Звездный свет

Автор:  Fire Storm

Номинация: Лучший авторский RPS по зарубежному фандому

Фандом: RPS (B.A.P.)

Число слов: 4107

Пейринг: Чон Дэхён / Ю Ёнджэ, Бан Ёнгук / Чхве Чжунхон (Зело), Ким Химчан / Мун Чоноп

Рейтинг: G

Жанры: Fantasy,Fluff

Предупреждения: AU, OOC, Преслэш

Год: 2017

Число просмотров: 108

Скачать: PDF EPUB MOBI FB2 HTML TXT

Описание: Парные звезды притягиваются. Парные люди тоже.

Примечания: Дополнительно: сомнительная астрономия

Альфа Центавра


Дэхен стряхнул снег, который кажется был везде: на пальто, волосах, носках блестящих новой кожей ботинок. Он бы посмотрел вверх, чтобы убедиться, что он точно на месте, но, если поднять голову, то его просто засыплет – снежинки большие и крупные, они летят целыми хлопьями, приклеенные друг к другу. Чутье его и так не подводит, как и навигатор в новеньком смартфоне.

Вот только встречать его никто не торопится. Дэхен немного по-другому представлял себе свое прибытие в Башню Первой Звезды. Ожидал многолюдного столпотворения, рабочую суеты, приветливые улыбки и ощущение дома. Но вместо этого его встретил полутемный пустой холл, освещаемый только боковыми лампами и одинокий человек за входной конторкой. Который вообще не обратил на него никакого внимания. Дэхен неловко облизал губы и поставил чемодан чуть громче, чем нужно.

Ничего.

- Кхем, - вежливо кашлянул он.

Человек за конторкой поднял голову и оглядел его с ног до головы, словно решая, стоит тратить на него свое время или нет.

- Здравствуйте, - неловко и нервно сказал Дэхен.

- Добрый вечер, - все еще подозрительно оглядывал его человек, продолжая кутаться то ли в большой свитер, то ли в плед. Рядом с ним дымился стаканчик кофе.

- Я... Я по распределению. Из Главного Отделения. Чон Дэхен, - и понимая, что всего слова не делают лицо собеседника чуть более мягким, уже тише добавил. - Вам ведь направляли официальное уведомление?

Человек за конторкой обнял ладонью бумажный кофейный стаканчик, и Дэхену показалось, что он стал дымиться чуть сильнее.

- Да. Но там было сказано "шестнадцатое".

Дэхен опустил голову, быстро взглянув на часы.

- Еще только четыре , - как можно более мило улыбнулся он.

В ответ ему достался усталый вздох.

- Судя по твоему взгляду ты совсем не это ожидал здесь увидеть, - Дэхена кольнуло это фамильярное "ты", но он ничего не сказал. - Что ж, это взаимно, потому что и мы ждали кого-то более пунктуального.

- Там снег, - попытался оправдаться Дэхен.

- Там зима. Так что нормально, что идет снег. И что темнеет рано. Впрочем, не важно. Иди сюда.

Руки у человека оказались холодными, Дэхен почувствовал это, когда он укладывал его ладонь на пластину. С интересом разглядывая знакомый инструмент, отмечающий тебя, Дэхен не забывал посматривать и на нового знакомого.

- А Вас..тебя как зовут?

- Ю Ендже, - тихо ответили ему. И рукам стало теплее. - Ладно, пойдем, покажу тебе комнату. Уведомление о прибытии отправлю завтра. Не люблю эти штуки.

Дэхен согласно покивал. Ему, в принципе, было все равно, каким образом принимающая сторона соблюдет условия его распределения. Ему было крайне интересно, наконец, оказаться внутри и рассмотреть как выглядит все в легендарной башне.

- А тут всегда так тихо? - поинтересовался он.

- Перед ночью да. Здесь, знаешь ли, рано ложатся.

- Ясно, - Дэхен взъерошил волосы, подхватил чемодан и направился следом.

Ендже, кутаясь в свой свитер-плед, уверено шел по узким извилистым коридорам и лестницам, движением руки зажигая висевшие по бокам лампы.

- Так значит ты управляешь светом? - не сдержался Дэхен от комментария.- А я вот..

