Иная Переменная

Автор:  Альфа-кона

Номинация: Лучший авторский слэш по зарубежному фильму/книге/комиксу

Фандомы: DC Comics, The Avengers

Число слов: 54912

Пейринг: Стивен Роджерс / Джейсон Тодд (Робин II, Красный Колпак)

Рейтинг: NC-17

Жанры: Action,Romance,Аdventures

Предупреждения: AU, First time, NSFW, Нецензурная лексика

Год: 2017

Число просмотров: 213

Скачать: PDF EPUB MOBI FB2 HTML TXT

Описание: AU, в которой Джейсон Тодд вернулся из мёртвых не на своей Земле

Примечания: Автор очень вольно обращается с таймлайнами: события «Смерти в Семье» перенесены в современность, первый сезон «Сорвиголовы» на год назад

Впоследствии Стив и сам не смог бы сказать, зачем привёл этого парня домой. Зачем взвалил на себя ответственность за ещё одну душу, хотя ему вполне хватало всего мира, и Америки в частности. Было столько вариантов, столько возможностей, столько мест, в конце концов, где о парне смогли бы позаботиться, но в итоге… Может, дело в том, что оставлять его в первой попавшейся больнице или каком-нибудь приюте было опасно, как для самого парня, так и для окружающих? Ведь он, казалось, вообще не понимал, что вокруг происходило, и двигался словно робот. Нет, скорее, как зверёк, ведомый лишь инстинктами. Это стало понятно с первого же взгляда: хотел есть – шёл напролом к еде; почувствовал опасность от нескольких громил, которые почему-то решили, что могут чем-то поживиться за счёт подростка… вот тут Стив даже на помощь не успел, хотя сразу же рванул с места. Парень вырубил их с такой поразительной лёгкостью, что дух захватывало. Прыгал, словно парил в воздухе – ещё секунда, и можно было бы крылья увидеть. Бил с точностью, танцуя, уворачивался, в общем, нечто подобное Стив видел только несколько раз, например, у Наташи. Кто, если не Капитан Америка, смог бы остановить бойца такого уровня, не навредив? Парень же не виноват – не понимал ничего, а спровоцировать зверя, по незнанию, очень легко. Потом он мгновенно забыл о врагах, которых только что отправил в отключку, и вцепился зубами в булку, украденную прямо с разбитой витрины.

Хотя, может, дело было и в другом. Стив не хотел этого признавать, но он – одинок. Даже о собаке подумывал. Парень собакой не был, но ведь ему тоже нужен кто-то, кто о нём позаботится, верно? И… ну, когда-то Баки так же нашёл его в подворотне и стал защищать от всего мира. Паренёк этот в защите, как таковой, явно не нуждался и задохликом, как когда-то сам Стив, не выглядел, но всё равно помощь была ему нужна.

И Стив не знал, почему этот парень безропотно позволил себя увести с улицы, не пытался напасть, вырубить, как с теми громилами. Они ведь даже не успели коснуться его, а механизм самозащиты активировался – просто сокращения дистанции оказалось достаточно. Но, возможно, в таком состоянии инстинкты сильно обострены, раз разум им не мешал, и подсознательно парень чувствовал, кто хотел навредить, а кто – помочь от чистого сердца.

Парень точно так же безропотно позволил себя раздеть и вымыть в небольшой душевой. Стив бы в любом другом случае не стал так сильно нарушать чужое личное пространство, но парню явно было всё равно, да и этот запах… И не то чтобы он пялился, но не заметить, сколько шрамов на теле еще вполне молодого человека, было сложно. Страшные шрамы, мастистые, некоторые совсем старые, а некоторые – только-только заживающие раны. Словно парня всю жизнь использовали как мальчика для битья или боксёрскую грушу. И это не считая синяков, в общем, небольших и нестрашных – на фоне всего остального – порезов, ссадин. Решение увести этого парня с улицы казалось всё более правильным. Под грязью обнаружилась крепкая, но не слишком объёмная мускулатура. Достаточно молодое лицо, покрытое тем самым пушком, который появляется у юношей с самого начала, и пока его не сбреешь, нормальная борода не вырастет. Тёмные волосы отросли так, что закрывали глаза, хотя их Стив обрезать не стал, только тщательно вымыл и выстриг пару колтунов.

Как можно оперативнее закончив мытьё с условием, что нельзя совершать резких движений, чтобы не спровоцировать агрессию, Стив выдал своему неожиданному гостю футболку и спортивные штаны, которые еле держались на парне, и, завернув его в одеяло, уложил в гостевой комнате, впервые пригодившейся. Парень ещё несколько секунд смотрел на него, почти не мигая, а потом, видимо, взвесив ситуацию где-то у себя внутри, решил, что он в безопасности и непробудно уснул. Только кончик носа слегка подрагивал в такт дыханию. А Стив принялся обдумывать, что ему делать с этой свалившейся на его голову задачей. И ведь сам взвалил её на себя, сам же привёл, сам же решил нести ответственность. Парню явно нужен врач. И даже если не из-за физических травм, то из-за проблем с головой точно. Такое состояние не нормально.



Джон продолжал у него жить или, скорее, как бы Стив ни отгонял эту мысль, – существовать. Он и имени-то своего не назвал, а Джон… ну, неизвестных называли «Джон Доу», и имя это было ничем не хуже других. Джона достаточно быстро удалось научить хотя бы минимальной заботе о себе и базовым навыкам взаимодействия с обстановкой: он больше не пытался пробить дверцы шкафчика, а открывал его, как и холодильник; научился пользоваться туалетом, хотя бритву ему в руки Стив опасался давать, сам брил, странно, но это Джон позволял, не шарахался от лезвия в руке, не оборонялся; сам находил постель, но на этом всё. Это и улучшениями, как бы ни хотелось, назвать было нельзя – больше похоже на остаточные рефлексы, как и в случае с боевыми движениями. Джон не проявлял каких-либо эмоций или желаний, просто инстинкт самосохранения и стремление к минимальному комфорту. Да ладно, даже котят можно к лотку приучить, но те хотя бы воротят нос от нелюбимой еды, а Джон поглощал всё съедобное с одинаковой нулевой реакцией – просто насыщался. И не говорил, не проявлял никаких признаков осмысленности.

И как бы Стив ни откладывал, он принял мысль, что надо идти к Старку. Он хоть и сволочь, но умный. Да и Брюса в свои лаборатории переманил – может, вдвоём что-нибудь придумают. И лучше уж к Старку, чем в Щ.И.Т. Пусть они и были формально «хорошими парнями», но это всё таки военизированная организация. Кто знает, что они могут сделать с тем, кто не «национальный символ», а просто парень, которого не хватятся? А Старк, при всех своих явных недостатках, не тот человек, который будет использовать незнакомого и, по сути, беззащитного парня, просто потому что может. Не факт, что и Щ.И.Т. бы попытался, но у них уже есть опыт создания оружия из всего подряд. А Старку можно было и морду набить в случае чего.

– Мы идём к моему другу, Джон, слышишь? Он может тебе помочь, – говорил Стив, вполне осознавая, что это может быть бесполезно – ответа не будет. Хотя надежда, что там внутри ещё кто-то есть, все еще была жива, просто надо немного терпения и упорства. Но Джон никак не реагировал, покорно позволяя надевать на себя плотную куртку.

Точно так же покорно он залез позади Стива на мотоцикл и обнял его. Если раньше Стив и сомневался, то сейчас был уверен, что Джон уже ездил на мотоцикле, а значит и это тоже в его мышечной памяти – не упадёт, не соскользнёт.



– Это и есть тот безголовый чудо-мальчик? – беззаботно спросил Старк, наливая себе в стакан что-то янтарное из хрустальной квадратной бутыли.

– Надеюсь, ты не собираешься пить, прежде чем копаться в мозгах у мальчика? – задал встречный вопрос Стив.

– Кэп, ты же знаешь, я инженер. Моё дело – компьютеры и предоставление техники. Доктор у нас он, – Старк кивнул в сторону до этого незаметного Брюса.

– Доктор Беннер, вы же сможете помочь?

– Сначала надо посмотреть на результаты тестов, – серьёзно ответил Брюс. И Стив ему был за это благодарен – за правду. За то, что не стал дарить пустые обещания. – Пойдёмте в лабораторию, начнём с МРТ.

Стив кивнул, пусть и не совсем понял аббревиатуру. Он, конечно, знал, что это какой-то сканер, используемый в больницах, но на этом познания заканчивались. В сороковых на фронте хорошо если обезболивающее было...

Стив сам укладывал Джона в каждый агрегат, боясь, что чужие прикосновения могут быть восприняты как угроза, и это спровоцирует ответную реакцию. Остановить парня Стив, наверное, сумел бы быстро, но кто знает, что произойдет, достигни хоть один удар того же Брюса.

После тестов Стив увёл своего подопечного обратно в жилую зону, оставляя Старка и доктора Беннера разбираться с их цифрами и сканами. И надо бы покормить Джона, пока он сам не начал добывать еду любым доступным способом. В холодильнике у Старка обнаружилось достаточно большое разнообразие готовой еды, скорее всего заказанной Джарвисом или мисс Потс. Стив засунул в микроволновку тушёное мясо. Этого Джон ещё не пробовал. Глупо, конечно, тот любую пищу жевал с одинаковой готовностью, но вдруг у него всё-таки остались какие-то предпочтения? Вдруг Стив сумеет их заметить? Но Джон просто задвигал вилкой, отправляя в рот еду – топливо для существования.

– Хэй, Кэп, давно не виделись, – дружелюбно бросил Бартон. А Стиву казалось, что он где-то в Африке по заданию Щ.И.Т.а. Вернулся, значит? – А это кто? – Клинт придвинулся к Джону.

– Клинт, не надо… – начал было Стив, но...

Клинт оказался слишком близко. Слишком близко к самому Джону, к его еде. Как пружина лопнула. Джон взвился с места, атакуя сразу быстро и жёстко. Обошёл неловко поставленный от неожиданности блок, ударил, уклонился и вновь ударил, схватил нож со стола… Стив успел перехватил его руку.

– Нет! Успокойся! Всё хорошо! – Стив крепко прижал к себе парня, пресекая брыкания. – Всё хорошо, успокойся.

– Какого хрена?! – наконец отошёл от шока Бартон. – Кто это, мать его, такой?

– Опусти оружие, Клинт, – попросил Стив, продолжая прижимать к себе Джона, который ещё дёргался, в том числе, возможно, из-за наставленного на него пистолета. Опознавал оружие, понимал, что это такое – хорошо же?

– Побитый щеночек, подобранный нашим бравым Капитаном – защитником всех обездоленных, – отрапортовал Старк, подключаясь к «разговору». – А тебя, кстати, неплохо отделали, Птенчик. Отделал мальчишка с только частично работающим мозгом.

– Я просто не привык, что в доме моих друзей мне надо защищаться от психов со столовыми приборами, – буркнул Бартон, но пистолет убрал. Джон сразу же обмяк, повернув голову к оставшейся на столе тарелке. Стив его отпустил, и он тут же сел обратно на стул, продолжая обед.

– Он защищал себя. Он… не понимает, вообще почти ничего не понимает, – попытался оправдать его Стив, хотя произносить это было сложно. Как признавать поражение. – Что с ним? – это уже Старку и Беннеру.

– Парня кто-то усердно бил по голове некоторое время назад. Со всеми вытекающими, – Старк вновь направился к бару. Это он так признавал серьёзность положения? Продолжая пить?

– И ничего нельзя сделать?

– Есть шанс, – Брюс поправил очки. – Новая, ещё не опробованная на людях техника лечения черепно-мозговых травм. Она восстанавливает повреждённые синапсы, создаёт новые. Никаких гарантий, но она может помочь ему. Может восстановить память, может дать возможность создавать новые воспоминания, а может и не сделать ничего.

– И сколько ждать результата?

– Тоже неизвестно. Мозг – самая неизученная часть человеческого организма, если не всей Вселенной. Даже у зверей процессы проходят индивидуально. Прогресс может наступить уже через пару сеансов, может через неделю, через месяц или вообще никогда не наступит. Но мы попробуем, Стив, сделаем всё, что в наших силах.

– Спасибо, – искренне ответил Стив. Он и сам не знал, почему ему так важно помочь этому парню, именно этому. Но… это, наверное, было как найти какую-то цель в новом и безумном мире. Якорь. Хотелось после всех этих разрушений, войны, которая для Стива закончилась совсем недавно, сделать что-то безусловно хорошее, что-то, пусть и не такое значительное, как спасение мира, но хорошее. Важное. С видимым результатом.

– Ага, Кэп, мы добрые доктора для твоего подобранного щеночка.

Стив даже не стал осаживать Старка. Пусть ёрничает, главное чтоб помогал.

– И… – продолжил Стив, вспомнив о ещё кое-чём. – Вы не нашли ничего, что рассказало бы, кто он?

– Нет, увы, – Старк пожал плечами. – Ни по отпечаткам, ни по зубной карте нет совпадений. Так же ничего по базе пропавших без вести, а я как раз новую систему биометрического поиска настроил, конфетка, а не программа, – Старк, видимо, был готов ещё час рассказывать о своей «конфетке», но осёкся под взглядом Стива. – Чтобы получить результат ДНК нужно ещё сорок восемь часов, но вряд ли он поможет – почти нигде ДНК не помещают без отпечатков. Ну и эти шрамы его… Их описание тоже ничего не дало, хотя обязано было. Парня чуть ли не всю жизнь резали, били, да и стреляли в него. Костяшки почти плоские, как у профессиональных бойцов – и всё это при том, что ему на вид не больше двадцати. Слишком специфично, но, к сожалению, никаких результатов.

– Ясно, – лишь выдохнул Стив.



Стив умел ждать, умел быть терпеливым. Он помнил слова доктора Беннера о том, что ждать мгновенного результата не стоит, но с какой-то детской наивностью полагал, что ему выпадет тот счастливый билет, что Джону станет лучше уже через пару дней, через три дня, четыре, неделю… Но шла уже третья неделя, а ничего не изменилось. Привычная рутина: Стив вставал, как всегда, рано, выходил на пробежку, возвращался через час, и примерно тогда Джон просыпался. Стив делал завтрак на двоих, иногда притаскивал что-то из кафешек, стараясь вызвать какую-то реакцию. Стив читал, рисовал, составлял отчёты, жужжали телевизор и радио, Джон же... ну, он безучастно смотрел на менявшиеся картинки на экране, покорно жевал предложенные завтрак, обед и ужин, так же покорно отправлялся спать. Раз в три дня Стив возил его на очередной курс лечения и обследования в Башню.

Ничего не менялось. Пока в одну из ночей Стив не проснулся от крика. Его как подкинуло на кровати. Нападение? Кто-то проник в квартиру? Напал на Джона? Стив рванул в гостевую комнату, но там не было никого, кроме Джона. Который спал. И кричал, мечась по кровати. В первые секунды Стив опешил: это было необычно, это выбивалось из привычного распорядка.

– Эй, Джон, парень, ты чего? – следующим порывом было растолкать, растормошить, прижать к себе, успокоить. Сделать хоть что-нибудь. Джон обмяк лишь минут через пятнадцать, открыл глаза. Всё тот же пустой ничего не выражавший взгляд. Только теперь добавились кошмары.


– Что вы с ним сделали?! – Стив еле сдерживал порыв что-нибудь сломать. – Ему стало только хуже!

– Что значит хуже, Кэп? Перестал накидываться на всю еду подряд? – Старк иронично выгнул бровь, словно он плевать хотел. И на парня, и на злого Стива.

– Кошмары, Старк! Мало того, что вы ему не помогаете, так теперь он мучается от кошмаров.

– Так это же хорошо.

– Что в этом хорошего?!

– Успокойся, Стив, – надо же, он назвал его по имени, а не одним из прозвищ. – Кошмары не снятся машинам, кошмары не снятся животным, а его мозг работал ещё хуже, чем у животного. Для кошмаров нужна память, нужно воображение. Если ему снятся кошмары, то внутри осталось ещё что-то от человека. Возможно его сознание ещё не восстановилось, но подсознание уже за что-то цепляется. Кошмары – это хороший знак.



Кошмары продолжались. Они случались не каждую ночь, но через две-три точно. Джон кричал, что-то неразборчиво бормотал – даже если прислушаться, это была какая-то тарабарщина, а не слова. Он метался и дрожал. И Стив каждый раз приходил и пытался успокоить, разбудить. Но через две недели Джон вдруг вместо того, чтобы завернуть по привычному маршруту в свою кровать, свернулся под боком у Стива на его постели. И уже вот это Стив мог посчитать прогрессом. Джон осознавал, что ему снились кошмары, осознавал, что ему это не нравилось, осознавал, что именно Стив помогал ему из них вырваться. Хоть одна небольшая победа после череды провалов. Одно небольшое приобретение среди череды потерь.

Ещё через пару недель лечение прекратилось. Брюс тогда на вопрос «почему?» подвёл Стива к двум снимкам мозга – до и после. Чёрные неактивные пятна исчезли. Брюс сказал, что физически парень здоров, что восстанавливать больше нечего, а личность и память… Они вернутся сами. Если вернутся. Сказал, они сделали всё, что в их силах, а остальное за Джоном. Стив мог лишь продолжать ждать и прижимать его к себе по ночам, даже когда кошмаров не было. Хотя бы для того, чтобы Джон знал – он не один, ему хотят помочь, пусть лишь вернётся.

Это была очередная ночь, просто очередная ночь. Стив снова проснулся от крупной дрожи. Только сейчас Джон распахнул глаза после первого прикосновения к своему плечу. Распахнул их, а потом буквально подпрыгнул на месте и свалился с постели, отползая. Спихнул случайно ногой лампу с тумбочки, подхватил её рукой и выставил прямо перед собой, направляя на Стива.

– Хэй, успокойся, всё хорошо, – Стив знал, что слова ничего не значат для того, кто их не понимает, но ведь для самого Стива значили. И тон должен быть успокаивающим… – Джон, всё хорошо…

– Я… я не… я… – первые звуки были скомканы, смяты, но потом уже их нельзя было принять за очередную тарабарщину или стон. – Я не Джон.

– Хорошо. Тогда как тебя зовут? – Стив еле удерживался, чтобы не запрыгать на месте. Говорит! Осознаёт себя!

– Я… меня зовут… я… – парень схватился свободной рукой за голову. – Я… Я – Джейсон, – наконец выдавил из себя.

– Хорошо, Джейсон, – улыбнулся Стив. Помнит своё имя. Пусть и с трудом, но помнит. Стив свесил ноги с кровати.

– Не подходи! – Джейсон вновь поднял опущенную было лампу. – Ты… ты кто такой?

– Я – Стив.

– Информативно, бля, – надо же, с каждой секундой речь становилась всё более лёгкой, а ещё мастистой. В тоне прорезался едкий сарказм напополам с тревожностью. – Ты кто, мать твою, такой?! И что я делают в твоей постели?! Не подходи, кому сказал!

– Джейсон, послушай… – Стив выдохнул. – Я нашёл тебя без памяти на улице около двух месяцев назад. Ты ничего не осознавал. Твои навыки были на уровне базовых инстинктов. Мои друзья помогли с лечением, у тебя была серьёзная травма головы. И… и тебе стали сниться кошмары, в итоге ты сам перебрался ко мне, так как я тебя успокаивал и будил. Я не… я просто пытался помочь.

– Какая интересная история, – фыркнул Джейсон. Лампу он опустил, но смотрел всё ещё настороженно, вжимался спиной в стену.

– Джейсон, что ты последнее помнишь?

– Я, ну… – Джейсон вновь напрягся, наморщился, пытаясь вспомнить. – Я… умер? Я же умер… Он убил меня… – Джейсон спрятал лицо в ладонях. – Убил!

– Кто тебя убил, Джейсон? – продолжал задавать вопросы Стив. Он аккуратно встал с кровати и обошёл своего «гостя» по дуге, уселся примерно в метре у той же стены, стараясь одновременно показать поддержку, но и не нарушить личного пространства больше, чем это уже случилось.

– Он… меня… Я должен позвонить отцу? Да, отцу, я должен позвонить отцу. Мне нужно к отцу.

– Хорошо, как его зовут? Как нам его найти?

– Его… Брюс. Брюс Уэйн, он мой отец… опекун. Мне надо ему позвонить.

– Кто он, Джейсон? Как мне его найти?

– Что значит кто? – Джейсон поднял глаза. – Кто не знает Брюса Уэйна?

– Я многих не знаю, – вполне честно ответил Стив. Кто этот Брюс? Знаменитый актёр? Певец? Ещё какая-нибудь «звезда», чтобы его знали все?

– Он бизнесмен. В Готэме. Номер… чёрт… цифры, номер, – Джейсон опять сжал голову. – Не могу вспомнить блядский номер! Мне нужно в Готэм.

– А где Готэм?

– Нет, ты совсем идиот? – Джейсон быстро переключился с самобичевания на очередной упрёк Стива в неосведомлённости. – Один из самых больших городов Америки, не? Восточное побережье? Столица Нью-Джерси?

– Столица Нью-Джерси – Трентон, – поправил его Стив. Хотя бы в этом он уверен.

– Очень смешно, бля.

– Перестань ругаться, – не выдержал Стив.

– У меня уже есть отец, – огрызнулся Джейсон, а потом его взгляд упал на смартфон Стива. Стиву такой мудрёный телефон был не нужен, но ему его всучили в подарок, так что… Джейсон схватил телефон и быстро задвигал пальцами по экрану, замелькали страницы из сети. – Что? Что бля? Да вы издеваетесь!

– Джейсон.

– Да отвали. Мало того что, меня, блядь, убили, так я очнулся не пойми где. Куда подевалось несколько десятков городов? Куда делся мой отец? Куда делась блядская Лига Справедливости?!

– Какая ещё Лига Справедливости?

Джейсон застонал и ударился затылком о стену.



– Может, отложишь ноут и позволишь нам провести МРТ? – спросил Брюс.

– Сам говорил, что прошлые сканы показали полное восстановление. Что изменилось? Мне куда интереснее, в какую жопу я попал, – отмахнулся Джейсон.

– Тоже мне жопу нашёл, – фыркнул Старк. – Сидишь тут такой всем нужный в Башне Мстителей, о тебе печётся наш бравый Кэп…

– Ага, – перебил его Джейсон, не отрываясь от ноутбука. – Меня забил ломиком грёбанный маньяк, взорвал на складе, а потом я очнулся в каком-то неимоверно прекрасном мире, где никогда не существовало ни меня, не всех, кого я знал. Всё в шоколаде, правда. Зашибись прям.

Стив вздохнул, уже поняв, что бесполезно делать замечания по поводу выражений. Может, как первый стресс пройдёт, Джейсон станет несколько милее. Да и сейчас хотя бы без мата отвечал.

– Мистер Джейсон, – прозвучал голос Джарвиса, – может быть, не стоит взламывать базу ФБР с этого ноутбука?

– Хэй, только я в этом доме имею право взламывать базу ФБР! И вообще, кто это делает с ноутбука, когда здесь такая техника? – Старк всё же отобрал у Джейсона ноутбук. – Лезьте уже в МРТ, юноша.

– Может, стоит, в первую очередь, возмутиться тому, что он вообще решил взломать базу ФБР? – спросил Стив, не особо надеясь на успех.

В ответ ему раздался дружный двойной и подозрительно презрительный хмык.

– Кстати, интересный код ты применил, не видел ещё такого, – продолжал комментировать Старк, пока Брюс включал аппарат.

– У меня был хороший учитель, – в голосе Джейсона звучала неприкрытая гордость.

– Я бы с ним познакомился.

– Он бы тебя живьём съел и косточки выплюнул, – фыркнул в ответ Джейсон.

– Пожалуйста, перестань шевелиться и говорить, ты смазываешь снимок, – подал голос Брюс, прерывая перепалку.

– Надирать задницы так, как ты побил нашего супер-агентика, тоже он тебя научил? – спросил Старк, как только машина закончила шуметь.

– Он научил меня всему, – совершенно серьёзно ответил Джейсон без тени прошлого дурачества. – Всему, что только можно, и всему, что я знаю. И это, – Джейсон встрепенулся, откидывая серьёзность: – где тут туалет?

– Выйдешь из двери и вдоль коридора направо, – кивнул Старк.

– Что думаете? – спросил Стив, стоило Джейсону выйти за дверь.

– Он здоров. Его мозг полностью функционирует, а все прежние травмы достаточно старые и беспокойства не вызывают, хотя их многовато для его возраста.

– С мозгами у парнишки точно всё в порядке, – поддакнул Старк. – Мало того, что, если бы ДЖАРВИС его не прервал, он бы с, пусть и хорошего – плохих не держу – но ноутбука взломал одну из баз ФБР, так ещё и использовал широкий перекрёстный поиск методом хаоса. Ну, то есть, объясняя для ископаемых, использовал продвинутую методику поиска данных, чтобы убедиться, что это реально глобальная сеть, а не локальная, которую пытаются выдать за глобальную. Он до сих пор не уверен, не подстава ли всё это. Занятного ты «щеночка» подобрал, Сосулька.



Джейсон плеснул в лицо воды, стараясь собраться с мыслями. Чёрт, чёрт и ещё раз чёрт! Ну куда он попал? Что вообще тут происходит? Фарс какой-то. И он же до последнего искал подвох. Но интернет был интернетом, а ни одна из техник медитаций не показывала, что он под гипнозом или в трансе. Он, и правда, в полной заднице. Хотя ладно, на том складе он был в ещё большей заднице, а тут хотя бы варианты имеются. Варианты, которые надо рассмотреть, как учил Брюс. Что есть из вводных данных? Какова расстановка сил? Есть Стив, который кажется кем-то вроде Супермена, разве что пули собой не останавливает – прямой, честный, немного наивный, с немалой верой в справедливость. А ещё заботливый, возможно видит в нём – в Джейсоне – кого-то другого, раз привёл к себе домой, заботился, так что он хорошая переменная, которой можно воспользоваться. Есть Тони Старк – умный, эксцентричный, с одной стороны кажется эгоистичным, но явно готов тратить время и деньги, если тема интересная. То есть, если от него что-то надо, придётся заинтересовать в себе и той самой теме. Но, кажется, с этим проблем быть не должно – не каждый раз появляются люди из иного мира, да ещё вернувшиеся из мертвых. Он явно должен был уже прогнать отпечатки, ДНК и, возможно, лицо Джейсона через сеть. Джейсон уже сам себя проверял – вдруг есть некий аналог Джейсона Тодда в этом мире, но нет. Также есть некий Беннер. Самая тёмная лошадка. Непонятный человек, непонятная мотивация, придётся копать глубже. И эти Мстители – местные супергерои. Только созданная команда без опыта, кучка индивидуалистов вместо именно команды.

Джейсон плеснул ещё воды на лицо, оттягивая возвращение обратно к Стиву и остальным. Нужна информация, нужна стратегия, нужно выбрать путь. Нужно понять, чего он вообще хочет от этих людей, от этой ситуации.

– Я хочу домой, – сказал Джейсон зеркалу.

– Я хочу домой, – заявил Джейсон, как только вернулся в комнату с МРТ.

– Что? – переспросил Стив, отрываясь от разговора. Его обсуждали, кого же ещё?

– Я хочу домой, – повторил Джейсон. – Домой, в свой мир, к своей семье. Вы же тут самые умные, пришельцев бьёте, неужели не можете создать переход? – Джейсон говорил прямо, без прикрас. Чем не план? Чем не стратегия? Стив захочет помочь ему вернуться к семье, а Тони Старк… Ну, ему же интересно будет построить портал между мирами? А если Джейсон ошибся в своей оценке… что ж, всегда можно будет найти кого-то другого. Навыкам выживания и поиска ресурсов Брюс его научил. В любом случае, вариантов реально больше, чем тогда на складе.

