Охранные чары

Автор:  Исфирь

Номинация: Лучший авторский слэш по вселенной Гарри Поттера

Фандом: Harry Potter

Бета:  kasmunaut

Число слов: 4632

Пейринг: Регулус Блэк / Бартемиус Крауч-мл.

Рейтинг: R

Жанры: Romance,Drama

Год: 2017

Число просмотров: 103

Скачать: PDF EPUB MOBI FB2 HTML TXT

Описание: Барти очень хотелось попасть в круг Пожирателей Смерти

Примечания: Волей автора Барти был распределен на Рейвенкло. Все персонажи, вовлеченные в сексуальные отношения, совершеннолетние

В Хогвартсе было много укромных мест и свободных кабинетов, куда обычно никто не заходил просто так. Регулусу казалось, что они успели исследовать практически все в желании укрыться от посторонних взглядов. И если бы они с Барти проделывали это в тривиальных романтических целях, он был бы просто счастлив. Но Барти нужно было от него другое.

Все началось с того, что Регулус сидел в библиотеке и безуспешно пытался написать эссе по зельеварению. Зельеварение и без того не было его любимым предметом, а сейчас он и вовсе не мог сосредоточиться и вспомнить еще пять из десяти способов использования крови саламандры. Барти Крауч из Рейвенкло с самого начала учебного года пялился на него. Сначала Барти старался делать это скрытно и отворачивался, бросая на глаза длинную светлую челку, стоило только Регулусу поймать его взгляд. Барти сердито отворачивался и опускал глаза, кусал губы, и все это вместе, в сочетании с нежными веснушками, усыпавшими переносицу и щеки, с волосами цвета спелой пшеницы, выглядело волнующе.

Регулус какое-то время думал. Вообще-то он никогда не засматривался на мальчиков. Справедливости ради, стоило сказать, что и девочки его не интересовали. Впрочем, кодекс благородного и древнейшего семейства Блэков в этом вопросе отличался лояльностью. Блэки выше того, чтобы загонять себя в рамки условностей, говорил кодекс, и они могут спать с кем хотят, хоть с домовыми эльфами и чердачными упырями разом, если потом, наигравшись, они женятся и продолжат сей славный род. Поэтому Регулус не видел ничего зазорного в том, чтобы познакомиться с Барти ближе. Ну, хотя бы немного ближе, потому что до этого времени они лишь знали имена друг друга и изредка работали вместе на сдвоенных уроках.

К тому же… Регулус всегда чувствовал, что он живет в тени Сириуса. Сириус был красивее, ярче, умнее, находчивее, и за ним всегда бегала толпа девочек. В то время, когда Сириус еще учился, Регулусу тоже перепадало немного внимания — отраженного света его сияющего братца. Сейчас же, когда Сириус больше не освещал коридоры Хогвартса, к Регулусу тоже потеряли интерес — подумаешь, один из слизеринцев.

А Барти смотрел. Барти Крауч-младший, староста, еще одна звезда Хогвартса, всегда получающий высшие баллы за любые, даже самые сложные задания. Папа — без пяти минут министр магии. Золотой мальчик Барти, который почему-то обратил на Регулуса внимание. Это было интересно, это льстило и, конечно, не давало сосредоточиться на скучном эссе.

Наконец Барти решился и, поднявшись со своего места за дальним столом в углу, направился к нему широкими и решительными шагами, которые никак не вязались в голове Регулуса с тем Барти, которого он себе представлял.

— Хочешь, помогу? — спросил Барти и подсел на свободный стул рядом, аккуратно расправив под собой мантию. Последнее почему-то повеселило Регулуса — обычно так вели себя девочки с младших курсов, которые хотели сохранить мантию не мятой и еще не умели пользоваться разглаживающим заклинанием.

— Да, было бы неплохо. — Регулус кивнул и заинтересованно посмотрел на Барти боковым зрением.

