Не убоюсь я порнографии

Авторы:  SSC ,  EDM

Номинация: Лучший ориджинал

Фандом: Original

Число слов: 5234

Пейринг: ОМП / ОМП

Рейтинг: NC-17

Жанр: Romance

Предупреждения: Увечья

Год: 2017

Число просмотров: 1094

Скачать: PDF EPUB MOBI FB2 HTML TXT

Описание: Бывший десантник становится видеоблоггером, показывая процесс реабилитации и уча поломатых салаг ЛФК, и переписывается со звездой, делающей обзоры порнопродукции.

Как можно снять маску, когда она уже не маска, когда она такая же часть меня, как и я сам?
Алдерсон, Мистер Робот




Сломанный человек, как правило, остается один.
Он уже не ищет поддержки, для него уже поздно что-то изменять, он отчаялся и осел на дно.
Не каждый рискнет поддержать такого человека, собрать его по кусочкам и вдохнуть в него жизнь.
Эрих Мария Ремарк




«Всем привет, с вами снова я, доктор Лавплаг! Доброго времени суток всем, кто хочет больше знать о любви и прочих штучках того же рода. Итак, мои любопытные зрители, сегодня нас ждет обзор новинок от моих дорогих — о, они заслуживают своих денег! — партнеров из фирмы "Док Джонсон", затем обычная рубрика с ответами на ваши вопросы и маленькая, но очень поучительная история о сифилисе в Средние века, и о его влиянии на моду и нравы. Надеюсь, вам, как всегда, понравится. Поехали!..»

Это даже близко не было похоже на большинство затопивших интернет роликов. Голос был четким, с хорошей дикцией, и «доктор» явно знал, что делал. Никаких лишних пауз, вводного мычания или других посторонних звуков. При желании парень мог бы работать на радио. Или, может быть, диджеем. Или просто кропотливо собирал каждый ролик.

— Он взлетел всего лишь за две, я подчеркиваю, две недели! — горячо вещала Лана, перекрывая голос ведущего своим командным басом. — Еще месяц назад это был безвестный фрик, понимаешь? Выкладывал свои ролики раз в три дня, а потом одно упоминание на БиБиСи, и теперь его смотрит весь мир.

— Он к этому довольно долго шел, — возразил Джек, — и вот это самое «раз в три дня» дорогого стоит. Представь, что ты бесплатно выпускаешь в одно лицо газету, сама собирая для нее новости, сама набирая текст, проверяя и редактируя. Каждые три дня. Бесплатно. Не меньше полугода. И когда тебя упоминает БиБиСи, у тебя уже целый архив этих роликов... и каждый чем-то цепляет. Я лично не удивлен, хотя, гм, слегка шокирован, — он потер переносицу, вспоминая тот самый кусочек видео с «документальной съемкой». — Ладно, окей, не слегка, но в хорошем смысле.

— Может, готовился он и полгода, а выкладываться начал шестого февраля, — док открыла вторую вкладку и промотала до низа страницы, — и две недели назад у него было двенадцать роликов. Это дочерта, конечно, я согласна. Тебе так частить не надо, начни с раза в месяц, и через максимум год будешь звездой. В хорошем смысле, — она хмыкнула.

Парень на первой вкладке продолжал вещать, теперь уже беззвучно. На венецианской маске, закрывающей почти все его лицо, чуть покачивались перья. Джек не мог оторвать взгляд от этих почти гипнотических движений.

— Хочешь сказать, кому-то будет интересен процесс восстановления после травмы? Я скучный немолодой отставной вояка. Хоть бы смазливым был…

— Людям нужны примеры для подражания, — Лара кивнула, — в мире несколько миллионов людей живут с травмами спины. Большинство из них могло бы частично или полностью вернуть прежнюю жизнь, если бы в это верили. Если ты хотя бы попытаешься, это будет уже очень хорошо, и самое лучшее — если это будет в прямом эфире. И сам будешь иметь мотивацию не забивать.

— Я попробую, — неожиданно даже для себя решил Джек. — В конце концов, даже если это будет нужно только мне, оно должно помочь. Только, естественно, без вот этих изысков, — он ткнул пальцем в экран, где доктор Лавплаг как раз демонстрировал нечто, выглядящее как творение скульптора-абстракциониста, зацикленного на плавных кривых, — маски, костюмы... я ж не Бэтмен.

— Тебе и не надо, наоборот, открытое лицо будет плюсом. Стесняться-то нечего. А вот спину лучше будет иногда показывать, чтобы было понятно, как меняется. И обязательно добавляй потом кадры из прошлых выпусков, — Лара взялась за него всерьез, и шансов увернуться не было никаких.

