Экспонат

Автор:  KNDRT

Номинация: Лучший PWP

Фандом: Star Wars

Число слов: 6326

Пейринг: Кайло Рен (Бен Соло) / Армитаж Хакс

Рейтинг: NC-17

Жанр: PWP

Предупреждения: PWP, AU

Год: 2017

Число просмотров: 807

Скачать: PDF EPUB MOBI FB2 HTML TXT

Описание: Кайло Рен получает всё, что захочет. Проблема в том, что Армитаж Хакс имеет о себе ровно такое же мнение.

Примечания: ООС, AO3-стайл, modern!AU

В охуительных штанах

Кайло Рен очень любил шмотки. Ну, вообще, это слабо сказано — любил. Он был от них без ума. Если всех прочих из обезьяны в человека превратил труд, то Кайло мог сказать о себе со стопроцентной уверенностью: человеком он стал после того, как в двадцать три года оторвал в секонде футболку со скромным логотипом Acne Studios на бирке. Сколько бывших обезьян относили её до него, Кайло понятия не имел — ему было похрен. Он надевал это божественное творение дизайнерских рук исключительно в особых случаях: например, на Неделю моды в Нью-Йорке, чтобы потереться на улице среди гостей, в число которых он, конечно, ещё не входил; или на свою первую вечеринку в модельном агентстве.

В агентство Кайло пригласил скаут, приметивший его как раз на той самой Неделе, перед показом American Apparel — умотавшись за день, Рен уселся прямо на асфальт, сунул между коленями стаканчик с кофе, уткнулся в мобильник. Он бы в жизни не подумал, что в таком виде можно понравиться скауту, но то ли скаут попался ебанутый, то ли Кайло обладал каким-то особым умением художественного залипания в Instagram, то ли футболка из секонда оказалась счастливой.

Скаут сказал, что Кайло — именно тот, кого он ищет. Кайло спросил, а кого именно он ищет. Скаут, назвавшийся Сноуком, выглядел подозрительно: лысый, в золотом атласном халате и мягких кожаных бабушах, он смахивал больше на сутенера, чем на представителя модельного агентства First Order Models. Да и название у агентства было мутное. Какие-то модели на заказ.

— Тебя, конечно, искал, — Сноук посмотрел на него снисходительно, как на маленького ребёнка, и протянул визитку. — Свяжись со мной завтра.

И Кайло позвонил. Он не очень долго думал — ему уже давно поперёк глотки стояли бесплатные стажировки, дерьмовые подработки и звонки от матери, которые всегда заканчивались со счётом не в его пользу. Она всё никак не могла простить Кайло того, что он свалил в Нью-Йорк, устроился разносчиком пиццы и снял крошечную дешёвую квартирку в Бушвике на пару с приятелем. Ну, что поделаешь — Кайло вообще был одним сплошным разочарованием для своей семьи, так что пришлось даже имя поменять. Будущую звезду фэшн-съёмок Men’s Vogue и GQ никак не могли звать Беном Соло. Что за плебейское имя. Кайло ненавидел его почти так же сильно, как любил шмотки.

Так вот. Шмотки. Теперь у Кайло их было столько, что они не влезали в шкафы. А шкафы не влезали в квартиру. Из Бушвика он переехал в Манхэттен, снял там апартаменты побольше, с отдельной гардеробной — риэлтора ему посоветовал Сноук, который, кстати, был вовсе не скаутом, а владельцем всего First Order Models. Кайло немного обалдел, когда узнал об этом спустя пару месяцев работы в агентстве: видимо, звёзды в небе наконец-то сложились как надо и ниспослали на Рена благодать. Из линейки моделей для рекламы и журналов попроще он быстро перешёл в линейку покруче: Сноук помешался на нём, как на коксе — Кайло не был уверен в том, что тот торчит, но выглядел он так паршиво, как будто каждое утро сыпал порошок на плюхи гашиша, заливал это всё абсентом и ел на завтрак.

В какой-то момент Кайло забеспокоился из-за повышенного внимания со стороны босса, но Сноук грязных намёков не делал, да и, судя по разговорам среди моделей, вообще ни с кем не трахался. Он вроде как практиковал какое-то ши-тцу или чау-чау, но конкретнее об увлечениях Сноука никто не знал. В своё чихуахуа Сноук Кайло тоже не заманивал, хоть и обронил как-то раз, что тот стал бы хорошим учеником.

Кайло отвертелся, поведав убедительную историю о том, что даже его собственный дядя — между прочим, доктор наук и уважаемый преподаватель, — не сумел обучить племянника ровно ничему. И Сноук отстал. На время, может быть, но Кайло решил придумать потом что-нибудь ещё. Типа непереносимости китайских благовоний. Сноук наверняка раскуривал их во время сеансов своего акита-ину.

В общем, у Кайло всё было хорошо. Даже не просто хорошо — заебись как хорошо. Пара люксовых брендов заключили с ним контракты на следующий год, номера Men’s Vogue и GQ, для которых он снялся, занимали почётное место где-то в квартире. Где точно, Кайло не знал, потому что в последний раз клинер распихала всё, что лежало в беспорядке, согласно собственной логике, которой Рен постичь так и не смог. Ну и ладно. В офисе агентства его фотка занимала всю стену за ресепшеном. Первое время Кайло это немного смущало, но кадр был классный, и смотрелся он в узких брюках и белой рубашке охуительно — хоть дрочи сам на себя.

Кайло бы и подрочил — а почему бы и нет? — но проблема была в том, что ему нравился совсем другой типаж. Дрыщи ему нравились, проще говоря. Ещё, желательно, светловолосые. Или рыжие. Вот на рыжих член у Кайло вставал за секунду. Он даже как-то пересмотрел все композитки агентства, отобрал исключительно рыжих и обеспечил себя сексом на полгода вперёд. Удобно получилось, конечно.

