пус­ты­ню, ко­торая да­вала ему си­лы и спо­кой­ствие.
Бель за­метил пе­реме­ну в сво­ей жер­тве. Как буд­то наг­лый маль­чиш­ка вдруг сбе­жал, ос­та­вив ему лишь без­жизнен­ное те­ло, кук­лу. Бель­фе­гор хо­рошо знал эти фо­кусы. Он не лез на зыб­кую тер­ри­торию соз­на­ния, где ил­лю­зи­онис­ты пре­вос­хо­дили его в спо­соб­ностях, но знал, как удер­жать их в те­лес­ном ми­ре. Нак­ло­нив­шись еще бли­же, Бель впил­ся в при­от­кры­тый поб­леднев­ший рот маль­чиш­ки, про­тал­ки­вая язык глу­боко внутрь.
Фран за­бил­ся в ру­ках Пот­ро­шите­ля, слов­но ему пе­рек­ры­ли воз­дух. Бель за­шел­ся за­ливис­тым сме­хом. За эту се­кун­дную пе­редыш­ку Фран ус­пел вер­нуть­ся из ми­ра ил­лю­зий и на­чать дей­ство­вать.
В од­ной ру­ке Бель все еще дер­жал нож. Поч­ти лас­ко­во про­ведя им по ого­лен­но­му бо­ку на­пар­ни­ка, Принц, не гля­дя, быс­трым дви­жени­ем за­пус­тил его в сте­ну. Раз­дался ко­рот­кий про­тив­ный писк, и боль­шой чер­ный па­ук, приг­вожден­ный к сте­не, аго­нис­тично за­дер­гал мох­на­тыми лап­ка­ми, быс­тро блед­нея и ис­че­зая.
- Хо­тел на­пугать ме­ня этой тварью? – Бель­фе­гор яв­но раз­ве­селил­ся. – При­думай что-ни­будь по­луч­ше, ту­пая ля­гуш­ка, ес­ли хо­чешь уди­вить Прин­ца.
Фра­ну ста­ло хо­лод­но от лип­ко­го стра­ха. В эту ил­лю­зию он вло­жил все соб­ранные си­лы, и те­перь сно­ва был опус­то­шен. А Бель­фе­гор не да­вал ему боль­ше шан­са от­влечь­ся и скрыть­ся в ил­лю­зор­ном ми­ре. Свих­нувший­ся ге­ний за­бав­лялся с его те­лом, как с иг­рушкой, дос­тавляя то фи­зичес­кую боль, то чувс­тво омер­зе­ния от ин­тимнос­ти ласк.
Ру­ки Бель­фе­гора бы­ли пов­сю­ду, слов­но их ста­ло не две, а все шесть, и в каж­дой по ос­тро­му лез­вию. Он при­жимал на­пар­ни­ка всем сво­им ве­сом, ца­рапал, пач­кал слю­ной, вы­дыхал пря­мо ему в рот свой ре­жущий смех. Фран соп­ро­тив­лялся, как за­жатый ко­тенок, но это толь­ко раз­за­дори­вало Прин­ца.
Сквозь одеж­ду Фран бед­ром по­чувс­тво­вал на­бух­ший член Бель­фе­гора.
- Сем­пай... Я поль­щен, но не смо­гу от­ве­тить вам вза­им­ностью.
Бель­фе­гор сно­ва за­шел­ся сме­хом.
- Про­дол­жай, мне нра­вит­ся, ког­да ты бол­та­ешь.
- В та­ком слу­чае, я боль­ше сло­ва не про­роню, обе­щаю.
- Ил­лю­зи­онис­ты та­кие неж­ные, - про­шеп­тал Бель­фе­гор, не слу­шая на­пар­ни­ка. - Сто­ит сод­рать с них эти ил­лю­зии, и ос­та­нет­ся толь­ко мяг­кое те­ло, как у мол­люска. Сов­сем нем­ножко на­давишь, и они по­ют сов­сем по-дру­гому.
- Так вы хо­тите ме­ня убить или из­на­сило­вать, я что-то за­путал­ся.
Фран не хо­тел раз­вле­кать Прин­ца, но ту­пая бол­товня всег­да бы­ла для не­го вер­ным спо­собом ус­по­ко­ить­ся.
- За­чем вы­бирать что-то од­но, ту­пая ля­гуш­ка, ког­да мож­но нас­ла­дить­ся все­ми блю­дами.
- И как же вы это сде­ла­ете? Сна­чала из­на­силу­ете, а по­том убь­ете? Или убь­ете, а по­том над­ру­га­етесь над мо­им тру­пом? Или вы хо­тите сра­зу за­сунуть в ме­ня и свои но­жи и эту ва­шу шту­ку, ко­торая упи­ра­ет­ся мне в но­гу, а, Бел-сем­пай?
Лас­ки ста­ли гру­бее. Бель­фе­гор сжи­мал паль­ца­ми ли­цо на­пар­ни­ка, рас­тя­гивая ко­жу, раз­ма­зывая по ще­кам и под­бо­род­ку слю­ну, со­чив­шу­юся из от­кры­того рта ил­лю­зи­онис­та. Ко­леном Принц упи­рал­ся в про­меж­ность Фра­на, буд­то же­лая воз­бу­дить и его, но это дос­тавля­ло толь­ко но­вую боль.
Еще нес­коль­ко ил­лю­зий по­гиб­ли, ед­ва по­явив­шись на свет. Принц сме­ял­ся над ни­ми. Фран в от­ча­янии по­думал, что сей­час сам учи­тель не смог бы, на­вер­но, соз­дать ил­лю­зию, ко­торая про­ник­ла бы в ра­зум Бель­фе­гора. Бе­зум­ный Пот­ро­шитель сле­тел с ка­тушек, как при ви­де сво­ей кро­ви во вре­мя бит­вы, и не за­мечал ни­чего вок­руг, кро­ме се­бя. Фра­ну ос­та­валось толь­ко бе­зудер­жно нес­ти лю­бую чушь, лишь бы слы­шать собс­твен­ный го­лос и не сой­ти с ума.
- Ка­кой же у те­бя по­ганый рот, - хи­хик­нул Принц.
На мгно­вение Фран по­чувс­тво­вал гло­ток све­жего воз­ду­ха. Тя­жесть те­ла Бель­фе­гора ис­чезла. Он ле­жал один на про­дав­ленном мат­ра­се, мок­рый от по­та и слю­ны. Но его ра­дость дли­лась не­дол­го: скрип­ну­ла ме­тал­ли­чес­кая пряж­ка рем­ня, вжик­ну­ла мол­ния на чу­жих брю­ках. Ил­лю­зи­онист вжал­ся за­тыл­ком в мат­рас, меч­тая прик­ле­ить­ся к не­му на­мер­тво и не ви­деть то­го, что ему пред­сто­яло уви­деть.
Бель­фе­гор сно­ва нак­ло­нил­ся к на­пар­ни­ку, сгреб паль­ца­ми во­лосы на его за­тыл­ке и дер­нул на се­бя, зас­тавляя под­нять­ся. Фран сел на краю кро­вати и уви­дел пе­ред со­бой рас­стег­ну­тую ши­рин­ку брюк Прин­ца, а сквозь нее свет­лое белье с тем­ным влаж­ным пят­ном. Го­рячий мус­кусный за­пах уда­рил в нос. Сер­дце Фра­на за­билось ча­ще.
- Сем­пай, это ка­кой-то на­мек, да?
Но Бель­фе­гор боль­ше не был в нас­тро­ении шу­тить.
- Вы­кинешь ка­кую-ни­будь глу­пость, и я в ту же се­кун­ду пе­рере­жу те­бе гор­ло. Кив­ни, ес­ли по­нял.
Фран кив­нул быс­трее, чем дос­лу­шал. Он боль­ше не чувс­тво­вал се­бя ил­лю­зи­онис­том. Он сно­ва стал не­опыт­ным маль­чиш­кой, ко­торо­го ку­да бо­лее силь­ный про­тив­ник при­жал к стен­ке, вот толь­ко на этот раз его страх ему не со­юз­ник, и чу­довищ­ные щу­паль­ца не спе­шат на по­мощь.
Те­ло Прин­ца бы­ло глад­ко выб­ри­то, без еди­ного шра­ма. От не­го пах­ло со­леным по­том, ко­жаны­ми фор­менны­ми брю­ками и сов­сем сла­бо кос­ме­тичес­кой от­душкой. Фран заж­му­рил гла­за и по­пытал­ся от­вернуть­ся, но ру­ка Бель­фе­гора креп­ко сжи­мала его во­лосы. Бель еще не был пол­ностью воз­бужден, но ил­лю­зи­онист чувс­тво­вал, как его страх за­водит Пот­ро­шите­ля. К гор­лу под­ка­тыва­ла тош­но­та, и ес­ли бы они на­кану­не ус­пе­ли по­зав­тра­кать, все мог­ло бы кон­чить­ся гряз­но, за­то пря­мо сей­час.
- От­крой рот, - ве­лел Принц.
Фран силь­нее сжал че­люс­ти. Бель­фе­гор гру­бо схва­тил его за под­бо­родок и по­пытал­ся паль­цем раз­жать на­пар­ни­ку зу­бы.
- Ина­че мне при­дет­ся сде­лать но­вую дыр­ку у те­бя в ще­ке.
Это не бы­ло пус­той уг­ро­зой, и Фран под­чи­нил­ся.
- Вас не по­нять, сем­пай. Обыч­но вы толь­ко и твер­ди­те, что­бы я дер­жал рот на зам­ке...
- Ты дол­жен быть счас­тлив, соп­ляк, что те­бя трах­нет в рот бу­дущий ко­роль, да еще и в ко­ролев­ской спаль­не.
Ког­да ви­сев­ший в воз­ду­хе при­говор был оз­ву­чен, у Фра­на ра­зом про­пала пос­ледняя на­деж­да, и вмес­те с ней – же­лание соп­ро­тив­лять­ся. Он под­нял взгляд ос­текле­нев­ших глаз на пах Прин­ца и пос­лушно ра­зом­кнул гу­бы, впус­кая в свой рот сна­чала паль­цы, за­тем лез­вие но­жа – и все ос­таль­ное, что взду­малось за­сунуть в не­го Бель­фе­гору.

Под ко­нец Фра­на все-та­ки стош­ни­ло. Принц ус­пел от­тол­кнуть его от се­бя, ил­лю­зи­онист упал на чет­ве­рень­ки, и из его рта хлы­нула желчь. Ког­да ми­га­ющие пе­ред гла­зами ра­дуж­ные точ­ки про­пали, Фран смог раз­гля­деть Бель­фе­гора. Тот вы­тирал бал­да­хином свои ру­ки и про­меж­ность, за­тем одел­ся и вы­шел из ком­на­ты. Ког­да ша­ги на лес­тни­це стих­ли, Фран поз­во­лил се­бе жал­ко свер­нуть­ся на по­лу клуб­ком и бес­шумно зап­ла­кать.
Ког­да Фран выб­рался из прок­ля­того зам­ка к под­но­жию хол­ма, Бель­фе­гор уже ждал его там. Он си­дел в ма­шине, от­ки­нув­шись на спин­ку крес­ла и сло­жив ру­ки за го­ловой. По­мед­лив нес­коль­ко се­кунд, Фран нап­ра­вил­ся в его сто­рону, сел на зад­нее си­дение и с си­лой зах­лопнул двер­цу. В тот же миг скрип­нул ключ за­жига­ния, взре­вел дви­гатель, и ста­рый фер­мер­ский «форд» с не по го­дам боль­шой ско­ростью пом­чался по ка­менис­той до­роге.

В шта­бе Ва­рии их встре­тил Ску­ало. С на­чала ушей хра­ните­лей дос­тигло гро­мог­ласное «Вра­ааа­ай!», а че­рез нес­коль­ко мгно­вений по­явил­ся и сам ка­питан.
- Вы где бы­ли? – про­орал он в ли­цо Бель­фе­гору. Ску­ало выг­ля­дел очень рас­сержен­ным, по­это­му Фран пред­по­чел ос­та­вать­ся за спи­ной на­пар­ни­ка.
- Не шу­ми ты так, - от­махнул­ся Принц, про­ходя ми­мо Су­пер­бии. – Прос­то съ­ез­ди­ли в го­род.
- На вер­то­лете?! – крик­нул ему вслед Ску­ало.
Ли­шив­шись прик­ры­тия, ил­лю­зи­онист вдоль сте­ны дви­нул­ся к лес­тни­це, меч­тая по­тихонь­ку уб­рать­ся по­даль­ше от кол­лег.
- Ну, я же не уточ­нил, в ка­кой го­род, - про­тянул Принц.
Меч­ник дог­нал Бель­фе­гора и, вце­пив­шись ему в пле­чо, раз­вернул к се­бе.
- И в ка­кой же?
- Ты мне дав­но не нянь­ка, - с ус­мешкой от­тол­кнул его Бель, - и я не обя­зан пе­ред то­бой от­чи­тывать­ся.
- Вот имен­но, черт те­бя де­ри, я не нянь­ка, я твой ка­питан! – вновь сор­вался на крик муж­чи­на. – И ты обя­зан пе­редо мной от­чи­тывать­ся!
- А то что? На­кажешь ме­ня? – хи­хик­нул Принц.
Сде­лав глу­бокий вдох, Су­пер­бия от­сту­пил на­зад.
- По­шел вон. И не по­падай­ся ко мне на гла­за, по­ка не раз­бе­решь­ся со сво­ими ис­те­рика­ми, - пре­дуп­ре­дил он Бель­фе­гора и ог­ля­нул­ся на ил­лю­зи­онис­та, ко­торый нап­расно на­де­ял­ся, что сли­ва­ет­ся с зе­лены­ми сте­нами: - А ты – марш в ка­бинет бос­са. Зан­зас те­бя пол­дня ищет.
Фран ре­шил, что пол­дня его ис­кал сам меч­ник, по­лучив­ший вы­говор от на­чаль­ства, это и объ­яс­ня­ло ра­душ­ный при­ем.
По­ход в ка­бинет Зан­за­са – не сов­сем то, на что рас­счи­тывал Фран пос­ле слу­чив­ше­гося. Пос­ледние ча­сы он под­держи­вал се­бя толь­ко мыс­ля­ми о ду­ше, зуб­ной щет­ке и за­пира­ющей­ся на ключ ком­на­те. К со­жале­нию, же­ла­ющих спра­шивать его мне­ния на счет его же собс­твен­ных пла­нов как не бы­ло, так и не наб­лю­далось вот уже ко­торый год его жиз­ни.



Глава 6


Дверь бы­ла плот­но зак­ры­та. Фран пос­ту­чал.
— За­ходи, — раз­дался с той сто­роны зна­комый го­лос.
Вой­дя в ка­бинет, ил­лю­зи­онист убе­дил­ся, что ему не по­каза­лось. По ле­вую ру­ку от бос­са на ди­ване си­дел, за­кинув но­гу на но­гу, Ро­кудо Му­куро. Сам хо­зя­ин ка­бине­та, по­хоже, дре­мал. На вся­кий слу­чай Фран поз­до­ровал­ся и с ним.
— И где, поз­воль уз­нать, ты про­падал? — по­ин­те­ресо­вал­ся Му­куро, жес­том под­зы­вая пар­ня бли­же.
— Сем­пай приг­ла­сил съ­ез­дить к не­му в гос­ти, — от­ве­тил Фран, ис­ко­са пог­ля­дывая на Зан­за­са.
— И как те­бе?
— Дом прос­торный. Но очень уж не­безо­пас­ный. То на нож нат­кнешь­ся, то на еще что по­хуже.
— Ты зас­та­вил ме­ня ждать.
— Прос­ти­те за нес­кром­ное за­меча­ние, но нас­коль­ко я по­нял, вы те­перь толь­ко и де­ла­ете, что ни­чего не де­ла­ете. Или у зак­лю­чен­ных в кол­бе свои раз­вле­чения?
По при­выч­ке Фран ожи­дал уко­ла тре­зуб­цем или че­го-то в этом ро­де, но учи­тель толь­ко рас­тя­нул гу­бы в улыб­ке.
— От­части ты прав. Про­водить вре­мя в об­щес­тве тво­его бос­са зна­читель­но при­ят­нее, чем в Вен­ди­каре. Но мы и так по­теря­ли мно­го вре­мени, пе­рей­дем к де­лу.
Ро­кудо под­нялся, и в его ру­ке тут же воз­ник тре­зубец.
— Мо­жешь со сво­им па­цаном сек­ретни­чать здесь, — пред­ло­жил Зан­зас, не от­кры­вая глаз. — Вы мне не ме­ша­ете.
— Оши­ба­ешь­ся, те­перь он твой па­цан, — ус­мехнул­ся Му­куро. — Це­ню твое гос­тепри­имс­тво, Зан­зас, но для раз­го­воров та­кого ро­да по эту сто­рону ре­аль­нос­ти нет под­хо­дяще­го мес­та. Не про­тив, ес­ли я ук­ра­ду тво­его под­чи­нен­но­го не­надол­го?
— Пф. — Ва­рий­ский босс всем сво­им ви­дом вы­ражал, что он со­вер­шенно не про­тив лю­бых дей­ствий в от­но­шении его хра­ните­ля Ту­мана.
— В та­ком слу­чае, мне сле­ду­ет за­ранее поп­ро­щать­ся. Вряд ли я вер­нусь сю­да вмес­те с ним, сам по­нима­ешь, за­боты на бла­го семьи. До встре­чи. При­ят­но бы­ло по­видать­ся.
Зан­зас кив­нул. В сле­ду­ющую се­кун­ду Фран уви­дел, как учи­тель нап­равля­ет на не­го тре­зубец, а по­том все за­волок­ла тем­но­та.
От­крыл гла­за он уже в дру­гом мес­те: они си­дели на скамье в нез­на­комом пар­ке, бы­ла ночь, све­тила лу­на, вок­руг хо­дили нем­но­гочис­ленные лю­ди, боль­ше по­хожие на те­ни.
— Да вас по­тяну­ло на ро­ман­ти­ку, учи­тель, — прис­вис­тнул Фран, ог­ля­дыва­ясь.
— Сна­чала смот­ри, а уже по­том де­лай вы­воды.
Па­рень пос­ле­довал со­вету и с удив­ле­ни­ем об­на­ружил, что не за­метил мно­гих важ­ных, в сущ­ности, де­талей. Там, где у лю­дей обыч­но на­ходит­ся ли­цо, у про­хожих зи­яла вы­тяну­тая чер­ная ды­ра с пла­ва­ющи­ми в ней мут­ны­ми раз­во­дами и проб­леска­ми. В сто­роне об­на­ружил­ся не­боль­шой звез­до­пад: мел­кие ис­корки, по­сыпав­ши­еся с не­ба, с ши­пени­ем про­жига­ли ас­фальт. Пят­на кра­теров на дис­ке лу­ны ха­отич­но пе­реме­щались, сос­тавляя гро­тес­кные бе­зоб­разные ро­жи.
— Пре­дуп­реждая сле­ду­ющий бес­толко­вый воп­рос, ска­жу, что соз­да­тель это­го ми­ра был не са­мым здо­ровым че­лове­ком, — вов­ре­мя ос­та­новил уче­ника Му­куро. — К то­му же он мертв. И у нас ос­та­ет­ся ма­ло вре­мени до то­го, как ис­чезнут ос­татки его ил­лю­зии.
Фран сос­тро­ил серь­ез­ную фи­зи­оно­мию в знак то­го, что он вни­матель­но слу­ша­ет.
Му­куро вы­тянул пе­ред ним пра­вую ру­ку, ла­донь ко­торой все это вре­мя пря­тал в те­ни.
— Как те­бе?
По­верх ко­жаной пер­чатки на ука­затель­ном и сред­нем паль­цах кра­сова­лись два круп­ных перс­тня. Один из них пред­став­лял со­бой спле­тение лоз, опу­тыва­ющих си­ний ка­мень, а дру­гой изоб­ра­жал уди­витель­но ре­алис­тичное, пок­ры­тое лоп­нувши­ми со­суда­ми глаз­ное яб­ло­ко.
— Не очень, — приз­нался Фран. — Я бы та­кие не стал но­сить. Выг­ля­дит без­вкус­но.
— Те­бе та­кие еще ник­то и не даст, — ус­мехнул­ся Му­куро.
— Не­бось до­рогие.
— Од­ну бес­смертную ду­шу за каж­дое. Это не обыч­ная поб­ря­куш­ка. Коль­ца Ада — ред­чай­ший и са­мый мо­гущес­твен­ный ат­ри­бут Ту­мана. В об­мен на ду­шу они на­деля­ют сво­его об­ла­дате­ля ис­клю­читель­ной си­лой.
Муж­чи­на вы­тащил из кар­ма­на пид­жа­ка еще од­но стран­ное ко­леч­ко и по­казал его Фра­ну.
— Ого, це­лых три шту­ки. В Аду бы­ла рас­про­дажа? Или вам сде­лали скид­ку, как пос­то­ян­но­му кли­ен­ту?
— А я на­де­ял­ся, что Зан­зас на­учит те­бя по­мень­ше бол­тать. Дер­жи. — С эти­ми сло­вами ил­лю­зи­онист про­тянул уче­нику поб­лески­ва­ющее свет­лым се­реб­ром коль­цо с гра­виров­кой из трех шес­те­рок.
— Нет, спа­сибо, — за­махал ру­ками Фран, де­монс­тра­тив­но от­ползая по скамье. — Я еще не уве­рен, хо­чу ли про­дать свою ду­шу.
— За все зап­ла­чено.
Па­рень заг­ля­нул в гла­за Ро­кудо, но кро­ме лу­кавых огонь­ков ни­чего не смог рас­смот­реть.
— То есть, моя ду­ша ос­та­нет­ся при мне? — не­довер­чи­во спро­сил он.
— Ты так тро­гатель­но уве­рен, что она у те­бя есть.
Фра­ну не пон­ра­вились пос­ледние сло­ва учи­теля. Он да­же не смог уло­вить, воп­рос это был, или ут­вер­жде­ние, или ни­чего не зна­чащее за­меча­ние. Не­реши­тель­но про­тянув ру­ку, он взял с ла­дони Му­куро коль­цо.
Глад­кое и хо­лод­ное, оно ока­залось тя­желее, чем выг­ля­дело. Та­кое боль­шое в ди­амет­ре, хра­нитель Ту­мана Ва­рии дол­го ре­шал, на ка­кой па­лец его на­деть, но как толь­ко коль­цо ока­залось на паль­це, то сра­зу буд­то бы сжа­лось, и те­перь си­дело, как вли­тое.
— По край­ней ме­ре, оно не так глу­по выг­ля­дит, как ва­ши, — вздох­нул Фран. — Не оби­жай­тесь.
Зем­ля ле­гонь­ко зад­ро­жала. Фран под­нял го­лову и с не­удо­воль­стви­ем от­ме­тил, что ша­та­ющи­еся по пар­ку су­щес­тва по­вер­ну­ли к не­му свои «ли­ца» и слов­но смот­ре­ли на не­го. Звез­ды па­дали все ча­ще, по­падая на де­ревья, лю­дей и фо­нар­ные стол­бы, разъ­едая лю­бую ма­терию.
— Ах, да. — Му­куро от­влек­ся от сво­их мыс­лей. — За­был ска­зать. Те­перь ты прок­лят.
В гла­зах юно­го ил­лю­зи­онис­та чи­талось не­под­дель­ное удив­ле­ние.
— Сов­сем вы­лете­ло из го­ловы, — улыб­нулся Му­куро, буд­то го­ворил о чем-то нез­на­читель­ном. — Каж­дое из ко­лец не­сет с со­бой оп­ре­делен­ное прок­ля­тие.
Фран хо­тел ска­зать, что это глу­пая шут­ка, но он дос­та­точ­но хо­рошо знал сво­его нас­тавни­ка, что­бы не иметь ос­но­ваний сом­не­вать­ся в его сло­вах.
— Спа­сибо, учи­тель, мог­ли бы и пре­дуп­ре­дить, — про­вор­чал Фран, на вся­кий слу­чай по­пытав­шись снять коль­цо. Оно, ес­тес­твен­но, не под­да­лось.
— Это ни­чего бы не из­ме­нило, — по­жал пле­чами Му­куро. — Ты хо­тел си­лы, ты ее по­лучил. Без этой шту­ки те­бе не спра­вить­ся с осу­щест­вле­ни­ем мо­его пла­на, по­это­му ты по­лучил бы коль­цо так или ина­че.
Учи­тель, не­сом­ненно, был прав, но Фра­ну всег­да не нра­вилось, ког­да ему не ос­тавля­ли вы­бора. И сей­час он чувс­тво­вал се­бя до­воль­но мер­зко.
— А ка­кое хоть прок­лятье?
— Пре­дыду­щий вла­делец слиш­ком быс­тро скон­чался и не ус­пел по­ведать мне эту тай­ну, а са­мому про­верять нет ни­како­го же­лания. Как уз­на­ешь — рас­ска­жи.
— Вы хо­тите ска­зать, что пре­дыду­щий хо­зя­ин коль­ца и был соз­да­телем это­го пси­ходе­личес­ко­го кош­ма­ра? — ужас­нулся Фран. — На­де­юсь, я не сой­ду с ума так же не­лепо.
— Как знать… — за­гадоч­но про­пел Му­куро. — Эти коль­ца очень силь­ные, ес­ли ты поз­во­лишь од­но­му из них по­бедить се­бя, то за­кон­чишь столь же бес­слав­но. Но ес­ли под­чи­нишь свое, я по­верю, что не зря тра­тил с то­бой вре­мя.
Мир ру­шил­ся на гла­зах. Он прос­то ис­че­зал, рас­тво­ря­ясь в гус­той тем­но­те, ко­торая, как жи­вая, ста­ла на­пол­зать со всех сто­рон. Фран ни­ког­да не за­думы­вал­ся о том, как ис­че­за­ют ми­ры пос­ле смер­ти ил­лю­зи­онис­та, и уж тем бо­лее ни­ког­да не ви­дел. Но он был сог­ла­сен ог­ра­ничить­ся те­оре­тичес­ки­ми зна­ни­ями.
— Ухо­дим, — тол­кнул его в пле­чо Ро­кудо, зас­тавляя под­нять­ся. — Ду­маю, мы еще уви­дим­ся.
— Ког­да?
— Как толь­ко на­учишь­ся кон­тро­лиро­вать но­вую си­лу.
— Учи­тель… — Фран ок­ликнул ухо­дяще­го прочь муж­чи­ну. Тот ос­та­новил­ся. — А ка­кие ва­ши прок­ля­тия?
На ли­це Му­куро мель­кну­ло стран­ное вы­раже­ние, ко­торо­го Фран преж­де не ви­дел. Неп­ро­ница­емое и мер­твое, как мас­ка. Но все­го на мгно­вение.
В от­вет ил­лю­зи­онист толь­ко рас­сме­ял­ся, окон­ча­тель­но сли­ва­ясь с чер­но-си­ним вих­рем.

Фран оч­нулся в ка­бине­те бос­са, свер­нувшись клуб­ком на ди­ване. Крес­ло Зан­за­са бы­ло пус­тым.
Толь­ко встре­тив в ко­ридо­ре груп­пу сол­дат, па­рень нем­но­го ус­по­ко­ил­ся, и к не­му вер­ну­лось ощу­щение ре­аль­нос­ти — са­мое луч­шее ощу­щение, уж ему ли не знать. И все же в зам­ке бы­ло слиш­ком ти­хо для де­сяти ча­сов ве­чера. Сом­не­ния раз­ве­ялись, ког­да Фран пос­мотрел на ча­сы: по­лови­на вто­рого но­чи.
По офи­цер­ско­му ко­ридо­ру ил­лю­зи­онист уже бе­жал; на­конец-то ока­зав­шись в сво­ей ком­на­те, он зах­лопнул дверь и прис­ло­нил­ся к ней спи­ной. В то же мгно­вение он по­чувс­тво­вал, что все по­зади.
На­сыщен­ный вы­дал­ся де­нек: ма­ло то­го, что его из­на­сило­вал су­мас­шедший Принц, так в до­вер­ше­ние учи­тель ода­рил ка­ким-то страш­ным прок­ля­ти­ем — кто еще смо­жет пох­вастать­ся столь щед­рой на со­бытия жизнью. Те­ло все еще пом­ни­ло, что с ним про­дела­ли, и нас­той­чи­во про­силось в го­рячую ван­ну.
Сто­ило го­лове Фра­на кос­нуть­ся по­душ­ки, как ве­ки по­тяже­лели, а ко­неч­ности за­ныли от раз­лившей­ся по ним при­ят­ной сла­бос­ти. Ил­лю­зи­онист про­тянул ру­ку к кноп­ке ноч­ни­ка и за­метил на сво­ем паль­це коль­цо Ада, про ко­торое ус­пел за­быть. С удив­ле­ни­ем об­на­ружив, что оно лег­ко сни­ма­ет­ся, па­рень по­ложил его на сто­лик, по­гасил свет и ус­нул поч­ти мгно­вен­но. Ему сни­лось, буд­то он стал пус­тым со­судом, обо­лоч­кой, скры­ва­ющей без­донную за­сасы­ва­ющую ть­му.

Ут­ро на­чалось не са­мым луч­шим об­ра­зом. Ед­ва от­крыв гла­за, Фран об­на­ружил на пра­вой ру­ке прок­ля­тое коль­цо. И тот факт, что оно по-преж­не­му не при­рос­ло к паль­цу, ни­чуть не уте­шал: ил­лю­зи­онист был уве­рен — сто­ит ему ос­та­вить ко­леч­ко, как в са­мый не­ожи­дан­ный мо­мент оно вер­нется к не­му. По­хоже, коль­цо Ада — не тот по­дарок, от ко­торо­го мож­но от­ка­зать­ся по сво­ей во­ле. Но на этом сюр­при­зы не за­кон­чи­лись.
— Я так рад, что ты на­конец-то стал нор­маль­но пи­тать­ся, — рас­те­рян­но вор­ко­вал Лус­су­рия, гля­дя, как хра­нитель Ту­мана уми­на­ет один за дру­гим бри­оши с шо­колад­ным кре­мом. Ка­залось, буд­то па­рень гло­та­ет их, не жуя; ог­ромное блю­до с вы­печ­кой пус­те­ло на гла­зах. — Толь­ко ты зря на­лега­ешь на муч­ное, это пор­тит фи­гуру.
Фран сам не за­метил, как ос­та­вил без де­сер­та ка­пита­на и сво­его на­пар­ни­ка, не ус­певших прид­ти к сто­лу по­рань­ше. Впро­чем, они не бы­ли про­тив, ог­ра­ничив­шись чаш­кой чер­но­го ко­фе и ста­каном мо­лока со­от­ветс­твен­но.
— От­ку­да у зем­но­вод­но­го взял­ся ап­пе­тит хищ­ни­ка? — за­метил Бель­фе­гор, ког­да его на­пар­ник по­тянул­ся к толь­ко что при­несен­ной та­рел­ке с тос­та­ми.
— Я ду­маю, это из-за то­го, что я хо­рошо про­чис­тил вче­ра свой же­лудок, сем­пай, — от­ве­тил ил­лю­зи­онист с на­битым ртом. — До сих пор во рту бле­вот­ный прив­кус.
Бель ти­хо шик­нул и от­вернул­ся, сде­лав вид, что ни­чего не слы­шал. Тем вре­менем Фран вни­матель­но сле­дил за его ре­ак­ци­ей. Ви­зит учи­теля нем­но­го от­влек ил­лю­зи­онис­та от про­изо­шед­ше­го в ко­ролев­ском двор­це (и Фран ре­шил, что это был луч­ший из воз­можных ва­ри­ан­тов за­вер­ше­ния дня, спас­ший его от ис­те­рики или бес­сонни­цы), но не­об­хо­димость хо­рошень­ко все об­ду­мать ни­куда не де­лась.
Фран ни­ког­да не пи­тал ил­лю­зий по по­воду нор­маль­нос­ти Прин­ца, но слу­чив­ше­еся вы­ходи­ло за гра­ницы пред­став­ле­ния Фра­на о мно­го­об­ра­зии че­лове­чес­ких от­но­шений. Он на­учил­ся тер­петь но­жи в сво­ем те­ле, но это не то же са­мое, что тер­петь во рту чу­жой член, осо­бен­но ког­да ты сам но­сишь та­кой же в шта­нах. Ил­лю­зи­онист со­бирал­ся при слу­чае со­об­щить на­пар­ни­ку, что вто­рого та­кого ра­за не бу­дет. В кон­це кон­цов, он не ви­дел ни­чего пос­тыдно­го в том, что­бы по­жало­вать­ся Му­куро и поп­ро­сить за­щиты Зан­за­са, раз сам он так ва­жен для учи­теля.
Пос­ле ис­треб­ле­ния всей по­пуля­ции све­жих ут­ренних бу­лочек, Фран ре­шил про­вес­ти день с поль­зой и за­нять­ся тре­ниров­ка­ми, за­од­но пус­тить в де­ло наб­ранные ка­лории. При­лич­но из­мо­тав се­бя про­беж­кой, он нем­но­го ус­по­ко­ил­ся. Быть мо­жет, и прав­да, все­му ви­ной ус­та­лость и рас­ту­щий ор­га­низм.
В обед ил­лю­зи­онист вновь шо­киро­вал всех сво­им ап­пе­титом. Лус­су­рия, как и ут­ром, ог­ра­ничил­ся за­бот­ли­вым за­меча­ни­ем, а Ску­ало наг­ра­дил его тя­желым по­доз­ри­тель­ным взгля­дом. Но Фран и без не­го чувс­тво­вал се­бя нес­по­кой­но.

Ког­да в кух­не за­жег­ся свет, ил­лю­зи­онист выг­ля­нул из-за двер­цы хо­лодиль­ни­ка. На по­роге сто­ял Су­пер­бия Ску­ало, на ли­це ко­торо­го чи­тались очень сме­шан­ные чувс­тва.
— А ты тут что де­ла­ешь? — на­конец, спро­сил он.
Ску­ало выг­ля­дел неп­ри­выч­но: хра­нитель Ту­мана ни­ког­да преж­де не ви­дел его в длин­ном мах­ро­вом ха­лате и с заб­ранны­ми в за­мыс­ло­ватую неб­режную при­чес­ку во­лоса­ми.
— Доб­рой но­чи, ка­питан, — отоз­вался Фран, до­жевы­вая лом­тик вя­лено­го мя­са. — Я про­голо­дал­ся и ре­шил нем­но­го пе­реку­сить.
— Про­голо­дал­ся?! Ты что, не ус­по­ко­ишь­ся, по­ка не унич­то­жишь все за­пасы еды?
Па­рень не ус­пел от­ве­тить — из ко­ридо­ра раз­дался чей-то крик.
— С клюк­венным со­усом!
— Че­го? — ог­ля­нул­ся меч­ник.
— Босс ска­зал, что хо­чет жар­кое с клюк­венным со­усом!
Ску­ало тя­жело вздох­нул.
— Эй, там есть этот чер­тов со­ус? — об­ра­тил­ся он к Фра­ну.
— Нет, ка­питан, ка­жет­ся, не­ту.
Что-то вор­ча се­бе под нос, муж­чи­на про­шел к хо­лодиль­ни­ку и, по­тес­нив юно­го кол­ле­гу, дос­тал боль­шое блю­до, нак­ры­тое кол­па­ком.
— По­хоже, не я один про­голо­дал­ся, — за­метил ил­лю­зи­онист.
— Да уж, ес­ли б еще этот при­дурок хоть иног­да де­лал се­бе что-ни­будь сам, — за­дум­чи­во ска­зал Су­пер­бия и, уже ухо­дя, до­бавил: — Зна­ешь, мне по боль­шо­му сче­ту не ин­те­рес­ны под­робнос­ти, но я нас­та­иваю, что­бы в этой чер­то­вой ор­га­низа­ции каж­дый сам кон­тро­лиро­вал, ку­да едет его кры­ша. Будь добр, возь­ми се­бя в ру­ки и раз­бе­рись со всей этой фиг­ней, что­бы не приш­лось раз­би­рать­ся мне. Усек?
Дож­давшись, ког­да уй­дет ка­питан и утих­нет шум в ко­ридо­рах, Фран прих­ва­тил с со­бой та­рел­ку с при­готов­ленны­ми бу­тер­бро­дами и от­пра­вил­ся в ком­на­ту. Он бы и сам не от­ка­зал­ся кон­тро­лиро­вать все, что с ним про­ис­хо­дит. Единс­твен­ное объ­яс­не­ние, при­ходив­шее на ум — коль­цо Ада. Впро­чем, ес­ли его прок­ля­тие — это без­донный же­лудок, то все не так страш­но, как Фран мог пред­ста­вить.
Доб­равшись до пос­те­ли, па­рень ус­нул мгно­вен­но, как и на­кану­не, и прос­пал поч­ти до обе­да.

— Ты что, мать твою, выт­во­ря­ешь?!
Гром­кий го­лос Ску­ало дос­тиг слу­ха Фра­на, слов­но че­рез тол­щу во­ды. Он на­чал смут­но уз­на­вать лю­дей вок­руг. Меч­ник креп­ко дер­жал его од­ной ру­кой за ши­ворот, а дру­гой сжи­мал пле­чо. У про­тиво­полож­ной сте­ны на по­лу ва­лял­ся мо­лодой муж­чи­на. В нем ил­лю­зи­онист приз­нал сол­да­та из собс­твен­но­го же от­ря­да, с ко­торым они час­тень­ко тре­ниро­вались вмес­те. Ру­баш­ка бед­ня­ги бы­ла изор­ва­на, от­кры­вая ог­ромный си­няк на гру­ди.
— Что про­изош­ло? — хрип­ло спро­сил Фран, не от­ры­вая взгля­да от пос­тра­дав­ше­го.
Уви­дев в боль­ших зе­леных гла­зах ос­мыслен­ное вы­раже­ние, Су­пер­бия от­пустил пар­ня.
— Ты сов­сем ни­чего не пом­нишь? — не­довер­чи­во уточ­нил он.
— Сов­сем. Я пом­ню, что хо­тел нем­но­го пот­ре­ниро­вать­ся пос­ле обе­да… Кто его так? — по­ин­те­ресо­вал­ся ил­лю­зи­онист, ког­да его быв­ше­го пар­тне­ра по спар­рингам взва­лили на но­сил­ки.
— Ты, — мрач­но от­ве­тил ка­питан.
— Как это?
— С осо­бой жес­то­костью. Еле раз­ня­ли, ты его ед­ва не при­кон­чил.
— За­чем?
Фран все еще чувс­тво­вал се­бя так, буд­то его толь­ко что раз­бу­дили.
— За­чем раз­ня­ли или за­чем ты хо­тел его убить? — ед­ко пе­рес­про­сил Ску­ало, жес­том от­да­вая рас­по­ряже­ние дос­та­вить жер­тву в мед­пункт. — Что с то­бой во­об­ще про­ис­хо­дит?
— Я не знаю, — приз­нался ил­лю­зи­онист.
Он про­шел к длин­ным скамь­ям, рас­по­ложен­ным вдоль стен, и ус­та­ло при­сел. В го­лове пос­те­пен­но про­яс­ня­лось, по край­ней ме­ре, в па­мяти всплы­вали от­дель­ные мо­мен­ты: как он раз­ми­нал­ся пе­ред тре­ниров­кой, как они прис­ту­пили к спар­рингу. Про­тив­ник на­чал пер­вым, пол в за­ле трес­нул, раз­дро­бил­ся на ма­лень­кие ос­тров­ки, плы­вущие над рас­ка­лен­ной ла­вой. Фран вспо­минал, как в от­вет ата­ковал ог­ненным вих­рем, все вок­руг зас­тла­ло крас­но-ры­жим ма­ревом, а по­том… Ил­лю­зи­онист толь­ко пом­нил стран­ное чувс­тво, та­кое же силь­ное, как го­лод: ему за­хоте­лось убить. Хра­нитель Ту­мана не мог объ­яс­нить это, но где-то на краю соз­на­ния жаж­да на­силия все еще ощу­тимо ще­кота­ла ему нер­вы.
— Пой­ду раз­ве­юсь, — ска­зал он, сла­бой по­ход­кой нап­равля­ясь к вы­ходу.
— Еще раз убе­дитель­но про­шу ра­зоб­рать­ся с этим, — на­путс­тво­вал Ску­ало. — Од­но де­ло — есть за де­сяте­рых, но та­кие ин­ци­ден­ты мне в шта­бе не нуж­ны.