— Я посмотрю, как это делают успешные... как их называют, виддеры? Подкастеры? В общем, как правильно компоновать ролик и вести себя в нем. Ну не буду популярным, тоже мне потеря. — Джек подтянул палку и нацепил ее петлю на руку. — Знаешь, док, чтоб встать нормально на ноги и идти без проблем, я готов хоть практики вуду пробовать, а это вот шаманство на экране выглядит как-то более... гигиенично. Так что попробуем. В крайности будет, чем занять свободное время.

— Видеоблоггеры, — снисходительно поправила Лара, — да, и не забывай делать упражнения каждый день. Никаких «ой, зачитался», понятно? Сама лично тебе голову отъем, если пропустишь. Можешь там же и отчитываться, я буду твоим первым и самым преданным фанатом.

— Забудешь, пожалуй, — Джек пробурчал это шутливо, но на самом деле идея ему иррационально нравилась. Хотя, конечно, идея сниматься в полуголом виде на камеру... это лет в двадцать он бы на такое не просто пошел — побежал бы, безо всякой травмы. Сейчас, в сорок с небольшим, позировать с голым торсом… он же не русский президент, в конце концов. Хотя ради здоровья на что только ни пойдешь.

Опять же, повод держать себя в порядке. За первые полгода реабилитации он внезапно наел некоторое брюшко, и это его страшно раздражало.

Для начала Джек решил посмотреть, чего там уже предлагают, и разобраться в ассортименте, потом — он глянул на смарт-часы, где выводился список планов — следовало прочитать книги из списка Лары. И купить веб-камеру, конечно.

Залип он в итоге как раз на роликах этого самого фрика. Судя по всему, маска была частью образа — не какая-то определенная, а просто закрывающая лицо. Учитывая, что в этих своих роликах парнишка творил…В общем, сложно было его обвинять, что он не хочет демонстрировать физиономию, да еще и псевдоним взял.

Но следовало признать: несмотря на общую щекотливость тем, доктор Лавплаг обращался с ними довольно бережно, и если от его откровений чья-то репутация и страдала, то только тех, кому было уже глубоко все равно.

Только когда глаза конкретно начали слипаться, Джек обратил внимание, что уже время-то к двум ночи.

Он посмотрел все и уже снова гнал тот самый первый ролик, который показала Лара. А еще он определенно завелся, и сам этого, гм, не заметил, увлеченный просмотром. Хороший знак — доктор предостерегала, что половая функция могла пострадать необратимо. «Даже то, что встал у него на пацана вдвое младше... да нет, не на пацана, на тему, конечно», — уверял себя Джек.

Тут тебе и всякие мастурбаторы, и кольца на это самое место, и реалистичные куклы, и прочие приблуды и примочки, придуманные похотливым человечеством... В общем, со времен юности Джека порнопродукция шагнула очень далеко.

Этой ночью ему снилось что-то непристойное, озвученное все тем же хрипловатым голосом из-под маски. Кстати, она как раз раздражала, учитывая, что больше ничего из одежды, кажется, не было ни на ком. Проснулся Джек с ощущением, что еще чуть-чуть, и это был бы мокрый сон, как в юности.

Он резко поднялся — и со стоном упал обратно, спина взорвалась резкой болью, и всякое возбуждение исчезло. Чертов неудачный прыжок с крыши едва не лишил его ног, а теперь и половой жизни лишает!

Джек скорчился, надеясь, что боль утихнет сама по себе, и не придется глушить ее таблетками. Видел он, что делается с теми, кто эти самые таблетки слишком часто употребляет, и себе такого не хотел. Зато вот так, в положении лежа, остро ощущая свою беспомощность и недостатки собственного тела, он отлично представлял, что хочет сказать в своем первом ролике. Да и продемонстрировать тоже.

Потом, когда Джек уже сумел и разогнуться, и помыться, и даже побриться, он устроился на кресле с жесткой спинкой перед настроенной и работающей камерой.

— Салют. Меня зовут Джек Уилфордж, я отставной военный и — в настоящий момент — инвалид с травмой спины. Я абсолютно уверен, что это временное явление, хотя медики в госпитале с этим не согласны... Мы посмотрим, кто из нас лучше знает, на что я способен. Мне сорок один год, и я совершенно не согласен быть списанным в утиль только потому, что не могу больше служить в армии. Если вы хотите следить за этим — я не против, — он расстегнул рубашку, ощущая себя этаким стриптизером, но все же встал, развернулся спиной к камере и продолжил. — Вот так я выгляжу после всех этих вытяжек и хирургии. Под корсетом — хуже, но если вы хотите полюбоваться на мои шрамы, их я, возможно, тоже зафиксирую. Потом. Я могу стоять, но ходить — уже не так-то просто, — он продемонстрировал несколько шагов, как он опирался на трость, и сел обратно.

