• Фандом Original
  • Пейринг ОМП / ОМП
  • Рейтинг NC-17
  • Жанр Драма
  • Дополнительные жанры
  • ПредупрежденияОмегаверс
  • Год2019
  • Описание Энтони Уэйд - финансовый аналитик и успешный журналист - начинает новую свободную жизнь после развода. Но все идет не так, когда Энтони узнает, что у него есть семилетний сын. Но Энтони - омега. И детей он никогда не рожал


========== Глава 1 ==========


Энтони Джозеф Уэйд отмечал развод в гордом одиночестве. Лучший друг и верный товарищ Джервис, уехав в свадебное путешествие в Майами, не появлялся в Иллинойсе больше года, разъезжал со своим таким же бестолковым мужем по всему миру, зарабатывали они уличными выступлениями и постили счастливые фотки во всех возможных социальных сетях.

У Энтони же с семейной жизнью что-то опять не сложилось. Юрген начал изменять ему почти сразу после свадьбы, но терпение у Энтони лопнуло только через полгода, когда Юрген перестал даже скрывать своих любовников. Энтони собрал свои немногочисленные шмотки в рюкзачок и покинул квартиру Юргена с гордо поднятой головой и гордостью за разбитую плазму. Еще через пару месяцев они подписали документы о разводе, оставив загородный дом, квартиру в Чикаго и майбах Юргену. Энтони получил обратно свой старенький фордик, в котором и жил несколько дней, пока добродушный Джервис не предоставил в пользование Энтони свою квартиру в Аптауне всего за символическую тысячу в месяц. Очень великодушно со стороны друга, так как страдавший в последние месяцы депрессией и запоем Энтони совершенно не мог работать.

Но развод придал ему ложное чувство начала новой жизни. Наведя порядок в квартирке, выкинув весь мусор, Энтони впервые за месяц появился в редакции и отстоял свое право на разворот июньского номера. Статья будет бомбой — истинные масштабы манипуляций на финансовом рынке с парочкой громких разоблачений. Энтони готовил ее больше года с двумя большими перерывами — на свадьбу и медовый месяц и на последующую депрессию.

Но сейчас стоило снова вспомнить о том, что он не влюбленный в Юргена идиот, а независимый и успешный омега, с двумя премиями по журналистике, почти полным финансовым образованием, и, в конце концов, его капризы терпит главный редактор «Fox». В своей профессии Энтони вообще был умничкой.

В знакомом баре было пусто и тихо. Утро понедельника никогда не располагало людей к отдыху за барной стойкой со стаканом в руках. А Энтони любил этот бар на углу Кроуд и сорок третьей за отличные напитки и вдохновляющую атмосферу. Статьи, написанные в этом месте, были самыми лучшими.

— Майкл, виски со льдом! — крикнул Энтони, хлопнув дверью и уверенным шагом подходя к барной стойке.

— Не рано ли начинаешь? — спросил знакомый Энтони бармен из-за стойки. Знакомый до такой степени, что два года назад они провели несколько ночей вместе. Собственно, так омега и узнал про этот бар.

— Я развелся с Юргеном, сегодня подписали бумаги. — С грустью проговорил Энтони. Он забрался на барный стул, поерзал попой, чтобы сесть поудобней, и с раздражением заметил, как вниз сползают джинсы, открывая трусики.

С запоем нельзя было покончить сразу, нужно было отпускать это состояние постепенно. Тем более, развод — это больно. И дело было даже не в Юргене. Просто Энтони чувствовал, как резко понизился его статус до тридцатилетнего разведенного никому не нужного омеги, который еще и сегодня чуть не потерял работу.

— Сочувствую. — Отозвался Майкл и подлил Энтони еще.

— Мне нужно поработать. Запиши на мой счет. — Энтони стукнул ноготком по стеклянному бокалу.

— Ты и так сотню баксов торчишь.

— Сдам статью и отдам, не беспокойся. — Не сдержал сарказм Энтони. — Виски больше мне не давай, только кофе, без молока, без сахара, можешь немного плеснуть рома. — Он в один глоток допил обжигающий виски и спрыгнул с барного стула. Здесь была парочка отдаленных столиков, за которыми очень удобно работалось.

Энтони пришел в журналистику не сразу. Писал он с детства, в тринадцать лет даже издал пару фантастических рассказов и опубликовался в одной местной газете с большим обзором на несовершенство системы образования. Но родители видели своего единственного и любимого ребенка только на экономическом факультете и только в «лиге плюща». Три года, проведенные в Йельском университете, измучили Энтони окончательно, но там он встретил Джервиса и Уильяма Литтла, аспиранта, с которым у Энтони возник продолжительный роман длинною в два года. Там Энтони попал в литературный кружок, посетил множество семинаров по журналистике, ходил на чужие лекции, и в конце концов, стал редактором университетской газеты. В Йеле Энтони не доучился всего пару месяцев. Был выбор между экономическим дипломом и возможностью стажировки в Чикаго в «Businessweek». Энтони не стал больше насиловать себя ненавистной учебой и выбрал второе. Пришлось порвать с Уильямом и вернуться обратно в Иллинойс. Родители не общались с ним почти год после этого решения. А Энтони ни о чем не жалел до сих пор.

Статья была готова только к вечеру, когда счет омеги перевалил за двести баксов, а бар заполнился уставшими после первого рабочего дня офисными клерками и обычными работягами, пившими пиво и громко спорившими насчет результатов очередного футбольного матча.

Энтони с чувством огромного удовлетворения отправил статью редактору и закрыл ноутбук. Это чувство завершения чего-то масштабного и крутого, как его статья, было лучше секса, лучше алкоголя, лучше любви. Разворот июньского номера Энтони себе обеспечил. Как и еще двадцать страниц в начале выпуска. И пару тысяч баксов.

Энтони оглядел одиноких альф, решая, хочет ли он с кем-то пофлиртовать. Все-таки у него уже три месяца никого не было. Но сейчас совершенно не было сил на новые приключения и на флирт. А флиртовать придется. Альфы ведь очень странно относились к прямым предложениям секса, а слова об отношениях без обязательств они воспринимали с большим недоверием, покачивали головой и исчезали, стоило отвернуться.

Один альфа заметил взгляд Энтони и подмигнул ему. Омега прикусил губу и немного подумал — стоит ли? Или лучше пойти домой и выспаться перед завтрашним днем — предстанет перед главным редактором свежим и красивым, без этих кругов под глазами и подсохшей кожи.

— Скучаешь, красавчик? — альфа рискнул подойти к Энтони и присесть за его столик. С собой он принес «маргариту» для Энтони и стопку водки, которую тут же опрокинул в себя. Энтони засмотрелся на выбеленные волосы альфы, лежащие в идеальной прическе и на идеальное лицо с выразительными синими глазами.

— Ты как принц из сказки. — Хмыкнул Энтони. — Я еще не решил, скучно ли мне одному или нет?

— Я тебя здесь раньше видел. — Припомнил альфа.

— А я тебя не замечал. — Энтони губами поймал соломинку и потянул в себя коктейль. С выпитым кофе это давало не тот эффект, какой хотелось. — Давай так, — Энтони поднял с пола свою сумку и пошарил в ней рукой, пока не нашел блокнот и ручку, — я сильно устал, а завтра сложный день, и настроения совсем нет. Но если твой интерес не пропадет через несколько дней, позвони. — Энтони записал свой номер на листке бумаги и протянул в сторону альфы. — Думаю, мы сможем хорошо провести время.

В конце концов, ему очень понравился этот красавчик, а особенно его синие глаза, не оставляющие Энтони в покое на протяжении всего пути до дома. Лифтов в этом здании не было, несмотря на большое количество этажей. Энтони каждый день поднимался пешком до десятого этажа и уже накачал себе красивые ножки этим упражнением. Пока поднимался, все рылся в сумке, пытаясь найти ключи. Подкурил сигарету. Вообще-то Энтони бросил еще пять лет назад, но под воздействием алкоголя и переживаний последнего дня решил попробовать слабые тонкие омежьи сигаретки.

— Здравствуйте. — Раздался звонкий детский голос у него за спиной, когда Энтони ковырялся в дверном замке, гремя ключами.

Энтони подскочил на месте от испуга и резко развернулся. На лестничных ступеньках, ведущих на следующий этаж, сидел ребенок лет семи, красивый омежка с медными вьющимися волосами и светлым личиком. Энтони не разбирался в детях и никогда не имел с ними общих дел, чтобы иметь хоть какое-то представление о том, как себя вести с ними.

— Ты кто, вообще? — с подозрением спросил Энтони. Выпитый алкоголь выветрился из головы полностью. Да его и было немного в ней. И сигарета больше не была нужна.

— Лео. — Мальчик встал и поднял с пола набитый тугой рюкзак, украшенный множеством значков. — Вы — Тони?

— Да. — Дрогнувшим голосом подтвердил Энтони. Откуда он вообще додумался назвать его так. Так обычно его называли альфы в постели и близкие друзья, очень близкие — Джервис, с которым они не виделись уже больше года.

Мальчик вел себя неадекватно. Его глаза стали почти круглыми и он, не отрываясь, смотрели на Энтони. Мальчик сделал несмелый шажок к Энтони, моргнул пару раз и заплакал. По щеке покатилась слезинка.

— Вы — мой папа. — Выдал он с непоколебимой уверенностью, все ближе подходя к Энтони.

— Что? — лишь сумел выговорить Энтони. От удивления у него совсем не было слов. — Нет, черт, нет. — Он посмеялся.

Какой-то сумасшедший ребенок. Поверить этому, конечно, нельзя было. Если бы он родил ребенка, то точно не забыл бы об этом. Но у Энтони не было детей. Он даже был настолько осторожен, что ни разу еще не забеременел, а противозачаточные пил с восемнадцати лет без перерывов.

Но пока Энтони думал обо всем этом, мальчик подошел к нему, уткнулся головой в живот и разразился рыданиями.

========== Глава 2 ==========

— Вот, ближайший участок. — Сказал таксист, останавливаясь на полупустой стоянке под ярким фонарем. — С вас пятнадцать баксов ровно.

— Вы еще не купили себе золотой унитаз? — недовольно проворчал Энтони. — Ехали пять минут. На двадцатку и не надо благодарностей. Эй, вылезай! — он потянул только что притихшего ребенка за рукав толстовки.

— Куда мы? — тихо спросил мальчик, когда Энтони вытащил его на улицу. Уже давно стемнело, шел первый час ночи, и Энтони давно следовало спать в своей кроватке.

Такси уехало, оставив за собой лишь запах дешевого бензина. Стало так тихо, что Энтони даже передернуло. Слышался только отдаленный гул движения поезда.