День и впрямь не за­дал­ся: прос­пал зав­трак, чуть не убил сво­его сол­да­та, вот и те­перь из-за спин­ки ди­вана в ка­мин­ном за­ле тор­ча­ла лох­ма­тая свет­лая ма­куш­ка, увен­чанная свер­ка­ющей ди­аде­мой. Но от­сту­пать Фран не со­бирал­ся, по­это­му мол­ча про­шел ми­мо Его Вы­сочес­тва, взял с пол­ки шка­фа на­угад кни­гу и ус­тро­ил­ся в крес­ле ря­дом с ве­дущей на тер­ра­су дверью.
— Что я ви­жу, не­уже­ли ля­гуш­ка и впрямь пы­та­ет­ся стать хищ­ни­ком?
Ил­лю­зи­онист не­воз­му­тимо пе­релис­тнул стра­ницу. Весь его вид вы­ражал пол­ную сос­ре­дото­чен­ность на чте­нии.
Бель­фе­гор скло­нил го­лову на­бок, ис­ко­са пос­мотрев в сто­рону на­пар­ни­ка.
— Но ля­гуш­ка так и ос­та­нет­ся ля­гуш­кой, ко­торая да­же до­бить со­пер­ни­ка не мо­жет.
Сно­ва не по­лучив в от­вет ни­какой ре­ак­ции, Бель вы­тянул­ся на ди­ване, пе­ревер­нувшись на спи­ну, и ус­та­вил­ся в по­толок.
— Или это все то­же из-за тош­но­ты? — хи­хик­нул Принц.
Фран опять пе­релис­тнул стра­ницу. Лис­тал он их быс­трее, чем ус­пе­вал про­честь.
Блон­дин вы­тянул вверх ру­ку. Кра­ем зре­ния хра­нитель Ту­мана за­метил, что меж­ду паль­цев Бель­фе­гора за­жаты сти­леты.
— Ска­жи, а ты пла­ниру­ешь те­перь ти­ранить толь­ко сво­их под­чи­нен­ных, или мне то­же пе­репа­дет нем­но­го ве­селья?
Но­жи по­лете­ли точ­но в цель, как и всег­да, мяг­ко вон­зи­лись в не­лепую шап­ку — все, кро­ме од­но­го: лез­вие с хрус­том на­дор­ва­ло бу­магу, зас­тряв в кни­ге. Принц ог­ля­нул­ся, что­бы ви­деть ил­лю­зи­онис­та.
Не­тороп­ли­во, один за дру­гим, Фран вы­тащил все но­жи, по­пут­но сги­бая их по­полам и бро­сая на пол.
— Как ты сме­ешь пор­тить собс­твен­ность Прин­ца? — зло­веще ус­мехнул­ся Бель­фе­гор, вста­вая с ди­вана.
То, что про­изош­ло в сле­ду­ющее мгно­вение, уди­вило хра­ните­ля Ура­гана не мень­ше, по­это­му он да­же не по­думал соп­ро­тив­лять­ся, ког­да тще­душ­ный па­рень ока­зал­ся ря­дом, с нес­вой­ствен­ной для не­го си­лой тол­кнул Бе­ля к сте­не и, сжи­мая ру­ко­ят­ку пос­ледне­го уце­лев­ше­го но­жа, вот­кнул его чуть-чуть вы­ше пле­ча, прих­ва­тив ткань по­лоса­того сви­тера.
Как Фран, в жиз­ни не дер­жавший в ру­ках ору­жия, с та­кой юве­лир­ной точ­ностью, да еще и с раз­ма­ху умуд­рился не за­деть ко­ролев­ское те­ло, для обо­их ос­та­лось за­гад­кой.
Оба тя­жело ды­шали, оба бы­ли рас­те­ряны, и ил­лю­зи­онист удив­лен сво­им пос­тупком ни­чуть не мень­ше, чем его на­пар­ник. Но на этот раз в го­лове не му­тилось, Фран яс­но осоз­на­вал, что хо­чет убить это­го че­лове­ка, ко­торый так до­саж­да­ет ему, вы­водит из се­бя, веч­но ме­ша­ет­ся, ко­торый, в кон­це кон­цов, так уни­зил его. Бель­фе­гор тер­пе­ливо ждал, оп­ра­вив­шись от шо­ка, но все еще не соп­ро­тив­ля­ясь — из лю­бопытс­тва.
Фран од­ной ру­кой креп­ко дер­жал нож, дру­гой при­дав­ли­вал Бель­фе­гора к сте­не, упе­рев­шись ла­донью ему в грудь. Сквозь тон­кую мяг­кую ткань чувс­тво­вал­ся рель­еф мышц. Не­ожи­дан­но мыс­ли ил­лю­зи­онис­та рез­ко по­меня­ли свою нап­равлен­ность, злость от­хлы­нула, и все ощу­щения сос­ре­дото­чились под его ле­вой ла­донью, слов­но он ка­сал­ся рас­ка­лен­но­го ме­тал­ла, а не те­ла Прин­ца. С опоз­да­ни­ем Фран за­метил, что на­ходит­ся слиш­ком близ­ко от сво­его на­пар­ни­ка, и их бед­ра слег­ка соп­ри­кос­ну­лись. В го­лове тво­рилось что-то стран­ное — мыс­ли, ко­торые ни­как не мог­ли при­над­ле­жать ему, да­же не столь­ко мыс­ли, сколь­ко ин­стинкты, по­дог­ре­тые вос­по­мина­ни­ями о слу­чив­шемся в заб­ро­шен­ном двор­це.
Гу­бы Бель­фе­гора тро­нула сла­бая улыб­ка: взгляд ил­лю­зи­онис­та не­уло­вимо из­ме­нил­ся и вы­давал его воз­бужде­ние. Принц сколь­знул ру­кой сни­зу вверх по бед­ру Фра­на, цеп­ля­ясь паль­цем за пет­лю на по­ясе брюк. Со­вер­шив над со­бой уси­лие, ил­лю­зи­онист от­пря­нул в сто­рону, еще нес­коль­ко се­кунд он не то с ужа­сом, не то с не­навистью смот­рел на Бель­фе­гора, пос­ле че­го сде­лал нес­коль­ко не­уве­рен­ных ша­гов на­зад и стре­митель­но вы­бежал из за­лы.

Фран упал на свою кро­вать, пы­та­ясь от­ды­шать­ся. Он лег на спи­ну и при­нял­ся глу­боко ды­шать, но имен­но сей­час, ког­да это бы­ло так нуж­но, у не­го не по­луча­лось скон­цен­три­ровать­ся. Ил­лю­зи­онист зак­рыл гла­за, про­дол­жая де­лать раз­ме­рен­ные вдо­хи и вы­дохи.
Че­рез нес­коль­ко ми­нут де­ло пош­ло на лад, сер­дце пе­рес­та­ло су­мас­шедше ко­лотить­ся, и неп­ри­выч­ная тя­жесть вни­зу жи­вота поч­ти прош­ла.
— Не от­кры­вай гла­за, — проз­ву­чал го­лос в его го­лове. — Соз­дать ус­той­чи­вую ил­лю­зию у те­бя не по­лучит­ся, а гу­лять по зыб­ким ми­рам для ме­ня сей­час слиш­ком опас­но.
— Что про­ис­хо­дит? — спро­сил Фран, сле­дуя со­вету Му­куро и плот­но сжи­мая ве­ки.
— Ты об этом… — На ми­нуту, по­казав­шу­юся ва­рий­цу веч­ностью, Ро­кудо за­мол­чал. — Очень ин­те­рес­ный эф­фект. Я по­доз­ре­вал о нем, но ты под­твер­дил мои до­гад­ки.
— Учи­тель, про­шу, хоть раз ска­жите пря­мо, — взмо­лил­ся Фран. — Вы же са­ми ви­дите, что я не мо­гу да­же ил­лю­зию соз­дать в та­ком сос­то­янии.
— Коль­цо Ада. Твое прок­ля­тие — зверь. В од­ном из ва­ри­ан­тов трак­товки изоб­ра­жен­но­го на тво­ем коль­це чис­ла го­ворит­ся, что оно сим­во­лизи­ру­ет жи­вот­ные ин­стинкты и не­уме­рен­ность в плот­ских пот­ребнос­тях. Уси­ление ап­пе­тита, очень глу­бокий сон, же­лание уби­вать… и про­чие же­лания.
— Спа­сибо за по­дарок! — в го­лосе пар­ня зву­чало от­ча­яние. — И что мне те­перь де­лать?
Му­куро вновь умолк.
— Учи­тель?
— С коль­ца­ми Ада дей­ству­ет толь­ко од­на так­ти­ка: ли­бо ты под­чи­нишь его се­бе, ли­бо оно сде­ла­ет те­бя сво­им ра­бом. Те­бе нуж­но на­учить­ся кон­тро­лиро­вать его си­лу, и чем ско­рее, тем луч­ше.
Сло­ва Му­куро пре­рыва­лись по­меха­ми, слов­но зву­чали из ди­нами­ка ра­ди­оп­ри­ем­ни­ка.
— И как это сде­лать?
Фран впер­вые по­чувс­тво­вал, что учи­тель не зна­ет от­ве­та на его воп­рос. Не уви­лива­ет, как обыч­но, а дей­стви­тель­но не зна­ет на­вер­ня­ка. И это сов­сем не при­дава­ло уве­рен­ности.
— Вы же са­ми как-то их под­чи­нили, — на­мек­нул па­рень, — мо­жет, по­дели­тесь опы­том?
— Нет, те­бе это не по­может, — ра­зоча­ровал его Ро­кудо. — Я поп­ро­бую при­думать что-ни­будь для те­бя, но на это нуж­но вре­мя. По­ка лишь мо­гу по­сове­товать бо­роть­ся с обос­трив­ши­мися ин­стинкта­ми, как с лю­бым ис­ку­шени­ем.
— То есть?
— Под­дать­ся.
— Пой­ти и опус­то­шить про­дук­то­вые скла­ды? — уточ­нил Фран. — Или пе­рере­зать де­сяток-дру­гой под­чи­нен­ных?
— Как те­бе бу­дет удоб­нее, — спо­кой­но сог­ла­сил­ся учи­тель. — Об­ще­из­вес­тно, что чем доль­ше ты сдер­жи­ва­ешь свои же­лания, тем силь­нее они ста­новят­ся. Прос­ти, но мне по­ра ухо­дить. На­де­юсь, до сле­ду­ющей на­шей встре­чи с то­бой не слу­чит­ся ни­чего не­поп­ра­вимо­го, это не вхо­дит в мои пла­ны.
Го­лос и ши­пящие по­мехи мгно­вен­но ис­чезли, и ил­лю­зи­онист те­перь слы­шал толь­ко ти­шину ком­на­ты, на­пол­ненную ше­лес­том де­ревь­ев за ок­ном и трес­ком на­секо­мых. Это мог быть за­меча­тель­ный лет­ний ве­чер, ес­ли бы не об­ру­шив­ший­ся на го­лову пар­ня пер­со­наль­ный кош­мар. Фран рас­су­дил, что се­год­ня луч­ше не вы­ходить из ком­на­ты: хва­тит под­ви­гов для од­но­го дня.
Ил­лю­зи­онист не­под­вижно ле­жал, прис­лу­шива­ясь к внут­ренним ощу­щени­ям. Да­же это да­валось ему с тру­дом, по­тому что каж­дая кле­точ­ка ор­га­низ­ма тре­бова­ла дей­ствия и от­ка­зыва­лась рас­слаб­лять­ся. Фран пы­тал­ся от­влечь­ся, за­нимая се­бя вос­по­мина­ни­ями: о да­леком прош­лом, о семье, до­ме, о зе­леных во­дах ре­ки в при­горо­де близ Па­лац­цо­ло-Ак­рей­де, о ноч­ном по­ез­де из Па­лер­мо. В ком­на­те пос­те­пен­но сгу­щались су­мер­ки, раз­го­ня­емые вре­мя от вре­мени све­том вра­ща­юще­гося фо­наря на до­зор­ной баш­не, ко­торый на­поми­нал ог­ни па­рома.
Мыс­ли пос­те­пен­но воз­вра­щались в нор­маль­ное рус­ло, и хра­нитель Ту­мана ра­довал­ся сво­ей ма­лень­кой по­беде над коль­цом. Ров­но до то­го мо­мен­та, как па­мять не под­ки­нула ему дру­гие кар­ти­ны: за­пущен­ный сад, сло­ман­ный ро­яль с прон­зи­тель­ной стру­ной, ще­кочу­щая нос пыль, из­де­ватель­ские лас­ки и со­леный вкус.
Фран не мог спо­рить с со­бой, по­тому что чувс­тво­вал, что про­иг­ра­ет эту борь­бу. Коль­цо — по край­ней ме­ре, сей­час — бы­ло силь­нее его. Силь­нее хо­тя бы уже по­тому, что зна­ло сла­бос­ти, о ко­торых не знал он сам, и мог­ло в лю­бой мо­мент вос­поль­зо­вать­ся бре­шами в его внут­ренней обо­роне. И ес­ли на чис­то­ту: коль ско­ро Фра­ну пред­сто­яло по­терять кон­троль и наб­ро­сить­ся на не­навис­тно­го сем­пая, он пред­по­чел бы сде­лать это, сох­ра­нив рас­су­док.
Рас­суждая по­доб­ным об­ра­зом, Фран не за­метил, как под­нялся, приб­рал раз­бро­сан­ные по ком­на­те ве­щи, да­же схо­дил в душ и вер­нулся к се­бе — и все это на ав­то­пило­те. Он не сом­не­вал­ся и не от­тя­гивал мо­мент, при­няв ре­шение.
В ко­ридо­ре что-то хлоп­ну­ло. Звук за­поз­да­ло дос­тиг слу­ха ил­лю­зи­онис­та. Ког­да он выг­ля­нул, то уви­дел лишь зак­ры­ва­ющу­юся дверь в ком­на­ту Бель­фе­гора. Дверь ду­шевой бы­ла рас­пахну­та, и от­ту­да тя­нулись бе­лые об­лачка па­ра. Ил­лю­зи­онист хо­тел уже бы­ло раз­вернуть­ся и уй­ти, но так и за­мер на по­роге.
Му­куро вы­разил­ся мак­си­маль­но пря­мо. Он, коль­цо и сам Фран зна­ли, чем все за­кон­чится, по­тому что это на­чалось за­дол­го до то­го, как прок­ля­тое ко­леч­ко наш­ло но­вого хо­зя­ина. То, что слу­чилось в зам­ке Бель­фе­гора, бы­ло ошиб­кой, но не слу­чай­ностью.
Фран по­щел­кал паль­ца­ми, воз­вра­щая се­бя к ре­аль­нос­ти.
Мо­мент вы­дал­ся удоб­ный во всех от­но­шени­ях: Бель у се­бя и его не нуж­но вы­ис­ки­вать по зам­ку, он толь­ко что при­нял душ, да и сам хра­нитель Ту­мана уже на пол­пу­ти к ком­на­те на­пар­ни­ка. Фран всег­да умел при­водить хо­рошие ар­гу­мен­ты, осо­бен­но в тех слу­ча­ях, ког­да бы­ло бы луч­ше обой­тись без них.
С тос­кой, слов­но в пос­ледний раз, па­рень ог­ля­нул­ся на свою ком­на­ту и вы­шел в ко­ридор. Мыс­ленно счи­тая ша­ги, приб­ли­зил­ся к за­вет­ной на се­год­няшнюю ночь две­ри. «Как на казнь», — про­нес­лось в го­лове, и, от­бро­сив сом­не­ния, ил­лю­зи­онист по­вер­нул зо­лотис­тую руч­ку.

Фран ни­ког­да преж­де не бы­вал в ком­на­те Прин­ца и те­перь с лю­бопытс­твом раз­гля­дывал ин­терь­ер, чуть не за­быв о це­ли ви­зита. Пер­вое, что бро­салось в гла­за — здесь бы­ло очень мно­го тряпья. Тя­желые мно­гос­лой­ные порть­еры, пок­ры­вала, бал­да­хин, ков­ры — слов­но все это Бель­фе­гор зах­ва­тил из род­но­го зам­ка и раз­местил в од­ной не та­кой уж боль­шой ком­на­те. Где-то на раз­ные ла­ды ти­кали ча­сы. В не­обыч­ном зер­ка­ле, сос­тавлен­ном из нес­коль­ких ство­рок, мно­гок­ратно от­ра­жалось ли­цо зе­леног­ла­зого пар­ня, по­терян­но ози­ра­юще­гося по сто­ронам. На сто­ликах и ко­модах рас­став­ле­ны кра­сивые склян­ки, шка­тул­ки, раз­личная ме­лочь, и мер­ца­ющий го­лубым эк­ра­ном но­ут­бук стран­но смот­релся в ок­ру­жении этой вик­то­ри­ан­ской рос­ко­ши.
— И что здесь по­надо­билось ля­гуш­ке? — раз­дался нас­мешли­вый го­лос.
От не­ожи­дан­ности Фран ша­рах­нулся в сто­рону. Бель зах­лопнул дверь и дви­нул­ся на сво­его на­пар­ни­ка. Ил­лю­зи­онист по­думал, что ес­ли тот сей­час дос­та­нет свои лю­бимые но­жи, то на­конец-то мож­но прос­ле­дить, от­ку­да он их бе­рет: Его Вы­сочес­тво счи­та­ет­ся ге­ни­ем, но сей­час он по по­яс раз­дет, а в та­ких уз­ких брю­ках спря­тать что-то — за­дача не из лег­ких.
— У ме­ня к вам де­ло, сем­пай — соб­равшись с мыс­ля­ми, от­ве­тил хра­нитель Ту­мана.
— Да что ты го­воришь, — скри­вил­ся блон­дин. — Как у зем­но­вод­но­го хва­тило наг­лости за­явить­ся в мою ком­на­ту?
— Се­год­ня в гос­ти­ной я не за­кон­чил.
Бель рас­тя­нул гу­бы в жут­кой улыб­ке.
— Вот да­же как! А с че­го ты взял, что я сог­ла­шусь те­бя трах­нуть? Мне не ин­те­рес­но, ког­да ме­ня про­сят. Да и не при­пом­ню, что­бы ты был так уж хо­рош в прош­лый раз.
Фран не дви­нул­ся с мес­та. Его ре­шимость обе­зору­жива­ла. Бель­фе­гор выж­дал бес­ко­неч­ную ми­нуту, на­пол­ненную пе­рес­ту­ком мно­жес­тва ча­сов, и сдал­ся.
— Хо­рошо, ля­гуш­ка, я дам те­бе шанс. Ес­ли счи­та­ешь, что дос­то­ин сек­са со мной, до­кажи.
Ил­лю­зи­онист мыс­ленно твер­дил се­бе, что упасть ни­же прос­то не­воз­можно. Его го­лову на­пол­ня­ли мыс­ли, не при­над­ле­жав­шие ему, коль­цо ус­ко­ряло бег кро­ви, об­да­вая жа­ром ко­неч­ности.
Фран по­дошел в плот­ную, буд­то к краю про­пас­ти, и заг­ля­нул в неп­ро­ница­емое ли­цо сем­пая. Ему приш­лось встать на нос­ки, что­бы об­хва­тить Прин­ца за шею и при­тянуть к се­бе.
Не­кото­рым ве­щам не нуж­но учить­ся, в оп­ре­делен­ный мо­мент те­ло са­мо по­нима­ет, что нуж­но де­лать. Фран мед­ленно про­шел­ся язы­ком по гу­бам Бель­фе­гора, чувс­твуя, как с них про­пада­ет улыб­ка и угол­ки рта опус­ка­ют­ся вниз. Фран по­дал­ся впе­ред, уг­лубляя по­целуй. Он про­вел сво­им язы­ком по чу­жим зу­бам, мяг­ко­му язы­ку, сно­ва смял став­шие по­дат­ли­выми гу­бы Прин­ца, ло­вя гип­но­тичес­кий ритм сво­его пер­во­го по­целуя.
Бель­фе­гор пах вос­хи­титель­но, и это, без сом­не­ний, был его собс­твен­ный за­пах. Фран при­жал­ся но­сом к глад­кой ще­ке, по­тер­ся, вды­хая чу­жой аро­мат.
Принц все еще не от­ве­чал на его лас­ки. Он сто­ял, опус­тив ру­ки в кар­ма­ны брюк, слег­ка сгор­бившись, что­бы Фран мог до­тянуть­ся до его губ. Но ил­лю­зи­онист чувс­тво­вал, как бе­зучас­тное к про­ис­хо­дяще­му те­ло Прин­ца ста­ло от­зы­вать­ся на при­кос­но­вения му­раш­ка­ми и нап­ря­жени­ем в мыш­цах.
«Сде­лай это сей­час или бе­ги», — про­нес­лось в го­лове Фра­на.
Он да­же в шут­ку не мог пред­ста­вить, что спо­собен на что-то по­доб­ное, но ес­ли па­дать, то гля­дя сво­ей смер­ти в гла­за.
Не от­ры­вая взгля­да от ли­ца Бель­фе­гора, Фран при­жал ла­донь к его па­ху. Принц за­шипел и нак­ло­нил­ся еще ни­же, упе­рев­шись лбом в лоб на­пар­ни­ка. Фран ощу­тил, как под его паль­ца­ми твер­де­ет член Бе­ля.
— Ты то­же хо­чешь, — про­шеп­тал ил­лю­зи­онист.
Го­рячий вы­дох Прин­ца об­дал жа­ром ли­цо. К это­му мо­мен­ту Фран был воз­бужден не мень­ше, ему бы­ло жар­ко и тес­но в одеж­де. Паль­цы са­ми со­бой рас­сте­гива­ли ре­мень Бе­ля. Звяк­ну­ла пряж­ка и вжик­ну­ла мол­ния.
Бель­фе­гор вы­ругал­ся и схва­тил пар­ня за пле­чи, дер­нул на се­бя и нак­рыл его рот сво­ими гу­бами, про­тол­кнул в рот на­порис­тый язык. Шея Фра­на за­ныла от ди­кого уг­ла, он по­пытал­ся от­сту­пить на­зад, но Бель­фе­гор дер­жал креп­ко.
Ру­ки Прин­ца сколь­зну­ли вниз вдоль спи­ны на­пар­ни­ка, сми­ная май­ку, к яго­дицам, ни­же — под­хва­тив на­пар­ни­ка под бед­ра­ми, Бель под­нял его, не прек­ра­щая по­целуй. Фран скрес­тил ло­дыж­ки за спи­ной Бель­фе­гора, креп­че дер­жась, что­бы не по­терять рав­но­весие, ког­да тот ос­во­бодил од­ну ру­ку, что­бы смах­нуть с ко­мода ка­кие-то ве­щи, с гро­хотом бь­ющей­ся по­суды по­летев­шие на пол, уса­дил его на край, упе­рев­шись ла­доня­ми в де­ревян­ную по­вер­хность.
Бель­фе­гор поч­ти впе­чаты­вал сво­им на­пором ил­лю­зи­онис­та в сте­ну, хо­рошо при­ложив его за­тыл­ком, но Фран не по­чувс­тво­вал этой бо­ли. За­пус­тив паль­цы в свет­лые во­лосы, Фран при­тянул вен­це­нос­ную го­лову бли­же, уг­лубляя по­целуй, шум­но со­пя от не­дос­татка воз­ду­ха. Он зап­ро­кинул го­лову, под­став­ляя шею под влаж­ные жад­ные гу­бы Бель­фе­гора.
Лас­ки прев­ра­тились в бес­по­рядоч­ные гру­бые при­кос­но­вения, воз­дух на­пол­нился сто­нами впе­ремеш­ку с хрип­лым ды­хани­ем. Фран чувс­тво­вал ка­мен­ный сто­як Прин­ца, ко­торым он тер­ся о его про­меж­ность, ши­роко раз­ве­дя но­ги на­пар­ни­ка.
При­жав ру­кой Фра­на к сте­не за гор­ло, Бель стал спус­кать­ся гу­бами по его гру­ди к па­ху, при­кусы­вая ко­жу.
Най­дя в се­бе си­лы, Фран об­хва­тил ла­доня­ми ли­цо Пот­ро­шите­ля, при­тянул к сво­ему и вы­дох­нул пря­мо в гу­бы:
— Пос­тель, сем­пай.
Сма­зано по­цело­вав маль­чиш­ку в ску­лу, Бель­фе­гор сно­ва под­нял его и на­угад сде­лал нес­коль­ко ши­роких ша­гов на­зад, по­ка не упер­ся но­гами в кро­вать. Они при­зем­ли­лись на мяг­кие пру­жиня­щие мат­ра­сы, и да­же их скрип по­казал­ся воз­бужда­ющим. Фран стя­нул с се­бя май­ку и при­жал­ся к Прин­цу, же­лая по­чувс­тво­вать его всей ко­жей. Ру­ки Бель­фе­гора сколь­зи­ли по его бед­рам, сжи­мали зад­ни­цу до си­няков.
Фран нап­рягся всем те­лом, чувс­твуя, что го­тов кон­чить уже от од­но­го тре­ния.
— И не меч­тай, — про­шипел Бель.
Он рез­ко сме­нил по­зицию, под­ми­ная под се­бя на­пар­ни­ка, сво­бод­ной ру­кой стас­ки­вая шта­ны вмес­те с бель­ем. Фран ока­зал­ся при­дав­ленным ще­кой к кро­вати. Бель под­хва­тил его под жи­вотом, дер­нул на се­бя, пос­та­вил на ко­лени и при­ник сза­ди.
Ос­тавшись пол­ностью го­лым, Фран по­чувс­тво­вал, как у не­го по­тек­ло по внут­ренней сто­роне бе­дер. Он зас­то­нал, ког­да к его зад­ни­це при­жал­ся твер­дый член Бе­ля, и в тот же мо­мент ру­кой Принц об­хва­тил его сто­як и нес­коль­ко раз с на­жимом пе­редер­нул сжа­той в ку­лак ла­донью.
Те­ло ил­лю­зи­онис­та мгно­вен­но пой­ма­ло ритм, пе­ред гла­зами поп­лы­ло, но ког­да Фран ощу­тил пер­вое про­ник­но­вение, вспыш­ка бо­ли ох­ла­дила его, как вед­ро ле­дяной во­ды.
Фран вскрик­нул и за­дер­гался, ос­во­бож­да­ясь из-под об­ру­шив­ше­гося на не­го ве­са. Его ра­зум в миг ос­во­бодил­ся от воз­бужде­ния, и те­перь су­щес­тво­вал от­дель­но от по­хоти, ко­торая, од­на­ко, по-преж­не­му тер­за­ла его те­ло.
Бель­фе­гор зас­тыл, не в си­лах вер­нуть се­бе яс­ность ума. Маль­чиш­ка пе­ред ним сжал­ся и смот­рел заг­нанным зве­рем, хо­тя се­кун­ду на­зад са­мым раз­врат­ным об­ра­зом раз­дви­гал но­ги и тек в его ла­донь. От собс­твен­ной эрек­ции ста­нови­лось нес­терпи­мо боль­но.
Те­ла ил­лю­зи­онис­тов под­верже­ны фи­зичес­кой бо­ли го­раз­до силь­нее, чем у дру­гих лю­дей. Учи­тель хо­рошо под­го­товил Фра­на во вре­мя жес­то­ких тре­ниро­вок, но есть мес­та, ко­торые всег­да ос­та­ют­ся у­яз­ви­мыми. Про­ник­но­вение выз­ва­ло боль, во мно­го раз боль­шую, чем ис­пы­тал бы на мес­те Фра­на лю­бой че­ловек. Сме­шан­ная с ос­трым воз­бужде­ни­ем, она ре­зала жи­вую плоть сот­ней ос­трых но­жей.
— Мне боль­нее, — про­сипел Фран, тя­жело ды­ша от­кры­тым ртом.
В угол­ках его ши­роко рас­пахну­тых глаз блес­те­ли сле­зы. Он не знал, как еще вы­разить свою прось­бу — не ос­та­нав­ли­вать­ся. Ока­зав­шись без одеж­ды в пос­те­ли сем­пая, он боль­ше все­го бо­ял­ся, что все прек­ра­тит­ся.
Бель­фе­гор его по­нял. Он кое-что знал об ил­лю­зи­онис­тах.
Принц нес­коль­ко се­кунд мол­ча смот­рел на маль­чиш­ку, за­тем под­та­щил его к се­бе за бед­ра, иг­но­рируя сла­бое соп­ро­тив­ле­ние. Фран ус­лы­шал зна­комый ши­пящий смех, а по­том сем­пай взял его член в рот.
Фран не ве­рил сво­им гла­зам. Его страх от­сту­пил на вто­рой план. Вид Прин­ца Пот­ро­шите­ля, ко­торый тер­ро­ризи­ровал его с пер­вой встре­чи, а те­перь де­лал ему, ка­жет­ся, са­мый вос­хи­титель­ный в ми­ре ми­нет, воз­буждал силь­нее, чем ощу­щения. Ил­лю­зи­онист мно­го бы от­дал, что­бы вы­резать этот мо­мент из ре­аль­нос­ти, зак­лю­чить в рам­ку и по­весить на са­мом вид­ном мес­те.
Бель брал глу­боко, заг­ла­тывая пол­ностью член, тут же отс­тра­ня­ясь и об­ли­зывая по всей дли­не. Свет­лая чел­ка при­лип­ла ко лбу и сби­лась на бок. Фран при­от­крыл рот, наб­лю­дая за пред­ста­вив­шемся зре­лищем.
— Сем­пай? — ти­хо поз­вал он и по­лучил в от­вет об­жи­га­ющий взгляд сни­зу вверх.
В по­лум­ра­ке ком­на­ты Фран не ра­зоб­рал цвет глаз Прин­ца, но хо­рошо раз­ли­чил взгляд: ос­мыслен­ный, цеп­кий, влас­тный. Бель в пол­ной ме­ре поз­во­лил ему нас­ла­дить­ся этим ви­дом, гля­дя пря­мо на не­го и вы­сунув длин­ный язык.
— У вас хо­рошо по­луча­ет­ся, — вы­давил из се­бя Фран.
— Я же ге­ний, — хи­хик­нул Принц. — За­поми­най, ля­гуш­ка.
Бель ныр­нул ли­цом меж­ду бе­дер на­пар­ни­ка, так что ил­лю­зи­онист те­перь ви­дел толь­ко его ма­куш­ку. За­то неж­ной ко­жей меж­ду яго­диц ощу­тил на­порис­тое при­кос­но­вение язы­ка.
Ког­да Фран сов­сем ра­зом­лел, го­товый кон­чить в ла­донь Прин­ца, вос­хи­титель­ные влаж­ные лас­ки прек­ра­тились. Бель на­валил­ся на не­го, жес­тко це­луя в гу­бы, слов­но ста­вя клей­мо. Фран сжал бед­ра­ми его та­лию, тес­но при­жима­ясь к гру­ди. Бель­фе­гору все-та­ки уда­лось про­тис­нуть меж­ду ни­ми ру­ку и об­хва­тить член ил­лю­зи­онис­та, сде­лать нес­коль­ко рез­ких, рас­па­ля­ющих дви­жений, пос­ле ко­торых Фран уже был сог­ла­сен на все, да­же выс­та­нывать его имя впе­ремеш­ку с гряз­ны­ми прось­ба­ми.
— Пож…
— Ты что-то хо­чешь мне ска­зать, ля­гуш­ка? — от­кро­вен­но из­де­вал­ся Бель.
— Да­вай уже…
— А вол­шебное сло­во?
— Блядь!
Фран впил­ся ног­тя­ми в пле­чи Бель­фе­гора и зас­то­нал ему в рот. Он по­чувс­тво­вал дав­ле­ние, за ко­торым пос­ле­дова­ла пуль­си­ру­ющая боль. Смаз­ка об­легчи­ла про­ник­но­вение, и Бель пол­ностью во­шел.
Боль ни­куда не де­лась, но ее пе­рек­ры­ло прон­зи­тель­ное удо­воль­ствие. Фран боль­ше все­го на све­те меч­тал рас­тво­рить­ся в мер­ном рит­ме дви­жения тел и пош­лых зву­ках шлеп­ков и по­целу­ев, но Бель до пос­ледне­го не да­вал ему кон­чить, не поз­во­лял про­валить­ся в бес­па­мятс­тво. Каж­дый раз, ког­да с губ Фра­на сры­валось ру­гатель­ство или слиш­ком от­кро­вен­ный стон, Бель сме­ял­ся сквозь собс­твен­ное рва­ное ды­хание и ни на се­кун­ду не поз­во­лял Фра­ну за­быть, кто вла­де­ет его те­лом.
Су­доро­га вол­ной про­кати­лась по те­лу Прин­ца и пе­реда­лась Фра­ну. Го­рячая вла­га по­тек­ла меж­ду ног, но на этом все не за­кон­чи­лось.
По­том бы­ли ру­ки. Они лас­ка­ли, сжи­мали, ца­рапа­ли, ка­залось, что их бы­ло боль­ше, чем две па­ры. А по­том оба про­вали­лись в сон.

Фран пер­вым выб­рался из душ­но­го и тя­жело­го, как ват­ное оде­яло, за­бытья. Он ле­жал с зак­ры­тыми гла­зами, ут­кнув­шись ли­цом ку­да-то в пле­чо Бель­фе­гора, сла­бо цеп­ля­ясь за его спи­ну, не поз­во­ляя отс­тра­нить­ся. Све­жий воз­дух, по­тянув­ший из ок­на, хо­лодил ко­жу, и Фран тут же пок­рылся му­раш­ка­ми. Бель пе­река­тил­ся на бок и, без тру­да под­ви­нув ра­зом­левшее те­ло лю­бов­ни­ка, вы­тащил из­мя­тую прос­ты­ню и ук­рыл их обо­их, поз­во­ляя ил­лю­зи­онис­ту сно­ва при­жать­ся к не­му. На то, что о нем по­дума­ет ве­ликий и ужас­ный Пот­ро­шитель, Фран нап­ле­вал уже дав­но, по­это­му те­перь ста­рал­ся по­лучить мак­си­мум удо­воль­ствия: ведь ес­ли лю­бимый сем­пай ста­нет слиш­ком дос­та­вать его из­девка­ми, то при­дет­ся его убить, и дру­гой воз­можнос­ти ле­жать вот так ря­дом уже не бу­дет.

В ком­на­те все еще бы­ло тем­но, хо­тя го­лубые су­мер­ки уже про­сачи­вались сквозь от­дерну­тые за­навес­ки. Фран смот­рел в ок­но, за ко­торым в ут­реннем по­лум­ра­ке уже вы­рисо­выва­лись очер­та­ния са­да, и без­думно те­ребил мяг­кие свет­лые пря­ди во­лос. Он не пом­нил, как го­лова Прин­ца ус­тро­илась у не­го на гру­ди, но ре­шив, что это да­же при­ят­но, не стал от­талки­вать.
Фран с об­легче­ни­ем ощу­тил, что не чувс­тву­ет на­вяз­чи­вого зо­ва коль­цо Ада. Он пол­ностью осоз­на­вал, где и с кем на­ходил­ся, как все к это­му приш­ло, и не ис­пы­тывал со­жале­ний. Воз­можно, ему сто­ило поб­ла­года­рить эту чер­то­ву шту­кови­ну. Кто зна­ет, сколь­ко еще вре­мени он бы от­тя­гивал не­из­бежную раз­рядку меж­ду ни­ми.
Бель­фе­гор креп­ко об­ни­мал ил­лю­зи­онис­та, при­жимая как плю­шевую иг­рушку.
— Не спишь? — про­бор­мо­тал он, шум­но втя­гивая но­сом воз­дух.
— Нет.
— И дав­но?
— Не очень. А вам как спа­лось, сем­пай?
Вмес­то от­ве­та Бель по­тянул­ся, креп­че сжав объ­ятия, и Фран дей­стви­тель­но по­чувс­тво­вал се­бя мяг­ким мед­ве­жон­ком в ру­ках ре­бен­ка. Это бы­ло очень стран­ное чувс­тво, осо­бен­но ес­ли вспом­нить, что это­му ре­бен­ку по­шел тре­тий де­сяток лет, а его хоб­би — ре­зать лю­дей. Но кто сей­час мог пох­вастать­ся нор­маль­ностью?..
Ка­кое-то вре­мя они ле­жали мол­ча: Бель про­сыпал­ся, а его на­пар­ник прос­то впи­тывал в се­бя ат­мосфе­ру не­обыч­но­го ут­ра в тес­ном пле­ну пок­ры­вал и го­рячих объ­ятий.
— Мо­жет, те­перь объ­яс­нишь, что это бы­ло?
Та­кой не­замыс­ло­ватый и ожи­да­емый воп­рос зас­та­вил Фра­на на мгно­вение за­думать­ся. Сей­час он мог от­ве­тить, что угод­но. Но по­чему-то ему сов­сем не хо­телось ни лгать, ни яз­вить, ни да­же прос­то от­малчи­вать­ся.
Ил­лю­зи­онист выс­во­бодил од­ну ру­ку и сжал ла­донь в ку­лак, де­монс­три­руя изоб­ра­жен­ные на круп­ном коль­це три шес­терки.
— Что это?
Принц кос­нулся паль­ца­ми коль­ца, ле­гонь­ко ца­рапая ме­талл ног­тем.
— Я рань­ше его не ви­дел.
— А вы рань­ше сле­дили за мо­ими ру­ками?
— Я же ге­ний, я за всем сле­жу.
Коль­цо Ада мол­ча­ло, при­киды­ва­ясь обыч­ной без­де­луш­кой.
— По­дарок учи­теля. Пер­со­наль­ное прок­ля­тие в ин­ферналь­ном ди­зай­не.
— И ка­кое это име­ет от­но­шение к мо­ему воп­ро­су?
— Вы, на­вер­ное, не за­мети­ли, но пос­ле воз­вра­щения из ва­шего зам­ка я стал вес­ти се­бя нем­но­го ина­че. Или вы прав­да ду­мали, что это из-за вас?
Бель­фе­гор мол­чал и, ка­жет­ся, да­же не ше­велил­ся, про­дол­жая изу­чать коль­цо на паль­це ил­лю­зи­онис­та. Он не тре­бовал под­робнос­тей, но Фра­ну ед­ва ли не впер­вые в жиз­ни за­хоте­лось вы­гово­рить­ся.
— Оно уси­лива­ет жи­вот­ные ин­стинкты в че­лове­ке, иног­да под­чи­ня­ет се­бе ра­зум. Я еще не на­учил­ся его кон­тро­лиро­вать, и учи­тель по­сове­товал мне ра­зок поз­во­лить ему взять на­до мной верх.
Под­нявшись на лок­тях, Бель­фе­гор на­вис над ил­лю­зи­онис­том. Да­же гус­тая чел­ка не ме­шала Фра­ну чувс­тво­вать тя­желый прон­зи­тель­ный взгляд.
— Не ду­мал, что ты вот так все вы­ложишь. Обыч­но ил­лю­зи­онис­ты из все­го де­ла­ют тай­ну.
— От­кро­вен­ность за от­кро­вен­ность, сем­пай, — спо­кой­но от­ве­тил хра­нитель Ту­мана.
— О чем ты?
— О ва­шем прош­лом.
Гу­бы Прин­ца сжа­лись в тон­кую ли­нию.
— Ты обо мне ни­чего не зна­ешь, ту­пая ля­гуш­ка.
Шел­ко­вая ткань лег­ко сколь­зну­ла по те­лу Фра­на. Бель­фе­гор по­вер­нулся к не­му спи­ной, пе­ретя­гивая на се­бя оде­яло. Ил­лю­зи­онист то­же лег на бок, не ре­ша­ясь прид­ви­нуть­ся бли­же, за­дум­чи­во раз­гля­дывая выс­ту­па­ющие ло­пат­ки Прин­ца, ряд поз­вонков и крас­ные по­лосы от ног­тей на ко­же. Воз­можно, о под­робнос­тях бы­ло бы луч­ше умол­чать, но ил­лю­зи­онист слиш­ком дав­но ни­кому не го­ворил прав­ды о се­бе.

Фран окон­ча­тель­но прос­нулся, ког­да за ок­на­ми сов­сем рас­све­ло. Ря­дом на кро­вати, свер­нувшись клуб­ком, спал не­понят­но от­ку­да взяв­ший­ся здесь Минк.
— А хо­зя­ин ку­да по­девал­ся? — спро­сил па­рень, ле­гонь­ко по­чесы­вая зверь­ка за ухом.
Хо­рек да­же не со­из­во­лил по­шеве­лить­ся. Не­тороп­ли­во одев­шись, Фран со­бирал­ся уже по­кинуть ко­ролев­ские по­кои, но выг­ля­нув в ко­ридор, тут же зах­лопнул дверь: Ле­ви А Тан как раз вы­ходил из сво­ей ком­на­ты. Толь­ко сей­час к ил­лю­зи­онис­ту в пол­ной ме­ре приш­ло осоз­на­ние сво­его пос­тупка. До се­го дня ему не при­ходи­лось за­думы­вать­ся, как в Ва­рии от­не­сут­ся к не­ус­тавным от­но­шени­ям двух офи­церов. Уз­на­вать это на прак­ти­ке, тем бо­лее от хра­ните­ля Гро­зы, хо­телось мень­ше все­го, по­это­му, при­жав­шись ухом к двер­ной ще­ли, Фран дож­дался, ког­да в ко­ридо­ре стих­нут тя­желые ша­ги, тенью выс­коль­знул из ук­ры­тия и юр­кнул в свою ком­на­ту.