Пару секунд Джек просто смотрел в монитор.

— Я надеюсь, метод сработает. Он заключается в тренировках, определенной диете, и, главное, вере в себя. Я буду верить, что у меня получится. И у вас тоже, если попробуете последовать моему примеру. Но учтите, этот медицинский комплекс прописан врачом.

Он чуть помолчал, потом криво улыбнулся.

— Никогда не подумал бы, что придется сражаться с собственным телом. К такому меня жизнь не готовила, знаете ли. Она просто взяла и шибанула меня по спине без всякой подготовки, и теперь как-то надо это исправлять, потому что жить развалиной я не буду. Что ж... дальше будет полчаса занудных упражнений, и если вам не нравится глядеть на потных мужиков в возрасте, проматывайте. Кстати, я намерен делать эти упражнения каждый день, хотя видит бог, это не самая моя любимая активность! Это больно, знаете ли, и тяжеловато. Я не мальчик уже, как можно заметить, и искренне думал, что остаток жизни буду ходить перед строем отжимающихся юнцов и делать им замечания, что мол, недостаточно стараются. Ага, разбежался такой. Ладно. Первым пунктом в меню — разогрев...

Он переставил свет, немного постоял, и начал делать комплекс. К счастью, он выучил его до последнего движения еще в больнице и теперь только комментировал, напоминая порой, что у него нет медицинского образования и рекомендации получены для его травмы и могут не подойти для других. Потом он молчал, только тяжело дышал, пытаясь выстроить спину правильно.

В общем, как и предполагалось, к концу комплекса он был потный, как свинья, уставший до дрожащих рук, и выжатый, как тряпка.

— Вот примерно так, и каждый день, — он опирался о стол гораздо тяжелее, чем сам хотел бы. — Больно до чертиков, но пока еще терпимо, так что болеутоляющие я пока придержу, на всякий случай. А так — вот набор моих лекарств на сегодня: утро и вечер. Еще раз повторю: этот курс мне прописан врачом, и в данном случае самолечение — это верный путь в инвалидное кресло, а то и куда похуже. Ну, конечно, работать придется самому, доктор может только направление показать, а вот таблетки — это дело такое...

Сейчас по уму следовало снова забраться в душ, но он, попрощавшись с предполагаемыми зрителями и закончив запись, решил просмотреть ее глазами зрителя, так сказать.

Очнулся он через два часа, перелопачивая гугл в поиске минусовки к ArmyDreamers, очень подходящей по настроению. Не нашел и в решительном порыве отправил итог в рендер. Хорошо хоть в армии приходилось делать видео пару раз!

В общем и целом, результат ему нравился. Скажем, если бы у него был такой вот ролик в начале терапии, это как минимум подбодрило бы. Что вот, люди уже сталкивались с травмой позвоночника до него, и готовы поделиться опытом. И мужик в кадре не выглядел таким уж... смазливым красавчиком, пытающимся кого-то склеить, обычный кадр после сороковника. Честно говоря, он этого боялся сильнее всего: что будет смешно или пошло.

Пока это было только слегка уныло и очень длинно.

Письмо Ланы было коротким: «выкладывай, ничего больше не делай, отлично вышло».

Конечно, она была пристрастной. Конечно, Лана вряд ли была спецом по таким роликам... И только поэтому пришлось задуматься о том, кого бы еще привлечь к оценке. И кандидатура у Джека нашлась только одна — из тех, кто хотя бы теоретически не станут банально игнорировать такой запрос, да еще бесплатно.

Он быстро, пока не передумал, написал письмо на указанный в ролике Доктора Лавплага адрес и приложил собственную работу. Мол, здравствуйте, так и так, не могли бы вы дать пару советов о том, как улучшить этот ролик, если учесть ваш собственный опыт... Заранее спасибо.

Глупость, конечно. Наверняка у него тысячи писем каждый день. Письмо просто улетит в спам, да и все.

Убедив себя не тревожиться, Джек все-таки ушел в душ, и, вернувшись, не полез в почту, предпочитая повторить комплекс на растяжку, потом почитал книгу, но сюжет никак не мог его зацепить. Подумал и заглянул в почту.

Входящее.