– Наглый парень, – фыркнул Старк. – А мне нравится, – подтвердил он теорию Джейсона. Очередной объект «на крючке». – Нужны ещё тесты.

– Тесты? – переспросил Джейсон.

– А как иначе предлагаешь начать? Поищем аномалии, которые могли появиться из-за твоего перехода, ну и из-за… ты сам сказал, что умер, а оказалось, что не умер. Воскрешение – тоже вещь интересная, если ты и вправду умер.

– А мне есть смысл врать? – Джейсону даже не пришлось играть обиду. – Может, я специально и мозг себе отбил?

– Хэй, парень, не кипятись. Просто ты и сам можешь чего-то не знать. Ты, как и сам сказал, долго был с «отбитым мозгом», мало ли что там происходило.

– Ладно, окей, делай свои тесты, – Джейсон примирительно поднял руки. – С чего начнём?

– С полного сканирования. Кстати, парень, сколько тебе лет-то?

– Восемнадцать, – не моргнув глазом, ответил Джейсон. Если честно, он понятия не имел, соврал ли и насколько. Кто знает, как долго он шатался без памяти и насколько даты и время вообще синхронизированы с его родным миром? Но в любом случае выглядеть после всех своих тренировок он должен старше. И улицы Готэма не способствуют «детскости». Хотя... Джейсон коротко глянул в одну из хромированных поверхностей. Какая уж тут «детскость»? Он вырос на несколько дюймов, наверное, Дика уже перегнал, в плечах раздался, на лице щетина, волосы отросли (надо бы ими заняться – не обкорнать под ёжик, конечно, а сделать так, как было, может чуть длиннее)... Джейсон просто не привык, видел себя всё тем же без пяти минут шестнадцатилетним подростком, а на деле... Несколько лет минимум должно было пройти. Даже поразительно, как всего два-три года могут столько изменить. И пусть само по себе тело «привыкло» к подобным габаритам – Джейсон вполне уютно себя чувствовал в новой комплекции, но только если двигался бездумно, на чистых рефлексах. А как начинал думать, так тут же мог куда-то врезаться, смахнуть что-то со стола или полок, забыв о высоте и длине рук... Короче, восемнадцать ему точно быть должно, может, даже больше. А о том, что Джейсон ещё этот возраст не осознал, говорить не стоило. Пусть лучше все считают его совершеннолетним и полностью дееспособным – связываться с опекой и прочим не хотелось. Ради того, чтобы пиво наливали, мог бы и про двадцать один сказать, кстати, даже прокатило бы, наверное. Но да ладно.



– Это твоя комната. Ну, ты в ней жил, пока кошмары не заставили тебя, ну, ты знаешь, – замялся Стив. Он даже покраснел? Серьёзно?

– Ага, перебраться в твою постель, – закончил за него Джейсон, и не пытаясь щадить чувства Стива. Было так забавно за ним наблюдать, когда он смущался. Джейсон решил вернуться в квартиру Стива. Тут было как-то уютнее, чем в супер современной башне с кучей камер и искусственным-интеллектом-дворецким. К тому же в случае чего, со Стивом Джейсон смог бы справиться или хотя бы отбиться и сбежать. А вот если там будет тот чувак, который от царапины может превратиться в неуправляемого и неуязвимого монстра... Нет, лучше рядом с просто парнем с сывороткой суперсолдата.

– Джейсон, я...

– Да-да, я знаю. Я возьму ноут ладно? – и, не дожидаясь ответа, подхватил его со столика. Судя по пыли, Стив им уже пару недель не пользовался. – Спасибо, – буркнул Джейсон, закрывая дверь в комнату прямо перед носом Стива. Ну а что? Ему нужно немного личного пространства!

Джейсон открыл ноутбук – без пароля! Серьёзно, местный супергерой на страже человечества все свои секреты даже паролем не удосужился защитить! – и залез в сеть. Старк с Беннером свои тесты провели, но ничего вразумительного не сказали, значит, возвращение домой откладывалось. А пока надо было понять, что за мир вокруг и как тут устроиться. Ну не сидеть же ему на шее у Стива и ничего не делать! Надо искать свою нишу. Надо делать хоть что-нибудь, иначе можно и с ума сойти от бесконечного ожидания, что ему помогут. А если не помогут? Брюс наверняка считал, что он мёртв. Значит, и искать не будет...

Джейсон даже не заметил, как за его исследованиями наступила ночь. Можно было поспать, ведь тут более-менее безопасно, а можно… Всегда лучше смотреть на всё своими глазами. А раз Стив спит, то не увяжется за ним, пусть и из благих намерений. Джейсон, как можно бесшумнее, выскользнул из комнаты и, убедившись, что Стив действительно спит, обыскал его куртку на вешалке. Нашлась карточка метро. А учитывая, что она безлимитная на месяц – совесть не мучила. Он же её вернёт, Стив даже ничего не узнает, и от него ничего не убудет.

Ночной город встретил куда большим количеством огней, чем Джейсон привык. Здесь точно ярче, чем в Готэме. И людей больше на улицах. На первый взгляд чище и как-то безопаснее. Наверное, из-за огней. Наверное, из-за привычки, что под огнями Метрополиса всегда было во многом безопаснее, чем в Готэме. Только вот Джейсон знал, что не всегда видимость одинакова с реальностью. И он просматривал криминальную хронику – определённые районы были буквально захвачены бандами, наркоторговцами и мафией. Джейсон до сих пор не понимал, как всё это существует под боком у штаба местных супергероев. Чем они вообще занимаются? Раз в год каких-нибудь инопланетян или психов с суперсилами или навороченными гаджетами побеждают? И всё? Неужели никто не патрулировал города? Неужели никто не заботился о повседневных преступниках? «Ниша» обнаруживалась сама собой.

Джейсон огляделся, стараясь найти ближайшую станцию метро. В целом, местность была более-менее знакома. Какие-то отличия, конечно, были, но Нью-Йорк не особо изменился. Джейсон не то чтобы часто бывал в Нью-Йорке, но иногда ездил с Брюсом по делам, к Титанам, а ещё Брюс заставил его выучивать хотя бы основные карты крупных городов.

Район сменялся районом, станция станцией, ветка веткой. Джейсон старался увидеть как можно больше, и запомнить как можно больше. Перед тем как действовать, надо разведать обстановку, понять расстановку сил, найти главные проблемные места и то, где можно начать работу. Когда-то Бэтмен точно так же изучал город, прежде чем сделать первые шаги по очистке Готэма. Что ж, пора его ученику сделать то же самое.

Возвратился Джейсон только под утро и жутко уставшим. А когда он залез в окно, наткнулся на Стива. На сурово смотрящего сурового Стива.

– Ты где был?

– Гулял, – весьма честно ответил Джейсон и не менее честно зевнул.

– Я волновался. Обязательно было идти ночью и одному?

– Я – большой мальчик, Стив! И уж с прогулкой по городу могу и сам справиться. А вообще, чего ты сам в такую рань подскочил? – Джейсон стянул с себя куртку и ботинки.

– На пробежку собрался, а тебя нет. Знаешь, как я испугался?

– Ещё раз повторяю – у меня уже есть отец, и он – не ты. Это раз. А два, ты думал, что я на рассвете бегать пойду? Правда что ли? В общем, я спать, удачи на пробежке, – Джейсон постарался всем своим видом показать, что разговор окончен. – Ах, да, спасибо за карточку, – вспомнил Джейсон и, сунув её в руку Стиву, начал аккуратно подталкивать его к выходу из комнаты. Немного грубо, но нужно обозначить границы. Хватит с ним как с мальчишкой говорить! Ему же восемнадцать! Ну, Стив так думал. Вот пусть и ведёт себя соответственно. Как с взрослым! Как с взрослым, обладавшим немалым опытом! У него ведь куда больше опыта на улицах, чем у Капитана Америки – солдата прошлого, ныне сидевшего дома и вылезавшего лишь на пробежки и битвы с инопланетянами.



Джейсон сделал ещё несколько ночных и пару дневных вылазок в город, буквально сбегая от Стива. И дважды бывал у Старка ради очередных тестов. После второго своего посещения Джейсон еле заметил прицепленный к нему жучок. Это Стив так беспокоился, что уговорил Старка, или тот сам решил следить? Так или иначе, в свою очередную вылазку Джейсон почти сразу у дома скинул с себя жучок на другого человека. Пусть побегают за кем-то ещё, прежде чем поймут, в чём дело. Конечно, он мог бы и оставить слежку, ну так, чтобы народ расслабился, но сегодня Джейсон решил в первый раз выйти на «дело» и совершенно не хотел, чтобы ему мешали. Пока всего лишь небольшая банда наркоторговцев, которая уже давно объявлена в розыск. Вот только те хорошо шухерились. Для полиции. Но не для Робина – ученика Бэтмена. Юркая, но маленькая рыбка – идеально, чтобы начать. Не сделает заявления, но позволит разжиться ресурсами – поставщики вечно имеют наличку. Не слишком чисто, но Бэтмен в начале своей карьеры имел почти неограниченные средства, а что оставалось Джейсону? Воровать у тех гадов, которым средства в тюрьме не понадобятся. И никому они не понадобятся, пролежат годы в вещдоках, а потом кто-нибудь их обязательно стащит. Пусть лучше деньги плохих парней помогут бороться с другими плохими парнями.

Джейсон натянул глубже капюшон толстовки, всё ещё чувствуя себя голым без костюма и маски, но выбирать не приходилось. Можно хотя бы быть благодарным Стиву за то, что, когда Джейсон был невменяем, он успел купить ему достаточно одежды. И пару тонких перчаток по погоде. Надо будет как-нибудь потом отплатить ему за это, а пока… Джейсон сбил подобранной в переулке трубой замок с электрощитка за заброшенным заводом и рванул рубильник, выключая свет.

А дальше… ну, дальше всё было привычно, не учитывая отсутствие тросомёта и бэтарангов. Хотя Бэтмен всегда учил обходиться и без полного поясного арсенала. Подготовка, изучение противника – вот ключевые навыки. Потом же, если запомнишь, где кто стоял за секунды до вырубания света, – у тебя колоссальное преимущество перед противником. Джейсон, нанося удары и уворачиваясь от них, буквально танцуя между этими идиотами-увальнями, чувствовал себя вновь живым. Чувствовал, что он вернулся домой, что ещё чуть-чуть – и за плечом хлопнет чёрный плотный плащ, а после отец похвалит за успехи и отчитает за ошибки, которые обязательно найдёт. И потом всё будет хорошо, они будут сидеть дома, разбирая прошедшую операцию или продумывая новую, а Альфред принесёт пару сэндвичей.

Эти образы встали так ярко, что Джейсон едва успел увернуться от выстрела. Да что там, он чуть не проворонил включение света! Благо, половина членов банды уже лежала в отключке. Осталось всего пятеро. И когда Робины не могут найти преимущества на земле, они взлетают, оправдывая своё птичье имя. Джейсон ухватился за свисавшую цепь и в две секунды оказался на опорных балках под крышей.

– Хэй, говнюк, а ну спускайся! – прорычал один из мужиков. Тот, у которого была самая большая пушка – кажется, достаточно старый револьвер. Интересно, а что он такой пукалкой компенсировал?

Джейсон в ответ рассмеялся. Громко, заливисто. Благодаря металлической крыше и её форме, звук отражался подобно многократному эху, мешая распознать, откуда тот шёл. Его этому трюку Дик обучил – один из любимых приёмов Робина. А мужики внизу заметно дрогнули. Считали противника психом? Тем лучше. Они даже нормально прицелиться не могли, стреляя по потолку. Джейсону надо было только лечь на балку и не двигаться, чтобы не задело.

Уловив момент, когда эти придурки расстреляли все пули, Джейсон, зацепившись бельевой верёвкой, стащенной накануне, спрыгнул вниз на одного из бандитов. Он наблюдал за ним во время своей слежки за бандой – тот очень любил собирать и разбирать оружие, а значит, и перезаряжал свой пистолет быстрее всех. Неожиданная атака сверху застала мужика врасплох, а Джейсон выхватил любезно перезаряженный пистолет и развернулся к остальным, делая несколько быстрых и точных выстрелов по коленям и запястьям. Брюс не любил огнестрельное оружие, но учил Джейсона основам, а сам Джейсон втайне тренировался стрелять по мишеням. Он не понимал мании никогда не брать оружия в руки – оно ведь удобно, оно точно, оно продуктивно. Тем более что механизм прицеливания и стрельбы у пистолетов и тех же тросомётов не сильно отличался.

Джейсон выдохнул, довольно оглядывая место битвы. Все противники или в отключке или валяются с не смертельными, но крайне болезненными ранениями, не позволявшими сопротивляться. Джейсон был даже достаточно милосерден, чтобы вырубить и этих подстреленных. Следом он вытащил на видное место все наркотики, забрал несколько пачек наличности и вытащил у одного из бандитов четвертак из бумажника. Надо же позвонить в полицию с таксофона, не так ли? Пусть заберут этих недоумков туда, где им самое место.

Джейсон ещё раз проверил, не оставил ли он каких доказательств своей причастности, и поспешил скрыться с места происшествия. Было не так поздно, так что он, заметая следы, около пяти станций прошёл пешком, прежде чем сесть в метро. И купил свою безымянную карточку с лимитом поездок. Просто чтобы карточка Стива не засветилась лишний раз, если её захотят отследить. Не то чтобы у Капитана Америки могли быть проблемы… А вот у Джейсона они могут возникнуть, если его заботливые Мстители поймают до того, как он сумеет сделать что-то важное.

Джейсон вернулся в квартиру к Стиву задолго до рассвета. Тот его не ждал. Стив уже после третьего раза перестал караулить его возвращение – видимо, понял, что нравоучительные речи о безопасности бесполезны. Джейсон спрятал деньги и пару пистолетов, взятых у тех же бандитов, под матрац и свалился на кровать. Сил хватило только на это да ещё на раздевание. Хорошая и продуктивная ночь – как же сильно Джейсон по этому скучал.



Утром всё было как обычно. Стив явно ничего не знал, иначе прочитал бы трёхчасовую мораль, а не накормил достаточно сносным завтраком, вернувшись с пробежки и каких-то там своих дел. В сети и по телевизору всё тоже было относительно тихо. Ну кто станет раздувать шумиху из-за маленькой банды? Когда это полиции нравилось признавать, что за них кто-то сделал работу? Вчерашняя выходка оставалась всё ещё неизвестной для широких масс. И для Стива, что было немаловажным.

А пока всё так спокойно, следовало бы придумать план. Его первый рейд был более чем удачным. Продолжить следующей ночью, пока никто ещё ничего не слышал и не готов, или всё же повременить? Вдруг слухи всё же разошлись? Взять ещё пару мелких сошек или пока залечь на дно, а на взятые деньги разжиться оборудованием? Ещё надо купить новую неброскую одежду, что-то наподобие маски. Ножей бы метательных, раз бэтарангов нет… Кое-что и без регистрации продавалось, но такие ножи были больше «сувенирными», редко попадалось что-то стоящее. Так что или ходить и искать достойное предложение, или выбрать следующей целью кого-нибудь, кто любит баловаться ножиками. И в спортивный надо зайти. Бинокль бы не помешал, прибор ночного видения, а гарпуны при должном умении можно переделать в тросомёт. Да, для всего этого надо паяльник купить, резак по металлу… И ещё наведаться в отдел техники. Ноутбук Стива, конечно, не самый плохой, но лучше собрать свою машину, да и, если уж смотреть совсем в будущее, то неплохо бы и гаджеты собрать как у Бэтмена. В общем, траты предстояли немалые. Осталось решить, что купить сейчас и что важнее, потому что на всё имевшихся денег не хватит – придётся ещё пару нарко-точек разнести и обчистить. Их на самом деле было легче всего атаковать – часто поставщики и дилеры сами свой товар употребляли, что делало их менее опасными противниками. А банды, специализировавшиеся на контрабанде оружия, были слишком хорошо экипированы, чтобы идти на них ни с чем. Торговцы людьми куда более дисциплинированы из-за возможных побегов «товара». А уж о профессиональных наёмниках и говорить было нечего. И зная все эти ограничения, понимая их, Джейсон чувствовал себя каким-то мелким, почти беспомощным. Хотелось всего и сразу, хотелось вновь иметь возможность взмывать к самым пикам высоток, видя зовущий сигнал в небе.

Джейсон откинулся на постели, зная, что и в эту ночь выйдет на дело, и в следующую. Не обязательно именно на битву, но нужно было собирать информацию на ещё несколько банд, как минимум. Жаль, что днём надо сидеть в квартире – Стив вечно был рядом, вздыхал, смотрел жалобно, явно желая, чтобы на него больше обращали внимания. Рисовать его ещё иногда пытался. В общем, занимался ничегонеделанием, когда не бегал, не отжимался, не бил грушу. В общем, скучал.

– Ты этим целыми днями и занимаешься? – не выдержал Джейсон, когда Стив закончил второй круг отжиманий, а теперь вот рассеянно что-то чертил в блокноте перед телевизором.

– Чем этим?

– В том-то и дело, что ничем.

– Ну, я тренируюсь. Пытаюсь нагнать современный мир…

– Ага, короче маешься от скуки, ясно, – фыркнул Джейсон, падая рядом на диван.

– А ты нет? – задал встречный вопрос Стив.

– Возможно, – Джейсон пожал плечами. С одной стороны у него были его вылазки, но с другой… он не солгал. Днём было откровенно скучно. – И раз уж так любишь тренировки, то, может, и меня возьмёшь?

– На пробежку?

– Всё ещё скучно. Может, спарринг, а?

– Ч-что? – так, а Стив выглядел поражённым.

– То. Да ладно, я уже одного из ваших уложил, даже не осознавая себя, думаешь, я против тебя не выстою совсем?

– Клинт этого не ожидал, – нахмурился Стив.

– Значения не имеет. Ну так что? Или боишься, что парень без каких либо сывороток тебя в рогалик свернёт?

Стив нахмурился ещё больше.



После целой череды нахмуриваний Стив всё–таки взял его в зал. Интересное такое местечко, стилизованное под совсем старые, но добротные залы прошлого века. Наверное, именно поэтому Стиву это место и приглянулось.

– А тут мило, – прокомментировал Джейсон, запрыгивая на ринг.

– Ты точно уверен, что хочешь этого? – в очередной раз спросил Стив, забираясь следом.

– Да не развалюсь я! И вообще, не хочу заржаветь, сидя на заднице. Давай, старичок, тряхни костями, – Джейсон подмигнул и потянулся, разминаясь. Да, он подначивал, но как же иначе? А то они так и простоят целый день за разговорами.

Джейсон глубоко вздохнул, настраиваясь на поединок. Нужно было собраться с силами и показать всё, на что способен, и даже больше. Это ведь не просто тренировка, была и куда более важная цель – если он станет достойным противником самому Капитану Америке, то Стиву будет легче принять его вылазки, когда о них узнает. А он рано или поздно узнает.

В голове становилось привычно пусто, уходили лишние мысли, мышцы зазвенели такой знакомой лёгкостью – они не были напряжены, ведь иначе «забьются» и устанут раньше времени, наоборот – почти полностью расслаблены. Так можно в момент среагировать и сделать движение в ту или иную сторону, чего не получится с теми самыми «забитыми» руками и ногами. Стив стоял напротив. Джейсон принялся просчитывать варианты развития событий, искать преимущества, основываясь на записях боёв Мстителей. И вариантов этих не было особо много: Стив при своих габаритах и мышечной массе очень ловок, не стеснялся использовать акробатику (не на уровне Робинов, конечно, но для зала его навыков было более чем достаточно), обладал немалой силой. Хотя вот силу можно было использовать против него, а так же Стив будет достаточно скован, боясь серьёзно навредить. Уж первые минуты точно. А ещё будет недооценивать противника. Странно, но, несмотря на то, что он уже видел, Стив продолжал сомневаться, что Джейсон ему достойный оппонент, видел в нем мальчишку, а не бойца. Следовательно, надо атаковать быстро и решительно, пока Стив не передумал, вырвать преимущество, и если Джейсон потом и проиграет, то будет иметь достаточно «очков» за счёт начала.

– Нападай, старичок, – Джейсон игриво поманил пальцем противника, словно и не думал ни о чём таком, словно не просчитывал сейчас каждое будущее движение, даже слово. – Ну же, я жду! Или Мстители – это просто раскрученный бренд, а не сильнейшие герои Земли?

Стив всё же двинулся вперёд. Выставил руку для классического удара в корпус. Слишком классического и даже замедленного. Поддаётся. Чудно. Скоро перестанет. Джейсон ждал до последней секунды, а потом резко рванул в сторону и с силой врезал основанием ладони в болевую точку под подмышкой. Стив согнулся, а Джейсон оказался у него за спиной. Обычно люди падали, парализованные болью от такого удара, но Джейсон правильно рассчитал – сыворотка быстро гасила урон.

– Я же правильно понимаю, что из-за твоей суперрегенерации, суперсил и прочего всего такого суперского, с тобой можно не нежничать, а? – преувеличенно заботливо спросил Джейсон, двигаясь прогулочным шагом по широкой дуге вокруг Стива. Почему-то на противников куда больше производило впечатление, когда боец выглядел абсолютно расслабленным между атаками, а не принимал позу низколетящего бегемота после пинка журавля в лучшем духе шаолиньских фильмов.

Стив крякнул, но выпрямился. Из его позы пропала часть той неуверенной скованности, но ещё не растворилась совсем. Пара подобных атак, и Стив уже не будет играть в поддавки.

Стив вновь начал движение на него. Уже куда более осторожно, следил и за уязвимыми точками, и за движениями Джейсона. Джейсон тоже старался быть максимально осторожным с таким-то противником. Отступая, делал шаги назад и в сторону, словно танцевал вокруг, уворачиваясь. Он был быстрее, мельче – пусть и не сильно, Джейсон только-только привык к новому росту, научился его использовать, но по-прежнему порой чувствовал себя мальчишкой – и юрче. Этим преимуществом надо было не только пользоваться, его надо показывать. Джейсон нагло улыбнулся после того, как умудрился поднырнуть под руку в последний момент. А потом громко фыркнул, когда в один из таких моментов достал жалящим точным ударом под лопатку.

– Хэй, Стиви, ну же, ты супергерой или погулять вышел? Не разочаровывай меня, – Джейсон насмехался, Джейсон язвил и подначивал. Это было не просто привычкой, а даже необходимостью. Выводить противников из себя, заставлять их терять голову и равновесие. Так они делают ошибки, так они подставляются. Стив, конечно, не бросится на него с рёвом берсерка и желанием разорвать на части, но…

Стив чуть скривился и попытался достать подсечкой. Джейсон уловил момент, прыгнул, оттолкнулся ногами о грудь Стива – хоть бы пошатнулся гад! Вот ведь скала-махина! – и в сальто прыгнул на огородку ринга. Умение ходить даже по немного провисающему под твоим весом канату – то, чему научил его Дик в один из своих приездов. Джейсон продолжал улыбаться и даже сделал пару шагов по канату. Акробат, атлет, птица – это то, чему учил его Бэтмен, то, что в нём тренировал. Его навыки, его преимущества, его умения. Брюс пытался сделать из него нового Дика Грейсона, учил его приёмчикам и стилю. И дарил тот взгляд, если у Джесона что-то не получалось. Не говорил ничего, но взгляда хватало, чтобы дни напролёт до кровавых мозолей отрабатывать приём, так, чтобы быть достойным Робином, достойным Брюса Робином. Лишь бы Брюс посмотрел на него иначе, без сожаления, что перед ним Джейсон, а не Дик. И эти приёмы то, что надо было показать Стиву, красуясь, даже немного хвастаясь. Джейсон хотел показать своё умение летать, показать свои крылья, которые вырастил потом и кровью.

– Медленно. Очень мед-лен-но! – в очередной раз подначил Джейсон и сделал ещё один шаг, развернулся на носке. А потом совершил ещё один прыжок, ещё одно сальто через голову Стива. Красивое такое, даже если и не экономное по силам, – ноги расставив вперёд под прямым углом, так, чтобы выглядело изящно и легко, как у того, на кого не действует гравитация. Стив был впечатлён, Джейсон это по его лицу видел. – Слушай, это и правда всё, что ты можешь, или настолько не уверен во мне? В первом случае я жутко разочарован, а во втором – оскорблён до глубины души.

– Может, я просто не хочу тебя бить? – Стив нахмурился.

– А мне казалось, что у нас спарринг, а не танцы. Заставь меня хотя бы вспотеть, мне же скучно! И ты ску-у-учный!

– Ну, как хочешь, – Стив дёрнул головой, а Джейсон понял, что сейчас будет не до шуток. Сейчас придётся серьёзно постараться, чтобы его в первую же минуту в рогалик не свернули. Осталось понять, хорошо это или плохо.

Сам же Джейсон, вопреки своим словам, продолжал именно танцевать вокруг, отпрыгивая, уворачиваясь, подныривая, изредка нанося удары, не такие удачные, как раньше – Стив гораздо лучше защищался, быстро перемещался, не позволяя попасть по уязвимым точкам, а Джейсон предпочитал не рисковать лишний раз. Джейсону важно было сохранять дистанцию, потому что, если Стив его завалит, если навяжет суперближний бой, то со своей силой и массой просто задавит более мелкого противника. И да, теперь Стив заставлял его потеть. Но Джейсону это нравилось, правда нравилось. Прямо как вернуться домой, так легко представить, что он в пещере тренируется с Брюсом, а Джокера, склада в Эфиопии и матери-предательницы просто не было.

Но минут через пять он всё-таки попался. Джейсон сумел нанести очередной удар, а вот отскочить – нет. Следующее, что он осознал, так это то, что его носом ткнули в чуть пружинящий пол ринга. Достаточно аккуратно так ткнули. Джейсон слегка зашипел сквозь зубы ещё до того, как ему стало больно от заломленной за спину руки. Для обычного человека это было уже пределом, за которым следовала жуткая боль или даже растяжение сустава, для Джейсона же… Джейсон решил оставить себе зазор благодаря своей гибкости. Кто сказал, что хитрость и давление на гипертрофированное чувство ответственности не могут быть оружием в спарринге?

– А это уже было неплохо, – Джейсон всё равно ввернул смешок во фразу. Стив лежал на нём своим тяжёлым и горячим весом, вдавливал в пол, тяжело дышал в ухо. На секунду Джейсону даже захотелось так остаться. Было как-то безопасно, что ли. Даже несмотря на то, что вообще-то Стив сейчас не защищал его, а делал захват. Странно, да?

– Доволен? – спросил Стив.

– Почти, – ответил Джейсон, а потом, подгадав момент, рванулся, на полную используя тот самый зазор, руку прострелила боль, но Джейсон сумел вывернуться, откатиться и вскочить на ноги. Это было рискованно, нужно было лучше подготовиться, руку теперь тянуло, но Джейсон скорее испугался собственных ощущений. Он не должен так доверять, не имеет права. Джейсон знал, чем может обернуться необоснованное доверие, если даже родная мать так легко послала на верную смерть. Доверие надо заслужить долгими проверками на вшивость. – Только, на будущее: не верь противникам, которые говорят, что им уже бо-бо, доводи залом ещё процентов на двадцать для верности.

– Это применимо в бою, но не с друзьями. Друзьям не ломают руки, Джейсон. И когда друг говорит, что ему больно, я не стану «для верности» продолжать.

