Драконы

Автор:   Bleach: Wandenreich and Co 2017

Номинация: Лучший авторский слэш по аниме

Фандом: Bleach

Число слов: 26418

Пейринг: Базз-Би / Юграм Хашвальт

Рейтинг: NC-17

Жанр: Аdventures

Предупреждения: AU, OOC

Год: 2017

Число просмотров: 167

Скачать: PDF EPUB MOBI FB2 HTML TXT

Описание: Юго живет в старом замке, он сирота и не знает, кто он, пока не встречает странного юношу и жизнь сразу становится совершенно другой: полной опасностей и тайн.

Часть 1. Дракон: шаг на свободу
1.
Сколько Юго себя помнил - всегда жил тут. Огромный старый замок, пропахший пылью и сыростью, который и за день не обойти, с неприветливыми сквозняками, узкими бойницами, толстыми стенами, и его личной каморкой с маленьким окошком, выходившим во внутренний хозяйственный дворик. Особо ничего из окошка было не разглядеть, только мрачную громаду донжона, кусок крепостной стены, да почти всегда хмурое серое небо.
У него не было родителей, как у других детей из прислуги замка, а только строгий наставник – высокий худощавый неприветливый и молчаливый мужчина в вечном черном костюме из прочной кожи, которая поскрипывала на каждом шагу. Еще у наставника всегда при себе имелся длинный хлыст, который оставлял шрамы на коже - Юго его боялся, несколько раз испробовав на себе. Наставник его редко чему учил, и раз в день водил вниз, в жутковатый огромный и плохо освещенный Ритуальный зал, где Юго клал руки на черный алтарный камень и так стоял, пока мог держаться на ногах. Камень выпивал силы, но Юго никогда не жаловался, задавать вопросы его отучили очень давно. Потом наставник отводил его в каморку, до следующего дня.
Юго проваливался в сон. Ему всегда снилось небо, такое пронзительно-голубое, какого никогда не бывает здесь. Снилось, что он врывается в облака, и пушистая мокреть проносится мимо, оставаясь на коже прохладной влагой. И солнце, много солнца. Оно снилось ему так близко, так тепло, что казалось, он ощущал каждый его ласковый луч.
И, наверное, поэтому он каждое утро подходил к своему окошку и протягивал руки к солнцу, если его не закрывали тучи, здороваясь.
После сна силы возвращались быстро, и он отправлялся изучать замок. Он знал каждого здешнего жителя – аристократа или прислугу. Аристократам он старался не попадаться на глаза, ничего хорошего от них Юго в жизни не видел. Пинки, щипки за щеки, а то и похуже чего. Впрочем, прислуга была не лучше. Дети прислуги не принимали Юго в свою компанию, обзывая подкидышем или нахлебником, ведь Юго не работал, как они. А с детьми аристократов Юго и сам не связывался. Единственное место, где он мог посидеть спокойно – это библиотека. Библиотекарь – старенький сухощавый Стефан, играючи обучил его читать и писать, и теперь Юго частенько пропадал именно в обители знаний. Ему нравилось помогать Стефану, перебирать корешки сокровищ – книг. Пить травяной настой из глиняной кружки и слушать рассказы Стефана о прочтенных книгах, и видеть потом, у себя в каморке, цветные сны о других странах. Может быть, именно тогда у него появилась тайная мечта навсегда покинуть этот мрачный холодный замок? А когда он узнал, что есть еще и другие страны, где гораздо теплее, ему впервые захотелось стать свободным. Захотелось больше не ходить в ритуальный зал, чтобы не лежать потом без сил, и завести, наконец, друзей. Хотя, что такое друг, Юго не знал. Дети в замке дружили, но как-то странно, на взгляд Юго: они регулярно ябедничали друг на друга, и радовались, когда кого-то из них секли на конюшне. Но все равно дружили. Или просто держались вместе? На Юго тоже пытались свалить многие свои проказы, жаловались Наставнику. Но Юго врать ему никогда не мог, тот это знал очень хорошо. И потому наказания бывали редко.
Наказывали обычно за то, что его не оказывалось вовремя в каморке – да, за это влетало так, что сидеть потом было больно. Поэтому, получив взбучку пару раз, Юго приучился уходить гулять именно после того, как его сводят к алтарному камню, частенько возвращаясь к себе под утро. Он знал множество тайн, но делиться ими было не с кем.
Вот и в эту страшную ночь он не спал в своей каморке, а шатался по узким служебным коридорам и тайным ходам замка, чтобы не быть замеченным. Пока не услышал какой-то шум со стороны одного из тайных ходов, которым Юго не пользовался никогда – там всегда ходили посланники короля, гонцы. Юго осторожно выглянул из тени – в малом холле несколько стражников еле сдерживали яростно вырывающегося пацана, чуть постарше самого Юго, с алыми даже в неверном свете факелов волосами. «Кто это? - изумился Юго, ощутив, как в сердце словно полыхнуло маленькое пламя, которое согрело его изнутри, несмотря на холодный сквозняк. – Я ведь его не знаю!»
Заслышав знакомое поскрипывание, Юго сжался, прячась поглубже в нише за доспехами и гобеленом. Он совершенно не хотел попасться на глаза наставнику. Теперь он мог только слушать.
- Превратиться не пробовал? – звучный ледяной голос наставника разнесся в холле, заставив стражников почтительно замолчать.
- Нет, господин Штайн, не смог, мы сразу ошейник надели.
Юго в панике схватился за собственное горло, где у него самого болтался ошейник – слитное кольцо металла, без всяких швов и замков. Из-за этого он пропустил следующую фразу наставника:
- …тащите эту тварь вниз, - в голосе слышалась брезгливость. – Прикуйте как следует, воды не давать. Завтра я с ним разберусь.
Поскрипывание удалилось. Юго прокрался неслышной тенью за стражниками и понаблюдал, как пацан извивается в их руках, закованных в броню, и все это молча – похоже на нем было еще и заклятье немоты. Пленника отвели вниз, в подвалы, в ту часть замка, куда никто не ходил за ненадобностью. Раньше там находились допросные с пыточной, но теперь их перенесли в более просторные подвалы Северной башни, и просторные камеры пустовали.
Мальчишку приковали к стене, тот шипел, но все еще молчал. Юго проследил, пока стражники ушли – их дело маленькое, тяжелые дубовые двери тут не запирались на замок, только на засов. И скользнул в камеру.
Мальчишка лежал на ледяном полу, закрыв глаза.
- Эй, ты живой? – шепотом спросил Юго, подойдя ближе. Присел, тронул за теплое плечо.
И не понял, что произошло. Только что мальчишка лежал без сил - и уже сжимал горло Юго, повалив того на пол.
- Ч-ш-то, - прошипел он, сверкая зелеными глазами в темноте, - людям продалс-ся?
Юго округлил глаза от удивления, даже не пытаясь оказать сопротивление. Руки у мальчишки были сильными, но, похоже, смерть Юго в его планы все-таки не входила, потому что хватка ослабла. Юго глотнул затхлого воздуха, пахшего старым камнем и пылью, но встать не попытался.
- Прости, что? – выговорил он, пытаясь понять, что имел в виду этот странный пацан. – Ты о чем?
- Ты давно тут живешь? – спросил мальчишка, все еще придерживая его руки, не давая подняться.
- Всю жизнь, - пожал плечами Юго. – А что?
- А чем ты тут занимаешься?
- Тебе это зачем? – удивился Юго, но заметив, как начинает злиться пленник, торопливо ответил: - Раз в день хожу вниз, в ритуальный зал и кормлю алтарный камень своей энергией.
- Вот как, - мальчишка зло сощурил глаза, отпуская его. – А тебя не накажут, если тут найдут?
- Накажут, - согласно кивнул Юго, поднимаясь. – Но я стараюсь не попадаться. А за что тебя сюда? Ты что-то украл, да? Или еще что-то?
- Что-то, - передразнил его мальчишка и поморщился. – Значит, ты даже не знаешь, кто ты?
- А кто я? – Юго удивленно посмотрел на пленника. – Бастард какого-нибудь вельможи? А тогда ты кто? И почему тебя наставник назвал … нехорошим словом?
- Тварью он меня назвал, тварью! – мальчишка косо ухмыльнулся во весь рот. – Я – дракон, понятно? Я – великий Баззард Блэк, из клана Блэков! Можно просто Базз Би.
- А я просто Юго Хашвальт, - представился Юго. – Постой, дракон? Но какой же ты дракон, если ты человек?
Базз хрюкнул от смеха, хотя Юго не видел в своем вопросе ничего смешного.
- Потому что дурак! – ухмыльнулся он. – Был бы в драконьей шкуре, хрен бы они меня поймали. А так… - он подошел к Юго и звонко щелкнул ногтем по его ошейнику. – У тебя такая же цацка. Она держит в человеческом облике и не дает превратиться. А на тебя – надо же – золота не пожалели. Видать, ты очень сильный малый.
- При чем тут я? – Юго сглотнул горькую слюну и вцепился в холодный ошейник. По спине поползла волна колючих ледяных мурашек, а горло перехватило от волнения. Он только что понял, что они разговаривают почти в полной темноте, неверный свет факела из коридора, просачивающегося в зарешеченное окошко на двери, почти не считался. Тем не менее, Юго видел отлично – и покарябанное лицо Базза, и его худые, но сильные руки, и то, что глаза у него зеленые и слегка светятся.
- А ты тоже дракон, Юго, - подмигнул ему Базз. – Поэтому они тебя тут и держат, как донора для своего палаческого камня. И попал ты к ним видать еще совсем мелким. Раз не помнишь ничего, даже того, кто ты есть. Ты имеешь крылья, но никогда их не расправлял, ты можешь летать, ты из свободного народа, Юго.
- Не может быть, - прошептал Юго, прислоняясь к ледяному камню стен. – Неправда. Зачем… Зачем…
- Зачем – что? – немедленно отозвался Базз. – Зачем я тебе это рассказал, или зачем они тебя тут держат? Люди жестоки, Юго, им все равно, кто ты. Пока ты приносишь пользу – тебя кормят, заботятся. Как только ты перестанешь быть им нужен – убьют не задумываясь.
- А ты откуда знаешь? – покосился на него Юго. – Не похоже, что ты попадал в плен и жил у людей.
- Я достаточно давно путешествую, чтобы понять, - снова ухмыльнулся Базз. – Ну и родичи рассказывали. Вот что тебе говорили о тебе самом? Откуда ты взялся, зачем тебя тут держат?
- Ничего, - побледнел Юго. Он давно задавался этими вопросами, но спросить было просто не у кого. Даже Стефан ничего не знал.
- А ты спрашивал? – вкрадчиво поинтересовался Базз.
- Когда был маленький, спрашивал у наставника, - откровенно признался Юго. Вспоминать это не хотелось – шрамы до сих пор чесались. – Меня быстро отучили вообще задавать какие-либо вопросы.
- Я и не сомневался, - Базз хлопнул себя по бедру. – Вот когда мы выберемся, обязательно поищем твоих родичей. Не может быть, чтобы у тебя никого не осталось.
- Мы? – замороченный Юго все-таки вычленил главное из экспрессивной фразы пленника. – Выберемся?
- Ну, раз я тебя нашел, значит это судьба! – ободряюще улыбнулся Базз. – А ты что, не согласен? Останешься тут, в людском курятнике? Драконы долго без неба не живут, ты вон какой дохлый.
- Сначала надо выбраться, - упрямо мотнул головой Юго. – Ты вон в цепях, а я даже не знаю, как тебя освободить!
- Да уж, - Базз звякнул тяжеленными даже на вид цепями и подергал, проверяя крепление. – Ну, может, сразу и не получится, но я ж не все время тут буду сидеть? Скорее всего, меня тоже будут водить к камню. Люди такие жадные, - он ухмыльнулся. – Я что-нибудь придумаю.
Юго услышал шаги и подскочил, прячась в самом темном углу камеры. Шаги прогрохотали где-то недалеко.
- Скоро смена караула, - зашептал он, вжимаясь в стену. От полученных сведений в голове была полная каша, но он старался не показать, что обескуражен. – Прости, я постараюсь прийти к тебе завтра ночью. Скоро рассвет, меня точно хватятся.
- Главное в нашем деле – не попадаться, - ухмыльнулся Базз. – Я буду ждать.

2.
Весь день Юго не находил себе места. Даже после того, как его сводили к камню, он не сразу смог уснуть, все думал и думал. Да и снилось что-то мутное, а не как обычно. В голове никак не укладывалось, что он – не человек. Но Юго даже мысли не допускал о том, что это может быть неправдой. Поменять эту жизнь, когда изо дня в день одно и то же, очень хотелось. Юго не знал, как живут драконы, но подозревал, что очень интересно. Он бы не задумываясь бросил замок и этих равнодушных людей. Неунываемый Базз из клана Блэков был ему очень симпатичен. По идее, он являлся вторым существом, который воспринимал его без презрения, как равного.
Ближе к ночи он наполнил свою фляжку водой, взял сверток с бутербродами, которые ему давали на кухне, и двинулся в сторону подземелий. Он понимал, что если Базза куда-то перевели, он будет искать его еще неделю. И не факт, что удастся к нему пробраться: например, камеры с узниками охранялись, Юго побывал там всего один раз и больше не совался.
В подземельях были люди – Юго это услышал и почувствовал сразу, но прокрался в соседнюю камеру, чтобы послушать, что же там творится.
- …не дергайся, тебе же больнее будет, - скучающим голосом произнес наставник – Юго узнал его мгновенно и покрылся мурашками. – Мне все равно, сломаешь ли ты себе что-то или нет, я свое дело все равно сделаю. Будешь послушным – тебе дадут воды. Нет – останешься еще на сутки без ничего. Мне даже бить тебя необязательно, вы, твари, ничуть не лучше людей. Вас тоже можно сломать жаждой. Через пару дней ты будешь умолять меня о милости.
- Пошел ты! – звонкий голос Базза разнесся по подземелью, отскакивая от стен эхом. – Когда Великий Дракон Яхве сожжет эту землю, мне будет всех вас не жаль, ни капли!
В камере на миг упала мертвая тишина, словно заткнули всех разом.
- Тварь! – выплюнул наставник, и Юго услышал звук удара, мимолетно поразившись тому, что люди испугались какого-то имени. – Не смей произносить этого имени, существо! В конце концов, кто-нибудь все же убьет этого монстра, который терроризирует людей!
Базз явственно насмешливо фыркнул.
- Не такие пытались, где их пепел теперь ветер носит? Создания, которые похищают детей и крадут их магию, не достойны жизни!
- Вот как, - Юго услышал в голосе наставника ледяной холод и сжался. Зря Базз нарывается, с него же шкуру спустят! И как бы не в прямом смысле.
Юго услышал, как зашипел наставник, как свистнул хлыст, как вскрикнул Базз.
- Я тебе твои ядовитые зубы-то вырву, - ровным голосом произнес наставник. – По одному, медленно. Наш алхимик будет рад такому подарку. Скажи спасибо, что король приказал оставить тебя в живых, ты еще нужен. Сегодня я оставляю тебя без воды снова, унесите ведро. Завтра я вернусь, и мы опять поговорим.
Юго выждал, пока стражники и наставник покинут подземелья, и их шаги окончательно затихнут, и скользнул в камеру Базза. Тот сидел у стены, бледный, закрыв глаза, держась за живот.
- Эй, ты живой? – тихо спросил Юго, подходя ближе.
Базз открыл глаза, шевельнувшись.
- Пока еще да, - ответил он хрипло. – Как ты их терпишь?
- Я тебе принес воды и поесть, - Юго вынул из-за пазухи сверток и снял с пояса флягу. – Прости, что так мало.
- Есть я сейчас не смогу, - поморщился Базз. – Этот гад мне по животу так врезал, что я думал кишки наружу выплюну. А пить давай.
Первые глотки Базз сделал почти не отрываясь, а следующие – аккуратно, явно растягивая. И очень удивился, когда вода во фляге все не кончалась.
- Она что, зачарованная? – покосился он на Юго.
- Ага, - улыбнулся тот. – Я ее на ристалище подобрал, когда турниры были. Какой-то рыцарь обронил, наверное. Я проверял – там ведро влезает.
- Тогда живем! – улыбнулся Базз.
- Слушай, - зачастил Юго, вспоминая неприятный разговор. – А кто такой Яхве? И почему наставник его испугался? Просто имени даже?
- А ты не знаешь? – отпивая из фляги, покосился на него Базз.
- Я никогда не слышал этого имени, - Юго поерзал, удобнее устраиваясь на корточках. Ноги уже начинали затекать. – Что в нем такого страшного?
- О, брат, это самый великий дракон всех времен! – хвастливо задрал нос Базз. – Говорят, ему больше тысячи лет, и он видел, как предки твоего наставника в пещерах жили.
- Ну уж и в пещерах, - прыснул Юго. – А боятся его почему?
- Потому что он неуязвим, - уже серьезно ответил Базз. – Его столько раз хотели поймать, не счесть. Но Яхве свободно ходит по людскому миру, его никак не отличишь от простого человека. Говорят, что он ищет пропавших детей драконов, которых похитили из дома, и забирает их, а то место остается выжженной пустыней. Я считаю это правильным. А люди – они ж как тараканы плодятся. Тут выжег – в другом месте в три раза больше народилось.
- Да уж, - потрясенно произнес Юго, пытаясь представить, как это – жить целую тысячу лет. – Он очень умный. А ты его видел?
- Издалека, - не стал врать Базз, потянувшись к бутербродам. – Ох и силищи у него, я тебе скажу. Я аж где стоял, а все равно его магию ощущал. Как по голове погладили.
- А я ведь тебя тоже почувствовал, - сознался Юго. – Как будто в сердце огонек зажегся.
- Да ты что?! – обрадовался Базз, все еще не решаясь впиться в бутерброд. Наверное, живот все еще болел. – Надо же. А я ведь да, огневой. Мы, Блэки, с любым огнем можем управляться. Зажечь или погасить, это запросто.
Юго улыбался до ушей, слушая похвастушки Базза, и на сердце его было тепло в кои-то веки, и даже эта жуткая камера казалась уютной и неопасной.
- А разве не все драконы умеют огнем дышать? – удивился он.
- Про всех не знаю, - Базз откусил от бутерброда солидный кусок, но аккуратно, не роняя ни крошки. – Наверное, всё-таки все, это же основная атакующая магия драконов… - он прожевал, запив водой. – А по элементам уже отдельно делимся. У нас по соседству клан один, так они над всем металлом хозяева. И водных знаю. Вот интересно, какой именно ты?
Юго пожал плечами.
- Я не знаю, Базз. Никогда ничем не повелевал, всегда считал себя всего лишь взятым из милости подкидышем. В замке все так и говорили: сиротка, дармоед.
- Это чтобы у дракона не было родичей? – Базз посмотрел на Юго с осуждением. – Не может такого быть! Эх, нам бы сбежать отсюда, да ошейники снять, я бы тебя к своим отвел, уж нашли бы!
- Такое и правда возможно? – казалось, давно умершая надежда так остро всколыхнулась в груди Юго, что он покраснел и сердито заморгал, чтобы не заплакать.
- Как же ты тут выжил-то вообще? – удивился Базз, но как-то по-доброму, а не как замковые дети.
Юго пожал плечами. Жил он скорее по инерции, мысли о побеге у него появлялись, но один бы он ни за что на это не решился. Он ничего не умел, денег у него не было, и как выживать в чуждом ему мире он понятия не имел.
- Я всегда думал, что я – такой же человек, как и все, - сказал он. В груди что-то противно задрожало. Только сейчас он начинал понимать, что его всю жизнь обманывали и использовали.
- Эй, - встревожился Базз, отложил надкушенный последний бутерброд и взял Юго за плечи, слегка потряс, чтобы привести в чувство. – Эй, дыши! А то сейчас обернешься, и эта цацка тебя придушит! На нее, небось, еще и сигналка привязана! Юго, дыши!
Но Юго его почти не слышал. Перед глазами плавало какое-то красное пятно, горло душил противный ком, мешая вдохнуть. В груди было ужасно больно и тесно. Хотелось прорваться сквозь преграду, порвать, разрушить то, что мешает вырваться на волю.
Тогда Базз крепко обнял его, звякая цепями, и звучно чмокнул в щеку.
Юго так изумился, что все его состояние напряженности и отчаяния испарилось, как по волшебству. Его никогда не обнимали, и уж тем более не целовали, и это оказалось ужасно приятно. Красная пелена перед глазами пропала, Юго судорожно вдохнул.
- Ну вот, все хорошо, - Базз гладил его по волосам, прижимая к горячей груди, и это действовало успокаивающе. – Все прошло и кончилось, да Юго?
Юго робко улыбнулся.
- Откуда ты знаешь, как надо успокаивать разбушевавшегося дракона? – спросил он хрипло.
Базз тихо фыркнул.
- Не взрослого, - пояснил он. – Детей. В нашем клане много детей, и оборачиваются часто. И от испуга и от обиды, огонь-то контролировать они еще не умеют, запросто могут кого-то задеть и самим пораниться. И я такой был, а потом и мой черед пришел за младшими смотреть. Я же все-таки сын главы клана. Обязан все уметь.
- А я смогу увидеть твою родину? – спросил Юго. Вылезать из таких теплых объятий было совсем неохота.
- Как только выберемся отсюда, - уверенно ответил Базз., все еще поглаживая его по плечу. – Жаль, конфет у меня нет, тебе б сейчас самое оно.
- А что это? – удивился Юго. – Это ваша еда?
Базз прыснул ему в макушку.
- Это лакомство, Юго. Ты разве никогда не пробовал лакомства?
Юго задумался. Ему перепадали кусочки праздничных пирогов со взбитыми сливками, летом он иногда выбирался в лесок за ягодами, но считать ли их лакомством?
- Не знаю, - пожал плечами Юго. – Я землянику люблю летом. А зимой сушеную иргу, или черную рябину.
- Не дразнись, - Базз шутливо ткнул ему кулаком в бок.
- Прости, - Юго, наконец, отлепился от уютного горячего, как печка, Базза. – Я не подумал. Ты доедай, чтобы крысы не потаскали.
- Они драконов боятся, - ухмыльнулся Базз, доедая бутерброд и принимаясь за следующий.
- А они об этом знают? – улыбнулся Юго. – Ешь, потому что принести еще я смогу только завтра.
- Ну, я постараюсь быть послушным, - кивнул Базз. – Если получится. Все-таки я родился свободным и слишком долго был свободным. Привыкать к неволе очень сложно. А вот к свободе привыкнуть очень просто, - он подмигнул Юго. – Сам увидишь!
- Буду ждать этого момента, - Юго подавил вздох. – Флягу я тебе оставлю. Тут, конечно, не жарко, но пить-то хочется.
Юго поддел в углу камень – тот поддался с удивительной легкостью.
- Тайник! – обрадовался Базз.
- Там давно пусто, - сказал Юго. – По-видимому, кто-то хотел выбраться наружу, но получился только тайник.
- А ты-то откуда все знаешь? – покосился на него Базз, пряча фляжку. – Тебя тут держали?
- Нет, просто я люблю везде тайники находить, - улыбнулся Юго. Оставлять новообретенного друга ужасно не хотелось, но приближался рассвет, и Юго нужно было вернуться в комнату. – Постарайся не злить наставника, пожалуйста.
- Ничего не могу с собой поделать, - пожал плечами Базз. – Убийцу драконов я распознаю всегда. Они пахнут смертью.