***

Дэн Сталлерс, больше известный широкой публике как «Доктор Лавплаг» — как Plague, не как Plug! — читал приходящие ему письма не только из рабочих надобностей. В конце концов, общаться тоже человеческая потребность, а ему, в силу некоторых особенностей, общаться с людьми вживую было не очень удобно. Не то, чтобы невозможно, но довольно тяжело. Поэтому большинство писем, не попадающих в спам, он читал, и довольно тщательно. А такие, как это, были и вовсе редкостью.

В большинстве ему писали или фанаты, или хейтеры, и все это было в целом предсказуемо. Он не принимал близко к сердцу проклятия, а радостные крики его радовали, пусть и не очень сильно. Это же была просьба о помощи, очень вежливая, какая-то старомодная, неловко-официальная.

Дэн внимательно смотрел ролик. Очень простенький, очень искренний. Вояка выглядел моложе заявленных лет, Дэн ему и тридцати бы не дал, если б знал о травме. Травмы старят, ему ли не знать.

Симпатичный, крепкий, с огоньком в глазах.

И, кроме того, реально заинтересованный в том, что делает. Тут уж сложно было ошибиться: бодибилдером Джек не выглядел, но тренировался с каким-то остервенением даже. Длинновато получилось... но если учесть заявленный формат — продемонстрировать технику восстановления после травмы — может, и оправданно. Вот музыка не помешала бы, и Дэн покопался в закромах — где-то у него была подходящая минусовка.

«Привет, дружище Джек, — написал он в ответ. — Посмотрел твой ролик, выглядит неплохо. Несколько советов от блоггера блоггеру: во-первых, сделай микрофон более чувствительным и с отсечением посторонних шумов по возможности. Может, стоит его даже запаковать в поролон, как у дикторов бывают такие штуки, помнишь? Ну и если решишь заниматься этим всерьез, то попробуй, как тебе больше нравится, отдельно записывать звук, отдельно видео или сразу вместе. Потом, свет лучше поставить чуть сбоку, если прямо сверху — не очень удачно. Ну и добавь, наверное, какую-нибудь музыку, вроде той, что я тебе посылаю. Ты крут, но все же полчаса слушать, как мужик в тишине разрабатывает мышцы… ну, в общем, прикольнее будет с наложенным звуком, сдается мне. В остальном крутой материал!

Присылай, буду смотреть. Мне нравится».

Что-то большее было бы неуместно, подумал он и отправил е-мейл.

Дэн задумчиво пощелкал мышью. Зачем-то посмотрел видео еще раз, хотя следовало бы заняться лекциями. Потом отложил разложенные уже дилдо для нового ролика и отправился в ванну, на ходу снимая маску. Ему срочно нужно было вспомнить, кто он.


***

Полгода спустя Джек чувствовал себя куда увереннее, проходя по длинному коридору реабилитационного центра. Ноги почти не пытались его предать, и трость требовалась куда меньше. Лара была в восторге. Только вместо спины она больше говорила про его канал, как будто прогресс очередной звезды ютуба занимал ее больше.

И, в общем-то, было понятно — она действительно следила за этим самым прогрессом, а спина... особых сюрпризов от нее ждать не приходилось, теперь-то, спустя полгода.

Спускаясь в рекреацию, он размышлял обо всем этом — и о письмах, и о том, стоит ли принять второе в его жизни предложение контракта, которое выглядело весьма заманчиво.

Зная о его нелюбви к толпам и массе свободного времени, Лара всегда назначала встречи на будни. И обычно в рекреации между зеленым уголком, полном роскошных ухоженных растений, и автоматами с кофе и газировкой, никого не бывало.

Но не сегодня. Щуплая фигура примостилась на подоконнике.

Парнишка с планшетом, понял Джек, присмотревшись против света. Футболка с длинными рукавами и капюшоном — толстовка, вспомнил он название — почти скрывала лицо. «Современная молодежь», — хмыкнул он про себя. А потом вспомнил кое-что из того, чему обучился за последние полгода не без помощи этой самой молодежи, и ухмыльнулся. Современная молодежь не так уж плоха, как принято думать.

Что-то в нем было смутно знакомое. Джек бы иначе прошел мимо, а так — пошел и купил два кофе. Пока машина шумела, он пытался придумать начало разговора, не придумал и просто подошел, протягивая бумажный стаканчик.

— Привет, — он улыбнулся.

— П-привет, — чуть нервно отозвался парнишка, еще и воротник свитера натягивая чуть ли не по самый нос. «Мерзлявый, так что горячий кофе, наверное, будет в самый раз для начала беседы», — подумал Джек.