Только любовь так и не нашлась. Не то чтобы Кайло её искал, но трахаться просто так ему было скучно. Когда между съемками, обязательными к посещению мероприятиями и вечеринками выпадала пара свободных дней, Кайло запирался в своей квартире, жрал чипсы, пиццу и бургеры, заправлялся пивом и смотрел романтические мелодрамы, мечтая о том, как кто-нибудь — обязательно рыжий — вывернет ему наизнанку всю душу и вытрахает мозги, да так, что, придя в себя, он ещё и добавки попросит.
Пока складывалось только с трахом буквальным, но надежды Кайло не терял. В конце концов, он был моделью, а с моделями мечтают встречаться все.

Вроде так?

Ну а как иначе.

Поэтому Кайло не особо страдал. А тем более — прямо сейчас, в долбаной очереди перед закрытыми дверями поп-ап стора Deathstar. Эти заносчивые суки, сколотившие бренд за год, никогда и никому не присылали шмоток заранее — будь ты хоть сраным Канье Уэстом. А Кайло так смертельно хотел их новый тренч — чёрный, с глухим воротником-стойкой, как у пастора, длинными рукавами, скрытой молнией и подолом, расходящимся двумя разрезами от бёдер, — что выскочил из дома, едва узнав о секретном месте продаж. Он бы носил этот тренч с мартенсами от Vetements и теми охуительными штанами со съемки, и был бы просто, мать его, самым горячим принцем тьмы во Вселенной.

Ночью в солнечных очках было страшно темно. Но Кайло не выходил из образа даже в таких экстремальных условиях — переступив с ноги на ногу, он натянул капюшон худи поглубже и сунул правую руку в карман штанов. Другую девать было некуда: левое бедро скрывала половина плиссированной юбки, надетой поверх брюк. Вот знают же японцы толк в извращениях.

Вздохнув, Кайло в очередной раз окинул толпу модников скучающим взглядом. Где-то в самом начале очереди мелькнула ярко-рыжая макушка — её обладатель всё никак не поворачивался лицом. Кайло заметил этого парня час назад; со спины тот не казался знакомым, а значит, был шанс, что Кайло с ним ещё не трахался. В другой ситуации Рен бы уже познакомился, но доказывать потом, что ты здесь стоял, вернувшись в очередь, было неохота. Так что он только наблюдал за рыжим и старался не терять его из виду.

Но потерял, конечно, как только распахнулись стеклянные двери поп-ап стора. Толпа моментально хлынула внутрь, сметая с пути сотрудников магазина; кто-то успел опрокинуть рейл с одеждой, кого-то тут же задавили. Кайло огляделся поверх голов — в небольшом помещении фанаты марки кишели, как тараканы на отходах. Общая нервозная паника захватила и его тоже — увидев приблизительно нужный рейл, Кайло метнулся вперёд, отпихивая несчастных, попавшихся ему по дороге, и запустил руки в чёрные шмотки.

Последний пасторский тренч он выдернул вместе с тем самым рыжим парнем, прицепившимся к рукаву с противоположного конца.

— Отцепись, — Кайло ухватил тренч обеими руками, не собираясь уступать его никому. — Я первый!
— Да нифига, — рыжий скривился и потянул шмотку к себе. — Сам отвали!

За спиной парня обрушился очередной рейл. Сверху повалились люди. Рыжий недовольно оглянулся через плечо, подвинулся, чтобы истерически брыкающиеся модные бойцы не задевали его, и сжал тренч в руках покрепче.

— Нахуя он тебе? — прорычал Кайло. — Тебя в него, блин, можно два раза завернуть!

Это было чистой правдой. Рыжий смахивал на манекенщика — худой, высокий, с блёклой мордой и тщательно уложенными ядрёно-рыжими волосами. Глаза были светлыми и очень недовольными, а губы. Ох, бля. Кайло чуть не отпустил тренч, когда упёрся в них взглядом.
Блядские, в общем, были у него губы. Такие, что Кайло моментально возбудился.

— А тебе нахуя? — грязно выругались эти порочные губы. — Выглядишь, как сраный хэлсгот. Ты в курсе, что это уже три года как не в тренде?
— Рику Оуэнсу это скажи, посмотрим, что он тебе ответит. — Кайло возмущённо дёрнул тренч и тут же ослабил напор, почувствовав треск швов. — Это что на тебе? Диор? Скучнее не придумаешь.
— Смотри-ка, а ты разбираешься. — Рыжий воспользовался моментом и отвоевал у Кайло больше двух третей тренча, прежде чем тот успел спохватиться и сжать пальцы. — Ну, тогда должен быть в курсе, что этот костюм стоит дороже, чем ты весь целиком вместе со своей юбкой.
— Ты вообще знаешь, кто я?

Кайло аж воздухом поперхнулся от такой наглости. Справа от них две девицы рвали друг у друга из рук блестящий сапог. Под ногами у Кайло на карачках ползал какой-то парень, подбирая без разбору с пола всё, что попадалось. Рыжий посмотрел на него крайне скептическим взглядом, приподняв бровь.

— Ну и кто? Мария Магдалина? Циолковский? А, нет, погоди, — рыжий сощурился и помолчал, а потом ехидно заулыбался, — да ты вылитый Пабло Эскобар, только бородатый и не такой жирный. Бегемотов не завёл ещё?
— Что? — Кайло моргнул и тряхнул головой, усомнившись в адекватности соперника. — Что за чушь? Какие ещё бегемоты?
— Понятно, — рыжий сказал это таким тоном, каким обычно разговаривал дядя Люк, когда Кайло заваливал очередной экзамен. — Книжек не читаем. «Нетфликс» не смотрим. Друзья ничего умного не рассказывают. Ты — модель. Угадал?
— Очень даже я смотрю «Нетфликс»!

