Out of control

Автор:  HellScream

Номинация: Лучший PWP

Фандом: RPS (Fantastic Beasts and Where to Find Them)

Число слов: 1514

Пейринг: Колин Фаррелл / Эзра Миллер

Рейтинг: NC-17

Жанр: PWP

Предупреждения: PWP, AU

Год: 2017

Число просмотров: 172

Скачать: PDF EPUB MOBI FB2 HTML TXT

Описание: Эзра не был готов к тому, что после знакомства с Колином так быстро потеряет голову.

У Колина мягкий и заразительный смех, от которого по коже бегут мурашки, а сердце раз за разом делает предательские кульбиты. Поначалу Эзра изо всех сил старается не выглядеть чрезмерно восторженно и глупо (и первое время у него получается довольно неплохо), но довольно быстро отказывается от этой затеи. Рядом с Колином меняются абсолютно все, без исключения: ассистентки краснеют от смущения, когда он обращает на них внимание, а хмурый помощник режиссёра вместе с оператором охотно смеются над его шутками. Колин настолько идеально вписывается в магический мир, что однажды за ужином Дэвид Йейтс сетует на обстоятельства, которые не позволили им поработать вместе раньше.
— Значит так было нужно, — философски замечает Колин. — Поверь, лет семь назад я был бы с позором изгнан из этой вселенной без права возвращения. Я рад, что оказался здесь именно сейчас.
Эзра слышит этот разговор и признаётся себе, что рад ещё больше.

Колин потрясающе делает кофе. В этом Эзра убеждается лично, когда однажды утром ему вручают чашку с ароматным напитком.
— Проснись и пой, — Колин хлопает его по плечу.
Миллер заторможено кивает и делает первый глоток. Горячий, но не обжигающий, кофе мгновенно возвращает его к жизни.
«Спасибо», — беззвучно благодарит он, когда их взгляды пересекаются.
Колин улыбается.

Колин обожает прикосновения. За один вечер Эзре достаётся столько дружеских тычков, похлопываний и объятий, сколько, наверное, он не получал за всю жизнь. Он настолько быстро привыкает к тому, что Колин может дотронуться до него в любой момент, что не только перестаёт опасаться контакта, но хочет ещё. Под конец он смелеет настолько, что сам тянется навстречу ласкам, и Колин, смеясь, приобнимает его за плечи. Эзра чувствует тонкий аромат парфюма, запах ментоловых сигарет, и впервые за несколько месяцев ощущает острую потребность закурить.

Колину невероятно идёт образ Грейвза. Когда Эзра впервые видит его в костюме и пальто — чёртовом пальто с белоснежной подкладкой, — из множества мыслей остаются лишь непечатные слова. Он входит в образ Криденса, не отдавая себе отчёта: горбится и опускает голову, исподлобья разглядывая идеального мистера Грейвза. О, он бы отдал многое за возможность просто прикоснуться к нему.
— Идеален, правда?
Эзра моментально выпрямляется, заметив рядом с собой помощника костюмера.
— Более чем, — соглашается он, даже не думая о контексте.

Колин снится ему этой же ночью.
Эзра меряет шагами трейлер, выпивает полбутылки воды, а остаток просто выливает себе на голову. Это помогает озябнуть, но никак не выкинуть из головы чёртов сон, в котором Колин заботливо набрасывает ему на плечи то самое треклятое пальто и целует в висок. Жар, исходящий от ладоней, ощущается даже через плотную ткань, а щекочущее дыхание ухо кружит голову.
Курить хочется неимоверно.
После нескольких минут упорных поисков, Эзре удаётся отыскать мятую и почти пустую пачку, а зажечь сигарету и вовсе получается только с третьего раза. Он с наслаждением наполняет лёгкие дымом и внимательно разглядывает удивительно ясное звёздное небо.
Колин подходит к нему почти бесшумно, разворачивает к себе лицом и впечатывает в стену трейлера. Эзра не успевает ни спросить, ни возразить: кожу опаляет дыхание с отчётливым запахом виски, а чужие губы накрывают его собственные. Поцелуи выходят торопливыми, жадными и оттого немного неловкими, однако это неимоверно заводит Эзру. Он набирает в лёгкие побольше воздуха, когда они сталкиваются носами и отстраняются друг от друга; машинально облизывается и откровенно залипает на губы Колина.
…Он просыпается на рассвете, вспотевший, возбуждённый и растерянный.
Воспоминания слишком яркие, чтобы просто отставить их в сторону, и Эзра, глотая стоны, вбивается в кулак.
(Желание курить никуда не пропадает, но в этот раз организм требует что-то явно покрепче сигарет).