Но договорить он не успел, Ендже остановился, обернулся на него с усталостью на лице и дернул за свисающий рядом со стеной шнурок, включая светильники дальше по коридору.

- Ясно, - снова улыбнулся Дэхен и все таки продолжил. - А я вот излучаю!

- Конечно излучаешь, это Башня Первой Звезды. Тут все в каком-то смысле излучают.

Не смотря на затянувшееся молчание, Дэхену оно не казалось напряженным. Было немного стыдно, что он все таки опоздал, видимо его ждали. А, увидев свою комнату, у него не осталось сомнений - все было готово и сверкало чистотой. Так что даже на колкость Ендже не хотелось злиться. Он выглядел усталым и имел право быть недовольным новым членом семьи. А то, что в Башне жила именно семья, было легендой из легенд. Говорили, что в отличии от многих других мест, куда распределяли излучающих, поглощающих, собирающих и передающих, Башня Первой Звезды становилась домом для всех. Поэтому странно было видеть этот дом пустым.

- Располагайся. Сегодня мы тебя не ждем, но завтра, пожалуйста, не забудь быть вовремя. Время заката рассылается каждый день.

- Нет, я готов сегодня! - Дэхен запротестовал, но Ендже остановил его рукой в грудь.

- Нет, не готов. Лучше отдохни и не мешайся, - резким движением пальцев Ендже сбил катящуюся с челки каплю воды от растаявшего снега. Дэхен зажмурился, но понял, что зря.

Улыбаясь вслед закрытой двери, он подумал о том, что здесь и правда как дома. Хоть Ендже и пытался быть грубым, он все равно ждал его весь день. И не будет спать до самого позднего рассвета. Было приятно и стыдно. Дэхен зевнул и принялся исследовать свою новую комнату. Спать он был все равно не намерен.



Альфа Сириус


Енгук посмотрел в окно башни и улыбнулся. Сириус, как всегда, не подвел - астрономические часы уронили последние крупинки песка, сдвигая стрелку, и яркая звезда будто бы загорелась на острие железной спицы. Чунхон за его плечом тоже склонил голову и поприветствовал свое светило довольной ухмылкой.

- Ладно, время начинать, - подергал он за рукав своего наставника.
Тот встрепенулся и откашлялся.

- Да, конечно. Что там у нас по плану? - Енгук обернулся и расправил плечи. Ладони немного зудели от предвкушения новой работы.

Чунхон снова бухнулся на пол, где они лежали до этого, и разложил перед собой несколько листов.

- Здесь и здесь, - показал он на карты звездного неба, соединяя их с картами обычными. - Начнем отсюда, а потом я спущусь к остальным.

- Хорошо, - Енгук уселся рядом, плечом к плечу, и вдохнул сладковатый запах чужой кожи. Ему нравилось, когда от его младшей звезды пахло так удивительно невинно и в тоже время обжигающе запретно. И пускай Чунхон излучал меньше, насыщенность его силы была куда больше.

Взяв его за руку, Енгук прикрыл глаза и почувствовал ответное движение пальцев, крепче вцепившихся в его ладонь. Он вдохнул, делая мысленный шаг не звездное небо, а потом уже осознанно и уверенно двинулся от сверкающего Сириуса в нужную точку. Звезды только-только начинали зажигаться в небе и было сложно. Для кого угодно, но только не для Енгука. Уверенно ведя за собой Чунхона, он безошибочно оказался в нужной точке, а затем, закрыв глаза и сделав еще один шаг, опустился на землю.

Концерт симфонической музыки был в самом разгаре. Енгук прошел по краю сцены, вставая на авансцене и прижимаясь спиной к спине Чунхона. Раскрывать руки ладонями вверх было привычно, так же как и касаться локтями, чувствуя легкую вибрацию и излучение позади себя. Зал вздохнул и замер, наполняясь чем-то совершенно невидимым для обычных людей, но меняющим что-то в них самих.

- Достаточно, - Енгук остановил себя и своего спутника. - Куда дальше?

- Мне нужно идти. Остальные уже, наверное, собрались.

На лице Чунхона было написано сожаление, и Енгук знал, что это значит. Он хочет остаться с ним, ждет, что ему разрешат. Но, к сожалению, излучая одно и тоже, способности они имели разные.

- Я отведу, - Енгук снова сжал чужую ладонь и сделал два шага: к звездам и в башню.