Пожалуй, Кайло заорал слишком громко. На него даже обернулись все, кто был в радиусе нескольких футов. Ну и срать на них. Он снова потянул тренч к себе, но рыжий не поддался — только гаденько улыбнулся и ответил:

— О, не сомневаюсь. И на какой серии «Карточного домика» ты сломался? На первой или второй?
— Да отъебись ты от меня с этим «Нетфликсом»! — рявкнул Кайло в ответ. — И отдай уже мой тренч!
— Нет. И это не твой тренч.
— Святые, блядь, небеса.

Кайло очень захотелось закрыть лицо руками. Но тогда пришлось бы отпустить тренч, а это в его планы не входило. Исчерпав весь лимит терпения и остроумных ответов, Кайло молча уставился рыжему в глаза. Ну, или попытался уставиться. Потому что рыжий был так хорош, что смотреть в одну точку не получалось. Он не был красивым — ну, во всяком случае, в классическом понимании этого слова, — но Кайло отлично разбирался в нестандартной внешности.

И она, блядь, у рыжего была на все сто. По десятибалльной шкале.

— Наш спор абсолютно деструктивен, — заумничал обладатель ста баллов за нахальную морду. — И боюсь, что конфликт зашёл в тупик. Ну давай, говори, сколько ты хочешь за этот тренч.
— Ты что, пытаешься перекупить его у меня? — оскорбился Кайло. — Ты за кого меня вообще принимаешь? За сраного байера?

Рыжий закатил глаза и показательно тяжело вздохнул, откинув голову назад. Над горловиной чёрной водолазки показалась полоска бледной, какой-то даже розоватой кожи горла, и Кайло сглотнул, загипнотизированный контрастом — последняя коллекция Dior, конечно, была смертельно унылой, но тёмно-графитовый костюм сидел на этом нахале как влитой. И даже не замялся на узкой талии, туго перехваченной поясом с блестящей металлической пряжкой. Да и вообще нигде не сложился ни в единую складочку — рыжий держал спину прямо, а нос задирал повыше. Ну точно манекенщик. И чего тогда огрызался на Кайло? Сам, небось, тоже не магистр изящных искусств, а выскочка из захолустья.

— Значит, не продашь? — бесстрастно уточнил рыжий. — Ну, хорошо. Я могу простоять так хоть сутки.

И застыл, как долбаный манекен. С зажатым в кулаках тренчем и абсолютно отсутствующим выражением лица. Как будто вокруг него вовсе не кипело кровавое сражение за шмотки из ограниченной коллекции, и сам он в делёжке не участвовал. Вот же скотина какая. Кайло даже восхитился в глубине души.

— Тупо смотришься, — сказал он рыжему.
— Уж не тупее, чем ты.

Они постояли ещё минут пять. Молча. Манекенщик, наверное, надеялся, что у Кайло лопнет терпение — но Кайло был упрям, как стадо баранов. Он гордился этим качеством своей натуры. Когда было нужно — ну и когда не нужно тоже, — Кайло методично бился лбом о любую стену до тех пор, пока она не отваливала сама.

А уж если стена была такой горячей, как этот рыжий гад, который то ли от скуки, то ли уже с интересом начал пялиться на него совершенно неприкрыто, то Кайло мог не останавливаться вообще.

— Это бессмысленное занятие можно продолжить в любом другом месте, — манекенщик склонил голову набок и потёрся щекой о свое плечо, сморщив нос. Морда зачесалась, наверное, а отпустить тренч он так и не решился. — Ниже по улице, кстати, есть миленький бар.
— Теперь ты меня клеишь?
— Не могу понять, что тут клеить, — рыжий пожал плечами и изучил Кайло ещё разок, на этот раз с ног до головы, задержавшись на лице. — Тебя в этом хиджабе вообще не разглядеть. Очки, может, снимешь, Пабло?
— Я Кайло, а не Пабло, — Рен сощурился, пожалев о том, что манекенщик этого не увидит. — И даже не пытайся сейчас вырвать у меня тренч. Клянусь, получишь только половину.

Он разжал правую руку и неспешно стянул с лица классические «Вайфареры», развернув голову вполоборота — свой лучший ракурс. До Джеймса Дина Кайло было так же далеко, как до Аляски пешком, но Сноук и кастинг-директора модных домов не могли ошибаться, подписывая с ним контракты, это уж точно.

— Ну привет, Кайло, — сказал ему манекенщик. — Извини, руку не пожму — обе заняты.

Похоже, в индустрии он был совсем новичком, раз не узнал Рена — хотя на вид ему было вряд ли меньше двадцати пяти. Скорее, даже больше. Тридцатка наверняка. Может, он вообще прилетел из Европы? Говорил он без акцента и очень чисто, значит, англичанин какой-нибудь. Кайло слышал, что рыжих у них там столько, что хуй и жопа отвалятся трахаться.

— Ну привет, рыжуля, — он подмигнул манекенщику, прежде чем снова надеть очки. — Так что ты там говорил про бар?


На лабутенах

Может, рыжуля и был англичанином. Про них всегда говорили, что они бухают, как сумасшедшие, и Кайло убедился в этом лично. Опрокидывая в себя коктейли один за одним, Хакс — так его звали — вёл Кайло по тяжкому пути просвещения. За пару часов Рен прослушал всю биографию долбанутого наркобарона Пабло Эскобара, который любил животных, бабки и, как ни странно, свою родину. Хакс так и сказал:

— Как ни странно, Пабло хотел для Колумбии только лучшего.

Кайло охотно в это поверил и в чём-то даже согласился с Эскобаром — он тоже хотел только лучшего. Секса, конечно. Для себя, Хакса и Соединенных Штатов Америки. Потому что Хакс вёл себя совершенно неприлично. Вернее, это у Кайло в глазах всё превращалось в неприличное — на самом деле Хакс просто перешёл на текилу, и так уж исторически сложилось, что процесс её употребления включал в себя слизывание соли с ладони и посасывание лимонной дольки. Смотреть спокойно на то, как Хакс подносит руку к губам и проводит по ней языком, Кайло был не в состоянии. Этот развратный дьявол сидел напротив на высоком барном стуле, закинув ногу на ногу, всё ещё запакованный в тугой костюмчик. И как ему жарко не было? Кайло уже давно снял худи, оставшись в белой обтягивающей майке, и завязал волосы на затылке кожаным шнурком со своего запястья. Но его уши, шея и даже плечи продолжали гореть от алкоголя и возбуждения.

