Чужая любовь

Авторы:  Tikky ,  Алёна Лучший мини 3906слов

  • Фандом Original
  • Пейринг ОМП / ОМП
  • Рейтинг PG-13
  • Жанр Драма
  • Дополнительные жанры Фэнтези
  • Описание Короли редко задумываются о чувствах своих подданных. А любовь к королю может привести к весьма печальным последствиям. Особенно, если это дивно прекрасный король эльфов.

image
«Кот за двери, мыши — в пляс». Киат, личный секретарь короля эльфов, шел по анфиладам огромного дворца, неодобрительно косясь по сторонам. Еще не стихло эхо цокота копыт королевской кавалькады, а во всех темных закоулках уже пьют. Даже стражники. Точнее, стражники — в первую очередь, во главе со своим начальником Кайденом. Не то чтобы королевству эльфов хоть что-то грозило, но должен ведь быть порядок!
— О, господин секретарь, как удачно я тебя встретил!
Лёгок на помине!
Начальник дворцовой стражи вынырнул из узкого коридора и пошел рядом, панибратски приобняв Киата за плечи. От него едва уловимо пахло можжевеловым дымом. Костер они что-ли в караулке развели?!
— Пока его величество гоняет контрабандистов на границе, мы с друзьями тоже решили развлечься. Поедешь завтра с нами на охоту?
Киат, уже вознамерившийся было сбросить с плеча нахальную руку, заколебался. Нет, сама по себе охота представлялась ему пустой тратой времени. Но компания у Кайдена всегда собирается интересная, а в неофициальной обстановке языки развязываются быстро — есть шанс узнать что-нибудь полезное. Обычно с королевским секретарем не откровенничали — его верность королю уже давно вошла в поговорку.
Киат быстро глянул в серые глаза Кайдена — вроде бы не насмехается. Они неплохо ладили, но раньше начальник стражи никогда не звал его на свои развлечения. Впрочем, определить, что на уме у Кайдена, мог разве что король, да и то не наверняка.
— Решайся, — Кайден похлопал его по плечу и свернул налево, в направлении оружейной. — Будет весело.