Тот притянул к себе поближе наполовину исписанные листы пергамента и принялся внимательно читать. Потом взял еще один чистый свиток и стал писать дальше с такой скоростью, что не успевал обмакивать перо в чернильницу, и от этого часть слов оказывалась просто процарапанной на мягком коричневом пергаменте.

— Спасибо, — сказал Регулус, когда Барти, поставив последнюю вдавленную точку, протянул работу ему.

— Не за что. — Барти кивнул и улыбнулся, но как-то странно, словно механически. Как будто он волновался из-за чего-то.

— Если что, я буду тебе должен. — Регулус усмехнулся и постарался сбавить градус неловкости. — У меня только с зельями не очень хорошо, а так я нормально учусь. Но я сомневаюсь, конечно, что тебе потребуется моя помощь…

Барти поднял голову, откинул с лица отросшие волосы и посмотрел на него прямо. У него были светлые карие глаза, как у хищной птицы.

— Да, я думаю, что твоя помощь мне понадобится, — ответил он и поднялся. — До встречи.

Регулус открыл рот и хотел было спросить, о какой помощи Барти говорит, но тот уже был далеко от него, уходя так же стремительно, как и подходил до этого. Регулус смотрел ему вслед до того момента, пока Барти не вышел из библиотеки, потом перевел взгляд на исписанный свиток — почерк был мелким, ровным и очень разборчивым, — и решил не заморачиваться. Если Барти будет что-то нужно, он просто скажет, а пока не было смысла пытаться угадать, что тот имеет в виду.

И все-таки Барти был каким-то странным, и об этом Регулус думал весь остаток дня.

А на следующее утро тот сам подошел к Регулусу, когда он выходил из Большого зала после завтрака.

— Ты не будешь против, если мы сделаем сегодня домашнее задание вместе? — спросил он, коротко поздоровавшись.

У Регулуса не было времени, он проспал и уже опаздывал на первую травологию, и то, что Барти специально дожидался его, снова показалось странным, хотя Регулусу и было приятно.

— Нет, конечно, не против, — ответил он. — Тогда встретимся в библиотеке?

— Да, отлично. — Барти кивнул и снова попытался улыбнулся. На этот раз вышло живее, и Регулус улыбнулся в ответ.

Из-за этого разговора первая половина дня прошла для Регулуса как в тумане. Он практически ничего не понял о том, как пропалывать бешеные огурцы, из-за чего его придушили длинные вьющиеся побеги, зато он узнал, что Барти, несмотря на его отличные оценки, влиятельного отца и миловидную внешность, за все годы в Хогвартсе так и не обзавелся друзьями или хотя бы теми людьми, с кем можно вместе сходить в Хогсмид и сделать домашнее задание. Может быть, все дело было в этом?

Нет, все равно, не сходилось. Даже если Барти просто не хватало компании, он не стал бы выбирать его. А Барти выбрал, в этом не было сомнений — с самого начала года он практически преследовал Регулуса. Так чем Регулус выделялся из толпы учеников? Что в нем было такого?

В первую очередь Регулус гордился своей фамилией — их род совершенно справедливо считался одним из древнейших. Самая чистая кровь волшебников — это их достояние. Но вряд ли Барти это было интересно.

И второе, вытекающее из первого — Регулус был близок к кругу Пожирателей смерти. И вот эта сфера как раз могла быть для Барти очень даже любопытной. Министерство на поводке у Крауча-старшего все сильнее закручивало гайки. Вполне естественно, что он решил взяться и за Хогвартс, а кто сделает это лучше, чем сынок главы Отдела магического правопорядка?

А он-то как дурак повелся и развесил уши, успел обрадоваться такому внезапному и приятному вниманию…

За обедом Регулус неохотно ковырялся вилкой в тарелке с картошкой и размышлял, почему ему так не повезло и что теперь ему делать с Барти, чтобы по-тихому отвязаться. Было обидно, а обед, который всегда радовал, сегодня не лез в горло.

Осталось только как можно скорее расставить все точки над i, вот только сделать это нужно было так аккуратно, чтобы не вызвать ни малейших подозрений — Регулус знал, что Крауч-старший копает под все чистокровные семейства, а особенно под те, представители которых из поколения в поколение учились на Слизерине.