— Ну, и что насчёт «Карточного домика»? — спросил Хакс, облизав губы, и в полутьме бара Кайло разглядел на его щеках бледный, едва заметный румянец. — Или «Вестворлда»?
— Ты целыми днями телек смотришь, что ли? — Кайло бросил на отполированную стойку мятую двадцатку и подозвал бармена жестом. — Дружище, есть задачка для тебя. Вот этот красавчик любит политику и высокие технологии. Смешай для него что-нибудь достойное.
— А я подумал уже, что ты живёшь вне информационного поля. — Хакс коротко покосился на Кайло, дёрнув уголок губ в улыбке, и отвернулся к бармену: — Мне — несладкое. А для моего друга — самый мрачный и тоскливый коктейль, пожалуйста.
— Так я уже твой друг? — Кайло наклонился к Хаксу поближе, хотя они и без того чуть не упирались коленками. — У меня, вообще-то, были другие планы.
— Да неужели? И какие же?

Хакс выпрямился и сложил руки на груди, посмотрев на Кайло свысока. Вот же заносчивая задница. Среди манекенщиков таких было хоть отбавляй — пройдутся пару раз на показах первых линеек и тут же начинают зазнаваться и думать о себе как о центре Земли. Ну, Кайло и не с таких спесь сбивал: нужно было только затащить рыжулю в постель, а там он поглядит, как этот нахал будет умолять его оттрахать.

Улыбнувшись, Кайло слез со стула и положил ладонь Хаксу на затянутое тонкой атласной тканью бедро. Бар был заполнен под завязку — вечер пятницы, модное местечко, минимум света и, что интересно, музыки тоже. Кайло привык к вечеринкам, на которых нужно было орать, чтоб собеседник хоть что-то услышал, но рыжуля такое, похоже, не жаловал — раз притащил его в это логово богемных алкоголиков.

— Ну, например, — Кайло подался чуть вперёд и заговорил Хаксу на ухо: — Я бы отвёз тебя к себе. Как ты любишь? Сверху или снизу? Отличный, кстати, поясок, — он просунул пальцы под ремень, плотно охватывающий талию манекенщика, и оттянул его, насколько получилось. — Будет хорошо смотреться у тебя на запястьях. Или можешь связать меня. Мне всё равно.

Ему показалось, или Хакс как-то по-особенному вздохнул? Может, его проняла наконец пятая стопка текилы, или со связыванием Кайло попал в яблочко? В любом случае избавляться от чужих рук на себе Хакс не стал, даже когда бармен подал коктейли — только пошевелился, забрав свой, и прихватил губами трубочку.

О, этому рту явно можно было найти применение получше. Кайло подвинул правую руку, остановив ладонь на пояснице у Хакса, и отпил из хайбола, предназначенного ему — бармен оказался молодцом, и вкус был и вправду тоскливей, чем самая депрессивная депрессия. Горький и с полынным привкусом. Такое быстро не выпьешь. Кайло оценил бы, будь он менее пьяным; но сейчас смаковать было поздно. Выдохнув, он выхлебал тамблер в три больших глотка, вернул его на стойку и прислонился к ней бедром, наблюдая, как Хакс неспешно потягивает свой коктейль.

— Неплохо, — сказал Хакс, оторвавшись от напитка. Вот теперь Кайло точно видел, что взгляд у него поплыл, а bitch face стало уже не таким bitch, как раньше. — Попробуешь?
Кайло пальцем развернул трубочку к себе.

— На вкус — полное разочарование, — Хакс смотрел ему в глаза, чуть откинув голову, из-под опущенных белёсых ресниц. — Прямо как ваш Трамп и провалившийся полёт SpaceX.
— Так ты не американец, — Кайло передвинул трубочку во рту языком, придержав тамблер поверх руки Хакса. — Ну, а у вас что? После «Титаника» что-нибудь годное собрали? Ой, прости. Он же тоже никуда не доплыл.

Хакс усмехнулся, закусив губу, и заметно повеселел. Ну надо же, а Кайло думал, что он может и оскорбиться за родину — но рыжуля, очевидно, был тем ещё засранцем. Красавчик.

— «Титаник» спустили на воду в Саутгемптоне, — ступня Хакса упёрлась Кайло в лодыжку со стороны бара и поднялась чуть выше, задирая штанину. — Саутгемптон — британский город. А я ирландец. На будущее: Ирландия и Исландия — это, кстати, не одно и то же.
— О, я в курсе, — Кайло едва удержался, чтобы не подхватить эту наглую ногу за ляжку и не задрать к себе на талию. — В Ирландии — та странная певица и вулкан. А в Исландии — гномики и эльфы. Или наоборот? А правда, что в Новой Зеландии люди ходят вверх ногами?

Хакс рассмеялся — выглядело это одновременно диковато и горячо. Как такая смесь вообще возможна, Кайло представлял плохо, но Хаксу она удалась удивительно легко. Вот же рыжий чёрт. Кайло даже порадовался, что надел сегодня юбку: под ней было не видно, как сильно его хуй оттопырил брюки. А впрочем, вряд ли Хакса смутил бы этот момент. Потому что он соскользнул со стула и, прижавшись к Кайло вплотную, выдохнул ему прямо в ухо:

— Лепреконы. Фейри. Бьорк. Эйяфьядлайёкюдль. Заклинаю тебя поймать такси, янки. Во имя Канберры, вомбата и тасманийского дьявола.