3.
Юго пришел и на следующий вечер. Он смог украсть немного больше еды, которую сложил в небольшую холщовую сумку, стащенную из кладовой. В темнице никого не было, кроме Базза, который явно маялся со скуки.
- О, наконец-то, - обрадовался Базз, поднимаясь с пола и улыбаясь. – Думал, я тут со скуки помру.
- А наставник не заходил?
- Днем был, а как же, - поморщился Базз. – И вода у меня закончилась.
- Я схожу сейчас, - Юго вытащил флягу из тайника, и сгрузил туда сумку с едой. – Ты пока поешь, я быстро.
Он лишь успел разогнуться и прижать флягу к груди, как в коридоре затопали шаги. Кто-то целенаправленно шел именно сюда – и, похоже, именно наставник. Юго застыл соляным столбом, понимая, что если его тут застанут, то просто поркой дело не обойдется. Базз не растерялся: звякнув цепями, быстро пихнул сумку в тайник, закрыл камнем, и толкнул Юграма в самый темный угол камеры, в самую густую тень. А сам встал возле входа, насколько позволяла цепь.
Дверь камеры распахнулась, и Юго очень захотел стать незаметным и скрыться в самой тени. Он часто в них прятался, его редко замечали, вот и теперь он отчаянно желал спрятаться в этой тьме. А еще лучше оказаться в своей комнате. Он только успел увидеть в возрастающей панике как в камеру входит наставник, попытался прижаться к стене потеснее и провалился в темноту.
Темнота длилась всего лишь пару мгновений – и он больно ударился о пол спиной. Подскочив, Юго с удивлением увидел, что находится в своей комнате, и выпал он из темного угла, где всегда, даже днем, стояла плотная тень.
Сердце все еще заполошно стучало, но уже скоро Юго заметил, что все еще крепко сжимает в руках флягу.
- Вот это да, - выдавил он, и осторожно выглянул за дверь. Коридор был пустынен в этой части замка почти всегда, и Юго пустился в путь к бочкам с водой, которые привезли сегодня. Ему повезло, и даже у бочек ему никто не встретился, хотя обычно там толклись то горничные, то поварята. Он набрал воды и напился сам – от такого приключения захватило дух и пересохло во рту. Он подошел к тени и попытался сунуть туда руку – пальцы наткнулись на холодный камень.
Так, ломая голову, что же это было, Юго вернулся в подземелья.
Базз в камере был один, лежал у стены, прижимая руки к животу.
- Базз! – Юго бросился к нему – похолодевшее сердце упало куда-то в живот.
- Да жив я, - сварливо отозвался Базз, поднимая голову с пола. Его бледное до синевы лицо ярким пятном выделялось на фоне темной стены. – Этот гад мне просто ногой засветил. Сейчас отдышусь.
- А ты нарываешься, как специально, - укоризненно заметил Юго, открывая флягу и суя ее в руки Баззу. – Хоть раз можешь промолчать?
- Не могу, - криво ухмыльнулся Базз. – Но от тебя я не ожидал. Теневой дракон, надо же! Я думал вас больше никого не осталось.
- Кто? – Юго хлопнул ресницами, в ошеломлении. Он как-то принял, что он дракон, но вот что еще и теневой…
- Вы можете в любую тень пройти, это же так здорово! – Базз сел, опираясь на стену спиной. – Погоди чуть-чуть, скоро я встану.
Он как-то неловко держал руку, и Юго испугался, что сломана, а потому бросился ощупывать. Кости были целы, но вот грубая кое-как наверченная повязка на сгибе локтя сразу давала понять, что произошло.
- Кровь брали? – ровно произнес Юго, в груди трепыхнулось нечто, похожее на гнев. Кровь брали и у него, не реже раза в месяц, и он потом целый день валялся без сил. Куда ее уносили, Юго не знал.
- Ничего от тебя не скроешь, - блеснул улыбочкой Базз. – Знакомое дело, да?
Юго достал сумку из тайника.
- Тебе бы сейчас мяса побольше, - произнес он. – Но только вяленое. Ешь все, я завтра еще принесу.
Базз впился в мясо с жадностью, запивая водой.
- Ты настоящий друг, - произнес Базз, жуя. – Я бы без тебя сдох ни за что ни про что. А с тобой мы еще ого-го каких дел натворим!
- Каких дел? – немедленно отозвался Юго. – Цепи плавить я не умею. Как тут замки открывать я не знаю.
- Они зачарованы, - отмахнулся Базз, жуя с таким смаком, что даже Юго сглотнул слюну. – Я уже пробовал немного их проплавить. Ошейник не дает, зараза. Ничего, прорвемся. Я подумаю еще, чем их взять можно. Надо попробовать с тобой в тень шагнуть, может их тень перережет.
- Я попробовал еще раз… - Юго отчаянно покраснел. – Мне кажется, это была случайность.
- Ничего себе случайность! – Базз даже жевать прекратил и уставился на него с удивлением, и Юго заметил, что его зрачки светятся в темноте зеленым. Это было завораживающе. – Ты с перепугу активировал свои способности, так что пытайся! Должно получиться, я уверен. А ну-ка… - он подошел к Юго и повернул его спиной к себе. – Глаза-то закрой, и руки выстави вперед, если боишься. Что ты представил, когда упал в Тень?
- Свою комнату, - пришибленно произнес Юго и послушно закрыл глаза. Выставить вперед руки он почти не успел, как Базз сильно толкнул его. Юго успел представить свою комнатку, полетел вперед и кубарем скатился прямехонько к кровати, стукнувшись о деревянную ножку. Юго вскочил, с изумлением оглядевшись. Он опять был у себя – пройдя через тень. Юго подошел к углу, где трепетала от неверного света луны из окна наиболее густая тень и представил себе камеру, где был прикован Базз и сунул руку в тень. На удивление рука ушла в тьму легко, как будто и не было никакой стены. Крепкое рукопожатие заставило его испуганно отдернуть руку. Юго забрался на кровать, но спать не хотелось. Он слишком много узнал о себе сегодня. Забравшись под одеяло, он подумал, что Базз стал первым, кто стал с ним дружить. Они обязательно смогут придумать, как покинуть этот замок. И вместе поднимутся в небо.

День пролетел как во сне, и вечером Юграм снова воспользовался тенями. Он с удовольствием набрал в кладовой еды, и отправился к Баззу. Он выскочил из тени, и чуть не шарахнулся обратно – Базз был в камере не один. Тощая девчонка сидела у стены, и пила из фляжки, а Базз стоял рядом с ней и участливо заглядывал в глаза.
- О, привет, - сказал он, завидев Юго. – У нас тут пополнение. Понятия не имею, как они захватили некроманта.
- По глупости, - прошипела девчонка, дернув себя за прядку. На тощем запястье красовалось тяжелое кольцо тусклого серебристого металла. – Я хотел потренироваться. Ну поднял кладбище, кто ж знал, что они ждали уже!
- Это Жизель, - представил Базз. – И он мальчик.
- Я не определился, - буркнул Жизель. – И если у вас предрассудки, можете со мной не общаться.
- Ешь, - Базз уже порылся в сумке с продуктами и сунул ему полоску вяленого мяса и яблоко. – Юго только ночами может приходить.
- А, теневой, - как-то равнодушно отозвался Жизель. – Я думал, вас никого не осталось. Люди глупы по своей сути. Они не понимают, что если истребят всех магических существ, то магия их покинет навсегда. Вот где скука-то.
Юго наконец-то разглядел на его шее узкую полоску все того же тускло мерцающего металла.
- Особый сплав, - отозвался Жизель, заметив, куда смотрит Юго. – Метеоритное железо и серебро. Меня другой не берет, а этот блокирует наглухо. Пока меня тащили, я парочку зомби поднял, там недалеко они прикопаны были. Вот смеху-то было, пока они пытались их упокоить!
Юго было ужасно неуютно от этого непонятного мальчишки, который выглядел, как девчонка. Неясный страх, липкий и холодный царапался где-то глубоко внутри, отчего Юго хотелось уйти. Все-таки Базз был теплым и каким-то радостным, с ним становилось легко, а вот Жизель ломал всю эту идиллию. Юго незаметно поежился.
- Терпи, - невинная улыбочка никак не шла Жизель, в нее просто не верилось. – Впервые с некромантом сталкиваешься? Это я маленький еще, а вот моего отца все боятся. Но Яхве меня выделил. Сказал, что я талант.
- Ты его видел? – оживился Юго. Про таинственного Яхве было очень интересно узнать что-то новое. – Какой он?
- Сильный, - ответил Жизель, не раздумывая. – Очень сильный, потому что он не боится моего отца. А уж люди для него, как пыль под ногами. Не зря же он уже больше тысячи лет живет. Стой-ка… - Жизель повел острым носиком, будто принюхиваясь. – А ну-ка… Сил наверное хватит, - он отошел в угол, и поманил что-то пальцем.
У Юго продрало холодом по спине: плиты чуть раздвинулись и оттуда по одной стали выползать маленькие косточки.
Базз тоже на минуту замер, вовсю глядя на это действо.
- Не надорвешься? – спросил он, обняв Юго. – Лечить тебя здесь нечем.
- Не, - легкомысленно отозвался Жизель, приманивая косточки. – Шпион нам точно не помешает, а на крысу меня хватит.
Косточки соединились в скелетик, который шустро пробежал по камере и стал перед Жизень на задние «лапки». Смотрелось это и жутко и забавно одновременно. И восхищало, конечно же.
- Ты так и с людьми можешь? – поинтересовался Юго.
- Они такие же, как и крысы, - пожал плечиком Жизель, заставляя скелет подбежать к двери и шмыгнуть под нее, в широкую щель. – Жаль только моей силы намного не хватит, но ближайшие коридоры я могу прослушать. Что-то мне нехорошо.
Жизель сел у стены, прикрывая глаза, бледнея.
- Ненавижу быть слабым, - скривил он девчачьи губы. – Кажется, я недооценил эти кандалы. Когда отец узнает, где я, от этого замка не останется даже пыли.
Юго подал ему пирог с патокой, разломив на две части, отдав другой кусок Баззу.
- Юго, ты постарайся узнать что-нибудь насчет нас, - произнес Базз, уплетая пирог. – Наверняка ж нас тут не так просто собирают. Смотри, за последнюю неделю второго притащили. Неспроста это! Не иначе, заговор какой-то.
- Я попробую, - Юграм смутился. Он никогда не пытался подобраться близко к тронному залу, покоям короля или кабинетам, где обычно заседали министры. Эта территория для него до сих пор была запретной. Но хождение по теням все упрощало.
- Базз дело говорит, - кивнул Жизель. – Один – случайность, два – закономерность. Если притащат третьего, то я поверю, что они хотят устроить покушение на Яхве.
- А сейчас не веришь? – усмехнулся Базз. – Маловероятно, что Яхве узнает о том, что здесь удерживают нескольких драконов.
- А сейчас я хочу спать, - усмехнулся Жизель, укладываясь на соломе. – Жратвы наутро оставь, до вечера далеко, а силы понадобятся. Я должен подумать, как дать знать отцу, что нахожусь здесь.
4.
Юго впервые крался по этому крылу дворца. Раньше он запрещал себе даже думать о том, чтобы залезть сюда. Но здесь теней было на порядок больше, впрочем, как и людей. Аристократы, казалось, не засыпали никогда, и даже в глухую ночь обязательно кто-то шатался по коридорам, заставляя Юго испуганно вжиматься в тени, отчего мир приобретал расплывчатость и серость. Звуки в тень тоже проходили неважно, но пока ничего интересного Юго так и не услышал. Надо было подбираться к покоям короля, но там охрана состояла сплошь из боевиков и магов, и Юго опасался. Охрана могла не рассуждая убить его на месте.
Юго кружил здесь четвертый день, насмотрелся всякого, тошнотворно-стыдного, отчего уши горели. Своими наблюдениями Юго предпочитал не делиться, чаще всего отмалчиваясь.
Здесь оказалось красиво. Светлые колонны в простенках уходили наверх множеством разветвлений – нервюр, собираясь на потолке затейливым рисунком. Стены были увешаны картинами, возле которых Юго на некоторое время замирал, глядя на ту, картинную жизнь. Отчего-то все эти люди, нарисованные на холсте, казались ему более настоящими, чем те, кто сновал по замку. Портреты незнакомых людей, детей, группами, на лошадях, батальные – на каждой картине была прорисована чужая жизнь, отчего создавалось странное ощущение того, что они вот-вот шевельнутся. Богатые одежды, кружева и шелк, бархат и меха – Юго даже застеснялся своей самой простой одежды. Он протянул руку, чтобы коснуться нарисованного кружева и убедиться, что оно все же не настоящее, и вздрогнул, когда на его плечо опустилась рука, а ухо обдало чужое дыхание. Юго изо всех сил постарался не поморщиться – он не переносил запаха перегара, и уже потом его продрало ледяной волной страха. Ноги сразу стали ватными, и он даже не сообразил, что делать.
Его развернули – перед Юго стоял старший принц и наследник Альбрехт, отчего стало еще неуютнее. Во дворце принц имел очень дурную славу.
- А что здесь делает такой красивый мальчик? – сфокусировав взгляд водянисто-голубых глаз на Юго, произнес он, небрежно отбросив с глаз светлую челку, свисавшую сосульками. – Ты работаешь здесь?
- Можно сказать и так, - тихо ответил Юго. – Я не сделал ничего плохого, только картины посмотрел. Они очень красивые.
- Ты забыл добавить Ваше Высочество, - пальцы стальной хваткой вцепились ему в подбородок и подняли вверх, заставляя смотреть в глаза. – Кто ты, отвечай немедленно, иначе я позову стражу.
- Я донор… Ваше Высочество, - стоять так было ужасно неудобно, по спине бежал табун мурашек, ноги подгибались, а ладони стали ледяными. От одной мысли, что с ним сделает наставник, когда узнает, где он шлялся, Юго становилось не по себе. – Питаю Алтарь.
- Врешь, - колючий взгляд сверлил Юго. – Но я готов тебя помиловать. Ты очень хорош собой, милый мальчик. Идем-ка.
Юго не ждал от принца ничего хорошего, но улизнуть сейчас попросту не мог – принц держал его за плечо, постоянно подталкивая и щипая за место пониже спины, недвусмысленно давая понять, для чего он понадобился. Юго еле передвигал ноги от отвращения и страха.
Втолкнули его, похоже, в потайную дверь, потому что никакого входа Юго не увидел. Небольшой альков в комнате был практически полностью занят кроватью, с фигурными столбиками и со сбитой простыней, где было больше всего теней.
- Тебе туда, - принц небрежно махнул рукой на кровать. – И разденься побыстрее, я не привык ждать!
Юграм зайцем скакнул в тень, вываливаясь в своей комнате с дико стучащим сердцем. Его все еще трясло от пережитого, вряд ли принц просто так оставит все это. Все же он был не слишком пьян, чтобы не запомнить его. А с другой стороны – Юго никогда не появлялся в донжоне, да еще у покоев аристократов. Вряд ли его в лицо даже король знал. Надо было посоветоваться с Баззом, но Юго не знал, как это все рассказать другу. Юго плеснул в лицо водой из умывального кувшина, чтобы хоть как-то остудить пылающее от стыда и отвращения лицо. А если об этом узнает еще и наставник, то порки точно не миновать. Но лучше уж порка, чем в постель с этим… На душе было настолько гадко, что даже уснуть Юго смог не сразу, предчувствуя нехорошее.

Вечером Юго пробрался в камеру к Баззу и Жизель с трудом. Он бы с удовольствием не пошел никуда вообще, чтобы отлежаться, но мысль о том, что там два голодных друга, заставляла его двигаться. Он прошел тенями до камер, чтобы не вываливаться прямо туда, и сначала прислушался, нет ли кого там постороннего. Но все было тихо.
Юго высунулся из угловой тени, игнорировав дверь.
- О, привет, - расплылся в улыбке Базз. Сегодня он щеголял новым ошейником и такими же браслетами, и уже не гремел цепями по всей камере. Хотя Юго рассмотрел, что запястья он все-таки стер. – Ты плохо выглядишь. Что-то случилось?
Юго пожал плечом, снимая котомку и передавая ее другу. Жизель лежал на соломе, и, похоже спал.
- А нас таскали сегодня Алтарь кормить, - сообщил Базз, поморщившись. – Вон, Жизель никак не очухается.
- Со мной все в порядке, - не открывая глаз, огрызнулся Жизель. – Я буду их резать на кусочки живыми. Сжигать их глаза, и пилить сердце тупым ножом, - он резко сел и уставился на Юго. – Смотрю, тебе тоже досталось?
Юго немедленно покраснел. Он не рассчитывал, что его так быстро раскроют.
- Да, в первый раз, что ли, - он попытался беззаботно отмахнуться, но увидел зверское выражение лица Базза. Это почему-то напугало Юго до икоты, теперь оно совсем не казалось человеческим.
- Что случилось? – ровным голосом произнес Базз, через секунду снова меняясь в обычного мальчишку.
Юго с удовольствием бы прижался к холодному камню, если бы не было так больно.
- Я попытался проникнуть туда, к ним, как мы вчера говорили, - произнес он. – Но увлекся немного, там столько красивых картин, и меня принц поймал. Я-то от него смылся, но он упертый, и все равно нашел, кто я и где живу. Наставник был в ярости, - Юго передернул плечами – его начинало знобить. – Попало, конечно. Ну и у камня пришлось провести больше времени, чем раньше.
- Так зачем же ты пришел, тебе лежать надо! – зашипел Базз.
Юго улыбнулся – никто никогда о нем так не заботился. Пусть даже на словах, и от этого на душе потеплело.
- Я знал, что вы голодные. Не мог бросить.
- Принц приставал? – ухмыльнулся Жизель, поднимаясь.
Юго вполне ожидаемо запунцовел, а Базз снова стал на себя не похож, даже воздух в камере, казалось, нагрелся.
- Ты это брось, - Жизель без зазрения совести ткнул острым кулачком Базза в бок. – Свалишься с истощением, придурок. Юго, рубашку сними, я тебя подлечу. На многое меня не хватит, но чуть-чуть я смогу.
- Не надо, - Юго прижал руки к груди. – Вам силы нужнее, а я оклемаюсь.
- Снимай, говорю, - Жизель нахмурил бровки, и вроде смешно и по-детски, вот только отчего-то Юго не захотелось ему перечить. Он потянул за завязки у горла и распустил шнуровку. Морщась – каждое движение причиняло боль, снял рубашку, повернулся к друзьям спиной. И услышал злое шипение Базза, вслед за коротким ругательством. Юго знал, что там вся спина исполосована, но такое уже случалось, и заживало быстро. Хотя болело зверски.
Жизель невесомо поводил над спиной ладонью, почти не касаясь, но, на удивление, снимая боль – та утихала, унимаясь, и под конец стала совсем терпимой.
- Я ж некромант, эманации боли для меня – лучшая подпитка, - ухмыльнулся Жизель, закончив. – Хочешь, я твоего мучителя лично распотрошу у тебя на глазах? А тебе дам съесть его сердце?
Юго передернуло от подобной перспективы, а Жизель жизнерадостно заржал.
- Эх ты, неженка, - ухмыльнулся он. – Все равно этому городу конец. Яхве такого не прощает. Я так понял, они кормят Алтарь для защиты замка.
- Откуда ты знаешь, что у них нет оружия, которое работает на накопленной энергии? – не согласился Базз.
Одеваясь, Юго с удивлением ощутил, что от озноба ничего не осталось, и боль почти утихла. Только чесалось, как заживающая царапина.
- Я не знаю, я строю теории, - пожал плечиком Жизель, с отвращением глянув на обломанные ногти на своей тонкой руке. – Если они используют этот алтарь для защиты, а он накроет весь замок, то я один не смогу поднять здешнюю нежить. Защита не даст ее поднять, или надорвусь. С отцом бы – да, смог бы. Или если доберусь до алтаря и перенаправлю энергию на себя. Но боюсь не справиться с потоком силы, у меня еще не настолько хорошо с контролем.
- Давайте убежим, - вдруг бухнул Базз. – Только надо все правильно рассчитать. Юго, ты же знаешь, как отсюда уйти?
Юго думал недолго.
- Это можно, наверное. Только на воротах стража стоит, и в последнее время строго стало, всех чуть ли не обыскивают. Мне вообще дальше двора запрещено выходить.
- Значит надо проверить, можешь ли ты протащить человека через тень, - Базз стоял посреди камеры, скрестив руки на груди. – Это бы очень упростило наш побег. Юго, ты говорил, что в лес тебя отпускали. Ты его хорошо знаешь?
- Не особо. Мне было далеко запрещено уходить, и что дальше, за лесом, я не знаю. А тракт в другую сторону идет.
- Эх, ошейник бы снять, тогда бы все проблемы решились! – Базз с тоской посмотрел в потолок. – Я ж скоро со скуки тут выть начну.
- Полководец, - ухмыльнулся Жизель, добравшись до котомки, в поисках вкусного. – Начни с простого и доступного.
- Точно. С простого, - Базз глянул на Юго. – Хождение по теням. Надо выяснить, можешь ли ты перемещать живого человека с собой. Давай руку.
- Так сразу? – от удивления Юго даже не стал спорить. – Давайте я завтра на котятах потренируюсь!
- Нет, давай сейчас, - Базз упрямо взял его за руку – ладонь ожидаемо оказалась горячей. – Вперед, я хочу знать, как это – шляться по теням. Давай-давай, пока Жизель все не сожрал.
- Постой, - остановил их властный голос Жизель. – Лучше первым это сделаю я.
- Почему это? – набычился Базз. – Я хочу быть первым!
- Потому что мы не знаем, как чувствует себя любое существо, когда его через тень протаскивают. Это Юго может пролезать без проблем. А то будет у нас на одного дракона меньше, - Жизель насмешливо посмотрел на Базза. – Так что лучше экспериментировать на мне. Я привычный, - он цапнул холодной ладонью руку Юго и требовательно потянул его к тени. – Давай, не раздумывая.
Юго перестраховался – обхватил тощего Жизель за плечи и решительно шагнул в тень. Вышли они в комнате Юго, и бледный, как стена Жизель сразу свалился на пол, хватая ртом воздух – ноги его не держали.
Юго перепугался не на шутку, и поскорее сунул Жизель в дрожащие руки кружку с водой, придержав, чтобы тот смог выпить хоть немного.
Тот отпил пару глотков и немного посидел с закрытыми глазами.
- Перегрузка слишком большая, - хрипло нарушил тишину Жизель. – Хорошо, что я ничего не ел, иначе наизнанку бы вывернуло. Я понятия не имею, как ты ходишь сквозь тени, но это невозможно для нормального дракона. Подозреваю, что еще мешает ошейник, но тогда как это проделываешь ты?