— Будем искать твоего папу, или кто там у тебя есть, а? — Энтони схватил в левую руку капюшон толстовки, чтобы пацан никуда не убежал, а правой прикурил сигарету. — Откуда ты вообще про меня такое придумал? — Энтони медленным шагом повел его через пустую парковочную площадку к полицейскому участку.

— Мне отец сказал! Ты мой папа!

— Точно нет. — Энтони поморщился. Папа. Это смешно. Какие, к черту, дети? Он еще не готов похоронить свою жизнь под этим бременем. — Ты же знаешь, откуда берутся дети? Ты же взрослый мальчик.

— Мне семь вчера исполнилось. — Мальчишка сдулся. С трудом переставлял ноги и шел только потому, что Энтони тащил его за капюшон. Устал очень. — Я смотрел по телевизору. Нужно сделать трах и потом долго носить ребенка в животе, пока он не вылезет наружу.

— Трах. — Повторил Энтони и посмеялся. — как бы твоего отца родительких прав не лишили. Ты же понимаешь, что я не могу быть твоим папой, а? — Энтони остановился перед освещенными изнутри стеклянными дверьми. Отправил недокуренную сигарету в мусорку. — Я никогда не таскал ребенка в животе, понимаешь?

Энтони объяснял это уже в десятый раз. Пару раз на лестничной клетке, глядя в зареванные красные глаза. Потом у себя в квартире, пока искал адрес ближайшего полицейского участка и вызывал такси. Объяснил по пути к машине, игнорируя слезную истерику. Когда подъехала машина, уже грозно шикнул и тряхнул за плечо, чтобы перестал реветь. Подействовало, вроде.

В участке все переполошились. Дежурный альфач закидал Энтони вопросами, а какой-то бета в гражданском утащил ревущего ребенка в другую комнату. Потом и Энтони отвели в кабинет, предложили кофе из кофейного автомата, за что Энтони был очень благодарен.

— И вы его никогда раньше не знали? — удивленно спрашивал альфа. — Он назвался вашим сыном.

— Понятия не имею, чей он, но не мой точно! — снова взорвался Энтони.

— Не поинтересовались? — альфа сел за стол и протянул руку. — Есть какие-нибудь документы. Запишем ваш адрес и телефон, и сможете ехать.

— Здравая мысль, — Энтони полез в сумку, — он говорил про своего отца. У меня только водительские права и пресс-карта. Сойдет?

— Да. — Кивнул альфа. — Детектив завтра уже с вами свяжется.

— Мальчика Лео зовут. — Вдруг вспомнил Энтони. — Я могу как-нибудь узнать про его родственников, кто-то же рассказал ему про меня? Это все странно попахивает.

— С вами еще свяжутся. — Пообещал альфа, отдавая обратно права с карточкой. — Контактный телефон?

Энтони отдал ему одну из своих визиток, разбросанных по всей сумке. Уже собрался уходить и даже успел выйти из полутемного кабинета в ярко освещенный коридор, когда столкнулся с тем самым бетой, который увел пацана вглубь участка.

— Кертис, это Лео Литтл, — крикнул почти на весь участок, обращаясь к дежурному альфе, — сегодняшняя потеряшка, позвони там родственникам и в опеку сообщи, за ребенком, видимо, не очень следят.

И ушел, даже не взглянув на Энтони.

— Литтл. — Протянул Энтони. — Литтл, сукин сын!

Он передумал немедленно мчаться домой и ложиться в постель досыпать оставшиеся ночные часы. Продержится на крепком кофе еще денек, не привыкать. Вместо этого Энтони присел на пластиковый стул около выхода из участка, перед стойкой дежурного, и надолго задумался.

Уильяма Литтла он не видел уже около восьми лет, с того самого времени, как уехал из колледжа, бросив все за один день, в том числе и влюбленного альфу. Ну, Уилл мог завести за это время ребенка, все сходилось. И даже сейчас Энтони вспомнил медный необычный цвет волос альфы, передавшийся и детенышу.

Но как такое получилось? Как вообще этот пацан нашел Энтони? У малолетки на это ума не хватит, взрослые должны помочь построить такие выводы. Все было непонятно.

— Вы чего не уходите? — с любопытством спросил альфа, возвращаясь за стойку. — Мы во всем разобрались. Это потеряшка был, сегодня только из дома сбежал.

— За ним приедут? — Энтони задрожал.

— Отец. — Выдал альфа, а потом только насторожился. — Вы можете идти. — Повторил он.

— Могу. — Мрачно ответил Энтони, но остался на месте. Ждать. Полицейские участки его не напрягали. В самом начале журналисткой карьеры потаскало его и по таким местам. Недолго, конечно, пока Энтони не завязал с сомнительными газетенками, и не обратил внимание на мир больших капиталов, где скандалов было не меньше, чем в Голливуде.

Уильям Литтл явился уже через тридцать минут. Так быстро, что возможно, на парковке можно было увидеть вертолет или машину скорой помощи. Энтони осматривал этого альфу со своего места, пока тот нервно разговаривал с дежурным. На Энтони даже не взглянул.

Уилл отрастил хвост и заимел серьгу в ухе. Это было самое невероятное, поскольку во времена их романа Уилл носил образ правильного мальчика. Глядя на эти свитера и очки, никто бы и не поверил, что Уилл может творить в постели. Энтони, по крайней мере, не верили.

Пахло от него по-прежнему. Энтони долго делал глубокие вдохи, пытаясь уловить изменения в запахе. Их не было. Видимо, отрастив волосы и заимев проколы в ушах, Уилл перестал пользоваться членом, так как омегой от него не пахло. Сплошной парадокс, а не альфа, честное слово.

Энтони уже решил подождать и перехватить альфу на обратном пути, но его заметили. Дежурный просто некультурно показал в сторону Энтони пальцем и что-то сказал альфе. И вот Уилл резко развернулся и уже смотрел на него не шевелясь и не дыша.

— Сюрприз. — Протянул Энтони первым. — Какого хрена, Литтл?

— Тони?

— Он самый. — Энтони развел руками.

— Вот черт! — альфа покачал головой. — Постой, не уходи никуда! Подожди, я заберу Лео и все объясню!

Встретились снова лишь через полчаса на парковке, где Энтони докуривал очередную сигарету и уже с наслаждением дышал ночным воздухом. Альфа в тишине подошел к нему. На руках у него пристроился спящий мальчик, на плече висел рюкзачок со значками.

— Тони. — Тихо сказал он.

— Я жду конца этого спектакля.

— Я сам ничего не понимаю. Лео не говорит. — Уилл потряс ребенком. — Как он тебя вообще нашел?

— Ты у меня спрашиваешь, Литтл? Какого полового органа ты ему сказал про меня? Он меня папой называет! Ты совсем ебнулся?!

— Да я не говорил! — рассердился альфа очень быстро, но так же быстро успокоился, стоило только пацану пошевелиться. — Пошли в машину, поговорим. — Он мотнул головой в сторону черной тачки у входа в участок.

Устроив мальчика на заднем сидении, Уилл накрыл его своей курткой. Альфа остался в одной рубашке и теперь Энтони смотрел на вытатуированные рукава.

— Тебя подменили, да? — на время Энтони забыл даже про свою злость. — Какие еще сюрпризы? Ты стал сатанистом? Ешь младенцев, м?

— Зато ты не меняешься.

— Стабильность — мой конек.

В салоне они включили небольшой свет, а Уилл настроил теплый воздух из печки. Ночь ведь выдалась прохладной.

— Не знаю, с чего и начать. — Хмыкнул альфа. — Вообще не ожидал встретить тебя.

«По закону жанра мы должны переспать» — подумал Энтони. Интересно, он сейчас соблазнительно выглядит? А Уилл так же хорош, или своей внешностью теперь прикрывает комплексы.

— Откуда у тебя ребенок? — начал Энтони.

— Небольшая ошибка. — Пожал плечами Уилл. — Я у него один.

— Кто родил?

— Я знаю, о чем ты. Я не изменял тебе, пока ты меня не бросил.

— А что потом? — поддался Энтони на эту игру. Секс с Уиллом все равно откладывался в дальний ящик.

— А что потом? — Уилл развернулся лицом к нему и заглянул в глаза. — Ты же меня всего лишь бросил, не умер.

— Мы не о том говорим. — Сдался Энтони. А Уилл завел мотор и включил фары. Машина плавно тронулась и направилась к выезду с парковки. — Отвезешь меня домой, да? Мы сюда на такси добирались, я ведь выпил слегка вечером.

— Я город плохо знаю.

— Здесь направо и прямо. Так где тот омега? Ребенок не знает, кто его папа?

— Хм, — Уилл напряженно пожал плечами, — возможно, я ему мало рассказывал про это, он мог решить, что это ты. Я не знаю точно, он видел наши фото с колледжа и понял, что между нами было. Не думал, что до такого дойдет. Он раньше почти не сбегал.

— Почти?

— Потерялся в парке пару раз. Здесь прямо?

— Да. К парку Челленджер.

— Кенмор — авеню? — вдруг спросил Уилл.

— Допустим. Теперь у меня еще пара вопросов.

— Это твое жилье?

— Нет. — Раздраженно ответил Энтони. Уилл наступил на больную мозоль. Родители и так не переставали давить на Энтони, требуя от него уже «взрослого поведения». — Я у Джервиса временно живу. Джервиса, наверное, помнишь, мы дружим с Йеля. У него тогда были синие волосы.

— Ну да, а у тебя розовые. — Улыбнулся Уилл. Они уже приближались к парку, и Уилл больше не спрашивал дорогу, а уверенно ехал в правильном направлении. И даже без навигатора. — Короче, когда ты уехал, мы сблизились с Джервисом. Лео родился через год, аборт сделать не успели и Джервис оставил его мне, когда Лео было несколько месяцев. Мы больше с ним не общались. Он тебе ничего не говорил?

Энтони не ответил. Он продолжал следить за проезжающими рядом автомобилями и темнотой парка с левой стороны от дороги, но внутри пытался подавить целую волну чувств. Джервис был лучшим другом, но переспал с Уиллом сразу после того, как Энтони уехал. И мало того, что переспал, а родил ребенка и сохранил это в секрете. Джервис же был на курс младше Энтони, и оставался в Йеле еще на год, а потом уехал в Европу на два года, и только потом вернулся в Чикаго, где они и встретились снова. Через три года после расставания. Джервис ни слова не сказал о ребенке и их романе с Уиллом.

«Я не ревную» — убедил себя Энтони.