- Справишься один? - неловко спросил Чунхон, упираясь в ковер пальцами, чтобы встать.

- Как и всегда. Только проси их быть потише и не тревожить меня.

- Ладно, - младший улыбнулся и быстро клюнул проводника в щеку.

Оставшись один, Енгук первым делом посмотрел оставленные листы с картами: Чунхон отлично видел где и чье излучение будет необходимо. Карты для Ендже, Химчана, Чонопа, для новенького, Дэхена. Ему уже пора освоиться, но Чунхон не стремится давать ему больше карт. Что ж, вполне логично. Енгук подумал, что вводить его стоит постепенно. С непривычки сложно излучать так долго. А вот стопка карт Ендже была слишком большой. Для его состояния, пожалуй, это было через чур. Но, зная своего товарища, Енгук был уверен, что тот ни за что не признается в очевидном - его способность начала поглощать сама себя.

Зная долготу зимних ночей, Енгук не спешил приниматься за работу. Размеренность времени всегда прельщала его, поэтому он не любил суету лета, скидывая больше работы на другие отделения с поглощающими или передающими. И пускай это приносила в мир чуть больше хауса, зато оставляло в равновесии его самого. А что есть хаос, если не высшая форма гармонии?

Оказываясь в знакомых местах, он часто вспоминал свое прошлое и иногда жалел, что ему не довелось, как многим, хоть чуть-чуть пожить обычно жизнью. Он с детства осознал свою способность, а потом и силу. Люди рядом с ним улыбались, потому что он излучал. И его забрали очень рано.

Учиться было не сложно. Способность помогала ему всегда оказываться в нужном месте, а сила росла с каждым днем. Еще учась в академии, самым младшим из всех, кто там находился, Енгук знал, что рано или поздно он окажется в Башне Первой Звезды. Ведь именно свет альфы Сириуса был его излучением.

И он оказался там слишком рано, еще до совершеннолетия. Башня стала его домом, а Сириус - лучшим другом. И Енгук не знал другой жизни кроме той, чтобы давать людям свет.

За дверью что-то грохнуло и Енгук поморщился. Хорошо еще, что он полностью был здесь, иначе бы это могло быть чревато. Кажется за последние десять лет в Башне разучились работать тихо. Хотя народу и стало меньше, шума от них не убавилось.

- Я ведь просил! - прикрикнул он чуть сурово.

- Прости, - пискнул Чунхон. - Я уронил статую.

- Не Венеры надеюсь?

Тишина подсказала, что так все и было.

- Чунхон, у нее и так нет рук.

- Прости, - милая мордашка сунулась в дверь. - Я приду утром. Не ложись без меня, хорошо?

- Ладно, - Енгук кивнул и улыбнулся.

В коридоре стало тихо. Значит, можно было приниматься за работу.



Фомальгаут

Химчан просматривал свои карты, одновременно с этим успевая приглядывать за мясом, которое так и норовило пригореть. Пора уже выслать Совету петицию с просьбой о замене бытовой техники. Кажется этой плите было уже добрых полвека. Если Башня старая, это не значит, что и внутри нее все должно быть старым. Они все таки люди и им нужны обычные человеческие удобства.

Дэхен как всегда появился на ужине первым. Химчану нравилось как он справляется, как влился в коллектив. Ему самому пришлось не так легко. Когда его перевели, здесь и был разве что Енгук и толпа стариков. Смешно было смотреть, как они пытаются соответствовать его юным способностям и амбициям. Состав Башни постепенно обновляли, и вот теперь они здесь. Молодые, по меркам людей, но уже достаточно опытные по мерилам излучателей. Чем раньше начнешь, тем раньше и закончишь. Это касалось не только обычных дел, но и того, чем занимались они. Силы излучающих были не бесконечны. Точнее будет сказать, что они были самыми недолговечными из всех Особенных. Смотря, как Дэхен уплетает мясо, Химчан думал, что вот он, наверное, еще будет жить в Башне, когда все они уже уйдут. У него нет за плечами десятка лет излучений. Он еще очень сильный. И с хорошим аппетитом. Это Химчану нравилось особенно. Остальные как-то не сильно нахваливали его еду. А Енгук так вообще спускался только на завтрак и то не всегда. Приходилось следить, чтобы Чунхон не забывал брать еду альфе Сириуса.