Пе­ред при­ез­дом Де­сято­го Вон­го­лы в зам­ке ца­рила су­ета. По­ка прис­лу­га го­тови­лась к тор­жес­твен­но­му при­ему, Ску­ало умуд­рялся всю­ду соз­да­вать ат­мосфе­ру ха­оса, да­же не по­кидая сво­его ка­бине­та. Он пос­то­ян­но пе­реби­рал ки­пы до­кумен­тов, ру­гал­ся с бос­сом и с офи­цера­ми. Из про­ис­хо­дяще­го Фран смог уло­вить толь­ко то, что Де­сятый за­тева­ет ка­кое-то гран­ди­оз­ное ме­роп­ри­ятие, у­ез­жа­ет вмес­те со всей семь­ей, из-за че­го обя­зан­ность ру­ково­дить соп­ро­тив­ле­ни­ем ля­жет на Ва­рию.
Бель­фе­гор, не пе­рено­сив­ший бе­гот­ни и шу­ма, ког­да де­ло ка­салось по­лити­ки в ма­фии, боль­шую часть вре­мени про­водил у се­бя. Им нег­де бы­ло пе­ресечь­ся, по­это­му пос­ле той но­чи Фран не ви­дел на­пар­ни­ка. Нес­коль­ко раз он поч­ти пос­ту­чал в уже зна­комую дверь, но его ос­та­нав­ли­вало чувс­тво оби­ды на Прин­ца за то, что пос­ле его чес­тно­го приз­на­ния Бель­фе­гор боль­ше не пы­тал­ся да­же за­гово­рить.
Фран не мог ре­шить, был ли он рад та­кому по­ложе­нию ве­щей. С од­ной сто­роны он стал луч­ше справ­лять­ся с коль­цом, а с дру­гой поч­ти каж­дую ночь его те­ло вспо­мина­ло чу­жие ру­ки и рот. Черт возь­ми, он же все еще был под­рос­тком!

Са­вада Тсу­на­еши при­был в за­мок Ва­рии че­рез не­делю в соп­ро­вож­де­нии двух сво­их хра­ните­лей: До­куро Хром и еще од­но­го муж­чи­ны, ко­торо­го Фран ви­дел впер­вые. По­доб­ны­ми тор­жес­тва­ми в честь при­ема важ­ных гос­тей ил­лю­зи­онист пре­сытил­ся еще в детс­тве. Ста­ра­ясь не стол­кнуть­ся ни с кем в ко­ридо­ре, он ос­то­рож­но про­бирал­ся в свою ком­на­ту. Из глав­ной гос­ти­ной раз­да­вались шум­ные вос­кли­цания Лус­су­рии и гру­бова­тый ба­сис­тый смех хра­ните­ля Вон­го­лы, с ко­торым они, су­дя по все­му, бы­ли друж­ны. Ког­да Фран крал­ся ми­мо ка­мин­но­го за­ла, кра­ем гла­за он уви­дел си­дяще­го в крес­ле че­лове­ка. Си­лу­эт по­казал­ся пар­ню зна­комым и, приг­ля­дев­шись, он уз­нал Хром.
— Ес­ли ты не хо­чешь ни с кем раз­го­вари­вать, я мо­гу сде­лать вид, что не за­мети­ла те­бя, — ска­зала де­вуш­ка, не по­вора­чивая го­ловы и слов­но об­ра­ща­ясь в пус­то­ту.
Фран ос­та­новил­ся и про­шел в за­лу.
— Дав­но не ви­делись, синь­ора До­куро.
— Да, дав­но…
От­влек­шись от сво­их мыс­лей, хра­нитель­ни­ца Ту­мана под­ня­ла взгляд на быв­ше­го уче­ника и ед­ва за­мет­но улыб­ну­лась.
— Ты вы­рос.
— Прош­ло мень­ше по­луго­да, вряд ли я ус­пел вы­рас­ти.
Хром выг­ля­дела от­ре­шен­ной. Она скло­нила го­лову на бок, чел­ка упа­ла на пра­вый глаз, поч­ти скры­вая чер­ную по­вяз­ку, паль­цы в пер­чатках те­реби­ли край юб­ки, из че­го Фран сде­лал оче­вид­ный вы­вод, что де­вуш­ка нер­вни­ча­ет.
— Синь­ора До­куро, мо­жет, вы объ­яс­ни­те мне, что здесь про­ис­хо­дит? Столь­ко шу­ма, и Де­сятый собс­твен­ной пер­со­ной.
До­куро кив­ну­ла в сто­рону ди­вана, приг­ла­шая пар­ня сесть.
— Это ка­са­ет­ся вой­ны с Мель­фи­оре. Я не мо­гу рас­ска­зать те­бе всех под­робнос­тей, но сог­ласно пла­ну, босс и его хра­ните­ли дол­жны по­кинуть это вре­мя.
— Вре­мя? — пе­рес­про­сил ил­лю­зи­онист, по­думав, что она ого­вори­лась. Но Хром не ус­лы­шала его.
— Так по­лучи­лось, что Вон­го­ле боль­ше не на ко­го по­ложить­ся, и босс при­ехал про­сить Зан­за­са вре­мен­но кон­тро­лиро­вать си­ту­ацию с Бь­яку­раном.
— А вы то­же ис­чезне­те?
— Нет. Я бы очень хо­тела быть по­лез­ной бос­су, но я нуж­на Му­куро здесь и сей­час…
Фра­ну не сос­та­вило тру­да до­гадать­ся о при­чине ду­шев­ных вол­не­ний нас­тавни­цы. Хром и преж­де час­то упо­мина­ла о Са­ваде, всег­да с вос­хи­щени­ем и бла­гого­вени­ем, по­хоже, те­перь она сто­яла пе­ред не­лег­ким вы­бором.
— Как твои ус­пе­хи с коль­цом Ада? — сме­нила те­му До­куро.
— По­тихонь­ку. То я его кон­тро­лирую, то оно ме­ня.
— Будь ос­то­рожен, Му­куро на­де­ет­ся на те­бя. Ты не дол­жен под­вести его те­перь. Я уве­рена, да­же ему бы­ло не­лег­ко за­полу­чить это ору­жие.
— А по­чему он не от­дал коль­цо вам, раз оно та­кое осо­бен­ное?
Ил­лю­зи­онис­ту по­каза­лось, что его воп­рос сму­тил де­вуш­ку.
— Я не знаю, — приз­на­лась она. — Он ни­чего не рас­ска­зывал мне о коль­цах. Я и са­ма мно­го ду­мала, по­чему имен­но ты… Од­но вре­мя мне да­же ка­залось, что Му­куро не до­веря­ет мне.
Каж­дое сло­во да­валось Хром не лег­ко, зас­тавляя ее мыс­ленно воз­вра­щать­ся к ужас­ным до­гад­кам.
— На­вер­ное, учи­тель прос­то не хо­тел под­вергать вас опас­ности, — ска­зал Фран, пы­та­ясь от­влечь До­куро от ее вол­не­ний.
— Да, я то­же приш­ла к та­кому вы­воду, — роб­ко улыб­ну­лась она. — Ведь вли­яние коль­ца мо­жет сде­лать спо­соб­ности ил­лю­зи­онис­та нес­та­биль­ны­ми, а Му­куро ну­жен на­деж­ный ме­ди­ум. Те­перь мне да­же стыд­но, что я сом­не­валась в его до­верии.
Вос­поль­зо­вав­шись па­узой в их раз­го­воре, Фран хо­тел бы­ло уй­ти, но нас­тавни­ца его ок­ликну­ла.
— Ты ведь не хо­чешь при­сутс­тво­вать на при­еме?
— Чес­тно го­воря, не ви­жу в нем ни­чего прив­ле­катель­но­го.
— Мне бы хо­телось, что­бы ты при­шел. Ты ведь до сих пор не зна­ком с бос­сом. Он прек­расный че­ловек, уве­рена, он те­бе пон­ра­вит­ся.
Ил­лю­зи­онист по­жал пле­чами, и вы­шел из за­ла, ос­та­вив Хром од­ну.

Фран слы­шал мно­го раз­но­го о Де­сятом Вон­го­ле. В Ва­рии о нем хо­дили не са­мые лес­тные мне­ния. Все, что мог по­нять ил­лю­зи­онист — Са­вада в прош­лом пе­решел до­рогу Зан­за­су и за­нял его мес­то, раз­бив дет­ские меч­ты при­ем­но­го сы­на Ти­мотео и на­жив се­бе зак­ля­того вра­га. В то же вре­мя До­куро от­зы­валась о сво­ем бос­се как о свя­том, при­писы­вая ему все из­вес­тные доб­ро­дете­ли. Фра­ну не за что бы­ло лю­бить Са­ваду или не­нави­деть: во-пер­вых, они прак­ти­чес­ки ниг­де не пе­ресе­кались, а во-вто­рых, тот, кто об­рел вра­га в ли­це Зан­за­са, в иных неп­ри­яте­лях не нуж­да­ет­ся.
За сто­лом, меж­ду Хром и пус­ту­ющим крес­лом ва­рий­ско­го бос­са, си­дел мо­лодой муж­чи­на с вос­точны­ми чер­та­ми ли­ца, спо­кой­ным про­ница­тель­ным взгля­дом и ед­ва за­мет­ной роб­кой улыб­кой. Еще до ужи­на Фран удос­то­ил­ся веж­ли­вого при­ветс­твия Де­сято­го, и те­перь по­чет­ный гость был пол­ностью сос­ре­дото­чен на опус­то­шении сво­ей та­рел­ки, не от­вле­ка­ясь на пос­то­рон­ние раз­го­воры — так же, как и его хра­ните­ли. Ил­лю­зи­онист по­доз­ре­вал, что де­ло тут не толь­ко во вкус­ной еде, но и осо­бой куль­ту­ре япон­цев. Не то что­бы в Ита­лии не су­щес­тво­вало норм по­веде­ния, но за ме­сяцы жиз­ни в Ва­рии Фран при­вык, что раз­го­воры за сто­лом — не са­мое страш­ное, от них, по край­ней ме­ре, по­суда не бь­ет­ся и сто­лы не ле­та­ют.
Как толь­ко бы­ло по­кон­че­но с ужи­ном, ка­питан и Де­сятый уда­лились в ка­бинет Зан­за­са для об­сужде­ния сво­их дел. Лус­су­рия ута­щил ку­да-то хра­ните­ля Вон­го­лы, и с их ухо­дом зал окон­ча­тель­но опус­тел. Фран не за­метил, ког­да ис­чез Ле­ви А Тан, Хром си­дела так ти­хо, что по­рой ил­лю­зи­онист за­бывал о ее при­сутс­твии. Прис­лу­га не­навяз­чи­во сно­вала ту­да-сю­да, уно­ся пус­тую по­суду. За сто­лом си­дел еще один че­ловек, на ко­торо­го и пе­рек­лю­чил все свое вни­мание Фран. За­кинув но­ги на стол, Бель­фе­гор мед­ленно рас­ка­чивал­ся на сту­ле. Вид его по­казал­ся пар­ню за­дум­чи­вым, хо­тя с та­ким же ус­пе­хом он мог ска­зать, что Принц ску­ча­ет, раз­гля­дыва­ет сте­ну или да­же спит — из-за гус­той чел­ки ли­цо Его Вы­сочес­тва мог­ло при­нимать, по боль­шо­му сче­ту, толь­ко два вы­раже­ния, от­ли­чав­ши­еся на­личи­ем или от­сутс­тви­ем жут­кой улыб­ки. Фран по­думал, что сей­час до­воль­но под­хо­дящий мо­мент для раз­го­вора с на­пар­ни­ком, ос­та­валось лишь при­думать, о чем го­ворить. Пос­ледняя их бе­седа за­кон­чи­лась не­од­нознач­но.
Бель не­ожи­дан­но под­нялся и нап­ра­вил­ся к вы­ходу. Ил­лю­зи­онист тут же по­шел за ним, не слиш­ком яс­но осоз­на­вая мо­тивы сво­их дей­ствий. Бель­фе­гор де­лал вид или в са­мом де­ле не за­мечал (что ма­лове­ро­ят­но) прес­ле­дова­ния. Фран шел за ним чуть по­одаль, раз­мышляя, что ког­да они дой­дут до офи­цер­ско­го ко­ридо­ра, мож­но бу­дет спо­кой­но прой­ти даль­ше, в свою ком­на­ту, это не вы­зовет по­доз­ре­ний и двус­мыслен­но­го тол­ко­вания.
Принц рез­ко свер­нул, Фран на ав­то­мате пос­ле­довал за ним. Че­рез нес­коль­ко мгно­вений хра­нитель Ту­мана за­метил, что преж­де ни­ког­да не бы­вал в этой час­ти зам­ка. Ко­ридо­ры на этом эта­же по­хожи один на дру­гой, но здесь што­ры на всех ок­нах бы­ли опу­щены, по­золо­чен­ные бра на сте­нах го­рели че­рез од­но, соз­да­вая мяг­кий по­лум­рак и эко­номя элек­три­чес­тво. Ил­лю­зи­онист ог­ля­дывал­ся по сто­ронам, не упус­кая из ви­да Бель­фе­гора, ко­торый слег­ка ус­ко­рил шаг. Они ми­нова­ли еще нес­коль­ко по­воро­тов, по­ка Фран на­конец не со­об­ра­зил, что Принц нап­равля­ет­ся вов­се не к сво­ей ком­на­те. За оче­ред­ным по­воро­том ока­зал­ся ту­пик, сов­сем тем­ный и, су­дя по за­паху пы­ли, дав­но заб­ро­шен­ный. Па­рень по­чувс­тво­вал, как его с си­лой тол­кну­ли к сте­не. Под­няв гла­за, он встре­тил­ся взгля­дом с Бель­фе­гором.
— Шпи­онишь за мной? — ус­мехнул­ся Принц, креп­ко дер­жа на­пар­ни­ка за во­рот­ник.
— Что вы, сем­пай, и в мыс­лях не бы­ло, — не­воз­му­тимо от­ве­тил ил­лю­зи­онист.
— Тог­да за­чем ты сю­да при­шел?
Крыть бы­ло не­чем. Фра­ну ни­чего не ос­та­валось, кро­ме как пе­рей­ти к дей­стви­ям. Под­нявшись на цы­поч­ки, он до­тянул­ся до губ прин­ца и по­цело­вал, нас­коль­ко поз­во­ляло его стес­ненное по­ложе­ние. Бель­фе­гор рез­ко от­тол­кнул Фра­на, през­ри­тель­но и не­довер­чи­во кри­вя гу­бы.
— Не так быс­тро, ля­гуш­ка. Ес­ли у те­бя свер­бит ни­же по­яса из-за тво­его коль­ца, справ­ляй­ся с этим сам.
— Де­ло не в коль­це.
— Тог­да в чем же?
«В том, что ты ме­ня бе­сишь, как ник­то в ми­ре», — мыс­ленно от­ве­тил Фран.
Фран не смог бы рас­ска­зать Бель­фе­гору, что за всю его жизнь тот был пер­вым че­лове­ком, кто при­вязал его к ре­аль­нос­ти. Он дав­но сбе­жал от сво­ей семьи в мир ил­лю­зий и жил в нем все вре­мя, по­ка не по­пал в Ва­рию. Он при­вык счи­тать се­бя чь­им-то инс­тру­мен­том, но толь­ко не с чок­ну­тым Прин­цем, ко­торый му­чил его без вся­кой вы­годы, из од­ной толь­ко люб­ви к на­силию. Он ви­дел, как день за днем из­девки Бель­фе­гора прев­ра­щались в за­виси­мость, ког­да Бель сле­дил за ним и ка­ра­улил в спаль­не. И ес­ли лип­кие хо­лод­ные щу­паль­ца од­нажды сно­ва при­дут за Фра­ном, он знал, кто имен­но за шкир­ку вы­тащит его. Воз­можно, что­бы при­кон­чить сво­ими ру­ками, но ко­го это вол­ну­ет?
По­это­му Фран ис­поль­зо­вал для от­ве­та толь­ко часть прав­ды.
— Вы клас­сно тра­ха­етесь, сем­па-ай, — на­роч­но про­тянул ил­лю­зи­онист.
На этот раз Бель не соп­ро­тив­лялся, ког­да на­пар­ник об­вил его шею и по­цело­вал.
— Ес­ли это сно­ва из-за коль­ца, я те­бя ис­кром­саю, — про­шеп­тал в чу­жие гу­бы Бель­фе­гор, в от­вет рас­пуская ру­ки.

Му­куро объ­явил­ся под ве­чер спус­тя нес­коль­ко дней, ког­да ил­лю­зи­онист уже сам ху­до-бед­но прис­по­собил­ся к жиз­ни в пос­то­ян­ных кон­флик­тах с собс­твен­ным ра­зумом.
— Ну, как ус­пе­хи? — учас­тли­во спро­сил Ро­кудо.
— А это праз­дное лю­бопытс­тво или вы дей­стви­тель­но наш­ли спо­соб мне по­мочь? — по­ин­те­ресо­вал­ся в от­вет Фран, всем сер­дцем ра­ду­ясь их встре­че: он точ­но знал, что учи­тель ни за что не стал бы тра­тить свое вре­мя, толь­ко что­бы спра­вить­ся о его са­мочувс­твии.
— Все ока­залось не так страш­но, как мы пред­по­лага­ли. Нем­но­го ме­дита­ций, ды­хатель­ные уп­ражне­ния, рас­слаб­ля­ющие ван­ны, ес­ли угод­но. Од­ним сло­вом, вся­чес­ки вос­ста­нав­ли­ва­ем твое ду­шев­ное рав­но­весие.
Прог­ноз по­казал­ся Фра­ну дей­стви­тель­но оп­ти­мис­тичным, но его при­род­ный скеп­ти­цизм на­зой­ли­во твер­дил, что тут есть под­вох. И, как всег­да, не оши­бал­ся.
— Что зна­чит — бу­дет по­нем­но­гу за­бирать ду­шу? — за­нер­вни­чал ва­ри­ец, выс­лу­шав крат­кий рас­сказ учи­теля о за­нима­тель­ных под­робнос­тях жиз­ни об­ла­дате­ля коль­ца Ада.
— Не па­никуй рань­ше вре­мени. Мож­но по­думать, я ска­зал, что те­бе бу­дут от­ре­зать по ку­соч­ку пе­чени. Это все­го лишь ду­ша, ты да­же ни­чего не по­чувс­тву­ешь. Ну, мо­жет толь­ко ста­нешь нем­но­го… спо­кой­нее.
— Нас­коль­ко «спо­кой­нее»? — нас­то­рожил­ся Фран.
— Бо­лее или ме­нее, — не­оп­ре­делен­но от­ве­тил Му­куро. — Те­бе не­чего бо­ять­ся. Ста­нешь чуть ме­нее эмо­ци­ональ­ным, так ты и преж­де не от­ли­чал­ся ве­селым нра­вом.
Что-то внут­ри сжа­лось в ко­мок и прон­зи­тель­но за­ныло. Фра­ну за дол­гое вре­мя ста­ло по-нас­то­яще­му страш­но ря­дом с учи­телем, хо­тя он и при­вык к его ма­нере лег­ко го­ворить о слож­ных ве­щах. Па­рень не знал, что воз­ра­зить: он не пред­став­лял, как от ду­ши мож­но от­де­лить часть, слов­но от пло­ти, и что бу­дет, ког­да коль­цо пог­ло­тит все. Не знал, что во­об­ще та­кое ду­ша и где она у не­го на­ходит­ся, Фран преж­де со­вер­шенно не за­думы­вал­ся об этом, но сей­час им ов­ла­дела ир­ра­ци­ональ­ная уве­рен­ность, что без этой за­гадоч­ной шту­кови­ны ему бу­дет не так хо­рошо, как ут­вер­жда­ет учи­тель.
Ла­донь Му­куро лег­ла на его ма­куш­ку и поч­ти лас­ко­во взъ­еро­шила во­лосы.
— Про­цесс и впрямь ма­лоп­ри­ят­ный, не бу­ду скры­вать. Но по­верь, ес­ли коль­цо сож­рет те­бя ра­зом, бу­дет го­раз­до ху­же. Что­бы что-то брать, в лю­бом слу­чае нуж­но что-то от­да­вать, так ра­зум­нее от­да­вать пла­ту час­тя­ми, вер­но? И чем мень­ше бу­дут эти час­ти, тем доль­ше прод­лится ваш кон­тракт с коль­цом.
«Тем доль­ше ты про­живешь», — пе­ревел его сло­ва Фран, и к гор­лу под­сту­пил пре­датель­ский ком.
Рас­су­див, что нет смыс­ла го­ворить о не­из­бежном, Му­куро ос­та­вил уче­ника на­еди­не с его мыс­ля­ми. Весь ос­та­ток но­чи Фран про­вел без сна. Пе­реби­рая свои вос­по­мина­ния, ил­лю­зи­онист пы­тал­ся по­нять, в ка­кой мо­мент его жизнь со­вер­ши­ла та­кой рез­кий по­ворот, и он вмес­то же­лан­ной сво­боды по­лучил смер­тный при­говор.



Глава 7


— Нем­но­го пра­вее, ка­питан. То есть ле­вее.
— Оп­ре­делись уже!
— Про­шу про­щения, ка­питан, но с мо­ей сто­роны это пра­во, а для вас, на­обо­рот, ле­во, по­это­му я ре­шил по­яс­нить…
— Ты ме­ня за иди­ота, что ли, дер­жишь? Кон­чай этот цирк и вклю­чай ка­меру!
— Ну, я же дол­жен выб­рать пра­виль­ный ра­курс и угол па­дения све­та.
— Со­ветую по­торо­пить­ся, мое тер­пе­ние уже на ис­хо­де.
— Все го­тово, ка­питан. Мо­жем на­чинать.
Ску­ало хмык­нул, по­думав о пуб­ли­ке, для ко­торой пред­назна­чалась ви­де­оза­пись. Хо­тя Ва­рия офи­ци­аль­но от­ка­зала Са­ваде в прось­бе о по­мощи в его пла­не, сос­лавшись на то, что спец­подраз­де­ление Вон­го­лы приз­на­ет толь­ко власть Де­вято­го бос­са, Ску­ало в па­мять о друж­бе с од­ним из хра­ните­лей Де­сято­го ре­шил пре­под­нести ма­лыш­не из прош­ло­го цен­ный по­дарок, пре­дуп­ре­див их о не­кото­рых опас­ностях это­го вре­мени. Ос­та­валось на­де­ять­ся, что со­об­ще­ние по­падет на ба­зу в На­мимо­ри рань­ше, чем с деть­ми слу­чит­ся что-ни­будь не­хоро­шее.
— Ес­ли вы смот­ри­те эту за­пись, то для вас есть две но­вос­ти, — са­модо­воль­но ска­лясь в объ­ек­тив, на­чал Су­пер­бия. — Хо­рошая: вы все еще жи­вы. Пло­хая: ско­рее все­го, это не­надол­го.
— По­дож­ди­те, ка­питан, — прер­вал его Фран, — ка­жет­ся, я за­был ее вклю­чить.
Как и обе­щал меч­ник, его тер­пе­нию при­шел ко­нец, и в сле­ду­ющую се­кун­ду он уже на­ходил­ся ря­дом с ил­лю­зи­онис­том. Па­рень опас­ли­во приг­нулся, пря­чась за ка­меру.
— ВРА­ААА­ААЙ!
От го­лоса Ску­ало у не­го за­ложи­ло уши. Фран жес­том по­казал, что ка­мера уже вклю­чена. За­метив за­горев­ший­ся крас­ный ого­нек, меч­ник вло­жил все эмо­ции в пос­ла­ние к юным вон­голь­цам.
— Вы там еще не пе­редох­ли, чер­то­вы вши­вые де­тиш­ки?!
Су­пер­бия сно­ва раз­ва­лил­ся на ди­ване, мыс­ленно пред­став­ляя пе­репу­ган­ные фи­зи­оно­мии Са­вады и ком­па­нии.
— Слу­шай­те ме­ня, без­моз­глая ма­лыш­ня. Ос­та­вай­тесь на мес­те, да­же ес­ли вы сло­вите сиг­нал но­вого коль­ца Вон­го­лы…
Из-за спин­ки ди­вана вы­суну­лась свет­ло­воло­сая ма­куш­ка. Ил­лю­зи­онист за­махал ру­ками, пы­та­ясь пре­дуп­ре­дить ка­пита­на, но бы­ло уже поз­дно: вслед за ма­куш­кой по­каза­лась свер­ка­ющая ди­аде­ма, а еще чуть ни­же — ши­рочен­ная улыб­ка Его Вы­сочес­тва.
— Бо­лее прос­тые инс­трук­ции всплы­вут по­поз­же, ес­ли вы, ко­неч­но по­няли. А до тех пор будь­те хо­роши­ми дет­ка­ми и не вы­совы­вай­тесь с ба­зы.
Ску­ало под­ско­чил на мес­те, мгно­вен­но об­на­ружив са­мо­убий­цу, пос­мевше­го прер­вать его речь.
— Вра­ааай! Ты че­го сю­да при­пер­ся?
— Прин­цу бы­ло скуч­но, вот он и при­шел.
— Ес­ли еще раз пе­ребь­ешь ме­ня — шею свер­ну.
— Поп­ро­буй, — про­вока­ци­он­но хи­хик­нул Бель­фе­гор.
Даль­ней­шие раз­борки про­ис­хо­дили за спин­кой мно­гос­тра­даль­но­го ди­вана, Фра­ну приш­лось при­под­нять­ся и вы­тянуть шею, что­бы хоть что-то уви­деть. Су­дя по зву­кам и воз­не, меж­ду его кол­ле­гами про­ис­хо­дила ря­довая по­тасов­ка. Ил­лю­зи­онист уже хо­тел бы­ло от­влечь их воп­ро­сом, сто­ит ли вык­лю­чать ка­меру, как пе­ред са­мым объ­ек­ти­вом не­ожи­дан­но воз­ник ка­питан.
— На­де­юсь, мы встре­тим­ся еще раз! — про­орал он. — До это­го — смот­ри­те не сдох­ни­те!
Ви­димо, не вы­дер­жав та­кого нап­ря­жения, ка­мера вы­руби­лась са­ма. Фран ос­то­рож­но снял ее со шта­тива.
— За­писа­лось? — ряв­кнул Ску­ало.
— Ка­жет­ся, да, — от­ве­тил Фран, прос­матри­вая за­пись.
— Тог­да от­не­си ее на ко­диров­ку.
— По­хоже, ты уже слиш­ком стар, что­бы за­дать мне треп­ку, как рань­ше, — до­воль­но за­улы­бал­ся Бель, го­лова ко­торо­го сно­ва по­каза­лась из-за ди­вана.
Меч­ник сдав­ленно за­рычал, нап­равля­ясь к хра­ните­лю Ура­гана.
— И ска­жи, что­бы вы­реза­ли все лиш­нее, — крик­нул он вслед ил­лю­зи­онис­ту.
Фран пос­пешно по­кинул ка­бинет, не же­лая наб­лю­дать про­дол­же­ние слу­жеб­ных раз­бо­рок. В ко­ридо­ре он стол­кнул­ся с че­лове­ком из от­де­ла свя­зи.
— Бу­дет сде­лано, — ска­зал тот, по­лучив в ру­ки ка­меру. — Есть ка­кие-ни­будь за­меча­ния по об­ра­бот­ке?
Па­рень на миг за­думал­ся.
— Нет, ка­питан стро­го зап­ре­тил вно­сить лю­бые из­ме­нения.
— Хо­рошо.
До­воль­ный сво­ей вы­ход­кой, Фран не­тороп­ли­во за­шагал даль­ше по сво­им де­лам.

В офи­цер­ском кры­ле ца­рила уди­витель­ная ти­шина: не бы­ло слыш­но ни пе­реб­ра­нок Бель­фе­гора с его мел­ким на­пар­ни­ком, ни сла­щавых вздо­хов Лус­су­рии, ни воз­му­щен­ных кри­ков ка­пита­на. Ле­ви вы­шел из сво­ей ком­на­ты, на­де­ясь, что его кол­ле­ги дей­стви­тель­но уже спят в столь поз­дний час, и он мо­жет спо­кой­но по­мыть­ся. С не­кото­рых пор хра­ните­лю Гро­зы при­ходи­лось ло­жить­ся поз­же обыч­но­го, что­бы дож­дать­ся, ког­да ос­во­бодит­ся ду­шевая. На­чалось все пос­ле то­го, как ему до­велось од­нажды при­нимать душ в ком­па­нии Лус­су­рии. Не по­нимав­ший тон­ко­го юмо­ра нет­ра­дици­он­но­го Сол­нца Ва­рии, Ле­ви А Тан был вы­нуж­ден пред­при­нять та­кие ме­ры пре­дос­то­рож­ности, что­бы ис­клю­чить по­доб­ные не­лов­кие си­ту­ации в бу­дущем.
К удив­ле­нию Ле­ви за дверью ду­шевой ком­на­ты слы­шал­ся приг­лу­шен­ный шум во­ды, а в щел­ку мож­но бы­ло раз­гля­деть про­сачи­ва­ющий­ся свет. Но дверь не бы­ла за­пер­та, и муж­чи­на по­думал, что кто-то мог за­быть вык­лю­чить свет и во­ду — впол­не в ду­хе его бе­зот­ветс­твен­ных со­седей. Вдруг слу­ха хра­ните­ля Гро­зы дос­тигли зву­ки воз­ни, и ти­шину на­рушил хрип­лый стон. Го­лос по­казал­ся зна­комым, и Ле­ви ре­шил ос­то­рож­но заг­ля­нуть внутрь.
Его взгляд зас­коль­зил по плит­ке на по­лу, под­нялся вы­ше по сте­не, но он ни­кого не ви­дел. Уве­личив щель еще нем­но­го, он смог зах­ва­тить в кадр ма­товое стек­ло ду­шевой ка­бины, ко­торое и яви­ло ему ис­точник воз­му­титель­ных зву­ков.
С об­ратной сто­роны к стек­лу плот­но при­жима­лась го­лая спи­на и зад­ни­ца, но рук и ног у этой фи­гуры бы­ло яв­но боль­ше, чем мог­ло рас­ти на од­ном че­лове­ке. По­вер­хность вздра­гива­ла от рит­мичных дви­жений.
Ле­ви А Тан пос­пешно выб­ро­сил из го­ловы са­мую оче­вид­ную до­гад­ку, по­тому что та­кое прос­то не мог­ло про­ис­хо­дить в сте­нах шта­ба Ва­рии под но­сом у бос­са. Он от­пря­нул от две­ри, зах­лопнул ее и под­пер спи­ной.
Че­рез ми­нуту с об­ратной сто­роны дверь тол­кну­ли, и Ле­ви за­поз­да­ло ос­во­бодил про­ход.
Из ду­шевой вы­шел Фран и не­воз­му­тимо прош­ле­пал бо­сыми но­гами ми­мо хра­ните­ля Гро­зы, слов­но не за­метив его.
— Эй, ты! — ок­ликнул его Ле­ви, опом­нившись.
— О, синь­ор Ле­ви, — отоз­вался ил­лю­зи­онист, — доб­рой но­чи.
— Что это сей­час бы­ло?! — вы­палил муж­чи­на, ткнув паль­цем на дверь.
Фран удив­ленно ок­руглил гла­за и вы­тянул шею, заг­ля­дывая за спи­ну Ле­ви.
— Где?
— В ду­ше!
— О­оо, — про­тянул па­рень. — Вы об этом. Вам мо­жет это по­казать­ся не­обыч­ным, но в ду­шевой я при­нимал душ.
Из­де­ватель­ский тон ил­лю­зи­онис­та еще силь­нее за­вел хра­ните­ля Гро­зы.
— То, что я там ви­дел… — го­лос Ле­ви дрог­нул, ведь он не был до кон­ца уве­рен, что имен­но он ви­дел. — Как ты это объ­яс­нишь?
Фран ни­чуть не сму­тил­ся.
— Я, ко­неч­но, по­доз­ре­вал в вас нез­до­ровый ин­те­рес ко мне, синь­ор, — поч­ти оби­жен­но под­жал гу­бы па­рень, — но под­гля­дывать, как я при­нимаю душ! Это очень стран­но, не на­ходи­те? Ес­ли это про­дол­жится, кля­нусь, я все рас­ска­жу ка­пита­ну.
Ли­цо муж­чи­ны по­баг­ро­вело, он не смог вы­мол­вить ни сло­ва. Ле­ви по­каза­лось, что он ус­лы­шал в свой ад­рес ти­хое «ста­рый из­вра­щенец!», но на­халь­ный маль­чиш­ка уже скрыл­ся в сво­ей ком­на­те. Пос­то­яв еще па­ру ми­нут, хра­нитель Гро­зы так и не смог спра­вить­ся со сво­ими чувс­тва­ми и вер­нулся к се­бе, ос­та­вив на­мере­ние по­мыть­ся.
В тот же миг из ду­шевой по­явил­ся Бель.
— Прин­цу бы­ло ве­село, — не пе­рес­та­вая ти­хонь­ко хи­хикать, ска­зал он. — Еще чуть-чуть, и он бы ме­ня ус­лы­шал.
— Это бы­ло бы край­не неп­ри­ят­но, сем­пай, — от­ве­тил ил­лю­зи­онист, вы­сунув нос из сво­ей ком­на­ты. — Вы очень не­ос­то­рож­ны.
— Ты не пе­рес­та­ешь ме­ня при­ят­но удив­лять, — не об­ра­тил вни­мания на его уп­рек Принц. — Обоз­вать это­го иди­ота из­вра­щен­цем и об­ви­нить в под­гля­дыва­нии!
— Кста­ти, это от­но­силось и к вам, сем­пай. Но элек­три­чес­кий при­дурок хо­тя бы пос­теснял­ся вой­ти, ког­да я при­нимаю душ, так что с ва­ми си­ту­ация еще ху­же.
— Прин­цу все мож­но, — не­воз­му­тимо за­явил Бель­фе­гор и, за­дум­чи­во улы­ба­ясь, нап­ра­вил­ся в свою ком­на­ту.
— Толь­ко в сле­ду­ющий раз вам все же сле­ду­ет быть ос­то­рож­нее, — ска­зал ему вслед Фран. — Страш­но по­думать, ес­ли бы это был не Ле­ви, а ка­питан или синь­ор Лус­су­рия. И я да­же не знаю, ка­кой ва­ри­ант ху­же.

Дверь ка­питан­ско­го ка­бине­та бы­ла при­от­кры­та и, преж­де чем вой­ти, ил­лю­зи­онист ос­то­рож­но заг­ля­нул внутрь. Ску­ало сто­ял к не­му спи­ной, что-то раз­би­рая на сто­ле. Ря­дом в крес­ле си­дел свет­ло­воло­сый муж­чи­на, ко­торо­го преж­де Фран не ви­дел. Эти двое о чем-то раз­го­вари­вали. Хра­нитель Ту­мана прис­лу­шал­ся.
— Мо­жешь не тру­дить­ся, я уже знаю, за­чем ты при­ехал. И со­бира­юсь от­ве­тить те­бе то же, что ска­зал Са­ваде: нет.
— Да ты да­же не выс­лу­шал ме­ня! — Го­лос нез­на­ком­ца по­казал­ся Фра­ну не­умес­тно по­зитив­ным. — От­ку­да ты мо­жешь знать…
— А что еще? Ведь Вон­го­ла из прош­ло­го уже здесь, вер­но?
— Вер­но. Но они тут ни при чем. Сей­час я пред­став­ляю толь­ко ин­те­ресы Аль­ян­са.
По­вис­ла тя­желая па­уза. Ил­лю­зи­онист сно­ва заг­ля­нул в ка­бинет: меч­ни­ка уже не бы­ло вид­но, а его гость по-преж­не­му си­дел в крес­ле в пол-обо­рота к две­ри.
— И что же по­надо­билось от нас Аль­ян­су? Мне ка­залось, они впол­не ком­фор­тно чувс­тву­ют се­бя под Мель­фи­оре.
— Ты прек­расно зна­ешь, что это­го со­юза ник­то не хо­тел.
— Да? А у ме­ня бы­ла дру­гая ин­форма­ция.
Гость тя­жело вздох­нул.
— У Соп­ро­тив­ле­ния есть план.
— Под­слу­шива­ешь? — раз­дался го­лос над са­мым ухом ил­лю­зи­онис­та.
Па­рень ог­ля­нул­ся и уви­дел на­вис­ше­го над ним Бель­фе­гора.
— Это вы, сем­пай, — про­шеп­тал ил­лю­зи­онист. — Вы ме­ня на­пуга­ли.
Принц пе­рег­нулся че­рез на­пар­ни­ка и про­сунул го­лову в дверь.
— Вас не учи­ли, что под­гля­дывать не­веж­ли­во? — уко­риз­ненно спро­сил Фран. Те­перь из-за Его Вы­сочес­тва ему бы­ло со­вер­шенно не вид­но и не слыш­но, что про­ис­хо­дит в ком­на­те.
— Кто бы го­ворил, — хмык­нул в от­вет Бель. — На­до же, сам Ди­кий Мус­танг. Что он здесь де­ла­ет?
— От­ку­да я знаю, — бур­кнул хра­нитель Ту­мана. — Они как раз на­чина­ли го­ворить о чем-то важ­ном, ког­да вы объ­яви­лись и от­влек­ли ме­ня. А вы зна­ете это­го че­лове­ка? — вне­зап­но осе­нило пар­ня.
— Ко­неч­но, знаю, — ко­рот­ко бро­сил Бель­фе­гор и вер­нулся к сво­им мыс­лям. — Толь­ко че­го он тут за­был? Не­уже­ли опус­тился до то­го, что­бы кла­нять­ся от име­ни Са­вады…
— О нет, ка­питан то­же по­думал, что он при­ехал про­сить по­мощи для Де­сято­го, но он ска­зал…
Бель шик­нул на ил­лю­зи­онис­та и стал прис­лу­шивать­ся к раз­го­вору в ка­бине­те.
— Ко­ман­до­вание нуж­но зах­ва­тить быс­тро, что­бы они не ус­пе­ли выз­вать под­креп­ле­ние. На это спо­соб­но толь­ко элит­ное под­разде­ление Вон­го­лы, по­это­му и не­об­хо­димо ва­ше учас­тие в опе­рации.
— А где га­ран­тии, что ос­таль­ные семьи Аль­ян­са вдруг не пе­реду­ма­ют на­падать?
— Ты та­кой не­довер­чи­вый.
— В Ва­рии ни­ког­да не бы­ло ина­че. Так что?
— Я га­ран­ти­рую, что в наз­на­чен­ный день все учас­тни­ки Соп­ро­тив­ле­ния по все­му ми­ру на­падут на шта­бы Мель­фи­оре сог­ласно пла­на. Те­бе не­дос­та­точ­но мо­его сло­ва?
— Слиш­ком мно­го на се­бя бе­решь, Ди­кий Мус­танг.
— Сог­ла­сен или нет?
— В лю­бом слу­чае, я не мо­гу один при­нять ре­шение о под­дер­жке Аль­ян­са. Да и Зан­зас не про­ща­ет пре­дате­лей, го­товых встать на ко­лени, лишь бы вы­жить.
— Ты зна­ешь не ху­же ме­ня, что все бы­ло не так. — В ве­селом го­лосе гос­тя по­яви­лось раз­дра­жение.
— Де­ло не в том, что я знаю и че­го не знаю, а… Вра­аай! Это еще что?
— Упс, ка­жет­ся, нас об­на­ружи­ли, — за­улы­бал­ся Бель­фе­гор, вва­лива­ясь в ком­на­ту.
— Ты что, под­слу­шивал?
— Сам ви­новат, что не поз­вал ме­ня на встре­чу. Вы за­дума­ли что-то ин­те­рес­ное?
— Не твое ко­ролев­ское де­ло.
— Рад встре­че, Ва­ше Вы­сочес­тво.
Ког­да муж­чи­на под­нялся из крес­ла и по­вер­нулся к Прин­цу, Фран на­конец-то смог раз­гля­деть его ли­цо. Вы­сокий блон­дин, на вид нез­на­ком­цу бы­ло за трид­цать, но сме­ющи­еся гла­за и свет­лая улыб­ка при­дава­ли его ли­цу ка­кое-то дет­ское вы­раже­ние.
— Так зна­чит, на­меча­ет­ся ве­селье? — пов­то­рил воп­рос Бель­фе­гор, кив­нув в знак при­ветс­твия гос­тю.
— По­хоже на то, — хму­ро от­ве­тил Ску­ало. — Ка­вал­ло­не хо­чет, что­бы мы при­со­еди­нились к на­паде­нию Аль­ян­са на ба­зы Мель­фи­оре.
— Аль­янс все еще жив? — уди­вил­ся Бель.
— Нам нуж­но бы­ло вре­мя, что­бы оп­ра­вить­ся от уда­ра Бь­яку­рана и соб­рать си­лы, — в ко­торый раз тер­пе­ливо по­яс­нил Ди­но.
Фран все еще сто­ял в две­рях и пе­рево­дил взгляд с од­но­го муж­чи­ны на дру­гого. По­нача­лу их раз­го­вор ка­зал­ся ему не­понят­ным, но, вспом­нив, о чем рас­ска­зыва­ла ему ког­да-то Хром, ил­лю­зи­онист смог сос­та­вить бо­лее-ме­нее оп­ре­делен­ную кар­ти­ну.
От До­куро па­рень знал, что Аль­янс ма­фи­оз­ных се­мей в са­мом на­чале вой­ны вы­нуж­денно зак­лю­чил мир­ный до­говор с Мель­фи­оре. Не­уди­витель­но, что сей­час ка­питан так пре­неб­ре­житель­но от­зы­ва­ет­ся о них: в Ва­рии ком­про­мис­сы бы­ли не в чес­ти.
На Фра­на ник­то не об­ра­щал вни­мания, и, поль­зу­ясь этим, он про­дол­жил наб­лю­дать.
— И ког­да пла­ниру­ет­ся опе­рация? — спро­сил Ску­ало.
— Все за­висит от мо­лодой Вон­го­лы. Эта меж­ду­народ­ная опе­рация — вто­рой этап пла­на Де­сято­го. Сна­чала Са­вада и его хра­ните­ли дол­жны зах­ва­тить ба­зу Ме­лоне в На­мимо­ри.
— Вра­ааа­ай!
Воз­глас ка­пита­на слил­ся с ши­пящим сме­хом Прин­ца.
— Сна­чала ты про­сишь ме­ня о по­мощи пре­дате­лям, а те­перь вы­яс­ня­ет­ся, что это — часть иг­ры Са­вады? — по го­лосу Су­пер­бии бы­ло не по­нят­но, сер­дится он или ве­селит­ся от наг­лости прось­бы гос­тя. — Зна­ешь, я, по­жалуй, да­же рас­ска­жу об этом Зан­за­су. Он оце­нит.
— Что я оце­ню, акульи от­бро­сы?
Фран чуть не под­прыг­нул, ког­да за его спи­ной раз­дался низ­кий хрип­ло­ватый го­лос. Хра­нитель Ту­мана сколь­знул вдоль сте­ны, пред­почтя дер­жать­ся на рас­сто­янии от бос­са.
— Сто­ило толь­ко вспом­нить, — хмык­нул меч­ник и рас­кла­нял­ся Ка­вал­ло­не: — Уда­чи.
Зан­зас сто­ял в двер­ном про­еме, прис­ло­нив­шись к ко­сяку и сло­жив ру­ки на гру­ди, и тя­желым взгля­дом смот­рел на всех соб­равших­ся.
— С ка­ких пор мои под­чи­нен­ные ре­ша­ют за ме­ня, как я пос­туплю? — мед­ленно про­из­нес он.
— С тех пор, как ты ски­нул на ме­ня все де­ла, — впол­го­лоса ог­рызнул­ся Ску­ало, про­дол­жив гром­че: — А что ты пред­ла­га­ешь?
— Мы выс­ту­пим про­тив Мель­фи­оре вмес­те с ос­таль­ны­ми.
Су­пер­бия удив­ленно вски­нул бро­ви. Да­же сам Ди­но выг­ля­дел удив­ленным. Бель и Фран по­вер­ну­ли го­ловы к бос­су.
— Но ты же сам от­ка­зал тог­да Са­ваде в по­мощи… — на­чал ка­питан.
— Мы выс­ту­пим под фла­гом Де­вято­го Вон­го­лы, — пов­то­рил Зан­зас то­ном, пре­сека­ющим лю­бые воз­ра­жения.
Ску­ало свер­лил его убий­ствен­ным взгля­дом, но на бос­са, как из­вес­тно, та­кие при­емы не дей­ство­вали. Воз­дух ед­ва не тре­щал от нап­ря­жения.
— Как при­каже­те, босс.
Взмет­ну­лась вол­на се­реб­ристых во­лос, и меч­ник вих­рем вы­летел из ка­бине­та, ед­ва не сши­бив Зан­за­са.
— Я знал, что на Ва­рию мож­но рас­счи­тывать, — про­си­ял Ка­вал­ло­не.
— Это не ра­ди Са­вады, — бро­сил Зан­зас и, раз­вернув­шись, вы­шел в ко­ридор. Ди­но по­шел сле­дом за ним.
Фран уже по­жалел, что стал сви­дете­лем этой сце­ны: ил­лю­зи­онис­та ни­ког­да не ин­те­ресо­вала по­лити­ка, а вот на­кала страс­тей он не лю­бил. Поль­зу­ясь слу­ча­ем, он пос­пе­шил пос­ко­рее уб­рать­ся от­сю­да.