— Если бы ты меня не бросил, этого никогда не случилось бы. — Ворвался в поток размышлений голос Уилла. — Приехали, Тони.

========== Глава 3 ==========

Вернувшись домой уже в начале первого, совершенно выжатый бессонной ночью, жарким солнцем и долгим разговором с главным редактором, Энтони упал на кровать, даже не собираясь снимать обувь, и кончиками пальцев нащупал под подушкой ноутбук. Нужно срочно позвонить Джервису. А то это уже никуда не вписывалось — соблазнил Уилла всего через месяц после того, как Энтони уехал, ничего про это не сказал, родил ребенка, в конце концов, и его скрывал столько лет.

У Джервиса уже вечерело. Довольное лицо от камеры скрывал огромный зонтик коктейля, а голос заглушала музыка. Энтони с трудом перешел за кухонную стойку, достал из ящика бутылку рома, включил кофейный аппарат и снова повернулся к ноутбуку. Джервис уже нашел тихое место и убрал от лица коктейль.

— Тони, ты не представляешь, — восхищенно начал он, — мы прилетели в Шанхай на пару дней. Здесь так классно! Луис встретился со своим другом и нас позвали на вечеринку. И ты не поверишь, — Джервис понизил голос, — Нам с Луисом предложили поменяться на ночь партнерами, ну ты понимаешь, для чего, — Джервис подмигнул, — но этот его друг не красавчик, честно.

— Прикольно. — Заметил Энтони. Он добавил в готовый кофе ром и сделал пару глотков. — Я хотел спросить тебя об одном человеке, может, ты его знаешь? — Энтони пододвинул ноутбук ближе и заглянул в шальные глаза Джервиса, ища в нем остатки разума.

— Какого? Кто-то из моих мальчиков понравился?

Джервис до замужества работал администратором в стриптиз-клубе для омег, управлял целой толпой альф — стриптизеров и даже мужа нашел среди них.

— Мальчик, но не в том смысле. — Энтони забрался на высокий стул и снова отхлебнул кофе. Ром приятно согревал внутри. — Лео Литтл, знаешь такого, м?

Договаривал Энтони уже пальмам на заставке, поскольку Джервис отключился. Энтони только понимающе хмыкнул и снова запустил кофеварку. Спать, конечно, хотелось со страшной силой, но нужно было написать какую-нибудь статью для воскресного номера. Чистая формальность — редактор закроет сетку, а Энтони заработает немного баксов.

Ответил Джервис только на третий звонок. Он уже был без коктейля и сидел на унитазе в небольшой туалетной комнате, поставив свой планшет перед собой на пол, так что Энтони теперь смотрел на друга снизу вверх.

— Э-э, — Сказал Джервис, замолчал и причмокнул, недовольно сдвинув брови, — как узнал?

Энтони кратко описал всю ситуацию. В общем, не сильно хотелось рассказывать все это Джервису, хотелось получить как можно скорее ответы на свои вопросы, большей частью нецензурные.

— У него татуха? Серьезно? — только раз перебил Джервис. — Вроде, ботаном был.

— Джерв, блять, у тебя ребенок! От моего альфы!

— Он не твой!

— Да? И месяца не прошло, как мы расстались, а ты к нему в кровать залез!

— Ты говорил, что он крут в постели. Я хотел проверить! Кстати, как там Лео? И откуда он появился, они в Чикаго, что ли переехали, а? — Джервис снова взял планшет в руки и поднес к лицу. С такого близкого расстояния было видно, как ошалело блестят его глаза, и какой у них широкий зрачок.

— Джерв, — попытался начать с самого начала Энтони, — дело не в Уилле и не в том, когда, кто и с кем спал. Джерв, у тебя есть сын, который даже тебя не знает. Это немного не… хорошо.

Громко запищала кофеварка в тишине. Потому что Джервис не ответил, лишь пару раз моргнул глазами и уставился в экран. Энтони, поняв, что смог хоть немного достучаться до сознания друга, пошел за новой порцией кофе. Было очень плохо и шатало от усталости. Нужно поработать несколько часов, хотя бы написать макет статьи, и спать до самого утра.

Сразу за кофеваркой на всю квартиру прозвучал звук, похожий на крик чайки, максимально неприятный.

— Джерв, ко мне кто-то пришел. — Энтони спрятал бутылку рома обратно в ящик, поправил сползающие с попы узкие брюки. — Перезвоню.

— Ага. — Лишь отозвался друг. — Подожду.

На этот раз под дверью его квартиры не было незнакомых детей. Лишь знакомый альфа с серьгой в ухе. Уилл коротко кивнул в знак приветствия и зашел в квартиру, потеснив Энтони.

— Конечно, проходи, добро пожаловать. — Энтони прикрыл дверь. — Зачем ты пришел?

— Тони, нам нужно поговорить.

Хотелось встать в позу, обиженно надуть губки и топнуть ножкой. Ну, или покрыть матом за то, что Уилл и его отпрыск так бесцеремонно влезли в его жизнь. Да так влезли, что Энтони забыл про свои собственные проблемы в личной жизни и про Юргена.

— Я немного не в состоянии вести разговоры. — Энтони зевнул. — Только если быстро. Кофе будешь? Только что сварил, но не знаю, хватит ли на тебя. — Энтони махнул рукой и пошел в сторону кухонного уголка, уловил момент, когда Уилл отвлекся и снова поправил штаны. Переодеться бы сейчас в домашние, но не при гостях же. — Садись здесь. — Энтони отодвинул в сторону ноутбук, где снова были изображены только пальмы. Поставил две чашки кофе и сам сел напротив предложенного места. — Ну?

— Слышал про тебя здесь.

— Что слышал?

— Устроил громкий скандал год назад.

— Ты про «Pharmacy»? Но ты уж должен понимать, как опасны недоработанные противозачаточные. Нельзя экономить на разработке лекарств.

— Иначе придет деятельный журналист и обвалит курс акций. — Закончил Уилл.

— Славное дело было. — Польщенно улыбнулся Энтони и тут же спрятал довольную улыбку за кружкой. Уилл всегда считал его немного эгоистичным и самовлюбленным, не хотелось это подтверждать. — Ты что в Чикаго делаешь? Ты же преподавать остался.

— Предложили хорошую работу здесь, — пожал плечами Уилл, — решили с Лео поискать счастье. Теперь я понимаю, чего он так рвался сюда.

— Ммм...да. — Протянул Энтони. Обычно он разговаривал более красноречиво, профессия уж обязывала к этому. Но сейчас, глядя на альфу, смущался и прятался за большой кружкой и за облачком пара, поднимающимся над ней.

В самую первую их встречу Энтони обратил внимание на Уилла только потому, что он вел у них семинары по Римскому праву. Присматриваться к молодому аспиранту Энтони стал после нескольких неудовлетворительных оценок по этому предмету, ну, а проявил симпатию на дополнительных занятиях. Оказалось, что Уилл только выглядел как ботан. Но все равно, украшением их пары всегда оставался Энтони.

Новый Уилл вызывал другое впечатление о себе. Но Энтони хорошо знал альфу, и понимал, что это только внешний вид. Кроме него ничего не изменилось. Но Уиллу чертовски шли татушки, серьга и маленький хвостик медных волос на затылке.

— Что ты там бормочешь? — с улыбкой спросил альфа.

— Спрашиваю, зачем ты пришел? Не потрепать же со мной языками?

— Почему бы и нет? Но, вообще-то, мне нужен Джервис. Ты же с ним общаешься?

— Допустим. — Слегка расстроился Энтони. — Хотя в последние двенадцать часов уже начинаю сомневаться в этом.

— Слышал, он не в стране?

— Ага, таскается по миру. — Энтони бросил взгляд на Уилла. — Зачем тебе он? В смысле, вы, вроде, не общались с ним. Что-то… изменилось? У вас с ним?

— Ты так мило ревнуешь? — спокойно и все еще улыбаясь, произнес Уилл, он задвигался, меняя позу на неудобном высоком стуле, и протянул руку к щеке Энтони. — Не ожидал от тебя, Тони.

— Нет. — Пальцы уже прикоснулись к щеке. — Лучше убери руку.

— Уверен? — рука отступила, но сам Уилл оказался ближе. Он поднялся на ноги и наклонился к стойке.

— Уверен, что меня стошнит от этих нежностей. Эй! Если ты что-то задум…

Сначала Энтони подумал, что Уилл хочет ударить его лбом об столешницу, но потом понял, что альфа резко потянул его к себе и засосал в совершенно развратном, каком-то странном и ненасытном поцелуе. Губы громко чмокнули, Энтони привстал, чтобы было удобнее, и уперся локтями о холодную столешницу.

— Если ты… — Он смог оторваться от альфы, но Уилл лишь ближе подобрался к нему, почти залез на стойку и заткнул рот Энтони новым поцелуем, не дав даже набрать хоть сколько-то воздуха в легкие.

Из-за запаха альфы Энтони опять возвращался в прошлое, в небольшую комнату студенческого кампуса, где они жили с Уиллом, где все пропахло им и въелось в кожу. Теперь пахло еще лучше — альфа вырос и возмужал. И — О Боже! — имел потрясающий язык. Энтони даже представил его у себя не только во рту, но и на других местах.

— …меня хочешь трахнуть, — через сбитое дыхание прошептал Энтони, — если хочешь, то сделай это.

Уилл не кинулся на него и не половок в сторону просторной кровати, не усадил на столешницу и не предложил сходить в душ. Уилл отстранился от него и поправил немного растрепанную прическу.

— Что-то не так? — Энтони увидел сомнение на его лице, какую-то тревогу. Такие лица бывали у разного рода корпоративных шестерок, когда Энтони приходил к ним на чашечку кофе поболтать.

— Все не так.

— В смысле? — Энтони убрал выбившиеся из хвоста пряди за ухо и постарался улыбнуться.

— Тони, пожалуйста, дай мне контакты Джервиса и я пойду. — Попросил вежливо Уилл.

— А как же…

— Тони, — перебил Уилл, — у меня уже есть омежка, мне хватит одного.

========== Глава 4 ==========

Джервис считал это глупой идеей — подловить Уилла на течку. Энтони думал, как он переспит с этим альфой, оставит на нем свой несмываемый запах, а потом с радостью выяснит, что сделает его омега.

— Это глупо. — Фыркнул Джервис. — Хватит пить уже.

— Это кофе. — Отозвался Энтони. Он поставил кружку прямо перед экраном монитора и подтянул к себе бумаги, полученные по почте еще месяц назад. Но они были на имя Джервиса. Энтони откладывал их в дальний ящик стола дожидаться возвращения друга. — Что будешь делать? — спросил он, поднимая глаза к экрану, где виднелось задумчивое лицо Джервиса.