Кайло сглотнул, чуть повернув к нему голову. Хакс мазнул губами по его скуле — не поцелуй, а обещание — и не слишком твёрдой походкой направился в сторону туалетов. Кайло смотрел ему вслед несколько секунд: Хакс держался рукой за перила лестницы и спускался в подвал осторожно, как будто ступеньки могли его укусить. Или внезапно исчезнуть.

Значит, накидался всё-таки. Подцепив из-под стойки черный бумажный пакет с логотипом Deathstar, Кайло вышел на улицу — и такси остановилось перед ним как раз в тот момент, когда Хакс вывалился из дверей бара и ухватился за его локоть.

Кайло, честно говоря, плохо представлял себе, как выглядит тасманийский дьявол, но спустя полчаса он был готов поклясться на биографии Ива Сен-Лорана, что все дьяволы Тасмании, где бы она ни находилась, отказались бы от своих имён, едва взглянув на Хакса.

Потому что заносчивый манекенщик с кислой мордашкой прямо на заднем сиденье такси превратился в самую развратную мечту, которую Кайло мог представить.

— Бля, стой, мы ж в такси, — говорил Кайло, когда Хакс, скинув пакет с тренчем на пол, больно дёрнул его за волосы и впился голодным поцелуем в губы.
— Боже, Хакс, что ты творишь, бля, — говорил Кайло, когда Хакс засунул руку ему под юбку и сгрёб член пятернёй через ткань брюк.
— Хакс, да погоди, — говорил Кайло, когда Хакс придавил его затылком к стеклу и смачно засосал шею. — А, хуй с тобой, не останавливайся!

Из такси Кайло вытащил Хакса за руку, перехватив за талию, как только тот выпрямился и шагнул вперёд, не глядя под ноги.

— Я сейчас спас твой нос от внеплановой пластики, — сказал он, придав Хаксу вертикальное и более-менее устойчивое положение. — Давай, рыжуля. Соберись.
— На себя бы посмотрел. — Хакс пихнул его локтем в бок, но Кайло не отпустил — говоря по правде, он сам держался за манекенщика, чтобы не пиздануться на асфальт. — Ты же пьян. В говно! Да ты прямо как твоя юбка. — Он уставился Кайло в глаза и произнёс медленно, по слогам, улыбаясь совершенно дурным образом: — В ло-ску-ты!
— Это плиссе, мудак. — Кайло ухватил его покрепче и потащил ко входу в свой дом, спотыкаясь и хватаясь свободной рукой за что попало: за фонарный столб, за ограду, за урну и хромированную ручку на стеклянной двери. — У меня, блядь, приличный дом, веди себя тихо!

Да, Хакс определённо обладал какими-то дьявольскими навыками. По фойе он прошёлся так, как будто дефилировал по подиуму. Кайло даже не поверил своим глазам — и не занесло его ни разу, рыжую задницу. Он сам только махнул консьержу рукой, прислонился к стене рядом с лифтом и вдавил кнопку вызова. В глазах двоилось. В кабине Хакс придавил его к зеркалам и запустил обе руки под свитшот, технично облапав живот и грудь.

Кайло не запомнил, как они ввалились в апартаменты. И как добрались до постели — тоже. Он завалил Хакса на кровать прямо в одежде, оседлал его бёдра и потянул молнию на пиджаке, то и дело срываясь пальцами с крошечного металлического язычка. Хакс тем временем расправился с застёжкой на его брюках и нетерпеливо поднялся на локтях — с раскрасневшимися щеками, приоткрытым ртом и растрепавшейся укладкой. Что там говорили про действие алкоголя на мозг? Кайло читал об этом в каком-то журнале. Вроде как пьяным мозгам лень обрабатывать всю информацию целиком, поэтому они отражают лицо симметрично, а симметрия — она-то, ясно, — залог красоты. Поэтому даже дурнушка пойдет под бутылку вина, как Джиджи Хадид.

Но Хакс был таким охуенно красивым, что Джиджи вместе с тасманийскими дьяволами нервно курила в сторонке. И дело было точно не в том, сколько Кайло выпил.

— Ты бы ещё больше шмоток на себя нацепил, — Хакс сдёрнул с Кайло свитшот и потянул его ближе к себе, — чёртова многослойность.
— Скажи, что я хуёво одеваюсь, — выдохнул Кайло, пытаясь содрать с него узкие брючки, — так хуево, что…
— Так хуёво, что тебя не пустят даже в самый паршивый клуб в Манхэттене, — ядовито закончил Хакс.

Кайло шлёпнул его по щеке. Несильно, конечно. В ответ Хакс извернулся и больно вцепился зубами ему в ладонь. Снимать юбку было уже некогда — Кайло был готов выебать хоть кровать, если в ближайшие пять минут не получится сделать это с Хаксом. Проклятые брюки застряли у рыжули на ботинках — узких, чёрных, с кроваво-красной подошвой. Лабутены, блядь, будь он неладен. Матерясь, Кайло кое-как расшнуровал правый и стащил с ноги Хакса штанину, а вторую оставил, как есть. Не до того было.

— Смазка и гондоны, я без этого с тобой трахаться не буду, — занудел Хакс Кайло на ухо, больно пришпорив его поясницу ребром каблука. — Кстати, ты вроде предлагал меня связать. Или тебя?
— Умолкни.

Кайло залепил ему рот поцелуем и тщательно ощупал руками вдоль худых боков, от подмышек к маленькой заднице, которая легла в ладони так идеально, как айфон в долбаный силиконовый чехол. Ему пришлось на пару секунд закрыть глаза и глубоко вздохнуть, чтобы не выебать Хакса прямо так, растерев по члену слюну и наскоро растянув рыжулю парой пальцев. Но нет. Если этот паршивец так пёкся о своей жопе — пожалуйста, флаг ему в руки.