***

Лес шумел ровно и успокаивающе. Киат сидел у костра, лениво наблюдая за пляской пламени. Вопреки опасениям, отдых удался на славу. Компанию Кайден подобрал действительно веселую, целый день вся ватага с гиканьем носилась по болотам и звериным тропам, подстрелив всего с десяток уток и загнав единственную лань, однако настроения это никому не испортило. Киат подозревал, что для Кайдена охота была лишь поводом вырваться из дворцовых стен и дать, наконец, волю своей неуемной натуре.
А вот с откровенными разговорами не срослось. То есть, откровенными-то они были, только не в том смысле, на который надеялся Киат. После ужина компания разбрелась отдыхать — кто в шатры, а кто в густые заросли орешника. Звали и Киата, но он решительно отказался. В результате его оставили в покое у догорающего костра.
Киат поерзал на бревне, закинул ногу на ногу и печально подпер щеку кулаком. Он и сам не мог сказать, что с ним не так, почему он раз за разом отвергает самые лестные предложения, не желая заводить ни мимолетных, ни, тем более, долгих отношений.
По траве прошуршали легкие шаги. Кайден обошел костер, подкинул еще дров, и подсел к Киату, бесцеремонно подвинув его на бревнышке.
— Не спится? — он снял с пояса флягу и сделал глоток. В воздухе поплыл терпкий аромат можжевеловой настойки — вино Кайдена не брало совершенно. — Не жалеешь, что поехал?
Киат рассеянно улыбнулся.
— Не жалею. Хотя, как выяснилось, я уже изрядно подзабыл, что значит провести весь день в седле.
Кайден фыркнул.
— По-моему, ты уже забыл, когда вообще из дворца выбирался. Свитки, печати, документы — изо дня в день одно и то же, я бы уже рехнулся. Сколько ты на этой должности, больше ста лет?
— Сто сорок семь.
— До тебя никто так долго не удерживался рядом с Арденом.
Киат пожал плечами.
— Плохо старались. Ты сам служишь ему уже шестую сотню лет и вроде не жалуешься?
— Так ведь мы с ним каждый день не пересекаемся. А вот во время войны, когда приходилось дни и ночи проводить рядом, это было совсем другое дело. Хорошо, что мы оба были моложе, не уверен, что сейчас я бы выдержал.
— Сложность моей работы сильно преувеличена слухами, — Киат запрокинул голову, наблюдая, как улетают вверх искры. — Лично меня все устраивает.
На некоторое время установилась тишина, нарушаемая лишь треском огня и бульканьем можжевеловки во фляжке.
— Скажи, ты… любишь короля? — с едва заметной паузой спросил вдруг Кайден. Голос его прозвучал вкрадчиво и совершенно трезво.
— Люблю? — задумчиво переспросил Киат. — Наверно, можно сказать и так. Король — он как солнце. Ты любишь солнце? А ведь оно может обжечь, и даже иссушить до смерти. Но без него нет жизни.
Он помолчал и добавил совсем другим тоном:
— Но если ты хотел узнать, мечтаю ли я оказаться в его постели — то нет, не мечтаю.
Кайден негромко рассмеялся.
— Это хорошо. Потому что тех, кого сожгло, гораздо больше, чем тех, кто приспособился. Иммунитет к чарам короля сильно помогает продвинуться по карьерной лестнице, знаешь ли.
Кайден снова приложился к фляжке. Киат искоса глянул на него. А ведь Кайден во время войны был телохранителем Ардена, тогда еще принца. И не только телохранителем, если верить слухам. Киат уставился в огонь. Языки пламени рисовали яркие картины: измятый шелк простыней на походной кровати и светлое золото волос, перемешавшихся так, что уже не разобрать, где чьи…
Кайден протянул ему фляжку. Киат хотел сказать, что на сегодня уже хватит, но молча взял. Вдохнул терпкий аромат, почувствовал, как огненная жидкость волной разбегается по телу. Картины в костре стали четче. Не отрывая взгляда от огня, Киат протянул руку, коснулся волос Кайдена, нащупал стягивающий их шнурок…
— Я никогда не спал с королем, — спокойно, как о погоде, сказал Кайден.
— Что?! — Киат вскинулся. Щеки обожгло, как от пощечин.
— Ты слишком громко думаешь, — Кайден перехватил его руки и заставил сесть на место. — С такими яркими мечтами тебе следует остерегаться короля гоблинов, он чует их еще лучше меня. А теперь прекрати вырываться, я всё равно сильнее, и послушай. Все мы прошли через влюбленность в короля, его действительно невозможно не полюбить. Но если ты застрянешь в этом состоянии, то просто сгоришь.
— Тебе-то что за дело! — Киат вывернулся из захвата. Сила — далеко не всё, ловкость тоже многое решает.
— Твой предшественник на должности королевского секретаря сгинул в застенках, после того, как принял активное участие в одном нелепом заговоре, — Кайден холодно улыбнулся. — Ты не представляешь, как сложно обеспечивать безопасность повелителя. И меня более чем устраивает, что хотя бы за тобой не приходится следить. А кроме того, ты мне нравишься, и я не хочу, чтоб ты сгинул.
Киат тряхнул головой. Что за чушь! О чем они вообще говорят? Он никогда не мечтал о близости с королем! Киат прикрыл глаза, вызывая в памяти его образ, голос, улыбку. Вспомнил, как увидел его в первый раз, еще будучи ребенком, свое безмерное восхищение, которое осталось на всю жизнь. Радость, когда король выбрал его своим личным секретарем, желание оправдать доверие. Но все эти чувства не имели ничего общего со страстью или любовным томлением. Разумеется, нет!
— Не суди других по себе, Кайден. И прекратим этот нелепый разговор.
— О, как все запущено… — Кайден криво усмехнулся. — Понятно. Тебе срочно нужно показаться целителю.
— Я не болен!
— Ты когда в последний раз всерьез колдовал?
— Н-недавно… не помню. При чем тут это?
Кайден встал и щелкнул пальцами. Киат мгновенно вскинул руку в защитном жесте. Огненный шар обтек его, не причинив вреда, но не исчез. Киат сжал зубы. Удерживать защиту почему-то было сложно. Да что же это? Совсем недавно он играючи отбивал куда более серьезные атаки. Недавно? А собственно, когда он в последний раз применял защитную магию? «Сто с лишним лет назад во время испытательного срока, когда тебя проверяли каждый день, вот когда», — холодно ответил внутренний голос.
Киат облизнул пересохшие губы. Жар становился нестерпимым. Сквозь обжигающее марево он видел Кайдена. Тот всё так же стоял в непринужденной позе.
— Что ты хочешь?!
Марево исчезло. Киат жадно вдохнул свежий воздух.
— Я хочу, чтобы ты понял, в каком состоянии находишься, Киат. Ты незаурядный маг… был. И будешь, если спохватишься и осознаешь наконец, на что уходят твои силы.
Остаток ночи они провели в шатре — лежа по разные стороны центрального шеста. Кайден вроде бы спал. А Киат лежал, свернувшись, и думал, думал…
Что с ним происходит? Почему его магия так ослабла? Силы куда-то уходят, и уходят непрерывно. И как только он не замечал этого раньше? Неужели Кайден прав, и все эти годы магический дар тратился на самообман?
Киат сжал кулаки и постарался унять бешено колотящееся сердце. Влюбиться в Ардена означало потерять все — судьба королевских любовников плачевна, и о карьере можно забыть. Киат невидящими глазами смотрел на полог шатра. Ужасную догадку следует подтвердить или опровергнуть как можно скорее. Придется довериться сестре. Лиара учится у лучшего целителя, и наверняка сможет помочь.
С первыми проблесками рассвета Киат выскользнул из шатра, так и не заметив направленный ему в спину внимательный взгляд серых глаз.