— У меня вроде как радость, так что я решил сделать доброе дело и угостить первого попавшегося встречного кофе. Тебе как, удобно, и не аллергик ли ты на это дело? — слова нашлись как-то самостоятельно. Может, привычка трепаться перед камерой помогла...

— Да, кофе, хорошо, — парень на мгновение вытащил пальцы из рукава, и стало видно, что они изрезаны следами ожога, — спасибо. Что хорошего случилось?

Голос тоже казался очень знакомым, но мысль никак не цеплялась, так что Джек просто сел на стул рядом, стараясь откровенно не пялиться.

— Да вот контракт предложили, думаю, принимать или нафиг. Ты тут как, тоже на терапии? — Джек старался выглядеть не таким чуваком, который ни с того, ни с сего подсаживается к незнакомому пареньку, в точности как всякие педофилы-уроды.

— Да, лечусь потихоньку, — пацан уныло хмыкнул. — Что за контракт? А, подожди, — он поднял голову, всмотрелся и кивнул, — ты тот блоггер, Старик Вояка, я видел твои ролики. Они классные!

Джек даже опешил слегка. Вот так запросто наткнуться на человека, который о тебе слышал... Непривычно это было как-то.

— Ну... да, — хмыкнул он, — есть немного. Мне это дело посоветовали, чтоб я сам не закисал и не бросил терапию, а оно вот так вывернулось. Вот, предложили это дело оплачивать. — Он аж головой покачал, пытаясь представить такой поворот в карьере хотя бы год назад. Не выходило. — Я себя прям какой-то моделькой с накачанным всем ощущаю по этому поводу.

— Ну отлично, выглядишь очень круто. Когда палку сказали бросать? А через пару лет вообще летать будешь, — парень ободрился и еще немного поднял лицо.

От виска через лоб и нос до щеки у него шли ужасные следы шрамов.

Тоже ожоги. И удержаться от восклицания помогло только то, что такое Джек уже видел. У них в части были ребята, обожженные во время службы или даже до того — стянутая кожа обычно не мешает пройти приемную комиссию. Так что удалось и голос удержать под контролем, и в лице не измениться. А еще кольнула острая жалость — парню ну максимум двадцатник, а у него уже такое...

— Спасибо. Врач говорит, пока рано. Да и трудновато без нее далеко ходить. А так прогноз очень даже неплохой. В любом случае киснуть на пенсии не хочу.

Пауза чуть-чуть подзатянулась, парень жадно изучал его лицо, забыв про кофе, Джек предположил, что он плохо видит, и подсел ближе.

— А у тебя как с прогнозами?

Парень поморщился относительно здоровой половиной лица.

— Да... не так, чтоб блестяще, но шансы есть, что все еще не так херово, как выглядит. Но я ладно, у меня ничего особо интересного, ты про себя расскажи? Пожалуйста, — добавил он, чуть смутившись. — Блин, ты извини, что я на тебя смотрю, как фанат на звезду. Я типа немного и есть твой фанат.

— Классно, я еще ни разу не встречал фанатов, — Джек хмыкнул, польщенный. Фанат в реабилитационном центре! Если он и впрямь помогает этому пацану…да, тогда все имело смысл.

Иррациональное желание вцепиться и не отпускать его подольше заставило Джека предложить:

— Слушай, тут кафетерий есть. Кофе — это хорошо, но маловато будет, а я сегодня могу себе сделать пару послаблений диеты и сожрать что-то вкусное и вредное. Ты как насчет поесть?

— Тогда уж лучше пройти немного и... ты как, нормально ходишь? — спохватился парень. — В кафетерии тут не очень, а в ресторанчике как раз то, что нужно. Любишь китайскую кухню?

— Ну... надо попробовать. Так я обычно не очень экспериментирую, но сегодня можно, — честно сказать, китайскую еду сослуживцы обычно хвалили, но Джек отдавал предпочтение старой доброй американской и южной кухне — оладьи, бифштекс, картофель, всякие техасские и мексиканские штучки... С другой стороны, ну не понравится — никто ж не обязывает есть все, что принесут. Времена общества чистых тарелок давно прошли. — И если не слишком быстро, то я еще ого-го! — он сам ухмыльнулся собственной шутке. — Песок еще не скоро посыплется.

— У тебя классная улыбка, — вдруг сказал парень тихо. — Меня зовут Дэн.

Он протянул руку, левую, не пострадавшую.

— Спасибо, — невпопад получилось, зато от души. — Ну, я Джек, ты знаешь, наверное... — Он ответил на рукопожатие, и на пару секунд дольше, чем обычно, задержал руку Дэна в своей. — Я пригласил, так что я и угощаю, окей?