Видя, как его семья собирается за столом, Химчан довольно улыбался. С приездом Дэхена в доме стало шумнее: ночью веселее, а днем уютней. Даже Ендже иногда забывался и начинал хохотать и носиться как безумный. Задумавшись обо всем этом, Химчан чуть было не прозевал время. Его наручные часы задрожали, и он подскочил за столом.
Остальные тоже тут же побросали свой ужин и наперебой закричали.

- Химчан!

- Где?

- Быстрее!

- Не успеем.

- Акрус! - сверившись с картой, прокричал Химчан, и все они бросились в большой зал.

В Башне Первой Звезды было несколько частей неба. Большой зал, холл, библиотека и несколько комнат. И чтобы попасть в место, отмеченное тебе картой, нужно было пройти через звезды. Раньше, конечно, излучающие ездили на свои карты сами, но способность Енгука позволяла им переходить в нужные места непосредственно со светом. Так получалось выполнить больше заданий, излучить для большего числа людей.

Химчан занял свое место под Акруксом в большом зале и закрыл глаза, кладя руку на карту. Остальные поддерживали его, сверяясь со временем. На секунду увидев вспышку холодного звездного неба и улыбнувшись родному Фомальгауту, Химчан оказался на заснеженной улице. Было пусто, время давно перевалило за десять вечера. Оглядываясь по сторонам, он не сразу заметил двух людей, идущих навстречу друг другу. Химчан улыбнулся и привычным жестом раскрыл ладони. Ему не нужно было дожидаться, когда они подойдут друг к другу, достаточно было того, что их взгляды встретились.

Снова открывая глаза в большом зале, Химчан понял, что один. Но взглянув вниз, чертыхнулся. Нет, он был не один. С ним был Чоноп, который держал его за руку, не давая взлететь к самому потолку.

- Снова да? - рассерженно спросил Химчан, усилием воли возвращая свое тело на паркет.

Чоноп только молча кивнул, а потом бросил взгляд на свои часы.

- Поможешь?

Химчан сверился со своей следующей картой. 12 минут. Пожалуй, должно хватить. Он помог Чонопу устроиться в кресле под нужной звездой и встал рядом, смотря как его тело обмякает, отпустив его дух в звездное путешествие.

Любовь всегда была его силой. Он излучал ее, дарил всем вокруг, направляя сердца друг к другу. Но его звезда была одиночной. Химчан долго думал, что проживет всю жизнь даря любовь, но не позная ее сам. Но в один момент решил, что если его звезда одиночка, это не значит, что и он, человек, должен быть таким. И пусть Фомальгаут был слишком далек от Канопуса на небе, Химчан был близок к Чонопу на Земле. Он в буквальном смысле порой летал. Его способность порой выходила из-под контроля, но Чоноп всегда был рядом, чтобы удержать. Притягивал сильнее гравитации. Так что опора под ногами Химчана была всегда.



Канопус


Чоноп терялся в коридорах Башни раз в неделю - это обязательно. И, если бы это происходило ночью, проблем было бы меньше: обитатели дома почти никогда не спали в темное время суток, да и, чисто по-человечески, заблудиться ночью было нормальным. Но Чоноп блуждал в коридорах среди белого дня, щурясь от яркого света и не узнавая знакомые по свету ламп стены.

Сегодня до двери он дошел почти без приключений. Щелкнул замком и вышел в заснеженную улицу, окунаясь в шум и суету. Башня Первой Звезды находилась почти в центре города, но никто посторонний не мог зайти внутрь. Поглощающие установили барьер, который впитывал любой интерес или любопытство. Люди просто мгновенно забывали свои мысли по поводу этого здания. Оно для них просто не существовало. Но для них существовал остальной мир. Чоноп неспешно обежал поворот, сворачивая на соседнюю улицу, и легкой трусцой направился к магазину. Нужно было купить что-то на ужин, потому что Химчан сказал, что последнее мясо они съели за завтракам. А карты у Чонопа попались настолько легкие, что он был совсем не прочь прогуляться, потому что не устал вовсе.

Ендже не уставшим не выглядел, но все равно почему-то не спал. Чоноп застал его в столовой, где он сидел на диване с извечным стаканчиком кофе.