5.
- Я не знаю, - Юго смутился до алых пятен на скулах. Никакого дискомфорта от хождения по теням он никогда не испытывал. – Честно не знаю!
- Твоя комната, да? – Жизель уже с любопытством оглядывался: ничего лишнего – кровать, тумба с умывальными принадлежностями, сундук. Тяжелая дверь и простой кованый кронштейн для факела на стене. – Скромненько.
- Ну, книги мне Стефан в комнату запрещает носить, так что здесь я только сплю, - пояснил Юго.
- Кто это – Стефан? Библиотекарь? – поинтересовался Жизель, сунувшись в окно. – Тебе повезло, что он нормально к тебе относится. Но ни за что не поверю, что не стучит на тебя.
- Я не проверял, - снова смутился Юго. Думать плохое о человеке, чуть ли не единственном во всем замке относящемуся к нему нормально, не хотелось. – Неважно, ведь он меня научил читать. Подкармливал, на вопросы отвечал. И он такой же подневольный, как и я.
- Но-но, ты себя-то с людьми не сравнивай, - фыркнул Жизель. – Ладно, главное мы уже выяснили, сейчас я немного передохну, и можно скакать назад. Эх, все силы вбухал, что накопил с твоих ран. Мне бы крысу… ну или кошку. Кролик еще сошел бы.
- Зачем? – удивился Юго.
- Распотрошил бы, и получил заряд энергии, - пожал плечиком Жизель. – Я же объяснял.
Юго передернуло. Он и хотел бы помочь, но не мог. Животных было заранее жалко.
- Тут кошек точно нет, - тихо произнес он. – И кролики только на скотном дворе, мне туда хода нет, прости.
- Приставали? – поинтересовался Жизель с деликатностью слонопотама.
- Нет, - мотнул головой Юго. Вспоминать не хотелось. – Мы просто не дружим.
- А-а, зависть, - расплылся в пакостной улыбке Жизель. – Били?
Юго молча кивнул. Мальчишки со скотного двора завидовали ему люто, и когда Юго им попался – избили так, что он пару дней провалялся в горячке. Их, конечно, наказали, потому что эти два дня Юго физически не мог кормить алтарный камень, и больше он тех мальчишек вообще не видел. Зато ненависть от людей к себе с тех пор ощущал гораздо сильнее, чем раньше, но больше его не трогали.
- Покажешь потом – кто, я их заберу, - деловито потер ладошки Жизель. – Хоть и мразь, а все пригодится в хозяйстве.
Юго улыбнулся. Неужели все драконы такие непосредственные?
- Так, - Жизель поднялся и решительно подошел к Юго. – Вперед, возвращаемся. Это такая гадость, что я нескоро на это решусь еще раз.
В этот раз Юго обнял Жизель как можно крепче, но когда они выпали в камере, он просто свалился бы на пол, не подхвати его Базз. Дышал Жизель трудно, с присвистом, как будто долгое время находился без воздуха.
- Что с ним? – изумился Базз, оттаскивая еле живого Жизель на солому.
- Переход, - пояснил Юго. – Оказывается, без последствий ходить по теням могу только я.
- Энергии жрет немерено, - выдавил из себя Жизель, обессиленно лежа на подстилке. – Я пустой совсем. И воздуха нет, как в кишку какую-то выдавливает. У меня чуть глаза не вылезли. Хорошо, что есть не стал – вывернуло бы.
Базз хмурился и кусал губы.
- Но один переход мы все-таки сможем выдержать? – поинтересовался он.
- Два превратят нас в бесполезную кучу дерьма, - хмыкнул Жизель. – Вдруг погоня, а мы в таком виде? Нет, надо все точно рассчитать. Побег возможен, только обойдется нам слишком дорого. Я даже не знаю, сможем ли мы в ошейниках далеко уйти, или нас вернут в замок через пару часов, и тогда уже Юго точно сядет сюда, к нам. Если его вообще оставят в живых.
- Значит, ты отказываешься бежать? – Базз свел брови и прошел туда-сюда по камере, пока Юго подсовывал Жизель флягу с водой.
- Не отказываюсь, - тот примирительно поднял руку. – Просто надо все продумать. Попробовать пропилить ошейники, если Юго достанет инструмент. Наверняка где-то есть свалка хлама, где все это валяется, и никто ничего не заметит. Если засекут или сработает защита, отовремся, что тут нашли.
- А ты сможешь прыгнуть в лес, Юго? – Базз остановился и серьезно посмотрел Юго в глаза. Сейчас он снова как будто повзрослел, выражение лица стало жестким.
- Я попробую, - пообещал Юго, сунув Жизель в руки кусок копченого окорока. Это была такая ответственность, что он очень не хотел бы подводить своих друзей.
- Эй, я тоже такое хочу! – Базз мгновенно превратился в обычного мальчишку, глотающего слюни от вида еды. Вся наносная взрослость снова испарилась неизвестно куда. Юго тихо засмеялся и протянул ему второй кусок. В кладовой этого добра было навалом, вряд ли кто-то заметит пропажу.
Его друзья уплетали еду за обе щеки, а Юго сидел, подперев щеку кулаком, и улыбаясь. Ему было хорошо. Тепло. Они были свои, пусть даже и не семья. Друзья, которые его не бросят, не станут дразниться, завидовать, злорадствовать. Они разделят с ним радость и боль, как сделали сегодня. Это было здорово.
- Нам сегодня кашу приносили в обед, - аккуратно подбирая крошки, произнес Базз. – Даже мясо там попадалось. Иногда. Волокнами. Ведро воды давали, мы половину выпили, половину использовали, чтобы умыться. Это же ужас, а не условия.
Юго разломил пирог с ягодами, подавая каждому по куску, и свернул свою сумку, сунув за пазуху.
- Теперь спаааать, - потянулся Жизель. – Спасибо, Юго. Я твоей доброты никогда не забуду.
- Да ладно, - смутился Юго. – Не мог же я вас просто так оставить.
- Отличный ты парень, - Базз обнял его за плечи, но поосторожничал – видать беспокоился за поротую спину.
- До завтра, - шепнул Юго и растворился в тени.
Он вышел в нижнем коридоре галереи и направился в свою комнатку. Ему надо было подумать, а лучше всего думается, когда ходишь, поэтому Юго не вышел сразу у себя. Про побеги он читал. В основном сказки и легенды, в хрониках побеги редко были удачными, и это наводило на мысль, что на пленников все-таки ставили сигнальные чары. Как бы далеко он ни ушел, но пока не снимешь чары – погоня всегда знает, где ты. Иногда это тавро. Иногда татуировка. Иногда кандалы. По-разному бывает, вот у него, например, это ошейник.
- Ой! – Юго так задумался, что не заметил, как врубился в высокого мужчину, боднув его лбом под дых. – Простите, пожалуйста, я вас не заметил!
Юго с удивлением рассматривал незнакомца в свете факелов – высокий, с длинной, черной шевелюрой, и густыми усами, весь в черном. Глаза же в свете факелов казались с алыми искрами в глубине. И Юго ощутил тот самый огонек внутри, как будто перед ним стоял дракон. Но такого просто не могло быть!
- Почему ты гуляешь ночью один, малыш? – низкий бархатный голос, казалось, обволакивал его всего – с головы до ног. Юго попятился. Мужчина вроде бы не внушал ему страха, но сердце отчего-то забилось, как заяц в силке.
- Я так привык, простите, если я вас нечаянно ушиб! – шепотом воскликнул Юго. Ничего хорошего он от этой встречи не ждал, поэтому счел за благо поскорее исчезнуть. – Мне уже пора, до свидания!
Юго порскнул за колонну и с облегчением провалился в тень.

День прошел как обычно, с той разницей, что Юго выдали мазь, чтобы лечить спину – такое бывало каждый раз после порки. Но благодаря Жизель мазь не потребовалась, там явно все заживало и без мази. Юго решил приберечь лекарство – мало ли что, вдруг пригодится.
Юго осторожно выскользнул из тени в коридоре темницы, прислушиваясь. Тишина, только в камере тихо переговаривались. Юго вошел в камеру через очередную тень и замер. На соломе лежал незнакомый парень примерно их лет, весь в крови, а возле него сидел на коленях Жизель, голый по пояс, и руки его были заляпаны в крови по плечи. Он что-то делал с животом парня, иногда довольно взмуркивая, что смотрелось весьма странно и жутко. Базз стоял рядом, а возле него – ведро с водой.
- О, Юго, привет, - обернулся к нему Базз. – Нам новенького подкинули. Теперь я поверю даже в заговор против Яхве, потому что количество драконов на квадратный метр этого паршивого замка просто зашкаливает. Его недавно притащили, смеркалось уже. Жизель сказал – если не помочь, к утру сдохнет. И полез ему в кишки.
- В кишки? – в крайнем изумлении произнес Юго, глядя, как Жизель с удовольствием что-то делает с новеньким, не обращая внимания на кровь, которая, кстати сказать, уже не шла.
- Ему хорошо наваляли, - Базз зло сузил глаза. – Видать не хотел живым даваться. Нам сказали: не выживет, сожрите. Сравнил нас с животными!
- Не ври, Базз, - отозвался Жизель, не отвлекаясь от своего занятия. – Не лез я ему в кишки. Я раны залечивал. Ну и внутренние органы слегка поправил, еще бы немного и селезенка в кашу. Ничего, проблюется и будет как новенький. Есть, правда, пару дней не сможет, но ничего, потерпит. Я всю ночь с ним провожусь, на нем живого места нет. Юго, ты б соломки притащил побольше? А то мне спать негде, а эту только сжечь теперь. Базз, сделаешь? Только чтобы без дыма, я тебе энергии солью, на солому хватит.
Базз громко фыркнул.
- Мне сегодня мазь заживляющую выдали, принести? – спросил Юго, глядя, как под ладонями Жизель медленно затягиваются страшные раны. Вот только запекшаяся кровь никуда не девается. – И воды еще.
- Неси, - жизнерадостно кивнул Жизель, светясь от обилия получаемой энергии. – Твоя-то спина как?
- Сильно чесалось, - признался Юго. Зеркал у него сроду не водилось, он обычно смотрелся в ведро с водой, но наощупь шрамы уже затянулись. – Даже странно, как быстро зажило.
- И у этого заживет, - самодовольно фыркнул Жизель. – Очухается, куда денется. Я хоть и учусь еще, но умею определять, пора этому клиенту на свидание с Госпожой, или подождет еще.
- А кто это, госпожа? – поинтересовался Юго, не подумав.
- Смерть же, - ответил Базз. – А ты разве не знаешь?
- Ну, тут говорят о ней «старуха с косой», - пожал плечами Юго. - Я очень многого не знаю.
- Фу такими быть, - покривил губы Жизель. – Назвать Госпожу старухой!
Юго смутился и скорее нырнул в тень, чтобы принести мазь, воду и солому. Он сделал несколько ходок, чтобы натаскать воды, принес ведро, в котором Жизель долго отмывал окровавленные руки.
Юго, вместе с Баззом, стали отмывать парня от кровавой корки на лице. Странная рубашка парня тоже пришла в полную негодность, и Юго пришлось смотаться в кладовую, притащить старых рубашек, залатанных, но чистых. В спешке он ухватил несколько штук, и Жизель хозяйственно припрятал лишнее в тайнике. Солому перестелили, и грязную оттащили поближе к узкому окошку под потолком, и туда же кинули остатки рубашки парня, лежащего сейчас без сознания.
- Знакомая морда, - произнес Жизель, отчищая ногти какой-то щепкой и глянув на отмытого парня. – Ладно, очнется – спросим. Давай, Базз, сожги этот мусор.
- Энергии дай, - криво ухмыльнулся Базз, щелкнув себя по ошейнику. – Я пустой почти, даже на простой файербол не хватит. А ты вон светишься от энергии. Опять всю ночь будешь с косточками крысы баловаться?
Жизель встал на цыпочки, пригнув к себе голову более рослого Базза и – тут Юго покраснел до корней волос и чуть не поперхнулся – поцеловал взасос.
Юго так смутился, что ему хотелось провалиться сквозь землю, но он не мог не заметить, как силуэты обоих мальчишек засветились.
- Ну вот, - глумливо улыбаясь, произнес Жизель, делая шаг назад и закладывая руки за спину. – Попробуй теперь.
Юго переминался с ноги на ногу, не зная, что делать и как вообще на это реагировать. Он смотрел, как Базз сосредотачивается, и на двух его пальцах правой руки загорается огонь. Через секунду Базз уже держал в ладони круглый шарик огня, которым запустил в кучу хлама. Огонь охватил кучу мгновенно, взвившись и тут же опав бездымно, оставив от мусора только крошечную кучу пепла.
– Лажаешь, - протянул Жизель. – Пепел остался.
Базз заметил Юго, и его изумленный взгляд.
- Ну прости, - развел он руками. – Я предпочел немного оставить про запас. Пепел можно в дыру канализации смести. Юго, ты это впервые видишь?
- Да. Нет, - Юго хотел бы сбежать, и подумать в одиночестве, но вопрос следовало задавать сразу, пока есть решимость. – А целоваться было обязательно?
- А ты не знаешь? – удивился Базз. – Так проще всего передать энергию. Еще через секс можно, но по-быстрому только так. Через кровь еще, но я не рискнул бы соединить свою кровь с кровью некроманта.
Жизель на это только фыркнул.

6.
Выяснилось, что новенького зовут Цан Ду, и он весьма неразговорчивый тип. На вопросы он отвечать не стал, просто отвернулся к стене, хотя это было, по меньшей мере, невежливо. Зато его узнал Жизель, он же и сказал имя этого упрямца.
«Это ж Цан Ду, младший из рода, - с ухмылкой заявил Жизель. – А они приближенные к Яхве, как и мы. Только как он сюда попал, ума не приложу. Слышь, Цан, скажи хоть что-нибудь?» И осторожно ткнул Цана в ногу носком ботинка. Тот не отреагировал, словно и не слышал вопроса.
Юго вздохнул и посмотрел на сводчатый потолок, теряющийся в темноте. Пнул тяжеленный латный башмак пустых доспехов, стоящих в нише, и поплелся дальше. На ходу думалось гораздо легче, и потому Юго шел сейчас по пустому коридору башни, поглядывая в стрельчатые окна, в которые тускло просачивался лунный свет. Юго перешагивал узкие лунные дорожки на выщербленной плитке пола, стараясь подольше держаться в тени. Здесь Юго не опасался наткнуться на кого-то из аристократов – сюда, в хозяйственную часть замка, они забредали редко. Еще здесь иногда селили незнатных гостей, но, похоже, сейчас все спали.
Услышав голоса, Юго даже остановился. Он не сразу сообразил, что в какой-то комнате приоткрыты двери, и поэтому все очень хорошо слышно. Он подивился такой неосторожности, но прокрался ближе, чтобы послушать, о чем речь, и кто же это там, в гостевых покоях.
-…ты рискуешь, - произнес звучный мужской голос. – Неужели нельзя разобраться по-другому?
- Нельзя, - отрезал второй голос – низкий, проникновенный. Юго уже слышал этот голос, а потому словно примерз к стене. Это был голос того черного незнакомца, которого он как-то встретил в нижней галерее, ведущей в оружейную. – Я уже почти все узнал. Это будет проще, чем я думал. Нас двоих вполне хватит.
Юго потихоньку прошел на цыпочках до двери и замер, почти не дыша – внутри снова зажегся тот самый огонек, но не это было важно. Эта парочка что-то затевала, и Юго ни в жизнь бы не признался и самому себе, что ему жутко интересно, кто это такие и что они задумали. И почему такое тепло в груди?
- Надо было еще Перниду взять, - проворчал первый. – Здесь защита – с лёту не прошибешь, а изнутри ломать – весь замок завалим. Щиты запитаны капитально, а где находятся накопители не ясно. И потом, мы еще не знаем, где держат мальчишек, в главной темнице, или где-то в другом месте? Мы уже неделю ищем. Я их даже не чувствую, ограничители на них поставлены очень качественные.
- Найдем, - усмехнулся второй. – И кое-кто нам в этом поможет.
Юго не успел пискнуть, как оказался болтающимся за шкирку в большой руке черного человека. Как он настолько мгновенно оказался за дверью – Юго не пытался понять, он просто зажмурился, и съежился, ожидая удара. Но его не последовало, просто опустили на пол, и Юго еле устоял на подгибающихся ногах. Сердце в груди заполошно билось пойманным зайцем, а из мыслей только «убьют!».
Через какое-то время Юго осмелился открыть один глаз. Обычная комната с большой кроватью с зеленым побитым молью балдахином, пара сундуков. Двое мужчин с насмешкой и интересом смотрели на него. Один – тот самый черный человек, а второй – более изящный, с копной каштановых кудрей, увязанных в хвостик, и с любопытным взглядом карих глаз.
- Испугался? – спросил черный человек, пристально разглядывая Юго, отчего у того поползли мурашки по телу, ледяные и колючие. – Не бойся, я детей не убиваю, драконенок.
Юго шарахнулся бы прочь, если бы его по-прежнему не держали за воротник – все что он мог, только затрепыхаться в стальной хватке.
- Стой, куда ж ты, - усмехнулся второй. – Как тебя зовут, малыш?
- Я не малыш! – зло шмыгнул носом Юго. – Меня зовут Юграм.
- А я – Аскин Накк ле Варр, - представился второй. – Зови меня просто Аскин.
Имя черного человека заставило Юго оторопеть и изумленно распахнуть глаза.
- Не может быть! – произнес он внезапно севшим голосом. Колени все еще дрожали. – Значит, вы приехали за ними? За Баззом, за Жизель и за Цан Ду?
Аскин присвистнул.
- Ничего себе коллекцию собрали! – восхитился он. – Ну вот, почти все нашлись. Слушай, пацан, а такого с длинными волосами и с имечком Эс Нодт не было?
Юго помотал головой.
- Нет, там только Базз, Жизель и Цан Ду, который ни с кем не разговаривает.
- На него похоже! – хохотнул Аскин. – Показать можешь, где они находятся?
Юго помотал головой.
- Вы там не пройдете. С главного коридора – стража стоит, а со стороны лаза вы не пролезете. Ну и по теням я вас не потащу, Жизель попробовал и все силы потратил.
- Теневой! – восхищенно присвистнул Аскин. – Надо же! И давно ты тут живешь?
Юго пожал плечами:
- Сколько себя помню, - честно ответил он.
Аскин и черный человек переглянулись.
- Ладно, это ждет. Ну а объяснить-то ты сможешь, где они?
- Да в этой же башне, в подвалах, - пояснил Юго. – Там раньше главная темница была, пыточные и камеры. А теперь, когда новую дозорную башню построили, туда всё перенесли, но я там никогда не был. Возможно, что этот ваш Эс там.
Оба мужчины помрачнели.
- Ты хочешь покинуть это место? – был задан главный вопрос (?).
Юго вскинул голову и посмотрел прямо в черные глаза. От волнения пересохло в горле, но он твердо произнес ответ:
- Хочу. Базз сказал, что я смогу увидеть небо по-настоящему, а не во сне.
- Что, часто снится? – поинтересовался Аскин, сделав какой-то пасс рукой, возле спины Юго и нахмурился.
- Почти каждый раз, - Юго подозрительно покосился на Аскина, ощутив покалывание на коже и поспешил отодвинуться.
- Какой недоверчивый ребенок, - развеселился Аскин, делая шаг назад. – Я проверял твое состояние.
- Я не ребенок, - насупился Юго. – Я уже взрослый.
- По меркам драконов, ты еще ребенок, - тяжелый низкий голос черного человека, казалось, проникал даже в кровь, заставив Юго поежиться. – Приходи завтра, в это же время.
- Я приду, - пообещал Юго. – Обязательно.
Он выскользнул за дверь, и только в темном коридоре облегченно вздохнул. С него не взяли обещания не говорить друзьям о том, что за ними прилетели, а значит, они будут рады новостям.
И его заберут отсюда. Насовсем. Он больше не увидит никого из тех, кто завидовал и делал пакости. Не будет никакого наставника, короля, принца, аристократов, прислуги, смотрящих на него свысока. Не будет жадного алтарного камня, и можно будет бегать там, где захочется. Дружить с Баззом и Жизель. Увидеть небо.
Когда Юго снова схватили за воротник и грубо ткнули носом в каменную кладку стены, он даже не успел увернуться – настолько задумался. Не заметить никого в коридоре – это был уже верх неосторожности, давно такого не случалось.
- Ты думал, что так легко отделался, тварь? – прошипел ему в ухо знакомый до дрожи голос. – Значит, ты обслуживаешь гостей замка, мразь?
Юго сглотнул, вздрогнув от испуга и отвращения. Он думал, что принц успокоится, когда узнает, кто он – то, что ему сообщат, Юго не сомневался. И вот на тебе - выследил.
- Значит, принцы крови тебе нехороши, шлюха? – зверский щипок в бедро заставил его еще раз вздрогнуть. От ужаса понимания ситуации Юго затошнило. Коридор пустынен, никто не увидит, а если и увидят, то никто не придет на помощь. И тень, как назло была позади, и он ее не видел – прямо над ними висел факел.
- Мне плевать, что ты - тварь, понятно, животное? – принц больно схватил его за волосы и так сильно ударил о стену, что Юго вскрикнул, крепко зажмурившись. В голове помутилось, дыхание перехватило, и он ощутил, что с него рвут одежду.
Грубые руки вдруг отпустили его – и он плюхнулся на пол, трудно дыша – воздух никак не хотел проходить в судорожно сжатое горло. Юго всхлипнул, ожидая продолжения, руки и ноги дрожали, но ничего не происходило. Только треск факела нарушал тишину коридора.
- Не бойся, ребёнок, - неожиданно услышал Юго знакомый голос черного человека совсем рядом и рискнул открыть глаза.
- Ваше Ве… - начал Юго шепотом, оторопев от изумления.
- Тсс! – тот прижал палец к губам, подхватил Юго на руки, и зашагал – абсолютно бесшумно, по коридору, по направлению к комнате, где они жили. Наверное, надо было возразить и идти самому, но сил на это у Юго не было никаких, и его хватило лишь на смущенный вздох. Юго никогда не брали на руки, это оказалось очень приятно. Надежные сильные руки держали его уверенно и бережно – наверное, его так в детстве, которого он не помнит, носили родители. Юго доверчиво ткнулся носом в черный камзол, вдыхая незнакомый, но такой приятный запах. Пахло свежим ветром, снегом, и пеплом. Сочетание было странное, но, тем не менее, Юго очень понравилось, и он осторожно втянул носом еще немного этого запаха – чтобы запомнить.
В комнате его усадили на кровать и дали воды. Юго все еще потряхивало, но он все-таки задал главный вопрос:
- А принц где?
Аскин как-то нехорошо усмехнулся и погладил его по волосам.
- Он больше не будет тебе докучать, малыш.
Потом он как-то текуче легко поднялся и подошел к черному человеку, стоящему у окна, и каким-то очень собственническим жестом смахнул с его рукава какую-то черную пыль – которая растаяла, не долетев до пола.
- Вас могли заметить, - с легкой укоризной произнес Аскин. – Все-таки настройка защиты у них на высоком уровне.
Но черный человек только отмахнулся.
- Ты в порядке? – спросил он, пристально глядя на Юго. – Ты должен быть готов к тому, что покинешь это место в ближайшие дни. Дракону не место в людском курятнике.