Ва­рий­ские офи­церы сто­яли на бал­ко­не зам­ка шта­ба ко­ман­до­вания Мель­фи­оре, с ко­торо­го от­кры­вал­ся вид на лес. Над вер­хушка­ми де­ревь­ев вспы­хива­ло раз­ноцвет­ное пла­мя — от­ря­ды У­айт Спелл спе­шили ок­ру­жить горс­тку сво­их про­тив­ни­ков, ко­торым хва­тило наг­лости чис­ленным мень­шинс­твом за жал­кие ми­нуты зах­ва­тить штаб.
— План про­валил­ся? — прос­то­нал Лус­су­рия. — Вон­го­ла не прис­ла­ла под­креп­ле­ние?
— Это как раз по пла­ну — Вон­го­ла и Аль­янс не в пер­вый раз сда­лись, как де­ти, — про­рычал ка­питан.
Ску­ало за­мер, со­об­ра­жая, что им де­лать в сло­жив­шей­ся си­ту­ации. Они за­пер­ты в зам­ке вмес­те с тре­мя де­сят­ка­ми сво­их лю­дей — это не­малые си­лы, но по дру­гую сто­рону их жда­ла нас­то­ящая ар­мия во гла­ве с та­инс­твен­ным Пог­ре­баль­ным Вен­ком.
Офи­церы вы­жида­юще смот­ре­ли на ка­пита­на, но ти­шина дли­лась не­дол­го.
— Де­ва Ма­рия, не­уже­ли так и бу­дем здесь сто­ять? — зап­ри­читал Лус­су­рия. — Это скуч­но. За­щита — не мой стиль!
— На ос­татки Аль­ян­са рас­счи­тывать мы не мо­жем, — ре­зон­но за­метил Бель­фе­гор. — Не сто­ило нам от­пускать Мус­танга в Япо­нию.
— Я не со­бира­юсь слу­шать ва­ше нытье! — взре­вел Ле­ви А Тан. — Нам не ну­жен ни Аль­янс, ни его ник­чемный гла­ва. Мы — Ва­рия! Спра­вим­ся и без по­мощи со сто­роны, как справ­ля­лись всег­да!
— Гос­по­дин Ле­ви, сде­лай­те одол­же­ние, — веж­ли­во вме­шал­ся Фран. — Иди­те ту­да и справь­тесь са­ми, по­жалуй­ста. А мы пос­мотрим от­сю­да.
Над Хра­ните­лем Гро­зы за­си­яло элек­три­чес­кое об­ла­ко.
— За­был спро­сить мне­ние трус­ли­вого соп­ля­ка! Учись, как ра­бота­ют офи­церы Ва­рии.
Ле­ви по­дошел к краю бал­ко­на, Фран с шу­тов­ским пок­ло­ном ус­ту­пил ему до­рогу.
— На та­кой мес­тнос­ти про­тив­ник мо­жет выб­рать все­го нес­коль­ко по­зиций для ата­ки. Это пред­ска­зу­емо, — рас­суждал вслух Ле­ви, меч­тая, что босс уз­на­ет, как он пер­вым взял си­ту­ацию под свой кон­троль.
— Не­уже­ли все ждешь, ког­да Зан­зас оце­нит твое рве­ние, ста­рый элек­три­чес­кий из­вра­щенец, — про­буб­нил се­бе под нос Фран.
Сло­ва Фра­на вы­дер­ну­ли Хра­ните­ля Гро­зы из его мыс­лей.
— Да я твой по­ганый язык…
Ил­лю­зи­онист да­же не ше­лох­нулся, ког­да Ле­ви бро­сил­ся на не­го. Он уже знал, что че­рез се­кун­ду Лус­су­рия, как всег­да, вме­ша­ет­ся и за­ведет свою пес­ню про ко­ман­дную ра­боту.
Ат­мосфе­ра в кру­гу стар­ше­го сос­та­ва Ва­рии ис­кри­лась и без мол­ний Ле­ви. Фра­за «А я сра­зу был про­тив пла­на Аль­ян­са» ви­села в воз­ду­хе — бо­лее ма­тери­аль­ная, чем по­рохо­вые об­ла­ка.
— Так что де­лать-то бу­дем, ка­питан? — вновь взмо­лил­ся Хра­нитель Сол­нца.
Су­пер­бия оки­нул хму­рым взгля­дом офи­церов. На его ли­це за­иг­ра­ли жел­ва­ки. Са­мый гром­кий член Ва­рии про­яв­лял по­рази­тель­ную сдер­жанность, и его мол­ча­ние на де­ле ока­залось ку­да страш­нее его же кри­ков.
На­конец, ка­питан ог­ла­сил при­каз.
— Ле­ви, Лус­су­рия — ос­та­етесь дер­жать за­мок. Я бу­ду ох­ра­нять вос­точный вход. Юж­ный за Бе­лем и Фра­ном, возь­ми­те с со­бой ко­го-ни­будь из лю­дей.
— Тос­ка! — вски­нул­ся Лус­су­рия.
— Что? — воз­му­тил­ся Принц. — А мне точ­но на­до приг­ля­дывать за Фра­ном?!
Ил­лю­зи­онист от­ре­аги­ровал мгно­вен­но.
— В ка­ком смыс­ле — приг­ля­дывать? Из нас дво­их это я не в вос­торге от вас, сем­па-ай.
— Ка­питан… — про­шипел Бель­фе­гор. — Счи­таю сво­им дол­гом вас пре­дуп­ре­дить, что ля­гушо­нок мо­жет слу­чай­но уме­реть во вре­мя мис­сии… от мо­ей ру­ки.
— Не бы­ло при­каза нес­ти хер­ню! — меч­ник сор­вался на крик к все­об­ще­му об­легче­нию. Та­ким его ви­деть бы­ло ку­да при­выч­нее. — Фран все еще но­вичок, к то­му же ре­бенок.
— Да ты пос­мотри сам, ка­кой из не­го ре­бенок! — воз­ра­зил Бель.
— И дав­но не но­вичок, — на­дул­ся Фран.
— При­казы не об­сужда­ют­ся, — пре­сек их Ску­ало.
Ле­ви А Тан дож­дался мо­мен­та для сво­ей шут­ки.
— Прих­лопни его, Бель! Сде­лай всем нам одол­же­ние.
— Ну вот, из-за те­бя рас­хо­телось, — скри­вил­ся Принц.
— Ме­ня кто-то не ус­лы­шал? — ряв­кнул Ску­ало.
Хра­ните­ли Ту­мана и Ура­гана од­новре­мен­но спрыг­ну­ли с бал­ко­на на зем­лю и ус­тре­мились к ле­су.
— По­уби­вай­те там всех! — за­вис­тли­во крик­нул им вслед Лус­су­рия. — И ко­робоч­ки не за­будь­те!

На­поми­нание Лус­су­рии о ко­робоч­ках бы­ло лиш­ним: Фран и без то­го в пос­леднее вре­мя не за­бывал о сво­ей ни на ми­нуту.
За нес­коль­ко дней до опе­рации по зах­ва­ту ко­ман­до­вания Мель­фи­оре к не­му на­ведал­ся учи­тель с не­боль­шим по­дар­ком в ви­де ко­робоч­ки, клю­чом к ко­торой ока­залось коль­цо Ада. По­пыт­ка ис­про­бовать ее на де­ле ни к че­му не при­вела: ко­робоч­ка пос­лушно от­кры­лась, но внут­ри бы­ла пус­та.
— Учи­тель, ка­жет­ся, она бра­кован­ная, — ра­зоча­рован­но со­об­щил Фран, дав­но меч­тавший о собс­твен­ной ко­робоч­ке. — Мо­жете ее вер­нуть, ес­ли сох­ра­нил­ся чек.
— Сно­ва де­ла­ешь пос­пешные вы­воды и да­же не пы­та­ешь­ся по­думать го­ловой. С ней все в по­ряд­ке, прос­то она об­ла­да­ет те­ми же свой­ства­ми, что и коль­цо.
— О нет, — ужас­нулся Фран и ед­ва удер­жался, что­бы не выб­ро­сить оче­ред­ной «ми­лый» по­дарок. — Ес­ли чес­тно, мне хва­тило впе­чат­ле­ний с коль­цом, пов­то­рять опыт нет ни­како­го же­лания.
Во­об­ра­жение Фра­на очень быс­тро на­рисо­вало ему, что мо­жет слу­чить­ся под вли­яни­ем двой­но­го эф­фекта зве­ря. Не так уж мно­го прош­ло вре­мени с тех пор, как его це­лыми дня­ми тряс­ло от же­лания тра­хать­ся, жрать и иног­да уби­вать. Не ред­ко — все это од­новре­мен­но.
— Так и не на­учил­ся слу­шать, не пе­реби­вая. Я на­чинаю ду­мать, что из те­бя ни­ког­да не вый­дет толк.
— Прос­ти­те, учи­тель, я слу­шаю.
— Ко­робоч­ка об­ла­да­ет свой­ства­ми коль­ца, а не эф­фектом. Внут­ри нее — не «ни­чего», как ты из­во­лил вы­разить­ся, а пус­то­та. Осо­бый вид пог­ло­ща­ющей пус­то­ты, ко­торую ты имел воз­можность лич­но ис­пы­тать на се­бе. По­это­му преж­де, чем из нее что-то по­явит­ся, она дол­жна пог­ло­тить дос­та­точ­но си­лы. Не обя­затель­но тво­ей, она не раз­борчи­ва в «пи­ще». Для нее по­дой­дет лю­бая си­ла, глав­ное, что­бы бы­ла мощ­ной, как, нап­ри­мер, пла­мя Пред­смертной во­ли. Ко­робоч­ка сей­час ис­пы­тыва­ет то же, что и ты в пер­вые дни зна­комс­тва с коль­цом Ада, так что вы най­де­те об­щий язык.
— То есть, сей­час она все-та­ки бес­по­лез­на? А чем же мне сра­жать­ся в пред­сто­ящей бит­ве? Од­ни­ми ил­лю­зи­ями я уже не справ­люсь.
В от­вет Му­куро толь­ко за­гадоч­но рас­сме­ял­ся и ис­чез, ос­та­вив уче­ника на­еди­не с его воп­ро­сами.

Бель­фе­гор выб­рал мес­то для за­сады и ос­та­новил­ся, ус­тро­ив­шись на ши­рокой вет­ви де­рева.
Фран при­зем­лился на со­сед­нем де­реве.
— Сем­пай? У ме­ня воп­рос.
— Что еще?
— Мож­но я убе­ру из спи­ны эти страш­ные но­жики, ко­торы­ми вы ки­дались в ме­ня по до­роге? Хо­тя это, собс­твен­но, ва­ши но­жики, но они тор­чат из мо­ей спи­ны, и это ма­лость сму­ща­ет.
— Раз­ре­шаю. Ак­ку­рат­но со­бери и на­точи их преж­де, чем вер­нуть.
— Что-то не хо­чет­ся.
Фран был уве­рен, что Бель­фе­гор лишь по­дыг­ры­вал нас­тро­ению офи­церов, но сей­час они ос­та­лись од­ни, а вок­руг Прин­ца фи­зичес­ки ощу­щалась ат­мосфе­ра раз­дра­жения. При­выч­ные шу­точ­ные пе­репал­ки ни­как не сни­жали ее гра­дус. На­кану­не Бель до­пыты­вал­ся, как ил­лю­зи­онист бу­дет сра­жать­ся. Фран не мог ему ни­чего рас­ска­зать. С тех пор от­но­шения меж­ду ни­ми ста­ли прох­ладнее, как от пер­вых осен­них сквоз­ня­ков.
— Вы се­бя ве­дете, как ре­бенок, сем­пай. Эти ва­ши глу­пые иг­рушки…
— Не смей их пор­тить!
Фран сог­нул па­роч­ку ко­ролев­ский но­жей, буд­то те бы­ли сде­ланы из плас­ти­лина. В ту же се­кун­ду крас­ное пла­мя вспых­ну­ло в лес­ном по­лум­ра­ке. Ог­ненная до­рож­ка взмет­ну­лась к вер­ши­нам де­ревь­ев и опус­ти­лась на пле­чи Прин­ца, при­нимая фор­му хорь­ка.
— Бро­сишь хоть еще один — и я те­бя по­дож­гу.
— Шу­чу-шу­чу, — при­мири­тель­но под­нял ла­дони ил­лю­зи­онист. В этот мо­мент из его спи­ны на зем­лю по­сыпа­лись все ос­тавши­еся лез­вия. — О…
Минк ус­тре­мил­ся к Фра­ну, опас­но взма­хивая пы­ла­ющим хвос­том.
— Кыш-кыш, — Фран от­махнул­ся от Мин­ка, как от на­до­ед­ли­вого на­секо­мого. — Не приб­ли­жай­ся.
Ил­лю­зи­онист не знал, мо­жет ли хо­рек всерь­ез при­чинить ему вред, и ре­шил, что оба они прос­то по­дыг­ры­ва­ют дур­но­му нас­тро­ению Прин­ца. В пос­леднее вре­мя они неп­ло­хо сдру­жились: про­сыпа­ясь один в ком­на­те сем­пая, Фран час­то на­ходил на сво­ей по­душ­ке Мин­ка, ко­торо­му яв­но нра­вилось не­жить­ся у его ще­ки.
От­тол­кнув­шись от вет­ки, хо­рек Ура­гана взвил­ся вверх и, опи­сав ок­ружность, вер­нулся на пле­чо Бель­фе­гора.
В гу­ще лис­твы раз­да­лись вскри­ки, и Фран уви­дел нес­коль­ко мель­кнув­ших фи­гур в бе­лой одеж­де.
— Сем­пай, вы сра­зу до­гада­лись о за­саде?
— Ко­неч­но, — през­ри­тель­но фыр­кнул Бель. — Там око­ло трид­ца­ти че­ловек.
— Уди­витель­но! Зна­чит, мне уже по­ра на­зывать вас ге­ни­ем?
— Ко­неч­но. Я ведь все-та­ки Принц.
Сол­да­ты Мель­фи­оре ока­зались в са­мом цен­тре крас­но­го об­ла­ка Ура­гана. Они в па­нике ог­ля­дыва­лись, ища сво­их ко­ман­ди­ров и не ре­ша­ясь ата­ковать. На­конец, по­лучив при­каз, од­новре­мен­но со всех сто­рон на ва­рий­ских офи­церов ус­тре­мились во­ору­жен­ные про­тив­ни­ки.
Бель и Фран спо­кой­но наб­лю­дали, как они об­го­ра­ют и па­да­ют на зем­лю, как по­жух­лые листья, зас­тре­ва­ют в спле­тении вет­вей, кри­ча от бо­ли.
— Хо­рошо го­рит.
— Сем­пай, вот вы ког­да-ни­будь за­думы­вались о проб­ле­мах ок­ру­жа­ющей сре­ды?..
Ког­да ог­ненное ма­рево раз­ве­ялось, ос­та­вив пос­ле се­бя пов­сю­ду мел­кие до­гора­ющие оча­ги, хра­ните­ли смог­ли раз­гля­деть приб­ли­жа­ющий­ся к ним сгус­ток го­лубо­го све­та.
— Пе­ликан Дож­дя?
Фран пер­вым за­метил, что за пти­цей по­явил­ся че­ловек, не по­хожий на сол­да­та У­айт Спелл. Его чер­но-бе­лая одеж­да не выг­ля­дела как фор­ма. Это был фрак.
Па­ря на об­ла­ке го­лубо­го пла­мени, к ним приб­ли­зил­ся по­жилой муж­чи­на в кос­тю­ме прис­лу­ги с ус­тра­ша­ющим шра­мом по­перек ли­ца.
— Еще один кло­ун, — фыр­кнул Бель.
— Дав­но не ви­делись, гос­по­дин Бель­фе­гор, — звуч­ным ба­сом муж­чи­на поп­ри­ветс­тво­вал ва­рий­цев — Уз­на­ете ме­ня? Я слу­жил дво­рец­ким ко­ролев­ской семьи, ког­да вы бы­ли еще ре­бен­ком.
Это зву­чало ди­ко и не мог­ло быть прав­дой. Фран ви­дел, что ос­та­лось от прош­ло­го Прин­ца, сво­ими гла­зами. Его прош­лое бы­ло мер­тво, ник­то и нич­то не мог­ло вы­жить и воз­никнуть пе­ред ни­ми, тем бо­лее сей­час. Это бы­ла шут­ка — но ре­ак­ция сем­пая уди­вила ил­лю­зи­онис­та: Принц пе­рес­тал да­же улы­бать­ся и за­мер, как вос­ко­вая фи­гура.
— Воз­можно, — рас­се­яно от­ве­тил он.
Фран отс­тра­нил­ся, став бе­зучас­тным наб­лю­дате­лем. В кон­це кон­цов, Принц мог и сов­рать ему, что убил аб­со­лют­но всех. И не толь­ко на этот счет.
— Мое имя Ор­гельт.
— Ты ду­ма­ешь, я бы за­пом­нил име­на прис­лу­ги? И че­го ты хо­чешь? Ес­ли соб­рался умо­лять ме­ня о по­щаде толь­ко по­тому, что знал ме­ня, то не трать вре­мя. Мне не ну­жен дво­рец­кий.
Муж­чи­на был обес­ку­ражен рав­но­души­ем Его Вы­сочес­тва.
— Вов­се нет! У ме­ня есть гос­по­дин. Я слу­жу нас­то­яще­му прин­цу, ко­торо­му суж­де­но стать ко­ролем.
— Ты что-то пу­та­ешь. Я и есть Принц.
— Шут­ка за­тяну­лась, — про­буб­нил Фран. — Он нас от­вле­ка­ет, раз­ве нет, сем­пай?
Воз­дух, как лез­вие, вспо­рол скри­пучий го­лос.
— Как всег­да, оши­ба­ешь­ся, Бель.
— Что? — од­новре­мен­но вос­клик­ну­ли Бель­фе­гор и Фран, ког­да в воз­ду­хе по­яви­лось па­рящее крес­ло, объ­ятое пла­менем Ура­гана. В крес­ле, за­кинув но­гу на но­гу, си­дел тип — точ­ная ко­пия ва­рий­ско­го Прин­ца-Пот­ро­шите­ля.
Нез­на­комец упи­вал­ся эф­фектом, ко­торый он про­из­вел сво­им по­яв­ле­ни­ем.
— Ко­рона при­над­ле­жит стар­ше­му из близ­не­цов, бра­тец.
— Да ну, — толь­ко и смог вы­давить Бель­фе­гор.
— Ты го­ворил, что убил его, — впол­го­лоса про­из­нес Фран.
— Так и есть.
— Тог­да что это? Ил­лю­зия?
— А это не ра­бота ил­лю­зи­онис­та — го­ворить где ре­аль­ность, а где ил­лю­зия? — за­вел­ся Бель­фе­гор.
Фран знал от­вет на свой воп­рос, но все рав­но не был в нем уве­рен. Да­же учи­тель го­ворил, что спо­соб­ность смот­реть нас­квозь при­дет толь­ко с опы­том, но сей­час он с тру­дом смог про­из­нести вер­дикт:
— Он нас­то­ящий. На­вер­ное.
— На­вер­ное?! — про­шипел Бель.
Их спор раз­нял близ­нец Бель­фе­гора.
— Не трать вре­мя, бра­тец. В это труд­но по­верить, но я дей­стви­тель­но Ра­си­эль — тот са­мый нас­ледный принц. Хо­чешь, по­кажу те­бе ро­димое пят­но? Или, мо­жет быть, шра­мы, ко­торые ты ос­та­вил на мо­ем те­ле? Хо­чешь взгля­нуть на них?
— Обой­дусь.
— Его пят­но и прав­да по­хоже на ва­ше! — вос­клик­нул Фран, ког­да вто­рой принц под­нял край ру­баш­ки. — Так зна­чит, сем­пай, ваш брат жив? И все, что вы мне рас­ска­зыва­ли…
— Я го­ворил прав­ду, — пе­ребил его Бель­фе­гор. — Эй, Си­эль, я же убил те­бя? Я по­беди­тель.
— По­беди­тель — как в иг­ре? — не сда­вал­ся Фран, буд­то глу­пая бол­товня мог­ла удер­жать Прин­ца от нер­вно­го сры­ва. Он знал ощу­щение этой а­уры, ко­торую сей­час ис­то­чал его на­пар­ник: это был за­пах на гра­ни бе­зумия.
— В иг­ре, — рас­сме­ял­ся Бель.
Принц в крес­ле смот­рел на ва­рий­цев свер­ху вниз, пос­ме­ива­ясь.
— У те­бя все та­кая же вы­бороч­ная па­мять, Бель. Ты прав, мы с то­бой иг­ра­ли, вот толь­ко я всег­да вы­иг­ры­вал с мо­мен­та на­шего рож­де­ния. Я да­же на свет по­явил­ся рань­ше те­бя. И ко­рона, ко­неч­но, пред­назна­чалась мне.
— Он силь­нее те­бя? — ше­потом спро­сил на­пар­ни­ка Фран.
— Ра­зуме­ет­ся, нет, — шик­нул на не­го Бель­фе­гор, не от­во­дя взгля­да от вос­крес­ше­го бра­та. — По­нятия не имею, как он смог вы­жить, но я уже спра­вил­ся с ним один раз, справ­люсь и вто­рой. Ес­ли ля­гуш­ке очень страш­но — раз­ре­шаю спря­тать­ся.
Фран сжал паль­ца­ми в кар­ма­не ко­робоч­ку. Она все еще бы­ла пус­той, и слу­чись им всту­пить сей­час в не­рав­ную схват­ку — Фран ни­чего не смо­жет сде­лать. Вот ес­ли бы он мог сна­чала ее на­кор­мить…
В этот мо­мент в его го­лове соз­рел план.
— Но сем­пай, зна­ете ли, ге­ний! — Фран вкли­нил­ся в раз­го­вор брат­цев, про­дол­жая па­яс­ни­чать. — Хо­тите ска­зать, вы силь­нее и ум­нее на­шего ге­ния?
— Ге­ний? — хо­хот­нул Ра­си­эль. — Бель, рас­ска­жи всем, как ты одер­жал ту по­беду. Ты всег­да знал свое мес­то, по­это­му не мог сра­зить­ся со мной чес­тно. Ты пом­нишь, бра­тик, как от­ра­вил ме­ня в тот день?
— От­ра­вил? — всплес­нул ру­ками Фран. — Яд, но­жи, убий­ства. Ку­да смот­ре­ли ва­ши ро­дите­ли?
Но его ник­то не слу­шал. И не ви­дел — это поз­во­лило Фра­ну не­замет­но дос­тать и рас­пе­чатать свою ко­робоч­ку. Учу­яв ви­тав­шие в воз­ду­хе от­го­лос­ки пла­мени, за­гадоч­ная ко­робоч­ка ти­хо за­виб­ри­рова­ла.
— Твои ме­тоды то­же бы­ли гряз­ны­ми, — от­ве­тил Бель­фе­гор. — Пле­вать. Это не объ­яс­ня­ет, как ты ока­зал­ся здесь. Я точ­но пом­ню, что за­копал те­бя в са­ду сво­ими ру­ками.
На этот раз прис­туп хо­хота сот­ряс все те­ло прин­ца в крес­ле. Он зап­ро­кинул го­лову и сме­ял­ся под удив­ленны­ми взгля­дами ва­рий­цев и да­же собс­твен­но­го слу­ги.
— Хо­рошо, я от­крою те­бе мой сек­рет. Все бы­ло ре­шено еще в на­шем детс­тве, ког­да по­дарок дос­тался толь­ко од­но­му из близ­не­цов. Зна­ешь, что это?
Да­же из­да­лека ва­рий­цы раз­гля­дели на кос­тля­вой ру­ке пер­стень с круп­ным крас­ным кам­нем в об­рамле­нии се­реб­ря­ных крыль­ев.
— Коль­цо Ма­ре? — до­гадал­ся Бель. — Ка­кое оно име­ет от­но­шение к нам?
— Есть мно­го ми­ров, бра­тик, и не в каж­дом из них те­бе уда­лось об­хитрить ме­ня, — за­гадоч­но улыб­нулся Ра­си­эль.
Фра­ну ста­ло сов­сем не смеш­но.
— Сем­пай, без шу­ток, он Пог­ре­баль­ный Ве­нок, — про­шеп­тал ил­лю­зи­онист.
Но Принц его не слы­шал. Бель­фе­гора пе­репол­ня­ла злость, не­тер­пе­ние, жаж­да на­силия, и Фран, чувс­тви­тель­ный к чу­жим эмо­ци­ям, как все ил­лю­зи­онис­ты, за­ражал­ся эти­ми ощу­щени­ями, как его пус­тая ко­робоч­ка по кап­ле впи­тыва­ла чу­жую си­лу.
Де­ло при­об­ре­тало иной обо­рот и ка­салось да­леко не толь­ко се­мей­ных проб­лем Прин­ца-Пот­ро­шите­ля. Хра­нитель Ту­мана был обя­зан опо­вес­тить ка­пита­на о си­ту­ации.
— Ка­питан Ску­ало, Пог­ре­баль­ный Ве­нок на юге, — до­ложил Фран, как толь­ко в на­уш­ни­ке сквозь по­мехи раз­дался зна­комый го­лос.
— Черт! — раз­до­садо­вано руг­нулся меч­ник. — Я по­шел не в ту сто­рону.
— Мо­жете во­об­ра­зить, это стар­ший брат мо­его го­ре-сем­пая, ко­торый по идее дол­жен быть мертв, — пос­пе­шил по­делить­ся но­востью Фран, нас­лажда­ясь удив­ле­ни­ем Су­пер­бии. Фра­ну хо­телось убе­дить­ся, что хоть ко­му-ни­будь, кро­ме не­го, это со­бытие ка­жет­ся не­обыч­ным, раз уж сам Бель был боль­ше ра­зоз­лен вос­кре­шени­ем бра­та, чем шо­киро­ван. Но Ску­ало ос­та­вил их без под­мо­ги.
— Сем­пай, у ме­ня пло­хие но­вос­ти.
— Я слы­шал, — раз­дра­жен­но прер­вал его Бель­фе­гор. — Я и не со­бирал­ся про­сить ни у ко­го по­мощи.
— Я свя­зал­ся с ним, по­тому что это моя обя­зан­ность, — по­яс­нил ил­лю­зи­онист.
— Это толь­ко мое не­закон­ченное де­ло, так что мо­жешь про­вали­вать от­сю­да, ля­гуш­ка.
— Бук­валь­но с язы­ка снял, бра­тик, — пов­то­рил вслед за Бе­лем Ра­си­эль.
— Не мо­гу ис­полнить ваш при­каз, сем­пай, по­ка не вы­яс­ню, кто же из вас нас­то­ящий принц! — за­явил Фран.
— В ка­ком еще смыс­ле — кто нас­то­ящий?! — ряв­кнул Бель.
Фран с об­легче­ни­ем по­чувс­тво­вал, что его шут­ка, на­конец, раз­ве­яла кро­вавую пе­лену пе­ред гла­зами Прин­ца.
— Я по­могу вам, сем­пай, — про­дол­жил иг­рать свою роль ил­лю­зи­онист. — Приш­ло вре­мя для этой штуч­ки.
Он раз­жал ла­донь и про­демонс­три­ровал свою ко­робоч­ку и коль­цо с гра­виров­кой из трех шес­те­рок.
— Пос­мотри-ка, Ор­гельт, у них то­же прип­ря­тан ко­зырь. — Принц в крес­ле вы­тянул шею, рас­смат­ри­вая коль­цо Ада.
— Зна­чит, мой про­тив­ник — этот су­ровый дя­дя в кос­тю­ме дво­рец­ко­го? — пред­по­ложил Фран.
На этот раз па­рив­шие в воз­ду­хе Ра­си­эль и его слу­га за­мети­ли па­цана, ко­торый кру­тил­ся ря­дом с млад­шим Прин­цем.
— Эй, Бель, что это за шут?
Бель­фе­гор до­воль­но хи­хик­нул.
— Не­чего пя­лить­ся на мою руч­ную ля­гуш­ку, урод.
Сло­вес­ная пе­репал­ка за­кон­чи­лась, ког­да си­нее пла­мя стол­кну­лось с крас­ным. Пер­вым ата­ковал дво­рец­кий: над его го­ловой по­явил­ся ог­ромный и проз­рачный, как об­ла­ко, слон в ок­ру­жении пла­мени дож­дя. Минк лег­ко от­ра­зил ата­ку, не до­жида­ясь ко­ман­ды хо­зя­ина. На миг щит ура­ган­но­го пла­мени скрыл Бель­фе­гора и Фра­на от их про­тив­ни­ков.
— Эй, ля­гуш­ка. Раз­ре­шаю те­бе по­учас­тво­вать в бит­ве. По­торо­пись и ис­поль­зуй свою ко­робоч­ку.
— Я бы с ра­достью, но это не­воз­можно, сем­пай.
— В ка­ком это смыс­ле? — про­шипел Бель. — Ты серь­ез­но про­дол­жишь за­ливать мне эту фиг­ню про твои тай­ные де­ла с Му­куро?
— Вов­се нет! Я бы с ра­достью ее ис­поль­зо­вал, ес­ли бы не моя шап­ка. Ви­дите ли, что­бы встать в спе­ци­аль­ную стой­ку…
— Зат­кнись! Сам раз­бе­русь.

Фран по­чувс­тво­вал мо­мент, ког­да ко­робоч­ка бы­ла го­това к дей­ствию: она до­воль­но за­ур­ча­ла и за­тих­ла, да­же нем­но­го по­тяже­лела. Но в ней все еще ос­та­валось дос­та­точ­но мес­та. Учи­тель ве­лел «на­кор­мить» ее ни­чем иным, как нас­то­ящим пла­менем Пред­смертной во­ли, и Фран уже знал, как до­будет его.
Те­ла ва­рий­цев сду­лись, как воз­душные ша­ры, и шлеп­ну­лись с де­рева на зем­лю. Ра­си­эль, не ве­ря та­кой лег­кой по­беде, про­дол­жал ис­то­чать уль­траз­ву­ковые вол­ны пла­мени Ура­гана, преж­де чем дви­нуть­ся даль­ше. Все это вре­мя Фран ле­жал, не дви­га­ясь, и мыс­ленно умо­ляя Бель­фе­гора ему по­дыг­рать. Идея оку­тать их те­ла пе­леной ил­лю­зий и ин­сце­ниро­вать кра­соч­ную смерть бы­ла спон­танной, вре­мени пре­дуп­ре­дить сем­пая не ос­та­валось, и Фран по­наде­ял­ся на то, что ва­рий­ский ге­ний в са­мом де­ле ге­ни­ален — бес­спор­но, риск был ве­лик.
Ког­да Пог­ре­баль­ный Ве­нок со сво­им слу­гой ока­зал­ся на дос­та­точ­ном рас­сто­янии, Принц за­гово­рил пер­вым.
— Прек­ра­ти это все.
— Как ска­жете, сем­пай.
Пар­ни под­ня­лись с зем­ли, от­ря­хивая одеж­ду.
Фран ждал воп­ро­сов или об­ви­нений. Бель­фе­гор мол­чал.
— Нам по­вез­ло, что ваш брат и дво­рец­кий так быс­тро нам по­вери­ли, — раз­бавлял ти­шину Фран. — Не прав­да ли? А как вы до­гада­лись, что это бы­ла ил­лю­зия, сем­пай?
— Я уже го­ворил, что ви­жу твои фо­кусы нас­квозь, — су­хо от­ве­тил Бель­фе­гор.
— А как вам мои спе­цэф­фекты? Мы так эф­фек­тно умер­ли, как счи­та­ете? Я ско­пиро­вал все ва­ши дви­жения, что­бы выг­ля­дело прав­до­подоб­но.
— Так вот за­чем ты пя­лил­ся на ме­ня вмес­то то­го, что­бы по­мочь.
— Вы зли­тесь, сем­пай?
— Ко­неч­но! Нуж­но бы­ло драть­ся, черт те­бя де­ри! Мы бы са­ми раз­де­лались с мо­им бра­том. За­чем нуж­но твое иди­от­ское коль­цо, раз ты не ис­поль­зу­ешь его?
— У ме­ня не бы­ло вы­бора, — прос­то­нал Фран, по­тирая шею.
Хо­роше­го оп­равда­ния, впро­чем, не бы­ло то­же, и па­рень не знал, нас­коль­ко еще хва­тит тер­пе­ния Прин­ца.
— А ес­ли я ска­жу, что хо­тел сво­ими гла­зами уви­деть Зан­за­са в бит­ве?
— То есть опять не ска­жешь? — по­нял Принц.
— Вам раз­ве не ин­те­рес­но пос­мотреть, нас­толь­ко ли босс хо­рош в де­ле, как го­ворят?
— Моз­гом по­ехал? — хмык­нул Бель. — Ра­зуме­ет­ся, он хо­рош, ина­че я бы дав­но при­резал его во сне.
— Тог­да мы смо­жем прос­то нас­ла­дить­ся ред­ким зре­лищем, как ваш бра­тец вы­бесит Зан­за­са. Не­уже­ли не хо­тите взгля­нуть?
Бель­фе­гор улыб­нулся, по­думав, пох­ло­пал ла­донью по на­дутой ля­гуша­чей шап­ке на­пар­ни­ка.
— Принц лю­бит раз­вле­чения.

Воз­дух гу­дел от кон­цен­тра­ции пла­мени Пред­смертной во­ли да­же тог­да, ког­да Зан­зас еще не за­жег свое коль­цо. Хра­ните­ли Ура­гана и Ту­мана Ва­рии на­ходи­лись на при­лич­ном рас­сто­янии от не­го, но все рав­но чувс­тво­вали виб­ра­цию — Ра­си­эля уже от од­ной этой а­уры дол­жно бы­ло ра­зор­вать на ку­соч­ки. Пер­вым ата­ковал Ра­си­эль, выс­во­бодив свое пла­мя Ура­гана. Коль­цо Ада на паль­це Фра­на ста­ло наг­ре­вать­ся.
Жад­но наб­лю­дая за про­ис­хо­дящим, ил­лю­зи­онист пе­рес­тал об­ра­щать вни­мание на все боль­ше рас­ка­ляв­ший­ся ме­талл. Ко­робоч­ка в его кар­ма­не бы­ла пре­дус­мотри­тель­но рас­пе­чата­на, и Фран не бе­зос­но­ватель­но счи­тал, что луч­шей на­чин­ки для нее и пред­ста­вить слож­но. Ког­да Зан­зас, на­конец, выс­во­бодил свое пла­мя, Фра­ну да­же по­каза­лось, что ко­робоч­ка зас­то­нала от удо­воль­ствия.
Вдруг ос­трая боль прон­зи­ла ру­ку, Фран вскрик­нул от не­ожи­дан­ности и прив­лек к се­бе вни­мание Бель­фе­гора. Принц толь­ко те­перь вспом­нил о на­пар­ни­ке. На гла­зах ил­лю­зи­онис­та выс­ту­пили сле­зы, коль­цо Ада на его паль­це ды­милось и ши­пело, про­жигая ко­жу. Фран по­пытал­ся снять его, но толь­ко об­жег паль­цы дру­гой ру­ки.
— Что про­ис­хо­дит? — Бель скло­нил­ся над скрю­чив­шимся на зем­ле пар­нем, ос­то­рож­но ка­са­ясь его пле­ча.
В нос уда­рил рез­кий за­пах го­рящей пло­ти, к гор­лу под­ка­тила тош­но­та, и ды­шать ста­ло поч­ти не­воз­можно. Сле­зы по­тек­ли по ще­кам Фра­на, он не пы­тал­ся их сдер­жи­вать, все его соз­на­ние сос­ре­дото­чилось на зап­ре­дель­ной бо­ли и ос­тром чувс­тве го­лода, скру­тив­шем его жи­вот.
— Эй, ля­гуш­ка, что за чер­товщи­на? — Бель­фе­гор пе­ревер­нул Фра­на на спи­ну, ощу­пал пульс на шее — кровь би­лась, слов­но ба­рабан­ная дробь.
Принц не на шут­ку ис­пу­гал­ся. Он по­пытал­ся об­хва­тить ру­ками го­лову ил­лю­зи­онис­та, что­бы тот не раз­бился о кам­ни на зем­ле.
Боль не да­вала сос­ре­дото­чить­ся и вер­нуть кон­троль над прок­ля­ти­ем, ко­торое, ка­залось, пол­ностью ов­ла­дело соз­на­ни­ем Фра­на. Он чувс­тво­вал, как зем­ля ца­рапа­ет его ще­ку, и, су­дя по теп­лой гус­той жид­кости, по­тек­шей по вис­ку, он уда­рил­ся го­ловой. Он ви­дел, как буд­то сквозь дым­ку, кро­ны де­ревь­ев и свет­лое пят­но ли­ца Бель­фе­гора. Кар­тинка рас­плы­валась и та­яла, и те­перь вмес­то го­ловы Прин­ца над ним дро­жала и по­качи­валась блед­ная лу­на с плы­вущи­ми по ней пят­на­ми кра­теров, и то ли от уши­ба у пар­ня дво­илось в гла­зах, то ли впрямь лу­на раз­де­лилась на два оди­нако­вых кру­га, так по­хожих на боль­шие бе­зум­ные жел­тые гла­за.