***
Бешеная скачка отвлекла, позволила собрать разбегающиеся мысли. В город он въехал шагом — не хватало еще дать повод для пересудов вездесущим сплетникам. Дождался, пока Лиара проснется, коротко изложил ей свою просьбу. Послушно подставил раскрытые ладони под чуткие пальцы сестры, выслушал ее объяснения. Лиаре до окончания обучения оставалась пара лет, но уже сейчас ей прочили славу великой целительницы. Вот только совет сестры перестать прятать от себя и принять свою любовь был для Киата совершенно неприемлем. Словно в тумане он вернулся во дворец и заперся в своих покоях, приказав слугам не беспокоить его до возвращения короля.

***

Солнце медленно клонилось к закату. День показался Киату бесконечным, но он не обманывался: ночь не принесет ему ни малейшего облегчения. Киат то метался из угла в угол, то надолго застывал у зеркала, с отвращением разглядывая свое отражение.
Он больше не соответствует своей должности. Отныне он уже не сможет действовать на благо короля, не подчиняясь при этом его сиюминутным прихотям. Очень скоро он начнет бегать за Арденом комнатной собачкой, услужливо заглядывая в глаза. Киат не раз наблюдал этот спектакль со стороны, и от перспективы стать его участником хотелось провалиться сквозь землю. И ведь ни один целитель ему не поможет. Нельзя вылечить настолько запущенный случай. Больше ста лет его магия выстраивала невидимый барьер, блокируя запретную страсть. И зачем только Кайден влез не в свое дело! Теперь барьер начнет разрушаться. Невозможно жить, постоянно ощущая потерю силы, это всё равно, словно обнаружить у себя открытое кровотечение — невольно перекроешь. А как только барьер разрушится окончательно, последствия не заставят себя ждать. Разобравшись что к чему, король просто вышвырнет его на улицу.
Киат прижался лбом к холодному стеклу. Из зеркала выплывали сумерки, дымом затягивая комнату. Отставку его величество не примет. Отпуск… возможно. Но что это решит? Отсрочка агонии, не более того. Киат еще раз мрачно взглянул в глаза своему отражению. Решение лежит на поверхности, но не становится от этого более приятным. Новый мир — Эриния. Огромные, ещё не исследованные земли, где никто его не найдет. Киат скрипнул зубами. Со стороны его поступок будет выглядеть предательством. Но Кайден поймет и не станет его преследовать, а мнение придворных Киата не волновало. О том, как отреагирует на его бегство король, он себе думать запретил.