Ссыпав Хаксу на грудь смазку и ворох запакованных гондонов, Кайло выдернул ремень из его пиджака и затянул петлёй у себя на запястье. А потом, улыбнувшись, перекатился на спину и, закинув руки за голову, протянул пояс за решётчатым изголовьем кровати и помотал кончиком у Хакса над головой.

— Ну? Связывай.
— Сука, — Хакс посмотрел на Кайло так, что Рен даже испугался немного, что тот опять начнет кусаться, — сам напросился.

И это было определённо самым лучшим из всего, на что Кайло когда-либо напрашивался. Хакс обмотал ремнём его запястья и, не церемонясь, перекинул ногу ему через грудь и ткнул влажной головкой члена в губы. Кайло послушно открыл рот — ничего против минета он точно не имел. Даже, скорее, наоборот. Особенно наоборот, когда Хакс вылил себе на пальцы смазку и, раздвинув ноги пошире, завёл руку за спину.
Кайло хотел сказать ему, что он — развратный монстр. Но рот был занят. Поэтому Кайло ничего не сказал. Только заглотил поглубже, выжав из Хакса довольный стон.

— Не перетрудись там, — посоветовал Хакс, уткнувшись лбом ему в ладони, и Кайло многозначительно фыркнул в ответ и сжал в кулаке его растрепавшиеся волосы.

Этот член он бы, пожалуй, не выпускал изо рта подольше — но его собственный хуй тоже требовал внимания. И Хакс, слава Бьорк и лепреконам, отлично это понимал.

Кайло чуть не задохнулся от удовольствия, когда Хакс, раскатав резинку, медленно опустился вниз. Ему даже показалось, что он начинает трезветь — картинка перед глазами стала очень чёткой. На фоне тёмно-серых стен Хакса было хорошо видно даже в полутьме спальни; он облизнул губы, упёрся обеими ладонями Кайло в грудь и подался вверх. И вниз. И опять вверх.

— Блядь, — Кайло в жизни не думал, что перепробованная вдоль и поперёк ебля когда-нибудь перекроет его вот так, до поджавшихся пальцев на ногах и бессвязной каши в голове, — Хакс, блядь.

Ему пиздец как не хватало рук — чтобы опрокинуть Хакса на спину и втрахать в матрас, зажав рот ладонью. Ладно, он успеет это в следующий раз.

Будет же этот следующий раз? Ну, а почему бы и нет?

— Где ты, блядь? — Хакс отвесил ему пощёчину и царапнул короткими ногтями сосок. — Смотри на меня.

И Кайло смотрел. Хакс вытрахал из него задницей всю душу, если это вообще было технически возможно. Он ебался так, как будто вместо члена в него засунули грёбаные батарейки «Энерджайзер». Чтобы не орать, Кайло закусил конец размотавшегося ремня, шлёпнувшегося ему в какой-то момент на лицо, и вцепился Хаксу в бедро освободившейся рукой; он уже точно ничего не видел и не слышал, хотя Хакс, кажется, что-то говорил — да похрен, всё, что нужно было Кайло сейчас — это кончить. И желательно, засадив поглубже.

Ровно так и получилось. Он стиснул зубы на мягкой коже ремня и вжал пальцы в напряжённые мышцы на ноге Хакса, зажмурив глаза; тело скрутило долгожданным спазмом. Когда он открыл глаза, Хакс, переместившись, дрочил ему на грудь. Капли спермы попали Кайло на губы и щёки. Хакс резко выдохнул в последний раз и, откатившись в сторону, улегся навзничь на постели, раскинув руки.

Едва не засыпая, Кайло покрутил правой рукой и расслабил петлю на левой. Запястье болело. Голова тоже. Во рту сушило. Но это была совершенная хуйня по сравнению с тем, как ему было хорошо в других местах.

Он повернулся на бок и подтащил мокрого и взъерошенного Хакса к себе. Сил сопротивляться у рыжули, похоже, не было, а может, он и не хотел. Кайло закинул ногу ему на бедро, руку — поперёк груди и ткнулся головой в шею. Он проваливался в приятный, глубокий сон и уже сквозь сон услышал, как Хакс, не предпринимая никаких попыток освободиться, мрачно подытожил:

— Мы, блядь, забыли этот ёбаный тренч в такси.

В ответ Кайло пробормотал, что ему похуй.


Главный экспонат

Утром Кайло проснулся в довольно сносном состоянии. Он всегда неплохо переваривал бухло, и этот раз исключением не оказался. Зевнув, он со вкусом потянулся и почесал грудь — кожу неприятно стянуло, как будто… ах, ну да. Вовсе не как будто, ведь Хакс вчера и вправду кончил на него.
От воспоминаний, пусть смутных и разрозненных, Кайло довольно заулыбался. Может, он плохо помнил прошедшую ночь, но это было легко исправить — спросонья Хакс наверняка будет сговорчивым, с податливой дыркой и очаровательно хриплым голосом. От таких мыслей член у Кайло привстал, и Рен, не открывая глаз, протянул руку, нащупывая под одеялом Хакса.

Вот только его там не было.

— Ну, блядь.

Кайло разочарованно вздохнул, пошарив по простыням ещё разок. Хакс так и не нашёлся. Ни на кровати, ни в спальне, ни в ванной, ни в гостиной. Кайло заглянул даже в гардеробную и коридор — но и там было пусто. Вот же гад. Смылся без предупреждения. И телефона, конечно, не оставил.

Это было обидно. На всякий случай Кайло поискал на всех поверхностях какую-нибудь записку; уже без особой надежды заглянул в свой мобильник — но новых номеров под именем «Хакс» там не оказалось. Ни в контактах, ни в заметках, ни даже просто в набранных. В друзья на Фейсбуке тоже никто, похожий на рыжулю, не добавился.

— Дерьмо.