– Да ты прямо Супермен! – слова вылетели прежде, чем Джейсон сумел их осознать. А, может, дело именно в этом? Поэтому Джейсон стал ему открываться? Из-за того, что Стив похож на него? На этот идеал, на того, кем Джейсон втайне восхищался (как, наверное, и любой мальчишка), кто для всего мира был образцом чести и справедливости?

– Кто?

– Не важно, – Джейсон не хотел развивать тему. – Так, один чувак в плаще и лосинах. Весь из себя правильный и домами жонглирует.

– Так это комплимент?

– Отчасти, – Джейсон неопределённо мотнул головой. – Ну что, продолжаем или выдохся, старичок? – Джейсон криво улыбнулся, надеясь вернуться к спаррингу, а не продолжать неудобный разговор. Ну кто его за язык тянул? Сублимировал бы себе тихо в уголке, скучая по дому, так нет, надо сопли распустить… Тьфу!



Джейсон приник к биноклю, продолжая высматривать своих будущих «жертв». Бинокль был классный, просто мечта! Джейсон увидел его в охотничьем магазине по пути на «дело», и не смог не купить, хоть и спустил на него немалую часть вырученных денег. Но зато бинокль обладал немалым зумом, мог переключаться в режим ночного видения и на тепловизор. Тяжёлым, конечно, был зараза, не без этого, но как по-другому?

Это был обычный вечер наблюдения за ещё одной небольшой бандой. Нужно было понять, сколько человек обычно дежурили, какая у них огневая мощь, насколько бойцы слажены... Ну и фотографии приёма и передачи наркотиков сделать или хотя бы их хранения в объёме, достаточном для продажи, чтобы во время суда подонки не вывернулись.

А потом, как это обычно и бывает при подобных планах, всё пошло наперекосяк. Он не был готов! То есть совсем! Он только второй раз сюда приходил вообще и первый – всерьёз начиная наблюдение конкретно за этой бандой! У него из оборудования был только этот бинокль, перочинный нож, пистолет с первого дела и подрезанная лыжная маска, ну и ещё чего по мелочи вроде верёвки. И да, этого было более чем недостаточно, но подонки привели какую-то девчонку. Девчонку, которая пыталась вырваться, звала на помощь, плакала… А подонки только гнусно смеялись. Конечно, в этом районе кто придёт на помощь? Кто вообще услышит? На складах с наступлением темноты почти никого не было. И судя по тому, что доносили обрывки ветра, и тому, что Джейсон прочёл по губам (всё же прекрасный бинокль, так чётко всё видно!), девушка случайно увидела, как один из поставщиков пристрелил подворовывающего дилера. Её не пристрелили на месте только ради того, чтобы расспросить. Вроде как она давно ошивалась где-то поблизости. Журналистка? Коп под прикрытием? Хотя нет, слишком молода для копа, да и телосложение не слишком спортивное, а для гения не по годам слишком легко оказалась в подобной ситуации.

Джейсону меньше всего хотелось попадаться на глаза журналистам или каким-либо подобным личностям (да хоть блоггерам!), было рано, слишком рано. Слишком рано выходить в свет и позволять Стиву узнать. Нужно хотя бы ещё десяток банд, чтобы показать результат, показать, что его методы продуктивны и важны. Вот только девушка... Её жизнь ведь важнее скрытности, её жизнь важнее, чем желание избежать нотаций Стива. Её ведь убьют сейчас!

Джейсон выругался сквозь зубы и положил бинокль рядом с собой. Ну чёрт же побери, а... И почему все шишки падали ему на голову? А теперь вот «принцессу» спасать в духе старых игрушек на приставке, чем ещё «героям» заниматься? Только девушек из беды спасать. Не жизнь, а сплошные штампы. С другой стороны, с чего-то эти штампы должны начать писать, верно? Ну да ладно, что он не справится с пятком отморозков? Бэтмен учил его не только планировать, но и действовать тогда, когда все планы летят в бездну. К счастью, здесь тоже можно было вырубить свет одним внешним рубильником.

Джейсон вздохнул поглубже, надеясь в точности повторить вчерашний «подвиг». Он справится, он должен справиться. Просто небольшая банда, десяток человек, не готовых к атаке, занятых своим делом, а несколько из них вообще под кайфом. Сложно, но не невозможно. Он и не такие дела проворачивал. Джейсон дёрнул рубильник.

Первых двух Джейсон уложил без проблем – те были так удивлены выключившимся светом, что стояли на месте как вкопанные, да ещё и рядом с открытым окном. Джейсон достал их тем же прыжком, которым и ворвался в помещение. Парни получили по удару по голове со всей инерцией прыжка. Третьему досталось шокером – последнее из того, что Джейсон смог себе позволить купить. А вот на четвёртом Джейсон ошибся. Точнее, он был уверен, что помнил, где бугай стоял, но, видимо, тот от крика своего товарища по банде передвинулся на несколько шагов. В общем, Джейсон промахнулся, а потом получил удар по рёбрам. Кажется, это была труба или бита. И как он её не заметил? Вот и недостаток наблюдения сказывался. От крика спасло лишь то, что удар выбил весь воздух из лёгких. По складскому помещению заскользили лучи фонариков, Джейсон рванул в сторону, спасаясь от их света. Прозвучало и несколько выстрелов, к счастью, все мимо. Пора было вновь спасаться «полётом» – этого обычно не ожидают. Джейсон метнул верёвку с крюком (как же он скучал по тросомётам) к крыше, помня, что и тут есть те удобные широкие балки, а вот цепей свисающих – нет. Джейсон дёрнул за верёвку и едва не взвыл – слишком напряг руку. Ту самую руку, которую ему заломил Стив на спарринге. Надо было быть аккуратнее, надо было подождать тогда лучшего момента, да чёрт побери, можно было и не строить из себя невесть что, а позволить Стиву победить в том раунде! Джейсон, стараясь даже не шипеть сквозь зубы, залез наверх и как раз успел затащить верёвку, когда включили свет.

– Где этот мудак?! – зарычал мужик, который, судя по количеству отличительных татуировок, был здесь главным.

– Да сбежал, по ходу! – крикнул ещё один.

– Найдите гада и притащите его ко мне! – не унимался татуированный.

Трое достали пушки и вышли на улицу, видимо, искать сбежавшего. Так, уже лучше. Осталось четверо и девчонка, о которой временно забыли. Сбежала бы уже, а не сидела и тряслась, тьфу! Хотя ладно, что с «гражданских» взять? Джейсон аккуратно достал пистолет и принялся ждать удачного момента. Десять секунд, двадцать, тридцать… Чем больше времени проходило, тем больше была вероятность, что кто-то посмотрит наверх под неудачным углом и заметит его. Или что вернутся парни, не нашедшие никого на улице. Но, наконец, главарь решил пройтись и оказался аккурат под балкой Джейсона. Джейсон выдохнул и прыгнул вниз, обхватывая ногами его шею и сваливая на пол. Мужик закричал, и внутри складского помещения начался хаос. Как тут постреляешь, боясь задеть своего товарища или даже главаря? А вот у Джейсона такой проблемы не было, и, пока никто не придумал ничего хорошего или не сумел прицелится, пустил пули по коленям – жутко больно и травматично, но почти никогда смертельно. Мужик под ним дёрнулся, попытался дотянуться до своего оружия, и Джейсону пришлось спрыгнуть с него. Он нажал на курок ещё раз, надеясь уложить его последнего, но пистолет лишь глухо щёлкнул. Чёрт, патроны кончились, сказалась непривычка пользоваться огнестрельным оружием и считать пули. Мужик с гаденькой ухмылочкой достал нож. Ну хоть не пистолет.

– Что, на подвиги Мстителей засмотрелся, щенок?

Джейсон едва не задохнулся от возмущения. Какой он ему щенок? Он уже всю банду положил тут! И, вообще, он и выглядит не так уж и молодо! Особенно в маске! Но рванул он вперёд не из-за оскорбления, ничуть, просто надо закончить с ним до того, как вернутся те трое. Джейсон нагнулся, уходя от лезвия, уклонился в сторону от укола, сократил расстояние ещё сильнее, оставляя руку с ножом у себя за спиной, и с силой, совершенно не сдерживаясь, ударил по трём болевым точкам почти разом. Мужик захрипел и свалился на пол, выронив нож из онемевших пальцев. Он не был суперсолдатом, и досталось ему даже сильнее, чем тогда Стиву. Заслужил, что уж спорить?

И только Джейсон успел перевести дух, как вернулись те трое. В первого из вошедших Джейсон метнул нож, ненадолго задерживая. По крайней мере, времени хватило, чтобы рвануть в сторону и дотянуться до одного из оброненных пистолетов. Последние из членов этой банды получили свои пули по коленям и плечам.

Так, это было куда более грязно и неаккуратно, менее спланированно, но сработало. Правда хотелось бы больше так не подставляться. Ему следовало бы залечь на дно, зализать раны и не дёргаться ещё пару недель, пока плечо не вернётся в норму, пока синяки на рёбрах не сойдут, пока он не соберёт достаточно средств и сведений, но… Джейсон оглянулся на девушку. Джинна обратно в бутылку не засунешь, срок его обнаружения Стивом и остальными приближается всё неумолимее, а, значит, надо срочно ускоряться. Надо убрать с улиц ещё несколько банд, показывая свою значимость и полезность, а то ведь под замок посадят, как зазнавшегося и провинившегося мальчишку.

– Вы в порядке? – спросил Джейсон, успокоив дыхание.

– Я… – ладно она в шоке или в очень близком к этому состоянии.

– Я же могу попросить вас ничего не рассказывать о том, что произошло? – хватание за соломинку, но вдруг сработает? Вдруг отстрочит его открытие миру? И пусть остальные узнают лишь про парня в маске, Стив сможет сложить два и два: появление нового виджиланти и исчезновение Джейсона, его навыки боя во время спарринга…

Девушка закивала, а потом практически бросилась к двери. Хотелось бы верить, что она правда не будет болтать, а не просто поддакнула, боясь за свою участь. Джейсон еле слышно выругался, а потом принялся вырубать оставшихся в сознании бандитов. Надо было ещё забрать всю их наличку и свалить, пока не поздно. Даже на то, чтобы оставить улики для копов, времени не было, но эти хмыри вряд ли в ближайшие недели, а то и месяцы смогут что-нибудь устроить.



– Ну что, сходим ещё потанцевать? – подначил Джейсон, как только отоспался.

– Ладно, – в этот раз Стива долго уговаривать не пришлось: видимо, понял, что не с хлюпиком дело имеет. Он был, как обычно, дружелюбен и открыт, значит ещё ничего не знает, значит игра продолжается.

В этот раз Джейсон исхрищрялся и красовался куда меньше. Сегодня у спарринга была другая задача. Он уже осмотрел себя после вчерашнего: рёбра были, к счастью, целы, а вот синяк наливался нехилый, а значит... Джейсон якобы не распознал, куда будет направлен удар, и налетел грудью на кулак Стива, своим движением даже усиливая мощь удара, который Стив, естественно, делал мягче, чем в бою. Джейсон согнулся пополам от боли, когда план удался, а удар пришёлся аккурат по синяку, дыхание перехватило. Больно было до звёздочек в глазах, но теперь у него есть оправдание синяку, теперь, если Стив его увидит, то не будет задавать вопросов. Да и присматриваться к форме кровоподтёка не будет, терзаясь чувством вины из-за гипертрофированной ответственность. Точно Супермен...

– ...йсон! Джейсон! – пробилось, наконец, через оглушающую боль.

– Я... порядок, – просипел Джейсон, стараясь подняться. Сильнее прилетело, чем он рассчитывал, но, ладно, оно того стоило.

То ли Стив не дал ему этого сделать, то ли просто ноги разъезжались, но Джейсону на минутку захотелось и дальше лежать, когда вокруг него тёплые руки, когда Стив его так виновато обнимал, когда смотрел на него своим проникновенным взглядом с полной растерянностью. Брюс его так же – очень редко – обнимал, если становилось совсем паршиво... Чёрт, стало даже немного стыдно, что Джейсон Стива «подставил».

– Прости, я не должен был настолько сильно...

– Нет, – оборвал его Джейсон. Оборвал, не смотря на то, что все эти извинения с объятиями были поразительно приятны. Оборвал, потому что нельзя позволять Стиву думать о нём, как о беспомощном ребёнке. – Сам подставился, сам виноват, – это было, кстати, правдой, просто в другом контексте. Стив пусть дальше считает, что это случайность и халатность. Джейсон, всё же вывернулся из чужих таких приятных рук – да блин, ну почему они столь приятные? Опять из-за всяких ассоциаций с надёжностью и прочим? Надо завязывать с этим! – и встал на ноги. Повёл плечами. Было больно, но явно не настолько, чтобы заподозрить перелом. Отлично, а то на врачебном осмотре при рентгене, был бы выявлен и более старый синяк под новым. – Я в норме, я знаю своё тело. Будет синяк, но ничего серьёзнее. Давай вперёд.



Было больно, очень. Синяки сами по себе крайне неприятны, но когда один сильный удар накладывается на другой... И сам синяк в итоге был страшный: большой, почти на всю грудь, практически чёрный. Правда чудо, что кости не пострадали...

Джейсон услышал сдавленный ох и оторвался от созерцания следа на своей коже. Стив с совершенно круглыми глазами смотрел туда же, на синяк.

– Это... – пробормотал он, а потом вдруг сократил расстояние, – я сделал?

– Пустяки, – отмахнулся Джейсон, пытаясь не показать, что чувствует вину. Стив верил, что практически покалечил его, а Джейсон мало того, что получил половину урона в другом месте, так ещё и специально на кулак наскочил. А Стив – хороший человек, неправильно с ним так...

Стив уже тем временем, не слушая, коснулся пальцами его груди, не самого синяка, конечно, но рядом. А пальцы были горячие, от них даже шёл жар. И жар не концентрировался в месте касания, а словно клубился во всём теле, а потом стекал в... Нет-нет-нет! Только этого не хватало! И не значит это ничего! То есть совсем! Ему ещё двадцати нет, у него должно вставать от чего угодно, тем более от прикосновений к обнажённой коже! Всё дело в гормонах. И, наверное, в том, что иногда, там, дома, ему снились мокрые сны с Суперменом. А кому они, блин, не снились? Это же Супермен! А Стив... Ну, раз пошли сравнения между ними, то могло и «зацепить». В любом случае, это ничего не значит, не имеет права значить.

– Всё в порядке, – повторился Джейсон и поспешил отвернуться. Чтобы Стив не заметил реакцию буйных юношеских гормонов и не разглядел форму синяка по краям. И вообще, ему надо было думать не о том, у него работа есть, много работы и много планов, не до всяких лишних мыслей.



Стив не понимал Джейсона, то есть совсем. То он вдруг открывался ему полностью, то вновь отгораживался как каменной стеной. То казался потерянным и даже хрупким, а то выполнял просто немыслимые трюки, вёл в спарринге и делал вид, что удар, пусть и не в полную силу, но от суперсолдата – полная фигня.

И сейчас Стив бы мог остаться, поговорить, объяснить, что в боли нет ничего позорного, если бы не задумался о другом. Если бы вдруг не пришла в голову неожиданная и незваная мысль. Мысль о том, что Джейсон вообще-то красивый. Мысль действительно была как гром среди ясного неба. Стив мог бы сколько угодно оправдываться, что он думал как художник, оценивающий абстрактную красоту, если бы уже не думал так более семидесяти лет назад. Если бы не скрывал то, что так хотел сказать, боясь насмешек, презрения, боясь, что единственный в мире друг оттолкнёт и уйдёт. Так и не сказал, а потом стало поздно. Может, и стоило, а может, и нет... А потом пришла мысль, что Джейсон похож на него, на Баки. Не чертами лица, а просто привлекает той же нестандартной, но хищной и завораживающей красотой. Тем, что такой же наглый, даже нахальный, языкастый, непреодолимо обворожительный. Тем, что такой же сильный, так же не смеет показать боль и не позволяет себя жалеть, тем, что любит рисоваться и выделываться, быть в центре внимания, даже если в зрителях только один Стив. Наверное, в этом дело, просто в схожести, в ностальгии, в том, как хотелось бы хоть что-нибудь вернуть. Они оба с Джейсоном такие – потерявшиеся, проснувшиеся не в своём мире, где нет никого знакомого и никто не ждёт. И не известно ещё, что хуже: быть там, где ни тебя, ни близких тебе людей никогда не существовало, или там, где они все были, только остались далеко в прошлом.



Как бы ни было важно двигаться вперёд утроенными темпами, на следующий день Джейсон ничего особого не сделал, только наблюдал, ну ещё и прикупил кое-чего. В конце концов, он не самоубийца, чтобы без подготовки и в его состоянии лезть на рожон. Ему и вчера не следовало, но девушка, да... В прессе же пока было тихо, как в официальной, так и в интернете. Пока та девица, значит, в колокола не била. Ну или ей никто не поверил. Или простой парень в маске не так интересен, как похождения Мстителей. В любом случае, всё это к лучшему.

Зато сейчас, кроме кое-какой информации, у Джейсона был паяльник и небольшой резак по металлу. Так что теперь, подперев дверь стулом, он из подручных материалов, ассортимента охотничьего и спортивного магазинов и такой-то матери делал себе тросомёт. В конце концов, Брюс его учил с закрытыми глазами разбирать и собирать всё оборудование, а также уметь заменить или починить почти любой гаджет, если тот выйдет из строя, а сходить в пещеру и заменить на новый не будет возможности.

Следом на очереди шёл бинокль. И пусть он был просто прекрасным, но всё равно слишком тяжёлым и громоздким. Джейсон не претендовал на то, что смог бы вот так «на коленке» соорудить полумаску со всеми функциями, но превратить тяжёлый бинокль в очки? Это возможно. И даже необходимо. Если у него будут очки с тепловизором и режимом ночного зрения, то ему больше не придётся по памяти ориентироваться в темноте, а получится работать более эффективно и удачно.

Джейсон отложил инструмент и протёр глаза. За окном уже светало. Ладно, он поработал над оборудованием вполне продуктивно. Надо бы ещё найти мастерскую, чтобы выточить бэтаранги или что-то похожее... А пока надо поспать. Тем более, что надо придумать, как вытащить завтра Стива на спарринг. Он ведь будет, скорее всего, упрямиться, боясь опять навредить. А ведь спарринги со Стивом во многом полезны и не только потому, что надо дальше себе «имидж» создавать, хотя и это тоже – нехорошо последним впечатлением о себе оставить то, как он «легко» попал на такой простой, по сути, удар. Вдобавок это было прекрасной тренировкой с сильным и умелым противником – прямо как дома, с Брюсом. Разве что Брюс не нежничал, а именно учил, пусть это и иногда выливалось в синяки посерьёзнее. Но и попадаться так просто не давал, видел, когда ученик не успевает, когда прежний темп только травмы нанесёт, а не даст урок. Да, Джейсон скучал, очень скучал. И он каждый раз, ложась спать, загадывал проснуться в своей постели, дома, чтобы Альфред разбудил завтраком, а Брюс позвал на патруль или тренировку... Вот только буквально горящая огнём грудь доказывала, что это не сон – во сне больно не бывает.



Стив приготовил к его пробуждению блинчики на завтрак. Надо же. Блинчики. Хотя для самого Стива это было уже давно за обед? Это он так извинялся, что ли? Мило. Правда, мило. Обычно Джейсон просто вытаскивал из холодильника то, что оставалось с «настоящего» завтрака, то есть с шести-семи утра. Маньяк жавороночный... А ещё бегает в это время!

Блинчики были тёплые, мягкие, воздушные, не то, что из холодильника! Холодильник их явно убивал... А если жизнь какая в них ещё трепыхалась, то микроволновка наносила контрольный выстрел в голову. Сейчас же блинчики буквально за ушами трещали, а перед Джейсоном стояло аж три сиропа на выбор. Нет, Стив точно извинялся и делал это вполне успешно. Джейсон бы его точно простил, если бы в том инциденте не сам был виноват.

– Ну что, на «танцы»? – спросил Джейсон, наконец, отодвинув тарелку. И да, он повторялся, но шутка ему нравилась.

– Ты не забыл про травму? – Стив нахмурился.

– Да-да, – перебил его Джейсон. – И, может, сейчас мне так же прилетит, и меня опять порадуют таким крутым завтраком в нормальное человеческое время.

– Ты...

– Да, я крайне меркантилен, что поделаешь? – вновь закончил за Стива Джейсон.

– Я не это имел в виду.

– А я это. Или так боишься, что я тебе задницу в отместку надеру?

– Ты не переоцениваешь себя? – Стив сурово сложил руки на груди.

– А ты себя? Попал всего один раз и зазнаёшься. Не напомнить, сколько раз я тебя доставал? Если бы не твоя регенерация и прочая сыворотка, валялся бы давно в больничке!

– Вот именно. У меня есть регенерация!

– И что? Знаешь, если я тебя сравнил с Суперменом, это ещё не значит, что нужно на грудь принимать все удары и пули. У тебя ускоренное исцеление, а не неуязвимость и бессмертие.

– Давай, ты хоть немного восстановишься? – Стив примирительно поднял руки.

– Зануда, – фыркнул Джейсон, а потом подтянул к себе тарелку обратно. Раз уж особой активности не предвидится, то можно и сильнее желудок набить. И так он больше сил сохранит на ночь.



Джейсон сходил на несколько «вылазок». Получил немало информации, собрал пару устройств в «дубляж», даже «закрыл» ещё одну банду. Так что залезал в окно уже достаточно поздно утром – сделка одна долгая была, не хотелось пропустить ключевые моменты – Джейсон во вполне хорошем настроении. А потом он наткнулся на суровый взгляд Стива. А на кровати было разложено всё содержимое тайников Джейсона, начиная от пистолетов, заканчивая наличкой и дополнительным тросомётом. Чёрт.

– Приветик, Стив, – Джейсон улыбнулся, порадовавшись, что маску снял уже давно.

– Что это значит? – Стив не поддержал игривого тона, продолжал строить из себя само осуждение во плоти.

– А что, по-твоему? – вернул вопрос Джейсон, перекидывая ноги через подоконник, ступая на пол. Рано или поздно, этот разговор должен был случиться, так что... В конце концов, что Стив ему сделает? Ну не на цепь же посадит! А денег уже должно хватить, чтобы снять себе где-нибудь уголок. Если, конечно, Стив сейчас не встанет грудью на защиту разложенного на кровати.

– То есть это о тебе были те полицейские рапорты? Ты устраивал потасовки в нижнем Ист-Сайде?

– Ну, допустим, я. И что?

– Что значит «что»?! – так, Стив разозлился, почти кричал... Дерьмо. – Ты убиться хочешь?

– А ты? Не понимаю, в чём проблема.

– Не понимаешь, в чём проблема? – Стив чуть ли не задохнулся от возмущения. Джейсон понял, что достучаться до него будет крайне проблематично.

В итоге, Стив его, как будто маленького ребятёнка, чуть ли не за шкирку за собой потащил, предварительно закинув все «сокровища» Джейсона в сумку. Потащил, как оказалось, в Башню. Отлично, хочет надавить авторитетом и количеством, просто чудесно... Джейсон вполне мог бы и вывернуться, и сбежать, и даже скрыться, но... ему всё ещё нужна была помощь, чтобы вернуться домой. И даже если откинуть возращение, как таковое, то нельзя геройствовать совсем в одиночку, противопоставляя себя всем остальным супергероям. Даже если те, по сравнению с Лигой, выглядели ничего не понимающими дилетантами – кровь всё равно смогли бы подпортить.

Так что теперь Джейсон стоял перед полной командой Мстителей, разве что того Бога скандинавского не было да шпионки. Случайно все тут оказались или специально по такому поводу собрались? А Стив его перед всем этим составом ещё и отчитывал.

– Да хватит уже! – не выдержал Джейсон. – Я всего лишь выполняю вашу работу! Работу, которую никто из вас не делает!

– Полегче на поворотах, малец! – так, Старк, кажется, оскорбился, но Джейсон уже не мог остановиться.

– Ох, полегче? Поберечь чьё-то хрупкое эго? Или иллюзию, какие вы крутые герои, бля? Думаете, что раз в год бить инопланетян или спасать президента – это работа супергероев, которыми вы себя называете? Хрена с два! Работа супергероя – это сложный и выматывающий труд, это выходить каждый день на улицы. Работа супергероя – это не только в пафосном костюме при свете дня позировать перед камерами, а выбиваться из сил ради того, что может никто и не узнать! Это каждую ночь делать маленькие дела ради тех, кто не может себя защитить!

– Это работа полиции, – возразил Стив.

– А полиция думает, что это – ваша работа. И в итоге никто этим не занимается!

– И поэтому ты решил, что можешь взять это на себя? Ты же такой профи, который всё знает лучше нас – слепых котят... – Джейсон не мог понять возмущается Старк или веселится.

– Уж побольше профи, чем некоторые! Эгоманьяк, который, мало того, что раскрыл всему миру от балды тайну своей личности, так ещё и, зная, что за ним охотится террорист, рассказал свой адрес! Не напомнишь, чем это закончилось? Резиденцию со всем арсеналом величайшего гения оружейного мастерства разнесли из обычного вертолёта с парой модификаций!

– Там было два вертолёта...

– Да-а-а, это всё меняет! Кто у нас дальше? Солдат времён Второй Мировой, застрявший не то, что в сороковых, а в рыцарских временах! Солдат, который до сих пор верит, что все сражения – это именно та война с объявлением сражения минимум за сутки и в письменной форме! Чувак, к силе которого нет претензий, разве что сильным он становится только пипец как разъярившись, и не способный себя контролировать! И, конечно же, парочка наёмных убийц, одному из которых я морду набил, не приходя в себя!

– Хэй! – отозвался тот самый, с набитой мордой. – Это было неожиданно.

– Какая жалость! Неожиданно! Может, тебе тоже за день объявлять до нападения, чтобы ты подготовился, а? Если ты так легко расслабляешься, то мне странно, как ты до сих пор жив! Или будь готов всегда, или иди на пенсию!

– Ты сам умер! – не выдержал лучник – некий местный аналог Зелёной Стрелы.

– О да, я, кстати, совершил ту же ошибку – не был готов. Доверился родной матери, которая отдала меня маньяку в оплату долгов! Родной матери, которая бездумно продала мою жизнь, а потом беспечно курила, глядя, как меня забивают грёбаным ломиком! И ей бы было плевать до самого конца, если бы её не заперли в том же самом складе умирать с той же самой бомбой! Не беспокойся, я точно не смогу повторить эту ошибку ещё раз!

– Слушай, парень, прости, я не знал, – лучник вдруг стушевался, словно сжался. Джейсон сначала опешил от такой реакции, а потом понял, что у него глаза щиплет. Небось, покраснели ещё. Дерьмище! Ну да, он впервые с того момента рассказал всю правду, рассказал, что с ним произошло и почему, рассказал о том предательстве. Как школьник повёлся! Пытался ведь строить из себя взрослого и крутого, а сам... Чёрт!

– Херня. Всё равно встретил её в первый раз в своей жизни, – буркнул Джейсон, глубоко вздыхая, пока совсем не расплакался, как маленький мальчик. И что, что он тинейджер ещё? Не имеет права рыдать по какому бы ни было поводу, пока пытается доказать, что он тут профи и, вообще, круче их всех, вместе взятых! А значит, никакого распускания нюней, а только давить дальше. – Так или иначе, не вам тыкать меня во что-то носом, новички хреновы. И вообще, лапы прочь от моего оборудования! – прикрикнул Джейсон, заметив, как Старк уже вертит в руках его тросомёт.

– Ты это сам собрал? – Старк и не думал класть обратно гаджет.