— Решу с Уиллом. — Джервис прикурил. — Скоро вернусь в Штаты и там поговорим.

Энтони подавил в груди ревность. Ему совершенно не хотелось, чтобы Джервис встречался с Уиллом. Хватало того, что они стали созваниваться, в то время, как к Энтони Уилл больше не приходил.

Джервис признался, что не видел собственного сына уже пять лет и совершенно не скучал по нему. Раньше Уилл сам справлялся со всем, пока ему не понадобилось взять ребенка с собой в поездку за границу на какую-то конференцию, а потом перевезти в другой штат. Тогда и понадобилось письменное разрешение Джервиса, но друга было просто не найти — он уже полгода колесил по свету.

В общем, терпение Уилла закончилось, и теперь у Джервиса были проблемы в виде лишения родительских прав. Что и сообщалось в судебной повестке месячной давности.

Энтони радовался, что дым от сигареты Джервиса не проникает через экран ноутбука и в квартире по-прежнему свежо. Его немного подташнивало от гормонов, делающих запах омеги еще привлекательней в ближайшую течку. Глупый его план на Уилла. Энтони еще не определился с конечной своей целью, но знал точно, что хотел переспать с Уиллом.

— Джерв, мне пора. — Этнони отодвинул в сторону бумаги Джервиса.

— Ну, пока. — Джервис вяло махнул рукой и отключился.

Энтони сегодня еще предстояла встреча в редакции с главой одной аудиторской компании. Он уже один раз прокатился в своей статье по репутации «Ernst’s» и сильно удивился, когда они все-таки не обанкротились. Но они были далеко не «большой четверкой», поэтому Энтони не стал их добивать. Ему, как и редактору, были интересны скандалы на фондовом рынке, а не махинации мелких компаний.

Но вот, через пару лет, они обосновались на верхних этажах Олимпии — центр. Потрясающая живучесть!

По дороге Энтони заехал в аптеку за очередной порцией гормонов для омег. Течка уже приближалась, и в этот раз Энтони пил не обычные подавители, а таблетки, помогающие свести любого альфу с ума. Эти таблетки создавали разницы между «я бы трахнул» и «я трахну его прямо здесь». Сразу же на светофоре Энтони съел одну пилюлю и запил водой. На выходных таким способом он уже заполучит Уильяма Литтла в свою постель.

Редакция отличалась современным пафосным интерьером. Заходя сюда, все сразу понимали — это самая крутая газетенка в Иллионоисе и не только в нем. Энтони здесь нравился лишь бесплатный натуральный кофе и собственный кабинет, в котором даже уборщикам не разрешалось что-либо трогать.

— Привет, Стив, как дела? — Энтони приложил пропуск к сканеру и попал в офис руководства. Здесь сидел секретарь за длинной прозрачной стойкой. Ему, как журналисту, появляющемуся в редакции пару раз в неделю, секретаря совсем не полагалось, но Стив взял на себя обязанность по хранению почты Энтони. — Много накопилось, да?

— Судебный иск. — Обеспокоенно сказал Стив.

— А, — Энтони отмахнулся, — это «Pharmacy» все не успокоится.

— Приглашение на благотворительный вечер. — Стив протянул красивый розовый конверт.

— Весьма мило, но я не пойду.

— Завтра у вас летучка в девять утра. Присутствие обязательно. — Прервал Стив только открывшего для возмущений рот Энтони.

— Ладно. — Со вздохом согласился Энтони. — Надеюсь, мой кабинет не перевернул вверх дном за мое отсутствие? — он сгреб со стойки секретаря свою корреспонденцию и удобней перехватил в руках стакан с кофе. — Ко мне через полчаса придет посетитель. Проводишь?

— Непременно. — Быстро ответил Стив, у которого только что на столе зазвонил один из телефонов. Энтони больше не стал отвлекать чужого секретаря и ушел к себе.

Личный кабинет Энтони заслужил давно. Мог бы уже попросить и помещение побольше и посолидней, но ведь ему это не нужно было. Работать Энтони предпочитал дома либо в кафешках и барах. В кабинете Энтони хранил просто огромные стопки своих наработок и отчетности сотен компаний за последние годы, иногда, когда остался без квартиры, еще и ночевал. И все-таки у Энтони было здесь окно, прикрытое пыльными жалюзи, высокие стеллажи с папками и широкий стол с компьютером. В сейфе до сих пор хранилась лишь бутылка виски, подаренная коллегами. Они вечно намекали Энтони на его скрытый алкоголизм.

Уборщики все - таки здесь появлялись. Даже небольшие статуэтки журналистских премий были протерты от пыли, окно блестело чистотой, в пепельнице не было и намека на пепел, лишь жалюзи остались пыльными.

Энтони отодвинул стопки бумаги, удобно устроился в кресле на колесиках и закинул ноги на стол. Он не совсем понял, почему этот новый директор решил встретиться с ним именно здесь. Эти финансовые воротилы чувствовали себя уверенней на своей территории. Да и Энтони нравилось ходить по чужим офисам, а не просиживать целыми днями в своем. Оставалось надеяться, что ему не предложат написать очередную заказную статью. Энтони хорошо знал цену и хрупкость репутации. Ни один банкир не мог предложить ему столько, сколько стоило его честное имя.

Так что эта встреча обещала стать очередным потраченным впустую временем. А ведь мог бы съездить в теннисный клуб за город, порадовать отца своим визитом и заодно пообщаться с новым региональным директором «KPMF».

— Сраные аудиторы. — Пробормотал Энтони, допивая кофе. Его кабинет не соответствовал званию крутого журналюги. И это сейчас увидит враждебно настроенный к нему человек. Во враждебности Энтони не сомневался. И встречаться здесь — самая настоящая промашка.

Энтони радовало только одно — уже через пару дней у него течка, а значит и двухдневный отпуск. Энтони уже узнал у Джервиса новый адрес Уилла и собирался нанести визит в гости.

— Идиотский план. — Заявил Джервис. — Как мне уже надоело твое нытье из-за хуевых альф, ты бы знал! И твои хуевые планы мне тоже надоели!

— Я таким способом замуж вышел, вообще-то. — Пытался оправдаться Энтони.

— И как все закончилось? К хуям такого мужа!

Энтони поморщился от неприятного чувства внутри. Всегда, когда вспоминал Юргена, становилось до злости обидно. Хотя бы пытался как-то скрыть свои измены. Даже не старался! Водил своих шлюх прямо в их дом, пока Энтони убивался на работе.

— К черту альф! — сказал Энтони уже сам себе в пустом кабинете и достал новую таблетку. — Хотя бы потрахаюсь хорошо.

Не успел он до конца разжевать капсулу, как в дверь кабинета постучали и, не дождавшись разрешения, зашли. Энтони от неожиданности чуть было не выплюнул таблетку и кофе обратно. Перед ним, как на заказ, стоял Уильям Литтл в деловом летнем костюме, из-под которого выглядывали все-таки татуировки, набитые на запястье.

— Ты что здесь? — Энтони убрал ноги со стола, судорожно пригладил волосы рукой. — У меня здесь встреча, — кинул взгляд на часы, — через двадцать минут.

— Это со мной у тебя встреча. — Ответил совершенно спокойно Уилл, прикрывая дверь.

— Только не говори, что ты — это тот чел из «Ernst’s»?

— Он самый. — Уилл оглядел кабинет.

— Директор.

— Юридический отдел. — Поправил Уилл. — Я в совете.

— Теперь решили поиграть акциями? — Энтони почувствовал, как таблетка вместе с кофе оказалась в желудке. И еще он почувствовал запах Уилла. — Ты же знал, что идешь ко мне?

Уилл расстегнул пиджак и рукава закатал, обнажая еще больше татуировки. Подошел к столу и облокотился на него, нависнув над Энтони и обдав потрясным запахом.

— Ты… — Энтони откинулся на спинку стула и прикрыл глаза. Постепенно он понимал, что у Уилла тоже был какой-то план. Не только Энтони такой хитрый. — Ты пришел не статью обсудить?

— Это будет, — шепнул Уилл, — после.

— Я не продаюсь. — Так же тихо ответил Энтони.

Он ощутил невесомое прикосновение пальцев Уилла к своей щеке. Уилл провел по скуле и остановился на губах.

— Я знаю.

Было тихо. За дверью кабинета Энтони ходили сотрудники. Совсем рядом находился опен — спейс, и оттуда долетали громкие голоса работников.

Энтони открыл глаза:

— Ты зачем пришел? — спросил он.

— За тобой.

— У тебя же есть омега.

— Лео.

— Ты врал.

Чертов стол стоял между ними и не давал накинуться друг на друга. Как и в прошлый раз, когда им помешала совсем не кухонная стойка, а загоны Уилла. Но теперь альфа стоял перед ним, готовый взять Энтони без возражений. И чертов стол!

Уилл утробно рыкнул и подался вправо, огибая стол с огромной скоростью. Энтони тут же развернулся в кресле в его сторону, и альфа за пару секунд подхватил его за задницу и усадил на столешницу, скинув на пол абсолютно все бумаги, часы и подставку с ручкой.

— Я... — хотел что-то сказать он, но Уилл заткнул его поцелуем.

Они уже оба, взрослые мальчики, поняли, чем закончится это свидание. Энтони быстрым движением сбросил с себя свой пиджачок и попытался избавиться от майки, но для этого требовалось освободиться от Уилла, а тот уже, тоже без пиджака, залез рукой Энтони под джинсы, все еще не разрывая поцелуя.

— Дай… — тяжело выдохнул Энтони, когда Уилл на миг остановился.

Энтони дрожащими пальцами расстегнул нижние пуговицы рубашки Уилла, поддел пряжку ремня. Уилл стал ему помогать. На время они оторвались друг от друга, занявшись раздеванием. Энтони с любопытством посматривал на голое тело Уилла. Татуировок на торсе у альфы не было, но виднелся рельефный пресс и тонкая, явно выбритая, дорожка медных волос, ведущая к паху.

— Ты хочешь, да? — поинтересовался Уилл, стягивая с Энтони его узкие джинсы вместе с такими же узкими трусами.

— Ну не тупи, Уилли. — Попросил Энтони. — Если сделаешь хорошо, я тебе отсосу.

— Ты так пахнешь, — Уилл зарылся носом в растрепавшиеся волосы Энтони, — ты так охуенно пахнешь, что хорошо не получится. Получится намного лучше.

Довольный обещанием Энтони обвил уже голыми ногами голый торс альфы и слегка изогнулся.