7.
После того, как Юго сообщил друзьям, кто именно сейчас находится в замке, они очень оживились. Жизель самодовольно улыбнулся, сказав, что так и знал.
- Сам император Яхве! С ним Аскин, ты говоришь? – Жизель в задумчивости подергал себя на прядки волос, потом прошелся туда-сюда. – Значит, все сложнее, чем я думал. Сколько лет ты кормил алтарный камень?
- Я не знаю, - смутился Юго. – Но лет десять точно. Я почти не помню свое детство. И как попал сюда тоже не помню.
- Десять лет! – присвистнул Жизель. – Неудивительно, что ты такой дохлый. Я вообще удивляюсь, что ты по теням можешь ходить, а не лежишь пластом целый день. Хотя эти упражнения с откачкой магии должны были как следует разработать твое магическое ядро и энергоканалы.
Юго промолчал, сделав вид, что понял, о чем речь. Он вывалил из сумки несколько пилок и напильников – все, что нашел в одной их хозяйственных комнат. Базз схватил один из них, поелозил по браслету, туго охватывающему запястье. И сразу же стало понятно, что обычные напильники зачарованные браслеты не берут – на оковах не осталось ни единой царапины. Тот же опыт проделали с ошейниками Жизель и Юго, с тем же результатом.
- Ну, я удивился бы, если бы сработало, - пожал плечами Жизель. – Отсутствие результата – тоже результат. Его Величеству только доложи, где мы, чтобы аккуратно тут все валил, а то сами, похоже, выбраться не сможем.
- Надо пробовать еще что-то! – вспыхнул Базз.
А Юго смотрел на Цан Ду, сидящего почти в самом углу, бледного до зелени.
- С тобой все в порядке? – участливо поинтересовался Юго.
- Жить буду, - неприветливо буркнул Цан Ду в ответ, устало прикрывая узкие глаза.
- Хреново ему, - сладко пропел Жизель. – Еще легко отделался, и повезло, что я тут, а то бы сдох ни за что ни про что.
Цан Ду со свистом втянул воздух сквозь зубы, но ничего не ответил.
Юго подошел к нему, протянув флягу с водой.
- Есть тебе нельзя, но хоть воды выпей. Она чистая, из колодца брал.
Цан Ду кивнул, и припал к горлышку фляги. А после тихо поблагодарил и произнес:
- Передай Его Величеству, что сами мы ограничители снять не сможем. Я уже пробовал свой снять – не выходит. Браслеты тоже не снимаются – когда пытаюсь, меня попросту вырубает.
- Как пытаешься снять? – подпрыгнул Базз, а Жизель прищурился и подошел ближе.
- Так вот почему ночью был всплеск твоей болевой энергии? – мурлыкнул он. – Я полон почти под завязку.
- Неважно, - Цан Ду смотрел только на Юго. – Просто передай.
Юго кивнул.
- Как снять? – Базз сунул свою руку прямо под нос Цан Ду. – Учти, времени у нас много, а я упрямый.
- Я заметил, - дернул уголком рта Цан Ду. – Ты точно этого хочешь?
Жизель сделал шаг назад, закрывая улыбку ладошкой, а Юго только недоуменно смотрел на каждого, ничего не понимая.
- Да покажи на нем уже, не отвяжется ведь, - хихикнул Жизель. – Один раз распробует, больше не захочет.
Цан выдохнул, и осторожно взял руку Базза в свои ладони. Он как-то ловко нажал на основание большого пальца Базза. Раздался противный влажный щелчок, на пол упал браслет, а вот Базз как-то тяжело осел на пол, прижимая к себе освобожденную руку, и со стоном судорожно выдохнул.
- Ты извращенец, Цан, - дрожащим голосом прохрипел Базз. – Больно же! Я думал, ты мне палец сломал нахер!
- Не сломал, а всего лишь выбил сустав, чтобы браслет прошел, - равнодушно пожал плечами Цан Ду. – Ты же сам просил.
- Но у тебя браслет не возвращается, - заметил довольный Жизель, ткнув в железяку пальцем. – Я тоже хочу! Хотя бы немного сил освободить, я бы тут хоть пару скелетиков поднял, повеселились бы.
- У тебя странные понятия о веселье, - буркнул Базз, нянча руку. – До сих пор больно.
Но Жизель уже протянул тонкую изящную руку Цану.
- Давай, Цан Ду, повтори-ка, - с улыбочкой произнес он. – Да не жалей, я к боли привык.
Цан Ду проделал с Жизель то же самое – два браслета упали на пол, глухо звякнув.
Жизель улыбался. Юго видел, как он побледнел, но улыбка так и не сошла с его губ.
- Браслеты не трогайте, - предупреждающе произнес Жизель, сладко потянувшись. – Эх, жаль нельзя снять так же ошейник. Ну, ничего, и этого хватит.
Он потряс кистями, пошевелил пальцами. В камере отчего-то сразу резко похолодало, на стенах поползла белесая плесень изморози.
Юго стало настолько жутко, словно он находился у разрытой могилы, и холод был каким-то потусторонне-жутким. Захотелось немедленно нырнуть в тень и оказаться у себя, в тепле, но бросить друзей здесь Юго не мог. Он усилием воли заставил себя не жаться к стене, и благодарно вздохнул, когда Базз обнял его за плечи.
- Полегче тебе? – вполголоса спросил он. – Когда некромант работает, очень хреновые ощущения. Терпи.
В коридоре послышался сухой перестук, словно перебирали что-то.
- У нас гости, - мило улыбнулся Жизель. – Крыска сообщила, что стража засуетилась. Мои скелетики их задержат какое-то время. А потом нас будут бить. Юго – бегом к Его Величеству. Нечего тебе тут делать.
- А вы?! – отчаянно вскричал Юго, уже услышав топот тяжелых сапог стражи, звяканье, и знакомое поскрипывание амуниции наставника. – Я вас не брошу!
- Бегом! – рявкнул Базз, толкая его к тени, из которой он всегда выходил. – У нас хватит сил убить нескольких стражников, но наша цель – тот хрен в драконьей коже. Ты называешь его наставником.
Юго выпал в своей комнате, больно ударившись коленями, но тут же вскочил на ноги и помчался на третий уровень, где квартировали сейчас черный человек и Аскин.
Но комната оказалась пуста, ни оба явно куда-то вышли. Юго заметался по коридору, не понимая, что делать дальше. Наконец, он остановился у одного из окон и оперся о каменный подоконник. Где же они могут быть? Где?
Но, по-видимому, оба мужчины были довольно далеко, потому что Юго их совсем не чувствовал. От отчаяния он сжал кулаки и зажмурился. Он очень хотел почувствовать их!
Юго вернулся в гостевую комнату и присел на кровать, решив подождать здесь. Здесь лежала белая рубаха Аскина, что была на нем в первую встречу, и черные перчатки. Дорожные переметные сумки, небрежно сваленные, лежали у сундуков - Юго отчего-то подумалось, что они собираются уезжать. Он закусил губу – переживания за друзей никуда не делись. Он совсем не понял их намерений с этими браслетами. Зачем было так рисковать? А если их убьют? Или не убьют, драконы ведь очень ценные?
Панические мысли постепенно уходили на задний план, и Юго свернулся в клубок на постели, прижал к себе черные перчатки, с таким знакомым и успокаивающим запахом, настраиваясь на долгое ожидание.
Разбудили его тихие голоса, Юго открыл глаза, и понял, что позорно уснул, а его даже накрыли плащом, чтобы не замерз.
- Выспался? – мурлыкнул рядом голос Аскина и Юго сел на кровати, хлопая глазами, как сова. Воспоминания, для чего он здесь, нахлынули на него неожиданно остро.
- Их накажут, - отчаянно произнес Юго, вцепляясь в рукав куртки Аскина, сидящего рядом с ним на кровати. – Они сняли ограничительные браслеты!
- Кто? – властный голос заставил Юго собраться и не частить.
- Базз и Жизель. Жизель сказал, что поднимет зомби, чтобы убить стражников, - Юго судорожно выдохнул – вспоминать о том, что он оставил друзей в трудную минуту, было тошно. Но Базз был прав – он не смог бы им ничем помочь. – Цан Ду снял с них браслеты, хотя это было больно. А меня Базз вытолкнул в тень, и я побежал вас искать. А вас нет и нет. Они ведь знали, что на браслетах есть сигнальные чары, зачем они это сделали? И я совсем не мог им ничем помочь… - Юго опустил голову, уши горели. Он совсем ничего не умеет. Зачем ему уметь ходить по теням, если он не может никого спасти?
- Ты помог, - на его макушку опустилась тяжелая ладонь и погладила. – И не только им. Мне ты тоже очень помог, малыш. И я этого не забуду.
- Вы нашли Эс Нодта? – шмыгнул носом Юго, не смея поднять глаза.
- На северной башне он, - ответил Аскин, поднимаясь. – Мы с воздуха посмотрели. Пришлось высоко подниматься – щиты зачарованы на совесть. Ты случайно не знаешь, где могут находиться накопители?
- Какие? – удивился Юго. Он знал только накопители у аристократов, в виде колец, серег, брошей. – У наставника есть несколько. У аристократов видел.
- Нет, - мягко остановил его Аскин. – На башнях или на стенах – большие такие кристаллы. На северной башне к такому прикован Эс. Ты сможешь провести нас туда?
Юго вскинул удивленный взгляд на обоих.
- Я там никогда не был… - начал было он. – И тени съедают очень много энергии.
- Мы сможем пройти в тень, - решительно произнес Аскин.
- Я покажу тебе, куда надо идти, - черный человек шагнул к нему, мягким жестом останавливая Аскина. – А за энергию не беспокойся. У нас все получится. На кону – жизни вас всех, малыш. Давай, ты сможешь.
Юго слез с кровати и сделал шаг вперед. На виски легли горячие пальцы, накатило чужое спокойствие, Юго невольно сомкнул потяжелевшие веки.
И он увидел. Квадратная северная башня, на самой верхушке которой, на верхней площадке, сидел худой юноша с длинными черными спутанными волосами и с маской на лице. Он был прикован к массивному железному постаменту, в котором словно рос полупрозрачный кристалл. Было странно видеть это чужими глазами, и понимать, что долго этот юноша не протянет.
Юго больше не колебался ни минуты – если он может помочь, то сделает это несмотря ни на что. Он взял за руку черного человека и шагнул в тень.


8.
На башне было холодно – с гор по ночам дул ледяной ветер. Юго оглянулся – черный человек, он же Яхве, он же император, выглядел как обычно, словно для него переход по теням не имел никакого значения.
Эс Нодт, сидевший у самого постамента сжавшись в комок, поднял голову. Его черные глаза, казалось, заглянули в самую душу. Выражения лица было не видно – половину лица скрывала плотная черная маска.
- Ваше Величество! – глаза Эс Нодта вспыхнули радостью, но кажется, он не произнес ни слова, и Юго понял, что голос прозвучал у него в голове.
Эс Нодт неловко попытался подняться, вставая на колени, но император придержал его за плечи.
- Сейчас будет полегче, - пообещал он хриплым голосом. – Потерпи.
А Юго взглянул на кристалл. Прекрасное зрелище заворожило его – в совершенных гранях играли тысячи разноцветных искр, маня к себе. Юго облизнул губы и протянул руку. Ему хотелось туда, в этот веселый хоровод, хоть немного побыть такой искрой.
- Не смотри туда! – предупреждающий голос Юго услышал словно из-под подушки. – Не надо, малыш! Закрой глаза, не смотри туда!
Юго сделал еще шажок, торопясь коснуться чуда, не смея оторвать взгляда от сверкающего совершенства.
Горячая ладонь легла ему на глаза, отрезая от наваждения. Юго трепыхнулся в сильных руках и затих, приходя в себя. Что на него нашло?
- Не смотри, - приказал голос императора. – Это ловушка.
Юго судорожно вздохнул, уткнувшись в черную куртку со знакомым запахом. Он опять оплошал.
- Ну всё, всё, - его погладила по спине. – Готовься идти обратно, малыш.
- А Эс? – Юго нехотя отлепился от такого надежного убежища и посмотрел императору прямо в глаза.
- Он слаб, мне нужно влить в него силу.
Юго удивленно распахнул глаза.
- Вы тоже будете его целовать? – оторопело спросил он, и услышал за спиной судорожный кашель.
Император криво усмехнулся.
- Это Жизель тебе наговорил? Вот поганец! Нет, не буду.
Он поднялся и вынул из ножен на предплечье узкий кинжал, из какого-то черного металла, с алым камнем в навершии. Надрезав запястье, он закрыл собой обзор для Юго и тот не увидел, как Эс Нодт снял маску. Но зато пару минут спустя тот вполне бодро поднялся на ноги, оказавшись очень высоким, Юго еле доставал ему макушкой до груди.
- Вперед, маленький герой, - усмешка на губах императора была необидной. – Но на кристалл не оглядывайся.
В комнате из ждал взволнованный Аскин.
- Похоже, в замке тревога, - произнес он, подхватывая бледного Эс Нодта и усаживая его на кровать. – Что-то пацаны натворили, похоже.
- Ошейник, - просипел Эс Нодт, вцепляясь в свой литой ошейник из серебристого металла. – На нем сигнальные чары…
- Я сигнальные еще на башне отключил, - произнес император. – Аскин снимет ошейник, и ты сейчас же вылетишь домой.
- Я смогу помочь… - Эс Нодт молитвенно сложил руки. – Пожалуйста!
- У тебя тоже к ним счет, да? – усмехнулся Аскин. – Боюсь, времени у нас мало. Двум-трем если мозги выжжешь, и то хорошо. И не жалей – они обречены.
Юго подумал, что уже скоро рассветет, и ночь получилась несуразно-длинная, как будто прошла целая жизнь. И началась совершенно другая, он это чувствовал.
- Пора и тебе избавиться от ошейника, - произнес император, положив ладонь на макушку Юго. – Тебе понравится быть свободным.
Император провел рукой по ошейнику – тот на мгновение вспыхнул и осыпался серым пеплом. Юго зажмурился от нахлынувших ощущений. Всего было слишком много – звуков, запахов, и того, чему он не мог дать объяснения – казалось, у него не пять чувств, а гораздо больше десятка. Шатнуло, но его поддержали надежные руки.
- Перетерпи, - ласковый голос успокаивал, вселял веру в то, что все действительно будет хорошо. – Сейчас все придет в норму.
Юго облизнул враз пересохшие губы. Хотелось странного: как будто что-то росло внутри, в самом сердце, вспухало облаком. Он словно наяву услышал, как хлопнули крылья… Крылья?
- Хочется обернуться, да? - медленно произнес император. – Запомни это чувство, малыш. Но взлетать тебе еще рано, могут заметить.
Он провел по голове Юго еще раз, наваждение схлынуло. Юго снова был обычным мальчишкой, только осовело хлопал ресницами под смешки Аскина, уже снявшего со все еще ежившегося Эс Нодта ошейник.
- Пора, Аскин, - произнес император.
- Да, - Аскин вынул из распахнутого сундука меч в темных ножнах, преклонил колено и подал оружие императору, держа на открытых ладонях.
Император накрыл ладони Аскина своими, глядя на того пронзительно и строго.
- Вместе до конца, - медленно произнес император. – И только посмей меня покинуть.
Аскин улыбнулся так, что Юго понял – эта улыбка предназначалась только для императора, и почувствовал себя лишним, немедленно краснея – словно подглядывал за кем-то.
- Все будет хорошо, - пообещал Аскин.
Император забрал свой меч и Аскин поднялся.
- Юго, - обернулся император. – Ты должен проводить нас обратно на башню. Кристалл надо разрушить.
Юго кивнул и протянул руку императору.
На башне он отвернулся к стене сразу же, чтобы не попасть под чары. Звон разрушенного кристалла казалось, был громким настолько, что Юго зажал уши ладонями – звук казался невыносимым.
И вот тут произошло нечто странное. Новый звук разлился в предрассветном воздухе, проникая под кожу, заставляя вздрогнуть и напрячься. Юго почему-то понял, что это его друзья попали в беду и зовут на помощь.
- Зов, - тяжело уронил император. – Совсем плохо. Это ловушка, они заставили детей звать меня. Но другого выхода у нас нет. Держитесь за меня, я перенесу нас туда.
Минутное головокружение – и они уже стоят посреди широкого ристалища, где обычно проводили турниры. И казни.
Юго сразу понял, что они окружены – одетые в броню воины, стоящие шагах в пятидесяти, целили пиками прямо в них. С трибун хищно целились лучники. В самой середине, на постаменте, где обычно проводили казни, к столбам были привязаны все трое мальчишек – Базз, Жизель и Цан Ду. Возле них прохаживался наставник, щелкая себя хлыстом по кожаным сапогам.
Юго зажал обеими руками рот, чтобы не заорать – палач разогревал на жаровенке тавро королевства. На коже Цан Ду уже алела эта печать.
Император шагнул вперед, и Юго чуть не отшатнулся, почти физически ощутив его тяжелый гнев.
- Вы посмели обидеть детей, - низким, пробирающим до костей голосом произнес император. – Вы не достойны существовать на этой земле.
- Это не вам решать, животные! – сплюнул наставник. – За твою голову я получу столько золота, сколько тебе не снилось! А из твоей шкуры я сделаю лучший доспех в мире! А ты, мальчишка, который столько лет жил среди людей и предал их! Зря я тебя не убил тогда же, вместе с твоей матерью!
Юго застыл, медленно осознавая, что именно только что услышал. Он остался сиротой по вине этого… этого…
- Не спеши, мальчишка, - пакостно ухмыльнулся наставник. – Хоть на тебе и нет ошейника, ты все еще привязан к замку. Я наконец-то избавлюсь от тебя, ненавистное животное. Сейчас ты умрешь.
Он картинно взмахнул рукой.
Юго только успел увидеть, как рука и наставник падают по отдельности, заливая ристалище кровью, и его словно сжало в тисках боли – резко, внезапно.
Жгло невыносимо, как будто внутрь залили расплавленную смолу, или свинец. Кажется, он закричал, но своего голоса не услышал – все ощущения пропали, растворились в черноте, наполненной белыми всполохами боли до краев. К боли добавилось жуткое ощущение падения. Он пытался зацепиться хоть за что-то, и никак не мог найти.
- Аскин, держи его! – услышал Юго вдруг очень отчетливо. – Режь скорее, он уходит! Юго, держись, малыш! Иди на мой голос, ты должен меня слышать! Пей, Юго! Пей!
Юграм глотнул живительную влагу и рванулся к императору, вцепляясь в его куртку, всей грудью вдыхая знакомый запах снежной свежести, пепла и ветра.

Юго открыл глаза, когда стояла ночь.
- Ну ты нас и напугал, Юго! – рядом с ним, на охапке травы, застеленной плащом, сидел Базз. – Вторые сутки пошли.
- Ч-что? – непонимающе произнес Юго, садясь на своем ложе и недоуменно оглядываясь.
Они находились в лесу – их окружали деревья, теряющиеся в темноте. Свет от костра освещал только небольшую полянку, на которой расположился лагерь. Несколько человек спали у костра, завернувшись в плащи – Юго по силуэтам угадал, кто это. Все были живы – и это радовало. – Почему мы здесь?
- А от замка ничего не осталось, - Базз сказал это с такой гордостью, будто лично разваливал замок по кирпичику. И добавил еле слышным шепотом: - Император раздолбал эту цитадель в несколько минут. Ну а сгорела дотла она сама, я даже не помогал совсем. До дома несколько дней лету, но император сказал, что надо, чтобы ты пришел в себя, тогда полетим.
- Полетим? – Юго никак не мог прийти в себя и принять совершенно новую жизнь. Казалось, он проснется – и все по-прежнему: замок, камень, наставник, насмешки.
- Не пешком же топать, – укоризненно посмотрел на него Базз, подавая ему его собственную флягу, которую он носил друзьям в темницу. – Пить хочешь? Мне показалось, что тебе она пригодится, - Базз улыбнулся. – А все-таки здорово, что ты жив.
Юго напился холодной родниковой воды и снова прилег.
- Что случилось со мной? – спросил он у Базза – воспоминания произошедшего нахлынули на него душной волной. – Ошейник же с меня сняли.
- В тебя был вшит амулет, на случай твоего выбрыка, - сказал Базз, взяв в руки ветку и начиная ее ломать на мелкие щепки. – Так пояснил Аскин. Этот амулет был соединен с алтарным камнем, который должен был выпить тебя досуха. У тебя на спине до сих пор рана. Вовремя вырезали, - Базз поджал губы. – Для этих низших существ мало было быть убитыми. Жизель, правда, настаивал на парочке зомби, но император сказал, что ему некогда играть. Ты есть хочешь?
Юго помотал головой. Есть ему совершенно не хотелось.
- Тогда спи. Тебе надо набираться сил, дорога домой дальняя, - Базз провел по его волосам ладонью, но отчего-то смутился. – Спи, Юго.
- Спасибо, - улыбнулся Юго, проваливаясь в счастливый сон.

***
На четвертый день полета показались горные пики и ослепительно-белые вершины замка Силберн. Юго забрал повыше, да так, что кожа на крыльях стала мерзнуть. Но ему хотелось увидеть легендарный замок получше – он оказался великолепен.
Летать Юго понравилось до одури, если бы было можно, он бы оставался в воздухе как можно дольше, кувыркаясь и ловя воздушные потоки, ощущая переменчивый ветер и мокреть низких облаков. Или играть в салочки с друзьями прямо в воздухе – это приводило Юго в такой восторг, что хотелось визжать от счастья. Но, конечно же, Юго предпочитал помалкивать, настолько он был непривычен проявлять свои чувства на людях.
Император запрещал ему долго летать, а потому по дороге они много отдыхали, сторонясь людских поселений. Хотя, чем больше приближались горы – тем реже встречались люди.
- Это ненадолго, - говорил император за вечерними посиделками у костра. – Заселение пустых земель – дело времени.
Вообще по вечерам они много говорили – Юго постепенно узнавал о драконах. Отмалчивались только Эс Нодт и Цан Ду.
Эс Нодт вообще по своей натуре был молчаливым – он оказался менталом, тем, кто читает мысли.
А Цан Ду до сих пор переживал за то, что его клеймили, как скотину, хотя от клейма давно ничего не осталось.
Зато Жизель говорил за троих, отчего император и Аскин по-доброму переглядывались.
Еще Юго до щекотного предвкушения нравилось наблюдать, как остальные превращаются в драконов из людской формы. Это было красиво: сначала по телу пробегала змеящаяся молния силы – Юго просто не знал с чем больше это можно сравнить, и через миг на месте человека стоял дракон. Себя Юграм видеть не мог, но вот когда превращался Базз, то по нему проходила огненная «молния», и превращался он в алого дракона. У Жизель фиолетовая, слепящая. У императора – черно-алая, и становился тот черным с алым громадным драконом.
- Тебе надо будет многому научиться Юграм, - произнес император, когда они приземлились перед громадными воротами Силберна и обернулись в людей.
Юграм уже много раз слышал от Базза и Жизель об учебе при дворце – в Корпусе кадетов.
- Я постараюсь всему научиться, - он глянул в черные бездонные глаза императора и смутился. – Я очень этого хочу.
- Тогда добро пожаловать в Силберн, юный дракон, - произнес император, и по его взмаху распахнулись сворки ворот в новую жизнь.