– Нет, блин, купил в магазине «Всё для ночного мстителя», – съязвил Джейсон. Ну не мог он нормально общаться в таком взвинченном состоянии. Бэтмен часто его за это журил, Альфред тоже, даже Дик... На самом деле, Джейсон бы всё отдал, лишь бы услышать их нотации ещё хоть раз.

– Грубовато, конечно, сделано, – продолжил бурчать Старк, осматривая спаянные швы.

– Можешь отдать мне свою лабораторию – сделаю всё по линеечке и хоть со стразами.

– Ты всё это сделал, прячась под одеялком от Кэпа?

– Тони, тебя только это волнует? – привлёк к себе внимание Стив.

– Хэй, мне казалось, что с предыдущим вопросом мы разобрались.

– Я так не думаю, – Стив сурово и очень-очень обвиняюще посмотрел, сложив руки на груди.

– Хорошо, не разобрались, но зашли в тупик. А пока нет других крутых аргументов, можно проследить за тем, чтобы твой паренёк не убился из-за хреновой техники.

– Сам ты хреновый! – оскорбился Джейсон. Да, не шик, да, не блестит, да, не самая крутая технология из возможных, но надёжная же! Джейсон сам несколько раз проверил! И перепроверил! И вообще, он реально всё это на коленке собрал! Даже если и не под одеялком – одеяло может и воспламениться от паяльника – сущее нарушение техники безопасности.

– Это так ты благодарен за то, что я тебя тут грудью своей от Кэпа закрываю? Какая нынче молодёжь неблагодарная пошла!

– Ага, спасибо, – буркнул Джейсон, но свой тросомёт из загребущих рук забрал. – И если хотите от меня такого неудобного избавиться, то найдите уже способ отправить меня домой. Прогресса так и нет? Ну, тогда я нашёл, чем заниматься, раз застрял.



– Я с тобой, – объявил Стив, а точнее Капитан Америка в полном обмундировании, когда Джейсон собирался в очередной раз вылезти из окна.

– С чего бы это? – спросил Джейсон, проверяя, насколько надёжно прикреплено оборудование к патронажу. Не чета прежнему высокофункциональному поясу, конечно, но что есть, то есть.

– Я иду с тобой, – просто повторился Стив. Ну хоть не пытается удержать, уже успех, правда?

Джейсон оглядел его с ног до головы.

– Окей, только яркие тряпки сними. Мы не размахивать флагом прёмся. Ты и без того... слишком заметен.



– И что теперь? – нетерпеливо спросил Стив, когда Джейсон стал располагаться на своей точке наблюдения.

До этого он вполне успешно следовал попятам, хотя пытался засыпать вопросами, но Джейсон отмахивался и мстительно, когда они почти добрались до точки, выбрал путь по крышам, да перепрыгивал через особо широкие пролёты, периодически пользуясь тросомётом. У Стива такового не было, и Джейсон надеялся, что тот отстанет, но... Прыгал он тоже супер, оправдывая звание суперсолдата. Экая незадача...

– Ничего, – практически честно ответил Джейсон, доставая термос с кофе и очки-бинокль.

– То есть?

– То есть сидим и морозим задницу. Ничего интересного не предвидится, можешь домой идти.

Стив только сурово сложил на груди руки и очень обвиняюще посмотрел.

– Что? Разведка это называется! Или ты думаешь, я тут наобум действую? Сегодня мы следим здесь и, возможно, ещё в паре точек. Если у тебя есть дела поинтереснее, я тебя не держу.

Стив промолчал и просто сел рядом.

Возможно, Джейсон был даже несправедлив к нему, по крайней мере, Стив вполне умел сидеть в засаде, а не бросался чуть что в бой. Ну, пока. И он был тёплый, как печка, даже на расстоянии в несколько дюймов. И Джейсон боролся с иррациональным желанием придвинуться поближе, даже прижаться, облокотиться... Наверное, всё дело в пронизывающем ветре и подступающей зиме, не иначе.



Джейсон и раньше это видел, просто не осознавал, ну или не думал об этом. Стив на него смотрел, точнее смотрел. Иногда, возможно, он сам этого не понимал, но его влечение становилось всё более и более очевидным. Джейсон мог бы делать вид, что ничего не замечал, и тогда бы... да ничего бы не было. Стив, даже осознай своё желание, никогда бы не сделал первый шаг. Наверное. Даже несмотря на то, что считал Джейсона совершеннолетним, всё равно. Ответственность, нежелание давить своим положением даже ненамеренно и прочее из той же оперы...

Джейсон же... Ну, если позволить себе подумать развить мысль, а не заталкивать ей подобные куда-то поглубже, то... Стив был вполне привлекательным, и это слабо сказано. И это же не первый раз, когда Джейсон позволял себе признаться в таком. Втайне от других, разумеется... Конечно, был Дик, куда без него? Правильный «старший братец», который и братом ему толком не был, скакавший от юбки к юбке, такой идеальный, ему бы Джейсон никогда бы и ни за что не признался. Посмотрел бы с осуждением, прочёл долгие нудные лекции, назвал всё буйством мальчишеских гормонов, мол, Джейсон ещё найдёт себе правильную девушку и выкинет всю дурь из головы. Джейсон его иногда чуть ли не ненавидел. За излишнюю идеальность, за недоступность. Недоступность его самого и планки той идеальности, которую он поставил в глазах Брюса, Титанов, общества... Титаны смотрели на нового Робина как на дешёвую замену и не особо-то жаловали в своих рядах, а в самих Титанах, ну... Джейсон примерно с одинаковыми чувствами смотрел на Донну и Роя. А раз они от Робина-фальшивки нос воротили, то Джейсон тем более держал свои чувства при себе. Не хватало ещё смеха, мол, что этот мальчишка себе позволяет, а теперь и втрескался, как глупый младшеклассник.

А Стив смотрел на него и видел именно Джейсона, а не паршивую замену идеальному Ричарду Грейсону. Практически впервые в жизни никто не сравнивал его с так называемым братом. А Джейсону хотелось этого внимания, того, что предназначено ему и только ему одному.

Джейсон знал, что решать именно ему – оставлять взгляды просто взглядами или... Это ведь будет даже полезно, так? Стив не смог бы больше смотреть на него как на мальчишку, не посмеет. Ему придётся считаться с ним. А ещё он начнёт намеренно или нет потакать ему, на него легче будет давить... Брюс часто говорил, что чувствами нельзя руководствоваться, нельзя позволять им делать тебя слабым, уязвимым. Он говорил, что необходимо использоваться чувства, как свои, так и чужие. Насчёт Стива же... Ну, можно же совместить приятное с полезным? Получить то, чего так долго хотел и ждал, и одновременно укрепить позиции, только и всего.

Так что в следующий раз Джейсон поймал взгляд Стива и улыбнулся, вполне ободряюще, даже заигрывающе. Но не настолько, чтобы спугнуть. Пусть Стив сначала полностью осознает своё желание, и тогда можно будет сделать следующий шаг: забрать всё это достояние местной Америки в личное распоряжение. Рыбку не подсекают, пока та сама не проглотила крючок до конца. На самом деле Брюс учил его даже этому, ну так, в качестве навыков для работы под прикрытием, например. И что-то Джейсону подсказывало, что делал он это с оглядкой на то, что у Дика это в крови, он флиртовал как дышал, и получал каждого у своих ног. Это Джейсону нужны были особые уроки, чтобы хоть кто-то положил на него глаз и увлёкся. Брюс этого, конечно, вслух не говорил, но он также научил своего ученика хорошо читать между строк. Интересно, что бы сейчас отец и дражайший брат сказали о том, что Джейсон сам по себе стал объектом внимания местного аналога Супермена, а? Не такая уж он и паршивая овца.


Разведка несколько затягивалась. Не из-за сложности предстоящего дела, а потому что Стив явно не планировал отступать, исправно каждую ночь таскаясь на «точку». А Джейсон-то наивно думал, что такая ранняя пташка не выдержит подобного режима целую неделю. Но нет, недооценил он возможностей суперсолдата, Стив даже на утреннюю пробежку умудрялся и дальше мотаться, разве что на полчасика позже.

Так или иначе, в этот раз «закрывать» очередную ячейку наркоторговли придётся не одному.

А в итоге... ну, это было неплохо, если не сказать больше. Работать с напарником было так привычно, так знакомо. С напарником, которого, между прочим, боялись гораздо больше, чем Джейсона, что, в свою очередь, позволяло ему играть на элементе неожиданности. И если быть честным, то Джейсон очень скучал по этому чувству объединения посреди битвы, когда он и его напарник представляли практически одно целое, прикрывая друг другу спины, читая движения с полувзгляда... А Стив, отправляющий щитом в нокаут всяких барыг, – так вообще зрелище потрясающее.

Эйфория просто била ключом, Джейсон даже не особо жалел, что не удалось взять денег. Он даже и не пытался – Стив был бы против, а спор разрушил бы всю магию. Джейсону больше нравилось чувствовать себя бесконечно живым, перелетая с крыши на крышу прочь от места их битвы, зная, что он не один. А потом, когда он обернулся через квартал или два, увидел, что у Стива в глазах тот же самый огонь, то же ощущение крыльев.

Это был его шанс, его возможность протиснуться между щитами идеальности, подсечь, наконец. Адреналин позволял делать много вещей, которые недоступны в обычной жизни, которые кажутся невозможными. Джейсон шало улыбнулся и сделал шаг ближе, поцеловал первым. И Стив, его правильный Стив рвано выдохнул, а потом поцеловал в ответ, так же жарко, с той же отдачей.

– Джейс, – выдохнул Стив, как только тот оторвался глотнуть немного воздуха.

– Ш-ш, – Джейсон игриво ухмыльнулся и приложил палец к его губам. – Первое правило: на работе никаких настоящих имён.

– И как же мне тебя звать?

– Робин, – ответил Джейсон и поцеловал опять. Наконец-то, наконец-то, наконец-то! Стив его целует, его! Именно он вызывает желание, а не его идеальный братец! Все они, кого Джейсон втайне хотел, начиная от красотки Старфайр, заканчивая тем же Роем, смотрели на Дика, а Стив – Стив весь его. Для Стива, для этого мира Джейсон не какая-то замена. Он – Робин, тот самый Робин, а не «ещё один Робин», не «другой Робин», не «не тот Робин». Он – Робин, единственный и неповторимый!


– Ты точно этого хочешь? – спросил Стив, стоило им, наконец, свалиться на постель Джейсона (она была ближе ко входной двери), по пути растеряв куртки, большую часть защитного обмундирования и оружия, маски. Спросил, будто девицу в сороковые свои решил завалить на сеновал!

– Разве иначе я был бы здесь? – ответил вопросом на вопрос Джейсон и дёрнул Стива за футболку. Он хотел его. Чёрт, он в жизни ничего сильнее не хотел, чем сейчас этого. Он хотел его, Стива, и только его. Хотел больше этих прикосновений, жарких поцелуев, взглядов. Стив желал его, Стив принадлежал ему. Не идеальному братцу, а ему! В голове заезженной пластинкой крутилось «мой, мой, мой, только мой, не отдам, мой». Да чёрт побери, он никогда не был так счастлив, он чувствовал себя нужным, на своём месте, наконец-то незаменимым.

Может, если бы всё случилось чуть иначе, не тогда, когда адреналин ещё не успел утихнуть, Стив был бы более «правильным» и «старомодным», смиренно водил на свидания, кормил мороженным, и, может, через несколько лет украл бы ещё пару поцелуев. Но сейчас ему точно так же рвало крышу, он продолжал целовать губы, лицо, шею, прикусывал кожу, изучал тело руками, лез под одежду.

Джейсон лишь старался не отставать, не сдаваться так быстро, отвечал тем же, кусался, даже рычал, обхватывал ногами и руками, не отпускал. Другая же его часть требовала перестать вообще что-то делать, лишь расплавляться под чужими касаниями – доказательствами того, как он необходим, прекрасен, неповторим. Но Джейсон и не мог бороться с соблазном поскорее обнажить это прекрасное тело, чёрт, кажется, тут даже Супермен прососёт по полной... Золотистый ровный загар (это с сывороткой досталось или он ещё и в солярий ходит?!), стальные крупные мускулы, сплошные идеальные рельефы. А ещё у Стива глаза – голубые, пронзительные, сейчас потемневшие – сплошной разврат в противоположность обычно закрытому и скромному Стиву.

А потом Стив вдруг запнулся. Раскрыл шире свои потрясающие голубые глаза, вернувшие часть той самой невинности, смотрел как-то беспомощно. Джейсон недовольно приподнялся на локтях, вынужденный отстраниться от творящегося безумия. Вау, они уже успели избавиться от одежды, и Стив без неё, Стив... ого. Это даже лучше, чем Джейсон себе представлял. Но этот великолепный Стив больше не рвался вперёд. И Джейсон уже готов был сражаться с кучей доводов по поводу «ну так же нельзя», «секс – только после свадьбы» и «я несу за тебя ответственность», как Джейсон понял, что дело не в этом. Стив просто не знал, что ему делать. Ну, конечно, капитан из сороковых! Тогда за гомосексуализм уже не сажали – ну, точнее закон ещё не отменили, но смотрели на всё это сквозь пальцы, наезжали только, когда нужен был повод кого-то «закрыть», – но чтобы доблестный Капитан Нравственность настолько пошёл против общественной морали? Ага, щаз!

Джейсон фыркнул и дотянулся до тумбочки. Да, он готовился, во всех возможных смыслах готовился, ждал, когда, наконец, выпадет та самая возможность получить своё.

– Надеюсь, не надо объяснять, что с этим делать? – спросил Джейсон, вручая тюбик.

А сам развернулся, ложась спиной вверх. В том числе и для того, чтобы скрыть нервозность. Конечно, он готовился! Узнал всё, что только можно, закупился вот, даже несколько раз в душе пальцами стимулировал себя изнутри, представляя, как это может быть, но всё равно нервничал. А он не имеет права показывать нервозность. Он должен быть равным, уверенным, а не потерявшимся мелким мальчишкой, который всю жизнь был вторым и не сумел привлечь никого, с кем хотел бы провести ночь. Стив должен хотеть его, а не жалеть.

Конечно, они могли бы ограничиться чем-то меньшим на первый раз, отдрочить друг другу, да, чёрт побери, Джейсон смог бы, наверное, кончить просто ещё от пяти минут таких жарких обнимашек, но хотелось иначе. Хотелось полностью, по-настоящему, по-взрослому.

Джейсон закусил щёку изнутри, когда первый палец протолкнулся внутрь. Чёрт, у Стива они толщиной как его два. А член, который будет дальше... Ох... член вызывал восхищение, смешанное с ужасом. Неужели такое может в нём поместиться? В принципе, было не поздно ещё переиграть, Стив не отказал бы, наверное, но нет, лучше так. Пусть лучше Стив покажет, как сильно его хочет. Вдобавок, если Стив будет «главным», то ему сложнее будет дать задний ход после, когда эмоциональная буря уляжется. Стив будет считать себя ответственным, а значит, попытка сказать «это было ошибкой» в его сознании с куда большей вероятностью превратится в позорное «поматросил и бросил». Стив же у нас не такой, верно?

Так что Джейсон лишь сильнее развёл ноги при проникновении второго пальца – чёрт побери, рано ещё слишком, больно же! – и потёрся членом о простыню. Он со Стивом, Стивом, которого хотел сам, Стивом, который хочет его, именно его. С потрясающим сексуальным Стивом, Капитаном, мать его, Америкой! И эта боль ничто по сравнению с тем удовольствием, что его ждёт. Да он тут просто не имел права запороть лучшие – единственные – отношения в своей жизни из-за собственной неумелости! Стив же мог понять, что Джейсон не такой, каким себя показывал, что он просто неуверенный в себе мальчишка, ни разу не получивший желаемого внимания.

– Покрути ими, – указал Джейсон. Он же должен казаться опытным и знающим. – Вот сюда и... Да! – это уже играть не пришлось. Стив нашёл нужное место и надавил настолько же идеально, насколько идеален он, мать его, весь.

– Нужно ещё готовить? – спросил Стив. В его голосе читалось напряжение, желание, но он держался. Ну ладно, для того, кто не трахался, походу, семьдесят лет, выдержка потрясающая.

– А ты как думаешь? У меня как-то не было особой возможности перепихнуться с тех пор, как я тут очнулся, – не соврал Джейсон. А то, что возможности не было и до... об этом можно и умолчать.

От трёх пальцев стало уже больно. И одновременно невообразимо хорошо. Чёрт, он, кажется, мазохистом стал. Ну и хрен с ним. Джейсон закусил уголок подушки, чтобы позорно не заскулить одновременно и от боли, и от желания. Похоже, до конца ему голову так и не вылечили, раз у него уже от этого пальцы на ногах сладко поджимались.

А потом в нём наконец-то оказался член. Больно, потрясающе, необычно, просто охуенно. Стоны и поскуливания сдерживать уже не получалось, а Стив вдобавок и плечи своими лапищами обхватил, пытался целоваться то в губы, то ещё куда получится. Да блядские рогалики, неужели оно всегда такое, когда с партнёром? Ничего похожего на то, как Джейсон помогал себе рукой в душе или под одеялом. И Дик, сволочь, всё это забирал себе, но здесь Дика нет, здесь Стив хочет именно его – Джейсона, именно его имя сдавленно шепчет, именно по его телу, как слепой, шарит руками, именно ему тяжело дышит в ухо и иногда прикусывает мочку.

Протащить под себя руку Джейсону не удавалось – Стив навалился на него своей немалой массой, буквально распластал по кровати, так, что еле удавалось дышать. Возбуждение пожаром горело внутри, а всё, что получилось – подстраиваясь под движения, продолжать тереться о шершавую простыню. Хотя этого хватило, чтобы уже через несколько минут под особо резкие движения, наконец, получить долгожданный оргазм. Стив окончательно свалился на него и замер. Два скорострела, мать его. Джейсон лениво подумал о том, как давно у Стива никого не было. Реально с войны или успел здесь с кем-то «пересечься»?

– Джейс? – обеспокоенно спросил Стив секунд через двадцать, скатываясь с него и аккуратно толкая в плечо рукой.

– М? – промычал Джейсон, совершенно не желая ни говорить, ни двигаться.

– Ты в порядке? – надо же, Капитан Заботливость подумал, что затрахал его до смерти. Почему-то на фоне общей неги мысли были особо саркастичны.

– Я охуенно, – честно поделился Джейсон, не меняя своего положения. – Ща, если хочешь второй заход, то дай мне минут десять, – буркнул он, пытаясь понять, двигаются ли вообще конечности.

– Ты точно в порядке?

– Бля, – коротко охарактеризовал ситуацию Джейсон. Так трахал, а всё равно умудряется в заботливую мамочку играть... Джейсон сделал над собой усилие, приподнялся на одном локте, подтянул второй. Дальше дело лучше пошло, удалось взять под контроль и ноги, а потом залезть на Стива и усесться на нём. – На будущее, я люблю, когда мне после секса дают поваляться, а не сразу тормошат и просят ещё, – Джейсон и тут, в принципе, не солгал. Сейчас же это он полюбил, верно? А за всякими теоретическими познаниями легко подтянуть практику.

– Ага, – Стив произнёс это как-то отстранённо и провёл рукой вверх по бедру. Джейсон явственно ощутил поясницей всю хвалённую суперрегенерацию суперсолдат. Нет, спокойно поваляться ему не дадут. Да он же про второй заход в шутку сказал! «Так, организм, тебе ...дцать или шестьдесят? Оправдывай, мать твою, возраст!» – рыкнул про себя Джейсон, пытаясь наскрести остатки сил. Так, ладно, сейчас он немного отвлечётся на поцелуи, позволит себя потрогать, а там, глядишь, и силы найдутся.



Утром всё тело предсказуемо ломило, задницу саднило, а Джейсон очень и очень хотел спать. Стив же... Долбанный Стивен, мать его, Роджерс мешал ему досыпать. Джейсон сумел приоткрыть один глаз всего на секунду, чтобы рассмотреть часы. Девять утра. Почти середина ночи, бля! Какого хрена? Они работали в ночь, трахались, а Стив его пытается будить в девять утра! Для него это, может, и поздно, но Джейсон тут не суперсолдат, в конце концов!

– Отъебись, я сплю, – буркнул Джейсон, накрываясь одеялом с головой.

– Джейс...

– Я тебе что-нибудь сломаю, – пообещал Джейсон.

– Что?

Да он издевался, определённо...

– Ребро. И пару пальцев, – ответил Джейсон, совершенно не солгав и не испытав никакого раскаяния. Если Стив не отстанет – сломает. Всё равно с его регенерацией за день-другой всё срастется. А Джейсон будет отомщён за свои страдания.

– Я же просто хотел сказать доброе утро, – Стив звучал обиженным. На Джейсона это могло бы подействовать, не будь сейчас утро. Поэтому он просто наугад пнул ногой куда-то назад и, судя по звуку, попал в печень. Это было вполне приятно. Ибо нефиг.



– Ты какой-то злой, – обвинил его Стив через несколько часов, когда Джейсон сам проснулся и вышел на кухню, надеясь что-то съесть. Потраченную ночью энергию надо было восполнять.

– Нормальный я, – отмахнулся Джейсон, заглядывая в холодильник.

– Ты жалеешь о том, что произошло?

– Жалею о том, что не выпинал тебя из постели позже. Серьёзно, чувак, не будь жаваронком-маньячиной, и у меня не будет соблазнов тебя прибить, – пояснил Джейсон, вытаскивая нарезку с колбасой. Вообще-то, он уже не злился и даже не раздражался. Он хотел, наоборот, улыбаться, хотел касаться Стива, напроситься ещё на один раунд этого потрясающего секса, но... он же не мог показать, насколько ему всё понравилось, насколько он зависим? Он же должен быть крутым и взрослым парнем, а не восторженным мальчишкой, впервые получившим взаимность в своей влюблённости. Должен же, да?

Стив сжал и разжал кулаки, выглядел... ну... Стив был явно не уверен в том, насколько всё было по согласию, и, кажется, Джейсон переборщил с холодностью и отстранённостью. Джейсон вздохнул, обернулся, положил свой будущий завтрак на стол, а потом обнял, поцеловал. Стив неуверенно, словно не творил вчера все те безумства, провёл рукой по его спине, зарылся ею в волосы. Джейсон еле сдержал дрожь, готовую пройтись миллионом сладких мурашек по телу. Так непривычно, но приятно. Ночью под адреналином это было словно нереально, не с ним, а в каком-то кино, сейчас же, утром, Джейсону еле удавалось не начать щипать себя, боясь, что всё это сон.

Стив быстро вернул себе уверенность, подхватил под бёдра, усадил на столешницу, вклинился своим потрясающе-горячим телом между коленей.

– Хэй, ты сначала пытался не давать мне спать, а теперь и завтрака лишаешь? – спросил Джейсон, как только его губы получили свободу.

Стив замер, не отстранился, но и не продолжал свои домогательства.

– Сделаешь мне потом блинчики, – решил Джейсон, обхватывая его ногами за талию и привлекая к себе. Почему бы и не совместить приятное с приятным? И с полезным, видимо. Нужно помнить о цели, о том, как сильнее привязать к себе Стива, сделать зависимым, ведь он такой... ох... потрясающий. И нужный. И потрясающий.


Джейсон понятия не имел, что там было с нравами в сороковые, но Стив, да ладно... Кому из них было лет?.. А хрен знает, Джейсон до сих пор не знал, сколько ему лет, но не суть! Такое ощущение, что Стив дорвался до секса и теперь словно не мог остановиться. Он, что, реально семьдесят лет не трахался? Или вообще ни разу в жизни, как говорили некоторые злые языки? Это из-за сыворотки или Джейсон мог себе приписать «заслуги» по постоянному совращению и развращению Капитана Америки? В общем, Стив был готов пристать и завалить в постель при любом удобном или неудобном случае, а Джейсон... ну ладно, ему это очень даже льстило – такой национальный символ, а сходит от него с ума! А ещё такая страсть, такое удовольствие. Стив быстро учился и готов был сделать всё для своего любовника... Но Джейсон уже натурально уставал, молодость молодостью, но не по три же раза за сутки! А то и больше!

Джейсон продолжал повторять себе, в чём смысл был этих отношений. Контроль. Привязка важного объекта. Свобода дальнейших действий. А в итоге... ну, он или трахался или старался восстановить силы после траха с грёбанным суперсоладтом. Нет, он не жаловался на сам секс, как таковой, он был потрясный, Стив был потрясный, боже, насколько он был потрясный, но сил больше ни на что не оставалось. Кажется, это уже стратегия Стива.

В итоге, когда Стива вызвали по очередному делу по спасению мира от каких-то там террористов, Джейсон с милой улыбкой проводил его до двери и облегчённо сполз по стене. Неделя спокойствия. Неделя только для него самого. Неделя, когда он имел возможность вернуться к работе. Джейсон мог вновь вздохнуть свободно и взмыть в небо, как и следовало Робину.

На улицах всё было так же беспокойно и, надо сказать, опасно. Джейсон до сих пор поражался тому, как в городе штаб-квартиры такого количества героев, могло быть столько преступности. Ладно Готэм, где преступность существовала всегда, а Бэтмен всё же был просто человеком, но представить подобное, например, в Метрополисе? В Централ-Сити? Да ни в жизнь! Вот и сейчас Стива выдернули только потому, что какой-то террорист захватил супер-экспериментальное чуть ли не планетовзрывательное оружие. А иначе Кэп Америка и дальше бы блинчики жарил и бегал в парке.

Первая ночь была вполне спокойной и привычной: наблюдение, слежка, выводы, записи, выбор цели. Точнее попытка выбора цели. Кажется, наркобанды стали действовать умнее, стали ставить больше дежурных на постах, лучше вооружались, были начеку. Прошёл, значит, слушок, что кто-то их «щипает», а, может, и о том, что сам Капитан Америка присоединился к веселью, так что надо быть настороже. Неприятно, однако. В одиночку без нужного оборудования будет сложно, очень сложно.

Наверное, время переходить на уличных грабителей и насильников, вот только системы мониторинга происходящего тоже не было, как и транспорта для быстрого перемещения-патрулирования. Не сидеть же на какой-нибудь крыше, ожидая, что прямо под носом кому-то вздумается совершить преступление?

Вторая ночь тоже была непримечательной, пока Джейсон не заметил странную кучу у мусорки в переулке. Большая слишком куча и характерной такой формы. Под грязной тканью и парой банок обнаружилось тело мужчины. Не считая того, что он был мёртв, неизвестный выглядел вполне неплохо – стрижка, чистая кожа, аккуратные ногти. Только одежды не было, кроме белья. Тоже вполне хорошего. Ничто не указывало на откинувшегося бездомного или наркомана. И кожа была очень и очень бледной. То есть само тело ещё разлагаться не начало, никаких насекомых не было, так что рано для такой белизны. Уж чему Джейсона учил Бэтмен особо тщательно, не считая боевой подготовки, так это с ходу определять время смерти по видимым признакам. А ещё он учил искать причину смерти. Вообще, эту работу стоило оставить копам, но раз Джейсон уже наткнулся на жертву, почему бы не вспомнить старые-добрые деньки? Синюшные отметины с небольшими ранами на внутренней стороне бёдер, ключицах, локтях. Свежие, не похоже, чтобы там раньше были шрамы – точно не наркоман. Отметины там, где проходят самые крупные кровеносные артерии. И если добавить неестественную белизну для такого срока после смерти... Обескровливание? То есть серьёзно? Кто этой хренью занимается? Какой-нибудь долбанутый маньяк, считающий себя вампиром, что ли?