***

Сборы не заняли много времени. Закинув на плечо сумку, Киат вышел в коридор. Он успел сделать всего пару шагов, как перед ним из теней бесшумно возник Кайден.
— Далеко собрался?
— В город.
— Надолго?
— Не твое дело.
Киат попытался его обойти. И тут же взвыл от неожиданности и боли. Кайден крутанул его, заломив руки так, что в плечах хрустнуло. Пинком открыл дверь и втолкнул назад в его покои. Киат пролетел через комнату и упал на диван. Сумка отлетела в сторону.
— Что у нас тут? — Кайден поднял ее и небрежно вытряхнул содержимое на пол. — Ясно. Повторяю вопрос: далеко собрался бежать?
— Ты что себе позволяешь?! — Киат растер плечи и сел прямо. — Я что, арестован?
— Пока нет, — Кайден перешагнул через кучу вещей и встал перед ним, скрестив руки на груди. — Ты жить хочешь?
— Ты мне угрожаешь?
— Куда уж мне. Ты сам себе самая страшная угроза. Я предлагаю помощь.
— Не знал, что ты еще и целитель.
— У меня другие методы.
Киат вспомнил темные слухи о происхождении Кайдена и его даре и прикусил губу. Он хотел жить. И остаться при дворе хотел. Это была его судьба, иной ему не надо. Но вставал вопрос цены.
— И что ты хочешь получить за свою помощь?
— Вот это другой разговор, — Кайден улыбнулся. — А хочу я твой перстень.
— Что? — Киат с недоумением посмотрел на свою правую руку. Этот перстень с янтарем ему оставила мать. — Нет. Это семейная реликвия. И зачем он тебе? В нем нет магии.
— А ты его разглядывал? Посмотри на просвет.
Киат с подозрением посмотрел на Кайдена, но снял перстень и поднес к светильнику. В медовой глубине янтаря что-то темнело. Киат прищурился.
— Нимфа феи?
— Я собираю такие редкости, — пояснил Кайден. — Но если этот перстень тебе слишком дорог, назначь цену сам. Во сколько ты оцениваешь свою жизнь?
Киат потряс головой. Он даже не предполагал, что Кайден увлекается чем-то кроме охоты и фехтования.
— Подожди, — Киат присел возле кучи своих вещей, вытащил из-под одежды кожаный футляр. — К перстню прилагается еще кулон. В нем тоже что-то есть.
Кулон представлял собой почти необработанный кусок янтаря с застывшей внутри крошечной фигуркой. Кайден восхищенно присвистнул. Такого прекрасного экземпляра феи в его коллекции еще не было.
— Договорились, — он положил кулон в карман камзола. — Сядь и расслабься. Мне будет проще, а тебе… не так больно. Нет, глаза не закрывай.
Кайден не любил использовать свой дар. Слишком зыбкой становилась грань между своей и чужой душой, слишком легко потеряться в чужих эмоциях и потом трудно избавиться от их теней и отпечатков в себе. Но другого способа помочь он не знал.
Киат ждал чего-то неприятного, но не настолько болезненного. Кайден вошел в его сознание как клинок. Инстинкт возопил об опасности, но отвести глаза уже не получалось. Киат забился, вырываясь. Кайден зашипел и прижал его к дивану.
— Я предупреждал!
Он ринулся напролом — в глубину, где не было рациональных мыслей и четких образов, только хаотичный поток чувств и эмоций. Их мельтешение сбивало с толку, но Кайден уже нашел, что искал. И мысленно выругался. Вокруг образа Ардена закручивался поток эмоций такой силы, что пытаться остановить или перенаправить его нечего было даже думать. Такое можно только уничтожить целиком. Кайден представил себе, как водоворот с сияющей фигурой внутри охватывает прозрачная сфера. И начал ее сжимать, пока она не уменьшилась до размеров яблока. Он чувствовал, что Киат вот-вот вырвется. Еще бы минуту… Но не было уже и секунды. Намертво вцепившись в свою добычу, Кайден рванулся назад из шторма, грозившего утопить его. Боль раскаленной спицей прошла от кисти к сердцу. Киат ужом вывернулся из-под него и вскочил на ноги.
— Ах, ты! — он вложил в удар всю свою ярость.
Кайдена пронесло через комнату и впечатало в шкаф. Сверху посыпались книги, металлический уголок тяжелого фолианта рассек ему бровь.
— Вот видишь, твоя сила уже начала восстанавливаться, — он вскинул правую руку в защитном жесте. Левая отнялась напрочь.
— Ты будешь первым, кто об этом пожалеет!
В таком состоянии королевского секретаря Кайден еще не видел ни разу. На кончиках пальцев Киата вспыхнули недобрые огоньки.
— Восхитительно, — ледяной голос приморозил их обоих к месту. В дверях стоял Арден. Взгляд короля обежал разоренную комнату и остановился на застывших противниках. — И кого из вас мне следует обвинить в государственной измене?
Киат задохнулся. Никогда еще близость Ардена не вызывала в нем такого смятения. Но многолетняя выучка взяла свое, и он склонился в поклоне.
— Ваше величество, это недоразумение. Наши с Кайденом… разногласия носят сугубо личный характер и ни в коей мере не влияют на преданность вам.
Арден некоторое время рассматривал его, склонив голову набок.
— Допустим. Но сейчас изволь немедленно явиться в мой кабинет и заняться делом, — он развернулся к Кайдену. — А твой доклад я жду через полчаса.
Хлопнула дверь. Киат на секунду прикрыл глаза. Шагнул к зеркалу, привел в порядок растрепавшиеся волосы. Одернул камзол и вышел, даже не оглянувшись.
Кайден вздохнул. Достал платок, промокнул рассеченную бровь. Что ж, теперь остается только ждать и надеяться, что дальше Киат справится сам. И за оставшиеся двадцать пять минут придумать убедительное объяснение для Ардена.