Часть 2. Дракон: шаг в будущее.

1.
Что придется столкнуться с определенными трудностями, Юго знал заранее. Но чтобы жизнь драконов и людей отличалась настолько кардинально – это было за гранью его понимания. Трудности начинались с самых простых вещей: одежды, еды, да даже с умывания! И это было ужасно.
Яхве познакомил Юго с дядей – оказывается, у его мамы был брат. Но тот живо напомнил Юго аристократов из замка, где он жил раньше – такой же высокомерный сноб, который нисколько не хотел заниматься племянником. Красивый, светловолосый, с изящной тростью, он морщился при виде Юго, и поэтому тот старался попадаться ему на глаза как можно меньше, просиживая в огромной библиотеке. Кстати, этот мэнор – Юго узнал, что дворцы и замки у драконов почти не строятся, ¬– принадлежал его отцу. Так Юго узнал, что является владельцем большого пустого дома, когда-то очень роскошного, но теперь почти все комнаты были заперты, мебель затянута в серые чехлы.
Дядя исчез через пару дней, и Юго было совсем нечем заняться, кроме как изучать устройство собственной ванной, читать, и учиться писать на драконьем языке. А еще он нашел галерею предков – нарисованные мужчины и женщины смотрели на Юго, и он мог часами проводить там, разглядывая портреты родителей.
Для него стало открытием, что драконы не пишут гусиными перьями, используя для этого специальные стальные ручки, которые надо было окунать в чернильницу-непроливашку. И бумаги было много, а вовсе не пергамента, принятого у людей.
Ванная приводила Юго в трепет с самого начала. Назначение всех этих блестящих штук было для него загадкой, а дядя ничего не объяснял. А громадная мраморная ванна вызывала восторг – можно было плескаться в ней сколько угодно, и никаких бочек!
На второй день в мэноре появилась женщина, от вида которой по спине бежали стаи ледяных мурашек, до того она была похожа на одну из фрейлин королевы – прямая как палка, со строгим выражением лица и вечным пучком на голове вместо прически. Она заявила, что ее зовут Катагири, ее послал император, и она теперь будет экономкой.
Именно она более-менее рассказала Юго, что и как в этом мире. Перво-наперво она отрастила ему волосы, проворчав, что негоже наследнику ходить с короткими, и заставляла их мыть каждый день, правильно расчесывать и заплетать на ночь в косу, чтобы не путались. Она объясняла, как вести себя за столом. Что купаться можно каждый день, и даже не один раз. Что превращаться прилично во дворе на специальной площадке. Что за столом надо сидеть прямо, и не ставить на него локти, а перо держать в определенной позиции. Что пользоваться магией в доме – нехорошо, и надо сдерживать себя до тренировочной комнаты. Что к завтраку надо одеваться в одну одежду, а к обеду переодеваться в другую. Что в фехтовальном зале фехтуют, а в тренировочном – занимаются магией. И что Юго должен соответствовать ожиданиям императора. От всех этих «нельзя», «неправильно», «не положено» у Юго шла голова кругом. Он никогда не думал, что жизнь драконов настолько сложна – Базз и Жизель показались ему вполне компанейскими парнями, не заморачивающимися всем этим. Они ни разу не указали Юго на его промахи, сколько ни общались с ним.
Юго вздохнул, с тоской глядя на закорючки, которые старательно выписывал на бумаге – запоминалось трудно. Экономка объяснила, почему они так торопятся с обучением – осенью Юго надлежало прибыть в Силберн, в Императорский Корпус. Юго с предвкушением ждал этого момента, чтобы наконец-то увидеться с Баззом, Жизель. Даже мрачную рожу Цан Ду хотелось видеть. Пустой дом, хоть и очень большой, наводил тоску.
А осень уже скоро – в запущенном саду за окном начали желтеть листья на деревьях.
Дядя так и не показывался больше в мэноре, а Юго стеснялся спрашивать о нем у экономки. Да и некогда было – уроки отнимали почти все время.
Накануне отъезда, выслушав множество напутствий, Юго получил в руки медальон с пятиконечным крестом своеобразной формы, выдавленным на внешней стороне.
– Это портал, – пояснила экономка, поджимая губы, словно была опять чем-то недовольна. – Он сработает завтра, в полдень. Вы должны быть готовы к этому времени полностью. Я собрала нужные вещи, форму вам выдадут. Вы определены на первый курс, бумаги лежат на вашем столе, и я надеюсь, что вы сумеете их прочесть.
– А вы? – осмелился спросить Юго, внезапно пожалев эту женщину. Она теперь будет одна в этом мрачном доме, а вдруг у нее есть своя семья?
– По распоряжению Его Величества я останусь здесь на некоторое время, – экономка впервые тепло взглянула на Юго, и тот почему-то подумал, что она еще совсем молодая. – Ваш дядя не изволил утруждать себя делами, поэтому их придется вести мне. А теперь идите, займитесь делами, у вас мало времени.
Юго и пошел – спорить со старшими он никогда не умел, да и сам понимал, что он совершенно не готов к учебе. Он много читал раньше, но библиотека мэнора убедила его в собственной безграмотности и ограниченности. Люди до сих пор считали, что земля плоская, не говоря уже о других, более сложных вещах. Драконы знали намного больше, и Юго уже предвкушал, как будет проводить вечера в бесконечной библиотеке Силберна.
А еще ему ужасно нравилось смотреть на звезды. Он мог полночи глазеть в телескоп, обнаруженный в одной из комнат, на самом верхнем этаже мэнора, и теперь надеялся, что в Корпусе все же изучают астрономию.
К полудню Юго извелся от ожидания, он не смог даже толком позавтракать. Он сжал во влажной руке медальон, приятной прохладой успокаивающий его. Сперва ничего не происходило, но потом его словно затянуло в водоворот, и выплюнуло на ровной каменной площадке, очерченной алым кругом. Помещение было огромным, с высокими потолками, где находилось много народу, разных возрастов, отчего было шумно.
– Юграм Хашвальт! – рявкнул кто-то рядом. Юго вздрогнул. – Выйдите из круга!
Юго обернулся – рядом с ним стоял человек с короткой стрижкой, в белой форме, на которой были нашивки – такие же кресты, как на его медальоне.
Юго послушно исполнил приказ, накрепко вцепившись в свой походный рюкзак, заботливо уложенный Катагири.
– Первый курс! – командным голосом произнес человек. – Направо, к выходу «А»!
Юго растерянно оглянулся в поисках выхода «А», и заметил Жизель. Тот стоял у небольшой толпы и махал ему рукой.
– Привет, Юго! – обрадованно сказал Жизель, как только Юго подошел к нему. – Будем на одном курсе учиться, правда, здорово?
– А Базз? – поинтересовался Юго, не увидев друга в толпе прибывающих.
– Он-то? – хмыкнул Жизель. – Он же на третьем курсе уже. Цан, кстати, тоже. О, уже открыли, идем! Кураторы пришли, смотри!
Из выхода «А» появились двое: юноша и девушка, явно старше.
– Первокурсники, за мной! – скомандовал юноша. – Сейчас вас определят в казарму, потом вы получите форму. Старайтесь не отставать, здесь с непривычки очень просто заблудиться. На сегодня мы ваши – кураторы, по всем вопросам можете обращаться к нам.
– А кормить когда будут? – пискнула одна из девочек – Юго увидел, что она младше всех, почти ребенок.
– Лилльтотто Лэмпард? – сверилась со списком девушка. – Для вас будет отдельное питание.
Первокурсников было человек двадцать, но почти все они вели себя довольно уверенно, словно уже бывали здесь. Их провели по длинному коридору, потом по лестнице на пару этажей выше зала прибытия.
То место, где им предстояло жить, вовсе не было похоже на казарму. Юго помнил, что казарма – это общий зал, где отдыхают воины. А Юго поселили в отдельную комнату – на двери значилась табличка с его именем. Комната была маленькой, но удобной и уютной. Здесь имелось все необходимое: кровать с упругим матрасом, шкаф со скрипучей дверцей, и зеркало в полный рост. Зеркалу Юго подивился – он так и не мог привыкнуть к собственному отражению в гладкой холодной поверхности.
Уборные и душевые находились в конце коридора, как объяснили по дороге кураторы.
Юго только успел разложить по полкам немногочисленные свои вещи, как в комнату постучали.
Дверь распахнулась и на пороге возник Базз с каким-то свертком в руках. Юго уставился на него во все глаза – белая форма другу невероятно шла.
– Привет, Юго! – жизнерадостно проорал он, плюхнув сверток на кровать, шагнул к Юго и крепко обнял. – Наконец-то увиделись, я соскучился, не представляешь, как! Меня к тебе не пускали, представляешь? Отец сказал, что у тебя сейчас ни одной свободной минуты нет. Чего, правда, что ли, не было?
Юго улыбался до ушей. Он и не представлял себе, насколько соскучился по жизнерадостному Баззу.
– Правда, не было, – подтвердил он. – Я же ни писать не умел, ни как себя вести не знал. Пришлось учиться.
– Дядька, что ли, учил? – Базз огляделся. – Хорошая комната, и удобно, что один.
– Нет, дядя уехал почти сразу. Император прислал экономку, она учила, – ответил Юго и ткнул в мягкий сверток пальцем. – А тут что?
– Форма, – Базз глянул в окно и снова повернулся к Юго. – Тебе очень идут длинные волосы. Не стриги.
– Катагири сказала, что мне по статусу положены длинные. Потому что я наследник, – Юго был так рад встрече с другом, что хотел рассказать ему обо всем, что с ним произошло. – Она сказала, что мой отец пропал без вести.
– Ты хочешь его найти? – Базз подцепил прядь волос Юго и пропустил между пальцами. – Нет, тебе все-таки очень идут длинные волосы. Такие мягкие!
– Я даже не знаю, с чего начать, – пожал плечом Юго. Он и вправду долго думал о том, жив ли его отец, и как бы он его принял. Но ничего толкового не придумывалось. Юго просто не знал, как это – вырасти в нормальной семье. – Он может быть таким же пленником, как и я.
– Расспроси кого-нибудь из старших, – произнес Базз. – А еще лучше – с самим Яхве поговорить на этот счет.
– А разве это возможно? – удивился Юго, присаживаясь на кровать – матрас приятно спружинил. – Император же, а я всего лишь курсант.
– Запишись на прием по личному вопросу, – как само собой разумеющееся, произнес Базз. – Тебе нравится наш мир?
– Еще бы! – засиял Юго, вспоминая многочисленные удобства. – Купаться можно сколько угодно! Но тут столько сложного, я не сразу разобрался даже.
– Юго, – Базз присел рядом, обнимая за плечи, – знаешь, о чем я тебя попрошу? Не говори никому, что ты провел много лет с людьми. За себя и Жизель я ручаюсь, а Цан Ду вообще неразговорчив. Просто помалкивай, незачем это знать остальным.
– Я и не собирался, – поежился Юго. Уж кто-кто, а он точно знал, что доверять никому нельзя. Нельзя никому показывать свои слабости, иначе затравят.
– Ну, чего приуныл, – улыбнулся Базз, похлопав его по плечу. – Не бойся, ты среди своих. Я напросился быть твоим куратором, так что, если у тебя будут какие-то трудности – обращайся.
– Трудностей будет много, – тяжело вздохнул Юго. – Я так и не освоил начальный курс арифметики.
– Тебе нужен будет репетитор, вот и все, – успокаивающе произнес Базз, ткнувшись носом ему в макушку. – Я помогу, только не стесняйся просить помощи.


2.
Учиться было интересно и ужасно сложно. Режим дня оказался очень жестким, хорошо, что дома Катагири приучила его рано вставать и ложиться в одно и то же время. Зарядка выматывала, иной раз Юго хотелось лечь и умереть прямо на кроссе.
Уже через месяц учебы Юго убедился в своей бездарности и в том, что является самым мелким в потоке, ну, кроме Жизель и еще одного парнишки.
Магия в Юго была, но на занятиях по созданию луков из магических частиц он до сих пор не смог сотворить и его подобия. И тогда как остальные уже стреляли по мишеням, Юго выматывался на тренировках, пытаясь собрать эти проклятые частицы в руке. Роберт Аккутрон, пожилой преподаватель по стрельбе, терпеливо, раз за разом объяснял Юго, как именно надо это проделывать, но не выходило ни в какую.
Зато в фехтовании у него все получалось отлично, хоть Юго сбил ладони до кровавых мозолей эфесом легкого тренировочного меча и был покрыт синяками с головы до пальцев ног.
Полеты Юго полюбил всем сердцем. Он с удовольствием делал в воздухе «бочки» и петли, и с легкостью выполнял самые сложные фигуры, чем заслужил похвалы учителя полетов.
Уроки стратегии и астрономии Юго нравились, но ему элементарно не хватало знаний, отчего простые расчеты превращались для него в непроходимую абракадабру.
Остальные предметы тоже давались нелегко. Он бы и ночевал в библиотеке, если бы строгий седой смотритель не прогонял его спать.
С однокурсниками отношения так и не сложились. Несмотря на то, что драконье общество было не сословным – весьма условно, конечно, – каждый входил в свой круг общения чуть ли не с рождения. Как Юго понял, драконов насчитывалось чрезвычайно мало, и поэтому девушки были помолвлены едва ли не с младенчества, хотя семейная жизнь была достаточно формальной. Личного счастья драконы искали на стороне, не брезгуя и людьми. Полукровок не было, потому что детей от драконов могли иметь только драконицы – это Юго услышал в третий вечер, когда кадетский корпус собрался в большой гостиной, разбившись на группки. Вообще отношения драконов друг к другу его смущали. Не то, чтобы он не знал о бисексуальности, да и насмотрелся он во дворце много чего, но натыкаясь случайно на целующиеся парочки, он очень стеснялся.
– Будут приставать – бей в морду, – посоветовал Базз, старавшийся оградить Юго от поглядывающих на него, и девчонок, и парней. – Ты волен выбирать сам, кого любить.
В итоге Юго оказался один – он не входил ни в одну группу драконов. Он общался лишь с Жизель – его однокурсники тоже сторонились, хотя побаивались и уважали. И еще с Гремми Тумо, совсем юным, которому едва исполнилось тринадцать. С Гремми он сидел на астрономии и стратегии, и тот всегда подсказывал, если Юго чего-то не понимал.
Гремми оказался мощным создателем иллюзий, отличить его создание от настоящего было практически невозможно. А еще он нормально относился к Жизель, не шарахаясь от его странноватых привычек и игрушек из костей.
Цан Ду только здоровался с Юго, но не разговаривал.
Юго, в общем-то, не тяготился своим одиночеством, Базза ему хватало за троих. Но шепотки и сплетни изрядно нервировали, а потому Юго вернулся к своему излюбленному приему – задирал подбородок и проходил мимо, как будто ничего не замечая, какую бы сплетню о себе не услышал.
Впрочем, говорили не только гадости. Юго с изумлением узнал, что представляет интерес для многих однокурсников и некоторых курсантов постарше. Хотя он в упор не замечал намеков девочек, их взглядов, вздохов и случайных прикосновений. Парни, как оказалось, тоже поглядывали, но подходить ближе опасались – как потом выяснилось, Базз запугал курсантов, что сожжет всех к хренам, если только посмеют приблизиться к Юго. Это только добавило поводов к сплетням.
А еще Юго начал исследовать Силберн, как только появлялась свободная минута. Это не было похоже на замок, до того он оказался огромным. Заблудиться тут ничего не стоило, и поэтому Юго чаще всего пользовался тенями, чтобы вернуться в свою комнату, это здорово сокращало время пути. А так как весь день был плотно забит, Юго чаще всего бродил после отбоя. Ночной Силберн был очень таинственным.
Вот и сейчас он почти неслышно шел по одному из этажей Силберна, прислушиваясь к тишине – не идет ли кто из дежурных. Попадаться Юго не хотел, готовый в любой момент нырнуть в тень и поглядывая в огромные окна, хотя наказания здесь были несерьезными – всего лишь наряды вне очереди, например, работать на кухне, или полы мыть. Ерунда, а не наказание.
Легкие шаги вице-капитана Хьюберта Юго услышал еще с лестницы, а потому замер на мгновение. Шаги направлялись именно сюда, и Юго оглянулся в панике. Прятаться было негде – ни гобеленов, ни картин, ни ниш. Юго метнулся дальше, дергая за ручки двери, которые попались по пути – заперто. Юго вдохнул и провалился в тень. Вот только он подумал не о своей комнате, а просто о безопасном месте, где никто не ходит. И попал в странный неширокий коридор, казавшийся бесконечным, и имеющий уклон вниз. Свет здесь был какой-то тусклый, и отчего-то не дающий тени – так, что-то неясно-серое. Окон не было. Юго потер разом заломившие виски и оглянулся назад – там темнело смутное нечто, словно коридор обрывался в пространстве. И Юго не рискнул идти наверх и пошел вниз. Должен же где-то быть выход из этого коридора?
Сколько прошло времени, Юго не знал, но казалось, что он идет уже несколько часов – а однообразие вокруг наводило на мысль, что он и вовсе стоит на месте. Чтобы не паниковать, он начал считать шаги, сбился после пяти тысяч и присел отдохнуть, прислонившись к стене. Стена была как стена – холодная, белая, как и во всем дворце, ничего необычного. Юго запрокинул голову, понимая, что завтра на зарядке ему придется очень плохо, спать хотелось немилосердно. Было ясно, что он заблудился. Как назло, хороших теней здесь не было, а создать источник света Юго не смог. Он попробовал зажечь огонек – не вышло, впрочем, как и всегда. Он поднялся и выбрал тень погуще. Уже проваливаясь в нее, он понял, какую ошибку совершил.
Холодно. Как же холодно! Юго парил в каком-то пространстве, ощущая себя куском льда. Он уже не чувствовал рук и ног, осталось только сердце, которое все медленнее билось, проталкивая замерзающую кровь по венам. На лице осел иней, глаза стало невозможно открыть – ресницы замерзли. Звуков не было вообще, кроме назойливого звона цепей, но настолько тихого, что Юго счел его галлюцинацией. «Глупо умереть, замерзнув непонятно где», – равнодушно подумал он. Сознание гасло, как солнце, заходящее за горную гряду, и Юго даже ни о чем не жалел. «Базз обидится, – решил Юго. – А император и не вспомнит.»
Лед на теле разлетелся на крошечные колючие кристаллы, брызнув во все стороны. Знакомые руки подхватили его, как маленького, стирая с лица иней, который сразу же обратился в капли, тотчас испарившиеся с кожи.
– Дыши, малыш! – услышал он краем сознания ровный знакомый голос. – Не уйдешь, я же тебя и оттуда достану! Не подводи меня!
Юго хотел сказать, что он не нарочно, но вместо этого захрипел напрочь замороженными связками. Он рванулся на голос, всем своим существом, съежившимся сейчас до маленького светлого пятна.

–…почему вы не отправили его сразу на обследование к нам? – внезапно услышал Юго второй, незнакомый, голос совсем рядом. – Вы понимаете, что мальчик едва держался на остатках своей магии? Неудивительно, что он отстает от остальных первокурсников!
– Остатках? – удивился кто-то знакомым мягким баритоном. – Я же смотрел его, все было относительно в порядке.
– Я приказал его дяде позаботиться о нем. И мне было доложено, что всем необходимым Юграм обеспечен, – добавил другой голос, пробирающий до костей.
– И где он теперь? Юрген никогда не соблюдал никаких правил, – возразил первый, незнакомый. – По его милости мальчик сейчас в критическом состоянии.
И Юго понял, что жив и лежит на кровати – упруго-твердая поверхность под спиной не могла быть ничем иным. Запах лекарств тоже не оставлял простора для фантазии – скорее всего, это госпиталь. Тело, минуту назад казавшееся невесомым, вдруг стало тяжелым, будто налитым свинцом. Зато Юго смог пошевелить пальцами рук и приоткрыть веки. По глазам больно ударило светом, и Юго зажмурился, унимая внезапную резь от ослепительной белизны – даже дыхание перехватило.
– Пациент очнулся, – безликим голосом отозвался кто-то рядом.
Юго приоткрыл глаза, прикрываясь от света ладонью.
– Юграм, – на кровать присел император, положив Юго тяжелую горячую ладонь на лоб, и взъерошивая челку. – Ты очень нас напугал. Скажи, пожалуйста, как ты попал в подпространство Силберна?
– К-куда? – испуганно просипел Юго, распахивая глаза. – Я не нарочно!
– Конечно, не нарочно, – к кровати подступил Аскин. – Я чуть не сошел с ума, когда моя сигнальная система сообщила мне о том, что в подпространство попал живой человек.
Хорошо, что мы быстро среагировали, ты мог бы там погибнуть. По докладам медиков, ты проваляешься здесь с неделю.
– Ты в состоянии рассказать, как ты туда попал? – Император смотрел на Юго пронзительно, словно уже знал ответ заранее, и тот кивнул, запоздало сгорая от стыда.
Юго подробно пересказал свои похождения.
Аскин сделал несколько шагов по крошечной палате от одной стены до другой – на столике тонко дребезжали какие-то склянки, и с силой потер лоб.
– Юграм, – произнес он, тяжело вздохнув и глядя Юго прямо в глаза усталым взглядом, – ты можешь пообещать, что больше не полезешь никуда, даже если тебя застукают в коридоре дежурные? Несколько нарядов – это ничто, по сравнению с жизнью, не находишь?
– А почему ты не взял с него обещание не шляться по ночам? – со смешком спросил император, все еще держа ладонь на макушке Юго, – тот просто плавился под потоком тепла, согревающего его не столько снаружи, сколько изнутри. В самом сердце.
– Да потому что не послушает, – пожал плечами Аскин. – Тебе ли этого не знать? А, Юграм?
Юго спрятал пылающее лицо в ладонях. Стыдно было невероятно. За то, что подвел императора, за то, что оторвал от дел Аскина, и, самое главное, за то, что оказался таким глупым.
– Силберн – очень своеобразное место, – тяжелым голосом произнес император. – Это не людские замки, построенные просто из камня. Под нами находится место силы – самое мощное в этом мире. Оттого тут возможно что угодно, малыш, поэтому не ходи в тень, если не уверен в результате. Тебе нравится быть курсантом? – сменил тему император.
– Нравится, – Юго подавил вздох. – Но у меня ничего не получается.
В палату стремительно вошел врач – Юго понял это по белой униформе, совсем иной, чем у остальных военных, и подумал, что здесь очень любят белый цвет. У врача были черные густые волосы с ослепительно-седой прядью справа и пронзительные желтые глаза.
– Ну, если бы ваш опекун занимался своими прямыми обязанностями, вам бы не пришлось лежать здесь неделю, – желчно произнес он, со значением глянув на императора и на Аскина. – Ваше магическое ядро в плачевном состоянии, без шуток. Я выслушал рассказ о том, где вы пребывали все юные годы и чем именно занимались. Удивительно, что вы вообще можете обращаться и ходить в тень, а не падаете в обмороки от любого усилия.
– Я не смогу учиться дальше? – Юго съежился, уже представляя, как возвращается в пустой мэнор и проводит там дни, полные одиночества.
– Сможете, – отрезал врач. – Но только после полного обследования!
– Ну, Отто, – отшатнулся от такой суровой отповеди Аскин. – Ты преувеличил…
– Делай, что нужно, – мягко перебил его император, поднимаясь. – Мальчик действительно нуждается в лечении. Похоже, моя кровь мало что поправила.
Врач вскинул голову, глядя императору прямо в глаза – всего лишь пару секунд.
– Я сделаю все возможное, – произнес он, опуская взгляд.
– Мы надеемся на тебя, Отто, – произнес император, подхватывая Аскина под локоть и выводя из палаты.
Юго еще минуту смотрел на закрывшуюся дверь, пока врач готовил что-то на столике.
– Ну, молодой человек, – врач смотрел прямо на него. – Надеюсь, что люди вас не смогли сломить, и я сумею поправить ваши энергоканалы.