Ти­шину в ка­мин­ном за­ле на­рушил вор­вавший­ся в нее чер­но-ма­лино­вый ура­ган, увен­чанный свер­ка­ющей ди­аде­мой. При всей сво­ей при­род­ной гра­ции Его Вы­сочес­тво оп­ро­кинул на­поль­ную ва­зу и за­дел стек­лянный сто­лик, опас­но за­шатав­ший­ся, но ус­то­яв­ший на мес­те.
— А те­перь, ля­гуш­ка, поп­ро­буй объ­яс­нить, что это зна­чит! И луч­ше бы те­бе ус­петь сде­лать это до то­го, как я наш­пи­гую твою то­щую зад­ни­цу но­жами!
Фран на­рочи­то мед­ленно зак­рыл кни­гу, ко­торую до это­го чи­тал, и под­нял взгляд на Прин­ца.
— Не по­нимаю, о чем вы, сем­па-ай.
— Ах, не по­нима­ешь? — тя­жело ды­ша, про­шипел Бель­фе­гор. — Кро­ме те­бя здесь нет ни од­но­го иди­ота, ко­торо­му бы приш­ло в го­лову на­лить в мой ста­кан мо­локо с пен­ка­ми!
Ил­лю­зи­онист пос­мотрел на на­пар­ни­ка с не­вин­ным удив­ле­ни­ем и вер­нулся к чте­нию.
— А вам не при­ходи­ло в го­лову, сем­пай, что вы не об­на­ружи­ли бы се­год­ня в ва­шем мо­локе пен­ки, ес­ли бы я вче­ра не об­на­ружил в мо­ей ком­на­те рас­тя­нутые лес­ки? Меж­ду про­чим, я мог их не за­метить и серь­ез­но по­ранить­ся. Воз­можно, да­же нас­мерть.
Эта мысль дос­та­вила Бель­фе­гору нес­коль­ко мгно­вений ра­дос­ти, и на его ли­це воз­никла меч­та­тель­ная улыб­ка. Но не­надол­го.
— Как толь­ко вер­нется Ску­ало, я пот­ре­бую, что­бы те­бя уво­лили…
— Не­уже­ли Ва­ше Вы­сочес­тво уже не мо­жет спра­вить­ся со мной без по­мощи при­дур­ка-ка­пита­на? — вски­нул бро­ви Фран.
— …ес­ли до его воз­вра­щения с то­бой не про­изой­дет ка­кого-ни­будь нес­час­тно­го слу­чая.
— Да-да, ведь я та­кой не­ук­лю­жий, вдруг со­вер­шенно слу­чай­но упа­ду на де­сяток ос­трых лез­вий.
— Ну уж нет, ля­гушо­нок, ког­да я от те­бя на­конец из­бавлюсь, каж­дый в шта­бе бу­дет знать, что это моя зас­лу­га.
— Лад­но вам, сем­пай, всем и так из­вес­тно, кто пос­то­ян­но на ме­ня по­куша­ет­ся. Так что да­же ес­ли это бу­дете не вы, все рав­но по­дума­ют на вас.
Фран уже сно­ва ус­та­вил­ся в кни­гу, но кра­ем гла­за ус­пел за­метить, как в ру­ках Бель­фе­гора заб­лесте­ли два се­реб­ристых ве­ера но­жей. В сле­ду­ющую се­кун­ду нес­коль­ко сти­летов вот­кну­лись в шап­ку-ля­гуш­ку, а ос­таль­ные в спин­ку крес­ла по обе сто­роны от ил­лю­зи­онис­та.
Ска­жи ему кто рань­ше, что од­нажды он бу­дет ис­крен­не рад под­ко­лам и на­пад­кам Прин­ца Пот­ро­шите­ля, Фран счел бы его су­мас­шедшим. Но это про­изош­ло. Нем­но­го опас­ные, но все же не­вин­ные иг­ры со смертью за­няли преж­нее мес­то в их с Бель­фе­гором жиз­ни как знак ста­биль­нос­ти. Иног­да ша­лос­ти за­кан­чи­вались прос­той пе­реб­ранкой, иног­да но­жами, но к удо­воль­ствию обо­их — в по­лови­не слу­ча­ев в пос­те­ли. Вот толь­ко к той жут­кой но­чи в ле­су они ни­ког­да не воз­вра­щались: Фран ма­ло что пом­нил пос­ле то­го, как мир по­мерк, су­зив­шись до без­донной жел­той точ­ки, а Бель­фе­гор пе­рес­тал спра­шивать.
Ил­лю­зи­онист зах­лопнул свою кни­гу и бро­сил ее на сто­лик, по ко­торо­му она прос­коль­зи­ла и шмяк­ну­лась на пол, за­шур­шав стра­ница­ми. Фран с по­каза­тель­ным рав­но­души­ем под­нялся с крес­ла и не­тороп­ли­во нап­ра­вил­ся к вы­ходу.
— Ты ку­да соб­рался? — не­до­умен­но спро­сил Бель.
— Да вот, не­ожи­дан­но за­хоте­лось по­быть в оди­ночес­тве, — ска­зал Фран. — Но вы не об­ра­щай­те вни­мания, мо­жете про­дол­жать швы­рять ва­ши но­жики и пор­тить ме­бель, я, чес­тно, ни­чего не рас­ска­жу ка­пита­ну.
— А ну-ка сто­ять.
Фран не­воль­но вздрог­нул, ког­да пря­мо у не­го над ухом раз­дался глу­хой удар. Ку­лак Прин­ца впе­чатал­ся в сте­ну сов­сем ря­дом с его го­ловой. Ил­лю­зи­онист мед­ленно пе­ревел взгляд с креп­ко сжа­тых паль­цев на­пар­ни­ка на его ли­цо с пу­га­юще ши­роким ос­ка­лом.
— Те­бя еще ник­то не от­пускал, ля­гуш­ка, — про­шипел Бель­фе­гор. — Что-то ты слиш­ком ос­ме­лел, по­ра по­учить те­бя ма­нерам.
Фран оки­нул взгля­дом Прин­ца, вски­нул бровь и скри­вил уго­лок губ.
— Зву­чит ин­те­рес­но, сем­па-ай.
Принц на миг рас­те­рял­ся, но тут же на­шел от­ветную кол­кость.
Фран ее не ус­лы­шал. Зву­ки вдруг про­пали, а вслед за ни­ми свет и спо­соб­ность дер­жать­ся на но­гах. Ил­лю­зи­онист ощу­тил, как его те­ло осе­да­ет вдоль сте­ны. Из пос­ледних сил он уце­пил­ся за ру­кав Бель­фе­гора и по­чувс­тво­вал, как его под­хва­тили силь­ные ру­ки и при­жали к чу­жой теп­лой гру­ди.
К сво­ему удив­ле­нию, Фран об­на­ружил, что соз­на­ние его не по­кину­ло. Он раз­жал паль­цы, уже не ощу­щая под ни­ми шер­стя­ную ткань сви­тера. Воз­дух стал жар­ким и пыль­ным. Сквозь одеж­ду ил­лю­зи­онист по­чувс­тво­вал, что си­дит на го­рячей зем­ле.
— Ну же, от­кры­вай гла­за, у нас не так мно­го вре­мени.
Не­тер­пе­ливый го­лос учи­теля зас­та­вил Фра­на оч­нуть­ся.
Му­куро сто­ял пе­ред ним пос­ре­ди о­ази­са, вид у не­го был рас­тре­пан­ный и слег­ка воз­бужден­ный.
— Дав­но не ви­делись, учи­тель, — ска­зал Фран, под­ни­ма­ясь и от­ря­хива­ясь от пес­ка. — Прос­ти­те, что не бро­са­юсь на шею с объ­яти­ями — все так не­ожи­дан­но…
— Будь добр, ос­тавь эти шу­точ­ки при се­бе.
— Шу­точ­ки? — в го­лосе ва­рий­ца мель­кну­ла оби­да. — Ес­ли бы вы толь­ко зна­ли, в ка­кой мо­мент вы­дер­ну­ли ме­ня! Те­перь, по ва­шей ми­лос­ти, сем­пай еще не­дели две не ос­та­вит в по­кое эту те­му. Толь­ко по­думать: я грох­нулся в об­мо­рок от од­но­го его гроз­но­го ви­да!
— Не вол­нуй­ся, в бли­жай­шие дни те­бе бу­дет, чем за­нять­ся по­мимо пе­реб­ра­нок с кол­ле­гами. Ты уже го­тов ме­ня выс­лу­шать?
— Я весь вни­мание, — бур­кнул па­рень, тем не ме­нее, боль­ше не пе­реби­вал учи­теля. Му­куро по­казал­ся ему серь­ез­ным — че­рес­чур для обыч­ной де­ловой бе­седы.
Ро­кудо по­дож­дал нес­коль­ко се­кунд, что­бы убе­дить­ся, что его лю­бимый уче­ник вы­гово­рил­ся, и удов­летво­рен­но улыб­нулся кра­ем губ.
— Для на­чала нем­но­го све­жих но­вос­тей из Япо­нии. Толь­ко что Са­вада и его ком­па­ния про­иг­ра­ли Бь­яку­рану, но в ка­чес­тве уте­шитель­но­го при­за прих­ва­тили его дев­чонку. Юни, она же ар­ко­бале­но Не­ба, единс­твен­ная из них в этом вре­мени, кто вы­жил. У нее есть то, что очень хо­чет за­полу­чить Бь­яку­ран, по­это­му Юни ни в ко­ем слу­чае не дол­жна по­пасть к не­му в ру­ки. Сей­час она под за­щитой Де­сято­го, но я не до­веряю Вон­го­ле. Де­ло слиш­ком серь­ез­ное и тре­бу­ет мо­его не­пос­редс­твен­но­го учас­тия, ес­ли ты по­нима­ешь, о чем я.
Фран не­уве­рен­но кив­нул.
— Ви­жу, что не по­нима­ешь, — хмык­нул Му­куро. — Про­ще го­воря, мне по­ра вы­бирать­ся из тюрь­мы. И я очень рас­счи­тываю на твою по­мощь.
— Вот так сра­зу? — на­рушил обет мол­ча­ния Фран. — Или я ус­пею по­обе­дать пе­ред ви­зитом в Вен­ди­каре?
Это дол­жно бы­ло проз­ву­чать с сар­казмом, но Ро­кудо ут­верди­тель­но кив­нул. Фран ед­ва не зас­то­нал.
— Не­из­вес­тно, бу­дет ли у нас дру­гой столь же удач­ный шанс. Я поч­ти уве­рен, что Бь­яку­ран пе­рес­та­нет иг­рать с Са­вадой и, на­конец, ре­шит уб­рать его од­ним уда­ром. А для это­го ему по­надо­бит­ся шес­той Пог­ре­баль­ный Ве­нок, ко­торый в дан­ный мо­мент ко­рота­ет дни по со­седс­тву со мной на ниж­нем эта­же Вен­ди­каре. Су­щес­тву­ет не мно­го ле­галь­ных спо­собов выб­рать­ся из этой тюрь­мы, и од­ним из них вос­поль­зу­ет­ся Бь­яку­ран: он зак­лю­чит кон­тракт с Вен­ди­че. На­ша цель — ус­тро­ить так, что­бы вмес­то Вен­ка стра­жи ос­во­боди­ли ме­ня.
Му­куро за­мол­чал, снис­хо­дитель­но да­вая воз­можность уче­нику ос­мыслить ус­лы­шан­ное. Фран не­кото­рое вре­мя мол­ча смот­рел в од­ну точ­ку, а за­тем под­нял гла­за на учи­теля.
— То есть, я дол­жен об­ма­нуть стра­жей?
— Со­вер­шенно вер­но. Толь­ко не го­вори, что те­бе пре­тит мысль об об­ма­не, не по­верю.
— Нет, я не о том. А по­чему мы то­же не мо­жем зак­лю­чить кон­тракт с Вен­ди­че? Зву­чит, вро­де, не слож­но.
Гу­бы Ро­кудо нас­мешли­во скри­вились.
— По-тво­ему, ес­ли бы все бы­ло так прос­то, я стал бы тра­тить на те­бя вре­мя? — поч­ти раз­дра­жен­но фыр­кнул он. — Спи­шем твой глу­пый воп­рос на нез­на­ние ус­ло­вий сдел­ки.
Сло­ва учи­теля ни­чуть не оби­дели пар­ня, а толь­ко ра­зож­гли лю­бопытс­тво.
— А ка­кие ус­ло­вия?
— Не име­ет зна­чения.
— Но все же?
— У те­бя сей­час и без то­го дос­та­точ­но за­бот. Ру­ка уже не бо­лит?
Фран взгля­нул на пе­ребин­то­ван­ную ла­донь и по­шеве­лил паль­ца­ми, нас­коль­ко это поз­во­ляла пе­ревяз­ка.
— А ведь я мог бы на вас оби­деть­ся, — вспом­нил он, — о не­кото­рых ве­щах все же сле­ду­ет пре­дуп­реждать за­ранее. Да­же ес­ли они не­из­бежны, — до­бавил Фран, пре­дуга­дывая от­вет Му­куро.
Тот по­жал пле­чами.
— Неп­ри­ят­но выш­ло, но, мо­жешь мне не ве­рить, я дей­стви­тель­но не знал, что так по­лучит­ся. Ви­димо, ко­робоч­ка пог­ло­тила слиш­ком мно­го пла­мени, хо­тя это лишь до­гад­ки. Ког­да речь идет о коль­цах Ада, во­об­ще ни в чем нель­зя быть уве­рен­ным за­ранее.
— Зву­чит не­уте­шитель­но.
— Та­кова ре­аль­ность. Но раз ты еще жив и коль­цо по-преж­не­му у те­бя, то по­водов для бес­по­кой­ства нет. Опыт по­казы­ва­ет, что ил­лю­зи­онист не­из­бежно уми­ра­ет пос­ле то­го, как коль­цо под­чи­нит се­бе его ра­зум.
Му­куро вновь сде­лал па­узу, что­бы уче­ник мог об­ду­мать его сло­ва. Но вре­мя под­жи­мало.
— А те­перь вер­немся к мо­ему де­лу. Не ду­маю, что смо­гу еще раз на­вес­тить те­бя, по­это­му, будь добр, за­поми­най с пер­во­го ра­за.
Фран кив­нул в знак сог­ла­сия.
— Бь­яку­ран от­пра­вит к стра­жам сво­их лю­дей, ты дол­жен бу­дешь ока­зать­ся там рань­ше и соз­дать их ил­лю­зии. Глав­ный плюс сис­те­мы кон­трак­тов: зак­лю­ча­ющий сдел­ку мо­жет ос­во­бодить лю­бого плен­ни­ка, по­это­му стра­жи за­ранее не уточ­ня­ют, ко­го имен­но. Ты на­зыва­ешь мое имя, Вен­ди­че ме­ня вы­пус­ка­ют. Все прос­то, вер­но?
Воп­рос, как по­каза­лось Фра­ну, был ри­тори­чес­ким, по­это­му он не стал расс­тра­ивать лиш­ний раз учи­теля: ни­чего прос­то­го в этом пла­не он не ви­дел. Фран хо­тел бы о мно­гом спро­сить, нап­ри­мер, как он най­дет путь ко вхо­ду в тюрь­му, как уз­на­ет точ­ное вре­мя при­ез­да ко­ман­ды Мель­фи­оре, в кон­це кон­цов, как он мо­жет соз­дать ил­лю­зии лю­дей, ко­торых ни­ког­да не ви­дел, и про­чие фор­маль­нос­ти. Но во-пер­вых, па­рень дал се­бе обе­щание не про­воци­ровать учи­теля воп­ро­сами, а во-вто­рых, все рав­но не слиш­ком на­де­ял­ся по­лучить на них пря­мые от­ве­ты.
— А ес­ли вы боль­ше не смо­жете со мной свя­зать­ся… — за­дум­чи­во ска­зал Фран, все еще гля­дя в на свою ла­донь. — По­луча­ет­ся, что все де­лать я бу­ду один?
— Вов­се нет, я слиш­ком до­рожу шан­сом вый­ти на сво­боду, что­бы до­верить это за­дание од­но­му маль­чиш­ке. Ты се­год­ня от­пра­вишь­ся в штаб Ко­куе, бан­да бу­дет ждать те­бя в пол­ном сос­та­ве и со всей не­об­хо­димой ин­форма­ци­ей. Они все под­го­тови­ли для опе­рации, не хва­та­ет лишь тво­их спо­соб­ностей. На са­мом де­ле, са­мую слож­ную ра­боту уже вы­пол­ни­ли дру­гие, — бо­лее спо­кой­ным то­ном до­бавил Му­куро. — Ко­куе вмес­те с Хром раз­до­были не­об­хо­димую ин­форма­цию, юный Са­вада и его хра­ните­ли вы­нуди­ли Бь­яку­рана при­бег­нуть к край­ним ме­рам. Так что твоя часть ра­боты дей­стви­тель­но не та­кая тя­желая, хо­тя тре­бу­ет ак­ку­рат­ности и мас­терс­тва. Но я дос­та­точ­но ви­дел те­бя в бою, что­бы не бес­по­ко­ить­ся на этот счет.
Фран из пос­ледних сил ста­рал­ся удер­жи­вать вни­мание, но с каж­дым сло­вом учи­теля он все боль­ше пог­ру­жал­ся в свои мыс­ли.
— Зна­чит, я пос­ледний раз ви­жу… ва­шу ил­лю­зию? — спро­сил он бес­цвет­ным го­лосом.
— Ес­ли все прой­дет ус­пешно, то уже че­рез нес­коль­ко дней встре­тим­ся в ре­аль­нос­ти, — улыб­нулся Му­куро, на этот раз бо­лее ис­крен­но.
— А что по­том?
— От­ве­зете ме­ня в до­мик на об­ры­ве, я от­ле­жусь день-дру­гой под ва­шим прис­мотром. Уч­ти, что пер­вое вре­мя пос­ле ос­во­бож­де­ния из кол­бы я бу­ду очень слаб, и ес­ли о бла­ге те­ла по­забо­тят­ся Ко­куе, те­бе я до­веряю ох­ра­нять мой ра­зум.
— А по­том?
— Дос­та­точ­но. — Му­куро рез­ко пре­сек ис­черпав­ший се­бя раз­го­вор. — Ес­ли ты не вни­матель­но ме­ня слу­шал, пов­то­рю: у нас ма­ло вре­мени. Ты пря­мо сей­час дол­жен соб­рать­ся и от­пра­вить­ся в Сан­та Ли­оне, кста­ти, пос­та­рай­ся сде­лать так, что­бы ник­то пос­то­рон­ний не знал о тво­их пе­реме­щени­ях. До встре­чи, я на­де­юсь, ско­рой.
Фран не ус­пел боль­ше ни­чего ска­зать. Он рез­ко вы­дох­нул, слов­но у не­го из лег­ких вы­шиб­ли воз­дух. В гла­зах по­тем­не­ло, он заж­му­рил­ся, а ког­да к не­му вер­ну­лось зре­ние, то об­на­ружил, что ле­жит в боль­шом крес­ле нап­ро­тив ка­мина.
В пер­вую се­кун­ду ил­лю­зи­онист по­думал, что ус­нул за чте­ни­ем и все — на­чиная от стыч­ки с Прин­цем за­кан­чи­вая стран­ной встре­чей с учи­телем — ему прис­ни­лось. Но в сле­ду­ющее мгно­вение он за­метил воз­вы­ша­ющи­еся над под­ло­кот­ни­ком ди­вана по­дош­вы са­пог, и в па­мяти все окон­ча­тель­но вста­ло на свои мес­та.
Под­нявшись, Фран на ват­ных но­гах про­шел ми­мо Бель­фе­гора. Тот ле­жал с са­мым без­различ­ным ви­дом, мог­ло да­же по­казать­ся, что Его Вы­сочес­тво спит, но хра­нитель Ту­мана не об­ма­нывал­ся внеш­ней рас­слаб­ленностью на­пар­ни­ка, по­тому что знал: Принц вни­матель­ней­шим об­ра­зом наб­лю­да­ет за ним.
Фран знал, что мог уй­ти, и Бель­фе­гор не стал бы его до­гонять или за­давать воп­ро­сы. Но под­лость зак­лю­чалась в том, что Фран так уй­ти не мог — мол­ча ис­чезнуть, не поп­ро­щав­шись.
Бель­фе­гор по­кор­но ждал лю­бого ис­хо­да, прит­во­ря­ясь спя­щим.
— Мне при­дет­ся у­ехать, — на­конец, вы­давил из се­бя Фран.
— Ку­да? — слиш­ком быс­тро для спя­щего от­клик­нулся Принц, но в от­вет по­лучил нап­ря­жен­ное мол­ча­ние. — Яс­но, не ска­жешь.
— Нель­зя.
— Ни­чего но­вого. Мог и не го­ворить.
Фран по­чувс­тво­вал, как его язык вдруг прев­ра­тил­ся в ле­дяное щу­паль­це, ко­торое спус­ти­лось по гор­лу и креп­ко сжа­ло его сер­дце. Во рту ста­ло про­тив­но и горь­ко.
— Прос­ти.
Бель­фе­гор при­под­нялся на ди­ване и зап­ро­кинул го­лову, гля­дя на на­пар­ни­ка из-под чел­ки.
— Ты о чем во­об­ще, ля­гуш­ка? Все ил­лю­зи­онис­ты за­гадоч­ные. При­ходят и ухо­дят.
— Как Мам­мон?
Фран хо­тел рас­ска­зать Бель­фе­гору все: о за­дании учи­теля, о том, что он по­могал Вон­го­ле, о прок­ля­тии коль­ца, о тре­ниров­ках и жиз­ни в заб­ро­шен­ном особ­ня­ке на Си­цилии, о чу­дови­ще с жел­ты­ми гла­зами, ко­торое жи­вет в его бо­лоте и пу­га­ет его до чер­ти­ков. Эти сло­ва вер­те­лись у не­го на кон­чи­ке язы­ка.
Бель­фе­гор под­нялся с ди­вана и те­перь смот­рел на на­пар­ни­ка свер­ху вниз. Вне­зап­но он нак­ло­нил­ся и по­цело­вал Фра­на в лоб.
— На­дол­го?
— На­де­юсь, что нет.
— Возь­ми с со­бой шап­ку. И воз­вра­щай­ся ско­рее, а то у нас проб­ле­ма с хра­ните­лями Ту­мана. Быс­тро кон­ча­ют­ся.
Бель­фе­гор ушел, ос­та­вив Фра­на од­но­го в пус­том за­ле.
Ил­лю­зи­онист по­чувс­тво­вал, что как ми­нимум один ка­мень упал с его ду­ши — не единс­твен­ный, но весь­ма боль­шой. При­чины по­яв­ле­ния ос­таль­ных отяг­ча­ющих кам­ней он не мог по­нять. Фран дав­но ре­шил, что не ста­нет об­ма­нывать Бель­фе­гора, толь­ко не­дого­вари­вать, и сей­час он ска­зал ему прав­ду. Но всем те­лом он ощу­щал ха­рак­терные приз­на­ки по­пыт­ки сов­рать — нас­толь­ко уме­лой, что и сам не мог пой­мать се­бя на лжи.

До ком­на­ты ил­лю­зи­онист до­шел на ав­то­пило­те, точ­но так же дос­тал из шка­фа рюк­зак и на­угад поб­ро­сал ту­да кое-ка­кие ве­щи. В го­лове бы­ло ог­лу­шитель­но пус­то, и каж­дая по­пыт­ка ду­мать соп­ро­вож­да­лась неп­ри­ят­ны­ми ощу­щени­ями, буд­то по че­репу из­нутри скреб­ли вил­кой. По­это­му, стол­кнув­шись в хол­ле с неп­ри­лич­но жиз­не­радос­тным Лус­су­ри­ей, Фран не смог сра­зу со­чинить хо­рошую ис­то­рию о том, ку­да нап­равля­ет­ся.
— О, ты да­же пок­раснел, — про­вор­ко­вал хра­нитель Сол­нца. — А мо­жет быть, наш маль­чик соб­рался сбе­жать на сви­дание?
— Угу, — сон­но отоз­вался ил­лю­зи­онист. — Вы очень про­ница­тель­ны, синь­ор Лус­су­рия.
Муж­чи­на всплес­нул ру­ками.
— Кто бы мог по­думать, ты уже та­кой боль­шой! И кто же эта счас­тли­вица? Или счас­тли­вец? — Лус­су­рия рас­плыл­ся в хит­рой улыб­ке.
— Де­вуш­ка, — не­ожи­дан­но трез­во от­ве­тил Фран, пе­реси­лив лег­кое го­ловок­ру­жение.
— Де­вуш­ка так де­вуш­ка. — Муж­чи­на по­жал пле­чами. — Те­бя ждать к ужи­ну?
Воп­рос нас­тиг Фра­на уже на по­роге.
— Ду­маю, нет, — от­ве­тил он пос­ле ми­нут­но­го ко­леба­ния. — Мы с ней толь­ко не­дав­но поз­на­коми­лись, и по­ка ка­пита­на здесь нет, я хо­тел по­жить па­ру дней у нее. Уз­нать друг дру­га по­луч­ше, и все та­кое.
Под вос­торжен­ные воз­гла­сы Лус­су­рии о гор­мо­нах и мо­лодой кро­ви Фран спеш­но по­кинул за­мок.
Да­же с за­тума­нен­ным ра­зумом он по­нимал, что ид­ти до го­рода пеш­ком глу­по, а зна­чит, при­дет­ся вос­поль­зо­вать­ся слу­жеб­ной ма­шиной. Шо­фер, как по­лага­ет­ся, не за­давал ни­каких воп­ро­сов, но на вся­кий слу­чай ил­лю­зи­онист поп­ро­сил под­везти его в центр, от­ку­да уже са­мому мож­но бу­дет доб­рать­ся до вок­за­ла и сесть на бли­жай­ший по­езд.

Путь к заб­ро­шен­ной лыж­ной ба­зе Сан­та Ли­оне па­рень пом­нил так хо­рошо, буд­то и не прош­ло с тех пор поч­ти два го­да. Свер­нув с глав­ной до­роги, пок­ры­той пот­рескав­шимся и рас­кро­шив­шимся ас­фаль­том, он по­шел по про­топ­танной тро­пин­ке к де­ревян­но­му дву­хэтаж­но­му до­мику, при­ютив­ше­муся на са­мом краю об­ры­ва.
За­навес­ки на всех ок­нах бы­ли за­дер­ну­ты, и сквозь них не со­чил­ся из­нутри свет. Дверь, как и всег­да, ока­залась не за­пер­той, Фран ос­то­рож­но тол­кнул ее и шаг­нул в си­нева­тую тем­но­ту гос­ти­ной.
— Ты…
Гла­за не сра­зу при­вык­ли к по­лум­ра­ку. Ил­лю­зи­онист нап­ряг зре­ние и смог раз­гля­деть, что здесь соб­ра­лась вся бан­да Ко­куе. Как толь­ко он во­шел, М.М. под­ня­лась с ди­вана и ус­та­вилась на не­го, слов­но не уз­на­вала. Ке­на хра­нитель Ту­мана уз­нал по вы­деля­ющей­ся на фо­не тем­но­ты свет­лой ше­велю­ре, а Чи­куса со­вер­шенно слил­ся с су­мер­ка­ми, толь­ко поб­лески­ва­ющие стек­ла оч­ков обоз­на­чали его го­лову.
Фран ос­та­новил­ся на по­роге. В воз­ду­хе ви­село фи­зичес­ки ощу­тимое нап­ря­жение, буд­то в пос­ледние нес­коль­ко дней все трое толь­ко и де­лали, что жда­ли его под дверью, но в то же вре­мя его по­яв­ле­ние ста­ло для них не­ожи­дан­ностью.
М.М. все еще сто­яла на мес­те, не ре­ша­ясь по­дой­ти к пар­ню. Она те­реби­ла паль­цы и под­жи­мала гу­бы, Фра­ну по­каза­лось, что ее ли­цо по­худе­ло и выг­ля­дит ус­тавшим.
— Ты быс­тро доб­рался, — на­конец, за­гово­рила фран­цу­жен­ка.
— Учи­тель ска­зал, де­ло сроч­ное.
В уг­лу за­возил­ся Кен, и тя­гос­тная ти­шина на­чала по­нем­но­гу рас­се­ивать­ся. Ил­лю­зи­онист про­шел в ком­на­ту, бег­ло ог­ля­дыва­ясь по сто­ронам.
— Мы не ду­мали, что ты уже се­год­ня при­едешь. — М.М. шла за ним сле­дом, сту­ча каб­лу­ками.
— А со сто­роны бы­ло по­хоже, буд­то вы ме­ня жда­ли, — отоз­вался Фран. В до­ме и рань­ше не под­держи­вали по­рядок, но опус­тевший и за­тянув­ший­ся па­ути­ной ка­мин сви­детель­ство­вал о том, что здесь дав­но ник­то не жил.
— Те­бе по­каза­лось, — по­дал го­лос Чи­куса. — Мы са­ми вер­ну­лись толь­ко се­год­ня ут­ром.
— От­ку­да?
— Кто как.
— А ты все еще ра­бота­ешь в ма­фии? — спро­сила М.М.
— Да.
Фра­ну не хо­телось го­ворить о Ва­рии, по­это­му он не стал ин­те­ресо­вать­ся в от­вет, где бы­ли ос­таль­ные, и сме­нил те­му.
— Так что нам нуж­но бу­дет сде­лать?
— По­дож­ди ми­нут­ку.
По­ка М.М. ко­палась в сво­ей сум­ке, Кен за­жег не­боль­шую ке­роси­новую лам­пу.
— Вот, здесь то, что Му­куро про­сил пе­редать те­бе. — Де­вуш­ка про­тяну­ла ил­лю­зи­онис­ту боль­шой кон­верт.
Бро­сив свой рюк­зак на край ди­вана, Фран сел на под­ло­кот­ник и рас­пе­чатал кон­верт. Внут­ри он об­на­ружил фраг­мент кар­ты с ка­кими-то от­метка­ми, нес­коль­ко фо­тог­ра­фий и сло­жен­ный вчет­ве­ро лис­ток бу­маги.
— Кто это? — спро­сил Фран, раз­гля­дывая нез­на­комые ли­ца.
М.М. се­ла ря­дом с ним и заг­ля­нула че­рез пле­чо.
— Это, — она пос­ту­чала длин­ным ног­тем по фо­тог­ра­фии тем­но­воло­сой жен­щи­ны, — ка­питан од­но­го из от­ря­дов У­айт Спелл, Ай­рис Хеп­берн. Ей по­руче­но соп­ро­вож­дать ос­во­бож­денно­го из Вен­ди­каре Пог­ре­баль­но­го Вен­ка. Эти трое — ее под­чи­нен­ные.
— Моя за­дача, так по­нимаю, соз­дать ил­лю­зии этих ре­бят и от­пра­вить­ся к Вен­ди­че, вер­но? — уточ­нил ил­лю­зи­онист.
— Не сов­сем. — Кен плюх­нулся на ди­ван, от­че­го тот жа­лоб­но зас­кри­пел. — Ты бу­дешь ей, — Джо­шима ткнул паль­цем в фо­то Ай­рис, — а ос­таль­ны­ми — мы втро­ем.
— И кто это при­думал?
— Му­куро.
Фран нах­му­рил­ся.
— Я не умею соз­да­вать ил­лю­зии по­верх жи­вых лю­дей.
— Му­куро ска­зал, что уме­ешь, — по­жал пле­чами Чи­куса.
— А боль­ше он ни­чего не ска­зал? — учас­тли­во по­ин­те­ресо­вал­ся хра­нитель Ту­мана, нас­то­роже­но ожи­дая оче­ред­но­го сюр­при­за от учи­теля.
— Ска­зал, — под­твер­дил Кен и за­дум­чи­во воз­вел гла­за к по­тол­ку. — Толь­ко я за­был.
— Му­куро го­ворил, что сам со­об­щит те­бе обо всем, — вме­шалась М.М.
Соб­рав все бу­маги и неб­режно за­пих­нув их об­ратно в кон­верт, Фран за­кинул на пле­чо рюк­зак и поп­лелся к лес­тни­це. Ос­таль­ные мол­ча про­води­ли его взгля­дами.
Вто­рой этаж поч­ти не из­ме­нил­ся со дня его отъ­ез­да, толь­ко стал хо­лод­ным и зас­тывшим, буд­то кадр на плен­ке. Воз­дух ока­зал­ся нас­толь­ко све­жим, что ды­хание мгно­вен­но прев­ра­щалось в пар.
Фран, не раз­де­ва­ясь, упал на свою ста­рую со­фу и на­тянул ко­лючий плед. По­возил­ся с по­душ­ка­ми, ус­тра­ива­ясь, сно­ва дос­тал из рюк­за­ка кон­верт и, нак­ло­нив­шись так, что­бы свет лу­ны из ок­на па­дал на бу­маги, еще раз про­лис­тал их. С фо­тог­ра­фий на не­го по-преж­не­му смот­ре­ли не слиш­ком при­ят­ные ли­ца лю­дей Мель­фи­оре. Жен­щи­на, ко­торую ему пред­сто­яло сыг­рать, не вы­зыва­ла сим­па­тии. В пух­лых, кап­ризно под­жа­тых гу­бах, вы­зыва­юще нак­ра­шен­ных гла­зах, вздер­ну­тых бро­вях чи­талось что-то стер­возное и вздор­ное. Под­клю­чив всю свою фан­та­зию, ил­лю­зи­онист пы­тал­ся пред­ста­вить се­бе ее в жиз­ни, ее по­веде­ние и ма­неры. Сей­час он чувс­тво­вал се­бя нас­то­ящим ак­те­ром, ко­торо­му не­об­хо­димо раз­га­дать сво­его пер­со­нажа, ведь спек­такль для стра­жей тюрь­мы дол­жен быть иде­аль­ным.
Из кон­верта вы­пал не­боль­шой лис­ток, про ко­торый Фран уже за­был. Спря­тав ос­таль­ные до­кумен­ты об­ратно, па­рень раз­вернул бу­маж­ку, ока­зав­шу­юся за­пис­кой. Не­ров­ный по­черк был ему не зна­ком. В за­пис­ке со­дер­жа­лась ин­форма­ция о за­щит­ном барь­ере, ко­торым ок­ру­жена тер­ри­тория Вен­ди­каре, бло­киру­ющем при­мене­ние лю­бого пла­мени, в том чис­ле, и пла­мени Ту­мана. Кри­во на­рисо­ван­ная схе­ма изоб­ра­жала ку­пол, нак­ры­ва­ющий вход в тюрь­му. Фран окон­ча­тель­но пе­рес­тал по­нимать, что ему де­лать: ведь ес­ли барь­ер бло­киру­ет ил­лю­зии, он не смо­жет прев­ра­тить се­бя и ос­таль­ных в лю­дей У­айт Спелл. Воп­ро­сов ста­нови­лось все боль­ше, но те­перь их да­же не­кому бы­ло за­дать.
Фран по­чувс­тво­вал, что всерь­ез злит­ся на учи­теля, и его злость пе­рерас­та­ла в рас­па­ля­ющее, жгу­чее раз­дра­жение.
Ос­во­бож­де­ние Му­куро из Вен­дичче — ра­ди этой це­ли Фран жил поч­ти де­сять лет и пос­то­ян­но под­вергал се­бя опас­ностям, и ко­неч­но, не он один. План дол­жен был быть про­рабо­тан до ме­лочей, но те­перь все де­лалось в спеш­ке и без чет­ких инс­трук­ций. Не­уже­ли Вен­ди­че счи­тались бы та­кими бе­зуп­речны­ми стра­жами, ес­ли бы их мож­но бы­ло про­вес­ти ил­лю­зи­ей!
Фран злил­ся на Му­куро за не­дос­ка­зан­ность, за су­ету, ведь все это про­ис­хо­дило не в пер­вый раз: Му­куро ре­гуляр­но «за­бывал» о чем-то его пре­дуп­ре­дить, спро­сить его мне­ния, про­вора­чивал и пла­ниро­вал все де­ла, со­вер­шенно не бе­ря его в рас­чет, слов­но его уче­ник был бес­сло­вес­ной ма­шиной, не­укос­ни­тель­но вы­пол­ня­ющей лю­бую ко­ман­ду и у ко­торой не мо­жет быть сво­ей жиз­ни.
Му­куро зас­та­вил его сор­вать­ся с мес­та, не по­забо­тив­шись о том, как Фра­ну объ­яс­нить в Ва­рии свое ис­чезно­вение. Ко­неч­но, без Ску­ало в шта­бе сей­час те­ря­ет­ся все, и оче­ред­ную про­пажу мо­гут да­же не за­метить, но что ес­ли ка­питан вер­нется рань­ше? Ес­ли Ва­рия ста­нет его ис­кать, ес­ли об­на­ружит этот дом, уз­на­ет о пла­не по­бега Му­куро и о том, что их хра­нитель Ту­мана по­мога­ет Вон­го­ле, Фра­на мо­гут пос­чи­тать шпи­оном. Кро­ме Зан­за­са и Бель­фе­гора ник­то не зна­ет о свя­зи ил­лю­зи­онис­та с Ро­кудо Му­куро, а босс вряд ли ста­нет зас­ту­пать­ся за не­го.
Страх пе­ред гне­вом Ску­ало зас­та­вил Фра­на улыб­нуть­ся. Вы­ходит, он нас­толь­ко за­иг­рался в ма­фию, что уже и за­был о…
Фран под­ско­чил на пос­те­ли, рас­сы­пав во­рох бу­маг.
Те­перь он по­нял, что дей­стви­тель­но сол­гал се­бе и Бель­фе­гору ут­ром в гос­ти­ной — ска­зав, что ско­ро вер­нется. Что во­об­ще вер­нется.
Нес­коль­ко лет на­зад Му­куро поч­ти на этом мес­те с по­мощью те­ла Хром объ­явил сво­ему уче­нику, что тот от­прав­ля­ет­ся на ста­жиров­ку в ма­фи­оз­ную семью, что­бы наб­рать­ся опы­та и по­жить под прик­ры­ти­ем ка­кое-то вре­мя. Каж­дый день, про­веден­ный с Ва­ри­ей, был лишь под­го­тов­кой к зав­траш­не­му дню ос­во­бож­де­ния Му­куро из Вен­ди­каре. Вся его чер­то­ва жизнь бы­ла служ­бой че­лове­ку, ко­торый зав­тра, на­конец, смо­жет вос­поль­зо­вать­ся ору­жи­ем, ко­торое сам вы­ковал, и это ору­жие он — Фран.
Что слу­чит­ся даль­ше? Воз­можно, Фран по­гиб­нет во вре­мя за­дания. Но ско­рее все­го это слу­чит­ся поз­же, ког­да Му­куро ок­репнет и ис­полнит свои меч­ты по зах­ва­ту влас­ти. Это объ­яс­ня­ет ту лег­кость, с ко­торой Му­куро пус­тил жизнь Фра­на в рас­ход, по­дарив ему коль­цо Ада.
Вот толь­ко на во­ле Фран ус­пел ощу­тить вкус жиз­ни, и учи­тель пе­рес­тал быть ее цен­тром. Му­куро все еще креп­ко свя­зывал его с ил­лю­зи­ями, но су­мас­шедший Принц, как якорь, дер­жал его в ре­аль­нос­ти, бук­валь­но приш­пи­лив к ней сво­ими но­жика­ми. И те­перь Фра­на раз­ры­вало на час­ти меж­ду эти­ми ми­рами.
Ког­да по ще­кам по­тек­ли две го­рячие струй­ки, Фран с удив­ле­ни­ем при­кос­нулся к ли­цу кон­чи­ками паль­цев. В пос­леднее вре­мя толь­ко фи­зичес­кая боль мог­ла выз­вать у не­го сле­зы, но сей­час в его гру­ди зак­ру­чивал­ся узел, ду­шил его, раз­ры­вая ды­хание. Те­ло ил­лю­зи­онис­та мел­ко дро­жало от злос­ти, от­ча­яния и тос­ки, и он был рад этим сле­зам, по­тому что та­ких силь­ных эмо­ций он не ис­пы­тывал да­же во вре­мя сек­са, по­тому что бо­ял­ся, что он ра­зучил­ся и его ду­ша уже ут­ра­тила часть се­бя, а сей­час он буд­то вспом­нил об этом.
Фран проп­ла­кал поч­ти всю ночь, как буд­то на ут­ро этот дар у не­го от­ни­мут, и ус­нул, ког­да за ок­ном на­чало свет­леть.