- Привет, - Чоноп не знал, что сказать, но знал, что сказать должен.

- Привет, - отозвался Ендже, продолжая смотреть в стену и поглаживая кружечные бока.

- Я поесть купил, хочешь?

- Нет.

Чоноп пожал плечами и стал распаковывать еду, убирая на нужные полки в холодильнике и шкафу. Ендже продолжал сидеть на диване, ничего не выражая. И не то чтобы Чоноп хотел, просто не мог это контролировать. Отставив банку с зеленым горошком, он решительно подошел к Ендже и взял его за руку. Ладонь была холодной и как будто влажной.

- Давно это?

- Что? - Ендже выдрал руку и спрятал ее в подмышку.

- Поглощение.

- Не понимаю о чем ты.

Ендже встал, ставя чашку на стол и собираясь выйти.

- Ты знаешь, что я знаю, - сказал Чоноп ему вслед. - Я же чувствую, не забыл? И мысли твои слишком громкие.

Словно пойманный этими словами в петлю, Ендже остановился, но не обернулся.

- Мне кажется, я замерзну насмерть, - прошептал он.

- Нет. Твоему свету еще несколько миллиардов лет. Ты не замерзнешь. Просто не бойся.

- Легко сказать, - Ендже попытался скинуть коснувшуюся его плеча руку, но Чоноп был готов к этому.

- Иди поспи. Я попрошу Чунхона дать тебе меньше карт завтра.

- Не нужно.

- Ендже, не заставляй меня излучать тебе.

- Ладно-ладно, - тот потер лоб и обернулся через плечо. - Я честно попытаюсь поспать.

Чоноп улыбнулся и вернулся в кухню, чтобы разобрать покупки. Вообще обычно излучающие не применяют свою силу друг на друге. Не потому что это опасно, а потому что есть правила приличия. Но сейчас Чоноп был готов. И если Ендже нужно было спокойствие, он бы дал его. Потому что если ничего не делать, то он поглотит сам себя. Его способность уже начала работать против.

Уже идя в свою комнату, чтобы поспать хотя бы несколько часов, Чоноп почти нос к носу столкнулся с Дэхеном. Тот, по прошествии нескольких недель, так и не перестал восторгаться Башне, изучая ее день за днем, перерывая почти всю библиотеку и все больше и больше входя в свою полную силу.

- Потерялся? - участливо спросил Чоноп, понимая какого это оказаться одному в залитом светом коридоре.

- Нет, - Дэхен принял независимый вид. - А ты не скажешь в какой стороне живет Ендже?

Чоноп постарался, чтобы не один мускул на его лице не дрогнул.

- А тебе зачем?

- Да так.. Просто, знаешь ли, составляю карту, что и где. У вас тут заблудиться можно.

- Здорово. Карта - это хорошо. А ты все остальное уже нашел?

- Да! - усиленно закивал Дэхен.

Чоноп все еще сохранял непринужденное выражение лица.

- Тогда странно, что не посмотрел, что же скрывается за соседней дверью твоей комнаты.

- Да? Я вроде смотрел, у меня записано, - Дэхен зашарил по карманам.

- Там комната Ендже, - подсказал Чоноп и, все-таки не сдержавшись, улыбнулся. - Наша с Химчаном комната на чердаке западного крыла. А Чунхон живет в башне Енгука.

Практически физически ощущая чужой стыд даже без прикосновения, Чоноп похлопал новенького по руке, чуть-чуть излучая на него спокойствие и умиротворение. Может быть так он заснет быстрее. И без лишних мыслей.



Бета Сириус

Чунхон имел способность к прорицанию не только на звездном уровне, но и на интуитивно-бытовом. Поэтому почти всегда угадывал, когда Енгуку нужно было побыть одному, а когда он острее всего нуждался во внимании и заботе. Работало это еще и не только из-за способностей, а из-за парности звезд. Бета Сириуса хоть и светила ярче, но неотступно следовала за альфа-светилом.