Следы связывания на руках и ногах, кровоподтёк у виска – скорее всего, травма тупым предметом, возможно, так жертву и вырубили, прежде чем связали, утащили куда-то и выкачали кровь. Джейсон скривился и мысленно попросил прощения у неизвестного, но рукой в перчатке оттянул резинку белья на заднице. Не похоже, чтобы жертва подвергалась сексуальному насилию – ни покраснений, ни раздражений, ни следов спермы. То есть дело именно в крови. Раздели жертву именно для доступа к артериям, а раз не одели обратно после смерти – значит, преступник не испытывал сожаления или раскаяния. Отметался целый ряд психических заболеваний с пиками психозов и прозрениями после.

Джейсон ещё раз окинул взглядом тело. Ему отчаянно не хватало лаборатории. И доступа в морг при вскрытии под покровительством комиссара полиции. И Бэтмена. Его больше всех. Сам Джейсон не знал, что мог тут сделать без тестов, полного сканирования. Видимых улик не было, а всё, что невидимо, не раскрыть без нужных инструментов – нельзя ни отделить отпечатки друг от друга, ни обработать образец ДНК... Всё, что мог Джейсон – сделать на всякий случай пару снимков, вновь прикрыть тело и анонимно позвонить в 911 из ближайшего таксофона, изменив голос. Этому Бэтмен его тоже тренировал.

Следом Джейсон поспешил убраться из этого квартала куда подальше, чтобы его не приплели к преступлению. Только не хватало давать показания копам, когда у тебя не то, что документов нет, ты вообще не существуешь для этого мира.

А потом, через несколько блоков, Джейсон приметил ещё одну такую странную кучу в безлюдном тупике за заброшенным аварийным зданием.

– Да вы, должно быть, издеваетесь, – пробормотал он под нос и спрыгнул рядом.

Ещё одно тело. Женское. Тоже только в белье, тоже вполне заметно ухоженное, хотя телу уже и пара дней. Точно такие же отметины от связывания и смертельного кровопускания. Значит, для неизвестного пол жертвы не важен, но ему нужен кто-то среднего или высокого класса, ведь такую ухоженность не создашь за короткое время похищения. Вряд ли он держал их долго – иначе к их пропаже было бы привлечено больше внимания, а Джейсон периодически просматривал криминальную хронику на нескольких новостных сайтах, газетах и каналах. Ну так, для тонуса. Хотя эта женщина... Джейсон пригляделся. Да, Майя Холлис, кажется, он видел объявление о её пропаже. Учительница в частной школе. Три дня назад пропала, не вернулась домой после пробежки. То есть, если тело тут пару дней, а пропала она три дня назад, то преступник держал её у себя не больше суток – выкачал кровь и выбросил. Никакого лишнего насилия. Садист ли преступник? Возможно, пытка была психологической – видеть, как из тебя медленно вытекает жизнь вместе с кровью... Жаль, нельзя сделать анализ крови, чтобы посмотреть, использовались ли седативы. С другой стороны, если он пьёт эту кровь или ещё как употребляет, то примеси помешали бы.

Джейсон отошёл чуть дальше, стараясь осмотреть место преступления целиком. Под ногами не асфальт, а земля, а значит... Джейсон посветил себе под ноги. Так и есть: след от шин, заканчивающийся всего в паре метров от тела. Вряд ли совпадение. Так, судя по продавливанию и ширине между колёсами, это что-то вроде фургона. Логично – на заднем сиденье труп проблематичнее таскать, а в багажник его ещё затолкать надо. Джейсон посветил дальше по рисунку от шин, и кое-что бросилось в глаза. На одном из следов периодически чёткие линии протектора смазывались. Повреждение шины? Возможно... Джейсон сделал пару измерений и фотографий самих следов и повреждений. Можно будет попробовать узнать марку автомобиля. Потом пару фотографий тела и окрестностей. И уже при фотографировании Джейсон заметил ещё кое-что. Упаковка спичек рядом с телом, наполовину пустая. Не похоже, чтобы её кто-то просто бросил, тут не мусорка. Да и кто хорошие спички выбрасывает? И на коробке название какого-то бара, судя по всему. А вот это уже кое-что. Если спички выронил убийца, то значит, он ошивался в том баре, и если проследить за баром, можно найти ту самую машину и сверить покрышки. Джейсон сделал несколько детальных фотографий коробка (лучше не брать себе улики, а то ещё расследованию помешает или обвинению...) и «взлетел» на крышу. На этот раз Джейсон в 911 не звонил – будет подозрительно. Да и копы всё равно должны район прочесать, сами найдут. Джейсон вон тоже прочесал, но новых тел не нашёл.

Дома – ну у Стива, то есть, более подходящего место для дома тут не было – Джейсон вплотную занялся расследованием. Ему этого не хватало. Одно дело просто следить за бандами, а другое – полноценное расследование.

Начал Джейсон с чего попроще. Бар «Пьяные Цыпочки», как оказалось, не сетевое заведение. Да, чёрт, у этого места даже собственного сайта не было. Джейсон нашёл только один отзыв, что это бар средней хреновости в Адской Кухне. Ну хоть что-то. А сама Адская Кухня... ладно, теперь логично, там жуткое дерьмо творилось, Джейсон пока туда не лез. Место оправдывало своё название – точно вся мерзость варилась, как в огромном котле, а всем было плевать, на этот район предпочитали закрывать глаза, пока уж совсем не бомбанёт чего. И куда Мстители смотрят? Такой гадюшник под носом! Ну, Джейсон, возможно, потыкает это осиное гнездо палкой, авось, что-то и выйдет.

А ещё... Ходили слухи об уличном герое, некоем Дьяволе Адской Кухни, который нанёс сильной удар по организованной преступности. Джейсону было интересно. Неужели был хоть один нормальный герой, не бежавший от обязанностей? Хотя, возможно, это просто городская байка для успокоения, а банды сами пересрались, кто знает?

Остаток ночи Джейсон сверял рисунок протекторов и ширину между колёсами с данными из интернета. В который уж раз Джейсон с ностальгией вспомнил Бэткомпьютер с доступом во все возможные базы данных, а так приходилось вручную на сайтах автодилеров искать... В итоге Джейсон узнал лишь то, что эти покрышки были вполне универсальны, но выпускались пять лет назад. И по ширине между колёсами мог представить примерную форму кузова. Уже что-то. Можно устроить засаду у бара и посмотреть что к чему. Взять бы поддельные документы на нужный возраст, чтобы в баре не приставали, хотя... Ну да, Адская Кухня, кому там есть дело?

Просидел Джейсон до утра, днём отсыпался, а вечером готовился, и к открытию бара занял крышу напротив. Подумав, Джейсон решил, что изнутри он сможет сделать мало – субъекта в лицо не знает, а вот машину лучше караулить снаружи.

И Джейсон не поверил своей удаче, когда уже через пару часов подъехал явно подходящий по критериям светло-грязный фургон. Ну, или не совсем повезло, может, чувак тут еженощно надирается, когда трупы не выбрасывает, или даже тогда до или после забегает то ли праздновать, то ли вину глушить.

Джейсон натянул ниже капюшон толстовки, скрывая полумаску приклеенную к лицу на театральном клее (Джейсон, наконец, нашёл похожую на ту, которой пользовался дома). Лучше лицом не светить, даже если у него тут толком-то нет гражданской личности. Но и маску показывать не стоило – внимание привлечёт. Это не Готэм, где только ленивый маску хоть раз в жизни не одевал. Тут с этим хуже – даже герои, и те, с открытыми лицами ходят. Стоит вспоминать инцидент со Старком, террористом и разнесённым домом? Вот-вот. И кто вообще так подставится в здравом уме?

Джейсон спустился с крыши, огляделся, чтобы убедиться, что за ним никто не следит, и скользнул к фургону на парковке. Фургон как фургон, ничего особенного. Джейсон достал телефон с фотографией отпечатков шин. Подходило. И левое заднее колесо – повреждение протектора, это оно! Джейсон с трудом сдержался, чтобы не издать торжествующий клич. Он ведь почти у цели! Не могло же это быть совпадением, верно?

Джейсон ещё раз огляделся. Тут никого, камер тоже не было, так зачем останавливаться, надо посмотреть, что там внутри, вдруг очередная жертва, а? Или труп. Лучше живая жертва, трупов и без того достаточно. Джейсон достал стандартный набор для вскрытия автомобиля – готовился всё-таки.

Джейсону пришлось повозиться с несколько минут – давно он тачки не взламывал, а запороть дело не хотел. Повезло, что сигналки не было, на такие старые фургоны их редко ставили, особенно если денег нет. Задняя дверца скрипнула, открываясь. Внутри было пусто. То есть совсем. Абсолютно пустой фургон. Да ладно, это даже обидно! Ни крови, ни жертв, ни верёвок или игл! Тьфу! Джейсон вздохнул и достал ультрафиолетовый фонарик – тоже недавнее приобретение. Он просветил весь пол и стены, но практически ничего не светилось. Так, пара пятен, которые вполне можно было списать на порез руки при перетаскивании коробок. То есть он хватал где-то жертв, бил их по голове, причём недостаточно сильно, чтобы кровь хлестала, вёз куда-то, там выкачивал всю кровь и на фургоне сбрасывал уже обескровленные тела. А потом, наверное, мыл фургон да хоть водой из шланга – тут не было даже коврика стандартного приклеенного к днищу, чтобы тот помешал такой грубой уборке. Ну и не собирал улик заодно. Пусто. Чёрт. Джейсон ещё раз выругался, а потом вылез, закрыл двери и аккуратно прилепил «жучок» под подкрыльник. Не хотелось ими разбрасываться – это раньше Бэтмен мог дать ему столько электроники, сколько необходимо, а теперь приходилось закупаться на стремительно кончавшиеся деньги в магазинах электроники и модифицировать практически игрушечные «жучки». Но, учитывая, что в фургоне улик не было, оставалось только следить.

Джейсон прикинул дальнейшие действия, вздохнул, в очередной раз огляделся. Ладно, почему бы и нет? Он же помнил, как примерно выглядит мужик, вышедший из этой машины. Джейсон зашёл в самое тёмное место и достал спирт. Можно было использовать специальный растворитель, но, да ладно, он стоил дороже, а спирт прекрасно справлялся. Дик его этому трюку научил. А ещё в баре полезно пахнуть алкоголем, не так ли?

Так что в баре Джейсон появился уже без маски, но всё ещё с натянутым капюшоном – тут точно лучше внимания не привлекать. А вот и нужный субъект за баром надирался. Джейсон хмыкнул себе под нос и, проходя мимо, в толкучке (бар не слишком презентабельный, но явно популярный – наверняка цены были низкими для такого-то уровня заведения) толкнул локоть соседа своего субъекта, проливая выпивку прямиком на штаны подозреваемого. Тот, естественно, вскочил, наезжая на «обидчика», что позволило Джейсону незаметно вытащить из кармана его пиджака бумажник. О, эти навыки точно как езда на велосипеде!

Пока назревала драка, Джейсон успел изучить документы чувака в укромном уголке, сделать фотографии, сдержаться от позыва из вредности стащить всю наличку – заметит же, а значит, заподозрит что-нибудь, и вернуть бумажник на место до первого серьёзного удара. Теперь у него есть имя и адрес, уже хорошо.

Джейсон улыбнулся себе под нос при выходе из бара и нацепил маску обратно. Отлично поработал сегодня. Мужик после такого вечера вряд ли поедет кого убивать, да и вообще задержится, так что Джейсон мог спокойно проверить квартиру. Только надо вещи с крыши собрать и можно двигать. А ещё неплохо было бы по сети пробить имя, но ничего особого поиск не дал, а сопоставляя с документами – типичный никто и звать никак.

В квартиру пробраться было тоже не слишком сложно: трос с крыши, поддеть крючок на окне – и гуляй – не хочу. Сигнализации тоже не было – Джейсон проверил на датчики движения.

Квартира была стандартной дешёвой холостятской берлогой – небольшая и замусоренная. Чашки-тарелки грязные повсюду, пакеты из-под еды на вынос, пара порножурналов в тумбочке у кровати вместе с кремом для рук и упаковкой салфеток.

– Твои родители в курсе, чем ты занимаешься? – прозвучало за спиной, когда Джейсон переместился к рабочему столу. Чёрт, что за?.. Кто сумел к нему подкрасться?

Джейсон обернулся.

Оу. То есть не городская байка. Дьявол Адской Кухни существовал на самом деле. Существовал и теперь стоял совсем рядом с Джейсоном в дверном проёме между комнатами. И он был недоволен. Мило.

– Надо же, какие знаменитости снизошли, – фыркнул Джейсон. Этот мститель был интересен, но Джейсон ведь не станет скакать вокруг него и умолять об автографе, верно? Много чести! Тоже новичок какой-то, Джейсон и покруче встречал. У одного покруче учился. Да и сам имел больше опыта, судя по датам, когда впервые стали появляться слухи о некоем защитнике этого района.

– Парень, хватит играть в сыщика, возвращайся домой.

А вот это уже было обидно. Да ладно, неужели он выглядит таким молодым? Да ещё в темноте и в маске? Сам не особо старый! Вот вечно проблема всех, кому плюс-минус двадцать пять: стоит быть младше них хотя бы на пять-семь лет, сразу в детский сад записывают! Мол, сами они такие взрослые, а все вокруг ребятня неразумная. Джейсону этого отношения хватило в родном мире, где их, помощников, взрослая Лига всерьёз воспринимать не хотела, сколько бы раз они мир ни спасли. Дик тоже на это жаловался, мол, его за мальчишку считали до сих пор, хотя он уже вырос из робиновских шортиков...

– Тебе гадюшника жалко или одного маньяка? Боишься, что вдруг славу отниму?

– Боюсь, что слишком впечатлительный фанат покалечится во время подражания, – Дьявол сложил руки на груди, и, оказывается, успел подойти практически вплотную. С другой стороны, его не приняли за воришку, а сразу зачислили в «мстители-новички». Интересно... Сколько он уже следит за ним? Для таких выводов должен был и слежку у бара наблюдать, и осмотр машины на предмет улик... И почему Джейсон не заметил хвост? Н-да, Бэтмен бы ему за такое хороших люлей прописал – совсем расслабился, привык к отсутствию профессионализма у местных, видимо, и сам его растерял.

– Да кто ещё кому подражает?! Я этим дольше тебя занимаюсь, вообще-то! – Джейсон не соврал. Ну разве что местный мститель вряд ли мог подражать Робину из другого мира, но не суть.

– Хватит в игры играть.

– А кто играет? Лично я тут по делу, а расхаживаешь в пафосном костюмчике и мешаешься тут ты.

Джейсон не стал сопротивляться в тот момент, когда местный виджиланти схватил его за ворот. Ну словно простого воришку напугать хотел! Да Джейсон даже когда и был простым воришкой, Бэтмена не испугался, а этот на что-то рассчитывает?

– Грабли убрал, – холодно и спокойно потребовал Джейсон.

– А то что, мальчишка?

Он сам напросился. Джейсон резко и без предупреждения извернулся и в два шага «пробежался» по телу рядом с ним, делая кувырок назад, оттолкнулся от стены, чтобы перемахнуть через Дьявола. И в прыжке же достал стреляющий шокер, метя зарядами точно в незащищённый подбородок (костюм не выглядел простой тканью, небось, защита классная, стырить бы себе такой...). Джейсон и не рассчитывал на то, что попадёт, а Дьявол не разочаровал – успел увернуться, но был вынужден разорвать контакт и отпустить ворот толстовки.

– Хватит! – рявкнул Дьявол, и в его руках тут же появились две палки, напоминающие короткие дубинки. Отлично, теперь чувак ещё и Дика плагиатит. Так что у Джейсона был опыт в спарринге с противником, вооружённым подобным оружием.

– Ты первый начал, – пожал плечами Джейсон. У него были с собой в противовес лёгкие телескопические металлические дубинки, одну из которых он не повременил раскрыть. А потом и вторую. Он тоже, беря пример со старшего брата, учился драться двойным оружием. Хочет подраться – Джейсон ему это обеспечит. Он сумел впечатлить своими навыками Капитана Америку, тут подкачает, что ли? И вообще, даже если ему и было интересно посотрудничать с единственным героем, который не избегал своих обязанностей, это не значило, что Джейсон позволит считать себя новичком-подражателем! Пусть сначала уважать начнёт, а уж потом Джейсон подумает рассмотреть партнёрство. В конце концов, этот чувак лучше знает местность, из него неплохой союзник мог бы выйти. С другой стороны, Джейсон уже сам почти добрался до мудака, так что смысл отдавать его местному мстителю? Джейсон и сам мог справиться!

– Последний раз повторяю, иди домой!

– Последний раз повторяю, отъебись! – рыкнул Джейсон, удобнее перехватывая дубинки. – Не мешай расследованию!

– С незаконным взломом в чужую квартиру? – а этот чувак больше не спешил нападать. Не хотел эскалации? Или всё ещё считал Джейсона глупым новичком, несмотря на последний финт?

– Ты тоже здесь не по приглашению, – огрызнулся Джейсон. – И если хочешь рассказать, как ты тут порядок наводишь, то порядка как-то не видно. Занимайся своим любимым районом как следует, а то тараканы разбегаются и оставляют трупы в других районах! Или это уже не колышет, раз мусор не здесь валяется, а, собственник хренов?! А, вообще, знаешь что? – Джейсон выдохнул и сложил дубинки. Чудик не хочет драки? Так Джейсон настаивать не будет, больно надо. – Вот серьёзно, отойди, у меня не так много времени, пока чувак дополучит по морде в баре. Хочешь, чтобы ещё кто-то пострадал?

Джейсон демонстративно отвернулся спиной и вновь достал фонарик. Ему тут ещё кучу всего надо было просмотреть – должно же хоть что-то указывать, что, как и где этот Дэвид – подозреваемый – делает. Не могли быть совпадением и фургон, и бар, и всё остальное, значит, улики должны быть где-то здесь. Хоть какое-то упоминание, где он держал и убивал своих жертв.

В глаза ничего не бросалось, так что Джейсон развернулся, вполне нагло отодвинул «гостя» с пути и занялся кроватью. Ну же, хоть что-нибудь, и... Джейсон победно усмехнулся – под матрасом что-то было.

– Значит, не для себя искал доноров, – буркнул себе под нос Джейсон, рассматривая пачки денег. Откуда ещё столько наличности могло быть у такого неудачника?

А теперь Дьявол, кажется, заинтересовался – ближе подошёл. Джейсон задумчиво продолжил вертеть в руках пачку денег. Опять себе взять не получится, не при таких свидетелях.

– Каких доноров?

– Теперь интересно? – фыркнул Джейсон, но больше ёрничать не стал. Почему бы и не поделиться? Авось, чего получится. – Я нашёл два тела, их может быть больше. Убиты совсем недавно – из них полностью выкачали кровь. Сначала думал, что вампирский фетиш какой у чувака, выходит, что всё куда приземлённее.

– Чёрный рынок?

– Возможно, но... – Джейсон не поучал, он скорее рассуждал вслух, так было легче выстроить теорию. – Не слишком ли много хлопот ради продажи крови? Если уж убиваешь человека ради чёрного рынка – достань органы или продай живого, всяко прибыльнее. Слишком много хлопот для не самого дорогого продукта – легче больницу обнести. Или человека ограбить, но не это. Как вариант, остаются подпольные больницы, которым лишний труп погоды не сделает, но кровь нужна в больших количествах, и постоянная её пропажа из госпиталей может навлечь на определённые мысли. Похоже, ты в своём районе проворонил целую организацию по краже, продаже и пересаживанию органов.

– С чего ты так уверен, что всё происходит в Адской Кухне?

«Из названия, бля», – хотелось съязвить Джейсону.

– По логике вещей. Шестёрок обычно местных нанимают, а трупы в других районах – чтобы к местным организациям внимания не привлекать. Хотя что-то мне подсказывает, избавляться от тел было велено где-нибудь в заливе или за городом, но наш интеллектуал просто обленился. Ради такого «специалиста» рекрутёры бы не пошли далеко.

– Но производить исключительно забор крови тоже разбрасывание ресурсов, если они занимаются трансплантацией.

– Возможно, не было подходящих клиентов? – пожал плечами Джейсон. Кажется, он был прав в своей оценке, что опыта у него побольше будет. А ещё его учили подобным мелочам, местный этот... ну, он начинал с нуля сам по себе. Или же те, кто его учил, если учил, не уделяли должного внимания расследованиям. – Органы необходимо пересадить в живое тело через несколько часов, в зависимости от самого органа и контейнера. Кровь же, при правильном хранении, пригодна хоть через год. И я уже не говорю про то, что для изъятия органов нужен хирург, а выкачивать кровь можно научить практически любого идиота.

Нового ничего от Дьявола не последовало, Джейсон с сожалением бросил пачку денег обратно. Ладно, он пока не совсем на мели, продержится, а ценные союзники на дороге не валялись. А пока можно ещё порыться. Разве что ничего приятного в подобном логове не было. Джейсон себе не позволял такую грязь разводить, а этот... Бля, он даже использованные по тому самому назначению салфетки под кровать кидал вместо того, чтобы выбросить! Мерзость!

– Он возвращается, – внезапно за его спиной произнес Дьявол.

– Что? – не понял Джейсон. Он прислушался – тихо вроде. Ничего со стороны двери не слышно.

– Возвращается. Уходим.

Джейсон пожал плечами, поправил рюкзак и, достав крюк, скользнул в окно. С таким редко спорят – лучше перебдеть, как говорится. Через пару минут, когда Джейсон уже был на крыше, он заметил, как в окне той самой квартиры зажёгся свет. Вот оно как.

– Так ты мета? – спросил Джейсон, оглядываясь на своего... напарника? Временного попутчика?

– Что? – теперь уже Дьявол не понял вопроса.

– Мета. Ну, обычный человек, сколько ни тренируйся, такой тонкий слух не разовьёт, или как ты там его почуял. Мета значит. Летать не умеешь, случаем? Лазеры из глаз? Фаерболы? Нет? Ну ладно, не всем везёт в лотерее суперспособностей.

И всё же мета. Вряд ли самый сильный, но, да ладно, половина Мстителей тоже были не из Суперменов и Чудо-Женщин.

Джейсон вздохнул, скинул рюкзак, уселся поудобнее, облокотившись на бортик крыши и достал смартфон. Надо бы и планшет купить на следующий «куш». С ним удобнее работать – экран больше. И без того из-за перчаток приходилось стилусом пользоваться – а найти модель с такой старой системой тачскрина, но с достаточной оперативкой было очень и очень сложно, дорабатывать самостоятельно пришлось.

– Так и собираешься тут сидеть? – спросил Дьявол, стоило Джейсону достать ещё и сендвич с термосом.

– Вообще-то да, – пожал плечами Джейсон и откусил кусок. – Те тела были оставлены с промежутком в одни-двое суток, значит, если это их график, чуваку может опять работка быть подкинута. А ты можешь идти куда хочешь, сам справлюсь, – Джейсон отсалютовал ему термосом и сделал большой глоток кофе. Крепкий, но с огромным количеством сахара и сливок. Стив воротил нос каждый раз, мол, не кофе это, а издевательство, но что бы это ископаемое в жизни понимало, а тем более в кофе.

Дьявол что-то про себя подумал, наверное, взвесил «за» и «против», и уселся на бортик в нескольких метрах от Джейсона.

– Как тебя хоть звать? – спросил Дьявол Адской Кухни минут через пять молчания. Чем он занимался, Джейсон понятия не имел, а сам пытался найти в сети хоть какое-то упоминание о нелегальной пересадке органов в Нью-Йорке.

– Робин, – без колебаний назвал свою кличку Джейсон. Не имя же называть. А Робина пусть все узнают, он тут ещё дел натворит.

– Правда?

– Ой, представляю, как на твоих родителей смотрели, когда они вписывали имя «Дьявол Адской Кухни» в бланк на свидетельство о рождении, – съязвил Джейсон. Нефиг придираться! Робин – звучит гордо. Даже если в этом мире об этом пока никто не в курсе. Ничего, ещё поймут свою оплошность.

Дьявол хмыкнул.

– Сорвиголова.

– Что? – не понял Джейсон.

– Если сокращённо, – пояснил Дьявол. Ну, Дардэвил точнее.

– Вижу, тоже любишь каламбуры. Можем и сработаться, – теперь хмыкнул Джейсон.

– Или я просто хорошо смотрюсь в красном.

– И с рожками на башке, вообще красавчик.

Сорвиголова дёрнул уголком губ и отвернулся.

Ещё минуту Джейсон занимался телефоном, изредка поглядывая поверх экрана на вынужденного напарника. И через минуту тот как-то странно дёрнул головой, наклонил её. Прислушивался к чему-то?

– Ему звонят, указывают приехать на точку за новой «посылкой».

– Ну, значит, веселье на сегодня не окончено, – Джейсон хищно ухмыльнулся и принялся обратно распихивать всё по карманам и в рюкзак. Точка, обозначавшая положение фургона, стабильно мигала, показывая, что он припаркован у здания. Работает. Отлично. Не то чтобы Джейсон собирался терять из виду «клиента». – Ты со мной или сливаешься?

– Это мой район.

– Ага, как знаешь. Только смени уже пластинку, – фыркнул Джейсон и достал тросомёт. – И не отставай, а то всё веселье пропустишь.

– Мальчишка, – буркнул себе под нос Сорвиголова. Но достаточно громко, чтобы услышал и Джейсон.

– Дилетант, – не остался в долгу Джейсон и, заметив, что фургон отъезжает, выстрелил в соседнее здание стрелой тросомёта.

Наконец-то захватывающая погоня на пределе скорости. Мужик не особо гнал, наверное, учитывая бар, но на ногах и тросе, пусть и по крышам, преследовать было непросто. И это подстёгивало ещё больше – давно Джейсон так не летал по крышам, обгоняя сам ветер. То, что так нужно Робину – расправить крылья.

К нужному месту Джейсон прибыл почти одновременно с фургоном и имел возможность наблюдать, как тот заезжает в одни из ворот некоего промышленного здания, выглядевшего очень и очень заброшенным. Неужели не то самое? Неужели просто какой-то перевалочный пункт?

Джейсон огляделся. Сорвиголова отстал. К его чести, тот двигался быстро, очень быстро, но не имел тросомёта, и, когда Джейсон перемахивал через большие улицы напрямую, Сорвиголове приходилось двигаться в обход или понизу. Так что Джейсон, пока ждал, успел расположиться, немного последить для дела, конечно, но, в общем, соорудил картину безумно скучающего человека. Разве что шезлонга не было, но где его тут найти?

– Говорил же: не отставай, – с чувством собственного превосходства протянул Джейсон. Прошло около пятнадцати минут. И как только он его нашёл? Трекер-то был у Джейсона. Немалый, значит, бонус к органам чувств у этого меты, аж зависть брала. Джейсону бы такие способности по отслеживанию... Да любые бы способности, эх.

– Ты эту фразу репетировал или воспользовался своим преимуществом и осмотрел точку?

– Осмотрел, конечно! – Джейсон в который раз подумал обидеться. Он вполне мог делать несколько вещей одновременно. – У них две камеры на углу и над въездом и вон тот бомж под прикрытием, – Джейсон махнул рукой в сторону. – На крыше есть дверь внутрь, просматривающих её камер или каких-то хитрых замков я не заметил, тут, видимо, ещё не привыкли к «вторжениям с воздуха». Есть что с твоего супер-радара интересного?

– Много помещений, техника, медикаменты, разговоры... Слишком много шума и запахов, чтобы сказать точнее. Но здание точно не пустует.