Когда он появился в библиотеке, Барти уже был там — сидел за тем же самым дальним столом, даже не притворялся, что занят, и оглядывался на каждого, кто заходил. Стоило только Регулусу появиться, Барти тут же обратил на него внимание и напряженно кивнул. Судя по всему, тот сам волновался не меньше его, а скорее всего, даже больше.

— Ну, и чем мы займемся сегодня? — спросил у него Регулус, подсаживаясь рядом и бросая сумку с учебниками под стул.

— Сначала прорицаниями и трансфигурацией, а потом я бы хотел поговорить с тобой… не здесь, — закончил Барти и посмотрел на него из-под челки с вызовом.

— Может быть, стоит поговорить сразу? — Регулус приподнял бровь. — Потому что и у меня к тебе есть несколько вопросов.

Барти улыбнулся криво и кивнул.

— Хорошо. Так даже лучше. Пойдем, я знаю, тут недалеко есть пустая аудитория, которой никто не пользуется…

Сегодня Барти не торопился и шел впереди него на пару шагов размеренно и твердо, время от времени оглядываясь по сторонам, как и положено старосте. И Регулус едва не упустил момент, когда Барти словно нырнул в одну из дверей, быстро скрывшись за ней.

В пустой и заброшенной аудитории из-под ног вылетали серые облачка пыли, пока Регулус догонял Барти. Тот остановился только в самом конце помещения, для верности еще и спрятавшись за ширмой. Когда Регулус подошел и сел с ним рядом на пол, Барти поставил над ними звукопоглощающий барьер, чтобы никто не слышал их разговора, и повесил парочку охранных заклинаний, чтобы им точно никто не помешал.

— Этому Флитвик нас не учил, — сказал Регулус, наблюдая за тем, как изящная кисть делает аккуратные взмахи палочкой.

— Я сам выучил, — кивнул Барти и, закончив колдовать, присел рядом. Глубоко вдохнул, выдохнул и решительно на него посмотрел. — Регулус Блэк. Ты сказал, что будешь мне должен, и я знаю, каким образом я хочу получить возмещение твоего долга. Я знаю, что твоя семья так или иначе связана с Пожирателями смерти и Темным Лордом. И я хочу, чтобы ты привел меня к ним.

Закончив свою речь, Барти замолчал, словно захлебнулся воздухом, который еще оставался в легких.

— Что, вот так сразу? — хмыкнул Регулус. — Я думал, ты еще полгода будешь ходить вокруг да около.

— Я и так проходил вокруг тебя уже пару месяцев. — Барти пожал плечами и сгорбился, сдувшись. — Ну, так что?

— Знаешь, его имя в стенах Хогвартса звучит на удивление неуместно. — Регулус предпочитал пока не отвечать на вопрос, переводя разговор на что угодно другое. Барти же переводить разговор не хотел и смотрел на него пристально и вопросительно.

— Только не говори сейчас, что не знаешь, о чем идет речь и что ты ни при чем, — сказал Барти. — Я видел ваше дело у отца на столе летом. У него нет никаких доказательств.

«И ты хочешь их получить?» — чуть было не спросил Регулус, но вовремя прикусил язык. Сказать такое значило признаться.

— Я лично ничего не знаю, — ответил он.

— Я хочу стать Пожирателем и примкнуть к Темному Лорду, — сказал Барти и поднялся, развеивая собственные чары. — Если что, встретимся завтра, здесь же, так же после уроков.



Пожиратели Смерти никогда не были представлены друг другу официально. И хотя Регулус знал, что большая часть чистокровных магов вступила в сообщество сразу после выпуска из Хогвартса, спрашивать об этом напрямую было дурным тоном. К примеру, он был практически уверен в том, что Снейп, который окончил школу в прошлом году, чуть ли не прямиком с Хогвартс-экспресса побежал к Темному Лорду. Но, во-первых, Регулус никогда не общался со Снейпом — в принципе, с ним мало кто дружил, — а во-вторых, Снейп был хоть и умным, но полукровкой, а с полукровками Регулус старался иметь как можно меньше дел и контактов.