— Как скажешь, — Дэн улыбнулся, и вот у него улыбка оказалась что надо — такая веселая и теплая, что в животе что-то дернулось.

Ну все, здравствуй, маразм. Сначала не спишь над письмами от незнакомого парня, теперь трясешься под взглядом пацана...


***

Ресторанчик стал сплошной пыткой. Джек не мог просто смотреть на Дэна, а тот как будто дразнил — сел рядом, а не напротив, прикасался... ужасно заводило. И будто в помрачении Джек услышал свой голос:

— Знаешь, я один живу, может, закажем еще и пойдем у меня потусим?

...Он сам изумился. Ладно бы Дэн был девчонкой с тугими сиськами или там длинными ногами... Хотя длинные ноги тут, надо сказать, имелись, но это был однозначный парень! Джек напомнил себе, что на дворе уже который год подряд — год толерантности, и даже если что, то его вряд ли осудят... Но он ведь ничего такого и не собирался! А звучало это именно вот так. Да и смотрелось со стороны наверняка тоже. Но Дэн улыбнулся этой своей чудесной улыбкой. Про шрамы даже не помнилось уже. Взгляд теперь, после часа общения, скользил мимо, и Дэна они ничуть не портили.

Обаятельный болтун, совсем не смущается, и улыбка — хоть тут целуй.

От мысли о том, как можно будет накрыть эти губы, раздвинуть языком, смять, Джека прошибло до копчика.

Как-то абсолютно до лампочки стал тот факт, что Дэн парень. Да и бог с ними, сиськами — даже девчонки Джеку всегда нравились с этаким французским шиком, плоские и похожие на мальчиков. «Видимо, би», — пришел к выводу о себе Джек. Удивило, что это даже не возмущало. Ну би, так би.

— Пойдем, — согласился Дэн, касаясь его ладони, — покажешь свою станцию? Давно хотел напроситься в гости и все думал, что лишнее.

— Станцию? А, ты про всю эту записывающую технику, да? — почему-то болтать вот так казалось удивительно легко. Может, потому, что тема восстановления была обоим близка. А может, потому, что ощущалось вот это... восхищение, что ли? Интерес, вот это уж точно.

И желание, никуда от него не деться. Как будто он тут пацан с бурей гормонов. Боже, Дэну хоть двадцать есть ли!

Очень было неловко чувствовать это все. Даже на уровне ощущений, не то, что какие-то шаги делать. Джек отлично знал, как называются старперы, подкатывающие к молоденьким солдатам, и совершенно не жаждал примерить титул старого пидараса! Но... но кажется, сегодня проблем со стояком у него точно не будет, а будут проблемы совершенно противоположного свойства.

Ничего, они просто прогуляются, благо тут недалеко, посидят за чаем, поболтают, и он проводит пацана к дверям, вот и все.

«И все!» — прикрикнул он на себя.

Собственно, так и случилось. Просто прогулялись, посидели, Джек похвалился наградами, оставшимися еще с той, прошлой жизни до травмы... Чай и все такое. И горящие глаза Дэна можно было запросто списать на истории, рассказывать которые Джек был мастак. Он их и списывал благополучно. Потом, когда парень спохватился, что уже дофига времени и ему надо домой, Джек предложил его отвезти — незачем было Дэну ходить по темноте хер знает по какому району.

— Я сам доберусь, — уперся тот, — все нормально, не надо меня везти.

Но взгляд у него был несчастный какой-то, голодный. То ли боится, то ли не хочет уходить.

Джек тянул у двери, пытаясь вспомнить, что он забыл, телефончик, что ли взять, или что сейчас принято, когда Дэн потянулся вперед и поцеловал, совершенно однозначно касаясь его губ своими.

И вот то, что потом творило его тело, даже на инстинкты списать не получалось. Скорее уж на вбитую тренировку по рукопашному бою. Но ни один тренер не учил их зажимать противника к стеночке и целовать взасос. Так что это были исключительно его собственные желания, просто почему-то очень сильные.

Ни на какие слова дыхания не хватало, у него кровь мигом отлила от головы, и хватало сил только сдерживаться, давать хоть немного пространства, целуя горячий податливый рот, тиская, лапая, скользя губами по коже, почти не ощущая шрама.

Да и, сказать по правде, ни на что тот шрам не влиял. Ну вот просто... отметина такая, и все. Куда важнее было, как Дэн дышал, как прижимался и терся, как постанывал прямо в рот, и еще то, что белья он, похоже, не носил. Во всяком случае, сунутая ему в брюки ладонь ничего такого не обнаружила.