– Короче, ничего нового, – точнее, конечно, было новое – значит, именно больничка, а не промежуточная станция. Но Сорвиголове о том, что Джейсон сам это не понял, знать не обязательно. И, кстати, оказывается у него не только слух, но и нюх обострён... интересно. – В таком случае ждём удобного момента, и на ту крышу, а там уже по обстановке. Надо найти бухгалтерские книги и медицинские записи – без них даже подпольная больничка работать не сможет, надо же знать с кем работаешь, аллергии на лекарства, например... Может, будут и карты на жертв, нельзя ведь абы у кого без проверки брать органы и кровь – за объектами сначала стоит установить наблюдение, возможно, украсть их медицинские или донорские карты.

– Ты всегда так много болтаешь?

– В камеру не попади, – фыркнул Джейсон и, улучив момент, выстрелил тросомётом в соседнюю крышу. А Сорвиголова пусть сам добирается, как сможет. Джейсон тут в транспорт не нанимался. И вообще, как можно быть супергероем, не будучи способным перемещаться по крышам? Это же основы!

Замок не стал большой проблемой – самый элементарный механизм, просто чтобы кто случайно на крышу не вышел. Не видят угрозы – их проблемы. Проблемы, которые будут стоить им свободы и всего прочего.

Внутри чисто и светло – и не скажешь по обшарпанному виду здания. Хотя странно было бы ожидать иное от хоть и подпольной, но больницы. И тут уже были камеры.

– Подсади меня, – потребовал Джейсон, достав инструменты.

Сорвиголова спорить не стал, только плечо подставил. Джейсон взлетел под потолок и быстро открутил заднюю панель у камеры, коротко ткнул тонким лезвием в один из разъёмов. Проводка заискрила. Джейсон привинтил крышку обратно и спрыгнул на пол, огляделся. Прошёл мимо ряда дверей.

– Не думаешь, что их забеспокоит вышедшая из строя камера?

– Именно поэтому я не сбил её. Некоторое время будут списывать на короткое замыкание и исправлять, так что время есть. Супернюх большое количество бумаги не найдёт?

Сорвиголова молча ткнул в одну из дверей. Джейсон тут же присел около неё с отмычками. Замок поддался быстро, ничего навороченного. Всё-таки, не такие крутые спецы здесь, даже никакой электронной системы.

Внутри были металлические ящики, письменный стол, бумажные папки. Отлично. Джейсон прикрыл дверь и вооружился фонариком, а Сорвиголова, казалось, прекрасно ориентировался и в темноте.

Бумаги Джейсон перебирал быстро, засунув фонарик в рот. Цифры, цифры, и тут голые цифры. Ну же, хоть что-то. Джейсон оглянулся на напарника, может тот что нашёл? Сорвиголова же не смотрел бумаги, он... сняв перчатки, с отсутствующим видом скользил вдоль строчек пальцами.

– Погоди, ты что, слепой? – неверяще спросил Джейсон. – Нет, правда, слепой?

– Видеть можно по-разному, – уклончиво ответил Сорвиголова, но отрицать не стал. Вот так сюрприз. А по его кульбитам и не скажешь... Джейсон и сам, конечно, проходил тренировки по ориентированию без зрения, но чтобы так? Поразительно.

Через несколько минут Джейсон наткнулся на нужный ящик. Медицинские карты с небольшими фотографиями, краткой медицинской характеристикой вроде группы крови и прочих маркеров, перенесённых заболеваний и аллергиями. И карты на недавних жертв были сверху. Логично. Джейсон улыбнулся и, подсвечивая себе фонариком, сделал несколько фотографий на смартфон. Уже что-то.

– Они привезли новую жертву, – вдруг заявил Сорвиголова. – Жива, но без сознания. Хотят удалить печень и сердце.

– Вот же блядь, – коротко охарактеризовал ситуацию Джейсон, достал пистолет и навинтил глушитель.

– Никаких убийств, – хмуро сказал Сорвиголова. И чем-то в этот момент он очень напомнил Бэтмена.

– Не первый день работаю, ангелок, – фыркнул Джейсон и приоткрыл дверь. Пока свободно – персонал, наверное, «донором» занимался, им сейчас не до одной вышедшей из строя камеры.

Этаж получилось пройти тихо. Лишь двое скучавших охранника, на которых Джейсон и Сорвиголова синхронно навалились, закрывая рты. Сорвиголова треснул чем-то «своему» по голове, Джейсон же обхватил горло противника локтём и придушил. Непрофессионал мог бы так и убить случайно, сместив случайно позвонок, но Бэтмен слишком хорошо вбил в голову, как нужно обезвреживать, но не доводить до летального исхода.

А потом всё стало гораздо жарче, куда без этого? Их заметили, и, естественно, плохие парни без боя сдаваться не хотели, особенно чувствуя своё численное превосходство. Наивные. Джейсон уже не думал, а жил инстинктами – он бил дубинками, кулаками и ногами, стрелял по коленям и плечам, юлил и чуть ли не по потолку бегал, уворачиваясь от выстрелов. И, если уж быть честным, то с этим героем было работать даже удобнее и привычнее, чем со Стивом. Капитан Америка был солдатом, а Сорвиголова уличным бойцом, у них с Джейсоном была похожая тактика. Они быстро перемещались, не надеясь ни на суперсилу (ну разве что на повышенное чутьё), ни на щит из вибраниума. Кровь приятно будоражило, было даже жаль, что удалось справиться в рекордные сроки – только ведь размялся и в раж вошёл.

– Неплохо повеселились, – резюмировал Джейсон, пиная тихо скулящего бугая. Все силовики были нокаутированы или выведены из строя, медики связаны или тоже вырублены, «клиент» что-то ещё пытался гневно жаловаться сквозь кляп во рту. Обойдётся без пересадки, мудила. Может, в тюрьме ему очередь подойдёт. – Как там жертва?

– Будет жить, – ответил Сорвиголова, даже не прикоснувшись к девушке. Ах да, суперчутьё.

– Тогда предлагаю вызвать скорую и копов и свалить. Пусть налоги отрабатывают, сами тут всё вверх дном переворачивают, – предложил Джейсон. Возражений, как и следовало, не было.

– А ты не такой уж и мальчишка, как мне сначала показалось, – объявил Сорвиголова, когда они удалились от склада на приличное расстояние, убедившись прежде, что вызванные экстренные службы прибыли, а девушку увезли в больницу.

– Воу, какой комплимент, – фыркнул Джейсон. – Ты тоже ничего так. Хоть кто-то в этом мире не бежит от настоящей работы.

– В этом мире?

– Долгая история, – отмахнулся Джейсон. Хотя он особо и не видел смысла скрывать: он никто в этом мире, у него нет друзей и семьи, которых он может подставить, разве что Стив, но кто пойдёт против Капитана Америки и Мстителей?

– Времени у нас полно.

– Давай как-нибудь в следующий раз?

Сорвиголова ничего по этому поводу не сказал, но и спорить не стал. Значит, не против «делить» район с кем-то ещё. Хорошо.



У них была ещё пара совместных вылазок (Джейсон сходил и на одну самостоятельную – запасы пополнить, всё равно давно к тем мудакам присматривался), а потом они всё же разговорились. Только накрыли нарко-лабораторию, а после уселись на крыше бара, стащив бутылку виски и оставив вместо неё наличку на видном месте. В самом баре две «маски» смотрелись бы дико. Эх, этот мир с новичками... никакой репутации! Джейсон помнил, как они с Бэтменом могли прямо в костюмах после патруля зайти в какую-нибудь ночную кафешку и заказать по молочному коктейлю. И ни для кого это не выглядело дикостью! Официантки только рады были обслужить своих героев, даже порой пытались отказаться от денег, но Брюс всегда платил. А тут...

– У вас всегда было так паршиво на районе? – спросил Джейсон, передавая бутылку. Ну хоть по поводу выпивки моралфажить не стал. Бэтмен бы ему уши надрал за такое, но Бэтмена тут не было, а Джейсону хотелось немного бунта. Даже если он и был подростковым. Джейсон пусть и вырос, но помнил-то себя без пяти минут шестнадцатилетним.

– Сколько себя помню. Адская Кухня оправдывает своё название.

– И не говори. Хотя я вообще жил в районе под названием «Аллея Преступлений». У неё, конечно, было другое, настоящее название, но как-то прижилось честное.

– И где это?

– В Готэме. Это где-то на месте Трентона в моём мире.

– Ты так и не сказал, как попал сюда, – странно, но Сорвиголова ему верил. Обычно тут было много скептиков, даже не смотря на прилетающих погостить Скандинавских Богов.

– Сам не знаю. То есть меня убили – это я помню. А потом очнулся здесь. Так что принял как данность.

– И как у вас там?

– Да всё то же самое, плюс-минус десяток городов. И супергероев больше, культура целая. Обычно в каждом большом городе по герою или даже команде. Следят за своей территорией в меру возможностей и собираются вместе из-за глобальных угроз. У нас и инопланетяне в Лиге, и амазонская принцесса – дочь Богов, и межгалактический коп, и чувак, бегающий со скоростью света, даже несколько таких чуваков. Есть, конечно, народ и без способностей, как я, как мой наставник. Он пусть и без способностей, но у него вся Лига по струнке ходит, – Джейсон приложился к бутылке, запивая горечь. Он скучал по своей семье, по своим друзьям, пусть он и не был так популярен, как Дик. – И злодеи под стать: тоже, то с других планет – и что им только всем от Земли нужно? – и мета, и просто свихнувшиеся на голову маньяки... – о последних говорить не хотелось. Каждый раз Джейсон как чувствовал удары лома на себе.

– А ты как во всё это попал?

– Стырил колёса с тачки моего наставника. Знаешь, с такой крутой, с кучей прибамбасов и наворотов, а я всё равно шину снял. Жрать хотел, на улице ведь жил, иначе прокормиться не мог. А он меня поймал. Ну а я в штаны не наложил и ка-а-ак ему монтировкой под колено заехал. Впечатлил, наверное. А у него как раз прежний помощник вырос и свалил в свободный полёт, короче, так у меня появились и семья, и цветастенький плащик.

– Сколько тебе было-то?

– Двенадцать. Но моему предшественнику было вообще одиннадцать, когда он стал первым Робином. Мальчик из цирка. Ты бы видел, как он летает, и не поверишь, что простой человек... – Джейсон ещё раз вздохнул. – А у тебя-то что за грустная история, заставившая напялить выебонское шмотьё?

– Просто не мог смотреть, как мой дом горит, – Джейсон чувствовал, что Сорвиголова что-то не договаривает, но допытываться не стал. Пока. Это его мир, тут есть кто-то, кто ему дорог, не зря же маску носит.



На следующий день вернулся Стив, и Джейсон на себе почувствовал тот сакральный смысл слова «заебали». И как Стив справлялся до его появления в своей жизни, учитывая, что почти каждая его любовница (или любовник) поспешила бы заявить о себе всему миру? Мозоли на руке не появились только благодаря улучшенной регенерации, да? Но Джейсон не жаловался, хотя под конец даже двигаться не мог. Если бы не хотел – отказал, но было хорошо. Пусть и задница болела. Стив его натурально имел всю ночь практически без перерывов. Правильный, мать его, Капитан Америка. Тот самый, про чью девственность любил пошутить Старк. Знал бы он... Хотя нет, лучше ему не знать, а то Джейсон не Стив – он бы вмазал в морду за поток грязных намёков и шуточек.

А вот Сорвиголова всё понял тут же. Усмехнулся и язвительно спросил, как его бойфренд относится к его «ночным прогулкам».

– Чо бля?! – отреагировал Джейсон.

– Запах выдаёт. Очень сильно, – фыркнул Сорвиголова.

– Я, блядь, даже знать не хочу, как ты учился определять, как пахнет своя и чужая сперма у человека, – огрызнулся Джейсон, но это был вызов. Говнюк полез к нему в личное, а сам скрытничает? Вынюхивает тут, в прямом смысле слова, про него всё, а Джейсон не может? Ещё как может! Не на того напал!

Так что уже через два дня, подождав, пока не будет лишних глаз (он же не мудак какой-то!), влез в окно адвокатской конторы Нельсона и Мёрдока. С имеющейся информацией, найти своего «ночного друга» было не так уж и сложно. Бэтмен его не в бирюльки играть учил, однако.

– Привет, ангелок, – заявил Джейсон, развалившись в кресле Мэтта Мёрдока. Без маски. Если Сорвиголова видит не глазами, то опознаёт его точно не по лицу, скрытому тряпочкой.

– Кто здесь? – тот натурально так вздрогнул, на стену рукой опёрся. Комедию ломал. Зря. Джейсон был теперь точно уверен, кто перед ним – форма челюсти и комплекция тела совпадала.

– Не придуривайся, найти тебя было не сложно.

– Да? – Мэтт, и правда, перестал придуриваться, встал ровнее, из его позы пропала наигранная неуклюжесть. – И как же?

– Ты – слепой. В маске это скрывать легче, но в повседневной жизни ты бы не смог так играть, всё же слишком много у нас экранов и книг. А ещё я понял, что ты слепой не с рождения – слишком много говорил про визуальную составляющую для того, кто никогда не видел. И не расхожими выражениями, а чётко понимая определения цветов. И вряд ли потерял зрение недавно, при всём твоём чутье, перестроиться взрослому куда сложнее. Осталось отбросить совсем погрузившихся на дно и людей с нечёткими моральными границами, и вот я здесь.

– И зачем ты здесь?

– Не только же тебе в личную жизнь лезть, я тоже так могу, – Джейсон закинул ноги на стол. – Интересненько у вас тут, хотя я думал, что адвокаты могут позволить себе лучше оплачивать счета.

– У меня другой тип клиентуры, – хмуро ответил Мэтт.

– Ага, слышал. Защитник всех обездоленных, работа за еду, – Джейсон покрутил в воздухе пальцем.

– Мэтт, что тут у тебя?.. А это кто? Мне охрану вызвать? – в кабинет завалился ещё один человек. Низковатый, с живой артикуляцией и прилизанной причёской. Судя по наблюдениям, это второй партнёр в «Нельсон и Мёрдлок». Фогги Нельсон то бишь.

– Нет, всё в порядке, Фогги. А ты ноги с моего стола убери, – Мэтт не стал играть беспомощного слепого. Интересно, то есть его партнёр в курсе? Явно не помощник ему – в движениях ничего от профессионального бойца. Разве что осуществляет поддержку с «базы», как Альфред. Хотя Джейсон не замечал, чтобы эту самую поддержку Сорвиголова получал.

– Чудно, теперь твоя ночная жизнь ещё и сюда заявляется! – Фогги всплеснул руками и хлопнул дверью с другой стороны.

– Доволен? Теперь он ещё целый день ворчать будет.

– Очень, – Джейсон улыбнулся, но ноги со стола убрал. – Ладно, бывай. Вот мой номер на всякий случай. Думаю, прочитать сможешь, я специально ручкой давил посильнее, твой я уже знаю, – Джейсон оставил бумажку и вышел уже как нормальный человек – через дверь. Не всё же выпендриваться.



Мэтт ему всё-таки позвонил. Коротко описал ситуацию про две банды, собирающиеся устроить «стрелку», пусть и недовольно, но сказал, что в одиночку справиться будет сложно. Вот так одиночек и перевоспитывают.

Потасовка была, и правда, масштабная. А ещё Джейсон схлопотал пулю. Всего лишь в плечо, но всё равно обидно было: уже же почти закончили!

– Ну бля, – выдохнул Джейсон, осматривая ранение. Подвигал рукой. Больно, но рука ходила более-менее нормально, значит, никаких серьёзных повреждений. Ему и серьёзнее доставалось. Он как-то умер вообще.

Сорвиголова тоже прокомментировал ситуацию в подобном ключе и буквально потащил за собой. В свою квартиру, между прочим. Джейсон адрес узнал – запомнил с момента поисков Мэтта.

– У меня есть знакомая медсестра, могу попросить её зайти, – заявил Мэтт, осматривая рану.

– Ерунда. Тащи аптечку, пинцет и бухло, – ответил Джейсон, сам приглядываясь. Ну не могло не быть внушительной аптечки со всем необходимым у «ночного мстителя»!

Первым делом Джейсон влил в себя четверть бутылки бурбона, просто чтобы приглушить боль, ещё раз оглядел плечо. Зашипев, плеснул и на рану, чтобы обеззаразить.

– Так, сам выпьешь или руки не будут дрожать? – Мэтт покачал головой. – Тогда ассистируй, одной рукой шить сложнее.

С горем пополам и кучей матов рану они зашили. Выглядело не шибко аккуратно, но это будет всего лишь ещё один шрам в коллекцию.

– Слушай, а где ты с твоими средствами такой крутой костюмчик отхватил? – задал давно интересующий вопрос Джейсон, откинувшись на диван и ещё раз отпив из уже ополовиненной бутылки. Он не мог не заметить, как костюм отразил две пули, а Сорвиголова лишь слегка пошатнулся.

– Одному человеку помог.

– А меня не представишь? Хэй, не жлобься, я тут жопу рву, тебе помогая, тоже хочу быть экипированным.

Мэтт вздохнул, небось вспомнил про рану и согласился. Вот и жизнь налаживается. Стоило ведь только один раз схлопотать.



Стив, конечно, устроил разнос. Сначала из-за запаха выпивки, которой несло за версту, а потом и за подпорченную тушку. Начал читать лекцию о безответственности, о глупой браваде и работе в одиночку.

– Кто сказал, что я работал один? – спросил Джейсон, устраиваясь на кровати так, чтобы не задевать повреждённое плечо.

– И кого же ты втянул?

– Никого я не втягивал, он сам. Не слышал про Дьявола Адской Кухни? Ну, про чувака, который люлей местной мафии навешал? Крутой мужик. И понимает необходимость еженощной работы. Короче, перестань квохтать наседкой, всего лишь царапина, жить буду, – Джейсон был пьян, Джейсон устал, Джейсону было, между прочим, больно. А на него ещё и наезжали. Как ещё ему было отвечать?

Стив долго не унимался, но, к счастью, количество выпитого алкоголя, да и нудность монологов позволили благополучно большую часть нравоучений проспать.



Крутой портной, который делал пуленепробиваемые костюмы, обитал в какой-то дыре. Но в Адской Кухне все дела так, судя по всему, делались.

– А это кто с тобой? – спросил странный небритый мужик. Вот как нынче гении выглядят...

– Он работает со мной. И ему нужен костюм.

– Серьёзно? Ты же знаешь, какая сложная эта работа!

– Эй-эй! – Джейсон примирительно поднял руки. – Я, в отличие от него, могу заплатить. И у меня эскизы с чертежами есть, – Джейсон положил на стол несколько бумаг (да, он давно работал над дизайном нового костюма, просто пока не было возможности для реализации) и свёрнутую пачку купюр. – Аванс. Если будет побыстрее, то доложу столько же.

У мужика аж глаза загорелись. Да, негусто у них тут с заработком. А Джейсон накопленных средств не жалел, не на такое же дело! Мастер схватил и то и другое, зарылся в чертежи.

– А это что? – спросил он через несколько минут.

– Каркас для плаща. От заряда током сочленения должны затвердевать, делая плащ планером. Электронную начинку могу сделать сам, главное чтоб всё было по чертежам, тут всё рассчитано, – Джейсон «слизал» эти самые расчёты с плаща Бэтмена, не сомневался в их верности.

Мужик опять зарылся в бумаги, бормотал что-то себе под нос, делал пометки.

– Ладно, через неделю приходи за заказом, – и буквально вытолкал их обоих за дверь.



Новый костюм был потрясающий, прямо как Джейсон и заказывал. Знакомые «робиновские» цвета, но приглушённые, практически чистый чёрный с оттенками, только небольшой знак Робина на груди слева был привычно ярким. Если уж все тут так любят разряжаться в яркие тряпки, кому-то надо быть «Бэтменом» и прятаться в тенях. Костюм был полностью закрытый, не как прежние трусы с жилетом и коротким плащиком. Джейсон бы и у Брюса новый потребовал дома, но Дик ходил в подобном годами, что он, не выдержит? А тут, раз уж начало с чистого листа, можно сделать себе костюм по нраву. Ткань была достаточно лёгкая, но плотная, и не верилось, что пули удержит. Шею и голову защищал капюшон, как у Бэтмена, только без ушей, с укреплёнными пластинами на голове. За такое и не жаль было отвалить солидную сумму, Джейсон даже от щедрот души сверху добавил. Наконец-то он по-настоящему в игре. Оставалось только подключить электронику, и можно в бой. Неплохо бы у Старка стащить что-нибудь, например, чтобы сделать компьютерные линзы... Как бы к нему аккуратно подлизаться?



Стив беспокоился и считал, что имеет на то полное право. Конечно, Джейсон уже не раз доказал, что способен за себя постоять, но всё же. Один раз даже с раной пришёл, но продолжал исчезать из квартиры. Натурально исчезать, Стив мог отвернуться буквально на минуту, а Джейсона и след простыл. Чёртов мальчишка с замашками ниндзя. И даже если Джейсон утверждал, что нашёл себе напарника, Стив всё равно волновался: мало ли что это за «крутой мужик», Стив его никогда не встречал, чтобы судить. В общем, однажды Стив дошёл до точки кипения и, нет, не начал очередные разборки – понял, что Джейсу как об стенку горох, а засунул под подкладку его поясного рюкзачка маячок, взятый у Старка. Джейсон и остальные могли сколько угодно зубоскалить об «отсталом старикане», но, серьёзно, он в этом новом мире далеко не первый год, и воспользоваться уже существующим маячком и так же уже существующей программой слежения на телефоне он мог. Стив не любил одержимость нового поколения технологиями, но пользоваться ими умел. Как иначе работал бы?

Джейсон, к счастью, перестал перетряхивать свои вещи на предмет «жучков» – с того первого раза Стив и не пытался их вешать, но сейчас было другое дело, Джейсон, и правда, начал серьёзно вляпываться, опять же, судя по ране.

Красная точка на экране уверенно двигалась к Адской Кухне. Тут Джейсон не солгал. Стив вздохнул, оставил дома костюм, чтобы внимания не привлекать, а щит запихнул в чехол для барабанных тарелок. Хотелось бы надеяться, что он и не пригодится.

Район словно пах гнилью, Стив начал понимать Джейсона – и как с таким под боком можно жить спокойно? И не похоже, чтобы полиция и другие власти собирались делать хоть что-то. Довоенный Бруклин и то был чище, спокойнее.

Маячок привёл в доки, в один из больших складов. И тут же, на входе, его «встретил» человек в отключке. Да, «веселье» точно происходило здесь. Стив пробрался внутрь, аккуратно прикрыв за собою дверь, двинулся на звуки драки и выстрелов. Бой был в самом разгаре – две фигуры в тёмном против целой банды, но уже основательно поредевшей. Джейсона Стив опознал не сразу: тот был в чём-то новом, с плащом. Но эти движения Стив узнал: немыслимая акробатика и любовь к высоте. Костюм был незнакомый. Стив, конечно, видел какие-то тёмные тряпки, когда прикреплял жучок, но не рассмотрел толком: не рискнул разворачивать одежду, намекая Джейсу, что кто-то рылся в его вещах. Второй же, наверное, был тем самым Дьяволом Адской Кухни – человек в чёрно-красном с небольшими рожками на капюшоне. Его движения Стив тоже оценил – профи. Бил чётко, выверенно, перемещался не так быстро, как Джейсон, но и столбом не стоял.

Щит Стив всё-таки достал и двинул им в лицо ближайшему громиле, заехал следующему. Но на этом бой кончился – подоспел он, похоже, к самому концу. Джейсон и Дьявол синхронно повернулись к нему.

– А это?.. – Спросил Дьявол.

– Ага, Кэп Америка собственной персоной, готовься к четырёхчасовой морали, – хмыкнул Джейсон. Теперь уж точно его нельзя было спутать ни с кем другим.

– И по поводу?

– А хрен знает. Причину понудеть он всегда находит, – отмахнулся Джейсон – Робин, как называл он себя на «работе», – пожал плечами, огляделся.

– Где-то я это уже видел, – вдруг произнёс Сорвиголова, дёрнув головой, и хмыкнул.

– Завали, – отозвался Джейсон, а потом вдруг резко выбросил руку вперёд и метнул нож в сторону Стива. Стив вздрогнул, но нож пролетел мимо него, а судя по крику за спиной, попал в цель. Стив обернулся и увидел упавшего бандита с лезвием в плече. Чёрт, засмотрелся на всё это так, что проворонил угрозу со спины. Джейсон хмыкнул и обошёл его по дуге, наступил на раненную руку мужика, резко выдернул нож под болезненный вскрик. – Тебе не говорили, что нападать со спины на национальный символ не патриотично? – ласково спросил он и пинком ноги отправил нападавшего в нокаут. – И как ты меня нашёл? Или просто шёл на запах несправедливости и попирания идеалов Америки?

– «Жучок» установил, – честно ответил Стив. Рано или поздно Джейсон бы сам догадался. А врать ему было себе дороже.

– О, прекрасно. А подумал, что было бы, если бы его кто взломал, а?

– Думаешь, технологии Старка можно так легко взломать?

– Ещё лучше, теперь и этот теперь за мной следит?

– Я ему не говорил, для чего взял.

– А он, конечно, идиот, ага.

– Дж… Робин, – выдохнул Стив, вовремя исправившись. Джейсон был в маске, и не факт, что раскрыл свою личность новому знакомому. Даже если Стив был недоволен положением вещей, не уважать это его желание он не хотел.

– Я вам не мешаю? – с явным весельем в голосе спросил Дьявол, заканчивая связывать последнего бандита. – И ты не говорил, что знаком с Мстителями.

– У меня много скрытых талантов, – фыркнул Джейсон.

Сам Джейсон Стиву не то чтобы удивился... Однажды доблестный Капитан Нравственность и Капитан Держу Руку на Пульсе должен был явиться. И вдобавок Мэтт всё понял. Ну конечно, как поисковая собака же – вцепится в запах и не отпустит. Ну бля, теперь он знает, что Робин спит с Кэпом Америкой. Интересная репутация, однако. С другой стороны, ну что это меняет? Джейсон показал себя до того, как всплыл сей факт его биографии.

Дома, кстати, Стив смотрел на него очень тяжело, аж пронизывающе.

– И что это? – наконец, спросил он, тыкая в новый костюм.

– Апгрейд, – спокойно ответил Джейсон, стягивая капюшон. – Тебе же не понравилось, что я был ранен. Вот и исправляю, моя обновка пули держит.

– И откуда?

– Места знать надо, – сдавать портного и остальные контакты Мэтта Джейсон не спешил – хоть кто-то тут понимал концепцию тайны личности.

– А на какие средства, Джейсон? – Стив продолжал смотреть сурово. Видел уже заначку, зачем опять? Или тогда так ругался по поводу борьбы с преступностью в целом, что про тот маленький нюанс забыл?

– На обыкновенные, Стиви, – Джейсон принялся стягивать с себя костюм, не отворачиваясь и не уходя. Уж что Джейсон знал, так это то, что нравился Стиву, что Стив его хотел. Вот пусть отвлечётся. – На те, что я применю лучше, чем их прежние владельцы.

– Ты серьёзно думаешь, что это хорошее оправдание? – отвлекаться Стив не спешил. Вот да, залез на своего конька, теперь простым плотским желанием его не сбить. А жаль.

– Эй, тебе все игрушки обеспечивают правительство и Старк, так что молчал бы! И вообще, лучше бы я оставлял деньги там? Ты хоть видел состояние города? В лучшем случае, деньги будут лежать годами в вещдоках, сначала во время суда, потом всё время отсидки на случай апелляций. Но это в том самом идеальном случае. А учитывая уровень коррупции, эти деньги бы быстро вернулись на улицы в организованную преступность. И смысл? Лучше я на них с ней бороться буду.