***

Что именно рассказал Кайден королю, Киат так и не узнал. Однако отношение Ардена к нему никак не изменилось. Следовательно, Кайден его не выдал. Но радоваться этому у Киата не получалось — у него вообще перестало получаться радоваться хоть чему-то. Он чувствовал себя разбитым и опустошенным, мысли путались, временами накатывала такая тоска, что хотелось умереть.
Прошло два дня, но его состояние не улучшилось. На третий день его отловил Кайден.
— Ты теперь мой должник, — заявил он, не утруждая себя приветствием. — Между прочим, я не обязан был изворачиваться ради тебя перед королем.
Киат хмуро посмотрел на него и нехотя кивнул.
— Ладно, признаю. И что же ты хочешь в качестве компенсации?
Кайден хищно усмехнулся.
— Тебя. На одну ночь.
Слабый огонек вспыхнул в глазах Киата и тут же погас. Он равнодушно пожал плечами.
— Ночь так ночь. Сегодняшняя тебя устроит?
— Более чем.
— Тогда договорились. У тебя все? Меня дела ждут.
Киат развернулся и направился к библиотеке. Кайден проводил его встревоженным взглядом. Он предполагал, что Киат откажется, или хотя бы начнет торговаться. Это равнодушное согласие подтверждало самые худшие подозрения — Киат не справляется с последствиями вмешательства. Его нужно спасать, и как можно скорее.