Зато стояк был ого-го, и Дэн весь напрягся, толкнулся в ладонь, выгибаясь у стены так, что последние мозги вынесло — с мозгами Джек бы точно не упал бы на колени, целуя живот, скользя губами по коже.

Горячего, красивого, невероятного. И похуй, что сейчас Джек отсасывал парню минимум на двадцать лет себя младше. Это все равно было... как-то совершенно правильно, что ли. Как надо.

Он подхватил скулящего Дэна под ягодицы, стараясь, как в порно, загнать поглубже, но тот впился в волосы и заставил немного отвести голову.

— Осторожнее, — выдохнул он, — ты себя не... бережешь.

— Ммм, — Джек не собирался сдаваться в полемику сейчас. У него, буквально, рот был занят. Так что он просто тискал эти замечательные ягодицы, сжимал губы и сглатывал, сглатывал, делая так, как всегда мечтал получить от другой... другого, как выяснилось.

Неважно, сейчас он хотел только заставить партнера кончить, а потом уже думать головой. Он лизал, обсасывал, скользил языком по нежной головке, сосал сильнее и успел снова глубоко заглотить, когда Дэна тряхнуло раз, другой.

Его пришлось поддержать, чтобы ноги не разъехались, но даже это ощущалось правильным. Когда кончаешь так, что ноги не держат — это хорошо, так и надо, Джек всегда в это верил и не собирался этому убеждению изменять. Так и сейчас — встать, опираясь на стенку и поддерживая цепляющегося за себя парнишку. Боже, это было приятно. А еще хотелось продолжения, понятное дело. Сам-то Джек не привык спускать в штаны, и сейчас в паху тянуло и стояло колом.

Не накидываться, не напугать... он, сам от себя ошалев, сглотнул и с тоской подумал, что поцелуев до чистки зубов ему не видать, но тут Дэн бодро, не стесняясь, снова его поцеловал.

— Трахаться, — заявил он с энтузиазмом, а потом замер. — Черт... я... гондоны дома забыл.

— У меня есть, — Джек поймал его за шиворот и притиснул так, что парень пискнул, — ты классный до одури просто.

— Сам такой, — Дэн обхватил его за талию и прижался лбом к плечу. — Слушай, а серьезно, давай потрахаемся? Я тебя хочу, наверное, как увидел твой первый ролик, а сейчас еще больше, когда вживую. Ты клевый и... и вообще.

— Я раньше с парнями не пробовал, — предупредил Джек, — ты командуй, что-как, чтобы я не запорол. И на руках пока тебя не утащу.

— Не-не-не, на руках не надо! — Дэн снова сжал его за плечи и аж глаза прикрыл. — Я хочу тебя положить на спину, чтоб не повредить ей, и, ну, дальше как получится. Тебе вообще что нравится больше, когда лижут, там тискают или анал? Я... знаешь, у меня года три не было никого. Ну, то есть ты не поверишь, наверное, или поверишь, неважно, просто я умираю как хочу тебя сейчас. — Вот эта самая чуть убыстренная речь и перечисления — они были настолько знакомыми, что что-то в голове сдвинулось, и кусочек головоломки стал на место.

— Как ты хочешь? — Джек его поцеловал в щеку. — Я ничего с парнями не пробовал и задницу тебе доверю, уверен, ты умеешь с ней обращаться.

«Красивый, — подумалось ему в легкой дрожи. — До одури красивый, нужный, правильный».

Они с грехом пополам дошли до постели — сложно было одновременно обниматься, пытаться раздеться и шагать куда нужно, да еще и позвоночник решил, что лечь и позволить другому двигаться, это очень, очень хорошая идея. Но дошли все же, и Дэн осторожно, несильно подтолкнул Джека навзничь.

— Ляг. Я сделаю все сам.

Рухнуть перед ним было каким-то особым сортом наслаждения. И сказать бы, что узнал, и не напугать и...

Мысли снова выбило от возбуждения, вернувшегося с подкреплением.

Дэн торопливо стянул с себя брюки, и остался в одной футболке. Подошел, кусая губы.

— Вот... если ты не против, я бы сел верхом. Твоя спина это позволяет? — он выглядел так, что Джек, сам уже без одежды, просто знакомым и заученным движением раскатал, надевая на «бойца» презерватив, и сделал приглашающий жест. Голос охрип. — Прошу... а со спиной мы договоримся.

— Ты охуенный, — Дэн его снова поцеловал, удивительно стеснительно и сладко, — я тебя хочу до боли просто.