Тюрь­ма рас­по­лага­лась в том са­мом ущелье, ко­торое Фран ви­дел преж­де с об­ры­ва, где на­ходил­ся дом Ко­куе. На ка­мен­ных выс­ту­пах ле­жали бе­лые шап­ки сне­га, сни­зу до­вер­ху в от­весной ска­ле зи­яли за­реше­чен­ные чер­ные про­емы, кое-где мер­ца­ли оран­же­вые огонь­ки фа­келов.
Ил­лю­зи­онист вы­шел из ма­шины и сде­лал нес­коль­ко не­уве­рен­ных ша­гов. Ходь­ба на вы­сочен­ных каб­лу­ках, ко­торы­ми ув­ле­калась ори­гинал его об­ра­за, да­валась ему труд­нее все­го. Ви­дя, что Фра­ну не­лег­ко в та­кой обу­ви про­тап­ты­вать до­рогу че­рез суг­ро­бы, Кен и Чи­куса пош­ли впе­ред. М.М. ос­та­лась в ма­шине: в пос­ледний мо­мент она сор­ва­лась из-за стра­ха уви­деть Му­куро та­ким.
До вхо­да в под­земную тюрь­му приш­лось до­бирать­ся пеш­ком: до­рога, ве­дущая вглубь рас­се­лины, бы­ла так за­несе­на сне­гом, что ма­шина не смог­ла бы про­ехать.
Они прош­ли мет­ров двад­цать, ког­да Фран по­чувс­тво­вал ку­пол. Ощу­щения ока­зались со­вер­шенно но­выми, неп­ри­выч­ны­ми, но ско­рее при­ят­ны­ми, чем нет. Воз­дух вок­руг слов­но стал плот­нее и слег­ка виб­ри­ровал, как тол­ща во­ды.
— Чувс­тву­ете что-ни­будь? — спро­сил ил­лю­зи­онист, по­мор­щившись от чу­жого кап­ризно­го го­лоса, ко­торый выр­вался из его рта.
— Ты о чем? — мгно­вен­но нас­то­рожил­ся Кен.
— Ни­чего бо­лее стран­но­го, чем ко­кон из ил­лю­зий, — от­ве­тил Чи­куса.
Фран не стал ни­чего объ­яс­нять ре­бятам, точ­но так же, как не объ­яс­нял, ка­ким об­ра­зом из­ме­нил их внеш­ность — хо­тя ник­то из Ко­куе и не про­яв­лял ин­те­реса. Ва­ри­ец дос­тал из кар­ма­на кур­тки ко­робоч­ку и коль­цо Ада, ко­торое он боль­ше не но­сил на паль­це.
У Фра­на бы­ло мень­ше двух су­ток, что­бы все про­думать. Единс­твен­ное, что приш­ло в го­лову на счет ку­пола, это пог­ло­тить его с по­мощью ко­робоч­ки. Проб­ле­ма — да­же не проб­ле­ма, а на­вева­ющее сом­не­ния об­сто­ятель­ство зак­лю­чалось лишь в том, что ил­лю­зи­онист еще ни ра­зу не поль­зо­вал­ся сво­им за­ряжен­ным ору­жи­ем и не был уве­рен, что это сра­бота­ет. Но сей­час он ос­тался со­вер­шенно один, и ни­чего ино­го, кро­ме как оп­ро­бовать те­орию на прак­ти­ке, не ос­та­валось. Еще и с од­ной по­пыт­ки.
Пла­мя коль­ца Ада заж­глось не сра­зу. Как толь­ко выг­ра­виро­ван­ные циф­ры оку­тала си­нева­тая дым­ка, воз­дух на­чал гу­деть силь­нее, ощу­тимо да­вя на го­лову. На этот раз да­же Чи­куса и Кен по­чувс­тво­вали из­ме­нения в ок­ру­жа­ющем их прос­транс­тве. По по­вер­хнос­ти за­щит­но­го барь­ера про­бежа­ли ед­ва за­мет­ные элек­три­чес­кие раз­ря­ды.
В жи­воте у Фра­на мгно­вен­но по­холо­дело. Па­рень не на шут­ку ис­пу­гал­ся, по­думав, что та­кое све­товое шоу впол­не мо­гут за­метить стра­жи тюрь­мы. И это толь­ко на­чало, кто зна­ет, ка­кими спе­цэф­фекта­ми соп­ро­вож­да­ет­ся по­пыт­ка за­жечь пла­мя под ку­полом. Его ком­па­ния то­же за­мет­но за­нер­вни­чала, но по-преж­не­му ник­то не за­давал воп­ро­сов — за что ил­лю­зи­онист был им глу­боко бла­года­рен.
Ког­да не­бо над ни­ми вновь ста­ло чис­тым и яс­ным, Фран ре­шил­ся про­дол­жить. По­вер­тев в паль­цах ко­робоч­ку, па­рень не­тороп­ли­вым дви­жени­ем со­еди­нил от­вер­стие на ней с по­вер­хностью коль­ца и тут же от­вернул ее от се­бя. Ко­робоч­ка рас­пе­чата­лась, но из нее ни­чего не по­яви­лось. Фран ста­рал­ся не об­ра­щать вни­мания на тя­желые взгля­ды Чи­кусы и Ке­на и вни­матель­но выс­матри­вал ма­лей­шие из­ме­нения.
Часть по­вер­хнос­ти ку­пола, ко­торая, как ока­залось, на­ходи­лась от ил­лю­зи­онис­та на рас­сто­янии вы­тяну­той ру­ки, по­мут­не­ла и при­об­ре­ла чет­кие очер­та­ния, слов­но вне­зап­но воз­никшая стек­лянная стен­ка. По ней тут же по­пол­зли ло­маные ли­нии тре­щин, и спус­тя мгно­вение ос­колки ку­пола, по­хожие на свер­ка­ющую ал­мазную пыль, по­тяну­лись к от­кры­той ко­робоч­ке, ис­че­зая внут­ри нее. Пос­те­пен­но в барь­ере об­ра­зова­лась до­воль­но боль­шая брешь, и Фра­на вдруг по­сети­ла мысль, что пол­ное ис­чезно­вение барь­ера Вен­ди­каре неп­ре­мен­но за­метят. Зах­лопнув ко­робоч­ку, хра­нитель Ту­мана спря­тал ее в кар­ман. Он слег­ка ус­по­ко­ил­ся, за­метив, что ды­ра боль­ше не рас­полза­ет­ся.
Жес­том ве­лев ос­таль­ным ид­ти за ним, Фран шаг­нул на тер­ри­торию Вен­ди­каре. Пос­ле тща­тель­но­го ана­лиза собс­твен­ных ощу­щений, он при­шел к вы­воду, что ни­чего не­обыч­но­го боль­ше не ис­пы­тыва­ет. Они дви­нулись даль­ше, но не ус­пе­ли прой­ти и пя­ти мет­ров, как ус­лы­шали по­зади нег­ромкий хло­пок. Все трое од­новре­мен­но ог­ля­нулись. Брешь, сквозь ко­торую они прош­ли, ис­чезла, и ку­пол вновь стал не­раз­ли­чим гла­зу.
— Идем, — по­торо­пил спут­ни­ков ил­лю­зи­онист, то­роп­ли­во нап­ра­вил­ся прочь от за­щит­но­го барь­ера. Кен и Чи­куса обог­на­ли его, про­тап­ты­вая тро­пин­ку в суг­ро­бах и ука­зывая дав­но зна­комый им путь ко вхо­ду в тюрь­му.

Они под­ня­лись на крыль­цо и ос­та­нови­лись пе­ред вы­сокой ар­кой.
— Что-то не ви­жу звон­ка, — не сво­им го­лосом про­тянул Фран. — Ку­да нуж­но сту­чать?
— Им нет смыс­ла ве­шать над дверью ко­локоль­чик. — Чи­куса хо­тел по при­выч­ке поп­ра­вить оч­ки, но, вспом­нив о сво­ем но­вом об­ли­чии, толь­ко по­тер пе­рено­сицу. — Сю­да вхо­дят ли­бо арес­то­ван­ные, ли­бо зак­лю­чив­шие сдел­ку, и тех и дру­гих Вен­ди­че встре­ча­ют лич­но.
Ил­лю­зи­онист ис­ко­са пос­мотрел на сво­их спут­ни­ков: оба они, да­же Кен, не вы­дава­ли вол­не­ния, толь­ко сто­яли чуть по­одаль и с опас­кой пог­ля­дыва­ли на тя­желую сталь­ную дверь.
Ждать приш­лось не­дол­го: вско­ре где-то внут­ри ска­лы зас­кре­жетал ме­ханизм, и дверь плав­но по­пол­зла вверх. Из-за нее на­ружу выр­ва­лись клу­бы бе­лого па­ра, по­это­му Фран не сра­зу смог уви­деть, что на­ходи­лось по ту сто­рону. Он слы­шал, как за его спи­ной зах­рустел снег — Кен и Чи­куса сде­лали па­ру ша­гов на­зад.
Гус­тые бе­лые об­ла­ка ста­ли пос­те­пен­но рас­се­ивать­ся, и уже че­рез нес­коль­ко мгно­вений хра­нитель Ту­мана рас­смот­рел вы­тяну­тые тем­ные си­лу­эты, по­хожие на очень вы­соких лю­дей в ци­лин­драх. Ког­да еще че­рез мгно­вение ды­мовая за­веса рас­тво­рилась в мо­роз­ном воз­ду­хе, па­рень уви­дел тро­их стра­жей: они, в са­мом де­ле, бы­ли вы­соко­го рос­та, го­ловы на две вы­ше обыч­но­го взрос­ло­го че­лове­ка, оде­ты в чер­ные пла­щи и чер­ные шля­пы, а меж­ду чер­но­той во­рот­ни­ков и по­лей шляп вы­деля­лись бе­лые пят­на бин­тов, ко­торы­ми бы­ли плот­но об­мо­таны их ли­ца и шеи.
Фран ни­ког­да преж­де не встре­чал Вен­ди­че и сей­час, уви­дев три со­вер­шенно оди­нако­вые фи­гуры, нем­но­го рас­те­рял­ся.
Мол­ча­ние за­тяги­валось.
— Мы при­были по при­казу синь­ора Джес­со, — на­чал Фран, ста­ра­ясь при­дать го­лосу как мож­но бо­лее на­халь­ную и са­мо­уве­рен­ную ин­то­нацию. — На­де­юсь, вы зна­ете, за­чем мы здесь?
У Фра­на не бы­ло дру­гого вы­хода, как изоб­ра­жать наг­лость. Толь­ко сей­час ему приш­ло в го­лову, что, воз­можно, пот­ре­бу­ет­ся со­об­щить ка­кие-ни­будь дан­ные: па­роль, но­мер до­гово­ра — что-то, о чем зна­ет толь­ко зак­лю­чив­ший сдел­ку. Ил­лю­зи­онист от­ча­ян­но и поч­ти бе­зос­но­ватель­но на­де­ял­ся, что его так­ти­ка не под­ве­дет. Он ни­ког­да не поз­во­лял эмо­ци­ям от­ра­жать­ся на сво­ем ли­це, но сей­час он с до­садой чувс­тво­вал, что пух­лые гу­бы Ай­рис про­тив его во­ли за­мет­но дро­жат.
— На­зови­те имя уз­ни­ка, — раз­дался глу­хова­тый ме­тал­ли­чес­кий го­лос.
Фран не мог по­нять, кто из тро­их об­ра­тил­ся к не­му, и его взгляд пе­ребе­гал с од­но­го стра­жа на дру­гого.
— Ро­кудо Му­куро, — от­ве­тил он, сов­ла­дав с не­пос­лушным жен­ским го­лосом.
Вен­ди­че ка­кое-то вре­мя прис­таль­но смот­ре­ли на не­го — по край­ней ме­ре, ли­ца их бы­ли по­вер­ну­ты к гос­тям, а са­ми стра­жи не ше­вели­лись, из-за че­го ста­нови­лись очень по­хожи­ми на жут­ко­ватые ста­туи.
Фран нас­то­рожен­но ждал каж­дую се­кун­ду, что их об­ман лег­ко рас­кро­ют, и Вен­ди­че уже до­гада­лись, что пе­ред ни­ми са­моз­ванцы, но от­че­го-то мед­лят на­падать. Па­рень вдруг вспом­нил сло­ва учи­теля о том, что труд­нее все­го об­ма­нуть те гла­за, ко­торых ты не ви­дишь, но ко­торые при этом ви­дят те­бя…
Двое стра­жей кив­ну­ли и, раз­вернув­шись, нап­ра­вились вглубь длин­но­го ко­ридо­ра, тя­нув­ше­гося от вхо­да и ис­че­зав­ше­го да­леко в тем­но­те вмес­те с фа­кела­ми на сте­нах. Па­ру се­кунд Фран ко­лебал­ся, не зная, нуж­но ли ему ид­ти сле­дом, но, за­метив, что его спут­ни­ки ни­куда не идут, пе­рес­ту­пил с но­ги на но­гу, буд­то не со­бирал­ся сде­лать шаг, а прос­то топ­чется на мес­те от хо­лода.
По­кинув­шие их Вен­ди­че, ка­залось, от­сутс­тво­вали уже не мень­ше ча­са или да­же це­лую веч­ность. В ко­рот­ких шор­тах и тон­ких чул­ках хра­нитель Ту­мана ос­но­ватель­но за­мерз, ус­тавшие от обу­ви на вы­соком каб­лу­ке но­ги бо­лез­ненно по­калы­вали и не­мели.
На­конец, в даль­нем кон­це ко­ридо­ра от гус­той тем­но­ты от­де­лилось нес­коль­ко дви­жущих­ся си­лу­этов. По ко­лышу­щим­ся по­лам длин­ных пла­щей и по­качи­ва­ющим­ся в такт ша­гов вы­соким шля­пам Фран опоз­нал двух стра­жей. Еще од­ну тень он ни­как не мог раз­гля­деть: она дви­галась плав­но, слов­но плы­ла над по­лом, и ее очер­та­ния не бы­ли по­хожи на че­лове­чес­кую фи­гуру.
В тот миг, ког­да эта про­цес­сия приб­ли­зилась к ним на дос­та­точ­ное рас­сто­яние, что­бы мож­но бы­ло все рас­смот­реть, вдоль поз­во­ноч­ни­ка ил­лю­зи­онис­та про­бежа­ли му­раш­ки, и на этот раз он не был уве­рен, что смог бы сох­ра­нить рав­но­душ­ный вид на сво­ем нас­то­ящем ли­це.
Под кон­во­ем Вен­ди­че к вы­ходу дви­галась стран­ная конс­трук­ция, по­хожая на вер­ти­каль­ную те­леж­ку, к ко­торой был при­кован че­ловек. Его ху­дое те­ло ту­го пе­ретя­гива­ли ко­жаные рем­ни, кре­пив­ши­еся к ме­тал­ли­чес­ким пруть­ям те­леж­ки. Фран на мгно­вение пе­рес­тал ды­шать и ус­лы­шал за сво­ей спи­ной хруст сне­га: Кен и Чи­куса то­же раз­гля­дели че­лове­ка и от­шатну­лись.
Это был Му­куро. Су­дя по все­му, сей­час он на­ходил­ся без соз­на­ния, и, ес­ли бы не рем­ни, его го­лова бес­силь­но упа­ла бы на грудь. Длин­ные тон­кие пря­ди спу­тан­ных во­лос раз­ме­тались по пле­чам и спа­дали на гла­за. Ниж­няя по­лови­на ли­ца бы­ла скры­та же­лез­ной мас­кой, по­хожей на неч­то сред­нее меж­ду рес­пи­рато­ром и на­мор­дни­ком. Ко­жа на лбу, под гла­зами и на ве­ках ка­залась проз­рачной из-за нез­до­ровой блед­ности.
Опом­нившись рань­ше сво­его ка­пита­на, двое сол­дат Мель­фи­оре рас­то­роп­но ки­нулись к ос­во­бож­денно­му плен­ни­ку и ед­ва ли не с гру­бостью выр­ва­ли те­леж­ку из рук стра­жей. Фран сно­ва за­мял­ся, не зная, что де­лать даль­ше. Ни­чего ум­нее, как ска­зать «спа­сибо» и быс­тро сва­лить от­сю­да, он не мог при­думать, и уже при­гото­вил­ся поб­ла­года­рить Вен­ди­че, как его пе­ребил тот же ме­тал­ли­чес­кий го­лос.
— На­ша часть сдел­ки вы­пол­не­на, — ска­зал один из стра­жей. — С это­го мо­мен­та Ро­кудо Му­куро ос­во­бож­да­ет­ся от зак­лю­чения и прес­ле­дова­ния с на­шей сто­роны, с не­го сни­ма­ют­ся все об­ви­нения, предъ­яв­ленные до се­год­няшне­го дня. За все пос­ле­ду­ющие прес­тупле­ния он вновь бу­дет осуж­ден и зак­лю­чен в Вен­ди­каре, ус­ло­вия кон­трак­та ав­то­мати­чес­ки ан­ну­лиру­ют­ся.
«Де­жур­ная инс­трук­ция», — по­думал Фран, слег­ка ус­по­ко­ив­шись. Ко­рот­ко кив­нув, он жес­том ве­лел сво­им спут­ни­кам сле­довать за ним об­ратно к ма­шине, ко­торая жда­ла их за гра­ницей ку­пола.


Глава 8


Фран ер­зал на сту­ле, изо всех сил ста­ра­ясь се­бя встрях­нуть. Он нес вах­ту у пос­те­ли учи­теля, ко­торый так глу­боко спал и цве­том ко­жи сли­вал­ся с се­рыми прос­ты­нями, что по­ходил на мер­тве­ца. В аб­со­лют­ной ти­шине ком­на­ты Фран уже нес­коль­ко раз сам под­да­вал­ся дре­моте, по­ка его под­бо­родок не упал на грудь.
Его раз­бу­дил звук ос­то­рож­ных ша­гов. Фран ог­ля­нул­ся и уви­дел М.М. Де­вуш­ка прош­ла ми­мо не­го, сколь­знув ла­донью по спин­ке сту­ла.
— Я ду­мала, ты спишь.
— За­сыпал, — отоз­вался Фран.
М.М. скло­нилась над из­го­ловь­ем кро­вати. С ми­нуту она, поч­ти не ды­ша, вгля­дыва­лась в спо­кой­ные рас­слаб­ленные чер­ты ли­ца Му­куро, за­тем не­весо­мым при­кос­но­вени­ем уб­ра­ла прядь во­лос с его лба.
— Ты со­бира­ешь­ся тут, что ли, всю ночь про­вес­ти?
— По­хоже на то. Учи­тель ве­лел пер­вое вре­мя не спус­кать с не­го глаз, по­тому что его те­ло и ра­зум сей­час осо­бен­но у­яз­ви­мы, — про­бор­мо­тал па­рень, зас­тавляя се­бя ват­ным спро­сонья язы­ком вы­гова­ривать каж­дое сло­во.
— Впер­вые ви­жу его та­ким, — ска­зала фран­цу­жен­ка, не от­ры­вая взгляд от Ро­кудо. — А ты? — она по­вер­ну­лась к ва­рий­цу. — Ты ведь пер­вый раз ви­дишь его нас­то­яще­го?
Фран кив­нул. Из-за су­мато­хи он сов­сем за­был, что это пер­вая их лич­ная встре­ча с учи­телем. Хо­тя раз­ли­чий бы­ло не так уж мно­го, раз­ве что собс­твен­ное те­ло Му­куро пос­ле дол­го­го пре­быва­ния в кап­су­ле выг­ля­дело нам­но­го ху­же, чем в ми­ре ил­лю­зий.
Тем вре­менем де­вуш­ка пос­та­вила ря­дом с кро­ватью еще один стул и се­ла воз­ле ног Му­куро.
— Де­сять лет прош­ло, и как он из­ме­нил­ся, — ска­зала она. — Я за­пом­ни­ла его сов­сем маль­чиш­кой, чуть пос­тарше те­бя. Ухо­дя, все га­дала, уви­жу ли, ка­ким он ста­нет.
— А по­чему вы уш­ли?
М.М. под­жа­ла гу­бы.
— Это не так прос­то объ­яс­нить, — на­чала она, вновь за­дум­чи­во за­мол­ча­ла, но тут же пос­пе­шила до­бавить: — На­де­юсь, ты не ду­ма­ешь, что я бро­сила Ко­куе толь­ко по­тому, что Му­куро заб­ра­ли в Вен­ди­каре?
— Не ду­маю, — кач­нул го­ловой па­рень.
— Пос­ле то­го, как это слу­чилось, я еще дол­гое вре­мя ос­та­валась с Ке­ном и Чи­кусой. Мы зна­ли, что он най­дет спо­соб свя­зать­ся с на­ми, и на вся­кий слу­чай не по­кида­ли На­мимо­ри, да­же не пе­ре­еха­ли из Ко­куе-лэнд, хо­тя пос­ле встре­чи с Вон­го­лой там все бы­ло раз­ру­шено. Я жда­ла точ­но так же, как и ре­бята, а по­том по­яви­лась эта…
Фра­ну не тре­бова­лось уточ­не­ний: по ин­то­нации М.М. он по­нял, что речь идет о До­куро Хром.
— Она за­яви­ла, что те­перь она единс­твен­ная свя­зу­ющая нить для Му­куро с внеш­ним ми­ром, и он ве­лел ей ра­зыс­кать нас. Мо­жешь пред­ста­вить, как Кен на это от­ре­аги­ровал, — хмык­ну­ла М.М. — Да и я то­же. По­том, ко­неч­но, вы­яс­ни­лось, что она не лжет, но ко­му от это­го ста­ло лег­че? С од­ной сто­роны, мы бы­ли ра­ды, что Му­куро сно­ва с на­ми, а с дру­гой… Она бы­ла для нас чу­жой. Кен пос­то­ян­но вы­мещал на ней злость, Чи­куса иг­но­риро­вал ее при­сутс­твие. Тя­жело бы­ло ви­деть, как не­из­вес­тно от­ку­да взяв­ша­яся соп­лячка в один миг ста­ла зна­чить для Му­куро боль­ше, чем его бан­да.
— И вы уш­ли, по­тому что рев­но­вали учи­теля к Хром? — под­вел итог ее ис­по­веди Фран.
Де­вуш­ка по­кача­ла го­ловой.
— За мной тог­да охо­тились две ма­фи­оз­ные семьи в Ев­ро­пе и один клан якуд­за. Ос­тань­ся я в Япо­нии еще хоть на ме­сяц, и ме­ня бы вы­чис­ли­ли, по­это­му приш­лось у­ехать в Аме­рику. Кен и Чи­куса то­же со­бира­лись пе­ре­ез­жать из На­мимо­ри, но нам бы­ло не по пу­ти. Му­куро от­дал при­каз, что от­ны­не за­дача Ко­куе — за­щищать и обе­регать Хром. А о ка­кой за­щите речь, ког­да в лю­бой мо­мент ко мне мог­ли за­явить­ся гос­ти?
— Стоп-стоп-стоп, — пе­ребил ее ил­лю­зи­онист. — По­луча­ет­ся, вы у­еха­ли ра­ди бе­зопас­ности Хром? — в го­лосе Фра­на зву­чало не­под­дель­ное, хоть и нем­но­го пре­уве­личен­ное удив­ле­ние. — Или учи­тель сам вас прог­нал, что­бы ей нич­то не уг­ро­жало?
— Я ска­зала со­вер­шенно не так, — за­кати­ла гла­за М.М. — В тот мо­мент Хром бы­ла ему нуж­нее, чем все мы. Ду­раком на­до бы­ло быть, что­бы не по­нять — ра­но или поз­дно Му­куро бы поп­ро­сил ме­ня отой­ти в сто­рону. Не ста­ла до­жидать­ся, вот и уш­ла. Но все это я де­лала толь­ко ра­ди Му­куро, а не из-за рев­ности.
Де­вуш­ка то и де­ло поп­равля­ла во­лосы и бре­тели платья, буд­то Му­куро в лю­бую се­кун­ду мог от­крыть гла­за и уви­деть ее.
— Я вер­ну­лась, как толь­ко уз­на­ла, что у не­го есть план. Бро­сила вли­ятель­но­го че­лове­ка, у ко­торо­го хва­тало де­нег и влас­ти, что­бы по­могать мне скры­вать­ся столь­ко лет, и пе­ре­еха­ла в заб­ро­шен­ный гряз­ный до­мик в го­рах, где мы жда­ли из­вестий от Му­куро. Толь­ко ни­каких из­вестий не бы­ло. И его не­наг­лядная Хром не счи­тала нуж­ным со­об­щить нам, хо­тя на­вер­ня­ка бы­ла в кур­се все­го. Но ку­да нам, ли­шен­ным спо­соб­ностей к ил­лю­зи­ям, за­чем мы нуж­ны са­мой хра­нитель­ни­це Вон­го­лы, вер­но?
Фран лиш­ний раз убе­дил­ся, что стал да­леко не пер­вой жер­твой учи­теля. По­хоже, то­му дос­тавля­ло осо­бое удо­воль­ствие ис­поль­зо­вать и бро­сать лю­дей, что­бы в нуж­ный мо­мент сно­ва втя­нуть их в свою иг­ру.
— А те­бе не по­меша­ет пос­пать. — Го­лос М.М. от­влек пар­ня от его мыс­лей. — Ты ему то­же ну­жен. Уж луч­ше ты, чем она. Я по­буду здесь, ес­ли что-то слу­чит­ся, я те­бя раз­бу­жу.
Фран про­вер­нул в го­лове не­хит­рые вы­чис­ле­ния: при­кинул, как силь­но ему дос­та­нет­ся от учи­теля за на­руше­ние при­каза, учел, что очень ус­тал за се­год­няшний день, и при­шел к вы­воду, что риск впол­не оп­равдан.
Пе­реб­равшись на низ­кую со­фу, ил­лю­зи­онист от­вернул­ся к сте­не, с го­ловой ук­рылся пле­дом и поч­ти сра­зу ус­нул, прис­лу­шива­ясь к шо­рохам в ком­на­те и свис­ту вет­ра за ок­ном.

На ут­ро Фран об­на­ружил Ко­куе поч­ти в пол­ном сос­та­ве в гос­ти­ной. Кен и Чи­куса ок­ру­жили Му­куро, ко­торый уже са­мос­то­ятель­но си­дел в крес­ле и с без­мя­теж­ным ви­дом от­пи­вал чай из бе­лос­нежной чаш­ки.
— А вот и мой лю­бимый уче­ник, — улыб­нулся Му­куро.
— По­хоже, нас­тро­ение у вас го­раз­до луч­ше, чем внеш­ний вид, — отоз­вался Фран.
Он обо­шел сто­роной ком­па­нию, де­лови­то заг­ля­нул в за­вароч­ный чай­ник и сце­дил ос­татки чая в единс­твен­ную чис­тую круж­ку на сто­ле. Он не то­ропил­ся смот­реть на учи­теля: тот ис­то­чал фи­зичес­ки ощу­тимую, да­вящую энер­гию и на­пол­нял со­бой весь дом.
— Очень ми­ло, что ты за­метил.
— И чувс­тву­ете се­бя, на­вер­ное, так же.
— Это еще од­на при­чина, по­чему мне не­об­хо­димо как мож­но ско­рее от­пра­вить­ся в Япо­нию.
— Хо­роший вы­бор. Го­ворят, там луч­шие в ми­ре це­леб­ные го­рячие ис­точни­ки.
— Что важ­нее, там жи­вет один мой зна­комый, и толь­ко он спо­собен дей­стви­тель­но быс­тро при­вес­ти ме­ня в фор­му.
Фран, на­конец, по­вер­нулся ли­цом к учи­телю и пос­мотрел ему в гла­за: они ока­зались та­кими же раз­ноцвет­ны­ми, как у его об­ра­за в ил­лю­зи­ях. По­чему-то Фран был уве­рен, что эту де­таль Му­куро вы­думал, что­бы выг­ля­деть эф­фек­тнее.
Му­куро то­же смот­рел на уче­ника. Он нем­но­го щу­рил­ся и мор­гал, все еще при­выкая к днев­но­му све­ту пос­ле де­сяти лет ть­мы, и улы­бал­ся угол­ка­ми губ. Выг­ля­дел он слиш­ком до­воль­ным жизнью для че­лове­ка, сна­ружи по­хоже­го труп, про­валяв­ший­ся с не­делю в ка­нали­зации.
— Хо­чу те­бя поб­ла­года­рить. Ты от­лично спра­вил­ся с за­дани­ем. — Му­куро сде­лал па­узу, от­пи­вая из сво­ей чаш­ки. — Хо­тя я в те­бе не сом­не­вал­ся.
Фран наб­лю­дал за ним, сло­жив ру­ки на гру­ди.
— Не­уже­ли? Пом­нится, вы не ус­та­вали на­поми­нать, ка­кой я бес­толко­вый уче­ник.
— Мно­го ли тол­ку от пох­ва­лы? Тем бо­лее, уче­ник ты и впрямь нес­носный, за­то ил­лю­зи­онист вы­шел очень хо­роший.
Ког­да мол­ча­ние за­тяну­лось, улыб­ка про­пала с губ Му­куро.
— Ты хо­чешь ме­ня о чем-то спро­сить? — пред­по­ложил он, рас­смат­ри­вая нап­ря­жен­но­го, сгор­бивше­гося пар­ня, ко­торый зас­тыл пе­ред ним со сво­им обыч­ным неп­ро­ница­емым ли­цом.
Ат­мосфе­ра в ком­на­те не­уло­вимо пе­реме­нилась. Чи­куса тол­кнул Ке­на и кив­нул на дверь. Тот по­нял на­мек, и оба пар­ня выш­ли из до­ма, ос­та­вив ил­лю­зи­онис­тов на­еди­не.
Ког­да дверь зак­ры­лась и ша­ги по ту сто­рону стих­ли, Фран про­дол­жил то­ном, буд­то раз­го­вор о даль­ней­ших пла­нах сос­то­ял­ся толь­ко что, а не двое су­ток на­зад в ми­ре ил­лю­зий.
— Что даль­ше?
— Ты уже за­давал мне этот воп­рос, — при­пом­нил Му­куро.
— Он нап­ра­шива­ет­ся. Ни­чего не мо­гу с со­бой по­делать.
— И что ты хо­чешь ус­лы­шать?
— Я дол­жен был по­мочь вам выб­рать­ся из тюрь­мы. Вы на сво­боде, Вен­ди­че прес­ле­довать не бу­дут, по­луча­ет­ся, моя мис­сия вы­пол­не­на?
— Вот как. — Му­куро скло­нил го­лову на бок. — Ты прав. Но ес­ли я сей­час от­пу­щу те­бя, что бу­дешь де­лать? Ку­да пой­дешь?
— Вер­нусь в Ва­рию, — не за­думы­ва­ясь, от­ве­тил Фран. — Про­дол­жу ра­ботать на них. Ме­ня сей­час все ус­тра­ива­ет.
Фран под­нял гла­за на Му­куро, но не смог про­честь его ре­ак­цию. Учи­тель не выг­ля­дел ни удив­ленным, ни рас­сержен­ным. Он смот­рел в от­вет вни­матель­но и спо­кой­но.
Му­куро от­ста­вил свою чаш­ку в сто­рону.
— Те­бе по­ра на­учить­ся ду­мать на нес­коль­ко ша­гов впе­ред. Фи­нал вой­ны с Мель­фи­оре уже бли­зок. В пос­леднюю бит­ву бу­дут втя­нуты все, и Ва­рия пой­дет в пер­вых ря­дах, да­же ес­ли Зан­зас так не счи­та­ет. До тех пор, по­ка у нас есть об­щий враг, я и Ва­рия бу­дем на од­ной сто­роне, но как толь­ко я унич­то­жу Бь­яку­рана, все из­ме­нит­ся.
— Вы раз­вя­жете но­вую вой­ну с ма­фи­ей?
— Вой­ну? — уди­вил­ся Му­куро.
— Вы же не­нави­дите ма­фию.
— Уп­равлять людь­ми го­раз­до по­лез­нее, чем уби­вать их. В лю­бом слу­чае, ес­ли ты ос­та­нешь­ся в Ва­рии, то мы ока­жем­ся по раз­ные сто­роны. И лич­но я не хо­чу сра­жать­ся с то­бой. А ты?
Это был воп­рос с под­во­хом, и Фран не стал на не­го от­ве­чать.
— Или ты ду­ма­ешь, что смо­жешь от­си­деть­ся в шта­бе, вы­пол­няя по­руче­ния? Брось, ты не та­кой на­ив­ный, ка­ким хо­чешь ка­зать­ся. Мы сно­ва встре­тим­ся с то­бой, ма­фия про­иг­ра­ет и в ито­ге ты все рав­но ока­жешь­ся на мой сто­роне.
Му­куро вы­дер­жал па­узу.
— Ес­ли Зан­зас рань­ше не до­гада­ет­ся уб­рать мо­его шпи­она из собс­твен­но­го до­ма. И, ра­зуме­ет­ся, ник­то, кро­ме ме­ня, не по­может те­бе даль­ше раз­ви­вать твои спо­соб­ности. Ты все еще уве­рен на счет воз­вра­щения в Ва­рию?
Каж­дое сло­во учи­теля би­ло точ­но в цель, по­тому что все это бы­ло прав­дой. Все ар­гу­мен­ты и от­ве­ты, ко­торые Фран го­товил прош­лой ночью, ока­зались раз­би­ты в пух и прах еще до то­го, как он ус­пел их оз­ву­чить. Му­куро при­вел его в Ва­рию, и в его влас­ти отоб­рать у уче­ника эту прек­расную и в оп­ре­делен­ной ме­ре сво­бод­ную жизнь. И глу­по бы­ло на­де­ять­ся, что Му­куро это­го не сде­ла­ет.
— Но ес­ли ты хо­чешь по­жить для се­бя, я мо­гу по­мочь те­бе на­чать все с ну­ля, — за­гово­рил Му­куро, дав уче­нику воз­можность об­ду­мать ус­лы­шан­ное.
Его го­лос вдруг заз­ву­чал лег­ко, да­же лас­ко­во, и это нас­то­рожи­ло Фра­на силь­нее, чем лю­бые уг­ро­зы. Имен­но та­ким го­лосом учи­тель пред­ло­жил ему при­мерить прок­ля­тое коль­цо.
— Ты уй­дешь от ме­ня и от ма­фии. У­едешь по­даль­ше и за­живешь, как обыч­ный под­росток. Ник­то и ни­ког­да те­бя не най­дет.
— Кое-кто най­дет, — выр­ва­лось у Фра­на.
Му­куро воп­ро­ситель­но пос­мотрел на уче­ника, но не по­лучил по­яс­не­ний.
Фран по­пытал­ся пред­ста­вить, как от­ре­аги­ру­ет Принц на но­вость о его от­став­ке из Ва­рии. Но как наз­ло вмес­то ура­ган­но­го взры­ва и приш­пи­лива­ния лез­ви­ями к пос­те­ли, в го­лове воз­никло рав­но­душ­ное ли­цо Бель­фе­гора, ко­торым он про­вожал на­пар­ни­ка в до­рогу па­ру дней на­зад. Это вос­по­мина­ние ле­дяной иг­лой коль­ну­ло сер­дце.
— Это хо­роший ва­ри­ант, — под­на­чивал Му­куро. — Не луч­ший, но хо­роший. Но­вая жизнь, но­вые зна­комс­тва.
— И сколь­ко у ме­ня ос­та­лось вре­мени?
— Ты о чем?
Фран под­нял ла­донь, на паль­це ко­торой бы­ло на­дето коль­цо Ада.
— Хо­чешь знать, сколь­ко те­бе ос­та­лось жить?
Пря­мота Му­куро, как всег­да, раз­би­вала лю­бые хруп­кие на­деж­ды на счас­тли­вый ис­ход.
— Я не знаю. Не так мно­го, как те­бе бы хо­телось, но боль­ше, чем ни­чего.
— Очень точ­ный от­вет, учи­тель, — кис­ло хмык­нул Фран.
— Ты уже не ре­бенок, ты офи­цер ма­фи­оз­но­го кла­на, — стро­го обор­вал его Му­куро. — И не го­вори мне, что на тво­их гла­зах лю­ди не уми­рали еще бо­лее глу­пым об­ра­зом в весь­ма юном воз­расте.
Фран с до­садой за­метил, что учи­тель был го­тов к это­му раз­го­вору ку­да луч­ше, чем он сам. Му­куро про­вел его по кру­гу, как цир­ко­вую ло­шадь за уз­ду, и при­вел к от­ве­ту, ко­торый с са­мого на­чала хо­тел по­лучить.
— Ес­ли я ос­та­нусь, то смо­гу про­жить доль­ше? — спро­сил Фран, чувс­твуя, что этим воп­ро­сом ста­вит под­пись под но­вым до­гово­ром с дь­яво­лом.
Му­куро в от­вет про­тянул ему свою ла­донь, ук­ра­шен­ную дву­мя ад­ски­ми перс­тня­ми.
— У ме­ня два коль­ца Ада, два по­бега из Вен­ди­каре, прок­ля­тие, вжив­ленное мне в глаз, и нес­коль­ко ре­ин­карна­ций. Я ду­маю, те­бе есть че­му по­учить­ся у ме­ня по час­ти жи­вучес­ти, как счи­та­ешь?
— Да у вас та­лант.
Му­куро с до­воль­ным ви­дом от­ки­нул­ся на спин­ку ди­вана.
— Это не та­лант, а го­ды упор­ной ра­боты.
— Зна­чит, я ос­та­нусь ва­шим уче­ником? Или бу­ду частью Ко­куе, как ос­таль­ные?
— Ты стал очень силь­ным ил­лю­зи­онис­том, Фран. Глу­по про­дол­жать счи­тать те­бя все­го лишь уче­ником.
Фран заг­ля­нул в гла­за учи­теля. Тот смот­рел на не­го без при­выч­ной нас­мешки, буд­то приз­на­вал быв­ше­го уче­ника рав­ным се­бе, спо­соб­ным де­лать сво­бод­ный вы­бор. На­вер­ня­ка, это бы­ла оче­ред­ная ил­лю­зия, улов­ка прож­женно­го хит­ре­ца, что­бы его ма­ри­онет­ка про­дол­жи­ла слу­шать­ся его ру­ки, но что по­делать — в этом Му­куро был чер­тов­ски хо­рош.
— Ты не ве­ришь мне, но я пос­та­ра­юсь быть с то­бой пре­дель­но чес­тным. — Му­куро да­же слег­ка по­дал­ся впе­ред. — В пер­вую оче­редь, я дол­жен уб­рать с до­роги Бь­яку­рана.
— А раз­ве не про­ще дать ему унич­то­жить ма­фию?
— Его не ин­те­ресу­ет ма­фия. Бь­яку­ран за­те­ял иг­ры со вре­менем, мне это ни к че­му. Он зна­ет спо­соб за­путы­вать вре­мя и вы­дер­ги­вать лю­дей из па­рал­лель­ных ми­ров. Ты уже боль­шой маль­чик и дол­жен по­нимать, нас­коль­ко мне это не нра­вит­ся.
Фран кив­нул.
— До тех пор ты про­дол­жишь ра­ботать в Ва­рии и де­лать вид, что это­го раз­го­вора меж­ду на­ми ни­ког­да не бы­ло. Се­год­ня же вер­нешь­ся в штаб и бу­дешь вы­пол­нять все при­казы сво­его ка­пита­на и бос­са. Ког­да при­дет вре­мя, мы встре­тим­ся.
— Ско­ро?
— По­ка не знаю. Зав­тра или че­рез не­делю.
— А пос­ле вой­ны с Мель­фи­оре?
— Те­бе при­дет­ся уй­ти из ма­фии. Мы пе­ре­едем в дру­гую стра­ну, где нас уже бу­дут ждать. Кста­ти, как у те­бя со спо­соб­ностя­ми к инос­тран­ным язы­кам?
С ули­цы пос­лы­шались гром­кие спо­рящие го­лоса, ко­торые прер­ва­ли раз­го­вор ил­лю­зи­онис­тов.
— Ту­да нель­зя, го­ворят те­бе!
— А ну сей­час же от­пусти, жи­вот­ное! Как ты сме­ешь хва­тать ме­ня сво­ими ла­пами!
— Он прав, не нуж­но им ме­шать.
— Я и не со­бира­юсь им ме­шать, я по де­лу.
— По­дож­дет твое де­ло!
Оба ил­лю­зи­онис­та ис­ко­са сле­дили за дверью, ожи­дая, что бу­дет даль­ше. Че­рез нес­коль­ко се­кунд дверь шум­но рас­пахну­лась, и два вце­пив­шихся друг в дру­га че­лове­ка ед­ва не по­вали­лись на пол.
— …да пус­ти же! — дер­ну­лась изо всех сил М.М., выс­во­бож­да­ясь из хват­ки Ке­на.
Взгля­нув на ше­фа и по­лучив одоб­ри­тель­ный ки­вок, Джо­шима от­пустил де­вуш­ку и, по­казав ей язык, вы­шел из до­ма. Фран­цу­жен­ка быс­тро поп­ра­вила платье и во­лосы и ос­ле­питель­но улыб­ну­лась.
— Прос­ти, что приш­лось за­дер­жать­ся, в го­роде та­кие проб­ки, — про­вор­ко­вала она. — Я при­нес­ла все, что ты про­сил.
Де­вуш­ка пос­та­вила на ди­ван нес­коль­ко объ­ем­ных бу­маж­ных па­кетов.
— Здесь одеж­да, кое-что из пар­фю­мерии, еда и еще так, по ме­лочи. Вы­бира­ла на свой вкус. Ах, да, и би­леты! Рейс се­год­ня ве­чером.
М.М. звон­ко та­рато­рила и ко­палась в сум­ках, дос­та­вая и сно­ва пря­ча ка­кие-то свер­тки и ко­робоч­ки. Ро­кудо с ин­те­ресом наб­лю­дал за ее ма­нипу­ляци­ями, и Фран ре­шил, что сей­час под­хо­дящий мо­мент, что­бы не­замет­но уда­лить­ся.
— До встре­чи, — ок­ликнул его учи­тель.
Фран на се­кун­ду за­мер на по­роге.
— Я еще не дал окон­ча­тель­ный от­вет, — ска­зал он.
— Ра­зуме­ет­ся, — кив­нул Му­куро. — У те­бя еще есть вре­мя все хо­рошо об­ду­мать. Ис­поль­зуй его с умом.