Но ему нужен был кто-то, с кем можно было поговорить насчет Барти. Может быть, тот и врал Регулусу из желания помочь отцу. А может быть, он был честен, и тогда у Темного Лорда появится еще один Пожиратель. Сильный, умный и верный — Регулус знал, о чем говорит, потому что знал Барти. И Темный Лорд будет благодарен ему лично, когда Регулус приведет к нему такого полезного последователя.

Оставалась Беллатриса, потому что она уж точно принадлежала к Пожирателям. Об этом не узнал бы только глухой и слепой, потому что Белла говорила о Темном Лорде, чистоте крови и проклятых грязнокровках, которые должны исчезнуть из мира магов, каждую секунду. Говорила так вдохновенно и горячо, что Регулус решился последовать за Волдемортом во многом благодаря ее влиянию. Конечно, свою роль сыграло и то, что мама надышаться на Беллу не могла, особенно после того, как та показала ей пульсирующую черную метку на внутренней стороне руки. И еще то, что Сириус, который решил стать еще круче, чем все Блэки, и пронзить своим сиянием небеса, в итоге оказался вышвырнут на улицу и исключен из рода.

Поэтому Регулус не придумал ничего лучше, кроме как написать Белле.

«Барти Крауч-младший, сын Того Самого Барти Крауча, грозы Пожирателей Смерти, сегодня спросил у меня, не хочу ли я привести его в нашу компанию. Это кажется мне настолько смешным и нелепым, что я не отказал ему сразу. А что ты думаешь по этому поводу?»

Ответное письмо пришло быстро: Белла всегда отличалась скоростью решений, а особенно когда дело касалось столь важных для нее вопросов:

«Это настолько смешно, что я бы посмотрела на мальчика лично. Пригласи его в гости в поместье на рождественские каникулы, и если он хочет сдать нас, он пожалеет».

Регулус покачал головой осуждающе и кинул письмо Беллы в огонь камина. Если он сам пытался скрыть истинную тему разговора и не дать возможным перехватчикам письма ни шанса поймать его за руку, то Белла, кажется, не боялась никого и ничего. Иногда Регулус думал, что она настолько верит в силу и могущество Темного Лорда, что просто не может допустить даже в мыслях чего-то такого, что помешало бы осуществлению его планов.

Поэтому на следующий день, глядя в глаза Барти, Регулус пожал плечами и мотнул головой, всем своим видом показывая: «Я ничего не знаю». Барти прищурился, поджал губы и кивнул.

— Пойдем лучше в библиотеку, — предложил Регулус. — Покажешь мне те заклинания, которые ты использовал вчера?

Теперь Барти смотрел на него так, будто Регулус предложил ему съесть живьем рогатую жабу. Впрочем, может быть, ему просто показалось, потому что в следующую секунду Барти уже улыбался ему.

— Да, конечно. Пойдем, я покажу книгу, там можно найти много всего интересного…

Библиотека встретила их неярким светом, спертым воздухом и тихим гулом пары десятков голосов, обладатели которых время от времени перекидывались словами. Барти сразу же прошел к стойке библиотекаря и попросил у мадам Пинс книгу «Продвинутые охранные и следящие чары для параноиков». Регулус стоял чуть в стороне и наблюдал за ним. Барти вел себя уверенно, спокойно и доброжелательно, но все равно казалось, что он хочет обернуться. А может быть, Регулус просто это себе придумал.

— Пойдем, — сказал Барти и кивнул ему, когда книга оказалась у него в руках. — Жаль, что ее нельзя выносить из библиотеки, но мы можем сейчас выписать несколько самых интересных заклинаний и правил их применения, а потом потренироваться где-нибудь в другом месте…

Регулус был не против. Хотя, если честно, ему было без разницы. Они сели за один из столов прямо посреди зала, и Барти начал быстро листать книгу, а затем показывать ему заклинания. Пока Регулус читал, Барти выписывал их на пергамент.