Особенностью зимних ночей была не только их длинна, но и абсолютная темнота перед рассветом. Все звезды кроме Сириуса гасли, оставляя Енгука работать в одиночестве. В доме становилось особенно шумно, и Чунхон всегда старался отдалить этот шум от башни максимально. Но сегодня, стоило им только переместиться в дальнюю гостиную с камином, как стало тихо. Чунхон огляделся и понял, что главного источника шума как раз и не хватает. Дэхена не было видно. Зная слабость новенького к изучению Башни, Чунхон тот час же направился к самой верхней точке дома. Дэхен еще не бывал там, и явно хотел бы оказаться.

- Тебе туда нельзя! - он окликнул Дэхена уже на ступеньках.

- Да? Прости, - он тут же начал спускаться. - Я бы не помешал, честно. Даже заходить бы не стал. Просто понимаешь..Столько историй, а я тут уже месяц и так ничего и не увидел.

- Увидишь, - Чунхон улыбнулся, показывая, что не злится. - День зимнего равноденствия скоро. Мы все будем там.

Он кивнул головой вверх, на лестницу, и Дэхен расплылся в довольной улыбке.

- Мне никто не говорил.

- Разве в академии этому не учат?

- Что в день равноденствия мы будем излучать из Башни Первой Звезды? Нет. Просто учат, что это важный день.

Чунхон смотрел на Дэхена и думал, как это странно. Новенький старше его по возрасту, но столького не знает о звездном свете. Пожалуй, это повод немного погордиться. И помочь на правах более опытного.

- Тогда, я думаю, тебе стоит немного подождать и получится подняться туда без боязни.

- А ты.. Ты живешь там, потому что бета? - неловко кусая губу спросил Дэхен.

- Да, - Чунхон согласился без раздумий, а потом добавил еще. - Знаешь, у нас схожее излучение. Мы вдохновляем, даем стимул, ну, такое, понимаешь?

Дэхен согласно кивнул.

- И сила тоже. Я вижу карты, а Енгук может по ним перемещаться и перемещать вас. Нам просто комфортно вместе. От парности звезд или нет, я не знаю.

- Ясно, - Дэхен явно стушевался, но словно бы хотел спросить что-то еще, не решаясь.

- Там внизу, в холле, есть отчетные книги, где записывают обязательные дни. Думаю, тебе стоит почитать их, чтобы в день равноденствия не паниковать. Мы обычно тут все на нервах.

- О, спасибо!

Чунхон только и успел увидеть, как макушка Дэхена скрылась за поворотом дальней лестницы. А сам он не спеша пошел наверх. Енгук как всегда уснул прямо на полу, не дойдя до кровати. Чунхон надул губы, но смирился с тем, что его ждет очередная ночь, пускай на мягком как перина, но все-таки ковре. Он снял запылившуюся от ночи беготни одежду и устроился рядом, накидывая сверху кучу одеял. В башне становилось все холоднее.

Легкий поцелуй за ухо заставил его вздрогнуть.

- Не могу пошевелиться, прости.

- Спи.

- Осталось пять дней, мы справимся? - сонно пробормотал Енгук сзади.

- Я отправил новенького читать входящие книги. Не переживай, на равноденствие у нас будет Центавра.



Бета Центавра


Ендже не понимал. Все это время, что Дэхен появился здесь, все становилось только хуже. Его способность убивала его, поглощая и не поддаваясь стабилизации. Вообще, это началось давно, но сначала Ендже не обращал внимания. Подумаешь, стал мерзнуть чаще. Ну так зима же скоро, все нормально. Он вообще никогда особо хорошо не переносил холод, хотя и мог управлять теплом. Но сейчас это становилось пугающим.

Он стал просыпаться от сведенных холодом ног, чихал и постоянно хотел спать, но не мог уснуть. Его словно что-то грызло внутри, забирая все тепло себе на закуску.

- Это вечная проблема, - сказал ему тогда Енгук, грустно улыбаясь. - Для парных звезд. У них поразительная сила, но и огромная слабость. Без поддержки они тухнут. Я могу перемещаться в любое место, где уже был хоть однажды. Но в какой-то момент это стало происходить спонтанно. Я мог уснуть, а проснуться совсем в другом месте. Выматывало, знаешь ли.

- И что ты сделал?

- Ничего. Просто пришел Чунхон. Он меня стабилизировал. Бета Сириуса вращается вокруг альфы и сдерживает. Мои силы и способности теперь надежно защищены.

- То есть я тоже просто теряю контроль над своей способностью?