До­рога из од­но­го го­рода в дру­гой за­няла весь ос­та­ток дня, и в за­мок Ва­рии Фран вер­нулся глу­бокой ночью. Воп­ре­ки на­путс­твию учи­теля, ему уда­лось зас­та­вить се­бя ни о чем не ду­мать и не при­нимать ни­каких ре­шений.
Ил­лю­зи­онист всем сер­дцем на­де­ял­ся, что в шта­бе ни од­на жи­вая ду­ша не встре­тит­ся ему на пу­ти к его пос­те­ли.
Ког­да от зас­лу­жен­но­го от­ды­ха Фра­на от­де­лял де­сяток-дру­гой ша­гов, он свер­нул в офи­цер­ский ко­ридор и уви­дел, что дверь в ком­на­ту Прин­ца нас­тежь рас­пахну­та. В лю­бое дру­гое вре­мя она бы­ла за­пер­та, а зна­чит, Бель­фе­гор ждал гос­тей.
Ми­мо пря­мо­уголь­ни­ка зло­вещей ть­мы Фран крал­ся, как ми­мо пе­щеры опас­но­го хищ­ни­ка. До его собс­твен­ной две­ри ос­та­валась все­го па­ра ша­гов, ког­да из по­ко­ев Прин­ца до­нес­ся тя­гучий го­лос.
— Так-так, а я уже ду­мал, что ты и се­год­ня не вер­нешь­ся. Ля­гуш­ка ски­дыва­ет шкур­ку и по но­чам бе­га­ет на бал?
— Я то­же сос­ку­чил­ся, сем­пай, — от­ве­тил Фран, со­бира­ясь прой­ти даль­ше. Но в ту же се­кун­ду в его шап­ку вот­кнул­ся ве­ер но­жей. Из тем­но­ты воз­никла фи­гура Бель­фе­гора.
— И где ты был? — он не­доб­ро скри­вил гу­бы.
— А у ме­ня не мо­жет быть сво­их дел?
— Не за­рывай­ся, ля­гуш­ка. Раз уж ты мой на­пар­ник, я дол­жен все о те­бе знать.
— Ни­чего по­доб­но­го, это не вхо­дит в по­нятие «на­пар­ни­ки». Приз­най­тесь, сем­пай, вы рев­ну­ете.
Фран поч­ти мгно­вен­но по­жалел о ска­зан­ном. Улыб­ка ис­чезла с ли­ца Прин­ца.
— А есть по­вод? — хмык­нул Бель. — Зна­чит, Лус­су­рия пра­виль­но рас­слы­шал, что ты по­ехал к под­ружке. И как она там? Или он?
— Там бы­ли и пар­ни, и де­вуш­ки, сем­пай, ес­ли вам так ин­те­рес­но.
— Ну ни­чего се­бе, — прис­вис­тнул Пот­ро­шитель. — На ме­ня уже не ос­та­лось сил?
— Ес­ли кро­ме шу­ток у вас ни­чего нет по де­лу, то я хо­тел бы пой­ти в душ и спать. Не воз­ра­жа­ете?
Не до­жида­ясь от­ве­та, Фран пос­пе­шил к сво­ей две­ри, но пос­ледние сло­ва Прин­ца вон­зи­лись в его спи­ну, не ху­же но­жей.
— А что мне го­ворить по де­лу, ес­ли ты ни­чего мне ни­ког­да не рас­ска­зыва­ешь?
Фран ед­ва от­крыл рот, но прог­ло­тил зас­тывшие на язы­ке сло­ва. Врать не хо­телось, а прав­ды он и сам не знал.
— Спо­кой­ной но­чи, сем­пай, — бро­сил Фран и ныр­нул в свою ком­на­ту, зах­лопнув дверь.
Ос­тавшись один, он при­жал­ся спи­ной к сте­не и от­лип от нее толь­ко тог­да, ког­да ус­лы­шал, как Принц зак­рылся у се­бя.

Под го­рячим ду­шем Фран на­чал при­ходить в соз­на­ние. Про­шед­шие сут­ки все боль­ше на­поми­нали страш­ный сон. Здесь, в офи­цер­ской ду­шевой, где он столь­ко раз пря­тал­ся от кол­лег, рас­слаб­лялся пос­ле тя­жело­го дня и да­же встре­чал­ся с Бель­фе­гором, не­воз­можно бы­ло по­верить в ре­аль­ность по­тус­то­рон­ней тюрь­мы, зас­не­жен­но­го до­мика на краю об­ры­ва, раз­го­вора с Му­куро. Все слу­чив­ше­еся, ко­неч­но, не бы­ло ни сном, ни ил­лю­зи­ей, но слиш­ком уж не впи­сыва­лось в нас­то­ящую жизнь Фра­на — ту, ко­торую он при­вык счи­тать нас­то­ящей.
По­дой­дя к за­потев­ше­му зер­ка­лу, Фран вы­тер ла­донью по­лосу на стек­ле. Из от­ра­жения на не­го пос­мотре­ли боль­шие зе­леные гла­за, пу­га­юще пус­тые и не­живые. Ил­лю­зи­онист по­думал, что ему са­мому впо­ру пря­тать их под чел­кой. Уди­витель­но, как Принц не пу­га­ет­ся его взгля­да? Воз­можно, ря­дом с ним гла­за Фра­на ста­нови­лись чуть бо­лее жи­выми.
Вспом­нив о Прин­це, Фран ощу­тил, нас­коль­ко ма­ло у не­го ос­та­лось вре­мени. Учи­тель мо­жет поз­вать его в лю­бой мо­мент, и кто зна­ет, ус­пе­ет ли он хо­тя бы поп­ро­щать­ся.
Из ду­шевой па­рень вы­шел, твер­до осоз­на­вая, что не хо­чет про­вес­ти эту, воз­можно, пос­леднюю ночь в Ва­рии на­еди­не с са­мим со­бой.

В офи­цер­ском ко­ридо­ре сто­яла та­кая мер­твая ти­шина, буд­то ос­таль­ные Хра­ните­ли по­кину­ли штаб. Фран уве­рен­но пос­ту­чал в дверь на­пар­ни­ка, не бо­ясь, что Лус­су­рия или Ле­ви мо­гут его ус­лы­шать.
— Не за­пер­то, — мгно­вен­но раз­дался го­лос с той сто­роны.
В ком­на­те Его Вы­сочес­тва по-преж­не­му бы­ло тем­но. По­лос­ка све­та сколь­зну­ла по по­лу, ос­ве­тив опу­щен­ный по­лог кро­вати, и ис­чезла, ког­да Хра­нитель Ту­мана зак­рыл за со­бой дверь.
Ког­да гла­за при­вык­ли к тем­но­те, Фран раз­гля­дел си­лу­эт Прин­ца в вы­соком крес­ле, по­хожем на трон.
— Пом­нится, ты го­ворил, что очень ус­тал и со­бира­ешь­ся спать, — на удив­ле­ние спо­кой­ным го­лосом за­метил Бель.
— Мне ну­жен со­вет стар­ше­го то­вари­ща. Мож­но?
— Ва­ляй.
Фран про­шел в ком­на­ту и сел на краю кро­вати нап­ро­тив Бель­фе­гора.
— Пять лет на­зад я зак­лю­чил сдел­ку с од­ним че­лове­ком. Он спас ме­ня в об­мен на ус­лу­гу, ко­торую я дол­жен был ока­зать ему в бу­дущем. По его же при­казу я ока­зал­ся в Ва­рии. Вче­ра я вы­пол­нил свой долг, и этот че­ловек ска­зал мне, что я сво­боден.
— Так те­бя мож­но поз­дра­вить.
В сло­вах Прин­ца ощу­щал­ся ед­кий уп­рек.
— Мне нель­зя бы­ло ни­кому рас­ска­зывать.
— А я-то что мо­гу те­бе по­сове­товать? Ра­дуй­ся, что ос­во­бодил­ся.
— На­вер­ное. Но он не хо­чет от­пускать ме­ня, пред­ло­жил по­мочь ус­тро­ить жизнь вда­ли от ма­фии или про­дол­жить ра­ботать на не­го. Мне ка­жет­ся, что на са­мом де­ле ни­како­го вы­бора у ме­ня и нет. Этот тип спо­собен дос­тать ме­ня хоть из-под зем­ли.
— При­тор­мо­зи на ми­нут­ку, — прер­вал его Бель­фе­гор и да­же по­дал­ся впе­ред в сво­ем крес­ле.
Фран за­мол­чал на по­лус­ло­ве.
— Ты что, при­калы­ва­ешь­ся? — в го­лосе Бе­ля зву­чало не­под­дель­ное удив­ле­ние. Он ос­ка­лил зу­бы в ши­рокой улыб­ке. — По-тво­ему, Ва­рия — это школь­ный кру­жок по ин­те­ресам? За­хотел — при­шел, за­хотел — ушел? Ка­кая раз­ни­ца, как ты сю­да по­пал, по сво­ему же­ланию ник­то вот так не ухо­дит, по край­ней ме­ре, жи­вым.
Фран был из­рядно оза­дачен нас­мешкой на­пар­ни­ка. Это раз­ве­сели­ло Бель­фе­гора.
— Ты прав­да ду­мал, что прос­то со­берешь ве­щи, поп­ро­ща­ешь­ся с бос­сом, и он от­пустит те­бя на все че­тыре сто­роны? — сквозь смех вы­давил Бель.
— Вы не зна­ете мо­его учи­теля, — осуж­да­юще за­метил Фран.
— Это ты, по­хоже, не зна­ешь Зан­за­са. Он ни в чьи иг­ры не иг­ра­ет, и ес­ли взял те­бя, то по­тому, что ему был ну­жен Хра­нитель Ту­мана. С че­го ему вдруг те­бя от­пускать в раз­гар вой­ны?
Бель­фе­гор лов­ко пе­реб­рался со сво­его тро­на на пос­тель и за­кинул ло­коть на пле­чо на­пар­ни­ка.
— Го­воришь, что бо­ишь­ся сво­его быв­ше­го хо­зя­ина. А Зан­за­са не бо­ишь­ся? Очень глу­по, ля­гуш­ка.
Фран ус­та­вил­ся на Прин­ца так, буд­то ви­дел его впер­вые. Мысль, при­шед­шая ему в го­лову, од­новре­мен­но ока­залась до смеш­но­го прос­той и пу­га­юще точ­ной.
Ког­да он встре­тил Му­куро, он был еще ре­бен­ком. С тех пор учи­тель дер­жался не на го­лову, а на це­лый де­сяток го­лов вы­ше, на не­дося­га­емой вы­соте, и Фран по­лагал его мо­гущес­тво не­зыб­ле­мым и аб­со­лют­ным. А ва­рий­цы с са­мого на­чала бы­ли для не­го все­го лишь людь­ми, с ко­торы­ми пред­сто­яло как-то ужи­вать­ся в ожи­дании при­казов Му­куро. Не­уди­витель­но, что Фран ни­ког­да не за­думы­вал­ся над тем, по­чему весь ма­фи­оз­ный мир тре­пещет от упо­мина­ния од­но­го име­ни не­сос­то­яв­ше­гося Де­сято­го бос­са Вон­го­лы. Обыч­ное заб­лужде­ние, ког­да речь за­ходит о лю­дях, с ко­торы­ми ты ешь за од­ним сто­лом, ру­га­ешь­ся по пус­тя­кам и по­рой ви­дишь их в ми­нуты сла­бос­ти, хо­тя все они — ка­питан Ску­ало, чок­ну­тый Пот­ро­шитель, Лус­су­рия и да­же Ле­ви — без­жа­лос­тные ис­кусные убий­цы со сверхъ­ес­тес­твен­ны­ми спо­соб­ностя­ми и опас­но по­ехав­шей кры­шей, у каж­до­го в свою сто­рону.
Да и сам Му­куро, ес­ли по­думать, не та­кой уж не­уяз­ви­мый, ка­ким ста­рал­ся выг­ля­деть в гла­зах уче­ника, ина­че бы не по­пал­ся дваж­ды в ла­пы Вен­ди­че.
Эта мысль поз­во­лила Фра­ну вдруг ощу­тить под но­гами твер­дую зем­лю, ко­торую учи­тель вы­бил и раз­нес в клочья.
Бель­фе­гор, слов­но зер­ка­ло, от­ра­зил улыб­ку, ко­торая по­яви­лась на ли­це его на­пар­ни­ка.
— Да что Зан­зас, да­же я мо­гу пе­рере­зать те­бе гор­ло во сне.
— Вот спа­сибо, сем­пай, те­перь я точ­но бу­ду спать спо­кой­но и ни­кого не бо­ять­ся! — Фран изоб­ра­зил шут­ли­вый пок­лон.
Бель­фе­гор за­шел­ся сме­хом и упал спи­ной на мяг­кие оде­яла, рас­ки­нув ру­ки.
— Рас­ска­жешь по­под­робнее, что там у те­бя слу­чилось? Прин­цу ин­те­рес­но.
Бель пох­ло­пал ла­донью ря­дом с со­бой жес­том, ка­ким обыч­но под­зы­ва­ют до­маш­ний пи­том­цев. Фран пос­лушно по­валил­ся ря­дом.
— Ког­да-ни­будь рас­ска­жу. Как знать, мо­жет, я то­же нас­ледный принц?
— Не го­вори ерун­ды.
— Вам бу­дет обид­но, ес­ли я по­лучу ко­рону рань­ше вас, а, сем­пай?
Бель­фе­гор от­ве­тил ему през­ри­тель­ным смеш­ком.
— Кста­ти. — Фран пе­река­тил­ся на бок, под­пер ла­донью ще­ку и всмот­релся в ли­цо на­пар­ни­ка. — Ес­ли бы я и прав­да ушел из Ва­рии, вы бы пош­ли со мной?
Фран по­пытал­ся пред­ста­вить се­бе, как мог­ла бы выг­ля­деть их жизнь за сте­нами зам­ка, но Бель­фе­гор ни­как не впи­сывал­ся в кар­ти­ны пов­седнев­ной жиз­ни. Ку­да бы он по­шел и чем за­раба­тывал? По­думав об этом, Фран при­шел к мыс­ли, что Его Вы­сочес­тво, ве­ро­ят­нее все­го, поп­росту заг­ре­мел бы в нас­то­ящую пси­хи­ат­ри­чес­кую кли­нику, где, сто­ило приз­нать, ему бы­ло са­мое мес­то.
— По­ка ме­ня все ус­тра­ива­ет, — от­ре­зал Бель.
Фран про­тянул ру­ку и про­вел паль­ца­ми по ще­ке Прин­ца, очер­чи­вая ску­лу, за­тем под­бо­родок и шею. Бель не дви­гал­ся, поз­во­ляя сво­ему на­пар­ни­ку ре­шить­ся.
Его Вы­сочес­тво, нес­мотря на воз­раст, ос­та­вал­ся су­щим ре­бен­ком, ду­мал Фран. И мес­то Хра­ните­ля Ура­гана в Ва­рии под­хо­дило ему, как нель­зя луч­ше. Здесь они оба бы­ли деть­ми, ду­рачи­лись, иг­ра­ли, жи­ли в свое удо­воль­ствие, но эта иг­ра да­вала Фра­ну боль­шее ощу­щение ре­аль­нос­ти, чем вся его жизнь на Си­цилии и в ре­зиден­ции Ко­куе. И ни про­жор­ли­вое коль­цо Ада, ни монс­тры из ноч­ных кош­ма­ров вмес­те взя­тые не пу­гали его силь­нее, чем пер­спек­ти­ва по­терять воз­можность быть обыч­ным под­рос­тком, раз­ве что очень силь­ным и опас­ным.
Бель­фе­гор не­доволь­но фыр­кнул, наб­лю­дая, как ил­лю­зи­онист нес­коль­ко ми­нут во­зил паль­ца­ми по его ли­цу, не­тер­пе­ливо пе­ревер­нулся и на­вис над Фра­ном, опи­ра­ясь на лок­ти.
— Все еще ду­ма­ешь о сво­ем учи­теле? — про­шипел он.
— Нет. Пред­став­лял, нас­коль­ко вам пош­ла бы роль до­мохо­зяй­ки. С та­ким не­урав­но­вешен­ным ха­рак­те­ром вам точ­но не ус­тро­ить­ся в жиз­ни, по­это­му ос­та­вай­тесь-ка то­же в Ва­рии, сем­пай.
Бель рез­ко нак­ло­нил­ся и впил­ся в гу­бы Фра­на, ку­са­ясь и не да­вая то­му вдох­нуть.
— Ты дол­жен бо­ять­ся толь­ко ме­ня, ля­гуш­ка.
— Слу­ша­юсь, сем­па-ай, — хрип­лым ше­потом от­ве­тил Фран, ког­да ему на­конец да­ли глот­нуть воз­дух, поз­во­ляя хо­лод­ным ру­кам Прин­ца не­тер­пе­ливо стас­ки­вать с се­бя одеж­ду.

Ког­да сол­нечный свет про­бил­ся сквозь плот­но за­дер­ну­тые што­ры и упал на по­душ­ку, Фран от­крыл гла­за. Ря­дом с ним ле­жал Минк, обер­нувший­ся собс­твен­ным хвос­том. Бель­фе­гора в ком­на­те не бы­ло.
Фран уже дав­но прос­нулся и ле­жал, нас­лажда­ясь дав­но за­бытым ощу­щени­ем бод­рости и пе­репол­ня­ющих его сил. По прав­де го­воря, он да­же не был уве­рен, что ког­да-то ис­пы­тывал по­доб­ные чувс­тва. Про­шед­шая ночь, как про­пасть, от­де­лила вче­ра от се­год­ня. Все вдруг ста­ло яс­ным и прос­тым. И да­же пус­то­та, ко­торую не­из­менно ос­тавля­ло в нем прок­ля­тие коль­ца Ада на ут­ро пос­ле из­ма­тыва­ющих снов, слов­но нем­но­го за­пол­ни­лась.
Но чувс­тво это дли­лось не­дол­го.
В ком­на­ту во­шел Бель­фе­гор. На мок­рой взлох­ма­чен­ной го­лове ле­жало по­лотен­це, но Принц уже был одет в фор­менные брю­ки.
— Ку­да-то со­бира­етесь в та­кую рань, Ва­ше Вы­сочес­тво? — про­тянул Фран, ощу­щая, как в бо­ку на­чало тре­вож­но по­сасы­вать.
— При­каз бос­са. Всем соб­рать­ся и че­рез пол­ча­са пог­ру­зить­ся в са­молет.
— А ку­да ле­тим?
— В Япо­нию, — от­ве­тил Бель­фе­гор, ув­ле­чен­ный по­ис­ка­ми сво­их ве­щей в за­лежах хла­ма.
Фран под­ско­чил на пос­те­ли, пот­ре­вожив хорь­ка. Минк ис­пу­ган­но взвил­ся, под­па­лив хвос­том по­лог, и прыг­нул на го­лову хо­зя­ина, чем зас­лу­жил шквал прок­ля­тий в свой ад­рес.
— За­чем в Япо­нию? — в миг ох­рипшим го­лосом спро­сил Фран.
— При­каза Зан­за­са те­бе уже ма­ло? — ог­рызнул­ся Бель, стря­хивая с го­ловы пе­пел от под­го­рев­ше­го по­лотен­ца. — От­прав­ля­ем­ся на­вес­тить са­мого Бь­яку­рана и его зве­ринец, — до­бавил он чуть спо­кой­нее. — Так что по­торо­пись, по­ка сю­да не за­явил­ся сам босс. Без сво­его руч­но­го ка­пита­на он ко­торый день на взво­де.
Воп­ре­ки уг­ро­зам на­пар­ни­ка, Фран упал на по­душ­ки с та­кой си­лой, буд­то хо­тел про­бить за­тыл­ком ды­ру в кро­вати.
Все опять шло по пла­ну Му­куро. Вче­ра он сам от­пра­вил­ся в Япо­нию, где и сос­то­ит­ся пос­ледняя бит­ва, и вот Зан­зас от­да­ет сроч­ный при­каз всем офи­церам ле­теть ту­да же. Это не мог­ло быть сов­па­дени­ем. И по­хоже, Бель­фе­гор заб­луждал­ся на счет не­зави­симос­ти бос­са Ва­рии, ко­торый впол­не охот­но тан­це­вал под дуд­ку учи­теля.
Страх пе­ред не­из­бежностью но­вой вол­ной нак­рыл Фра­на и уто­пил ед­ва по­селив­шу­юся в его ду­ше на­деж­ду. Ил­лю­зи­онист не пред­став­лял, есть ли в этом ми­ре си­ла, спо­соб­ная ос­та­новить Му­куро, а ес­ли так, то его по­пыт­ки сбе­жать от учи­теля не име­ли ни ма­лей­ше­го смыс­ла.

Опус­тевший го­род На­мимо­ри выг­ля­дел так, буд­то его жи­тели ис­чезли в еди­ный миг, как по вол­шебс­тву: на сто­ликах улич­ных ка­фе еще сто­яли чаш­ки с не­допи­тым ко­фе, у фо­нар­ных стол­бов юти­лись нас­пех прис­ло­нен­ные ве­лоси­педы, на обо­чине до­роги из оп­ро­кину­того бу­маж­но­го па­кета вы­сыпа­лись зе­леные яб­ло­ки и по­кати­лись по брус­чатке.
Ва­рий­цы ос­та­нови­лись в на­чале од­ной из ши­роких улиц На­мимо­ри, что­бы ос­мотреть­ся.
Фран чут­ко прис­лу­шивал­ся к сво­им ощу­щени­ям. Та­кое с ним про­ис­хо­дило впер­вые, но ошиб­ки быть не мог­ло: он чувс­тво­вал поб­ли­зос­ти а­уру дру­гого коль­ца Ада, как стоя в во­ду, чувс­тву­ешь ко­лыха­ние рас­хо­дящих­ся по ее по­вер­хнос­ти кру­гов. Ес­ли пос­та­рать­ся, он, по­жалуй, да­же смог бы най­ти ис­точник сиг­на­ла. Это выг­ля­дело от­личным по­водом по­кинуть от­ряд.
С то­го мо­мен­та, как Фран сно­ва сми­рил­ся с мыслью о без­гра­нич­ном мо­гущес­тве Му­куро, на­ходить­ся ря­дом с ва­рий­ца­ми, а в осо­бен­ности с Бель­фе­гором ста­ло не­выно­симо. И ес­ли фи­нал ис­то­рии ему уже из­вестен, Фран пред­по­читал как мож­но ско­рее пе­релис­тать эту кни­гу к пос­ледним стра­ницам.
Ког­да от­ряд дви­нул­ся даль­ше, Фран от­стал от ос­таль­ных и свер­нул в один из пе­ре­ул­ков, сле­дуя за сиг­на­лом коль­ца. Бель­фе­гор, шед­ший ря­дом, сде­лал вид, что ни­чего не за­метил. За­то Ле­ви ос­та­новил­ся и гру­бо крик­нул вслед пар­ню:
— Сбе­жать соб­рался, соп­ляк?! А ну стой!
Фран за­мер, бро­сив взгляд на Хра­ните­лей: Бель и Лус­су­рия прош­ли ми­мо Ле­ви, слов­но ни­чего не слы­шали.
— Ос­тавь его, пусть идет, — неб­режно бро­сил Зан­зас, то­же не удос­то­ив Хра­ните­ля Ту­мана вни­мани­ем.
Да­же то, как лег­ко его от­пустил Зан­зас и вся Ва­рия, по­каза­лось Фра­ну лиш­ним под­твержде­ни­ем, что он не ошиб­ся с вы­бором пу­ти. Ил­лю­зи­онист не по­чувс­тво­вал ни оби­ды, ни ра­зоча­рова­ния, толь­ко об­легче­ние: про­тив­ный чер­вя­чок, то­чив­ший его уве­рен­ность, на­конец сдал­ся и от­сту­пил. Фран по­торо­пил­ся мол­ча уй­ти сво­ей до­рогой, а вско­ре и сам по­дивил­ся то­му, как быс­тро от­ре­зал се­бя от жиз­ни, ко­торая еще ут­ром ка­залась ему са­мой же­лан­ной и нас­то­ящей.

Пре­одо­лев нес­коль­ко квар­та­лов, Фран ос­та­новил­ся в цен­тре не­боль­шой пло­щади с фон­та­ном. Здесь бы­ло так же без­людно, но кое-что прив­лекло его вни­мание. Воз­дух вок­руг был про­низан сле­дами чу­жого пла­мени, да не од­но­го, а сра­зу мно­жес­твом за­пахов, да­же пла­менем Пред­смертной во­ли. Здесь дол­жна бы­ла про­изой­ти нас­то­ящая схват­ка, при­чем сов­сем не­дав­но, но Фран не ви­дел ни на­мека на раз­ру­шения: зда­ния и де­ревья бы­ли нев­ре­димы, до пос­ледней ос­тавлен­ной на сто­лике ко­фей­ной чаш­ки и каж­до­го цвет­ка на клум­бе.
Те­перь сиг­нал чу­жого коль­ца Ада до­носил­ся ото всю­ду с оди­нако­вой си­лой. Фран бро­дил по улоч­кам вок­руг пло­щади, на­де­ясь уви­деть хоть ка­кую-то под­сказ­ку. Но са­мым по­доз­ри­тель­ным в ок­ру­жа­ющем пей­за­же яв­ля­лось толь­ко са­мо от­сутс­твие по­доз­ри­тель­но­го.
Эта мысль зас­та­вила Фра­на ос­та­новить­ся на мес­те и по­чувс­тво­вать укол раз­дра­жения: по­хоже, ил­лю­зи­онис­та про­вели са­мой обыч­ной ил­лю­зи­ей. Ви­дел бы его сей­час учи­тель, ко­торый еще вче­ра нах­ва­ливал вы­да­ющи­еся спо­соб­ности сво­его уче­ника!
Не­сом­ненно, весь этот рай­он на­ходил­ся под властью чь­ей-то ил­лю­зии, ко­торая мас­ки­рова­ла пос­ледс­твия сра­жения. И су­дя по сиг­на­лу коль­ца Ада, имен­но к его си­ле при­бег­нул не­из­вес­тный ил­лю­зи­онист.
Сто­ило Фра­ну вер­нуть бди­тель­ность, как кар­тинки без­мя­теж­ных пей­за­жей вок­руг не­го на­чали та­ять, слов­но ми­ражи, яв­ляя взгля­ду ис­тинную суть ве­щей. Так Фран ока­зал­ся пе­ред ря­дом не­высо­ких зда­ний ма­гази­нов, на ко­торые буд­то сбро­сили бом­бу. Сте­ны и кры­ши бы­ли силь­но пов­режде­ны, а ас­фальт пе­ред до­мами был усы­пан би­тым кир­пи­чом и стек­ла­ми. К од­но­му из двер­ных про­емов бы­ла прис­ло­нена от­ва­лив­ша­яся вы­вес­ка, пок­ры­тая сло­ем шту­катур­ки и пы­ли. «Ри­эл­тор­ская кон­то­ра Ка­вахи­ро» — зна­чилось ан­глий­ски­ми бук­ва­ми под ря­дом нез­на­комых и­ерог­ли­фов.
Внут­ри зда­ния Фран за­метил дви­жение.
Ил­лю­зи­онист ос­то­рож­но по­доб­рался к единс­твен­но­му оби­та­емо­му зда­нию, ка­кое он встре­тил в На­мимо­ри. По ком­на­те, раз­не­сен­ной ед­ва ли не в щеп­ки, бро­дил свет­ло­воло­сый муж­чи­на в зе­леной тра­дици­он­ной юка­те и ув­ле­чен­но ко­пошил­ся в за­валах стро­итель­но­го му­сора.
Нез­на­комец не был по­хож на Му­куро, да и пла­менем си­лы от не­го со­вер­шенно не пах­ло. Но Фран ни за что не по­верил бы, что в опус­тевшем го­роде, в са­мом цен­тре нак­ры­того ку­полом ил­лю­зии рай­она он повс­тре­ча­ет слу­чай­но­го не­задач­ли­вого ри­эл­то­ра или рас­хи­тите­ля чу­жого доб­ра.
По­ка па­рень сто­ял на по­роге, че­ловек в юка­те про­дол­жал свое за­нятие, но те­перь бро­сал на гос­тя неп­ри­вет­ли­вые взгля­ды.
— Мож­но по­думать, в Ита­лии не при­нято здо­ровать­ся, ког­да вхо­дишь в чу­жой дом, — вдруг гром­ко вслух про­из­нес муж­чи­на, буд­то ни к ко­му не об­ра­ща­ясь.
Тут же ему от­ве­тил дру­гой го­лос:
— При­ношу свои из­ви­нения. Веж­ли­вость — не са­мая силь­ная его сто­рона.
И этот го­лос Фран бы не спу­тал ни с чь­им.
Из-за уце­лев­шей сте­ны вы­шел че­ловек с тре­зуб­цем в ру­ках.
— Учи­тель! — поп­ри­ветс­тво­вал его Фран, спе­ша навс­тре­чу. — Так и знал, что вы к это­му при­ложи­ли ру­ку.
— Оши­ба­ешь­ся, я по­ка что и паль­цем не по­шеве­лил. Мне ра­но вы­давать свое при­сутс­твие в На­мимо­ри.
— Но ил­лю­зия коль­ца Ада…
— При­над­ле­жит не мне, — от­ре­зал Му­куро, но его тон тут же смяг­чился: — А те­перь са­мое вре­мя вспом­нить о ма­нерах.
Он кив­нул в сто­рону нез­на­ком­ца, ко­торый с не­доволь­ным ви­дом про­дол­жал рыть­ся в раз­ва­линах, пог­ля­дывая на ил­лю­зи­онис­тов. Вос­поль­зо­вав­шись па­узой в раз­го­воре гос­тей, муж­чи­на в юка­те вып­ря­мил­ся и по­каш­лял.
— Вы пра­вы, — сог­ла­сил­ся Фран и от­ве­сил нез­на­ком­цу пок­лон. — При­ветс­твую вас, синь­ор стран­ный тип.
В ту же се­кун­ду Фран ощу­тил, как древ­ко тре­зуб­ца боль­но ткну­лось ему меж ло­паток. Все пос­те­пен­но воз­вра­щалось на свои мес­та: он вы­пол­нял при­казы и уп­ражнял­ся в яз­ви­тель­нос­ти, а учи­тель шпы­нял его, как не­ради­вого ре­бен­ка. Но так да­же бы­ло спо­кой­нее, ре­шил Фран.
— Про­яви ува­жение. Ес­ли бы не синь­ор Ка­вахи­ро, я бы не смог так быс­тро вос­ста­новить­ся пос­ле де­сяти лет зак­лю­чения в Вен­ди­каре.
— У вас пол­но стран­ных при­яте­лей, учи­тель.
— И вов­се не на­до го­ворить обо мне в треть­ем ли­це, буд­то ме­ня здесь нет, — гром­ко за­метил хо­зя­ин ри­эл­тор­ской кон­то­ры.
— А что здесь все-та­ки про­изош­ло? Я об­на­ружил столь­ко сле­дов пла­мени, буд­то здесь стол­кну­лись це­лые ар­мии! Или это то­же ва­ши про­дел­ки?
— Я же ска­зал, что не имею от­но­шения к этой ил­лю­зии. На этот раз пот­ру­дилась Вон­го­ла. Синь­ор Ка­вахи­ро лю­без­но раз­ре­шил Де­сято­му и его семье спря­тать­ся от Пог­ре­баль­но­го Вен­ка в сво­ем до­ме, вы­шел на па­ру ча­сов, а вер­нулся к раз­ва­линам.
— Синь­ор Ка­вахи­ро то­же ил­лю­зи­онист? — до­гадал­ся Фран.
— И очень силь­ный, — кив­нул Му­куро. — Без не­го у ме­ня не по­лучи­лось бы так лов­ко все рас­пла­ниро­вать.
— О, зна­чит у нас есть план?
— Ра­зуме­ет­ся. — Му­куро пос­мотрел на уче­ника, вски­нув бровь. — У ме­ня всег­да есть план. Ко­куе уже дав­но здесь и за­няли свои по­зиции. Ты один опаз­ды­ва­ешь.
— Воз­можно, по­тому, что вы не прис­ла­ли мне приг­ла­шение с мес­том и вре­менем встре­чи?
— А го­лова те­бе за­чем? — раз­дра­жен­но фыр­кнул Му­куро.
— Оче­вид­но, что­бы но­сить эту ог­ромную шап­ку! — вос­клик­нул Фран, нас­коль­ко ему поз­во­лял его по­теряв­ший крас­ки го­лос.

Учи­тель и уче­ник по­кину­ли На­мимо­ри и ока­зались в ле­су за гра­ницей го­рода. Зем­ля под их но­гами виб­ри­рова­ла, а воз­дух был на­пол­нен зву­ками взры­вов и за­пахом пы­ли и га­ри.
Фран из­да­лека за­метил зна­комые фи­гуры пар­ней, ко­торые под­жи­дали их, спря­тав­шись в те­ни де­ревь­ев. Он ос­та­новил­ся.
— Слю­нявое жи­вот­ное, от­мо­рожен­ная ры­ба, — заг­нул по оче­реди два паль­ца Фран. — Все­го двое. А где-же крик­ли­вая фу­рия?
— М.М. дол­жна кое-ко­го встре­тить, — ук­лончи­во от­ве­тил Чи­куса, вы­ходя из те­ни на свет.
— По­тому что этот кто-то со­вер­шенно бес­по­лезен, — за­рычал Кен, яв­но не рас­слы­шав при­ветс­твие Фра­на.
— Зна­чит, Ва­рия уже всту­пила в бит­ву с Мель­фи­оре? — спро­сил Му­куро у сво­ей бан­ды.
Чи­куса кив­нул.
— Босс, мож­но нам ид­ти? — не­тер­пе­ливо про­ла­ял Кен.
По­лучив одоб­ре­ние, Кен и Чи­куса слов­но отор­ва­лись от зем­ли и в нес­коль­ко прыж­ков пре­одо­лели рас­сто­яние, от­де­ляв­шее их от по­ля бит­вы по т сто­рону де­ревь­ев.
— Мы то­же пой­дем по­могать Ва­рии? — спро­сил Фран. По­лучив в от­вет за­гадоч­ную улыб­ку, он за­кон­чил мысль за учи­теля: — Ра­зуме­ет­ся, нет. Вы же не мо­жете по­явить­ся без спе­цэф­фектов, я прав?
— Ты зря их не­до­оце­нива­ешь. Ес­ли рас­крыть все кар­ты сра­зу, то по­том бу­дет слож­нее зас­та­вить про­тив­ни­ка по­верить в твой об­ман, и ход бу­дет про­иг­ран.
Хоть сло­ва учи­теля зву­чали убе­дитель­но, Фран был уве­рен, что это лишь од­на из при­чин. Дру­гая, ко­неч­но же, зак­лю­чалась в ис­клю­читель­ной люб­ви учи­теля про­из­во­дить впе­чат­ле­ние.
— Сей­час про­тив Ва­рии и Вон­го­лы сра­жа­ют­ся сра­зу три Пог­ре­баль­ных вен­ка Мель­фи­оре. Ты слы­шал о них?
— Да, — во­оду­шевил­ся Фран. — Од­но­го да­же ви­дел сво­ими гла­зами. Это был умер­ший брат мо­его сем­пая.
Му­куро пре­неб­ре­житель­но хмык­нул.
— Это прав­да! — воз­му­тил­ся Фран. — Он был из дру­гого ми­ра, где Бель­фе­гор его не убил. Но мы с ним спра­вились.
— Спра­вились с Пог­ре­баль­ным Вен­ком? И ка­ким же об­ра­зом?
— Ну, ес­ли быть чес­тным, то спра­вил­ся Зан­зас.
— Уже бли­же к прав­де.
— Но мы с сем­па­ем здо­рово про­вели его. Я не­замет­но спря­тал на­ши те­ла за ил­лю­зи­ей, что­бы пос­мотреть, на что спо­собен этот тип. А по­том я изоб­ра­зил на­шу смерть, мы бук­валь­но взор­ва­лись у не­го на гла­зах.
Му­куро улыб­нулся кра­ем губ.
— От­пра­вить те­бя на вос­пи­тание в Ва­рию бы­ло от­личной иде­ей.
— Да уж, учи­тель, са­ми се­бя не пох­ва­лите… — про­буб­нил Фран.
— Зна­чит, так и пос­ту­пим, — объ­явил Му­куро. — Соз­дай их ил­лю­зии. Мы смо­жем нем­но­го по­тянуть вре­мя.
— Чьи ил­лю­зии? — опе­шил Фран.
— Всех, кто сей­час сра­жа­ет­ся с Вен­ка­ми.
— Нуж­но бы­ло за­ранее их пре­дуп­ре­дить! Они на­вер­ня­ка вме­ша­ют­ся, и тог­да Вен­ки сра­зу ме­ня об­на­ружат.
— Ты ведь уже де­лал это с Бель­фе­гором. Поп­ро­си его еще раз по­дыг­рать.
Фран по­чувс­тво­вал, что сно­ва злит­ся на учи­теля. Хоть тот и ут­вер­ждал, что у не­го всег­да есть план, каж­дый его при­каз на де­ле ока­зывал­ся толь­ко что взбред­шей в го­лову са­мо­убий­ствен­ной иде­ей.
— Да­же ес­ли су­мас­шедший Принц сог­ла­сит­ся, то как он по­может мне уго­ворить ос­таль­ных? За­назас ни­кого не слу­ша­ет! И с ка­кой ста­ти Вон­го­ла бу­дет мне по­могать?
— Ты уж пос­та­рай­ся, — спо­кой­но от­ве­тил Му­куро. — И не те­ряй вре­мени, у нас всех его в об­рез.
Слов­но в под­твержде­ние этих слов, за де­ревь­ями раз­дался но­вый мощ­ный взрыв и кри­ки.
— Нет у вас ни­како­го пла­на, учи­тель, а все шиш­ки ва­лят­ся на ме­ня, — про­бур­чал Фран, нап­равля­ясь к мес­ту взры­вов.