Заклинания на самом деле были интересными и могли принести немалую пользу. Регулус не сомневался в том, что Темный Лорд знает их все, но большинство Пожирателей не утруждало себя изучением сложных материй в надежде, что Темный Лорд непобедим и что им точно не придется прятаться. Регулус даже сейчас понимал, что это было большой ошибкой — они уже прятались от отрядов Ордена Феникса, и это можно было делать эффективнее. К тому же, умение скрыться в некоторых ситуациях могло стать необходимым.

Регулус в очередной раз подумал, как было бы здорово, если бы Барти на самом деле перешел на их сторону. Кто знает, может быть, тогда Темный Лорд смог бы одержать победу и над Краучем-старшим? И тогда наконец вся магическая Британия признала бы его власть и его правоту…

— Ты будешь слушать? — Барти с неожиданной силой пихнул его в бок, и Регулус охнул от боли в ребрах.

— Я внимательно тебя слушаю, — закивал он.

Барти хмуро сдул с глаз длинную челку и продолжил объяснять, как работает заклинание, отводящее глаза, и чем оно отличается от скрывающих чар. Регулус слушал и чувствовал себя тупым — он так и не понял разницы. Зато понял, что полезны оба заклинания и что он должен разучить и испробовать их. Конечно же, вместе с Барти.

— Ты покажешь мне, как они работают? — спросил Регулус, когда Барти наконец выдохся и замолчал.

— Обязательно. Я думаю, они могут оказаться очень полезными. Во многих ситуациях, — добавил он, чуть понизив голос.

Регулус быстро кивнул.

— Я тут подумал… посоветовался с родными… — начал он фальшиво, с преувеличенным энтузиазмом, но звучало слишком глупо, чтобы продолжать в том же духе. — В общем, я бы хотел пригласить тебя в гости на Рождество в имение Блэков. Как тебе эта мысль?

Барти думал ровно одну секунду, а потом его лицо осветилось счастливой улыбкой, и Регулус не мог не заулыбаться в ответ.

— Это огромная честь для меня, — ответил он высокопарно и отвесил Регулусу поклон, но так как Барти сидел за столом, поклон вышел скорее смешным.

— В этом нет ничего особенного, — усмехнулся Регулус, но ему все равно было приятно стать причастным к радости Барти.

И если повезет, то его похвалит сам Темный Лорд, а Регулус всегда мечтал получить похвалу от него за свои личные заслуги, а не за историю и славное прошлое семьи.



Эти два ощущения смешивались друг с другом в причудливый коктейль, похожий на один из тех, которые любила требовать для себя Нарцисса на семейный праздниках и которые Кричер терпеть не мог готовить. Сладкий и оставляющий после себя приятное, теплое послевкусие. Иногда на утро после праздника болела голова, но это совершенно не было поводом для того, чтобы в следующий раз не выпросить у старшей кузины бокал и для себя.

Теперь Регулус и Барти встречались каждый день не только на сдвоенных уроках и в коридорах. После занятий они отыскивали свободный кабинет и уединялись в нем для того, чтобы потренироваться в заклинаниях дополнительно.

Регулус не знал, для чего это нужно Барти, когда тот уж добился приглашения в их дом. Разве только для того, чтобы убедить Регулуса в серьезности своих намерений, но Регулус тоже поверил ему почти сразу. Он вообще всегда был слишком доверчивым, но хорошо, что Барти этого не знал. Зато под защитой охранных чар они все чаще говорили о Темном Лорде, Пожирателях и Черной метке.

— О Метке не может быть и речи, — объяснял Регулус Барти, когда тот в очередной раз начал намекать слишком навязчиво и донимать его расспросами. — Сначала нужно окончить Хогвартс.