Кайло скинул мобильник обратно на кровать и рухнул за ним следом. В общем-то, найти Хакса, наверное, было бы не так сложно — он знал имя. Или это была фамилия? А может, Хакс вовсе не был манекенщиком? Кайло прикрыл глаза и постарался вспомнить побольше — голый Хакс был таким же обалденным, как и одетый, но на манекенщика, кажется, всё-таки не тянул. Он не был ни прокачанным, ни высушено-жилистым. Просто высокий и худой, с длинными ногами, тонкими запястьями и мягким рыжим пушком на лобке. Ох, блядь. Кайло облизнул губы, погладив пальцами свой член. До вечера никаких дел он не запланировал, так что, раз уж рыжуля съебался в закат, можно было хотя бы подрочить на его светлый образ. А потом предаться меланхолии, разумеется.

Подрочил он, в итоге, два раза. Второй случился совершенно случайно, когда Кайло принимал душ. Хакс не выходил из головы. Фейсбук выдал в ответ на запрос ёбаную кучу Хаксли, но ни одного Хакса. Это был конец. В полном отчаянии Кайло посвайпал в Тиндере парней, снял селфи у окна — там был наиболее удачный, рассеянный и мягкий свет, — и без всякого удовольствия понаблюдал за тем, как лайки в Инстаграме переваливают за тысячу. Дальше он смотреть не стал. Эти поганые лайки не имели никакого значения без языкастого сексуального гада, который посмел свалить от Кайло без объяснений.

В агентство он добрался с опозданием. Сноук хотел обсудить с ним условия какого-то контракта или снова задвинуть тему про тантрическое джиу-джитсу — хрен заранее поймёшь. Перекусив по дороге в любимой тайской забегаловке, Кайло только мельком оглядел себя в зеркальных стенах небоскреба, в котором базировался офис First Order Models. Настроение было такое дерьмовое, что он натянул на себя что попало — вчерашний свитшот, мятые джинсы и кроссовки. Да, в таком виде его бы точно пустили разве что в бар в Бушвике.

— Что это с тобой? Кайло?

В лифт к нему заскочила Рей — как обычно, улыбчивая, весёлая и одетая в пожёванное бомжами говно. Рей была подающим большие надежды юниором из женского подразделения; скауты Сноука откопали её в какой-то жопе вроде Техаса. Пока что работа в агентстве была ей в новинку — Рей не имела ни малейшего представления о том, как всё функционирует, но быстро училась. Пару месяцев назад, на вечеринке по случаю десятилетия агентства, Кайло накидался, как скотина, и в шутку предложил скромно сидящей в тёмном углу Рей стать её наставником в мире высокой моды. Рей, хоть и была на вид тихой, тут же выдала, что справится сама — но через неделю стала увиваться за Кайло хвостом, стоило ей только заметить его, и не отстала, даже когда Кайло намекнул, что девочки не по его части. Ну, значит, и правда хотела чему-то научиться. Правда, на трезвую голову Кайло не был уверен, что может дать полезные советы — скорее, наоборот. Кайло Рен всегда был сборником дерьмовых советов и поступков, но Рей это не смущало. Или, может, она не догадывалась об этом.

— Привет, Рей, — Кайло кивнул ей, не снимая тёмных очков, и прислонился спиной к стене лифта. Ехать было высоко и долго. — Это что за лохмотья? Ты меня вообще слушаешь хоть иногда? Я же говорил: униформа модели…
— Чёрный топ на тонких бретелях и скинни-джинсы, — с готовностью подхватила Рей. — Они у меня с собой!
— Ну ладно.
— Ты сегодня странный.

Рей посмотрела на него с подозрением, а лифт, мягко качнувшись, оповестил мелодичным сигналом о том, что они добрались до нужного этажа.

— Мне, вообще, к Сноуку не надо, — Рей пошла задом наперёд, оглядываясь через плечо, чтобы не навернуться, и старательно пыталась рассмотреть глаза Кайло за стёклами очков. — Выглядишь ужасно, Кайло, честное слово.
— Так, — Кайло осторожно перехватил её за руку и развернул, как следует, лицом вперёд. — Со мной всё нормально.
— Ты мне врёшь, Кайло Рен, — Рей недовольно сложила руки на груди и преградила ему дорогу — тощая, как палка, широкоплечая и нескладная, остриги ей волосы, и сойдет за хорошенького пацана. — И у тебя плохо получается.
— Отвяжись, — Кайло обошёл её справа. — Иди домой. Или гуляй с подружками.
— Грубиян! — крикнула Рей ему вслед.

Кайло устало потёр лоб, не сбавляя хода, и, как обычно, вошёл в просторный кабинет Сноука, полностью проигнорировав какие-то возражения ассистентки.

В кабинете Сноук оказался не один. Напротив него, на широком кожаном диване, сидел мужчина. Он не обернулся, но Кайло узнал эту гладко зачёсанную макушку с аккуратно торчащими ушами, как только увидел. Выходит, всё-таки манекенщик? Странные у Сноука были вкусы, ничего не скажешь.

— А, Кайло Рен, — Сноук пошевелился на другом диване и посмотрел на Рена задумчивым взглядом. — Ты опоздал, я уже не ждал тебя.
— Простите, босс, — Кайло подошёл к дивану, на котором сидел Хакс, сзади и опёрся локтями на спинку рядом с его головой. — У меня была очень насыщенная ночь.

Он специально подтянул рукав свитшота, чтобы Хакс увидел синяки на запястье. Сноук, конечно, тоже наверняка заметит, ну и чёрт с ним.

— О, не посвящай нас в подробности, Кайло, — Сноук вздохнул, почти успешно сделав вид, что личная жизнь Кайло его не интересует, но цепкий взгляд выдал старого извращенца со всеми потрохами. — И раз уж ты здесь, познакомься с мистером Хаксом.

Кайло оскалился. Ну, вот оно. Долбаный мистер Хакс. Значит, рыжуля не удосужился сообщить ему свое имя.