***

В оставшееся до вечера время Киат обдумал возможные последствия своего согласия. Если Кайден захочет отыграться за их позорную драку в присутствии повелителя… Что ж — одна ночь, это не так уж долго, вытерпит.
— О, а вот и ты, — Кайден открыл дверь на первый же стук. — Проходи, не стесняйся. Вино будешь?
— Давай, — Киат не глядя на него прошел в глубину комнаты, присел на край дивана.
В комнате царил полумрак, свечи горели только на подоконнике. Кайден протянул ему бокал. Киат пригубил гранатовую жидкость, глотнул, не чувствуя вкуса. Кайден прищурившись наблюдал за ним. Похоже, что Киат сейчас никак не отреагирует, даже если сдернуть его с дивана и взять прямо на полу. Кайден подивился собственной разыгравшейся фантазии — раньше ему и в голову не приходило рассматривать Киата в качестве потенциального любовника. Все-таки слияния душ никогда не проходят даром... Впрочем, а почему бы и нет? Если все получится как надо, из них может выйти неплохая пара.
Он залпом допил вино, отставил бокал и сел рядом с Киатом. Запустил руки ему в волосы, ловко расстегивая заколки и позволяя черным прядям свободно рассыпаться. Киат машинально тряхнул головой, отбрасывая волосы с лица, и наконец встретился с ним глазами. Можно было воспользоваться моментом, но Кайден больше не собирался действовать силой. Он ласково погладил Киата по щеке, опустился ниже, расстегнул ворот рубашки. Киат прикрыл глаза, медленно расслабляясь. Кайден не спешил переходить к решительным действиям. Его руки неторопливо скользили по коже, то вычерчивая замысловатый узор, то зарываясь в волосы.
В какой-то момент Киат с удивлением понял, что мертвенный холод, который в последние дни не отпускал его ни на минуту, слегка приразнял когти. И он совсем не прочь, чтобы так продолжалось подольше. Словно почуяв это, Кайден мягко взял его за подбородок, заглянув в глаза.
— Послушай меня, пожалуйста. Я понимаю, каково тебе сейчас. То, что происходит… Представь, что ты позволил лекарю провести операцию, но не дал ни зашить, ни обработать рану. Разреши мне закончить то, что я начал — и тебе станет легче.
В синих глазах плеснулась боль, Киат отшатнулся.
— Нет! Хватит с меня твоей помощи!
— Но ты не справишься сам! Сколько ты еще выдержишь? День? Два? Неделю? Ты хочешь дождаться, пока Арден лично заинтересуется твоим состоянием?
Киат содрогнулся и со стоном спрятал лицо в ладонях.
— Это все твоя вина! Лучше б моя магия убила меня, чем так…
Его голос сорвался. Кайден жестко взял его за плечи и слегка встряхнул.
— Киат, я тебе не враг. Я действительно хочу помочь. Доверься мне, у тебя все равно нет другого выхода. В этот раз все будет по-другому, обещаю.
Киат поднял на него глаза. В них стояла такая мука, что Кайден невольно сбавил тон.
— Не бойся.
Он двинулся вперед со всей возможной осторожностью, мягко, почти неощутимо усиливая давление — и едва не зашипел, когда ментальный барьер между ними наконец исчез. Боль, отчаяние, растерянность, безнадежная глухая тоска, обрушились на него разом с такой силой, что он едва не потерял концентрацию. Проклятье, если без малого сотню лет твоя личность строилась вокруг чувства, которого ты даже не осознавал, то в одночасье лишившись этой опоры немудрено сойти с ума! Чудо, что Киат до сих пор сохранил ясность рассудка. Каждая секунда нахождения в этом аду выпивала силы, но спешка была недопустима. Любое неосторожное движение могло обрушить и без того непонятно на чем держащееся сознание. Кайден аккуратно потянулся, нащупывая драгоценные обрывки гордости, уверенности в себе, слабые отголоски радости. Сосредоточился, осторожно сшивая лохмотья, заполняя рваную пустоту на месте своего недавнего вмешательства.
Киат прерывисто вздохнул. Ласковые касания уносили тоску и отчаяние, тянущая боль в сердце стихала, но страх никуда не исчез. Вот только теперь Киат боялся, что когда руки Кайдена отпустят его, он снова окунется в свой персональный ад.
Кайден в последний раз проверил проделанную работу и осторожно оставил чужое сознание.
— Не уходи, — прошептал Киат. Глаза у него закрывались, он уплывал в сон, но упорно продолжал цепляться за Кайдена.
— Не уйду. Спи.
Киат опустил голову ему на плечо, его пальцы наконец разжались и рука бессильно соскользнула вниз. Кайден невесомо коснулся губами его виска, обнял, устроился на диване поудобнее и тоже закрыл глаза.