— Почему? — Барти допрашивал его с таким жаром, которого бы хватило на целый десяток Пожирателей. — Ведь мы можем быть полезны уже сейчас. Лорд должен понимать, что без своих людей в Хогвартсе ему никуда. Посмотри, здесь пока еще так мало тех, кто ему верен. Подумай сам, сколько мы могли бы сделать, и из школы выходили бы его верные слуги, и ему не пришлось бы тратить время на то, чтобы посеять в их сердца ростки истины…

— Барти… — Регулус застонал и стукнулся головой о холодную и очень твердую каминную решетку в пустом классе, который они выбрали для своей встречи сегодня.

— Что Барти? Тебе хорошо, у вас весь факультет уже заочно записан чуть ли не с самого рождения, а я? Все ваши на меня даже смотреть не хотят, потому что у меня ненормальный папаша, потому что я вообще не из вашей компании. А мне на своих смотреть тошно, потому что они не думают ни о чем, кроме как об уроках и экзаменах!

— Вот уж от тебя это слышать странно, — сказал Регулус, желая сменить тему. — Ты сам только и делаешь, что бесконечно зубришь. Держу пари, после этих наших занятий ты идешь в библиотеку и сидишь там до самой ночи.

— Потому что я должен знать как можно больше. Больше знаешь — больше эффективность. Если бы еще кто-нибудь это понимал, особенно из ваших, пользы для Темного Лорда было бы больше. Вот твой брат, например, учился намного лучше тебя, — уязвил он, и Регулус поджал губы.

— А ты говоришь в точности, как твой отец. — Регулус пожал плечами. — Тебе осталось только встать за кафедру со своей речью и еще сильнее брызгать слюной .

Барти дернулся и сжал губы в белую нитку, но Регулус демонстративно пожал плечами — эту никому не приятную игру в дурацкие сравнения первым начал не он. А в следующий миг Барти показал, что он отлично знает не только защитные и охранные, но и боевые заклинания.

Регулус, конечно же, не успел отразить неожиданную атаку, и теперь валялся в десятке метров от того места, где сидел до этого. Он сильно приложился о каменный пол боком и головой, и, дождавшись, пока искры перестанут рябить в глазах, сел и коснулся пальцами виска. Когда он поднес руку к глазам, на них была кровь. Чертов псих Барти Крауч.

— Это было предупреждение, — сказал тот очень серьезно и подошел, присел рядом. — Никогда не сравнивай меня с моим отцом. И вообще лучше говори о нем поменьше.

Регулус нахмурился и кивнул. Барти перевел взгляд с его лица в сторону, на висок.

— Больно? — спросил он странным, завороженным голосом и коснулся пальцами ушибленного места. Регулусу, с одной стороны, было больно, потому что мало кому может понравится, когда руками лезут гладить открытую рану. С другой — ему все же нравилось.

Они никогда не оказывались так близко друг к другу. Всегда только сидели на расстоянии. Иногда Барти перехватывал его руку, чтобы показать, как сделать правильное движение палочкой — в эти моменты Регулусу было приятно чувствовать его ладони, тепло тела, дыхание рядом с собой, на шее или на щеке.

— Конечно, — сказал он спокойно, чтобы не спугнуть Барти.

— Тогда не двигайся, — ответил Барти почти шепотом, склонился над ним и прижался губами к виску.

Боль, естественно, никуда не ушла, но Регулус ее больше не чувствовал, потому что его словно обожгло. Барти не отнимал губ, а потом обвел кровящую ссадину языком. Регулус даже предположить не мог, зачем тот все это делает, но очень скоро перестал об этом думать. У него сейчас было дело более важное и актуальное. Осторожно положить руку на тонкую шею Барти, почувствовать ладонью, как бьется артерия, погладить большим пальцем под подбородком, и слегка сдвинуть голову. Так, чтобы Барти целовал не его ссадину, а его губы.

Барти, казалось, даже разницы не заметил, а Регулус уже забыл, что его только что приложило об каменный пол и что он был чем-то недоволен. Губы Барти отдавали кровью — его кровью — и были мягкими и податливыми. Барти целовался с ним, закрыв глаза. Регулус сдвинул руку с шеи на затылок и зарылся пальцами в волосы — волосы были еще мягче, чем казались на вид, мягче самого дорогого шелка.