3.
В госпитале Юго провалялся две недели. Почти всю первую неделю он провел в силовом коконе, практически без сна. Заснуть было невозможно – внутри жгло и распирало, но Юго терпел. Вторая неделя далась легче – большую часть времени он спал. К нему стали пускать посетителей, и в палату сразу нагрянул Базз, с охапкой вкусностей. Юго в жизни не ел ничего вкуснее, будь то шоколад или сахарные шарики. Приходили и Жизель с Гремми, приносили новости и свежие сплетни.
Первую неделю курсанты считали, что Юго отчислили из-за бездарности. Теперь же в корпусе ходили слухи один другого нелепей, что ужасно огорчало.
– Да забей ты, – сказал Базз, когда в очередной раз пришел с коробкой шоколада, который Юго просто обожал. – Поговорят и забудут.
Юго только вздохнул – забудут вряд ли, а вот припомнить могут. Он не представлял, как будет догонять свой курс, потому как безнадежно отставал. Педантичный Жизель притащил в палату копии своих конспектов, но сил у Юго хватало лишь на то, чтобы их прочитать и сделать пару заданий. Доктор Отто велел не напрягаться, чтобы не испортить все то, что с таким трудом удалось поправить.
Юго после лечения чувствовал себя очень легким. Казалось, оттолкнись от пола – и взлетишь без превращения.
– Мне кажется, что я никогда не привыкну, – помотал головой Юго. – На утренней зарядке снова буду мордой в грязь падать. Опять будут смеяться.
– Зато на полетах наверстаешь, – хмыкнул Базз, глядя, как Юго с удовольствием ест шоколад, слегка подтаивающий в его руках. Как после каждой конфеты Юго совершенно некультурно облизывает пальцы, перепачканные в шоколаде.
Юго заметил внимательный взгляд Базза и смутился.
– Прости, – он слизнул шоколадные пятна с подушечек и вытер салфеткой пальцы. – Но он такой вкусный, не мог удержаться. Это ведь неприлично, да? Опять Фриген насмехаться будет.
– Я ему морду набью, пусть только попробует что-нибудь вякнуть, – фыркнул Базз. – Думает, если староста, то все можно? Кстати, ты вырос, Юго, я только заметил!
– Ага, и я заметил, – рассеянно отозвался Юго. За время, проведенное в госпитале, он вырос на ладонь, и это радовало. – Доктор Отто сказал, что это нормально. Раньше вся сила уходила в камень, а сейчас я ее использую для себя, – он поёжился, вспомнив первые дни лечения. – Я неделю не спал почти.
– Значит, все оказалось сложнее, – Базз улыбнулся. – Самое главное, что ты поправишься.
– Доктор Отто говорит, что я не смогу создавать лук, – Юго виновато глянул на Базза. – Какие-то каналы безвозвратно повреждены.
– Найдешь себя в другой области, только и всего, – ответил Базз и осторожно потрепал его по плечу. – Одно твое хождение по теням чего стоит. Слушай, мне тут сказали, что тебя сюда законопатили потому, что ты шлялся после отбоя. И тебя поймал кто-то из офицеров и отделал так, что ты встать не можешь. Про офицеров – вранье, конечно. А вот то, что ты после отбоя ходил… Юго?
– Ходил, – Юго опять мучительно покраснел. – Мне было интересно, что такое Силберн. Император сказал, что здесь возможно что угодно. Вот в одно такое «что угодно» я и угодил. От Хьюберта в тень ушел, и попал в подпространство, которое создал Аскин.
– Ты – ненормальный, – Базз с размаху шлепнул ладонью по своему лицу. – Ты понимаешь, что мог погибнуть?
– Император мне это уже сказал, – тяжко вздохнул Юго. – Мне ужасно стыдно.
– Еще скажи, что ты так больше не будешь.
– Я больше так не буду, – послушно повторил Юго, глянув на Базза, явно шокированного откровениями друга. – Аскин сказал, что лучше пара нарядов вне очереди, чем смерть.
– Я с ним согласен, – проворчал Базз, пропуская прядку светлых волос Юго сквозь пальцы. – Если бы я знал, что ты по ночам шастаешь… Тебе что, нагрузки мало? Я вот падаю в кровать и сплю, как убитый!
– Мне было интересно, – уши горели, хорошо, что их прикрывали волосы. – Я обещал императору, что больше никуда не полезу.
– И мне обещай! – потребовал Базз. – Обещай, что без меня никуда не пойдешь, особенно ночью!
– А с тобой, значит, можно? – криво усмехнулся Юго. – Чтобы обоим влетело?
– Ты думаешь, я пропущу самое интересное? – фыркнул Базз и крепко обнял Юго. А потом вдруг мазнул по губам пальцем.
Юго, не ожидавший такого маневра, отшатнулся.
– Прости, – криво усмехнулся Базз, показывая палец с пятнышком шоколада. – Ты немного испачкался, – и слизнул шоколад. Потом поднялся. – Мне пора, Юго. Я еще зайду, не скучай!
Хлопнула дверь, оставив Юго одного. Он лег на постель и уткнулся пылающим лицом в подушку. Растерянность и смущение – вот что он сейчас чувствовал. Доктор Отто как мог объяснил Юго, что драконы – не люди, и что партнеров они выбирают обычно на всю жизнь. Помимо супруги, конечно.
« – Это тебе должен был объяснять отец, – протирая руки после очередного сеанса массажа, говорил доктор Отто, и в палате остро пахло какой-то травой, которая входила в состав массажного крема. – Но, так как ты сирота, а некоторые личности предпочли устраниться, то объяснять это придется именно мне. И, прошу тебя, Юграм, если у тебя возникнут вопросы, даже самые дурацкие, просто не стесняйся их задавать. Лучше задать вопрос, чем потом попасть впросак, поверь мне.
– А почему я до сих пор не чувствую никаких желаний? – спросил тогда Юго. Он понимал, что уже почти взрослый, хоть ему и говорили, что драконы взрослеют долго. И сейчас, подумав как следует, вспомнил, что ни разу в жизни не ощущал никакого сексуального желания или даже тяги к кому-то. Ему никогда не снились эротические сны, о которых болтали в Корпусе, никогда не нравились ни девочки, ни мальчики.
– Поверь мне, с этим у тебя все в порядке, – пояснил доктор Отто. – Просто тебя выжимали досуха, и вшитый амулет постоянно качал из тебя энергию. Любую, какую ты смог выработать. Сейчас я поправил всё, что смог, каналы и чувствительность восстановлены. Не жди, что все произойдет сразу. Тебе, как дракону, сейчас лет десять, ты совсем малыш. Подожди немного, и отбоя от поклонников не будет.»
От поклонников Юго ничего хорошего не ждал. Он помнил, как люди убивали друг друга ради любовников и любовниц, и ему вовсе не хотелось быть причиной раздора. И он с трудом представлял себя в качестве того, за кем бегают суровые курсанты. Или курсантки. Юго вообразил третьекурсницу Бамбьетту Бастербейн, подстерегающую его с уроков – и его передернуло. Ему как-то досталось от нее молнией по руке в фехтовальном зале, только за то, что он неправильно взял тренировочный меч. Еще и обругала, пока не подошел Базз и не попросил ее заткнуться.
Юго вышел из госпиталя через две недели, в выходной. Он похудел и вытянулся – форма оказалась ему коротка, так что пришлось идти на склад и менять ее на другую. А после он отправился в библиотеку, где ему приветственно помахал рукой Жизель, обложенный книгами. Юго подсел к нему, обрадованный тем, что может хоть немного позаниматься.
– Тебя там что, голодом морили? – поинтересовался Жизель, закладывая одну из книг закладкой, и споро выписывая что-то из другой. – Да ты вырос! Баланс восстановили в организме?
– Наверное, – Юго открыл учебник арифметики, чтобы сделать домашние задания, накопившиеся с момента его попадания в госпиталь. – Я не спрашивал.
– Доктор Отто свое дело знает! – улыбнулся Жизель. – Потрясающий интуит.
– Мне он тоже понравился, – кивнул Юго, вздыхая от списка задач. – Меня освободили от занятий по стрельбе. Лук я создать уже никогда не смогу.
– Ох, как печально-то! – искренне огорчился Жизель, отчеркивая нужные строчки.
– А я все мечтал увидеть форму твоего лука. Не судьба, что сделаешь. Ну, займешься чем-то еще.
– Займусь, – кивнул Юго. – Фехтованием хотя бы.
Они просидели в библиотеке до ужина, а после отправились в общую гостиную. У Юго уже ломило глаза от напряжения, хотелось упасть в кровать и уснуть. До отбоя оставалось еще около полутора часов, и Юго решил почитать конспекты и по другим предметам.
Он, как всегда, устроился в углу между Жизель и Гремми, и, открыв учебник, попытался сосредоточиться на предмете.
– Смотрите-ка, наша куколка вернулась к нам! – раздался голос одного из старшекурсников совсем рядом.
Юго не обернулся – подначки он научился игнорировать еще в замке.
– Тебе чего надо, Эберн? – холодно осведомился Жизель. – Ты мешаешь!
– Не с тобой разговариваю, мелочь, – фыркнул старшекурсник. – Хашвальт, повернись, яви нам личико!
Гремми вполголоса выругался.
Юграм деревянно поднялся и глянул в лицо Азгиаро Эберну, пятикурснику.
– Чему обязан? – ледяным тоном осведомился он.
– Это правда, что ты не умеешь создавать лук? – похоже, Эберн нарывался нарочно.
В гостиной упала тишина. Все курсанты обернулись к ним, внимательно прислушиваясь.
– Это правда, – твердо ответил Юго. – Это все?
– Нет, не все! – фыркнул Эберн. – Если ты даже лука не можешь создать, то какими путями ты попал сюда? Здесь учатся настоящие бойцы, а ты кто? Да у нас девчонки сильнее тебя! Сидел бы у себя в мэноре, цветочки выращивал!
– Не твое дело, – Юго начинал закипать. Чувство гнева, редкое, казалось бы давно и прочно вытравленное, зарождалось где-то внутри, разрастаясь, и заставляло смотреть прямо, не опуская взгляда. Дракон он, в конце концов, или кто?!
– Приглянулся кому, что ли, – Эберн окинул его странным взглядом с ног до головы. – А ты ничего, куколка. Понимаю твоего покровителя.
Юго стоял и не знал, что делать. Драться он еще не научился, а говорить колкости мог только Жизель.
– Раз тебя не исключили, то, наверное, ты представляешь интерес для кого-то из власти? – промурлыкал Эберн, наклонившись к Юго. – У тебя шикарный ротик, куколка, может, поделятся они, твои покровители? – и ущипнул его за ягодицу.
Юго на мгновение задохнулся. Воспоминания об унижении в замке людей нахлынули на него так остро, что он не успел ничего подумать – тело среагировало само.
Он изо всех сил боднул лбом Эберна в переносицу и пнул в голень подошвой ботинка – как учили на рукопашном бое. Треск и хлюпающий звук подсказали Юго, что переносица сломана.
И то, что Эберн гнусаво выругался, подпрыгивая на одной ноге, вполне удовлетворило Юго. Он и сам не ожидал от себя таких действий.
– Ах ты, сученыш! – взревел Эберн, прижимая руку к кровоточащему носу. – Пришибу, людской выкормыш!
– Давай, – равнодушно бросил Юго. Гнев постепенно отпускал, оставляя после себя нехороший осадок. Адреналин еще будоражил сознание, хотелось продолжения. – В любое время, в любом месте, – произнес он ритуальную фразу.
– Юго! – предупреждающе воскликнул Жизель. – Он же тебя уделает!
– Дуэль! – прогнусил Эберн. – До первой крови, сука! Ты еще за нос мне ответишь, выблядок!

4.
К ним уже направлялся только что вошедший староста – красавчик Людерс Фриген. За ним с постным лицом спешил вице-капитан Хьюберт.
– Что здесь произошло? – ледяным тоном осведомился он. – Драка в гостиной? Эберн, я предупреждал. Курсант Хашвальт?
Юго стоял перед вице-капитаном навытяжку, пока староста унимал кровь из разбитого носа Эберна.
– Из-за чего драка? – ласково осведомился Хьюберт, похлопывая по бедру снятыми перчатками. – Я жду!
Юго угрюмо молчал. Он не умел жаловаться и предпочитал перетерпеть.
– Разрешите доложить, господин вице –капитан! – подскочил Жизель. – Это Эберн первым начал! Он усомнился в том, что Юго учится здесь сам!
– Курсант Хашвальт, три наряда вне очереди за драку в гостиной, – ледяным тоном отчеканил Хьюберт. – Курсант Эберн двое суток гауптвахты, на выход, в госпиталь – марш!
– Я еще с тобой разберусь, куколка! – рыкнул взбешенный Эберн и потопал за Хьюбертом.
– Что на тебя нашло? – встряхнул оцепеневшего Юго за плечи Жизель.
Староста Фриген посмотрел в глаза Юго, дав знак Жизель не мешать.
– Я не знал, что наш тихоня Хашвальт способен на такие выверты, – насмешливо произнес Фриген. – Ты как, живой, или повторно в госпиталь вернешься?
– Все нормально, – ледяным тоном отрезал Юго. Да что им всем надо-то?
– Подумай, кого возьмешь секундантом, Хашвальт, – на красивых губах старосты играла усмешка. – Эберн не отстанет, насколько я знаю. Хотя не понимаю его мотивов: связываться с первокурсником, который еще ничего не умеет – это надо быть совсем безголовым. И вот еще что: больше никаких драк в гостиной, понятно? – лицо старосты приобрело жесткое выражение. – Станешь нарываться специально, как Блэк – будешь ночевать в тренировочном зале. Я найду, куда направить твою кипучую энергию. Это ясно?
Юго кивнул. Он вдруг представил, что скажет Базз, когда вернется с тренировки и узнает, что тут произошло. И ему опять стало стыдно. Правда, очень ненадолго.
– Завтра я тебе скажу, где ты будешь отрабатывать наряды, – произнес староста. – И ходи с оглядкой, Эберн сломанного носа тебе не простит. Даже если на дуэли раскатает по полной.
Юго опустил взгляд на свои ботинки.
Староста ушел к старшекурсникам: получив зрелище, остальные вернулись к своим делам.
Жизель почти насильно усадил Юго на стул.
– Ты ненормальный все-таки, – фыркнул Гремми, откладывая книгу. – Ну и как ты будешь драться с ним на дуэли, чудила? Зови в секунданты Базза и кого-нибудь из старшекурсников. Хочешь, я с Лиллье Барро поговорю? Он не откажется.
Ссора с Эберном, кажется, выпила из Юго все силы, он только и смог, что согласно кивнуть. Барро он видел – отличник, лучший во всем Корпусе, которого после выпуска обещали сразу взять в командующие стрелковой ротой.
– Если только не потребует за услуги невозможного, – устало произнес Юго.
И тут принесло Базза.
Юго не видел, как он появился, и кто именно рассказал ему о ссоре, но подошел он, будучи уже в курсе событий.
– Юго, – произнес Базз, хмуря брови, и потянув его за рукав. – Пойдем-ка.
Юго покорно поплелся за другом, не ожидая ничего хорошего.
В комнате Базз усадил Юго на кровать, а сам, меряя пространство шагами, закружил, пылая гневом.
– Юго, ты с ним не справишься! – наконец, выдал он. – Эберн реально опасен, я провел с ним немало поединков, поверь мне!
– У меня есть выбор? – Юго посмотрел в бешеные глаза Базза. Казалось, по его телу проходятся огненные искры – это завораживало. – Я должен был спустить ему эту выходку?
– Но, блядь, не на дуэль же вызывать?! – вспылил Базз. – Юго, да ты и двух минут с ним в поединке не выстоишь!
– Я знаю, – отрезал Юго и резко поднялся. – Но я больше никому не позволю унижать себя. Я – дракон! Какого хрена я должен спускать какому-то хмырю его выходки? Если ты не хочешь быть моим секундантом, я попрошу Фригена!
– Никакого Фригена! – Базз примирительно выставил ладони. – Я сам его убью. Будет еще к первокурсникам приставать. Нашел ровню, уебок!
– Базз, даже если он меня раскатает, то все увидят, что трус – он, а не я! – ровным голосом проговорил Юго. – Сам подумай.
– Опять ведь в госпиталь загремишь! – Базз взял его за плечи, внимательно заглянул в глаза.
– И что? – криво усмехнулся Юго. – Я потерплю. Зато он будет выставлен в невыгодном свете.
– Юго, – вздохнул Базз. – Ты понимаешь, что он запросто может тебя покалечить?
– Я рискну. Или ты меня отговариваешь, я не пойму? – прищурился Юго. – Ты обещал быть секундантом, так действуй! Для начала объясни мне правила дуэли, а то я до них еще не добрался.
Базз коротко простонал и с размаху шлепнул себя ладонью по лицу.
Юго повезло. Пятый курс полным составом отправили в полевой лагерь на двадцать дней, и дуэль пришлось отложить. Секунданты Эберна, его однокурсники – щеголь Шаз Домино и Кирге Опье, – подходили к Баззу и Лиллье Барро договариваться о месте и условиях поединка, пока Эберн отбывал наказание.
Эти двадцать дней Юго почти не знал отдыха, до упаду тренируясь отражать заклятья или ставить щиты. Получалось откровенно плохо, реакция у Юго была совсем не бойцовская.
Ночами Юго стал плохо спать. Он задыхался, и, казалось, проваливался сквозь Силберн, подрываясь с кровати по несколько раз за ночь, каждый раз слыша этот проклятый звон цепей. Заикнулся было об этом Жизель – тот велел никому не говорить, чтобы не заперли в госпитале. «Башку лечить будут, – сказал Жизель. – А она ни при чем, Юго, поверь мне. Я чую, что у тебя что-то интересное наклевывается, но понять не могу. Сходи к Отто, что ли, он специалист. Остальным – ни слова!»
В последний раз Юго проснулся оттого, что понял – он проваливается в тень. Резко распахнув глаза, он в панике понял, что действительно ушел наполовину в тень, прямо в кровати. Юго подскочил, как ошпаренный, и включил свет на полную. Его трясло, он не понимал, что происходит. Понятно было, что это шалит его дар, но как с этим управляться? Кто мог бы ему сказать? Только посмеются!
Юго скорчился на полу у стены, боясь даже подходить к кровати. Что делать в таких случаях, он не знал. Через неделю возвращались пятикурсники, и скорее всего, уже назначат дуэль, а Юго ощущал себя выжатым, как от алтарного камня в замке людей. Он подцепил одеяло и продремал у стены до самого утра.
Но разве от Базза что-то укроется? Он заметил, что Юго выглядит очень плохо и потащил его в госпиталь. Пришлось Юго все рассказывать доктору Отто. Тот провел диагностику, потом сел напротив и потер переносицу. Юго напрягся – обычно этот жест предварял не слишком хорошие вести. Правильно, кто ж в Корпусе ненормальных держать будет?
– Совсем плохо, да? – пискнул он, мысленно уже собираясь домой. – Я безнадежен?
– Наоборот, – произнес доктор Отто, глядя на Юго. – Ты просто растешь. Не в смысле роста, а в даре. Твой дар стремительно добирает то, чего был лишен многие годы. Это очень паршиво сказывается на тебе, Юграм. Похоже, у тебя кроме теней, будет что-то еще, но я пока не совсем понял, что. Тебе не надо этому сопротивляться, вот и все. Примешь дар – и со временем все успокоится. Ты склонен слушать советы, даже самые нелепые?
– Ваши – да, – кивнул Юго. – Простите, но вы единственный, кто мне верит, и кто растолковал, что со мной происходит.
– Я бы посоветовал спать со стихийником, – Отто наклонился и глянул Юго прямо в глаза. – Баззард Блэк, например. Он стабилизирует принятие дара, и оттянет на себя лишнюю энергию. И, уж конечно, не позволит тебе проваливаться в тени посреди ночи.
Юго на миг оторопел. Он ожидал чего угодно, только не этого.
– Просто поверь мне, – доктор Отто мягко потрепал Юго по плечу. – Это сейчас тебе просто необходимо. Или тебе девочки больше нравятся? Тогда обрати внимание на Кэндис Кетнипп.
Юго в ошеломлении помотал головой. Заносчивая третьекурсница Кэндис ему нисколько не нравилась, хотя в бою она была собрана и отлично использовала свой дар.
– Я же до сих пор не могу… – пролепетал он. – А никак по-другому нельзя?
– Я подсказал тебе самый простой способ, – вздохнул Отто. – Есть еще курс лекарств, успокоительные и поддерживающие препараты. Но, поверь мне, нет ничего лучше естественной стабилизации. Впрочем, по твоему лицу я вижу, что ты предпочитаешь второй способ. Хорошо, я дам тебе эти лекарства. С одним условием: ты будешь принимать их под моим присмотром, потому что я не знаю, как они могут повлиять на тебя.
– Хорошо, – Юго облизнул пересохшие губы. – Я сделаю, как вы скажете.
– Тогда держи, – Отто достал из стеклянного шкафа маленький флакон темного стекла. – Здесь одна доза. Ты можешь выпить ее сейчас.
Юго открыл флакон и залпом проглотил содержимое, не разобрав вкуса. Пару минут ничего не происходило, потом по венам пробежала горячая волна.
– Ощущения? – Отто раскрыл тетрадь – медицинскую карточку Юго, что-то быстро заполняя там.
– Горячо, – ответил Юго, прислушиваясь к себе. Усталость уходила, словно и не было бессонной ночи. – Сил как будто прибавилось.
– Пока все идет как надо, – кивнул Отто. – Дальше ты до вечера будешь чувствовать прилив сил. Перед сном выпьешь вот это, – он положил перед Юго белый кругляш. – Если что-то будет не так – шагай через тень прямо сюда. Если будет совсем плохо, попробуй Позвать. Я услышу.
– Я никогда этого не делал, – смутился Юго. – Слышал один раз.
– Это выходит само собой, когда нужна помощь, – пожал плечами Отто. – Надеюсь, не понадобится, а то император мне голову за тебя оторвет.
– Вы преувеличиваете, – Юго забрал кругляш, положив его в карман. – Спасибо вам.
– Заходи, если что, – кивнул доктор Отто.
Выходить к ожидающему Баззу было ужасно неудобно после слов доктора Отто. Юго постарался придать лицу обычное выражение.
– Ну что? – Базз сразу схватил его за плечи и заглянул в глаза. Похоже, ему все-таки была небезразлична судьба Юго.
– Дар шалит, – Юго не стал ничего скрывать. – Прописали лекарства. Не волнуйся.
– С тобой до конца никогда нельзя быть уверенным, – проворчал Базз.