- Не совсем. У тебя нет альфы. И получается, что крутишься как будто вокруг пустого места. Черная дыра, которая поглощает. Но не переживай, парные звезды всегда притягиваются.

- И что, когда эта звезда появится, мне просто станет легче?

Енгук неловко улыбнулся.

- Пара, Ендже. Вы должны стать парой.

- То есть... ты хочешь сказать? Но постой..ведь альфа звезды почти всегда мужчины!

- Бывают и исключения, - Енгук увидел толику облегчения, но решил, что не стоит врать о таком. - Но в твоем случае вероятность этого исключена.

- Я должен буду? Нет, Енгук, нет! Это отвратительно.

- То есть я отвратительный?

- Да чтоб тебя! - Ендже окончательно стушевался и сник. - Нет. Ты - это ты. И делаешь, что хочешь. Но я так делать не хочу.

Енгук похлопал его по плечу, успокаивая.

- Пара - это духовная близость. Он может и обязательно станет твоим самым близким другом. А остальное решать уже не мне.

Этот разговор состоялся задолго до того, как в Башне Первой Звезды получили уведомление о распределении к ним новенького. И еще дальше от того момента, когда просканировав руку Чон Дэхена для отчета, Ендже увидел кодовый шифр его света, который моментально сложился в слова "Альфа Центавра".

Он не спал, ворочаясь и замерзая под темным пологом своей кровати. Целый дурацкий месяц. Коря себя за трусость и вечно прогоняя в голове возможные варианты.

Стук в дверь буквально вырвал его из бесконечного круга размышлений.

- Ендже, можно? - Дэхен говорил из-за двери шепотом, хотя это и было напрасно. В этом крыле больше никто не жил.

- Да, - почему-то разрешил Ендже.

Хотя даже без разрешения Дэхен все равно бы вошел.

Плохо ориентируясь в темноте, он подошел к кровати. Было видно как сверкают гневом его глаза.

- И давно ты знаешь?

Не имело смысла переспрашивать, что именно, поэтому Ендже согласился.

- Да.

- И ты не хотел, чтобы я знал?

- Нет.

- Но я бы все равно рано или поздно узнал!

- Нет, я не не хотел, чтобы ты знал,- поспешил оборвать его гневную тираду Ендже.

Дэхен набравший уже было воздуха, осекся.

- Что?

- Я не скрывал это нарочно. Просто. Разве ты был не в курсе? И не игнорировал меня все это время?

В комнате стало чуть светлее. Дэхен и правда умел излучать во всех смыслах.

- Ендже, - он посмотрел прямо в глаза. - Я час назад узнал, что в день равноденствия мы все будем в башне. О чем ты вообще говоришь?

- Что? Правда был не в курсе?

- Нет. Но что с твоими губами? Они белые совсем.

- Холодно просто, - стуча зубами, просипел Ендже.

- Но ты ведь умеешь греть!

- Видимо не себя.

И не успел он сказать хоть слово за или против, Дэхен скинул обувь и оказался где-то под вторым слоем одеял, находя под ним Ендже и прижимая к себе.

- Что ты делаешь?

- Грею. От одеял никакой пользы.

- Ладно, - Ендже был слишком ошарашен таким поворотом событий, чтобы возмущаться. Да и действительно стало теплее.

- Я думал ты меня как бы не очень любишь, - снова почему-то шепотом признался Дэхен.

- А я тебя и не люблю, - поспешно заверил его Ендже.

- Даже как свою семью? Как друга?

Ендже почувствовал, как краснеет. Слишком много он думал ни о том, забывая, что он просто должен быть близок со своей звездой душой, а не телом.

- Я тебя не ненавижу, - наконец сказал он. - И ты хорошо справляешься.

- Но ты поселил меня рядом с собой. Это что-то значит?

- Я просто хотел, чтобы у меня тоже был друг. Кем бы он не оказался.

Ендже сам притиснулся чуть ближе, забываясь в блаженном и долгожданном ощущении тепла. А Дэхен улыбался, пытаясь сдержать себя и не осветить собой всю комнату. Его правда ждали.

- Согрелся? - спросил он через пару минут.

Но в ответ раздалось только мирное сопение.

Ендже снилось, как черная дыра внутри него становится солнцем.