***

Арден вернулся во дворец, когда заря еще только занималась. Ложиться уже не имело смысла, а вот потратить оставшееся до рассвета время с пользой определенно стоило. Он прошел в кабинет, плеснул себе вина, перебрал аккуратную стопку документов, как всегда оставленную Киатом, и углубился в чтение. Подписал два указа, взялся за официальное прошение от гильдии ювелиров. Через некоторое время нахмурился, еще раз пробежал глазами текст и тряхнул колокольчиком, вызывая секретаря. Ответом ему была тишина. Арден удивленно поднял голову. Он не мог припомнить случая, чтобы ему понадобился Киат, а того не оказалось рядом. При том, что секретарь точно был во дворце. Почему же он не слышит вызова?
Заинтригованный, Арден шагнул к зеркалу, прижал к нему ладони, сосредоточился. Изумленно вгляделся в открывшуюся картину. Хм… Похоже, двое его верных слуг сумели разрешить свои недавние «разногласия» к обоюдному удовольствию. Что, однако, не является поводом пренебрегать своими прямыми обязанностями. Арден коварно усмехнулся.
— Киат!
От звука его голоса секретарь мгновенно распахнул глаза, словно и не спал вовсе, вывернулся из объятий Кайдена, вскочил.
— Ваше величество?
Арден постарался, чтобы голос прозвучал зловеще, хотя его душил смех.
— Если через десять минут прошлогодний договор с рудокопами о поставке алмазов не будет лежать у меня на столе, я переведу тебя служить в стражу.
— Договор будет у вас через пять минут, ваше величество! — Киат опрометью выскочил за дверь.
В гаснущем зеркале Арден успел поймать ухмылку Кайдена, оценившего угрозу.

***

Прошла неделя. Казалось, жизнь вернулась в привычную колею. Кайден старался держаться в стороне от Киата, предоставив событиям идти своим чередом. Искушение воспользоваться моментом было чрезвычайно сильным, но он решительно запретил себе даже думать об этом. Любовь, полученная обманом, не стоит и ломаного медяка. Либо Киат придет к нему сам, либо не придет вовсе.
Стук в дверь раздался вечером седьмого дня.
— Ты не занят? — Киат вошел, мимоходом отметив, что Кайден, похоже, любит полумрак — во всех покоях опять горела всего одна свеча.
— Я совершенно свободен, — Кайден окинул его внимательным взглядом. - О, я вижу, твоя сила почти восстановилась. Мои поздравления.
Киат сдержанно кивнул.
— Если бы не твоя помощь, я сейчас влачил бы жалкое существование изгнанника. Или умер от магического истощения.
Кайден тактично спрятал улыбку. Таким высоким стилем принято было говорить лишь во время официальных переговоров. Королевский секретарь волнуется, хотя по его виду это незаметно.
— Я ценю свою жизнь и карьеру гораздо дороже, чем стоит тот кулон, — Киат снял с пальца кольцо и протянул ему, посмотрев прямо в глаза. — И даже этого будет мало. Скажи, что еще я могу сделать в знак своей благодарности?
Кайден надел кольцо и с удовольствием полюбовался им.
— Благодарность — это хорошо. А как насчет других чувств?
Киат непонимающе нахмурился.
— Думаешь, я снова влюблюсь в короля? Это возможно?
— Могу подсказать, как этого избежать, — Кайден открыто улыбнулся и шагнул ближе. — Влюбись в кого-нибудь другого.
— Хороший совет, - Киат невесело усмехнулся. - Вот только у меня больше ста лет никого не было. Я уже забыл, каково это.
Кайден взял его за руку, провел по ладони кончиками пальцев. Киат вздрогнул и неверяще поднял на него глаза.
— Ты действительно хочешь?..
— Очень, — Кайден притянул его к себе. — Но за одну ночь я вряд ли успею напомнить тебе всё, что ты забыл… или научить чему-нибудь новенькому.
Его руки пробуждали давно забытые ощущения. Тело стремительно вспоминало прежние навыки и отчаянно тянулось навстречу ласке. Киат обнял Кайдена и улыбнулся ему - легко и радостно.
— Что ж, тогда пусть будет много ночей, я согласен.
Кайден лукаво изогнул бровь.
— Я обязательно подсчитаю, сколько ночей тебе следует наверстать.
Киат засмеялся. Его столетнее одиночество наконец закончилось. И он был этому несказанно рад.

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить отзыв, ставить лайки и собирать понравившиеся тексты в личном кабинете
Другие работы по этому фандому
ОМП / ОМП

 Gierre
ОМП / ОМП

 <Kid>
ОМП / ОМП

 <Kid>