– Так ты оправдываешь воровство? Мог бы у меня попросить, в конце концов!

– Я тебе не содержанец, хоть и трахаюсь с тобой! – рявкнул Джейсон, аккуратно складывая костюм. Желание отвлечь сексом тут же пропало. И пусть Стив Джейсону нравился, то есть очень, но контролировать себя он никогда ему не позволит. И думать обратное тоже. Это его жизнь! – И продавать душу, работая на кого-то, тоже не собираюсь. По моему опыту, кончается это херово. Отвлекись от своих представлений о чёрно-белом мире и подумай, блядь, головой. А если начнёшь про «мой дом – мои правила», только скажи – и я соберу вещи, – уходить, на самом деле, Джейсону не хотелось. Это место уже стало домом, хотя бы временным, пока он по-настоящему домой не попадёт. Да и с остальными Мстителями рвать отношения не хотелось. При всех их минусах, они были его самым лучшим вариантом на возвращение в его мир.

Стив такого говорить не стал, вздохнул обречённо, смотреть осуждающе не перестал, но и с нотациями закончил. Пока что.



– А ты не говорил, что твой бойфренд – Капитан Америка, – заявил Мэтт при следующей же встрече. Никаких особых «ночных» дел у них не было, в Адской Кухне было поразительно спокойно, так что они выкроили этот вечер под небольшой спарринг в полузаброшенном спортзале. На самом деле Джейсон использовал любую возможность, чтобы научиться чему-нибудь у кого угодно. Раньше его тренировал Бэтмен, но ведь столькому не успел научить... Мэтт, кстати, сам предложил. У него, наверное, со спарринг-партнёрами было ещё хуже – в одиночку же сражался, никто тайны его личности не знал, не было «персонального» Капитана Америки, которого можно было бы вытащить «потанцевать». А так навыки могут заржаветь, если бьёшь только боксёрскую грушу да выколачиваешь дерьмо из кучки проходимцев. Нужно технику мало того, что поддерживать, так ещё и усовершенствовать, иначе она всё равно будет ухудшаться. Если повторять одно и то же, однажды просто не сможешь использовать ничего нового.

– А ты не говорил, что подрабатываешь сплетницей, – огрызнулся Джейсон. Отрицать было глупо, бесполезно. Да и смотрелось бы жалко. Лучше вон попытаться по морде зарядить. Нет, не потому что хотелось (хотя хотелось, ага), а потому что тренировка. Типа. – У тебя с этим проблемы?

– Эй, я не гомофоб, – Мэтт увернулся и от удара, и от подсечки.

– Ага, но... – теперь Джейсону пришлось отпрыгивать от высокого удара ногой.

– Что «но»?

– Обычно за этим следует «но». Я не гомофоб, но как ты смел затянуть в пидорасню героя моего детства? Я не гомофоб, но я, как католик, не одобряю, что национальный символ не отвечает нормам моей морали? – на каждое предложение Джейсон наступал, проводя серию ударов за серией, практически пробивая поставленные блоки.

– Да ничего такого я не имел в виду! – Мэтт аж попятился от подобного напора.

– Тогда не понимаю в чём смысл этого разговора, – отрезал Джейсон, сам делая шаг назад.

– Просто неожиданно было, что ты работаешь с Мстителями. И под «работаешь» я не то самое имею в виду. Интересно, как так вышло.

– Он нашёл меня, о’кей? Стив, Кэп. Я из мёртвых вернулся, но проходил долгое время зомбаком почти, по голове слишком много раз прилетело. То есть двигался, существовал на инстинктах, мог себя защитить, но не жил, не думал, себя не осознавал. А он меня нашёл, он и Старк сделали меня вновь человеком, вылечили. И помогают мне найти дорогу домой, к моей семье. А потом это случилось, нет, не из благодарности, не из попытки примазаться, просто случилось. И я про и то, и другое. А теперь, если ты закончил с допросом, может, вернёмся к делу? Или мне выбить это из тебя?

– Попробуй, – усмехнулся Мэтт, вновь вставая в боевую стойку.



Джейсон периодически продолжал появляться в Башне. Хотя бы для того, чтобы держать руку на пульсе тех самых исследований. Но держать было практически не на чем – дело толком не двигалось. То есть были какие-то расчёты, рассуждения о том, как связаны Вселенные между собой, что-то о вибрациях и различных изотопах, но, да, пока по нулям. А ещё Джейсон аккуратно давил на эго Старка ради апгрейда собственного костюма. Мол, какие интересные технологии, а меньше сделать слабо? А если без подключения к общей системе? О, какая крутая лаборатория, а посмотреть можно? Надо же, даже круче, чем у меня дома. С последним Джейсон немного лукавил – Бэтмен всё равно был круче всех. И ту самую компьютерную систему вставлял в практически мягкую маску, а не огромный металлический костюм. Но почему бы немного не подавить на самолюбие местного гения-миллиардера ради дела? Бэтмен бы не обиделся, а, наверное, даже похвалил.

В один из таких визитов Джейсон и познакомился с Наташей – Чёрной Вдовой. Потрясающая женщина! Вся такая обманчиво мягкая, женственная. Как пантера – ленивая красивая кошка, скрывавшая в себе страшную опасность. Она была не похожа на Стива или того же Супермена, или Чудо-женщину, она не выставляла свою силу напоказ, что делало её ещё более опасной.

Но Джейсон всё равно нарвался на небольшой тренировочный спарринг. И предсказуемо был побеждён почти подчистую – Наташа, в отличие от Стива, нежничать и давать фору не собиралась. Почти подчистую, Джейсон тоже кое-что умел и пару «раундов» оставил за собой. И, кажется, Наташе всё же он понравился. Особенно после того, как смачно выругался по-русски. Да, рисовался немного, но, реально, потрясающая женщина! Эх, везёт ему на крутых рыжих красоток, способных им пол вытереть. Вспомнить, хотя бы, Бабс. Короче, Наташа была крута, и Джейсон был бы рад ещё несколько раз напроситься на то, чтобы им тот самый пол вытерли. Пару бы приёмчиков у неё «украсть», может, научит даже чему, если хорошо попросить. Ага, на русском.

Примерно тогда же произошёл тот инцидент в Лондоне с Тором и тёмными эльфами. Эх, не похожи они на привычных дроу из произведений Сальваторе... Топчут эдельвейсы, как могут. Джейсон тогда это всё по телику увидел и уже готов был говорить что-то вроде: «Чуваки, ну глобальный же пиздец, никто не хочет вписаться?» – но всё закончилось слишком быстро. А потом Тор появился в Башне.

Настоящий Бог! Серьёзно, без шуток! Джейсон не удержался и даже, подобравшись поближе, пару раз потыкал в него пальцем, ну так, чтобы убедиться в реальности. Это же как Супермен! Прямо в воздухе витало нечто неземное, невозможное. Тор не обиделся, только рассмеялся громогласно, но не зло, а по-доброму, как-то понимающе. Он даже позволил ему за молот похвататься, ну, попытаться поднять. Не вышло, сколько бы Джейсон ни тужился, а жаль, было бы круто обладать силой Бога и стать принцем настоящего божественного Асгарда. Ну, в любом случае, теперь у Джейсона точно знакомства не хуже, чем у Дика – будет, чем похвастаться.

– А твой брат, правда, коня родил? – не выдержал и спросил Джейсон. И на всякий случай Стива глазами поискал, чтоб спрятаться за него в случае чего. Он был не маленьким испуганным мальчиком, но Тор же, Божество.

– Что? – не понял тот.

– Ну, это. Мифология, – пояснил Джейсон и достал телефон, быстро отыскал в гугле нужную страницу, вручил Тору.

Тор читал, хмурился, опять читал, опять хмурился.

– Вы смертные – странные, – наконец, выдвинул свой вердикт Тор. Но ничего не опроверг и ничего не подтвердил.



– Собирай костюм, – именно так Стив разбудил его, пихнув в бок. Джейсон сонно на него уставился. И что за нахрен? Он спал! И вообще, если уж хочется разбудить, то ласковее надо быть! Завтрак принести, кофе, можно даже минетом порадовать...

– Чё надо? Претензии лучше высказывать кому-то, кто не спит, – буркнул Джейсон, натягивая одеяло на нос. Одеяло, которое нагло с него сдёрнули.

– Костюм, Робин. У нас ЧП, на сборы десять минут.

От собственного «геройского» имени как подбросило. Джейсон мог сколько угодно лениться по утрам, но Брюс прекрасно вбил в него на уровне инстинкта, что как только речь идёт о деле, всё остальное уходит на второй план, в том числе сонливость.

– Что у нас? – спрашивал Джейсон, носясь по комнате. Он одновременно запрыгивал в костюм, собирал оборудование, закидывал в себя шоколадный батончик и кофе. Работать на голодный желудок – очень плохая идея. Много движений требуют много энергии.

– Захват заложников террористами. Заперлись в старом банке, угрожают взрывом. Вырубили электричество. Вдова и Хоукай на заданиях. Свободным людям из Щ.И.Т.а добираться долго.

– А, то есть я последний и самый нежелательный вариант из разряда «лучше, чем ничего»? – спросил Джейсон, добавляя себе в инструментарий расширенный набор взломщика и диверсанта, проверил, наполнены ли магазины у пистолетов.

– Ты сам не хотел, чтобы я дёргал тебя на официальную работу. Но один я не справлюсь, а мне нужен тот, кому я могу доверить прикрывать спину. Под банком проходят ходы времён «сухого закона», я отвлеку внимание, начну переговоры, а ты должен пробраться внутрь и освободить заложников, обезвредить бомбу.

– Только не говори, что ты присутствовал при строительстве этих туннелей, – фыркнул Джейсон, проверяя, есть ли у него всё для работы со взрывчаткой. И ему было приятно, что Стив относил его к тем самым, кому он готов «доверить прикрывать спину». Сам Капитан Америка!

– Я такого и не говорил. Ты готов?

– Так точно, мой Капитан. И мне нужны чертежи. У тебя же есть чертежи?

– Я уже переслал их тебе на телефон.

Джейсон даже не стал язвить про то, умеет ли Стив вообще пользоваться телефоном. Шутка-то уже устарела. Как сам Стив, ага. И эта шутка, кстати, тоже устарела.

И пока Стив вёз его на своём мотоцикле, Джейсон, держась одной рукой за его пояс, второй быстро скроллил информацию на экране смартфона. Чертежи были старые и словно наспех сфотканные в каком-то архиве, кое-где даже сложно разобрать – засветка вспышкой или размытость от быстрого движения. Явно, что информацию собирали впопыхах. А ещё Джейсон очень надеялся, что она хотя бы окажется актуальной и достоверной, а не выйдет так, что ходы будут перекрыты обвалами или новыми коммуникационными тоннелями.

Стив ссадил его за три квартала до места так, чтобы их не видели друг с другом репортёры, и чтобы никто не узнал о неожиданном напарнике, особенно террористы. Джейсон убрал решётку и нырнул в сеть канализаций, надел очки ночного видения – пока система в линзах только отлаживалась, Джейсон её чуть ли не по крупице у Старка таскал, так что кроме этого «зрения», почти ничего встроено не было.

Джейсон нёсся по ветвям канализация, отсчитывая повороты, зная, что каждая секунда на счету. Хоть тут без сюрпризов: заваленная мусором дверь в старые тоннели, замок на которой был одним названием, оказалась на месте. Дальше оставалось добраться до нужного места, найти скрытый и наверняка запечатанный проход в банк, который во времена «сухого закона» успел побывать баром, ну и молиться, чтобы захватчики не были фанатами городских баек – не ждали удара со спины.

Перед дверью Джейсон остановился и глянул на часы. Он успевал, Стив как раз должен был начать переговоры как национальный символ, гарант прав человека и бла-бла-бла. Джейсон аккуратно ощупал еле заметную дверь – и не найдёшь, если не знаешь, где искать. Та слегка поддавалась – значит, не замуровали насмерть. Скорее всего, её даже не заметили, так что просто наложили поверх шпаклёвки и краски при ремонте – хорошо. Конечно, этот проход его прямо в хранилище не выведет – только в подсобное помещение. Если бы ход был в сам сейф, то его бы точно обнаружили и заделали. Зато не сразу заметят вторжение...

Джейсон в последний раз посмотрел на планы у себя на экране и тихо просунул лезвие ножа в еле заметную щель в стене. Краска с извёсткой поддавались неохотно, но уже минут через пять Джейсон, наконец, смог, толкнув плечом, открыть скрытую дверь. Пока было тихо.

Джейсон активировал наушник. Тут же зазвучала проникновенная такая, патриотическая речь Капитана Америки, что негоже захватывать честный американский народ. Ну хоть сам Стив понимал, что подобная болтология только на отвлечение внимания и годится...

– Я на месте, приступаю, – тихо буркнул Джейсон в гарнитуру. Голос Стива замер лишь на мгновение. Джейсон приложил ухо к двери подсобки. Эх, а когда-то у него были устройства, способные «видеть» сквозь стены... А ещё он даже успел привыкнуть к такому напарнику, как Сорвиголова – тот мог «прощупывать» помещения покруче самых навороченных сонаров и тепловизоров. Но сейчас был только он – Робин – и его чутьё. И Джейсон соврал бы, если бы сказал, что это не будоражило кровь.

Отмычка в замке скрипнула лишь раз, дальше дверь открылась бесшумно. Пока никого вокруг не было – наверняка сторожат заложников или известные входы и выходы. Ну кто будет дежурить у простой кладовки, когда человеческих ресурсов и без того мало?

Джейсон, постаравшись слиться со стеной, прокрался вперёд, обращая внимания на камеры. К счастью, банк был не самый продвинутый, так что слепые пятна у вращающихся камер были вполне предсказуемые. Коридоры же были тёмными и безлюдными. Джейсон тихо ходил от двери к двери, заглядывал в пустые офисы. Нужно было проверить возможную засаду, посмотреть, не осталось ли кого из спрятавшихся гражданских – тех можно было послать по секретному ходу прежде, чем начнётся заварушка.

В офисах никого не наблюдалось, а Джейсон, наконец, перемещаясь от одной слепой зоны к другой, добрался до центра наблюдения. К счастью, там был всего один человек. Джейсон выдохнул и резко бросился вперёд, зажимая рот мужику в маске. И тут же ткнул ему шокером в шею, не жалея заряда – спасибо собственному костюму с изоляцией. Следом Джейсон уткнулся в экраны. Просматривалось далеко не всё (ну хоть пробраться зато было легче), но примерное количество боевиков посчитать получалось. Многовато их было... К счастью, половина из них ушла в холл слушать речь Капитана Америки и устрашающе трясти автоматами на камеру.

Джейсон сунул в порт провод, подключил к своему телефону, и, пока проходила синхронизация, занялся тем, чтобы расположить бесчувственное тело в как можно более естественную позу, так, чтобы не сразу вызывать подозрения, если кто заявится. И на всякий случай вколол лошадиную дозу транквилизатора – чтоб точно не очнулся и никого не предупредил. Гарнитуры, кстати, на мудаке Джейсон не заметил – ну хоть не будут каждые пять минут сверяться по связи. С другой стороны, это означало учащённые патрули для общения.

Коридоры вновь сменялись коридорами. Дважды Джейсон чуть не попадался, но ему удавалось вовремя заткнуть «дозорных», кого хорошим ударом по голове, а кого немного придушив. Всё равно надо было спешить: пропажу людей могут скоро заметить.

И, наконец, судя по плану, Джейсон вышел к повороту, что вёл практически в хранилище. Направо был холл и главный вход, прямо – другие служебные помещения, налево – сейф. Джейсон огляделся и достал растяжки. Нехорошо оставлять за спиной угрозу. Естественно взрывные устройства были нелетальные – светошумовые хлопушки и выстреливающие шокеры, у Наташи прототипы выпросил.

Осталось самое сложное, больше ждать смысла не было. Джейсон, спрятавшись за углом, тихо отрапортовал, что приступает к непосредственному штурму хранилища, а так же, на всякий случай, предупредил о растяжке. Стив опять сделал небольшую паузу, показывая, что принял во внимание, и продолжил свои переговоры. Джейсон отключился от частоты – сейчас он не мог отвлекаться.

Джейсон глянул на экран телефона, просматривая вид с камер хранилища. Отделённое решёткой помещение. Сейф открыт, а вот решётка закрыта – придётся вскрывать и быстро – на виду, скрыться там негде. Внутри сейфа заложники размещены вокруг некоего взрывного устройства. Камера не давала достаточно качественной картинки, чтобы детально разглядеть бомбу, но, по первым прикидкам, она была самодельная, кустарная, таймера тоже видно не было. Скорее всего, такую можно обезвредить, просто выдернув все провода – это не навороченная махина из голливудских фильмов.

Первым делом Джейсон выдернул чеку и покатил по полу светошумовую шашку, а следом за ней дымовую, прикрыв глаза и уши. И тут же, после вспышки, рванул вперёд, налепил на замок решётки небольшую бомбу – взял одну самодельную, как раз для таких случаев. А саму взрывчатку «изъял» у одного утырка в Адской Кухне. И пока среди боевиков была паника, буквально по памяти бросился на одного из них, запрыгнул ему на плечи, свалил на пол, выстрелил из шокера во второго, третьему метнул нож в правое плечо. И тут же сорвался с места, уходя от беспорядочных выстрелов из автоматов. И где только такие взяли? Кувырком Джейсон переместился под ноги четвёртому, сбил с ног, добавил мощным ударом дубинкой по голове, метнул дубинку в пятого, заметив движение в уже неплотном дыму – вентиляция работала отлично. На шестого Джейсон опять прыгнул, не давая приблизиться к бомбе, взял в удушающий захват. И уже через секунду понял, что одного пропустил. Седьмой оказался в слепой зоне, и Джейсон про него не знал. Про того, кто рванул к большой такой красной кнопке у бомбы. Время как замерло. Счёт был не то, что на секунды – на мгновения. Джейсон не успевал. На то, чтобы придушить мужика уже у него в руках, нужно ещё секунд пять, на то, чтобы добраться до последнего террориста, ещё две. А ему хватит секунды, чтобы всё тут взорвать. У него не было выбора, просто не было. Практически не глядя, Джейсон ткнул оставшимся ножом в лицо боевика у него в захвате, понятия не имея, будет удар смертельным или нет, просто чтобы тот не рыпался, схватился за рану на лице, не мешал; и метнул нож в последнего. Уже точно метя так, чтобы убить, иначе не получится. Иначе даже с травмой на своём идиотском фанатизме он до кнопки доберётся. Только мгновенная смерть мудака могла спасти их всех. И за эту секунду Джейсон сделал выбор – выбор не в пользу принципов Бэтмена. Он убил, на чистой логике, без аффекта и в ясном сознании.

Джейсон поднялся, огляделся. Заложники дрожали на полу, пытаясь отползти подальше от места бойни. Все боевики были выведены из строя, один из них мёртв, ещё один может не дожить до реанимации. На негнущихся ногах Джейсон подошёл к бомбе, осмотрел её со всех сторон. Никаких передатчиков – именно что грубая поделка с элементарной схемой, проводами, воткнутыми в банальный C4, даже нет защитной панели, только кнопка запала большая, огромная даже, чтобы точно не промахнуться. Джейсон дёрнул за провода, делая взрывчатое вещество бесполезным пластилином.

– Это я, – Джейсон активировал наушник. – Заложники в безопасности, бомба обезврежена, можешь штурмовать холл, – сухо отрапортовал он. Через пару минут Стив ворвётся сюда и всё увидит. Увидит, что Джейсон сделал. Что Робин убил человека, а возможно, и двух. Вот и кончилась сказочка. Стив, конечно же, пошлёт его куда подальше, хорошо, если не арестует. Но вокруг были живые люди, женщины, мужчины, простые граждане, совсем не ожидавшие сегодняшнего инцидента. Люди, не готовые умереть по прихоти парочки обозлённых фанатиков. Если бы Джейсон сделал иной выбор, они, да и он сам тоже, были бы мертвы. Джейсон понимал, что, отмотай время назад, он бы поступил так же. Разве что попытался заранее обезвредить всех, но тогда он сделал всё правильно. Что бы Бэтмен по этому поводу ни подумал. Что бы ему Стив сейчас ни сказал.

Стив в своём полном великолепии со щитом и в глупом шлеме с крылышками (всё равно не такими большими, как у Тора) появился уже через две минуты, цепко оглядел хранилище, где Джейсон уже срезал с заложников гибкие наручники.

– Робин, всё в порядке?

– Среди гражданских жертв нет, бомба неопасна, – отрапортовал Джейсон и проследил за взглядом Стива. Тот смотрел на убитого боевика с ножом, засевшим глубоко в глазнице. – У меня не было выбора. Я бы не успел остановить его иначе, он бы всех тут взорвал.

Стив ничего не ответил. Замечательно, уже подписал ему мысленный приговор, даже оправдаться не даст.

Всё было как в тумане. Кажется, Джейсона даже хватали за руки, благодарили, ещё вроде пресса была на выходе из банка, Стив уверенно тащил его куда-то, а Джейсон лишь думал о том, что ему теперь делать дальше. Мстители от него отвернутся, значит, и домой дороги не будет, и Стива не будет, ничего не будет...

– Стив, у меня правда не было выбора, – пробормотал Джейсон, стягивая маску и перчатки. Домой они добрались молча, и Джейсон всё ждал, когда Стив скажет ему собирать вещи и выметаться. – Я бы не успел иначе, он бы всех нас взорвал... Знаю, что облажался, должен был всё продумать лучше, но в тот момент я только так и мог остановить его, Стив, мне жаль.

– Джейсон, ты сам сказал, что выбора не было. И я тебе верю.

– Слушай, ну я... погоди, что?! – Джейсону показалось, что он ослышался.

– Я сказал, что верю тебе.

– Стоп-стоп-стоп, а где нотации и уверения, что жизнь человека священна? Разбейся в лепёшку, но убивать не смей? Уверения, что я теперь хуже них, раз руки замарал?

– С чего бы мне такое говорить? – Стив выглядел удивлённым.

– Ну, мой отец так считал... Убейся сам, позволь умирать другим, пусть весь мир горит, но не залей руки кровью, иначе ты не то, что станешь такими же, как преступники, но хуже их.

– Джейсон, – Стив сел на кровать и поманил к себе, похлопал по покрывалу рядом:. – ты правда считаешь, что мир стал бы лучше, позволь ты тому террористу взорвать бомбу? Если бы умер ты? Или те люди?

– Мой отец так меня учил, – пожал плечами Джейсон, но сел рядом. Его откровенно начало трясти. Но Стив не собирался его бросать, Стив был за него, Стив...

– При всём уважении к твоему отцу, это полная чушь. Конечно, убийств лучше избегать, но ты сделал то, что должен был, что обязан был ради других людей. Или полицейские становятся хуже преступников, выполняя свой долг? Солдаты? Не всегда получается обойтись без жертв, но лучше это будут твои враги, чем ты или невинные, понимаешь? – Стив легко его приобнял за плечо. – Я понимаю, что в первый раз отнять жизнь сложно...

– Не в первый, – пробормотал Джейсон. Он никому никогда раньше это не рассказывал, отрицал, ведь никто бы не понял, но сейчас... Наверное, тоже не стоило, но Джейсону так давно хотелось снять этот камень с души...

– То есть?

– Я уже... я уже убивал. Однажды. Это было совсем незадолго, до того, как я сам... умер. Он был сыном дипломата с иммунитетом. И насильником. Насиловал, а потом запугивал девушек, угрожал, преследовал, звонил, доводил до самоубийства. И ничего ему сделать было нельзя – грёбанный дипломатический иммунитет. Помню, как нашёл тело последней девушки. Такая молодая, вся жизнь впереди, не успел её спасти, – Джейсон говорил сбивчиво, немного путался в предложениях, но ему было важно выплеснуть всё это, наконец. – Эта мразь надругалась над ней ради своего извращённого удовольствия, он сломал её, убил её же руками... А потом, когда я пришёл к нему, он продолжал смеяться, издеваться. Он сын дипломата, сын богача, никто никогда ничего не докажет, не посмеет, никто не сможет его остановить. Я помню, как мы оказались на балконе, помню, что он пятился, но продолжал говорить эти ужасные вещи. А потом не помню... помню только, что он уже летел с балкона вниз. Я всегда отрицал, что убил его, потому что это неправильно, не по кодексу, но он сломал столько жизней, сломал бы ещё больше и никогда не понёс наказания... Я просто... я знаю, что убил его, что это нехорошо, но если бы вернулся на тот балкон... Я бы сделал это снова.

Стив ничего не ответил, лишь прижал к себе. Не оттолкнул, именно прижал. Неужели хоть кто-то его понял? Понял, а не осудил? Это... это было практически немыслимо.

– Сколько тебе тогда было? – спросил Стив через минуту.

– Пятнадцать.

– Погоди, ты же сказал, что это было совсем незадолго до... В каком возрасте ты умер?

– Ну, мне было почти шестнадцать.

Стив аж шарахнулся в сторону.

– Ты сказал, что тебе восемнадцать!

Джейсон глянул на него, даже перестал думать о смертях тех мудаков. А ещё чем-то подобная реакция была даже хороша. Ещё немного, и Джейсон бы наговорил лишнего – расчувствовался бы там или вдруг в любви признался... Глупо же. Он тут недавно и, возможно, скоро свалит, нельзя так раскрываться, подставляться, показывать свою привязанность как глупому мальчишке. Так что, да, хорошо, что Стив тему перевёл.

– Ну, судя по тому, как я вырос, примерно пару лет, а то и больше, я ещё проболтался зомбаком. Так что, скорее всего, восемнадцать мне есть, – пожал плечами Джейсон.

– Но... но тебе даже шестнадцати не было, а потом, а оно... И ты... я...

– Бля, Роджерс, серьёзно? – Джейсон уронил лицо в ладони. – Мы только что обсудили, что я человека грохнул. Даже не одного. А ты вдруг в шоке, что трахался с, возможно, повторюсь, возможно, несовершеннолетним? Что у тебя нахуй за приоритеты, а?!

– Но это же...

– Ой, да завали. Не помню, что там с Нью-Йорком, но в Нью-Джерси и шестнадцати достаточно. Да и, ёб твою мать, если так переживаешь по поводу совращения невинности, то поздно уже как-то давать задний ход, не находишь?

– Не выражайся, – наконец, вспомнил Стив.

– А ты пиздоёбищность выруби, блядь нахуй, – фыркнул Джейсон. Ну да, он провоцировал Стива, но, бля, как тут иначе.

– Джейсон.

– И чо дальше? Я в курсе, бля, как меня зовут. А если ты думаешь, что сможешь шарахаться от меня и динамить, то подумай ещё раз.

– Джейсон.

– Бля-я-я, – протянул он, а потом резко сделал подсечку Стиву, который вставал с постели. И сделал себя тем самым уязвимым для подобного «подлого» удара.

Стив свалился обратно на кровать, а Джейсон тут же забрался и уселся сверху, прижимая его к постели своим весом. Ерунда, конечно, для такого, как Капитан Америка, но суть была даже не в физическом противостоянии, суть была в том, чтобы застать врасплох, выбить из равновесия и не дать закрыться. Так что Джейсон поцеловал со всем жаром, на который был способен. И это было не только ради провокации, ему тоже было нужно. Нужно было почувствовать себя живым, вытеснить из головы всё то, что он успел себе надумать, вытеснить и мертвецов, и моральные терзания по поводу «калибровки» морального кодекса. Бэтмен слишком хорошо засел в голове, даже если Джейсон разумом понимал, что он неправ. Ну, точнее прав не во всём, нельзя настолько категорично относиться к чему-либо.