Их с Колином дуэт получается блестящим.
Эзра ни капли не лукавит, когда во время съёмок в переулке прячет взгляд и тянется за лаской, которой Колин охотно награждает его.
Мало, мало, мало.
Эзра смотрит ему вслед с такой тоской, которую почти не приходится играть. Цепочка медальона обжигает шею, а неизменный аромат парфюма, кажется, окутывает с головой.
«Неудивительно, что Криденс потерял над собой контроль», — думает Эзра позже в душе и явно делает это зря. Фантазия услужливо рисует ему образ Колина — обнажённого, вжимающего его в стенку душевой кабинки, и кусающего за шею. Ощущения настолько реальны, что Эзра косится через плечо и разочарованно вздыхает: конечно, один. Он сам прижимается к стенке — так, чтобы сильные струи воды падали на спину, закрывает глаза и обхватывает ладонью член.
Мало, мало, мало.

Когда Эзра, наконец-то, получает долгожданную возможность расслабиться и хотя бы ненадолго избавиться от навязчивых мыслей, он делает это вместе с Колином.
— Не припомню, когда баловался травкой в последний раз, — признаётся Фаррелл и тут же заходится кашлем. — Ужасная вещь.
— Кошмарная, — охотно соглашается Эзра. Ему чертовски весело, и от безудержного смеха его останавливает глубокая ночь за окном.
Они курят, передавая самокрутку друг другу, делятся странными историями из жизни, и Эзра не может не заметить ирландский акцент Колина, прорезающийся в особо эмоциональные моменты. Чертовски сексуальный акцент.
В какой-то момент он ловит себя на том, что восхищённо пялится на Колина, приоткрыв рот, и отчаянно старается не сморозить какую-нибудь глупость.
От внимания Колина это, само собой, не укрывается.
— Ты знаешь, как действуешь на окружающих? — интересуется он как бы между прочим.
— Ага, — Эзра не придаёт этому вопросу особого значения и тянется за сигаретой, однако Колин не спешит возвращать её. — Что, потухла?
— Не совсем.
Колин совершенно не меняется в лице, когда подаётся вперёд и прикасается самокруткой ко рту Эзры. Тот машинально обхватывает её губами, задевая и пальцы Колина.
Веселье и дурман испаряются в одночасье. Эзра забывает как дышать, действуя на одних только голых инстинктах: выпускает сигарету изо рта и целует подушечки пальцев, не разрывая зрительного контакта. Он не думает о том, потерялся ли в своём герое или же Криденс — его отражение; не думает, что будет завтра, когда голова прояснится.
Колин перехватывает самокрутку другой рукой, тушит её и обхватывает ладонями лицо Эзры. Тот пытается отвести взгляд, но замирает, услышав:
— Посмотри на меня.
Колин, улыбаясь, очерчивает линию скул. Держать себя в руках перестаёт быть возможным, и Эзра тихо стонет.
— Ш-ш-ш.
У Колина дикий, пьяный взгляд, и потрясающая сила воли. Он проводит по нижней губе Миллера большим пальцем, а тот зачарованно наблюдает за ним, как змея за своим заклинателем, готовясь исполнить любой приказ.
— Тебе нужно поспать, — говорит Колин, всё ещё сохраняя невыносимую близость. Его выражение лица по-прежнему непроницаемо, однако лихорадочный блеск в глазах кричит громче любых слов. — Нам обоим нужно. Договорились?
— Да, — каркает Эзра. Он чувствует, что по-прежнему может перешагнуть черту, и Колин не остановит его.
Знает ли сам Эзра, как действует на окружающих? Более чем.
Вопрос в том, знает ли Колин, как действует на Эзру.