Он поерзал немного, добавил прозрачной смазки из небольшого тюбика и медленно, уверенно опустился.

Вот это было... охуительно. Джек так-то особым поклонником нетрадиционного секса не был, но сейчас, здесь — это было буквально... ну, как сказка. Он прихватил парня за бедра, и на пробу чуть толкнулся вглубь — сладкий стон явно говорил о вполне приятных ощущениях партнера. И если Дэн действительно был тем, кем думал Джек, то вовсе его слова про три года без секса этому не противоречили.

Хороший, опытный и неиспорченный, несмотря на то, что... Джек все жестче и быстрее толкался вверх, боясь сорваться раньше.

Он мимолетно подумал, что вот сейчас пригодилась бы пара игрушек из того арсенала... а потом все вылетело из головы, потому что какие игрушки, если на тебе так скачут, из всех мыслей только одна: «еще чуть-чуть!».

Он сообразил стиснуть опять твердеющий член, надрачивая его изо всех сил, и Дэн орал уже в голос, с силой двигаясь, откинув голову назад, так, что только подбородок был виден.

Да уж... может, конечно, все эти его штуки могли продержаться дольше, намного дольше, но у секса с живым партнером явно были другие плюсы. Джек всегда любил, когда его девушки с ним кричат от кайфа, и, похоже, на парней это тоже распространялось, потому что очень сладко было от этих воплей. Очень... грело самолюбие.

Джек кончил все-таки первым, выгибаясь, тоже чуть громче застонав и не переставая двигал рукой, пока не ощутил брызнувшую влагу.

А потом ему хотелось только подгрести счастливое, теплое, расслабившееся тело под бочок и пару минут просто молча полежать, перед тем, как заняться гигиеной и прочими вопросами последствий.

— Ты охуительный, — пробормотал Джек.

— И ты, — Дэн снова его чмокнул, — ого, у тебя кровать как доска. Я думал, ты на мягком спишь. Как спина?

— Нормально спина. Ей как раз нужно жесткое, — еще раз поцеловал в макушку и обнял. — Бля. Я пидорас, потому что мне безумно понравилось трахаться с парнем минимум на двадцать лет себя моложе. Но я очень счастливый пидорас.

— Это называется «гей», рептилия ты доисторическая. Или хотя бы «бисексуал». А я геронтофил.

— Вот не надо! Бисексуал или гей — это такие товарищи с фигурно выстриженными височками и бородкой, со смузи, планшетом и штанами в облипочку, а я боевой пидорас, как в Древней Греции. И как показала практика, меня дико прет от идеи трахнуть твою задницу. И нечего меня тут записывать в старперы. Если б не битый позвоночник, я б еще минимум лет десять служил, а то и дольше. — Он погладил Дэна по бедру, потом по ягодице. — Короче, если бы не всякие обстоятельства, я бы оставил тебя спать здесь, но лучше постелю на диване, окей? Тебе-то на доске спать незачем, а отпустить я тебя не отпущу. И... — он выстрелил наугад, но с довольно большой долей вероятности, — ролик можешь завтра выложить. Или они у тебя на автомате?

Дэн в его руках заметно напрягся, потом расслабился и прильнул теснее.

— На автомате, я давно снял. Догадался все-таки... и как?

— По голосу, — Джек снова его обнял и затащил на себя. — И по манере речи. И еще — веселый доктор уж точно видел мои ролики, а я не очень верю в то, что вот так случайно можно встретить своего фаната совсем без связи с вероятностью. Короче, в основном я случайно предположил. Останешься со мной? Я храплю, скверно готовлю, у меня маленькая пенсия, и та уходит в основном на лекарства, но зато я много умею, и пока у меня есть все пальцы и язык, я не импотент. Ну... и еще ты мне очень нравишься. Это, конечно, не аргумент, но ты реально мне очень нравишься. Поздновато, конечно, это сейчас упоминать, но все равно из песни слов не выкинешь.

— Да я заметил, я раньше ни с кем за полчаса дважды не кончал, — Дэн его опять поцеловал, — а у меня коллекция секс-игрушек, гнусные привычки и страшная рожа, и у меня есть траходром, переезжай ты ко мне с кроватью, я тебя люблю.

— Нормальная у тебя рожа. Курносая. И губы в полном порядке, и глаза... Знаешь, давай пока вот так быстро и внезапно ничего не решать, а просто недельку потрахаемся, а там видно будет, кто к кому переезжает...

Комментарии

Shiz 2017-10-31 15:26:45 +0300

Идея крутая, хотелось бы больше развития, чуток юста мб, сюжетик хоть какой-то. В целом история понравилась.