5.
Все-таки не стоило в этот день выкладываться на тренировке так сильно. Дуэль была назначена на утро, Эберн со злорадством посматривал на вымотанного Юго.
Лекарство, которое он выпил еще днем, словно провалилось в пустоту – никакого эффекта больше не было. Белый кругляш лекарства жег карман – а вдруг и он не поможет уснуть?
После ужина Юго не пошел в гостиную, решив еще немного поупражняться на манекенах, и спустился в пустой тренировочный зал. В такое время там можно было застать только Базза, но у того сегодня был наряд в столовой.
Юго немного размялся, поглядывая на манекены – ему никогда не удавалось по ним попасть с первого раза. Да и сил было не так много.
Постреляв по манекенам простыми заклятиями, и поуворачивавшись от ответных, Юго понял, что очень себя переоценил, когда в него попало несколько зарядов сразу. Было не очень больно, но Юго рухнул на пол совершенно без сил. Деревянный пол холодил щеку, руки мелко подрагивали, и Юго закрыл глаза, понимая, что сейчас отрубится прямо тут. Голова кружилась, нос чесался от пыли, которую еще не убрали после занятий. Юго сглотнул – ему снова показалось, что он «тонет» в тени. Как же драться-то завтра, если он даже подняться не может?
– Юго? – послышался от двери испуганный голос Базза – он в одно мгновение оказался рядом, обхватил руками, поднимая. – Юго, ты жив?
– Все в порядке, – монотонно произнес Юго, зажмуриваясь. – Ты зачем здесь?
– Я уже освободился, а Жизель сказал, что ты сюда пошел. Юго, что ты с собой творишь? – Базз осторожно усадил его, поддерживая горячей ладонью под затылок.
Юго посмотрел в зеленые глаза Базза и решился. Ему надо быть завтра в форме, и если одно средство не помогает…
– Базз. Ты ведь меня хочешь, да? – в лоб спросил он, любуясь ошеломленным лицом Базза – он явно ожидал чего угодно, только не этого.
– Хочу, – Базз крепче прижал Юго к себе, зарывшись лицом в его волосы. – Ты даже не представляешь, как. Ты мне понравился с самой первой встречи, когда я тебя чуть не задушил. А ты даже не догадывался.
– А я до сих пор не могу даже ощутить то, что чувствуете вы в таких случаях, – ровно произнес Юго. Стоило сразу предупредить его. – Ты очень хороший, Базз, – он подрагивающими пальцами погладил его по щеке.
Базз зажмурился, коротко и зло выдохнул.
– Что ты со мной творишь? – сквозь зубы произнес он.
– Будешь ночевать со мной сегодня? – вариант был беспроигрышный, Юго это знал. Базз ему нравился, вот такой веселый, щедрый на шуточки и подначки, и в то же время готовый защищать и объяснять. Юго очень дорожил Баззом, и именно сейчас он это понял.
– Из-за дуэли? – Базз досадливо куснул себя за губу, но рук не разжал.
– Не только, – Юго ткнулся Баззу в пропахший кухонными запахами китель, обнимая. – Просто поверь. Помнишь, как ты меня там обнимал? У людей? Я ведь никогда ничего подобного не чувствовал. Ты дал мне тепло, понимаешь?
– Посмотри на меня, – велел Базз каким-то чужим голосом.
Юго послушно поднял голову, глядя ему в глаза.
Базз наклонился и поцеловал Юго. Осторожно, словно боялся, что причинит боль – прошелся губами по губам, едва касаясь.
Юго замер – ничего неприятного в поцелуе не было, наоборот, даже приятно и немного щекотно. Как лепестком от цветка провели.
– Тогда пойдем, – Базз поднял Юго с пола. – Идти-то сможешь?
– Да, – твердо ответил Юго, несмотря на то, что ноги подкашивались.
Базз привел Юго не в его комнату, а к себе.
– У меня есть душевая, – с кривой улыбкой пояснил он. Губы его напряженно подрагивали – Юго это заметил. – У первокурсников нет таких удобств, по рангу не полагается. Давай, сначала я вымоюсь, потом ты. Подождешь?
Юго кивнул. Несмотря на твердость своего решения, где-то в глубине души он уже начал сомневаться в его правильности. Он искоса глянул на широкую кровать Базза, идеально застеленную, попытался вообразить себя, лежащим тут, и не смог. Он много раз видел, как делают это другие – не драконы, люди, конечно, но вот себя в этом положении представить не получалось.
Внутри опять что-то противно задрожало, заставив сглотнуть неизвестно откуда взявшийся комок в горле. Отступать он не собирался, хотя неизвестность пугала до судорог.
Базз вышел из душа почти обнаженный – на бедрах красовалось алое полотенце, невольно притягивая взгляд. Юго признал – Базз очень красив. Длинные сухие ноги, идеальное тело бойца, гладкая кожа, по которой скатывались редкие капли воды.
– Иди, – произнес Базз. – Полотенце белое возьми.
Юго кивнул и вошел в крохотную душевую, совмещенную с санузлом. Юго скинул с себя форму и торопливо встал под струи, боясь банально разреветься. Он боялся. Боялся близости, боялся этого трижды проклятого первого раза – перед глазами вставала сцена из замка, когда его размазывал по стене пьяный принц. Злясь на себя, Юго включил холодную воду, чтобы прогнать это трусливое чувство. Он уперся руками в стену, по голове и плечам хлестали ледяные струи, а в голове прочно поселилась паника.
Как открылась дверь душевой, он не услышал.
– Юго! – окликнул его вошедший Базз. – Ты что?!
Юграм еле слышно всхлипнул, не в силах обернуться, глядя на мраморные плитки пола.
– Юго! – Базз выдернул его из-под ледяных струй, прижимая к себе, закутывая в полотенце. – Ты боишься, что ли? Не молчи!
Юго нашел в себе силы кивнуть.
Базз обнял его, прижимая к себе – замерзшего трясущегося. Прикасаться к горячему телу было успокаивающе хорошо, и Юго с облегчением ткнулся лбом Баззу в плечо.
– Что ж ты себе такого надумал, Юго ты мой? – Базз заставил воздух вокруг них стать горячим и постепенно согревал Юго, потихоньку высушивая. – Я никогда не причиню тебе боли! Если ты не захочешь, то ничего и не будет!
Юго судорожно вздохнул, согреваясь – трясти его перестало.
– Идем, уложу тебя, – Базз подхватил его под руку и вывел в комнату, сгрузив на разобранную кровать. – Лезь под одеяло, ты же просто ледышка.
Юго, пылая щеками от стыда, юркнул под одеяло. Базз потушил свет и сел на кровать, спиной к Юго. Тот смотрел на идеальную спину друга, с четко очерченными мышцами, широкие плечи и узкую талию.
– Почему ты так боишься меня? – спросил Базз, не оборачиваясь. – Тебя обижали в замке? Ты ведь ничего о себе тогда так и не рассказал.
Юго замотал головой.
– Нет, – тихо ответил он. – Только один раз. Но тогда вмешался император, и, по-моему, он испепелил принца.
– Я – не принц, – криво усмехнулся Базз, ложась и притягивая Юго к себе ближе, сдувая челку с его лба. – Иди ко мне, согрею. Не знаю, как у людей, а у драконов последнее дело любимых обижать. Просто верь мне, хорошо?
В объятиях Базза Юго начал согреваться и расслабился, устало прикрыв глаза. Базз просто обнимал его, поглаживая спину, но не переходя к более решительным действиям.
– Ты очень красивый, Юго, – выдохнул Базз. – Очень трудно сдерживаться. Это просто наваждение какое-то.
Юго открыл глаза, глядя прямо в лицо Базза. Он вспомнил тот легкий поцелуй в тренировочном зале и провел по губам Базза кончиками пальцев.
Тот всхлипнул, зажмуриваясь, и крепко прижал Юго к себе.
– Ты… – хрипло прошептал он. – Что же ты творишь?
Юго с удивлением ощутил, как в комнате сгущается концентрация магии, теплой, огненной. Больше он ничего подумать не успел, потому что Базз увлек его в поцелуй – сначала осторожный, легкими касаниями проходящий по губам, а потом все более откровенный.
Юго не понимал, что происходит с ним самим – ему нравилось. Он, забыв про свои страхи, упивался этой силой, исходящей от Базза, согреваясь даже изнутри. Через некоторое время он поймал себя на мысли, что лежит на спине, поставляя тело под горячие поцелуи Базза, нависающего над ним. И ему нравится, как скользят по коже ладони, чуть царапая мозоликами от бесконечных тренировок, меча и лука. В солнечном сплетении как будто наливался жаром шарик магии, растекаясь по венам, давая силы – словно и не было этой кошмарной выматывающей недели. Базз делился щедро, от всей своей огненной души.
Юго вскинулся только один раз – когда поцелуи Базза спустились к низу живота. Было щекотно, и незнакомое чувство, до этого почти незаметное, плеснуло под кожу горячим напряжением.
– Неприятно? – удивленно поднял голову Базз, светя в темноте зеленью глаз.
– Нет, – шепотом – горло перехватывало, – произнес Юго, глядя на себя, на то место, которое сейчас зацеловывал Базз. – Хорошо. Непривычно. А это напряжение… так и должно быть?
– Где? – удивился Базз, пальцами проводя по нежной коже бедер, пока не касаясь главного.
– Здесь, – Юго показал пальцем ниже пупка. – Непонятно.
– Здесь? – Базз куснул его прямо за то место, куда показал Юго, и потом зализал укус.
Юго охнул, заметив, как рефлекторно поджались мышцы живота, вызвав щекотную искру от места укуса до горла и обратно. Юго сглотнул и расширенными глазами смотрел на то, как его собственный член начинает увеличиваться. Такого не случалось еще никогда, и Юго попросту не знал, как на это реагировать. Он с самого начала избегал смотреть Баззу между ног, но вот, что придется наблюдать такое у себя…
– Смотри-ка, кто ожил! – развеселился Базз, и прошелся языком, поглядывая на совершенно ошеломленного Юго. – Я все-таки лучше доктора Отто, верно?
А потом он взял член Юго в рот полностью, одновременно поглаживая поджимающийся живот и подрагивающие бедра. Горячие колючие искры заскакали у Юго от низа живота по позвоночнику, мягко стукая в затылок и выметая из головы последние мысли.
Напряжение росло и росло, и через какое-то время Юго поймал себя на том, что откровенно не сдерживает себя. Да и как тут сдержишься, когда все тело горит и незнакомое ощущение распирает изнутри, прорываясь невольными стонами?
– Прости, – Базз выпустил его член изо рта, напоследок обласкав головку языком, и посмотрел на Юго жалобно. Его руки судорожно комкали сбитую простынь. – Но я больше не могу сдерживаться. Меня сейчас просто порвет на сотню маленьких Баззов. Я обещаю не причинять тебе боль.
Юго кивнул. Напряжение в животе никуда не делось, требуя продолжения.
Базз прошелся пальцами по промежности, поглаживая тонкую кожу, заставляя шире раздвинуть ноги. Он тряхнул правой рукой – Юго дернулся, ощутив противный холодок очищающего заклятья. Базз прошелся поцелуями по внутренней стороне бедер – словно извинялся за неудобство.
– Тебе лучше повернуться на живот, – низким и подрагивающим от волнения голосом, произнес Базз. – Пожалуйста, Юго.
Юго сделал так, как просили, Базз подпихнул ему под бедра обе подушки. Осторожно поглаживая, чуть нажимая на анус, он добился расслабления.
Юго услышал, как хлюпнул тюбик со смазкой, до того стоявший на тумбочке, и запахло какой-то сладостью. Прикосновение мокрых пальцев заставило его вздрогнуть, но он стерпел проникновение. Неприятно особо не было – Базз старался не прерывать ласк, то оглаживая живот, то снова возвращаясь к члену – и тогда Юго вздрагивал он непонятно откуда взявшегося сладкого трепета.

6.
Базз толкнулся в него членом и Юго на миг замер. Он ожидал боли, но ее не было. Непривычное чувство наполненности, вот и все. Даже стыда не было.
Юго медленно выдохнул, приготовившись ждать, когда же все закончится.
– Не больно? – спросил Базз, начиная медленно двигаться.
– Нет, – ровно ответил Юго. – Все хорошо.
Он не видел лица Базза, но почему-то ему казалось, что оно напряженное, потому что его руки на бедрах Юго напряглись.
Движения внутри сначала воспринимались просто как неизбежность. Но уже скоро напряжение, распространившееся на все тело, выдавливало из Юго глухие стоны. Это были уже не искры, а разряды, взрывавшиеся под кожей фейерверком удовольствия.
Юго только на миг подумал о том, что было бы лучше видеть в такой момент лицо Базза, но потом все мысли вымело начисто.
Он уже не думал о том, как выглядит, он просто плыл и растворялся в этом огненном удовольствии.
Напряжение росло с каждым движением Базза, с каждым стоном, с каждым вдохом и мучительно-сладким выдохом.
– Не могу больше! – простонал ему на ухо Базз, ладонью проводя по мучительно напряженному члену Юго, скользнув по головке и игранув пальцами по закаменевшим яичкам. – Вместе, ну же!
Юго прогнулся в пояснице сколько мог, вскрикивая. Сознание взорвалось, рассыпалось звездными бусинами, на миг тело словно перестало существовать.
Пришел он в себя, лежа на животе. Базз заботливо вытирал его мокрым полотенцем.
– Прости, – Базз наклонился, провел пальцами по его дрогнувшим ресницам, поцеловал в висок. – Наверное, я был неосторожен.
– Я не знаю, – прошептал слегка дезориентированный Юго. Мышцы все еще мелко подрагивали, во всем теле поселилась истома – двигаться было лень, и Юго наслаждался этим новым чувством. – Но это было здорово.
– В душ? – Базз легонько, пальцами проводил по спине Юго вверх-вниз, очерчивая намечающиеся мышцы.
– Не, – повел плечом Юго, прислушиваясь к себе. Сила магии гудела в нем, как ветер в печной трубе, Юго был весь переполнен ею. Он приоткрыл глаза, глядя на лежащего рядом Базза. – Позже.
Уже потом, засыпая в надежных объятиях Базза, Юго подумал, что еще не раз будет ночевать здесь. И плевать, что скажут другие.
Дуэль назначили на утро, в полузаросшем уголке старого парка – здесь даже площадка была оборудована специально таких случаев. Очерченный белым круг на каменных плитках наводил Юго на мысль, что сотни курсантов до него уже выясняли тут отношения, и небо ведает, сколько еще будет после него. Несмотря на почти бессонную ночь, Юго был на удивление собран. В его голове четко сложилась тактика ведения боя, он был уверен в своих силах.
Эберн хмурился, вероятно, он тоже заметил, что Юго сегодняшний разительно отличается от Юго вчерашнего. И сделал выводы.
Секунданты подошли к центру.
– Объявляется дуэль между курсантами Азгиаро Эберном и Юграмом Хашвальтом. Причина – оскорбление. Согласны ли вы пойти на мировую? – оттарабанил Кирге Опье и глянул на хмурых дуэлянтов, один из которых не доставал второму до плеча.
– Нет! – отрезал Эберн.
– Нет, – повторил Юго.
– Итак, дуэль на заклятьях до первой крови. Оружие долой!
Юго показал пустые руки, показывая, что оружие ему еще не положено. Эберн отдал Шазу Домино свой щегольской пояс с мечом.
– Дистанция двадцать шагов, – сказал Кирге. – Начинать по сигналу. Разошлись!
Юго отошел на свою исходную точку. Потом, конечно, они могут сойтись совсем близко, но по правилам начинать нужно отсюда.
Боевая стойка была идеальной, но, когда прозвучал сигнал к началу, Юго все равно пропустил первое заклятье, больно хлестнувшее его по рукам. Эберн знал, куда целиться – руки почти всегда были проводником силы и направляли заклятья. И он был гораздо быстрее.
Но Юго не обратил на боль никакого внимания – терпел и посильнее. Его атака Эберна даже не поцарапала – на лице у того заиграла торжествующая усмешка. От следующих заклятий, последовавших очередью, Юго уворачивался, как мог – все они были незнакомыми.
– Долго еще бегать будешь? – досадливо фыркнул Эберн. – Нападай уже!
Юго молча ушел от следующей атаки. Эберн ведь прекрасно знал, что первокурсники только осваивают владение собственными силами. И ничему серьезному их не учат. А если знают – так это домашнее обучение.
Следующие полчаса Юго только и делал, что уворачивался, ставил щиты, падал, поднимался и морщился от попадающих в него заклятий – он уже был весь в синяках. Эберн язвил, пытаясь вывести Юго из себя, но тот молчал.
Перекатившись в очередной раз, Юго шагнул в тень, уходя от заклятья, летящего прямо в лицо. Он вышел за спиной Эберна и атаковал. Его заклятья особого урона Эберну не нанесли – Юго, все-таки очень плохо прицелился. Одно заклятье разорвало китель у локтя, второе попало в плечо. Эберн покачнулся, по-звериному разворачиваясь и хватая Юго за рукав и занося кулак для удара.
Юго еле вывернулся из хватки противника, уходя от удара и снова провалившись в тень, чем невероятно разозлил Эберна.
– Прекрати мелькать, выблядок! – взревел он. – Мать твою, дерись уже!
– Ты уж определись, – тихо произнес Юго, возникая чуть дальше, но не за пределами круга. – Куколка или выблядок. И я делаю, что могу.
– Так и я сейчас сделаю, что могу! – хищно раздул ноздри Эберн, формируя в руке иссиня-белый шар.
– Нарушение! – подскочили секунданты. – Опасное заклятье!
– Ну вас нахер! – Эберн погасил шар, и долбанул молнией в то место, где Юго только что стоял. Тот успел нырнуть в тень, но рукав располосовало от плеча до локтя.
«Опять форму менять», – со вздохом подумал Юго, пытаясь принять следующее заклятье на щит. Щиты у него выходили откровенно слабенькие, и долго напор не держали. Юго обзавелся еще одной жженой полосой на кителе – прямо поперек груди. Зато Эберн расслабился и получил заклятьем по уху. Пару секунд он тряс башкой, а потом вдруг нырнул вниз подсечкой – Юго стоял близко.
Юго порадовался тому, что после удара у Эберна притупилась скорость реакции – это спасло его от падения.
Они покружили еще немного, пока Эберн не стал целенаправленно загонять Юго, выматывая его до предела. Юго нырял в тени, но серьезно навредить противнику не мог физически. Разве что снова нос разбить.
Эберн только усмехался, и следующее его заклятье впечатало Юго в землю. Он видел, как к ним метнулись Базз и Лиллье Барро, но в следующее мгновение заметил, что в лицо летит кулак подскочившего к нему Эберна. Юго не раздумывал ни капли – пальнул в Эберна заклятьем, не целясь, и провалился в тень, выскакивая почти у самой черты.
Эберн стоял закрыв лицо руками.
– Опять в лицо, выблядок! – вокруг Эберна начала сгущаться сила, потрескивая на кончиках волос. Теперь вскочили и Шаз с Кирге.
– Ты сам подставился, – ровно произнес Юго. – И, по-моему, я тебе никакого вреда не причинил.
Вместо ответа Эберн жахнул заклятьем, которое Юго не опознал – его подбросило в воздухе и впечатало в дерево за пределами круга. Мир вокруг потемнел на несколько секунд. Юго ощутил во рту соленый вкус крови.
Он сполз на землю, ощущая опустошение. К нему подбежал Базз, подхватил под спину, приподнимая.
– Юго! – воскликнул он.
Юго поморщился от противного вкуса железа во рту.
– Я проиграл, – прошептал он. – Но я старался.
– У тебя кровь! – воскликнул Базз. – Где болит?
– Это я язык прикусил, – усмехнулся Юго, сплевывая кровь в траву. – А болит везде.
Подошедший к ним Лиллье Барро выругался, глядя куда-то в сторону.
– Хьюберт идет, – поморщился он. – Законопатит сейчас суток на трое, не меньше!
Юго пошевелился, пытаясь встать. Подошли и остальные, в том числе и прячущий глаза Эберн.
Вице-капитан Хьюберт подошел к ним, осуждающе глядя на всю компанию.
– Итак? – он приподнял бровь. – Снова те же лица, снова нарушение? Каковы же были условия, господа курсанты?
– До первой крови, господин вице-капитан, – ответил Лиллье Барро.
– Вам не стыдно было драться с первокурсником, курсант Эберн? – ласково осведомился Хьюберт – старшекурсников передернуло. – Три наряда вне очереди. Курсант Хашвальт, вы легко отделались. Три наряда вне очереди. Пройдемте в госпиталь, а позже я вас сопровожу на аудиенцию к императору. Он уже в курсе ваших разногласий. Разойтись!
Базз дернулся было следом, но Хьюберт ожег его недовольным взглядом и увел Юго в госпиталь, оставив остальных курсантов позади.
Доктор Отто осмотрел Юго и довольно улыбнулся.
– Я рад, что ты последовал моему совету, – произнес он. – Лекарства перестали помогать, так?
– Абсолютно, – кивнул Юго. – Я думал, до конца недели не доживу.
– Магия Блэка стабилизировала твое взросление, дальше пойдет легче, – доктор Отто посветил Юго в глаза с каким-то прибором. – Ага, отлично. Сейчас твоя магия стабильна. Какие-то скачки еще будут, но если вы будете встречаться регулярно, то дополнительных мер не потребуется. Язык-то прикушенный не беспокоит?
– Нет, – Юго покраснел. Дуэль эта дурацкая… Но если бы не она, Юго до сих пор бы боролся со своим пошедшим в разнос даром. И до сих пор не подозревал бы о чувствах Базза. – Уже все в порядке, спасибо.
– Тогда свободен, курсант, – ухмыльнулся доктор Отто и потрепал его по плечу. – Не попадай больше в такие передряги, парень. Дуэли дело чести, но тебе в них ввязываться еще рано.
– А если втягивают? – вскинулся Юго. – Эберн ведь не просто так это все затеял!
– Возможно, ты ему просто нравишься, – пожал плечами доктор Отто. – И он не знает, как к тебе подступиться. Ты в детстве понравившихся девочек за косы не дергал?
– Я? – изумился Юго, даже отступил на шаг. – Никогда. Меня не принимали в человеческие компании, я всегда был один.
– Ясно. Ну, да не зацикливайся на этом. А теперь иди, тебя ждет император.