— Постарайся, как в колледже. — Шепнул Энтони. — Как мне нравится.

— Тебе нравилось скакать на мне верхом. — Выдохнул Уилл. Он направил свой член в Энтони и весь содрогнулся. Энтони не успел подумать, что альфа вот прямо сейчас и кончит, как и сам ощутил приступ приятной дрожи во всем теле.

— Вот черт! — ответил он.

А потом было не до разговоров. Уилл всегда был своенравным и страстным в постели, поэтому часто Энтони приходилось тоже стараться. Сейчас он руками вцепился в спину альфы, притягивая его к себе, ногами продолжал держать его за бедра и даже мог контролировать темп. Скульнув от очередной накатившей волны, Энтони слегка двинул тазом, пару раз подмахнул Уиллу и понял, что вот так ему определенно нравится.

Альфа громко пыхтел и старался как мог. И он был классным, он остался классным, несмотря на все эти годы. Энтони в какой-то момент заскулил, зажмурился и откинулся назад.

— Можно? — натужно прорычал Уилл.

— Дав…давай!

Альфа ускорил темп, и уже пары толчков хватило, чтобы одновременно кончить. Энтони слегка расцарапал ноготками спину альфы, но и сам ударился спиной об столешницу, когда тело буквально забилось от оргазма. В последний раз вздрогнув, Энтони отпустил Уилла и упал на спину.

— Бля, ты… — восхищенно пробормотал Энтони, — ты…

***

Проснулся он не своей постели и не в своей квартире. Но здесь пахло его альфой и лишь слегка детским запахом. Сквозь задернутые шторы пробивался рассвет, а Уилл лежал на соседней подушке и смешно посапывал во сне. Энтони приподнялся на локте и посмотрел на альфу. Несмотря на татуировки и хвостик медных волос, Уилл все еще оставался тем милым альфой, которого Энтони бросил в колледже.

Постепенно вспомнился вчерашний день. Уилл, как и обещал, забрал его с собой. В свой дом. Вынес из редакции чуть ли не на руках и увез на своем автомобиле. Там еще раз познакомил с Лео и договорился с няней, пожилым бетой, что он переночует у них в гостевой комнате и присмотрит за мальчиком.

Энтони тихо, чтобы не разбудить Уилла, поднялся с кровати и прокрался в ванную. Не понимая всего смысла своих поступков, Энтони принял душ и влез в свои узкие джинсы. Футболку пришлось позаимствовать из запасов альфы вместо собственной порванной, а пиджака вообще нигде не было видно.

Энтони отыскал свою сумку и телефон уже в прихожей. Было только пять часов утра. Поспали они лишь один час, и именно поэтому Энтони надеялся скрыться из этого дома незаметно.

У Уилла был маленький цветущий дворик, в котором уместилась лишь скамейка с зонтиком и почтовый ящик. На ней Энтони и выкурил пару сигарет, пока ждал такси. Машина ехала долго, как будто не хотела увозить Энтони отсюда.

— Может, ты останешься? — раздался тихий голос от двери.

Энтони с малой долей испуга посмотрел на растрепанного со сна Лео. Мальчик в пижаме и с босыми ногами казался еще младше своего возраста, но смотрел на Энтони совершенно понимающим взглядом.

— Я не могу. — Ответил Энтони.

— Почему?

Энтони не знал, что ответить, почему он не мог. Все слишком быстро произошло. Сам Энтони планировал секс только к выходным, но Уилл сделал все быстрее. Энтони не знал, стоит ли ему снова лезть в отношения. В отношения с Уиллом. Он, ведь, был прав — у него есть омега, о котором нужно заботиться, и Энтони первое место за сердце Уилла у этого омеги никогда не отберет.

— Пошли в дом. — Попросил мальчик. — Если ты не хочешь спать, мы можем съесть торт из холодильника. Там осталось два кусочка.

Энтони закусил губу и отвернулся. Несмотря на ранний час, город уже ожил. Автомобили мимо дома проезжали часто, и определить, приехало ли такси, было невозможно. А на экран смартфона Энтони не смотрел.

— Папа расстроится, если ты сбежишь. — Пробормотал Лео.

В мальчике было больше от Уилла, чем от Джервиса. Он носил такой же хвостик из медных волос и так же прищуривал глаза, когда ждал ответа. Он так же вел и себя и так же переступал с ноги на ногу от нетерпения.

Энтони отправил потухший окурок в небольшой мусорный бак и поднялся.

— Извини, малыш. — Быстро сказал он и вышел за ворота.

========== Глава 5 ==========


Комментарий к Глава 5
не бечено
Уже ранним утром за окном начинали петь птицы. С момента переезда в этот дом Уилл все чаще стал вспоминать свое детство на ферме отца, где не только птиц, но и других зверюшек было полно. Пение птиц звучало громко при открытом окне и часто будило Уилла еще до звонка будильника.

Это утро было точно таким же, как и предыдущие, накопившиеся за четыре месяца на новом месте. Уилл потянулся, с наслаждением вдыхая очень приятный и очень знакомый запах, которого раньше здесь не было.

— Лео, — крикнул Уилл, — ты еще спишь? — домик был маленький и позволял его обитателям общаться таким способом. Ответа от мальчишки не последовало, но на кухне что-то упало. — Давай, вставай уже, в школу опоздаем!

Уилл еще раз полной грудью вдохнул приятный запах и вспомнил, кто его сюда принес. Тони точно остался у него на ночь и заснул, уткнувшись носом Уиллу в плечо, и еще потом смешно посапывал во сне.

Но сейчас Тони рядом не было, хотя запах его был еще совсем свеж и необычайно силен. У омеги, явно, приближалась течка, и Уилл уже думал, как выбить хотя бы один выходной на работе, чтобы провести весь день с Тони.

Когда Уилл поднялся с пустой кровати и с трудом натянул валявшиеся рядом растянутые джинсы, Лео тихонько приоткрыл дверь и прошмыгнул внутрь. Он все еще был в пижаме со звездочками, самой нелюбимой, надеваемой очень редко. Волосы Лео отращивал, хотел до попы, но вот расчесывать их не любил, поэтому по утрам ходил лохматым.

— Кто там на кухне? — спросил Уилл. Его все больше беспокоило отсутствие Тони в кровати.

— Кертис готовит нам завтрак. — Лео залез с ногами на кровать и поводил носом по сторонам, как будто мог что-то унюхать. — Он спрашивает, что сделать тебе.

— А ты что заказал? — Уилл рукой потрепал Лео по волосам, но думал уже совсем о другом. Куда, черт возьми, делся Тони?

— Кефир и яблоко, — Лео расстроено посмотрел в окно, и добавил уже совсем тихим голосом, — я ночью доел торт. Предлагал твоему омеге, но он не захотел.

И, соскочив с кровати, убежал, даже не дав задать вопрос.

За завтраком Уилл расспросил мистера Даввера, но тот крепко спал всю ночь и ничего не видел. А вот Лео, в надежде прокрасться ночью на кухню и доесть оставшиеся кусочки торта, застал Тони в их небольшом дворике. На решение Лео поделиться тортиком Тони ответил отказом, а потом, и вовсе, уехал на такси в неизвестном направлении.

Но надежда в сердце Уилла пожила еще минут тридцать после этого рассказа — пока он искал по всему дому записку или какой-то намек на послание. Но, в конце концов, он снова опустился на свою кровать и сложил руки на коленях.

Этот омега снова сбежал от него. И даже гадать не стоило, какие у него были мотивы — голову сломаешь.

— Мистер Литтл, — Кертис Даввер заглянул в его комнату, — может, мне отвести Лео в школу? Уже почти девять.

Рабочий день у Уилла начинался аж с десяти часов.

— Да, — согласился Уилл, — отвезите. Спасибо.

— Меня не будет до вторника, вы помните?

Хотя мистер Даввер и был бетой, у него было пятеро приемных детей и большая любовь к ним. На этих выходных один из них — Уилл не помнил, какой — играл свадьбу в Миннесоте.

— Мы справимся. — Слабо улыбнулся Уилл бете.

Работа его обладала всеми прелестями работы руководства — больше свободы и больше денег. Корпоративное право, как и другие его разделы, Уилл знал в совершенстве еще со времен преподавания в аспирантуре, да и практики ему хватало. Так что должность руководителя юридической службы в молодой и амбициозной аудиторской компании ему досталась легко. Не ожидал Уилл только того, что даже здесь он столкнется с воспоминанием об Энтони. Оказывается, его здесь знал чуть ли не каждый, кто имел дело с финансами. Но никто не хотел становиться объектом уже его внимания.

Работа Уилла заключалась так же и в спасении компании от таких личностей, как Тони. Но только им Уилл и решил заняться лично. И вот, только появившись в своем офисе и выпив кофе в переговорной, Уилл отправился к Тони в редакцию, надеясь на то, что своенравный омега приехал на работу.

— Он полчаса назад уехал на товарную биржу. — Ответил секретарь в приемной.

— И когда он вернется? — спросил Уилл, уже рассчитывая, сколько понадобиться ему времени, чтобы доехать до Чикаго-Луп.

— Появления Уэйда непредсказуемы. — Улыбнулся секретарь. — У него свободный график. Могу передать ему, что вы приходили.

— А его телефон? — спросил Уилл.

— Мы не выдаем его контакты.

Конечно, Уилл знал адрес квартиры Джервиса, где сейчас жил Тони. И хотел бы вечером его посетить, но вот не хотелось идти туда вместе с Лео, а оставлять мальчишку одного дома Уилл тоже боялся — еще опять сбежит. Социальный работник уже сделал ему предупреждение.

— Вы вчера вместе ушли. — Заметил секретарь когда Уилл выходил из приемной.

— Ну да. — Он насторожился.

— Не поймите неправильно. — Секретарь прокашлялся. — Мистер Уэйд редко заводит серьезные отношения. Если он не оставил даже номера своего телефона, то, возможно… — он замолк, предлагая Уиллу самому догадаться.

— Я понял. Спасибо за совет.

Но Тони был с ним два года. Любил его по-настоящему. Тогда, еще молодой Тони, еще даже больше свободолюбивый Тони, чем сейчас. В кампусе было множество возможностей для молодого омежки развлечься. А уж Тони, с его харизмой мог выбрать любого альфу, какого пожелает. И он выбрал Уилла, встречался с ним два года, год жил с ним в одной комнате студенческого общежития.