И все-та­ки ил­лю­зии по­лучи­лись за­меча­тель­ные. Вна­чале Фран с опас­кой вы­пус­тил на по­ле бит­вы од­но­го двой­ни­ка-ва­рий­ца, за­тем еще дво­их, но с об­легче­ни­ем за­метил, что под­ме­ны не за­меча­ют не толь­ко Пог­ре­баль­ные Вен­ки, но и са­ми Хра­ните­ли Ва­рии и Вон­го­лы. По­чувс­тво­вав уве­рен­ность, Фран да­же от­влек­ся и нем­но­го за­иг­рался, изоб­ра­жая дра­матич­ные смер­ти со­юз­ни­ков.
— По­ра, — ско­ман­до­вал Му­куро, ког­да один из Вен­ков швыр­нул на зем­лю те­ло пар­ня из Вон­го­лы. Ва­рий­цы уже бы­ли мер­твы, по край­ней ме­ре, так счи­тали Вен­ки.
Фран на се­кун­ду за­думал­ся, как эф­фек­тнее рас­крыть свою ил­лю­зию.
— Ты ус­нул что ли? — раз­дра­жен­но шик­нул Му­куро.
— Од­ну се­кун­ду, учи­тель. Это бы­ли прек­расные ил­лю­зии, и ес­ли я не сде­лаю хо­роший фи­нал, то все пой­дет нас­марку.
— Ес­ли бу­дешь слиш­ком усердство­вать, нас об­на­ружат.
Из зем­ли до са­мых об­ла­ков, слов­но ги­гант­ские де­ревья, вы­рас­та­ли зме­иные шеи. Их из­ги­бы на­пом­ни­ли Фра­ну жут­ких тва­рей из его кош­марных снов. Это по­дало ему идею.
Ког­да го­ловы реп­ти­лий ста­ли прев­ра­щать­ся в го­ловы по­беж­денных про­тив­ни­ков, па­рив­шие в воз­ду­хе Пог­ре­баль­ные Вен­ки вздрог­ну­ли от ужа­са — и бы­ло, от че­го.
— Неп­ло­хо, — одоб­рил Му­куро.
Ил­лю­зи­онис­ты не слы­шали, о чем пе­рего­вари­вались Вен­ки, но оба за­мети­ли, ког­да глав­ный из них — блед­но­кожий, пок­ры­тый пят­на­ми зме­иной че­шуи, с раз­ве­ва­ющим­ся за пле­чами пла­щом из гус­тых зе­леных во­лос — ука­зал в сто­рону их ук­ры­тия. Двое дру­гих — па­рящая де­воч­ка-ру­сал­ка и кро­ваво-крас­ный дра­кон — пос­мотре­ли точ­но ту­да, где пря­тались ил­лю­зи­онис­ты.
— Учи­тель, нас рас­кры­ли, — с до­садой про­тянул Фран. — Это все из-за ва­шей люб­ви при­тяги­вать к се­бе вни­мание.
— Слиш­ком дол­го, ля­гуш­ка, — раз­дался зна­комый ши­пящий го­лос в опас­ной бли­зос­ти. — Я ждал доль­ше трид­ца­ти се­кунд.
— Го­раз­до доль­ше, — не­доволь­но про­пел Лус­су­рия.
Фран ог­ля­нул­ся. Ва­рий­цы всей ко­ман­дой сто­яли ря­дом с ним. Над Зан­за­сом ви­тала гроз­ная а­ура.
Фран сам не мог по­верить, что Бель­фе­гору уда­лось уго­ворить ос­таль­ных спря­тать­ся, поз­во­лив ему про­вер­нуть свой план. И сей­час все «чу­дом вы­жив­шие» Хра­ните­ли Ва­рии и Вон­го­лы по­чему-то не­доб­ро смот­ре­ли на уче­ника Му­куро.
— Раз­ве я го­ворил что-то про трид­цать се­кунд? –Фран изоб­ра­зил удив­ле­ние. — Не при­пом­ню. Вы не мог­ли слу­чай­но че­го-ни­будь пе­репу­тать, сем­пай?
Воз­можно, в эту ми­нуту от рас­пра­вы Фра­на от­де­ляло лишь вре­мя по­лета но­жа от ру­ки Прин­ца до его шеи, но звон­кий го­лос де­воч­ки-ру­сал­ки зас­та­вил всех под­нять го­ловы.
— Мы все это вре­мя сра­жались с ил­лю­зи­ями?!
— Со­вер­шенно вер­но, — рас­плыл­ся в улыб­ке Му­куро.
— Что это все зна­чит? — ед­ва слыш­но, поч­ти од­ни­ми гу­бами спро­сил Бель у на­пар­ни­ка, по­ка Ро­кудо раз­вле­кал­ся, драз­ня Вен­ков.
— О чем вы, сем­пай? — так­же ше­потом пе­рес­про­сил Фран.
— Этот тип и есть твой учи­тель?
Фран не ус­пел от­ве­тить — Бель­фе­гор по­вер­нул го­лову в сто­рону Му­куро.
— И как дол­го ты со­бира­ешь­ся под­держи­вать свои ил­лю­зии, Ро­кудо Му­куро? Для уз­ни­ка Вен­ди­каре это неп­росто.
Му­куро не ог­ля­нул­ся, но пос­лы­шал­ся ха­рак­терный сме­шок. По­хоже, учи­тель в пре­вос­ходном нас­тро­ении — Фран ре­шил по­дыг­рать ему, раз уж те­перь они сно­ва в од­ной ко­ман­де.
— О, так вы не зна­ли? Этот па­рень с ана­насо­вой при­чес­кой — не ил­лю­зия. Я по­мог ему сбе­жать от Вен­ди­че.
— Так вот, зна­чит, как, — раз­дался свер­ху тя­гучий го­лос.
Фран под­нял го­лову и встре­тил­ся взгля­дом со свер­ка­ющи­ми жел­ты­ми гла­зами ог­ромных яще­риц — те­перь все они ус­та­вились на не­го. За­гово­рив­ший с ним муж­чи­на с ли­цом, пок­ры­тым че­шу­ей, смот­рел рас­се­яно, буд­то не ви­дя ил­лю­зи­онис­та.
— Уче­ник Ро­кудо Му­куро — тот, кто спо­собен об­ма­нуть Вен­ди­че. Это кое-что объ­яс­ня­ет.
— На­до же, я те­перь зна­мени­тость.
Взгля­ды всех сто­яв­ших на зем­ле, бы­ли при­кова­ны к па­рящим в не­бе Вен­кам. Все го­тови­лись к сле­ду­ющей ата­ке, и им уже не бы­ло де­ла до по­яв­ле­ния та­инс­твен­но­го Хра­ните­ля Ту­мана Вон­го­лы. Но Фран спи­ной чувс­тво­вал при­кован­ное к не­му прис­таль­ное вни­мание од­но­го че­лове­ка.
— Сем­пай, вы на мне дыр­ку прот­ре­те. Шап­ка и так уже по­хожа на до­мик для птиц.
— Од­ной боль­ше, од­ной мень­ше.
Фран чувс­тво­вал, что от не­го че­го-то нас­той­чи­во ждут: объ­яс­не­ний или из­ви­нений. Ни то­го, ни дру­гого в за­пасе у быв­ше­го ва­рий­ца не бы­ло, по­это­му он об­ра­довал­ся во­зоб­но­вив­шей­ся схват­ке.
Воз­дух сно­ва за­ис­крил­ся от мно­жес­тва ис­точни­ков пла­мени.
— Ре­пети­ция окон­че­на! Не­ког­да бол­тать, все по мес­там! — прок­ри­чал Фран в ла­дони, сло­жен­ные ру­пором у рта.
— Мы не за­кон­чи­ли, — бро­сил Бель­фе­гор преж­де, чем ис­чезнуть. Фран про­водил его взгля­дом.

Ва­рия и Вон­го­ла бро­сились к Вен­кам, как зал­пом вы­пущен­ные пу­ли. Под­рос­тки из семьи Де­сято­го не ус­ту­пали на­пором опыт­ным ва­рий­цам: в их ха­отич­ных дви­жени­ях и мощ­ных ата­ках бы­ла своя сог­ла­сован­ность и ритм. Жаж­да по­беды на об­щим вра­гом зах­ва­тили да­же Ке­на и Чи­кусу, имев­ших мень­ше все­го ин­те­реса на этом по­ле боя.
Фран ни­чего по­доб­но­го не ощу­щал. Под­няв го­лову, он наб­лю­дал с зем­ли за мель­ка­ющи­ми в не­бе вспыш­ка­ми, но не ис­пы­тывал ни стра­ха, ни со­чувс­твия, ни азар­та. По­ка нет но­вых при­казов, он рас­счи­тывал и даль­ше дер­жать­ся в сто­роне.
Ог­ля­дев­шись в по­ис­ках учи­теля, Фран об­на­ружил его за сво­ей спи­ной. Му­куро то­же не спе­шил на­падать, хоть и не от­ры­вал взгля­да от сра­жения.
— В чем де­ло, учи­тель? Вы не хо­тите при­со­еди­нить­ся к ним?
— Не сей­час.
— Мо­жет, вам и не сто­ит? Вы еще не вос­ста­нови­ли си­лы.
— По­мол­чи, — от­махнул­ся Му­куро. — Я жду.
В этот мо­мент в зем­лю бук­валь­но вре­зал­ся Кен. Его от­швыр­ну­ло взрыв­ной вол­ной, но он ус­пел по-зве­рино­му упасть на чет­ве­рень­ки и за­тор­мо­зить ру­ками и но­гами, под­няв об­ла­ко пы­ли.
— М.М. все еще не вер­ну­лась? — рык­нул он, ог­ля­дыва­ясь. — Где ее но­сит!
— На­де­юсь, М.М. ее не убь­ет, — ска­зал Чи­куса, воз­никший ря­дом.
За­веса ды­ма и пы­ли от­ре­зала Фра­на от Ко­куе. В этот мо­мент в его шап­ку при­лете­ла оче­ред­ная пор­ция но­жей, и Фран ус­лы­шал зна­комый ши­пящий смех.
— Вы про­маза­ли, сем­пай, — вздох­нул он, вы­тас­ки­вая лез­вия и бро­сая на зем­лю. — Вра­ги в дру­гой сто­роне.
— Я-то знаю, — хмык­нул Бель. — А по­чему ля­гуш­ка не де­рет­ся? Ждешь ука­заний от сво­его хо­зя­ина?
— Точ­но так же, как и вы, сем­пай.
Фран не вер­тел го­ловой и толь­ко гла­зами вы­ис­ки­вал вок­руг се­бя, где на­ходил­ся Принц. Но тот, как всег­да, смог ус­коль­знуть от его взгля­да и ока­зал­ся пря­мо за его спи­ной.
— И за ка­кую же ко­ман­ду ты иг­ра­ешь?
— Сей­час точ­но про­тив Мель­фи­оре.
— Ты по­нял, о чем я. Твой учи­тель ведь из Вон­го­лы, вер­но?
— Учи­тель при­над­ле­жит Вон­го­ле еще мень­ше, чем я Ва­рии.
— А босс в кур­се?
— Зан­зас в кур­се, — от­ве­тил Фран, от­вы­кая мыс­ленно на­зывать Зан­за­са бос­сом.
— А еще кто?
— Ник­то.
— Тог­да к че­му был вче­раш­ний раз­го­вор?
Фран хо­тел ог­ля­нуть­ся, но Бель­фе­гор рез­ко схва­тил его за пле­чи и тол­кнул. Фран был уве­рен, что в сле­ду­ющую се­кун­ду упа­дет, но его спи­на впе­чата­лась в де­рево. Он хо­тел ос­мотреть­ся — где-то ря­дом все еще бы­ли Ко­куе и учи­тель, вот бы они уди­вились, зас­тань их с Прин­цем здесь. Но Бель­фе­гор на­вис над ним и зак­рыл со­бой все прос­транс­тво.
— Сей­час не луч­шее вре­мя для раз­го­воров, — ска­зал Фран.
— Оши­ба­ешь­ся, ля­гуш­ка, сей­час са­мое вре­мя. По­ка ты не врешь и не убе­га­ешь.
Хо­лод­ная ла­донь Бе­ля сжа­ла гор­ло ил­лю­зи­онис­та, на се­кун­ду слиш­ком силь­но, но за­тем от­пусти­ла и сколь­зну­ла вы­ше, пог­ла­живая под­бо­родок.
— Что еще ты де­лал по указ­ке Му­куро?
Ил­лю­зи­онист очень по­жалел, что пос­ле ре­шения вер­нуть­ся к Му­куро, он не мог за­переть все вос­по­мина­ния о жиз­ни в Ва­рии в сте­нах шта­ба, что­бы боль­ше ни­ког­да с ни­ми не встре­тить­ся.
Фран не от­вел взгляд, ког­да Бель­фе­гор нак­ло­нил­ся ни­же и про­вел язы­ком по его сжа­тым гу­бам. Этот жест был та­ким зна­комым, что Фра­ну приш­лось при­ложить уси­лия, что­бы не от­ве­тить Прин­цу. Ил­лю­зи­онист чувс­тво­вал внут­ри се­бя стран­ную дис­гармо­нию: по­ка его об­гло­дан­ная коль­цом Ада ду­ша ос­та­валась спо­кой­ной, в его те­ле что-то рез­ко сжа­лось и скру­тилось уз­лом. Он да­же прог­нулся в спи­не, буд­то поб­ли­зос­ти на­ходил­ся мощ­ный маг­нит, по­тянув­ший на се­бя каж­дую кле­точ­ку те­ла Фра­на.
Го­лоса на фо­не ста­ли гром­че. Один вы­бил­ся из об­ще­го го­мона и дос­тиг слу­ха Бель­фе­гора и Фра­на:
— Там что-то есть!
Бель от­вернул­ся, не от­пуская во­рот­ник кур­тки на­пар­ни­ка. Фран то­же хо­тел уз­нать, что там про­ис­хо­дит, и выг­ля­нул из-за пле­ча Прин­ца.

За де­ревь­ями по­лых­ну­ло зе­леное мут­но­ватое све­чение. Оно дви­галось, но не ис­то­чало пла­мени и не мог­ло быть че­лове­ком. Ил­лю­зи­онист тут же со­об­ра­зил, что этот объ­ект и был тем маг­ни­том, ко­торый рез­ко по­тянул из не­го все си­лы.
Бель­фе­гор от­пустил на­пар­ни­ка и в нес­коль­ко прыж­ков ис­чез, нап­равля­ясь к но­вому про­тив­ни­ку. Фран за­мер на мес­те, прис­лу­шива­ясь.
Зе­леное све­чение име­ло фор­му че­лове­чес­ко­го те­ла и дви­галось, как че­ловек, толь­ко не ка­са­ясь зем­ли. Это су­щес­тво оп­ре­делен­но бы­ло очень мо­гущес­твен­ным, но оно не ис­то­чало пла­мя, как сра­зу по­нял Фран. Оно пог­ло­щало чу­жую си­лу, как пус­тая ко­робоч­ка, ко­торую по­дарил сво­ему уче­нику Ро­кудо Му­куро в па­ру к прок­ля­тому коль­цу.
Фран ра­зыс­кал гла­зами Му­куро и, по­шаты­ва­ясь от го­ловок­ру­жения, нап­ра­вил­ся к не­му, чувс­твуя бо­лез­ненную сла­бость, но те­перь он точ­но знал, чем она выз­ва­на.
— Учи­тель, кто это? Он то­же из Пог­ре­баль­ных Вен­ков? Он во­об­ще нас­то­ящий?
— А ты как счи­та­ешь? — от­ве­тил Му­куро.
— Он… Он не ил­лю­зия, — вы­нуж­ден был приз­нать Фран. — Он ре­ален.
— Вер­но.
— Он как-то свя­зан с мо­ими спо­соб­ностя­ми?
— Мо­жет быть. Но тог­да он — кон­цен­тра­ция та­кой си­лы, ко­торая зак­лю­чена в тво­ей ко­робоч­ке. Са­ма пус­то­та. Приз­рак.
Это су­щес­тво не име­ло ни чувств, ни ра­зума, им дви­гал толь­ко за­пах си­лы, ко­торую он пог­ло­щал, не ис­то­чая ни­чего вза­мен. Фран не­воль­но за­думал­ся, не это ли дол­жно про­изой­ти с ним са­мим, ес­ли зве­риное коль­цо Ада од­нажды под­чи­нит его сво­ей не­насыт­ности?
Но­вую опас­ность по­чувс­тво­вали все. Трое дру­гих Вен­ков что-то кри­чали и от­сту­пали даль­ше. Вон­го­ла и Ва­рия ата­кова­ли Приз­ра­ка, но ког­да све­чение от объ­еди­нен­но­го пла­мени рас­се­ялось, все уви­дели, что Приз­рак про­дол­жил дви­гать­ся, как ни в чем не бы­вало. Толь­ко те­перь его те­ло ок­ру­жил зе­лено­ватый ку­пол.
Из ку­пола выр­ва­лось пер­вое щу­паль­це и уда­рило в од­но­го из чле­нов семьи Вон­го­ла. Все зак­ри­чали, го­товые ки­нуть­ся на по­мощь, но тот не выг­ля­дел ра­неным.
— Он заб­рал мое пла­мя! — прок­ри­чал че­ловек. — Отой­ди­те от не­го!
Длин­ные лу­чи, по­хожие на щу­паль­ца, про­тяну­лись от ку­пола к ма­фи­ози, про­никая в каж­до­го и вы­сасы­вая си­лы. Приз­рак нас­толь­ко не имел сво­его ра­зума, что не от­ли­чал про­тив­ни­ков от со­юз­ни­ков, и его щу­паль­ца до­тяну­лись до па­рив­ших в не­бе Вен­ков, ис­то­щив их до кап­ли.
Му­куро толь­ко те­перь за­метил, что его уче­ник оце­пенел, ус­та­вив­шись на Приз­ра­ка. Это его нас­то­рожи­ло.
— Идем. — Му­куро дер­нул уче­ника за пле­чо и под­тол­кнул в сто­рону ле­са. — Она уже ря­дом, нуж­но встре­тить ее рань­ше Приз­ра­ка.
— Кто она?
Фран был рад, что учи­тель уво­дил его по­даль­ше, и сам пос­пе­шил за ним к лес­ной ча­ще, ны­ряя в тень де­ревь­ев.
Вок­руг сра­зу сде­лалось ти­ше, и ил­лю­зи­онис­ты рас­слы­шали быс­трые шар­ка­ющие ша­ги по до­роге. К ним приб­ли­жалась де­воч­ка.
— Му­куро-са­ма! — зак­ри­чала она.
Му­куро вов­ре­мя ки­нул­ся, что­бы пой­мать де­воч­ку. Та бе­жала так быс­тро, что ды­хание и но­ги под­ве­ли ее, и она рух­ну­ла в ру­ки Му­куро.
Фран не ве­рил сво­им гла­зам. Пе­ред ним без сом­не­ний бы­ла Хром До­куро, но лет на де­сять млад­ше той де­вуш­ки, ко­торая обу­чала его. Сов­сем ма­лень­кая, хруп­кая, без­за­щит­ная, как ко­тенок.
— Проб­лемный ре­бенок, — вздох­нул Му­куро. — Сей­час не вре­мя те­рять соз­на­ние. Ты слы­шишь ме­ня, На­ги?
— Ва­ше по­яв­ле­ние ко­го угод­но шо­киру­ет, учи­тель, — вста­вил Фран.
Но Му­куро не слу­шал его. Он пы­тал­ся что-то уз­нать у де­воч­ки, но та ед­ва не пла­кала, дро­жа всем те­лом и хва­та­ясь за одеж­ду Му­куро, буд­то мог­ла упасть.
Фран рас­слы­шал, что учи­тель спра­шива­ет ее о ка­ком-то коль­це.
Приб­ли­жение Приз­ра­ка оба ил­лю­зи­онис­та ощу­тили, как силь­ную виб­ра­цию в воз­ду­хе.
— Прик­рой нас! — ско­ман­до­вал Му­куро.
— Как? — вски­нул­ся Фран, не ожи­дая от се­бя та­кой бур­ной ре­ак­ции, но страх пе­ред Приз­ра­ком обос­трил его чувс­тва. — Я мо­гу толь­ко пог­ло­щать пла­мя, мне не­чем ата­ковать его!
Но Му­куро не слу­шал и да­же не смот­рел на не­го. В его ру­ке по­яви­лось се­реб­ря­ное коль­цо, а над го­ловой боль­шая бе­лая со­ва. Фран по­нял, что по­мощи ждать не­от­ку­да.
Он рас­пе­чатал свою ко­робоч­ку. В ней не бы­ло жи­вот­но­го, как в дру­гих, Фран при­вык к ее пус­то­те.
— Хо­рошо, учи­тель, сде­лаю это воп­ре­ки аб­сур­днос­ти про­ис­хо­дяще­го….
Но вдруг из ко­робоч­ки выс­ко­чила ма­лень­кая фи­гур­ка на пру­жине, как чер­тик из та­бакер­ки. Толь­ко вмес­то шу­тов­ско­го кос­тю­ма, фи­гур­ка бы­ла оде­та в умень­шен­ную ко­пию фор­мы Ва­рии и име­ла на го­лове лох­ма­тую коп­ну пше­нич­ных во­лос. Сходс­тво с Бель­фе­гором бы­ло изу­митель­ное.
— Да уж, са­мо воп­ло­щение аб­сур­днос­ти, — сог­ла­сил­ся Фран со сво­ей ко­робоч­кой.
В ту же се­кун­ду луч уда­рил в ил­лю­зи­онис­та, как бес­ко­неч­но длин­ная ру­ка, сжа­тая в ку­лак. Фран заж­му­рил­ся — боль­ше от ис­пу­га, чем от бо­ли. Он по­чувс­тво­вал, буд­то эта ру­ка нас­квозь про­била его реб­ра, про­ник­ла внутрь, сжа­ла пот­ро­ха и по­тащи­ла на се­бя. Но она зас­тря­ла внут­ри сво­ей жер­твы и дер­га­лась, пы­та­ясь выс­во­бодить­ся.
По­няв, что ди­кие ощу­щения все-та­ки не при­чиня­ют ему фи­зичес­кий вред, Фран от­крыл гла­за. Он уви­дел, что его ко­робоч­ка пе­рех­ва­тила луч Приз­ра­ка и за­тяги­вала внутрь. Но да­же по­пав в ло­вуш­ку, щу­паль­це про­дол­жа­ло за­бирать си­лы Фра­на.
— Учи­тель, дол­го мне сдер­жи­вать его?
— Еще нем­но­го.
— Это, кста­ти, боль­но. Не от­ка­жусь от по­мощи.
Кра­ем гла­за Фран уви­дел, что за его спи­ной Му­куро во­зил­ся с за­гадоч­ной ве­щицей, из­да­лека по­хожей на ба­боч­ку или мо­тыль­ка.
Это бы­ла круг­лая лин­за с пер­на­тыми крыль­ями, ко­торая за­вис­ла на уров­не глаз Му­куро. Тот пе­рех­ва­тил ее паль­ца­ми и сфо­куси­ровал на си­лу­эте Приз­ра­ка.
Фран дер­жался из пос­ледних сил. Щу­паль­це по­хити­ло все пла­мя, на­коп­ленное ко­робоч­кой за вре­мя бит­вы, и доб­ра­лось до са­мого сер­дца Фра­на. В ка­кую-то се­кун­ду он пе­рес­тал ощу­щать се­бя че­лове­ком, за­был, где он и кто, и удер­жался на но­гах толь­ко по­тому, что это единс­твен­ное зна­ние ос­та­лось в его го­лове, но поз­вать на по­мощь он уже мог.
— Это не жи­вое су­щес­тво, — ска­зал Му­куро, вгля­дыва­ясь в Приз­ра­ка.
Сло­ва учи­теля ед­ва дос­ти­гали соз­на­ния Фра­на.
— Бь­яку­ран, что же ты за­думал, ес­ли при­тащил это в наш мир.
Щу­паль­це ис­чезло так же рез­ко, как на­пало. По­теряв рав­но­весие, Фран упал на ко­лени и упер­ся ла­доня­ми в зем­лю, ста­ра­ясь глу­боко ды­шать но­сом и ртом, что­бы под­ка­тив­шая к гор­лу тош­но­та прош­ла. По­ка Фран при­ходил в соз­на­ние, мут­ное зе­леное све­чение все еще зас­ти­лало мир пе­ред его гла­зами, и пар­ню ка­залось, что он уто­нул в зе­леной во­де и те­перь ле­жит на дне, став та­ким же бес­па­мят­ным Приз­ра­ком.
Оче­ред­ной удар сот­ряс зем­лю. Фран по­чувс­тво­вал, что его сна­чала схва­тили за пле­чи, а по­том пос­та­вили на но­ги.
— А мож­но по­ак­ку­рат­нее?
— Не вре­мя от­ды­хать, — бро­сил Му­куро.
— Но я смер­тель­но ус­тал, — воз­ра­зил Фран, де­лая ак­цент на сло­ве «смер­тель­но».
Бли­зость к Му­куро пос­те­пен­но на­питы­вала его си­лами, слов­но ба­тарей­ка.
Фран вспом­нил пос­ледние сло­ва учи­теля, ко­торые слы­шал.
— Вам уда­лось вы­яс­нить, кто этот тип?
— Не «кто», а «что». Он не че­ловек.
— Прек­расно его по­нимаю…
— Но го­раз­до ху­же то, что он мо­жет те­лепор­ти­ровать­ся. Очень на­де­юсь, что у этих кре­тинов хва­тит сил за­щитить от не­го ар­ко­бале­но Не­ба.

На этот раз тря­хану­ло так силь­но, что лю­ди ед­ва удер­жа­лись на но­гах. Ог­ромный сгус­ток пла­мени упал с не­ба, как ме­те­орит, и про­рыл в зем­ле кра­тер. Ког­да огонь стал проз­рачнее и скон­цен­три­ровал­ся в од­ной точ­ке, вмес­то ме­те­ори­та все уви­дели фи­гуру маль­чиш­ки в объ­ем­ных пер­чатках.
Фран не об­ра­щал вни­мания на но­вого иг­ро­ка на по­ле, по­ка тот в счи­тан­ные се­кун­ды не пог­ло­тил Приз­ра­ка.
— Как ему уда­лось? — удив­ленно спро­сил он. — Кто это?
На ли­це Му­куро по­яви­лось до­воль­ное вы­раже­ние, слов­но тот уви­дел дав­не­го при­яте­ля.
— Это уни­каль­ная си­ла Де­сято­го бос­са Вон­го­лы. По­хоже, он да­же стал силь­нее, раз так быс­тро рас­пра­вил­ся с вы­род­ком Бь­яку­рана.
Фран не раз­де­лял уве­рен­ности и вос­хи­щения учи­теля. В воз­ду­хе по-преж­не­му ощу­щал­ся сплав по­хищен­ной энер­гии, и ис­хо­дила она не от Де­сято­го.
— Учи­тель, он не унич­то­жил Приз­ра­ка. Не знаю, что про­изош­ло, но си­ла, ко­торую впи­тал Приз­рак…
— Не под­хо­дите! — про­орал Де­сятый, ког­да его со­юз­ни­ки ки­нулись к не­му, ли­куя.
Фран удив­ленно ус­та­вил­ся на бос­са Вон­го­лы. Тот оче­вид­но то­же рас­познал об­ман.

Го­лос, раз­давший­ся с не­ба, сот­ряс воз­дух.
— На­конец-то все в сбо­ре. Я заж­дался.
Бе­лый че­ловек па­рил над зем­лей, ок­ру­жен­ный а­урой си­лы Приз­ра­ка.
— Это и есть Бь­яку­ран Джес­со? — до­гадал­ся Фран. — Тот, кто уме­ет хо­дить сквозь из­ме­рения?
Выж­женная бит­вой лес­ная по­ляна вдруг ста­ла кро­шеч­ной, и все си­лы ма­фии пред­ста­ли пе­ред бе­лым че­лове­ком, как на ла­дони. Ва­рия, Ко­куе, Вон­го­ла с вы­соты его па­рения сли­вались в од­но тем­ное пят­но на зем­ле, но Бь­яку­ран го­ворил толь­ко с од­ним че­лове­ком из этой тол­пы.
Те­перь Фра­ну ста­ло по-нас­то­яще­му ин­те­рес­но, что за че­ловек та­кой этот Са­вада Тсу­на­еши, ес­ли на его фо­не в гла­зах про­тив­ни­ка мер­кли все ос­таль­ные.
— Ты уди­витель­ный че­ловек, Тсу­на­еши, — сме­ясь, ска­зал Бь­яку­ран. — Сколь­ко вы­да­ющих­ся лиц ты соб­рал здесь се­год­ня! Ка­вал­ло­не, Ва­рия, Му­куро со сво­ими под­чи­нен­ны­ми и, ко­неч­но, все Хра­ните­ли Вон­го­лы. Те­бе уда­лось под­чи­нить да­же Зан­за­са и Му­куро, ко­торые в прош­лом пы­тались те­бя унич­то­жить.
Вок­руг ста­ло не­ес­тес­твен­но ти­хо, и го­лос бос­са Мель­фи­оре от­да­вал­ся эхом в ушах ил­лю­зи­онис­та. В этом го­лосе не бы­ло уг­ро­зы, Фран да­же слы­шал ис­крен­нее вос­хи­щение Бь­яку­рана та­лан­та­ми Са­вады — так мог го­ворить толь­ко че­ловек, уже одер­жавший по­беду.
Ва­рия вски­нулась.
— Я не под­чи­ня­юсь ему.
Зан­зас выс­тре­лил в Бь­яку­рана. Оран­же­вое пла­мя уда­рило в не­бо, ту­да, где еще се­кун­ду на­зад па­рила ма­лень­кая че­лове­чес­кая фи­гур­ка. Выс­трел по­пал точ­но в цель, Бь­яку­ран ис­чез в об­ла­ке ды­ма.
— Ме­ня ты то­же при­чис­лил к ма­фии? — крик­нул в не­бо Му­куро. — Я ду­мал, в это мо­гут по­верить толь­ко не­ук­лю­жая де­воч­ка и глу­пый маль­чиш­ка. Те­бя я счи­тал ум­нее.
Нас­мешка на ли­це Му­куро прев­ра­тилась в гри­масу от­вра­щения. Фран ед­ва ус­пел от­ско­чить в сто­рону, ког­да учи­тель вспых­нул мощ­ной а­урой си­лы. Фран уз­нал прив­кус этой а­уры — Му­куро впер­вые при нем пус­тил в ход коль­цо Ада.
Си­нее све­чение вок­руг перс­тня, ук­ра­шен­но­го глаз­ным яб­ло­ком, прев­ра­тилось в удар­ную вол­ну, ко­торая при­няла фор­му пе­реп­ле­тен­ных лоз и прон­зи­ла не­бо ог­ромным ши­пом.
Вен­ки что-то прок­ри­чали, но их го­лосов бы­ло не слыш­но. Воз­дух гу­дел и тре­щал, толь­ко шап­ка и спа­сала уши Фра­на.
Но ког­да об­ла­ко ды­ма рас­се­ялось, все уви­дели, что обе ата­ки не на­нес­ли Бь­яку­рану ни ма­лей­ше­го вре­да. К удив­ле­нию Фра­на, бе­лый че­ловек сжи­мал в ру­ке ос­ко­лок ил­лю­зор­ной ло­зы, по­рож­денной коль­цом Ада учи­теля, ко­торый не толь­ко не ра­нил его, но и не по­терял фор­му, как по­лага­лось раз­ру­шен­ной ил­лю­зии.
— Сла­бо, — крик­нул в от­вет че­ловек, сме­ясь. — Хо­тя я от вас и не ждал боль­ше­го, ведь Приз­рак пог­ло­тил поч­ти все ва­ше пла­мя.
— Сом­не­ва­ешь­ся в мо­ей си­ле?
Щел­кнул зат­вор пис­то­лета Зан­за­са. Ка­залось, нич­то сей­час не мог­ло бы ос­та­новить ва­рий­ско­го бос­са, Му­куро и мрач­но­го ти­па в школь­ной фор­ме из Хра­ните­лей Вон­го­лы, ко­торые при­гото­вились бро­сить­ся на вра­га.
Но Са­вада вски­нул ру­ку, и все трое ос­та­нови­лись.
— Не под­хо­дите.

Фран с удив­ле­ни­ем наб­лю­дал, как все под­чи­нились при­казу Са­вады, хо­тя это да­же не бы­ло при­казом. Все ос­та­лись на мес­тах, поз­во­лив Де­сято­му всту­пить в по­еди­нок один на один с бос­сом Мель­фи­оре. Это зре­лище бы­ло по­ис­ти­не уни­каль­ным.
По­ка вни­мание всех бы­ло при­кова­но к по­един­ку, Фран слег­ка от­сту­пил на­зад, ища бе­зопас­ное ук­ры­тие, где он мог бы на­конец пе­редох­нуть и вос­ста­новить си­лы, на­питав­шись раз­лившим­ся в воз­ду­хе пла­менем ко­лец.
Он ог­ля­дел­ся в по­ис­ках зна­комых лиц и с удив­ле­ни­ем об­на­ружил, что ва­рий­цы сто­яли ря­дом с ним, бук­валь­но на рас­сто­янии вы­тяну­той ру­ки. Те­перь все они ста­ли лишь зри­теля­ми.
— Выг­ля­дишь жал­ко, — бро­сил Бель­фе­гор на­пар­ни­ку.
Фран по­чувс­тво­вал, что рад ком­па­нии быв­ших кол­лег.
— Это по­тому, что он заб­рал все мои си­лы, да и ва­ши то­же.
— Все мы сей­час выг­ля­дим жал­ко, — прос­то­нал Лус­су­рия. — Ес­ли бы Мам­мон был здесь, он бы пред­ло­жил де­лать став­ки!
— По­хоже, ста­вить по­ра на бос­са Мель­фи­оре, — хмык­нул Фран. Он вдруг по­нял, что сос­ку­чил­ся по ма­нерам Хра­ните­ля Сол­нца, буд­то не ви­дел его це­лую веч­ность.
— Мел­кий пре­датель! — през­ри­тель­но вып­лю­нул Ле­ви А Тан.
Бель­фе­гор зас­ме­ял­ся, до­воль­ный сво­им наб­лю­дени­ем:
— А ему не при­выкать.
— Это вы на что на­мека­ете, сем­пай? — вздох­нул Фран.
Воз­дух зат­ре­щал, буд­то кто-то под­жег фон­тан бен­галь­ских ог­ней.
— Прес­вя­тая Де­ва, что я ви­жу? Это крылья у не­го за спи­ной? — вос­клик­нул Лус­су­рия, ука­зав паль­цем в не­бо. — Не­веро­ят­но, что за стиль!
— Так вот где все на­ше пла­мя, — нер­вно ус­мехнул­ся Бель­фе­гор. — Его кон­цен­тра­ция ста­ла та­кой вы­сокой, что да­же при­няла ма­тери­аль­ную фор­му.
— Вам бы по­чаще про­из­но­сить та­кие ум­ные сло­ва, сем­пай, а то я пос­то­ян­но за­бываю, за что вас проз­ва­ли ге­ни­ем.
— Ля­гуш­ке не сле­ду­ет ха­мить Прин­цу, а то как бы не…
Гро­мовой рас­кат заг­лу­шил пос­ледние сло­ва Бель­фе­гора.
— В та­ком слу­чае, вам сле­ду­ет по­торо­пить­ся, Ва­ше Вы­сочес­тво. Де­сято­го Вон­го­лу сно­ва рас­ка­тали в ле­пеш­ку, еще па­ру та­ких раз, и вы не ус­пе­ете воп­ло­тить в ре­аль­ность свою уг­ро­зу.

Все скла­дыва­лось сквер­но. Пре­иму­щес­тво бы­ло на сто­роне Мель­фи­оре. Фран не знал, чувс­тво­вали ли ос­таль­ные рас­ста­нов­ку сил так же, как он, но пос­ле то­го, как энер­гия фон­та­ном за­била из спи­ны Джес­со, все дол­жно бы­ло стать оче­вид­ным.
Фран по­дошел к Му­куро, пы­та­ясь по­нять, есть ли у то­го план, или он бу­дет и даль­ше сто­ять и смот­реть.
— Учи­тель, ес­ли ис­ход бит­вы так ва­жен, по­чему все прос­то смот­рят? Мо­жет, я поп­ро­бую раз­ру­шить этот барь­ер над ни­ми, как ку­пол над Вен­ди­каре?
— По­ка нет. Я не пред­став­ляю, что мо­жет из это­го вый­ти, и не хо­чу про­верять, слиш­ком опас­но.
— А раз­ве не опас­но, что школь­ник мо­жет про­иг­рать в этой бит­ве?
Му­куро хмык­нул.
— Я бы не до­верял Са­ваде, ес­ли бы не про­верил на се­бе его воз­можнос­ти. Пусть он и школь­ник, да и не са­мый ум­ный пар­нишка, но у не­го очень силь­ное пла­мя.
Фран всмот­релся в фи­гуру Де­сято­го, объ­ятую пла­менем. Оно не по­лыха­ло так яр­ко, как у Бь­яку­рана, но ощу­щал­ся по­тен­ци­ал.
— Я не по­нимаю вот че­го, учи­тель. Здесь соб­ра­лось столь­ко бо­евой мо­щи: вы и Зан­зас, и все ос­таль­ные. Как пла­мя од­но­го маль­чиш­ки мо­жет срав­нить­ся с ва­шими си­лами?
— По­тому что его сер­дце го­рит силь­нее.
— Че­го?
— Внут­ренний огонь да­ет Са­ваде Тсу­на­еши та­кую мощь. И это не об­разное вы­раже­ние. Я мно­го вре­мени пот­ра­тил, ана­лизи­руя, как он умуд­рился по­бедить ме­ня и Зан­за­са. Пла­мя про­низы­ва­ет те­ло мно­жес­твом по­токов, и чем жи­вее сер­дце, тем мощ­нее по­ток пла­мени. Са­вада до пос­ледне­го бу­дет за­щищать то, что ему до­рого, и эта ис­крен­няя чис­тая страсть да­ет ему пре­иму­щес­тво.
Фран смот­рел, как Де­сятый сно­ва па­да­ет и под­ни­ма­ет­ся, со­бирая пос­ледние си­лы, соп­ро­тив­ля­ясь дав­ле­нию про­тив­ни­ка, и ду­мал о сло­вах учи­теля про внут­ренний огонь. Ока­залось, да­же мыс­ленно пред­ста­вить се­бе его бы­ло тя­жело. Фран не мог вспом­нить, ис­пы­тывал ли сам хоть что-то по­доб­ное. Ка­жет­ся, нет. Ни ра­зу в дра­ке ему не при­ходи­лось при­зывать на по­мощь свое сер­дце, по­тому что нич­то не зат­ра­гива­ло его. За­то ему от­лично бы­ла зна­кома пус­то­та.
Фран вдруг по­чувс­тво­вал укол за­вис­ти, гля­дя, как Са­вада ис­то­ча­ет фон­тан энер­гии, по­ка сам он по кро­хам во­ровал у дру­гих пла­мя для сво­ей ко­робоч­ки; и как Са­вада лег­ко поз­во­ля­ет се­бе кри­чать, пла­кать и сра­жать­ся, ког­да Фран ра­довал­ся ма­лей­шей воз­можнос­ти ощу­тить эмо­ции.
— А вы с ним чем-то по­хожи, — вдруг ска­зал Му­куро.
Это срав­не­ние по­каза­лось Фра­ну слиш­ком иро­нич­ным.
— Вы поч­ти ро­вес­ни­ки. Он то­же не хо­тел ста­новить­ся бос­сом ма­фи­оз­но­го кла­на, слиш­ком до­рожил сво­ей обыч­ной жизнью за­уряд­но­го под­рос­тка.
— А по­том соб­лазнил­ся си­лой и пе­реду­мал?
— Не сов­сем так. Са­вада при­нял ти­тул Де­сято­го бос­са Вон­го­лы, но про­дол­жал гнуть свою ли­нию. Он вбил се­бе в го­лову, что ма­фия дол­жна быть доб­рой и спра­вед­ли­вой, а клан сос­то­ять из школь­ных при­яте­лей, ни­чего не смыс­ля­щих в прес­тупном ми­ре. И не­веро­ят­но — но по­ка у не­го это по­луча­ет­ся. При­мер то­го, как мож­но при­нять свою судь­бу, ос­та­ва­ясь сво­бод­ным че­лове­ком.
— Не­уже­ли он сам та­кой муд­рый вы­рос?
— Ско­рее уж это зас­лу­га его учи­теля, ма­лыша ар­ко­бале­но Ре­бор­на. Ви­дишь, как мно­го ре­ша­ет учи­тель в жиз­ни.
— Мо­жете не про­дол­жать, я уже про­ник­ся, нас­коль­ко вы кру­той.
Му­куро хмык­нул в от­вет.

Ког­да Сва­да вновь ока­зал­ся на ко­ленях пос­ле оче­ред­ной сок­ру­шитель­ной ата­ки Бь­яку­рана, прон­зи­тель­ный дет­ский го­лос вспо­рол воз­дух:
— Вста­вай, Тсу­на!
Все ог­ля­нулись на Ре­бор­на.
А Фран жад­но наб­лю­дал за Де­сятым Вон­го­лой, и да­же по­дошел бли­же, что­бы слы­шать его.
Ког­да Са­вада от­ды­шал­ся и пос­мотрел на сво­его про­тив­ни­ка, да­же на ли­це Бь­яку­рана от­ра­зилось изум­ле­ние. Маль­чиш­ка пе­ред ним уже был пот­ре­пан, как тря­пич­ная кук­ла, но пла­мя вок­руг не­го го­рело плот­но и ста­биль­но.
— Да что с то­бой та­кое? — вык­рикнул босс Мель­фи­оре, приз­на­вая, что этот маль­чиш­ка не так прост.
То, что от­ве­тил ему Са­вада, Му­куро и наз­вал «го­рящим сер­дцем». Де­сятый был от­крыт, как кни­га, ког­да го­ворил о ве­щах, ко­торые пря­мо сей­час да­вали ему си­лы под­нять­ся: о близ­ких лю­дях, о дол­ге за­щитить, о со­вер­шенных ошиб­ках, па­дени­ях, став­ших взле­тами.
Фран слу­шал, как за­воро­жен­ный. Он по­пытал­ся вспом­нить, что его са­мого при­вело се­год­ня сю­да, ра­ди че­го он сбе­жал от семьи, ски­тал­ся по ил­лю­зи­ям вслед за опас­ным нез­на­ком­цем, ра­ди че­го бы­ли все монс­тры и боль. Все на­чалось с же­лания най­ти свое мес­то в ми­ре, где он бу­дет что-то зна­чить, и лю­дей, для ко­торых он бу­дет что-то зна­чить. А для это­го ему нуж­ны бы­ли си­лы, что­бы за­щитить се­бя. Ра­ди этой си­лы он и по­шел за Му­куро, и он ее по­лучил, да­же вмес­те с прок­ля­тым коль­цом.
Сто­ило Фра­ну по­думать об этом, как в го­лову сам со­бой при