Пока Барти не успел прийти в себя, Регулус уронил его на спину, и теперь он нависал сверху. В голове не было ни одной здравой мысли, Регулус боялся только, что Барти сейчас очнется, и эта странная ситуация завершится сама собой, а ему бы очень этого не хотелось. Конечно, Регулус старался нависать таким образом, чтобы Барти не заметил и не почувствовал его возбуждения, но и что дальше делать, он не знал.

А потом Барти засмеялся, и Регулус понял, что все закончилось.

— Больше не болит? — спросил он и сверкнул светлыми ястребиными глазами.

— Нисколько. — Регулус мотнул головой.

— Я же знал, что сработает, — ответил Барти и скинул Регулуса с себя.

Тот вынужден был сесть на пол, а потом и встать на ноги, отряхиваясь, и как можно меньше смотреть на Барти. И все-таки Регулус успел заметить, что обычно белые, будто восковые щеки порозовели.

— И в какой книге по колдомедицине ты прочитал про такой способ обезболивания? — спросил он ворчливо.

Барти загадочно улыбнулся и пожал плечами, стирая со щеки засохшую бурую кровь.

Тогда Регулус впервые подумал, что у Барти немного не все дома. Впрочем, это его не смутило. Намного больше мешало свободно дышать ощущение мучительной неловкости за свой порыв, а еще Регулус не понимал, что они будут делать дальше.

Тогда они разошлись сразу же, как только привели себя в порядок и стерли кровавые разводы с лиц. Проблему со ссадиной решить было очень просто — все лишь заглянуть в больничное крыло. Другие проблемы Регулус отложил на завтра. Все равно Барти от него никуда не денется. Правда, не хотелось бы терять его хорошее отношение и просто зубрить и оттачивать заклинания без ставших уже привычными разговоров. И не только разговоров.

А еще Барти мог сослаться на занятость, какие-нибудь экзамены и контрольные и задвинуть их занятия. И явиться только в поместье на Рождество. Этот сценарий был самым нежелательным для Регулуса, но почему-то он был уверен, что Барти не станет так поступать. В конце концов, ему не было настолько неприятно.

Когда они встретились после занятий на следующий день, Барти казался еще более нервным, чем обычно. Шел впереди молча и изредка оборачивался, чтобы убедиться, что Регулус не отстал и никуда не делся. Когда они зашли в один из пустых кабинетов на пятом этаже, Барти привычно закрыл дверь и наложил несколько охранных и звукопоглощающих чар. Регулус усмехнулся.

— Обычно хватает одного заклинания, — сказал он в ответ на недовольный его усмешкой взгляд.

— Но и так не хуже, — парировал Барти. Кинул набитую учебниками сумку на пол в сторону и добавил уже тише: — Подойди сюда.

Вот оно. Регулус почувствовал, как сердце подпрыгнуло и забилось в груди часто-часто. Он тоже положил свою сумку на пол и подошел.

— Я тут подумал… — начал Барти. Он поднял голову, и Регулус заметил улыбку, дрожащую на уголках губ. — Я должен извиниться за вчерашнее.

— За что именно?

Барти сделал вид, что думает, и закусил нижнюю губу. Регулус смотрел на нее, а еще на мелкие пятна веснушек, усыпавших переносицу и щеки. И сдерживался, чтобы раньше времени не потянуться руками.

— Уж точно не за то, что приложил тебя от пол. Наверное, за то, что прервался.

Он криво улыбнулся, дернул плечом и посмотрел вопросительно. Поднял руку и положил ладонь ему на шею, точь-в-точь как Регулус вчера.

Сам Регулус, если быть честным, не ожидал такого стремительного развития событий. Барти стоял напротив, глядел пристально и гладил пальцем ямку под ухом. И сейчас начать было совсем не так просто, как вчера, поэтому Регулус решился поцеловать его только с закрытыми глазами.