Уилл не знал, любил ли он Тони. В те времена омеги на него почти не обращали внимания, а сам он не находил себе удовольствия в присутствии на студенческих вечеринках. У него были иногда парни, был даже секс, но не было даже и мысли, что такой омега как Тони обратит на него внимание, что он пригласит его на танец, потом согласится на встречное приглашение уже на свидание. Тони устраивал ему войну на семинарах по Римскому праву, ходил пересдавать зачет и отлично подготовился к экзамену только назло ему, Уиллу. Да и Тони первым предложил ему встречаться, попробовать побыть вместе, не только во время секса.

Уилл многое не понимал в Тони. Больше всего не понимал его постоянные побеги без объяснений.

Лео из школы он забирал сразу после работы, даже в супермаркет не успевал заезжать. Мальчику и так приходилось задерживаться в школе до последнего, пока Уилл добирался по пробкам из центра в пригород.

— Сильно устал? — спросил Уилл вечером, застегивая ремни безопасности на детском кресле. Лео лишь мотнул головой. Рот его был занят соком, который он посасывал через трубочку из картонной коробки. — Тогда мы съездим еще кое-куда. Это далеко.

Лео достал свой планшет и всю дорогу смотрел мультики, так что даже не стал хныкать, когда пришлось снова возвращаться в город, кружить по улицам и стоять в небольших заторах.

— Мы к Тони приехали? — подал голос Лео, стоило только им припарковаться перед старым кирпичным многоэтажным домом.

— Подожди здесь. — Попросил Уилл.

— Я пойду с тобой. — Лео отбросил в сторону планшет и уже отстегнул ремни.

— Нет!

— Я хочу с тобой! — Лео сразу взорвался. — Когда мы поедем к папе? — завел он свою любимую тему.

— Скоро. — Отмахнулся Уилл.

— Тони — мой папа. — Лео сложил руки на груди, но из машины больше не пытался выбраться. — Потому что другого папу ты мне не показываешь.

На ужасную трель звонка никто не отозвался. Уилл звонил долго, потом стучал в дверь кулаком. Минут через пять на этаж поднялся Лео и с интересом стал наблюдать за Уиллом. Нужно было уже уходить.

Уилл тяжело вздохнул и посмотрел на сына, стоящего в обнимку со своим школьным рюкзаком.

— Дашь листочек? — спросил Уилл.

Лео вырвал ему листик из своего блокнотика с пони. Протянул фломастер, видимо, решил, что так будет красивей.

«Тони, пожалуйста, позвони мне. Уилл» — написал он. Внизу подписал свой номер телефона и свернул записку.

— И мой номер напиши. — Посоветовал Лео, заглядывающий через плечо.

— Зачем? — Уилл просунул записку под дверь, надеясь, что ее не затопчут. Во всяком случае, он еще раз вернется сюда на днях. Хотелось хотя бы поговорить с этим омегой.

Они не ушли, пока Лео не написал еще одну записку и тоже не просунул ее под дверь. Уилл с трудом сдерживался, чтобы не помешать. Не хотелось ему, чтобы пугливый Тони лишний раз вспоминал о Лео. Когда мальчик первым сбежал по лестнице вниз, Уилл быстро достал его записку и спрятал в карман.

Он давно думал, что ему нужен омега тихий и домашний. Омега, который сможет принять Лео и будет заботиться о доме. Иногда Уилл смотрел на престарелого мистера Даввера и думал, что некоторые из бет любят детей даже больше омег, но вот родить их не могут. И если найти такого бету, то он будет только рад Лео и вот тогда…

Тони не позвонил. Ожидаемо. В понедельник Уилл снова заехал к нему на квартиру, а потом и в редакцию. Под дверью до сих пор лежала оставленная Уиллом записка, а секретарь в приемной пожаловался, что Тони не ответил на звонок выпускающего редактора и не явился на утреннюю летучку.

Уилл волновался весь день, места себе не находил и уже готов был идти в полицию, но оставался еще один человек, который знал о Тони почти все.

В десять вечера Уилл уложил Лео спать, в половине одиннадцатого проверил, заснул ли он, и только потом позвонил Джервису. Если тот до сих пор оставался в Азии, у него сейчас должна была быть ночь. Но Уиллу было плевать. Он не смог бы заснуть, не узнав, что Тони в порядке.

— Ты охуел, Литтл? — спросил Джервис, проигнорировав приветствие. — Я только завалился спать. — Джервис выглядел плохо, лицо покраснело, и смотрел он в камеру, щуря глаза. В интерьере узнавалась ванная комната. — Что-то с Лео?

— Не считая твоего отношения к нему, все нормально. — Холодно заговорил Уилл и открыл бутылку пива рукой. Крышка оцарапала ладонь.

— Бла-бла-бла. — Передразнил Джервис. — Так что?

— Тони тебе звонил? — спросил Уилл.

— Да. — Джервис кивнул. — Что за вопросы?

Уилл почувствовал почти физическое облегчение. Оно разлилось по всему телу приятной волной.

— А… — Джервис открыл рот и замер, — А вы с ним не встречались?

— С четверга его не видел. Дома он тоже не появлялся. — Настороженно ответил Уилл. Тепло резко пропало, а от пива затошнило.

— А выходные?

— С четверга, бля, ты глухой что ли?

— Все я прекрасно слышу, Литтл. — Прошипел Джервис. — У Тони течка, и он собирался в эту течку к тебе! На всю, черт, течку! Он даже таблетки жрал, чтобы тебе понравится. Так вы трахнулись?

— Течка? — перепросил Уилл. В течку у омег было немного вариантов — лечь под альфу или запереться дома и есть подавители. Тони дома не было.

— Так что он снова появится. — Заключил Джервис почти спокойно. — Должен появиться. Просто засел у альфы где-то. Но он же с тобой хотел. — Тоскливо повторил Джервис, смотря Уиллу в глаза.

— Перехотел. — Выплюнул Уилл.

Вот так все просто было. Он, дурак, забыл про то, каким был запах у Тони. Максимум — сутки до течки. Раз ушел, значит, решил ограничиться только одноразовым сексом. Такая стервозность была вполне в духе Тони. А Уилл бегает за ним, как школьник.

— Насчет Лео, — вдруг снова заговорил Джервис, — я отказ не подпишу.

— Пока. — Уилл отключил соединение и закрыл планшет чехлом. Свет экрана погас, и он остался один на темной кухне. Включать здесь свет — значит разбудить Лео. Нужно было дойти хотя бы до своей комнаты. Но Уилл продолжал в темноте сидеть за кухонным маленьким столиком и смотреть в стену напротив.

На что он надеялся? На то, что у них что-то может получиться? Им с Лео нужна семья, а для Тони это было слишком скучно. Тони ставил себя выше обычного замужества, холодно относился к детям. В колледже как волонтер даже ходил раздавать презервативы подросткам.

Нет, этот вариант ему не подходил. Они могли бы ужиться с Тони, нанять уборщика, торчать на работе до ночи, питаться где угодно, только не дома, заниматься сексом на любой подходящей поверхности, путешествовать и ходить на ночные сеансы в кино. Вот так хотел Тони в колледже.

Но Лео хотел завтракать и ужинать вместе с Уиллом, ходить с ним в воскресенье в парк и в магазин за игрушками и сладостями, хотел получать помощь с домашним заданием и слушать сказку на ночь.

Приходилось выбирать между этими двумя жизнями, и Уилл не мог не выбрать Лео.

Оставалось одно — послать Энтони и память о нем к черту.

Всегда спокойный и хладнокровный Уилл вдруг вскочил на ноги и с яростью запустил пустой бутылкой в темноту. Раздался звонкий удар об стену, а затем стекло с тихим шелестом осыпалось на пол.

— Сука! — выдохнул Уилл.

========== Глава 6 ==========

Уилл считал, что взрослый, состоятельный, а самое главное, уважающий себя альфа не должен бегать за таким противным омегой, как Тони. Секс был неплох, стоило порадоваться, что тот вечер прошел замечательно и жить дальше.

Так Уилл успокаивал себя почти каждый день, особенно, когда возникало желание снова отправиться на поиски Тони. Но Джервис по секрету рассказал, что Тони жив и здоров, продолжает жить в его квартире и даже нашел записку Уилла, после чего отправил ее в мусорное ведро. Но рассказал только один раз и больше об этом не распространялся. В конце концов, отношения у них с Джервисом были очень натянутые из-за ситуации вокруг Лео и родительских прав.

В отделе управления рисками был очень симпатичный омега, они с Уиллом пару раз встречались в очереди за кофе, потом завязался разговор и омега дал понять, что не против тесного общения. И он, скорее всего, знал про Лео и не пугался. Все это еще необходимо выяснить, но на свидание с ним сходить стоило. Уилл весь воскресный вечер пытался решить, нужно ли приглашать этого омегу на ужин.

— Пап, — Лео пнул его ногой под столом, — ты меня не слушаешь?

Уилл вздрогнул и вернулся мыслями на кухню. Лео уже доел макароны и теперь катал по тарелке две маленькие фрикадельки.

— Задумался.

— Здесь есть лук? — с подозрение спросил Лео.

— Нет, ешь, давай.

Лео наколол фрикадельку на вилку и поднес ее к носу, с подозрением принюхался.

— Можно мне не идти завтра в школу?

— С чего бы это? — Уилл приподнял бровь. — И чем ты будешь заниматься вместо школы?

— Спать, а потом буду смотреть модные показы по телевизору.

— Хм, — Уилл тоже быстро закинул в рот оставшиеся фрикадельки и активно задвигал челюстью, — Нафо пофумать.

— Не разрешишь ты. — Расстроено решил Лео. Он еще раз понюхал фрикадельку и решил не есть. — Тогда можно мне сейчас посмотреть телевизор?

— А спать? — Уилл разгадал этот хитрый трюк. Сначала попросил о чем-то большом, чтобы потом разрешили маленькое. Пришлось соглашаться, а потом полчаса сидеть за ноутбуком в гостиной, где был телевизор, и контролировать, чтобы Лео не переключил канал на взрослый фильм. Но мальчик нашел какое-то подростковое ток — шоу и смотрел его, пока Уилл все размышлял о покупке детского пакета телеканалов.

— Может, мультик на компьютере посмотрим? — предложил он.

— Тише! — раздраженно отозвался Лео и на попе пододвинулся ближе к телевизору.

— И не сиди так близко.

В ответ послышалось писклявое еще омежье фырканье, а следом и шипение.

В дверь постучали. Лео даже не отреагировал на этот стук, а вот Уилл напрягся. Кто, интересно, ходит в гости в десятом часу вечера? На секунду Уилла всего передернуло. А если это Тони? Ведь кандидатов было не так много.