7.
Император ждал его в кабинете. Поздоровавшись, Юго с опаской огляделся – просторное помещение, довольно светлое, большое окно во всю стену, полузакрытое плотной бежевой шторой. Громадный стол светлого дерева, необъятное уютное кресло, в котором сейчас, откинувшись на мягкую спинку, сидел император. На подлокотнике примостился Аскин, с любопытством глядя на Юго. Полурасстегнутый китель и рубашка Аскина отчего-то навели Юго на совершенно недопустимые мысли, и он мучительно покраснел.
Император усмехнулся.
– Ну, рассказывай, курсант Хашвальт, чем была вызвана сегодняшняя дуэль, – произнес он, переглянувшись с Аскином.
Тот слез с подлокотника, и, пока Юго рассказывал, быстро заварил чай в странном приплюснутом медном чайнике. Разлил по глиняным чашкам, поставил две на стол, и одну сунул Юго в руки.
– Вот как, – тяжелым голосом произнес император, глядя на Юго, который не знал, что делать: в руках эта дурацкая кружка, руки по швам не вытянешь, и не расслабишься. – Неужели не было другого пути?
– Был, наверное, – вздохнул Юго. – Но я тогда подумал, что надо сразу обозначить, что я не позволю снова втаптывать себя в грязь. Пусть они и не ведают о моем прошлом, но зато теперь они все знают, что я буду драться за свою честь до конца. Я хочу стать офицером.
– А ты хоть примерно представляешь, что такое быть офицером? – вкрадчиво спросил Аскин.
– Это значит быть, как вы, – Юго вскинул голову, глядя императору прямо в глаза. – Отвечать за своих людей до конца.
– Даже я не сказал бы лучше, – удовлетворенно улыбнулся император. – Доктор Отто докладывал мне о твоем состоянии. Я смотрю – оно стабилизировалось?
Юго опять покраснел, некстати вспомнив, что вытворял ночью.
– Да, – четко ответил он. – Я решил проблему с даром. Доктор Отто говорит, что наклевывается еще один.
– Что именно ты чувствуешь при этом? – заинтересовался Аскин, подаваясь вперед.
– Почти ничего, – Юго перевел взгляд на него. – Только звон цепей. Что это означает – никто не знает.
– Интересно, – глаза императора даже заблестели от этой новости. – Надо же…
– А можно еще одну просьбу? – пискнул Юго, понимая, что минуты его аудиенции истекают слишком быстро, и он может попросту не успеть озвучить свое желание.
– Говори, – кивнул император, снова становясь серьезным.
– Я хочу найти отца, – Юго перевел дыхание, собираясь с духом. – Могу я попросить вас помочь мне в этом? Или спросить у вас совета, кто бы мог мне в этом помочь?
Император молчал несколько секунд и Юго ощущал, как в кабинете сгущается и начинает давить на плечи магия Яхве, превращая того в тысячелетнего Властителя, не знающего жалости.
Юго моргнул – и перед ним снова был обычный император, какого он встретил в замке людей. Удушающая аура исчезла в одно мгновение, словно ее и не было.
– Его уже ищут по моему приказу, – произнес император, качнув чашку с чаем. – Допивай чай, Юграм, бери конфеты, я знаю, что тебе нравится шоколад, – он подвинул раскрытую коробку с вожделенными прямоугольничками к краю стола. – Группа разведки во главе с Эс Нодтом ушла сразу же, как только наш менталист пришел в себя. Пока они ничего не нашли. Но не отчаивайся, возможно, что он жив. Учись, расти, развивай дары. Как только станет что-то известно, я позову тебя.
Юго поклонился и вышел за дверь, сразу же попав в объятия Базза, явно поджидавшего тут.
– Ну, ты чего, – смутился Юго, осторожно выпутываясь из рук Базза. – Ничего страшного, просто поговорили.
– И не ругал? – поинтересовался Базз.
– Нет, – удивленно посмотрел на него Юго. – Почему он должен меня ругать? Я просто попросил у него помощи в поиске отца. Он сказал, что его уже ищут.
– Шоколад лопал, – с каким-то удовлетворением произнес Базз и наклонился, слизывая с его губ сладость.
Юго вздрогнул от щекотного чувства, пронизавшего его от губ до самого паха – как огненная волна прошла.
– Ты нарочно? – изумленно распахнул глаза Юго.
– Конечно, – кивнул Базз, обезоруживающе улыбаясь. – Я тоже люблю шоколад.
– Я не об этом, – отмахнулся Юго, и коснулся живота ладонью – Вот тут. Что ты сделал?
– А, – улыбка Базза стала еще шире, потянув его за рукав. – Так это не я. Это ты.
– Я?!
– Это называется, кажется, чувственность. Гормоны, или как там еще. Спроси у доктора Отто, он объяснит. Кстати, ты когда планируешь в следующий раз пошляться по Силберну?
Юго даже с шага сбился.
– Я больше не рисковал выходить, – медленно произнес он. – Я теперь опасаюсь ходить, вдруг еще куда-то провалюсь.
– Со мной не провалишься, – Базз хлопнул его по плечу. – Будем удирать от Хьюберта по-простому, а не через эти твои жуткие тени. Так что, идем сегодня?
Пока они дошли до гостиной, то успели договориться о времени вылазки и о деталях.
В гостиной их встретили довольно дружелюбно, весть о дуэли, по-видимому, разнеслась со скоростью ветра. Домино и Лиллье Барро сидели в кругу старшекурсников, что-то оживленно обсуждая.
… – И вот этот мелкий пиздюк гонял по дуэльному кругу Эберна, как малолетку, – говорил Барро так громко, что даже вошедший Юго услышал, немедленно краснея. – Он теневой, представляете? А там теней, как наказаний у Хьюберта, он как иголка нырял в них. Для настоящего боя он, конечно, еще слабоват. Эберна даже не поцарапало. Но попомните мое слово, эта мелочь еще будет нами командовать!
– Пиздишь, – отозвался староста Людерс, потягиваясь с ленивой грацией. – Ведь пиздишь же?
– Про то, что он будет командовать? – прищурился Барро. – Про это Яхве надо спрашивать. А про дуэль – все, как было, говорю. Смысл мне врать? Вон, у Кирге спросите.
– Все так и было, – кивнул Кирге. – Мелкий довольно долго держался. Я так понял, он уже заранее все продумал. Стратег будет, башка у него варит. Это вам не тупой боевик Эберн.
– Да ладно, – усмехнулся Домино. – Эберн просто не ожидал, что эта мелочь сможет ему противостоять. Да еще так долго. Но, признаю, мальчишка талантлив, да еще с таким даром.
Юго попытался было улизнуть в свой угол, к первокурсникам, но был цапнут Барро за воротник и подтащен к старшекурсникам. Базз зашипел и пошел за Юго со зверским лицом.
– Молодец, Хашвальт, – Юго вытерпел несколько хлопков по плечам и спине. – Знатно ты уделал нашего задаваку!
– Я же проиграл, – удивился Юго, поражаясь реакции старшекурсников. По идее, они должны были ополчиться против нахального первокурсника и поставить его на место. А вместо этого хвалили его.
– Проигрывать можно по-разному, – пояснил Барро, кивнув Баззу на кресло, чтобы садился и не маячил. – Ты ведь заранее все рассчитал?
– Не всё, – покраснел Юго, чем развеселил старшекурсников. – Я не знал возможностей Эберна, на тренировках я его ни разу не видел.
– По справедливости – он тоже твоих способностей не знал, – коротко улыбнулся Кирге. – Отчего и недооценил тебя.
– Ты, мелкий, если надо чего, обращайся, – великодушно произнес Барро. – Я слышал, ты лука создать не можешь. Если тебе нужны дополнительные тренировки, можем помочь.
– Лук я создать не смогу никогда, – отрезал Юго, глядя, как напрягся в кресле Базз. – Это сказал доктор Отто, когда меня обследовал.
Старшекурсники на миг замерли, ошарашенно глядя на Юго, но Барро похлопал его по плечу:
– Зато у тебя очень редкий дар и умная голова. Быть тебе при штабе. Обращайся по учебе, если что-то непонятно. Баззард, ты уж нашего будущего главнокомандующего не сильно ревнуй, никто на твое сокровище не покусится.
– Идиоты, – поджал губы Базз. – И сплетники.
Пока Юго соображал, что ответить и боролся со смущением, Базз вскочил с кресла и утянул Юго в другой угол гостиной, к более тихим первокурсникам, под смешки старших.
– Придумали тоже, – все еще кипя от гнева, Базз усадил Юго за его стол – Жизель и Гремми отсутствовали, скорее всего, опять зависали в библиотеке.
– Да ладно тебе, – примирительно произнес Юго, открывая ненавистный задачник. – Лучше объясни-ка мне про дроби.
Прозанимавшись весь остаток выходного, Юго не лег спать у себя, как это бывало всё первое время учебы, а ушел на этаж к третьекурсникам, к Баззу.
Через час после отбоя, они уже шли по внешней галерее Силберна, ёжась от холода и прислушиваясь к таинственной тишине коридоров. Казалось, что каждая дверь ведет в какое-то неизвестное пространство.
– Среди курсантов ходят легенды, – тихо сообщил Базз, когда они вышли с галереи в какой-то закрытый коридор, слабо освещенный и до ужаса похожий на ту ловушку, где побывал Юго. – Что здесь, на седьмом этаже, есть вход в сокровищницу императора. – Говорят, что там стоит саркофаг, где замурован его отец. Но попасть туда непросто, потому что его охраняет Нулевой отряд. Пять лучших воинов, которые непобедимы.
– Чего только не выдумают, – поморщился Юго – ему было очень неуютно в этом коридоре. – Зачем императору замуровывать своего отца?
Когда они вышли на лестницу, темную, если не считать слабого света луны из окон, он даже вздохнул с облегчением. Базз щелкнул пальцами, засветив несколько огненных шариков. Они стали спускаться вниз.
– А в подвале, говорят, есть место, где император складывает свои сокровища. И вот эта сокровищница уходит вглубь горы, и почти бездонна, – нагонял страху Базз, и провел Юго холодным пальцем по шее, вызвав у Юго стаю мурашек.
– Тьфу на тебя, – шепотом выругался Юго, вздрагивая. – Ты нарочно?
– Не-а, – весело улыбнулся Базз. – Я хочу найти хотя бы сокровищницу, потому что Нулевой отряд мне совершенно ни к чему. Да и вообще интересно же откуда ноги растут у этих легенд. У моего отца тоже есть сокровищница, и не маленькая. У тебя тоже должна быть. Да у каждого приличного дракона она есть.
Юго пожал плечами. Лично он эту сокровищницу в глаза не видел, да и не до того ему было. Он первое время только и думал, как же жили тут его родители, но представить их вживую так и не смог. Портреты были неподвижны и хранили тайну лучше мертвых.
Лестница, наконец-то, закончилась, и Базз осторожно приоткрыл дверь, заглянув туда.
– Никого, – тихо сообщил он Юго. – Идем.
За дверью оказался громадный коридор с колоннами, нишами, с доспехами и с гобеленами на стенах. Юго с удивлением оглядывал стеклянные витрины с выставленными там кубками, оружием, какими-то украшениями, со сверкающими в свете огненных шаров Базза камнями.
– Музей? – тихо спросил он.
– Здесь здорово, да? – Базз повел ладонью, показывая необъятный зал и взяв его за руку. – Надо будет сводить тебя сюда днем. А теперь смотри.
Он подвел его к картине, висевшей чуть поодаль, в простенке – здесь явно начиналась экспозиция портретов.
На Юго с портрета глянули знакомые глаза. Длинные белые волосы, ничем не скрепленые, изящные руки, небрежно опирающиеся о рукоять меча. Белая форма офицера, жесткий взгляд.
– Отец? – изумленно произнес Юго.

8.
Зима здесь была долгой. С гор наползали тяжелые свинцовые тучи и засыпали Силберн снегом. Летать в снегопад было тяжело, но тренировки никто не отменял даже в самую плохую погоду. Первый курс разбили на тройки и начали учить летать в команде.
Юго плохо переносил холод, но все же в Силберне было гораздо теплее, чем в том замке, где он жил раньше. Спасало и то, что он часто оставался ночевать у Базза, а тот был всегда горячим, как печка. Тем более что они хотя бы раз в неделю, но выбирались пошастать по замку. Несколько раз их ловил Хьюберт и приходилось драить полы. Юго привык к укладу жизни драконов, хотя еще многого не понимал и не знал, но ему очень нравилось. Он был здесь своим. Здесь ему было кого любить и кем дорожить.
В середине зимы в Силберне был большой праздник – начало нового года. Юго впервые участвовал в чем-то подобном, удивляясь всему новому и необычному. Он с удивлением наблюдал, как курсанты украшают Силберн к празднику, спешно готовят подарки родным. Юго тоже отослал для Катагири – подумал о том, что ей будет приятно получить подарок. Самым же запоминающимся оказался фейерверк. Юго завороженно смотрел, как темное небо расчерчивают ослепительно-яркие разноцветные всполохи: то лилии, то хризантемы, то звездный дождь, то фонтан – и так до бесконечности. Это был самый счастливый день в его жизни.
К весне Юго догнал в росте Базза и ему стали сниться сны. Если раньше он просто слышал звон цепей, то теперь эти цепи он видел – странная конструкция являлась ему во сне регулярно. Пока он видел только верхнюю ее часть – перекладину, по краям которой свисали цепи, явно что-то или кого-то державшие. Иногда перекладина покачивалась, и цепи настолько плавно колыхались, что у Юго кружилась голова прямо во сне, казалось, что он падает в бесконечную бездну. Юго подрывался, просыпаясь, и потом весь день ходил разбитый и делал ошибки на тренировках, чаще пропуская атаки в спарринге.
А когда сошел снег, Базз потащил Юго посмотреть Тронный зал. Он, как и всегда, рассказал жуткую сказочку о том, что трон Яхве никогда не стоит на одном месте, и что ночами его там вообще не бывает, потому что он превращается в частицы магии и подпитывает Силберн. Юго абсолютно не верил в эти побасенки, но так как в Тронном зале он еще не был, то с радостью согласился. Что угодно, только не цепи во сне.
Они прокрались разведанными пустынными коридорами, пару раз чуть не угодив в лапы дежурным, но все обошлось – их не заметили.
Базз показал на большие двойные двери – в узорах и позолоте.
- Вот тут, - произнес он шепотом, - и есть Тронный зал. Только мы с парадного входа не пойдем, там еще несколько ходов есть. Говорят, что отсюда раздаются по ночам какие-то звуки. Вот и посмотрим, что там с троном.
Юго последовал за ним.
Неприметная дверь находилась в паре коридоров от тронного зала, и Юго никак не мог увязать это в голове. Как же это так – дверь вот она, а зал совсем в другом месте! Не иначе Аскин постарался.
Базз открыл даже не скрипнувшую дверь на себя и нетерпеливо потянул Юго за собой.
Юго вошел и застыл соляным столбиком. В голове только мелькнула паническая мысль о том, что они стояли в тени и их не заметили.
Зал был огромен. Потолок его терялся где-то вверху, в темноте. Из огромных окон лился тусклый лунный свет, освещая стол, стоящий неподалеку от трона. Рядом валялся стул.
На большом секретарском столе лежал обнаженный Аскин, беззащитный, открытый. Его распущенные длинные волосы разметались по всей столешнице, тело ярко белело на темной поверхности.
Над ним нависал император – Юго узнал его сразу, хоть тот и стоял спиной.
Длинные черные волосы закрывали почти всю мощную спину, но Юго видел, как движутся мышцы под загорелой кожей.
Взгляд ошеломленного Юго выхватывал их целой картины какие-то отдельные части, поразившие его больше всего: длинные мускулистые ноги императора, расслабленную руку Аскина, свисающую со стола, белый мундир, комком валяющийся на полу возле стола. Что глаза у Аскина закрыты, а император бережно поддерживает его за бедра, а ногами Аскин обвивает талию императора.
Зрелище было настолько завораживающим, что Юго не сразу ощутил, как Базз сжимает его руку – почти до боли. Теперь они слышали тяжелое дыхание обоих и низкий, еле слышный стон – только непонятно чей.
Юго отмер только тогда, когда спина императора дрогнула – показалось, что он сейчас обернется. Базз закаменел от неизбежного наказания.
Юго не раздумывал ни секунды – дернул Базза в тень, уходя к нему в комнату.
Вывалились они на пол, рядом с кроватью – Базз держался за горло и пытался отдышаться.
- Ты нас спас, - просипел Базз, приходя в себя. – Но эти твои перемещения просто пиздец! Я чуть не пальнул огнем от неожиданности!
- Как ты себя чувствуешь? – запоздало мучаясь совестью, Юго потянулся расстегнуть Баззу воротничок кителя. – Я не знаю, как отреагировали бы тени на твой огонь, так что не думаю, что это была хорошая идея.
Базз перехватил руку Юго, поднес к губам, целуя в ладонь.
- Надеюсь, нас не засекли, - произнес он, лукаво улыбаясь.
- Император точно почувствовал, - зажмурился Юго – перед глазами так и стояла картина, увиденная в Тронном зале, вызывая чувство напряжения и жара в животе. Щеки залил румянец стыда – подглядывать, да еще выдать себя!
- Зато как возбуждающе, - Базз поднялся, потянув за собой Юго. – А не заняться ли нам тем же самым?
- Только не на столе, - вздрогнул Юго, ломая голову, как же Аскину не было там жестко и неудобно.
- А я-то так надеялся, - фыркнул Базз, расстегивая пуговицы на кителе Юго. – Идем-ка. В душе мы еще не пробовали.
Уже позже, засыпая, Юго подумал, что им, наверное, все же влетит за подглядывание, хотя Базз уверял, что никаких доказательств нет. Они вовремя смылись, хоть и таким необычным способом. Это если бы попались – тогда другое дело. Но вот в Тронный зал они ночью больше точно не пойдут.

Весна вступала в свои права, а в Корпусе начинались экзамены. Юго с головой ушел в учёбу, встречаясь с Баззом урывками – у того тоже шли консультации.
Юго сдавал нормативы по физической подготовке и фехтованию, вечером без сил падая в кровать и не видя никаких снов. Даже проклятые цепи перестали его тревожить, на время оставив в покое.
Императора он больше не видел ни разу, поговаривали, что он опять куда-то улетел вместе с Аскином.
Среди курсантов стали ходить странные слухи, будто бы люди начали объединяться, чтобы идти войной на драконов. Сначала Юго отмахивался, потом начал прислушиваться. Кому как не ему знать о нравах людей?
Старшекурсники деловито рассуждали о том, как разбить целую армию, а Юго не мог даже мысли допустить, чтобы в Силберн проник хотя бы один человек. Он не мог простить людям убийство матери, и собственные годы плена. И он до сих пор не мог даже предположить, где его отец – жив ли он. Юго знал, как люди используют мертвых драконов, хотя живые были не в пример полезнее и надеялся, все же найти его живым.
Император появился в Силберне незадолго до окончания экзаменов у первых и вторых курсов. У Юго оставалась только история и основы стратегии – самые легкие предметы, когда его вызвали к императору.
Юго вошел в знакомый кабинет, перебирая все свои грехи – набралось уже на хорошую трепку, начиная от шастания по ночам и заканчивая тем, когда они с Баззом устроили горку на крышах Силберна, скатываясь по крутым спускам в драконьем облике. Тогда их первым заметил, конечно, Хьюберт и немедленно влепил по неделе нарядов вне очереди. Но эту забаву подхватили остальные, пришлось подключиться остальным учителям, пока никто не поранился.
Император сидел в кресле, непривычно хмурый. Аскин стоял у окна, опираясь на подоконник, глядя на Юго с интересом.
Юго поклонился, как положено, и остановился в нескольких шагах от стола.
- Как учеба? – низким голосом произнес император, испытывающе глядя на Юго. Скорее всего, он знал обо всех успехах и неудачах Юго, просто испытывал.
- Выше среднего, Ваше величество, - оттарабанил Юго. – Осталось два экзамена. Меня переводя на следующий курс.
- Отлично, - кивнул император. – Я хочу сообщить тебе новость. Мы нашли твоего отца.
Юго на мгновение замер. Это было настолько неожиданно и ошеломляюще, что он даже забыл, что неприлично так пялиться на императора. Новость никак не могла уложиться в его голове. Отец – нашелся?
- Он жив? – выдавил Юго через силу. Эмоции переполняли его, он не знал, что делают в таких случаях, как благодарят.
- Пока да, - тяжело произнес император. – Ему повезло меньше, чем тебе. Он тоже питает замок людей. Но его держат в полной темноте, чтобы не сбежал. Сейчас разведгруппа проверяет замок на слабые места. Пока мы его оттуда вызволить не можем, но это дело пары месяцев.
Юго был ошеломлен. Он был готов сам лететь туда выручать отца, но насмешливый взгляд императора словно пригвоздил его к полу.
- Я вижу, ты готов хоть сейчас лететь туда, - произнес он. – Но ты еще мал и неопытен, поэтому я прошу – оставь это дело для таких стариков, как я.
- Вы не старый! – вскинулся Юго, мгновенно покраснев – в голову совершенно непрошено полезли мысли о подсмотренном в Тронном зале.
Яхве улыбнулся, глядя сверху вниз на смущенного донельзя Юго – тот невольно опустил взгляд на кончики своих форменных ботинок, полыхая ушами.
- Так мы договорились? – император поднялся из-за стола и подошел к Юго. – Ты не должен встревать в это, малыш.
- Но я должен! – Юго поднял голову и посмотрел императору прямо в глаза. – Я должен быть там! Это мой отец! Я прошу вас!
- Сбежишь ведь? – испытывающе глянул ему прямо в душу император. – Там может быть очень опасно. С тем замком, где жил ты, даже не сравнить. Там я смог подорвать защиту изнутри. Здесь все сложнее, и людей там гораздо больше. А твой отец сидит в темнице под донжоном, рядом с ритуальным залом. Защита там очень сильна, потому что они качают энергию у взрослого дракона.
- Я постараюсь быть полезным, - Юго не отвел взгляд. – Возьмите меня с собой.
- Я подумаю, - император положил тяжелую руку на плечо Юго. – Но мне бы не хотелось из-за глупости потерять одного перспективного дракона. А теперь иди, Юграм Хашвальт.
- Но… - Юго хотел сказать еще очень многое, что он может быть такой же приманкой, как это проделал Цан Ду, но император нахмурился и тяжелая волна силы заставила его проглотить окончание фразы.
- Отставить, курсант Хашвальт, - строго произнес император. – В общежитие – шагом марш.
Юго ничего не оставалось, как направиться к дверям.
- Юграм, - остановил его голос императора. – Надейся на лучшее.
Юго тихо прикрыл за собой дверь.
Как бы там ни было, что бы ни говорил император, Юго постарается найти способ полететь за штурмовым отрядом.
Он должен.
Он – дракон.