— Добрый вечер, мистер Хакс, — он обошёл диван и, усевшись рядом с Хаксом, подал ему руку. Ту самую, с синяками. — И чем же вы будете заниматься в First Order Models?

Хакс коротко пожал его ладонь. В лице он не изменился ни на йоту — та же самодовольная морда, что и вчера вечером. Но Кайло видел краешек засоса на его шее под тугим воротником рубашки. Этот Хакс был тем Хаксом, который скакал у него на члене, как помешанный.

— Оптимизацией бизнес-процессов, мистер Рен.

Губы у Хакса были обкусаны. А «оптимизация бизнес-процессов» звучала так грешно, что Кайло был готов встать на колени прямо посреди кабинета Сноука, засунуть член Хакса себе в рот и молиться Эйя-да-хуй-его-знает-что-там-дальше-кудлю о том, чтобы этот дьявольский рыжий чёрт из развратной преисподней больше никуда не исчезал.

— Ясненько, — улыбнулся Кайло.
— Ясненько? — переспросил Хакс.
— Ясненько, — повторил Сноук, потянувшись к бутылке виски, стоящей перед ним на низком столике. — Мистер Хакс, Кайло, не присоединитесь?
— О, я не пью, — не моргнув глазом соврал Хакс, и Сноук перевёл вопросительный взгляд на Кайло.
— А я перепил, — Кайло вздохнул, поднявшись на ноги, и заправил волосы за уши. — Я пойду, раз вы меня уже не ждали?

Сноук молча махнул ему рукой по направлению к двери, занятый изучением содержимого своего бокала на свет.

— Вы, Хакс, тоже идите, — сказал он бокалу. — Увидимся завтра.

Наблюдать за расшаркиваниями и прощаниями Кайло не стал. Он дождался Хакса у лифтов — смотрел на него неотрывно, пока тот, задрав голову, шёл по коридору. Костюмчик на этот раз был другим, но таким же тесным и строгим. Красная подошва лабутенов мелькала, когда Хакс делал шаг. Поравнявшись с Кайло, рыжуля нацепил на нос тёмные очки и ткнул пальцем в кнопку вызова.

— Смотри-ка, — Кайло пропустил Хакса в раскрывшиеся двери и встал поближе, оттеснив того в угол. — Удрал, но ничего не получилось, да?

Хакс громко фыркнул.

— Да тебя атомным взрывом не разбудишь.
— А телефончик почему не оставил? — Кайло подвинулся ещё, и Хакс упёрся лопатками в стену.
— Ты серьёзно, Кайло Рен? — в голосе рыжули послышалась издёвка, но губы дрогнули в улыбке, которую тот постарался как можно скорее спрятать. — У кого ещё, кроме тебя, может быть такое идиотское имя? Не говоря уже о пятиметровом баннере в фойе этого здания.
— Так ты меня узнал, — мурлыкнул Кайло, попробовав погладить Хакса по скуле — кусаться тот не стал. — Ещё вопрос можно?
— Пока едет этот лифт — сколько угодно.
— Я могу его остановить. — Кайло потянулся к панели управления, но Хакс стиснул пальцами его запястье и остановил руку. — Какие планы на вечер, рыжуля?
— Ещё раз назовёшь меня так — в моих планах появятся твои похороны.
— А как мне тебя звать? — Лифт остановился на нулевом уровне, и Хакс выскочил из него, как ужаленный, отпихнув Кайло рукой. — Хакс?

Хакс, не оборачиваясь, зашагал к турникетам.

Но Кайло Рен так просто не сдавался. Кайло Рен, в конце концов, всегда получал то, что хотел. Он догнал Хакса на улице, ухватил под локоть и прижал к себе, так, чтобы у того не получилось выкрутиться и сбежать. Хакс дёрнул плечом и громко фыркнул, потянул Кайло в сторону дороги и махнул рукой, останавливая такси.

— Отцепись, — сказал он Кайло.
— Ещё чего.

Кайло развернул его лицом к себе. Хакс молчал и смотрел очень недовольно, и от этого Кайло стало тесновато в штанах. Ёбаный же стыд.

— Куда собрался? — Кайло прищурился, облизнул губы и тряхнул головой, откидывая волосы с лица — от такого трюка даже самые натуральные фотографы бежали дрочить хуи сразу после съёмок, он был уверен. — Поедешь домой и будешь смотреть сериалы?
— Иди нахуй, — прошипел Хакс.

Такси коротко посигналило им.

— Отличный план, — Кайло подтолкнул его к машине, улыбаясь. — Ты будешь смотреть свой ёбаный Нэшнл Джеографик, а я займусь твоим членом. Как тебе, м-м?

Хакс моргнул и схватился за ручку на дверце такси.

— Или поболтаем о Трампе и его внешней политике, — Кайло придавил рыжулю к машине. — Конфликты в Сирии, будущее Евросоюза, котировки Доу-Джонс?
— Если ты завалишься хоть на одной теме, я вышвырну тебя за дверь, — пообещал ему Хакс.
— Идёт, — кивнул Кайло. — А если завалишься ты?

Прежде чем сесть в такси, Хакс смерил его презрительным взглядом и выразительно промолчал. Кайло залез в салон следом.

Ну, действительно, откуда рыжуле было знать про Гарвард и сенатора Органу?

Комментарии

ns17 2017-10-12 03:38:25 +0300

Это истерически смешно и абсолютно прекрасно! Спасибо вам, автор, за такую прелесть.

lisska 2017-10-12 12:55:07 +0300

Божечки, такой крутой фик, обожаю просто!
Автор, тыщу сирдец тебе, дорогой, уже раза 3 перечитывала, и каждый раз как первый, смешно и горячо)))

isamai 2017-10-31 21:04:19 +0300

редкое сочетание смешного и откровенно сексуального. спасибище вам за этот текст!

pakadoge 2017-11-24 12:43:24 +0300

Зашибись! Вот просто обалдеть! Спасибо.