Неловкость прошла спустя пару минут, пока они привыкали друг к другу, а после стало уже не до нее. Регулус подтолкнул Барти, чтобы тот сделал несколько шагов назад и встал спиной к закрытой деревянной двери, и навалился на него. Теперь можно было сделать все, о чем он думал все прошедшие недели. Поцеловать нос с веснушками. Губы — сегодня не такие мягкие, как были вчера, но и без вкуса крови. Прикусить за шею, оставив след, который Барти еще неделю будет прятать под факультетским бронзово-синим шарфом. Сжать тонкие запястья, скользнуть по ладоням, переплестись пальцами. Вытащить аккуратно заправленную рубашку и забраться под нее руками. Вставить колено между ног Барти…

Тот судорожно вдохнул и выдохнул с коротким, тихим стоном. И толкнулся бедрами вперед, проехавшись по ноге твердым членом. Регулус задохнулся от этого ощущения, и тут же застонал намного громче, чем Барти до этого, потому что Барти положил руку на его член и сжал именно так, как нужно было Регулусу, прошелся вверх и вниз. Сам Барти сполз спиной по двери, пристраиваясь к его ноге удобнее, и начал тереться об него. Регулус чувствовал, что он теряет волю и все разумные мысли, а мир вокруг расплывается. Из всего мира оставался только Барти, а вернее, рука Барти, и меньше всего Регулус хотел, чтобы она тоже исчезла или остановилась. По крайней мере, не сейчас. Еще немного…

Барти задышал шумно и несколько раз вздрогнул. Регулус понял, что он кончил, и от этой мысли тут же спустил.

Потом, правда, снова было неловко, но Барти вел себя как ни в чем не бывало и предложил поработать. И во время отработки заклинаний он точно касался Регулуса чаще, чем обычно. Намного чаще. На занятиях с Флитвиком Регулус и подумать не мог, что изучение и отработка заклинаний могут настолько заводить.

А после этого вечера он черкнул записку Белле: «Он точно наш», — и отправил хогвартской почтовой свой.

С того самого дня они искали пустые классы не только для того, чтобы учить заклинания. Хотя в первую очередь — именно для этого. Так думал Регулус, когда Барти доставал из сумки конспекты и палочку и готовился показывать Регулусу новым заклинаниям. Все это, безусловно, было очень полезно, только сосредоточиться на изучении было очень сложно. Впрочем, под тяжелым взглядом Барти Регулус справлялся. Но все чаще забывал о том, для чего все эти заклинания нужны, кроме как служить предлогом для их встреч.

Регулус не мог сказать, что не заметил, как наступило Рождество, хотя время пронеслось мгновенно. Говоря по правде, в глубине души он не хотел, чтобы Рождество наступало, потому что Барти все чаще спрашивал о нем. Точно ли его ждут в доме Блэков? Что ему следует надеть? Какие подарки приготовить? И главное — как вести себя? Что лучше говорить и о чем упоминать не стоит?

— Да не дергайся ты так, — говорил Регулус раз за разом. — Ничего не надо. Веди себя естественно.

Регулус говорил и гладил Барти по голове, перебирал волосы, и Барти, как ни странно, от этого успокаивался.

Ночами, проваливаясь в сон после насыщенных дней, Регулус смутно думал о том, что у него впервые в жизни появилось что-то свое. Но таковы были правила Темного Лорда: отдай все, что у тебя есть, и ты придешь к величию.

Рождество не стало кошмаром только потому, что Регулус заранее знал, что произойдет. Сначала Белла утащила Барти к себе, в гостевую комнату, и Барти не выходил оттуда весь вечер. Регулус не ревновал, по крайней мере, к Белле, потому что она была повернута на служении Темному Лорду.

Регулус понял, что такое ревность, когда спустя несколько дней Барти представили самому Темному Лорду. Регулус впервые увидел, как глаза Барти горят такими страстью и обожанием, каких Регулусу было никогда не добиться.