Уилл отложил ноутбук и прошел по небольшому коридору, ведущему к двери. Волнение нарастало в геометрической прогрессии. Уилл отодвинул шторку, закрывающую стеклянное оконце на двери и не поверил своим глазам. Было только ясно, что покушаться на них с Лео никто не будет, а для дальнейшего выяснения обстоятельств следовало открыть дверь. Уилл повернул ключ, но вместо того, чтобы впустить гостя, сам выскользну на улицу.

— Что ты вообще здесь делаешь? — кроме удивления у Уилла никаких эмоций и не было. Поэтому этот вопрос и на долю не вышел таким злым, как Уилл хотел.

Нет, это был не Тони. Это было еще хуже — Джервис собственной персоной. Видение из Йелля, блин!

— Надо поговорить. — Выдавил омега из себя с трудом. Он кутался в теплую бесформенную кофту, спасавшую от непогоды, длившейся уже второй день. Уилл уже и забыл, какой Джервис мелкий и тощий. А еще острый на язык и идиот. — Пусти в дом.

— Говори здесь. — Уилл рассердился. — Не зайдешь ты в мой дом.

И именно в этот момент упали первые капли дождя.

— Про Тони.

— Вали отсюда. — Уилл взялся за мокрую дверную ручку, собираясь скрыться в доме. — Ты же в Азии? — не удержался он.

— Пришлось вернуться. — Джервис задрожал под промозглым ветром. — Надо было так. Слушай, — затараторил он быстрее, — ты должен меня выслушать. Тони вообще не в себе из-за тебя. Он пиздец какой идиот, конечно, но я с ним уже второй день нянчусь и он только о тебе и пиздит опять.

— Что же ни разу не позвонил за два месяца? — Уилл приподнял бровь. Совсем как при общении с Лео, когда хотел показать мальчику, какую чушь он несет.

— Не знаю, что творится в его голове! — Джервис сердился. — Но он считает себя последней дрянью из-за тебя!

— А уж кем я считаю вас… — Уилл снова захлопнул дверь и потеснил Джервиса в сторону ворот. — Передай своему другу, что правильно он считает.

Джервис пятился назад, но шаги Уилла все равно были больше, поэтому он опасно близко подошел к омеге и почувствовал его запах. А дождь шел уже во всю силу, и шерстяная кофта Джервиса почти промокла, с волос и острого носа капало. Как и с Уилла. Но Уилл был крепким и здоровым альфой, а вот запах Джервиса указывал на хрупкость и незащищенность своего хозяина.

— Уилли… — жалостливо протянул Джервис.

— Только не шуми в доме. — Сдался Уилл. — Тихо поговорим на кухне, чтобы Лео нас не слышал. — Уилл, как джентльмен, пропустил омегу вперед и только после него зашел в дом и закрыл дверь на защелку. Джервис действительно не шумел, но оглядывался вокруг. — Не смей что-либо говорить Лео. — Предупредил Уилл.

— А он где?

— Ты его сейчас от телевизора не оторвешь.

Уилл проводил Джервиса на кухню, посадил его за один из трех стульев за столом. Достал из холодильника две банки пива и одну поставил перед Джервисом.

— Я не буду. — Отмахнулся тот.

— Я тебе дам полотенце, снимай свою кофту, с нее лужа уже набежала.

Уилл сделал долгий глоток пива и ушел в ванную. Пока искал в ровной стопке подходящее полотенце и, возможно, теплый халат, чтобы Джервис не мерз в одной майке, все думал про Тони. Забытого, кстати, Тони, про которого Уилл решил не вспоминать.

Джервис кофту не снял и к пиву не притронулся. Сидел все так же на своем месте.

— Держи. — Уилл кинул ему полотенце, халат пока повесил на дверную ручку, взял пиво, облокотился на стену и приготовился слушать

— Спасибо. — Растерянно пробормотал омега. Он промокнул полотенцем волосы, кофту спустил с плеч, открывая на обозрение кислотно-зеленую майку.

— Это то, о чем я думаю или ты разжирел? — показал Уилл бутылкой в стороны выпирающего животика.

— Мы не это здесь собрались обсуждать. — Холодно заметил Джервис, но на плечи накинул полотенце, которое скрыло не только живот, но и почти всего Джервиса.

— Просто хочу знать, тоже спихнешь ребенка на альфу?

— Хватит! — Джервис раздраженно хлопнул ладонью по столу. — Я лишь пришел сказать, что вам надо поговорить с Тони. Потому что он сохнет по тебе и такими темпами скоро сдохнет!

— Что же он не пришел? — пожалуй, только мысли о Тони смогли отвлечь Уилла от мысли о беременности Джервиса.

— Ох, — тяжело вздохнул Джервис, — он что-то сам себе там придумал. Боится, что ты его пошлешь, боится, что не справится, Лео боится. Да у него, наверное, серьезные отношения в последний раз с тобой и были. Представь, как его сейчас трясет!

— Он замужем был. — Вставил Уилл. — Это не серьезно?

— Ой, да брось! — Джервис посмеялся, — там никакой любви и не было.

— А что же?

— Ему тридцать, родители все время ездят по ушам, лучший друг выскочил замуж, что ему было делать?

Со стороны омежьей логики все было понятно. А Уилл научился понимать эту логику. Спасибо Лео за это.

Уилл прикрыл глаза. Пиво больше не хотелось, хотя и сделал только два глотка. Визит Джервиса усложнил только что сложившуюся картину мира. И вот он снова думает о том, как вписать сюда Тони. Тони, который, вроде бы, тоже о нем не забывает с той самой ночи.

— И с кем он провел течку? — спросил Уилл.

— Один. — Джервис пожал плечами. — Такое бывает. Снимаешь номер в отеле, чтобы собственная кровать не пропахла, валяешься там пару дней, и все.

— Можешь переодеться в халат, — невпопад сказал Уилл, — мокрую одежду снять. В ванной.

— Да я хотел тебя попросить со мной к Тони съездить.

— Вот прямо сейчас?

Джервис прикусил губу и кивнул.

— Не получиться.

— Почему?

— Вот, черт, Джерв! Избавляйся от ребенка, пока не поздно, ты же нихера не понимаешь! Лео одного оставим на всю ночь или как?

— Давай я Луису позвоню. — Тут же нашелся Джервис. Он аж подпрыгнул на стуле от нетерпения, и полотенце слетело с плеч на пол, снова показалась яркая кофточка Джервиса, от цвета которой у Уилла в глазах зарябило. — Ну, это муж мой. — Пояснил он уже скромнее. — Где мои сотовый? Бля, в кофте! Достань его быстро, он же промокнет!

Пока Джервис бегал по кухне, ища кофту, пока доставал сотовый и дрожащими пальцами тыкал в экран, Уилл думал. Может, тот альфа адекватный? Должен же быть в паре один адекватный взрослый. Но, с другой стороны, какой серьезный человек вытерпит такого Джервиса?

— Нет, это не вариант. — Решил Уилл.

Телевизор в комнате замолчал.

— А я? — тут же выдал Джервис. Состояние сотового его удовлетворило, и он присел на краешек стола. — Давай я посижу. Если разрешишь воспользоваться твоей ванной. Ой, малыш, привет! — Джервис мило улыбнулся и помахал Уиллу ручкой.

Лео стоял чуть правее Уилла и смотрел на Джервиса.

— Папе надо на ночь уехать. — Нагло продолжал Джервис. — Я побуду за него, хорошо?

— Ты к Тони? — пискляво спросил Лео, перебивая нескончаемый поток слов от Джервиса. Мальчик дернул низ футболки Уилла, чтобы привлечь внимание и теперь снизу вверх смотрел на него усталым взглядом.

Уилл согласно кивнул, совсем не понимая, что он творит. Оставляет сына с Джервисом. Проще было сразу вызвать опеку. Это же в высшей степени безответственно.

— Оставайся. — Лео уже перевел взгляд на Джервиса, потом прищурился и уже совсем другим каким-то мерзким голоском протянул. — И ты кто вообще такой, а?

========== Глава 7 ==========


Уилл слышал, как громко трещит звонок в квартире. И понимал, что торчит на лестничной клетке уже двадцать минут, а ему так никто и не открыл. Непонятную панику в груди он старался задавить. А после очередной бессмысленной трели, решился позвонить Джервису.

Но здесь загремели замки, и Уилл вернул телефон обратно в карман. Он весь передернулся, не зная, как лучше встать и как предстать перед Тони. И что ему сейчас сказать? Совсем не придумал. Снова почувствовал себя неуверенным и сосредоточенным лишь на учебе аспирантом, робеющим перед своим же студентом.

Но говорить ничего не пришлось. Долгий десяток секунд Уилл осматривал открывшуюся перед ним картину: Тони стоял перед ним завернутый в рубашку огромных размеров, альфью рубашку, с растрепанными волосами, торчащими во все стороны, под глазами черные разводы от косметики, злое выражение. Самое главное — черный пистолет в опущенной руке.

— Я спал. — Первым сказал Тони.

— Извини. — Пробормотал Уилл, не отрывая взгляда от оружия.

Тони пропустил его в квартиру, а сам убрался за кухонную стойку, кинул пистолет на столешницу, достал из пачки сигарету и закурил. Во всей небольшой квартирке горел лишь один ночной светильник, поэтому Уилл с трудом сейчас различал выражение лица Тони.

— У тебя пистолет? — спросил он, с осторожностью подходя ближе.

— У меня лицензия есть. — Недовольно ответил Тони. — Что тебе надо от меня в два часа ночи, Литтл, а?

— Джервис… — начал Уилл.

— Трепло. — Отмахнулся Тони. Он почти докурил свою сигарету, и Уиллу было видно, как слабо у омеги подрагивали руки. И общий вид был не очень привлекательным. В квартире альфой не пахло, поэтому происхождение рубашки невероятно большого размера оставалось под вопросом.

Уилл сделал пару глубоких вдохов и выдохов, чтобы сейчас успокоиться и не испортить все. Видно было, что Тони не в себе, и если Джервис сказал правду, то это из-за него, Уилла?

— Тони, — начал он мягко, — мы можем с тобой поговорить откровенно?

— Почему бы и нет? — Тони дернул плечом. Он докурил и теперь не знал, чем занять руки. Схватил пистолет, чем немного напугал Уилла, но быстро достал из него пустой магазин, поставил на предохранитель, и, повернувшись к Уиллу спиной, зачем-то закинул его в выдвижной кухонный ящик.

— Тони! — громче и тверже позвал Уилл.

— Что! Литтл, что! — Тони громко захлопнул ящик и резко развернулся. — Хочешь присесть мне на уши с очередной лекцией? Не надо! И рассказывать мне, что я такой плохой, тоже не надо! И чувств мне твоих совершенно не нужно! Хочешь, как в колледже? Так не будет! Нам не по двадцать, у тебя ребенок, а меня тошнит от того милого домика, в котором ты живешь!