Трейлер Колина кажется маленьким для них обоих, но это последнее, о чём они оба беспокоятся. Сон Эзры становится реальностью, когда Колин набрасывается на него как хищник: вжимает в стену, целует шею, оставляя засосы, нарочно обходит вниманием губы. Эзра ничего не говорит целую минуту, но потом срывается, начиная повторять чужое имя как заведённый.
Колин отстраняется, бесконечно долго разглядывая его покрасневшие искусанные губы, и усмехается каким-то своим мыслям.
На этот раз Эзра целует Фаррелла первым, притянув за лацканы пиджака, и бесстыже трётся о его бёдра. Колин перехватывает инициативу, когда до разрядки остаётся всего ничего, и прижимает ладонь ко рту Эзры.
— Тише, — шепчет он, легко прикусывая ушную раковину. — Потерпи немного.
Сердце стучит где-то в горле, когда Колин отступает на шаг назад и начинает раздеваться. Эзра запускает руку в штаны и сжимает член у основания — от Колина исходит такое желание, что оставаться спокойным практически невозможно. Теперь Эзра отчётливо понимает, что значит потерять голову.
Стоит им оказаться на кровати, как Колин меняет правила: его ласки становятся нежными и неторопливыми, будто он проверяет, сколько ещё Эзра способен выдержать. Он легко целует его в уголок рта, в шею, на которой уже темнеют засосы, прикусывает кожу на ключицах.
— Я почти готов умолять, — хрипло бормочет Эзра. Фантазии о том, что может сделать с ним Колин, одна неприличнее другой, но все они меркнут в сравнении с реальностью.
— «Почти» не считается, — парирует Колин и перекатывается на бок. — Иди сюда.
Эзра прижимается спиной к его груди, и когда член Колина упирается ему между ягодиц, теряет последние остатки самообладания. Он чувствует, что Колин напряжён до предела и так же сильно хочет разрядки, поэтому двигается медленно, изо всех сил стараясь не начать насаживаться. В ответ Колин сильно сжимает его бедро, обжигает дыханием кожу и целует в плечо.
Эзра даже не стонет — всхлипывает, — когда рука Колина мягко отстраняет его собственную. Ему требуется пара быстрых сильных движений, чтобы Эзра выгнулся, упираясь головой в его плечо, и кончил, пачкая покрывало.
Колин не даёт отдышаться: становится за колени и тянет Эзру на себя, вынуждая встать на четвереньки. Эзра чувствует себя открытым и беззащитным, и ему, чёрт побери, окончательно срывает крышу. От темпа, который задаёт Колин, и его крепких пальцев, впившихся в ягодицы; от скользящего по ложбинке члена и рваного дыхания за спиной. Эзра гортанно стонет и прикусывает ладонь, когда Колин кончает ему на ягодицы.
В голове проясняется далеко не сразу, и в следующие мучительно долгие полминуты Эзра пытается убедить себя, что это не сон, выравнивая дыхание и сердцебиение.
Колин привычным жестом зачёсывает растрёпанные волосы, берёт со стола бутылку воды и протягивает Эзре. Тот пьёт жадно, не замечая, что капли скатываются по подбородку и шее, и что от этого зрелища взгляд Колина вновь темнеет.
— Надеюсь, ты дашь мне передохнуть несколько минут, — полушутливо просит Колин. — Я уже не так молод, чтобы сразу идти на второй раунд.
Эзра впервые смотрит на него без тени смущения.