Уилл хотел прикоснуться к нему, но понимал, что это вызовет только еще больший гнев. Реагировал он на эти выпады почти спокойно, поскольку, да, ему была далеко не двадцать, и даже уже не тридцать, как Тони. Уилл за свою жизнь научился одной из важных вещей — умение сохранять спокойствие и уверенность, умение знать, что нужно делать.

Он немного прошел вглубь квартиры, за кухонным островком была видна большая кровать со сбитыми в один большой шар одеялами и подушками. В остальном все было чисто и прибрано. На журнальном столике были раскиданы бумаги, стоял ноутбук. У Тони всегда был такой беспорядок, когда он писал. Тут же стояла статуэтка с какой-то журналисткой премии в виде золотой ручки. А на ней болталась жестяная крышка от пивной бутылки.

— Чего ты именно боишься? — спокойно спросил Уилл. Здесь, около кровати, сильнее пахло запахом Тони, а на подушке и простынях еще сохранились вмятины от тела и, возможно, тепло омеги. — Ответственности?

Уилл повернулся и серьезно посмотрел в сторону Тони. Тот все еще стоял около шкафчика, в котором лежал боевой пистолет, пусть и не заряженный.

— Просрать свою жизнь я боюсь. — На выдохе ответил Тони. — Боюсь проснуться в один прекрасный день в таком вот доме, как твой, заботиться только о скидках в супермаркете и собирать сплетни о соседях, Литтл. — Тони обхватил себя руками и наконец-то подошел ближе. — Ответственности мне в жизни хватает, ошибусь хоть в чем-то, или рынок провалится, или корпоративные юристы меня загрызут, или вообще грохнут. — Тони прошел мимо Уилла, обдав своим довольно свежим омежьим запахом, и присел на краешек кровати, — я просто не могу быть с тобой. Пройдет пара лет такой жизни, и станет совсем невыносимо.

— С чего ты это взял?

Тони пожал плечами.

— Прав Джервис. — Уилл покрутился на месте, соображая, куда бы сесть. Но кроме кровати вариантов не было, но это было слишком близко к Тони, а тому сейчас нужно было успокоиться. — Ты загоняешься.

Уилл подошел ближе и уверенно уселся прямо на пол перед Тони. Тот удивленно посмотрел на Уилла, но не отодвинулся.

— Тони, помнишь колледж? — продолжил Уилл.

— Ты к чему?

— Два года мы жили вместе, и не было у нас проблем. А потом ты стал думать о будущем.

— Уехал? — переспросил Тони. — Я всегда думал о будущем, но боялся идти против родителей.

— А потом сбежал, боясь передумать.

Уилл осторожно протянул руку и взял тонкую ладонь Тони, сжал ее и погладил пальчики.

— У тебя ребенок. — Прошептал Тони.

— Ты же хотел когда-то.

— Я был не против, чтобы родить своего годам к сорока.

— Ты усложняешь. — Вздохнул Уилл. — Расслабься, не думай много, не надо планировать все на сто лет вперед. Помнишь, как ты не любил эту черту в своих родителях, их правильность и расчетливость? Так не становись таким же. Не будь занудой. Но подумай еще об одном, почему ты именно меня боишься? Почему ты никого от себя не прогоняешь, но меня видеть не хочешь? В чем опасность?

Уилл смотрел в глаза Тони, и видел, как они постепенно увлажняются и блестят все больше. Вот одна из черных дуг под глазом, оставленных тенями, потекла вниз, к щеке.

— В том, — всхлипнул Тони, — в том, что я их не любил.

— Любил. — Повторил Уилл.

— Не верю в любовь. — Тони левой рукой вытер слезы и растер черные тени по щекам. Руку уже, в свою очередь, протер об рубашку. Правую руку он не отдергивал и позволял Уиллу перебирать пальчики на ней.

— Но почему бы нам не пойти на поводу у чувств?

— Потому что нужна ответственность, Уилли. — Фыркнул Тони. — Та ответственность, про которую ты так говоришь, потому что всегда легче расслабиться и плыть по течению, деградировать, игнорировать последствия.

Уилл всегда считал, что спокойствие — вот, что главное. Это не удел лузеров, как многие считали. Уиллу приходилось сражаться за место в одном из престижных университетов, сражаться с собственными комплексами и стеснением, сражаться за рабочее место, за сына, за место главы юридического департамента. И все, что хотел Уилл сейчас — это не усложнять жизнь.

— Ты об этом сейчас думаешь? — спросил он, заметив, как взгляд Тони все больше блуждает по нему.

— Думаю о том, как тебя трахнуть. — Признался омега.

— Но рассказываешь про ответственность. — Упрекнул Уилл.

— Это важно.

— Но нам же не обязательно полностью обрывать связи?

— Но тогда я не сдержусь. — Тони наклонился вперед и поцеловал Уилла. Губы его были солеными от недавних слез, а в запах Тони примешался и сладкий запах теней и остатков духов, которые омега с себя не смыл.

— Не надо… — Уилл в один рывок повалил Тони на кровать и навис над ним. Перехватил инициативу в поцелуе, настойчиво и требовательно, так, что зубы клацнули, а следом раздался смачный пошлый звук.

— Хотел спросить, — Уилл устроился удобней, чтобы сильно не давить своим весом на Тони, расстегнул пару пуговиц на рубашке и обнаружил под ней еще и красные трусы с нарисованным на них большим изображением желтой уточки, — где ты взял эту рубашку? И кто тот альфа, раз ты ее хранишь?

Тони засмеялся, так, что затрясся весь:

— Это я случайно через интернет не тот размер заказал. Взял самый большой.

— Прекрасно. — Довольный Уилл облизал Тони живот вокруг пупка. — А то бы мы ее выкинули. Я так бесился, когда думал, что ты с кем-то провел последнюю течку.

— Да, с Диего.

Уилл оторвался от идеального ровного животика Тони и посмотрел тому в глаза. В тех не было и тени веселости. Тони смотрел серьезно и ждал реакции.

— Хочешь, познакомлю? — Спросил он.

— Но…

Но Тони уже выполз из-под Уилла и энергично соскочил с кровати. Расстегнутая рубашка теперь почти не скрывала тела омеги, а трусы с уточкой сползли вниз до неприличия. Уилл нахмурился. Вся любовь в нем моментально превратилась в тоску и ревность.

Тони открыл дверцу раздвижного шкафа и достал оттуда коробку. Уилл следил за ним сквозь туман своих собственных мыслей, поэтому вздрогнул от неожиданности, когда ему прямо в лицо прилетел резиновый член.

— Знакомься, Диего. Диего, это Уилл. — Засмеялся Тони.

Уилл смотрел на резиновый член, лежащий перед ним, и думал, что Тони идиот, раз дает имена своим игрушкам. А действительно ли можно подпускать такого омегу к ребенку, или Тони прав насчет ответственности и осторожности?

— Да расслабься. — Омега вернулся на кровать. Отодвинул Диего в сторону и сел Уиллу на колени, обвил его шею руками и прикусил мочку уха. — Ну, сам же говорил, что нужно расслабиться. Ну что ты так, как будто никогда такого не видел.

— Я приревновал немного. — Сознался Уилл и погладил Тони по оголившейся части спины. По нижней части. Немного захватил и ягодицы, поддел пальцем резинку трусиков и приспустил их еще ниже.

— Никто меня еще не ревновал. — Довольно прошептал Тони. Он поерзал немного и избавился от лишней рубашки. — Но я противозачаточные неделю не пил.

— Мы осторожно. — Пообещал Уилл.

— Нет. — С неохотой ответил Тони.- Нет, Уилли, сделаем немного иначе.

Он сам теперь сполз на пол и оказался перед Уиллом на коленях. Как только Уилл понял, что хочет омега, сам расстегнул ширинку и стал избавляться от брюк. Тони остановил его, мягко накрыв руки Уилла своей ладонью. Ни слова не сказав, он наклонился, подцепив зубами резинку трусов Уилла, и приспустил их, открывая себе дорогу к главному.

Уилл не стал смотреть и что-то указывать Тони. Тем более, тому и не требовалась помощь. Уилл лишь несколько секунд размышлял о том, что Тони уж очень хорошо где-то научился сосать, а потом просто наслаждался и старался сдержаться и не кончить от первых же ласк.

Тони долго водил по стволу языком, прикусывал плоть, дразнил. Уилл откинулся назад и видел только макушку омеги. И от неожиданности вздрогнул и чуть не кончил, когда Тони полностью взял в рот. Уилл вцепился руками в простыни и стянул их, окончательно портя Тони порядок на кровати. Чувствовал лишь, как глубоко ему заглатывают, как язык скользит по члену и как иногда появляются зубки. Тони любил провоцировать всегда. Когда стало совсем невыносимо, Уилл кончил. Не хотел Тони в рот, но не сумел подстроиться и кончил тому прямо в глотку. Но Тони сглотнул, облизнулся и еще облизал головку.

— Ну как? — спросил он довольно через пару десяток секунд.

Уилл не ответил. Ему было хорошо. Он тяжело дышал и был счастлив. И дело было совершенно не в отсосе. Он мог обойтись и без секса совсем, но сейчас он был удовлетворен и хотел лишь одного — Тони себе под бок.

— Попью водички. — Тони медленно поднялся, поправил слезшие трусы на себе и ушел в ванную. Уилл еще подумал, что нужно и омеге помочь кончить, но, видимо, Тони это решил сделать сам.

Уилл же с явной неохотой поднялся и стал расправлять постель.

Когда омега вернулся обратно, кровать была уже хорошо заправлена, Диего куда-то пропал, а сам Уилл лежал на одной половине просторной кровати и уже готов был принять Тони в свои объятия. Тони прилег к нему под бок и положил голову на плечо. Сладко зевнул и впервые за долгое время был готов с удовольствием провалиться в сон.

— А самое прекрасное в этом, что утром ты никуда не денешься. Нужно чаще ночевать у тебя. — Тихонько прошептал альфа.

Тони лишь причмокнул и прикрыл глаза. Решил не рассказывать, что уже на восемь утра у него назначена встреча на другом конце города. А это значит, что Уилла утром будет поджидать сюрприз. Но если Тони будет в хорошем настроении, он сжалится и оставит записку.

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить отзыв, ставить лайки и собирать понравившиеся тексты в личном кабинете
Другие работы по этому фандому
ОМП / ОМП

 Gierre
ОМП / ОМП

 <Kid>
ОМП / ОМП

 <Kid>