– Знаешь что? – жарко зашептал Джейсон Стиву на ухо. – Я тебя сейчас трахну, понял? Так трахну, что сомнений не останется на тему, кто здесь большой мальчик, м?

Стив крупно вздрогнул, но ничего не сказал, говорили за него зрачки, заполонившие почти всю радужку. До этого Джейсон как-то не успел попретендовать на смену позиций. В конце концов, вначале это было обусловлено тем, что Стив считал себя более ответственным и не дал дёру, потом было как-то не до того, да и сил не оставалось, сейчас же... Ну, сейчас надо было доказать Стиву противоположную позицию изначальной – Джейсон не просто принимал его отношение, не был «совращаемой» стороной, он сам знал, чего хотел и хочет до сих пор.

– Стоп, – вдруг оторвался Джейсон и серьёзно посмотрел на Стива, пока не дошёл до конца. – А в заднице у тебя мышцы тоже усиленные?

– Ты о чём? – не понял Стив. Хоть бы он что-то понимал с таким-то расфокусированным взглядом.

– О том, не оторвёшь ли ты мне всё дорогое, сжав жопу, – получить данную информацию было очень важно. А то мало ли...

– Я... Как-то не было возможности узнать. Попробуем аккуратно?

– Угу, ситуации, опасные для жизни и здоровья, на сегодня террористами не заканчиваются, – фыркнул Джейсон.

– Я уже говорил, что ты в этом костюме смотришься очень хорошо?

– Это на вашем стариковском означает «охуенно горячо»? – спросил Джейсон. – Не говорил. Ты только ворчал, что я лезу в пекло и банды общипываю ради шмоток.


– Я так понимаю, некий герой в тёмном и с плащом, работавший с Капитаном Америкой и спасший заложников в банке – это ты? – спросил у него в следующую встречу Сорвиголова.

– Допустим, – Джейсон пожал плечами.

– Два трупа.

– Вот не начинай, – Джейсон закатил глаза, даже если под маской это было незаметно. И не факт, что Мэтт это и без маски бы заметил. – Во-первых, гарантированно я только одного прибил, ради другого врачи не сильно старались. А, во-вторых, он бы всё равно сдох, дотянись до той кнопки. Так что или он, или он и все остальные. А мне ещё раз от взрыва подыхать не хотелось, я всецело за разнообразие.

– И это твой ответ? Врачи виноваты?

– Чувак, смени пластинку. Ты прямо как мой отец – не умеешь отличать необходимость от блажи. Хочешь сказочку на ночь, раз уж мы тему подняли? Помнишь, я сказал, что меня убил один ебанутый маньяк? Я очень надеюсь, что после этого до моего отца допёрло, что его политика сдерживания против таких не работает. Он каждый раз его ловит, а Джокер каждый раз сбегает. Убил бы его давно, и я был бы жив. Были бы живы сотни и тысячи людей. Его не исправишь, а ещё не удержишь. Его отправляют в лечебницу – он через две недели, в лучшем случае, выбирается и вновь убивает. Кстати, ради моего отца. Это он так с ним играет, зациклился. Подозреваю, что и меня грохнул ради этого. И это только один такой фрукт из многих. Хочешь, расскажу про мудилу по имени Зсас? Ебанулся на всю голову после того, как в казино проигрался. Так теперь убивает. Много. И каждый раз себе на теле отметку-шрам делает, знаешь, палочками такими, четыре в ряд и одной перечёркиваешь. Его тело всё покрыто ими, всё, понимаешь? Представляешь, сколько там жертв? Но каждый раз новый кусочек кожи находит. И он просто обожает целые семьи вырезать, а потом устраивать их на диване перед телевизором или ещё как, будто они до сих пор живы и это у них такой семейный вечер. Про кого ещё рассказать? Про Крейна по кличке Пугало? Учёный, чьи исследования о природе страха не приняли сообществом. И он разработал газ, который заставляет людей видеть и чувствовать свои худшие страхи в их самом жутком проявлении, пока сердце не остановится. Их там целую огромную больницу таких набирается, но обычно места всем хватает, ибо они там надолго не задерживаются. Вот к чему приводит установка «ни за что не убивай, вне зависимости от ситуации». К такому пиздецу. К сожалению, я понял это слишком поздно. Для этого сдохнуть пришлось. Остаётся лишь верить, что и до Бэтмена это дошло.

– И в какой момент ты доиграешься в Бога, решая кому жить, а кому умирать?

– Не передёргивай. Я не предлагаю заливать улицы кровью или устраивать массовую резню. Я лишь о том, что не стоит зарекаться и быть настолько категоричным, да бонусом и религию в это приплетать. Иначе давай отберём у полиции оружие, а? Ну а что они в Бога-то играют? Ах, какие негодники. А ещё у врачей лекарства. А то спасение жизней тоже не должно быть в руках смертных. А что уж о пожарных-то говорить? Вдруг Бог наслал на людей кару в виде огня, а эти ужасные пожарные мешают Его плану?



Стоило понимать, что просто так такие истории не проходят. То есть Мстители почти никак не восприняли, только Старк пошутил про первый дебют на экранах, а потом в квартиру Стива, пока того вызвали по делам, явился некий чёрный чувак в кожаном плаще. Серьёзно, в плаще! Прямо как в «Матрице». И ладно был бы в маске – тогда и простить можно, но чувак расхаживал в этом ужасе как в повседневной одежде! Жуть! Куда полиция моды смотрит?

– Ты, должно быть, тот безымянный герой, спасший заложников? – угу, всё про всех знает. И наверняка записи с камер достал, оценил навыки, вот и начнёт сейчас бочку катить...

– Имя у меня есть. А ты тот самый Ник Фьюри?

– Уже знаешь меня? – Фьюри заложил руки за спину, плечи расправил, стараясь выглядеть выше. Джейсон же не отрывался от своего завтрака и книги.

– Ну, мне сказали, что если видишь странного хрена в плаще, как у извращенца, и с повязкой – это Ник Фьюри. Или вас тут много в таком разгуливает, а я пропустил начало БДСМ парада?

– А ты, значит, пытаешься быть самым умным и остроумным?

– Не я притопал в жутком плаще в чужой дом. Так что давай без расшаркиваний: какого хрена тебе от меня нужно? Ты же здесь не ради того, чтобы показать своё чувство стиля?

– Я здесь, чтобы сделать тебе предложение.

– От которого нельзя отказаться, если не хочешь оказаться в гробу, да? Ну, удачи. Я на правительственных беспредельщиков не работаю, извини.

– Щ.И.Т. не является правительственной организацией. Мы предоставляем защиту всему миру от различных экстраординарных угроз.

– Ага, ЦРУшники в масштабе мира, со штабом в Вашингтоне и американской агентурой. Чувак, все нормальные международные организации базируются в Вене там, в Гааге, в Брюсселе, в крайнем случае, в Женеве.

– К твоему чувству патриотизма взывать, я так понимаю, тоже бесполезно?

– А, это к Стиву подкат, не ко мне, – отмахнулся Джейсон и допил кофе. – Тем более что если ты, как хороший над-ЦРУшник выполнил свою домашку, то должен знать, что моя Америка немного в другой Вселенной. Или ты по этому поводу здесь? Сыграешь в иммиграционный контроль? Если захочешь меня депортировать обратно – я только за. Портал уже настроил? Дай только вещички соберу.

– Раз ты ещё здесь, значит, с отправкой домой у тебя проблемы. На данный момент я не имею возможности помочь тебе с этим. Однако тебе нужно научиться жить здесь. Не всё же время будешь в квартире Капитана Америки прятаться.

– Это так ты продолжаешь мне предлагать работать на тебя? – Джейсон демонстративно перевернул страницу книги. Словно продолжал читать. – Ну не, я не занимаюсь заказными убийствами и политической фигнёй. А если бы ты пришёл по поводу спасения мира, то не ждал бы, когда Стива тут не будет. Я даже подозреваю, что ты специально его куда-то дёрнул.

– Ты ведь понимаешь, кто я? – о, пошли угрозы. Ну, наконец-то, а то Джейсон думал, что ошибся в своих предположениях.

– Я понимаю, что Капитан Америка – твой главный актив. Пока Капитан Америка работает на Щ.И.Т., Щ.И.Т. – добро и справедливость. А ещё я понимаю, что если ты начнёшь руки выкручивать близкому ему человеку за то, что тот не хочет быть твоим наёмником, он тебя быстро пошлёт. Я, конечно, охуенен, знаю, но вряд ли настолько, чтобы ссориться с Кэпом ради меня.

– Потому что ты с ним спишь? – Фьюри спросил прямо, взгляд не отвёл. Привык и на это давить.

– А тебя так ебёт, кто кого ебёт? Шантаж и спекуляции по этому поводу, опять же, ударят по твоему главному активу, – Джейсон не собирался юлить и отрицать. Это только покажет слабость, уязвимость, даст точку давления.

– То есть хорошо устроился, да?

– Чувак, серьёзно? Ты как японский извращенец – те плащи распахивают перед дамами в тёмном переулке, пугая своими причиндалами, а ты точно так же хочешь в конце разговора явить свой диктофон, после того, как я со злодейским смехом выложу, как я, не чувствуя совершенно ничего, охмурил глупого и наивного Кэпа, уселся ему на шею и ножки свесил исключительно из корыстных побуждений, так? И после будешь шантажировать меня записью, мол, если хоть пикнешь – покажу всё Кэпу, и он тебя на мороз выставит. Так что ли? Не, не получится. Давай лучше ты сразу расскажешь, что тебе нужно и что ты готов мне за это дать. А я подумаю над предложением, и, может, даже не пошлю лесом.

– Никаких убийств и переворотов. Всего лишь эвакуация агента, попавшегося на задании. Поработаешь на меня – сможешь начать легальную жизнь здесь. Хотя бы до тех пор, пока не найдёшь дорогу домой.

– А теперь договаривай остальное. Где подвох?

– С чего бы там быть подвоху?

– С того, что, если бы его не было, ты опять же пошёл бы к Кэпу. Или к своим агентам, – Джейсон мысленно перетряхнул всё, что слышал о Щ.И.Т.е. В основном, от Старка. Он любил поболтать о том, какой он офигенный, как пару раз взломал их систему, какие они козлы. – Дай предположу: твоего агента там и быть не должно? Кто там над тобой? Совет? Тот, что ядерную боеголовку пустил на Нью-Йорк? Ты послал кого-то в обход их приказов, а этот кто-то не был в числе лучших – кого смог найти, ведь за лучшими наблюдают усерднее. Он попался, а у тебя жопа горит, так как по башке прилетит, если вскроются махинации. А я ещё нигде не засветился, у меня даже документов нет и подтверждённых связей, в том числе, с тобой. Это твой выход из того пиздеца, в который втянул себя сам. Я прав, или я прав?

– Закончил с самолюбованием? Ты в деле или нет?

– Так, – Джейсон, наконец, закрыл и отложил книгу. – Я хочу полный комплект документов с заграничным паспортом, правами на управление категории А и Б, ещё можешь на вертолёт докинуть, кстати. Всякую мелочь вроде социального и медицинского страхования, естественно. О, и про аттестат не забудь, на оценки и название школы не скупись, если уж совсем тут застряну, то неплохо бы в Гарвард, ну или в Массачусетский Технологический поступить, ещё точно не уверен куда, всё равно у себя дома собирался.

– Не жирно будет?

– Ты ко мне пришёл, а не наоборот. Кстати, куда там этот твой неумёха забрался?

– В Ватикан.

– Ого, – Джейсон присвистнул. – Слушай, да я ещё мало прошу. Такой скандал тебе точно жутким пиздецом выйдет. Оставь мне всю информацию по его делу, завтра могу приступить. И не замазывай ничего, мало ли какая деталь будет важна.

– Лучше сегодня.

– Чувак, тебя опыт твоего прошлого агента ничему не научил? Мне надо подготовиться, план, знаешь ли, составить. Такой, который не приведёт меня к подобному финалу. Короче, оставь данные здесь и электронный адрес, перешлю вечером список необходимого. Ну и данные для документов.



– Какой у тебя там тариф на адвокатские услуги? – Джейсон сегодня залез пораньше через окно в квартиру Мэтта, тот даже костюм ещё не надел.

– Обычно два мясных пирога или починка стола, а что?

– О’кей, держи сто баксов и будем считать, что я тебя нанял, думаю, этого хватит на пару пирожков, – Джейсон положил купюру на стол и туда же положил ноги, развалившись на диване.

– И что тебе от меня нужно?

– Если меня не будет через неделю и я не выйду на связь, убедись, что это попадёт к Стиву – Капитану Америке. Ещё один комплект, на всякий случай, спрятан над местом, где мы впервые пересеклись.

– Во что ты влез?

– Ещё не знаю. Ты же знаешь про Щ.И.Т.? Ну, в общих чертах? Мутная такая международная организация, вроде как контролирующая само существование Мстителей? Их директор полез куда-то одним из своих агентов в обход другого их начальства. Агент провалился, и директору нужен был кто-то со стороны, кого не отследят в том самом начальстве, чтобы прикрыть его косяк – вытащить человека. За это он может мне сделать документы – настоящие документы. Как ты знаешь, у меня с этим проблема. Вроде всё понятно, но есть некий шанс, что чувак вздумает меня кинуть, например, с эвакуацией, или решит, что нужно свидетеля «убрать». В этой папке все детали по операции, разъяснение, что и куда. Моя точка давления – тот чувак не захочет рассориться с Капитаном Америкой. А ещё, если уж кинет, то, если я останусь жив, это будет лучший способ меня найти.

– И почему ты сразу к нему не пошёл?

– Потому что он начнёт меня отговаривать, полезет разбираться... Я и к тебе пришёл не как к другу, а как к адвокату, мне нужна конкретная услуга, а не мудрые советы, что делать с моей жизнью. И гарантия сохранения всё в тайне, естественно.

– Ты же понимаешь, что пока у тебя нет тех самых документов, ты не можешь быть официально моим клиентом и рассчитывать на защищённую законом адвокатскую тайну?

– Рассчитываю на вашу профессиональную этику, мистер Мёрдок.

– Раз уж я теперь твой адвокат, то хоть имя своё назовёшь?

– Джейсон.

– Ну, приятно познакомиться, Джейсон.

– Ага, я пойду, мне надо подготовиться к работе. Тебе сувенир, кстати, из Ватикана не привезти?

– Ватикана? Ты собираешься вломиться в Ватикан?!

– Ну да. Могу ещё из Рима чего-нибудь захватить тоже.



Джет подлетел к берегам Италии к моменту рассвета над Тирренским морем. Точка сброса была за пару десятков километров от Рима, чтобы не привлекать внимания. Во время полёта Джейсон времени не терял – слушал в наушниках французскую речь, освежая память. Именно от этого его Фьюри и оторвал. Лично участвовал – надо же. Сильно за жопу переживал.

– Ты же в курсе, что в Италии говорят на итальянском? – спросил тот, когда из снятых наушников послышался французский говор.

– Давай я не буду учить тебя устраивать махинации международного масштаба, а ты – учить меня делать мою работу? – огрызнулся Джейсон. С утра он всегда был несколько нервный.

Джейсон убрал всё подальше в рюкзак, проверил герметичность вещей, перепроверил стропы у парашюта.

– Как выберешься из Ватикана, активируешь этот маяк, и вас с агентом заберёт команда эвакуации, – Фьюри передал ему небольшую коробочку.

– Ты главное прислать её не забудь. Я оставил страховку.

– Что ещё за страховку?

– Скажем так, если ты меня кинуть попытаешься или решишь, что я – лишний свидетель, то Кэпу доставят всю информацию о нашем маленьком секрете. И как тут говорят, адьё! – Джейсон шутливо отсалютовал двумя пальцами и спиной упал в открытую дверь джета.

Джейсон раскрыл парашют как можно ниже, чтобы не быть засечённым на радарах, а после спрятал его под камнем на побережье, защитную одежду он спрятал там же, для костюма время ещё не настало, а парашютный сьют ему больше здесь не пригодится. Осталась лишь обычная одежда и внешне непримечательный туристический рюкзак среднего размера.

Светало. Заправка, судя по тому, что видел Джейсон в падении, была всего в километре. Там он попутку и поймает.

На заправке Джейсон встал рядом с колонкой и достал картонную табличку «Рим». И уже совсем скоро улыбчивый итальянец открыл перед ним переднюю дверь. Джейсон отзеркалил улыбку и бодро поприветствовал его на итальянском с едва заметным французским акцентом. И после в разговоре фразы специально строил подлиннее, чтобы акцент был заметнее, но не слишком, чтобы тот не казался наигранным. «Дьявол в деталях», – учил его Брюс. Если уж его похождения отследят до этого автомобилиста, то пусть ищут, в первую очередь, француза. Обратись он на чистом итальянском, сфера поисков была бы шире. А так он – французский агент, который не смог полностью вычистить язык. Не всем удавалось это сделать, и ещё меньше было людей, которые на нескольких языках говорили чисто и свободно и могли провернуть подобную операцию. Джейсон очень гордился тем, что он из числа этих уникумов. Брюс его слишком хорошо обучил. Хотя Джейсон предпочитал считать, что он сам был гением, Брюс только так, огранил его – уже существующий алмаз. Не мог же он просто подбирать каждого мальчику, решившего стащить у него колесо.

В Риме первым делом Джейсон купил туристическую карту. Хотя бы потому, что турист без туристической карты смотрится дико. А ещё не отказал себе в завтраке в одном из кафе – любил он итальянскую выпечку, что поделать? А сумма на расходы была более чем солидная. Ну, вдруг кого придётся подкупить? Еду же можно посчитать тоже частью прикрытия. Всё равно пробираться в Ватикан днём – глупо. Просто так в город-государство никого не пускают, запись в группы долгая с тщательной проверкой кандидатов (а у Джейсона до сих пор вообще никаких документов не было, а фальшивки, которые прошли бы контроль Ватикана, делаются слишком долго), и за группами неустанно следят, водя целый день без перерыва из одной капеллы в другую. Жуть. И как это кто-то переносит? То есть Джейсон уважал искусство, любил красоту, но звереть же начнёшь... В общем, ночью – лучший вариант. А пока можно погулять по Риму вживую, а не на карте и планах, посмотреть пути отхода, пообедать тоже можно где-нибудь. Подбросивший его автомобилист сказал, что всего в нескольких кварталах отсюда есть прекрасный ресторанчик «для местных» без туристического пафоса и с вкуснейшей домашней пастой со свиными щёками и сыром. И что не сделаешь ради прикрытия, да? Кстати, на закуску там были потрясающие цветки цуккини, фаршированные пармезаном. Привезти бы их в качестве сувениров, но ведь свежесть всю растеряют, уже не такими вкусными будут – сплошное разочарование, нет, лучше есть сейчас. И, пожалуй, вон те канноли тоже. Как бы не свалиться с Ватиканской стены под тяжестью съеденного... Ну, такая смерть будет намного приятнее, чем от рук Джокера, если уж выбирать.

После того, как на Рим опустилась ночь, а Джейсон ещё раз поел – легко поужинал потрясающей фоккачей – наступило время работы. Джейсон заранее присмотрел нужный угол стены – на улицу с римской стороны окна публичных зданий не выходили, а европейцы привыкли ложиться спать рано. И камеры стояли, направленные в обе стороны, с небольшим промежутком. С помощью крюка, акробатики и такой-то матери пробраться незамеченным вполне реально. Что Джейсон и сделал, натянув прежде костюм. Если уж попадаться в объективы, то не светить лицом. А костюм у него не слишком приметный и неяркий, не примелькаться не успел. Если не приглядываться – просто очень тёмная одежда с плащом, вот и всё. Единственный опознавательный яркий знак Робина Джейсон с груди убрал. Ну так, во избежание.

Джейсон успешно спрыгнул с другой стороны стены, спустившись на тросе, огляделся, шмыгнул в проём между зданием и стеной, огляделся ещё раз. Ни камер, ни свидетелей. Единственное хорошее в Ватикане – нет толп, шастающих даже по ночам. Джейсон стянул с себя плащ и маску и натянул поверх оставшегося костюма заранее подготовленную рясу католического священника, немного повоевав, установил воротничок (Мэтт, если узнает, прибьёт его за такое святотатство). Ну, теперь его на первый взгляд и не отличишь от обычных «обитателей». Забавно, наверное, он выглядел. Отец Тодд. Умора же! И как сильно должна ёбнуться вселенная, чтобы такое реально произошло?

А теперь самое сложное – найти этого грёбанного агента. Ватикан, пусть и мелкое государство, но человека здесь спрятать есть где. Особенно со всеми этими старыми соборами и прочими катакомбами и иллюминатскими ходами.

Если информация Фьюри не врала, то миссией агента было выкрасть мощи святого. А точнее, кости древнего Нелюдя с паранормальными свойствами. Мол, не стоит оставлять такой мощный артефакт в руках святош, чтобы те устраивали им свои чудеса, не изучив все возможные побочные эффекты. Джейсон, в принципе, понимал. Но понимал и позицию Совета – ради разрешения слабо обоснованных опасений не стоит ввязываться в громкий скандал с Ватиканом. Даже если очень хочется наложить лапу на артефактину. Тем более не самую сильную.

Здесь было красиво. Джейсон украдкой посматривал по сторонам, стараясь не показывать своим видом, что он тут первый раз. Мало ли кто увидит – нужно выглядеть типичным пафосным индюком с благостностью на морде. Теперь надо искать. Послушать чего говорят, порыскать, ну и рассчитывать на удачу. На большую такую удачу. Официально никаких агентов Ватикан не ловил, и про кости никто кричать бы не стал, значит, пленник где-то в секретном месте, куда «простые смертные» не смогут зайти даже случайно. В том числе и не допущенные до великого знания «свои». Хотелось бы верить, что «дерзкая попытка похищения святых мощей» сильно взбудоражила знающих, что улей разворошен, и по самым «жужжащим» точкам можно будет найти агента. Что делать иначе, Джейсон просто не знал. Он вообще не слишком уверен в успехе операции, но документы были нужны. И, возможно, только возможно, он слега переоценил себя и свои способности. Решил выпендриться, показать, насколько крут, как может сам о себе позаботиться без напарников и Бэтмена, распутать любое дело. А сейчас... если честно, сейчас Джейсон просто не знал, что ему делать.

Нет, был один вариант, конечно. Агента перед заданием пометили особым радиоактивным маркером – его концентрация была небольшая, вред не наносила, но специфическое излучение давала. Это было что-то вроде невидимого и неизымаемого маяка. Вот только со спутника маяк этот отследить было невозможно – стены и подземелья не пропускали «сигнал». У Джейсона было с собой лишь портативное устройство, настроенное на конкретное излучение, и данные о том, где примерно были «всплески» аномальной радиоактивности. Не густо, но начать можно и с этого. И, если повезёт, то места тех «аномалий» будут местами, где держали или допрашивали агента.

Первой такой точкой, естественно, был собор, где выставляли «святые мощи», агент был обязан всё осмотреть. Теперь нужно вычислить дальнейший маршрут. Как добровольный, так и не очень. Джейсон покрутился на месте, глянул на карту с отметками на смартфоне, украдкой потыкал в стороны детектором.

Показания были противоречивы, а точек много, так что Джейсон мог лишь ходить от одной к другой, просто надеясь заметить что-то необычное. Времени не хватало – до утра лучше не задерживаться. Уж чем хороша ночь, так это тем, что фигуры размываются, даже если кто-то его увидит – он будет просто силуэтом в стандартной рясе, а не странным человеком, чьё лицо всем незнакомо. И тот же детектор в руке в таком слабом освещении можно списать хоть на мобильник, хоть на книгу, хоть на крупные чётки. Если он не успеет за эту ночь, то придётся перелезать обратно в Рим, а на следующую ночь возвращаться. А это больше шансов попасться. Да и агент в казематах явно не прохлаждается. Это днём Джейсон толком ничего не мог поделать – вот и не дёргался, позволял себе расслабиться, но сейчас лучше было поспешить, не растягивать поиски на дни, а то и неделю. Придётся же тогда звонить Мэтту, чтобы тот попридержал ещё конверт, а это было чревато раскрытием карт – Джейсон не хотел, чтобы к Мэтту нагрянул Фьюри. Конечно, Джейсон припрятал и третий комплект в месте, которое знал только он, но всё же.

И когда Джейсон совсем отчаялся, обойдя уже десятую точку, он услышал в крохотной капелле разговор на латыни. Само по себе, это не было чем-то экстраординарным – латынь была одним из официальных языков Ватикана, но обычно тут говорили на итальянском. А вот всякие консервативные чуваки, которые могли быть ответственны за заговоры и тайную инквизицию, те – да – скорее всего использовали бы латынь. Особенно поздно ночью в маленькой капелле.

Сам Джейсон латынь знал не очень хорошо. То есть Брюс учил ему многому, очень многому, но уделял внимание, прежде всего, практичным навыкам. А на латыни много кто не болтает. Он знал основы, крылатые выражения, естественно, ими очень любили козырять разные психи, мог прочитать медицинский и юридический терминарий, и ещё по мелочи. А эти двое сейчас говорили, кажется, что-то о проникновении, о костях и об упрямом молчании. Джейсон мог ошибаться, но, кажется, это было оно. Эти двое знали, где агент, возможно, даже его допрашивали. Осталось только понять из этой тарабарщины на мёртвом языке, куда они агента заныкали. Напасть, что ли, и выбить из них признание на нормальном человеческом итальянском? Или французском. Или английском. Да хоть русском. Лишь бы не на латыни.

Когда разговор завершился, Джейсону срочно пришлось отступать и скрываться за статуей, чтобы его не заметили. Тут маскировка не сработает – круг посвящённых должен быть узок. Мимо него прошёл один из «инквизиторов», а второй... Джейсон огляделся. А где второй-то? Исчез, натурально исчез. Тайный ход? Какая-нибудь фальшивая стена? Ну наконец-то! И приключения в духе Индианы Джонса прилагаются. Джейсон скинул уже ненужную рясу и натянул плащ с капюшоном.

Джейсон осмотрел нишу. Так, религиозные чудики любят символизм. Нужно искать какой-то особый символ, всякие глаза, уникальные кресты, масонские короны и треугольники, знаки светил, в конце концов. Джейсон усиленно перетряхивал в памяти всё, что помнил о древних тайных обществах и религиозных культах. Наконец, пальцы нашли поддавшийся выступ, и стена отъехала, открывая ход вниз. Очуметь. Он сейчас реально нашёл тайный тоннель под Ватиканом!

Джейсон активировал линзы в маске. Он, наконец, доработал их (точнее наполовину достянул, наполовину доуламывал Старка). Пока ничего запредельного, но ночное зрение имелось в наличии. Интересно, а сами святоши спускаются по старинке с факелом или телефоном себе подсвечивают?

Ход шёл всё ниже, пару раз Джейсон натыкался на развилки, но детектор показывал верное направление, значит, агента тут точно протаскивали, и, возможно, он уже близко. Вот только ходы не давали пространства для манёвра, да и спрятаться было негде. Так что Джейсон буквально нос к носу столкнулся с одним из святош. И Джейсон мог бы чувствовать вину, мол, священнослужителей бить нехорошо, но тот и сам неплохо постарался самого Джейсона побить, ножиком ещё махал, даже попал один раз, но, к счастью, костюм сделал своё дело – лезвие только царапнуло броню с противным звуком. Как раз после этого Джейсон встретил его лицо со стеной. Оттаскивать бесчувственное тело было попросту некуда, так что Джейсон лишь обыскал его. Ключ – потрясающе. Ключ – это полезно. Ключ может быть от правильного замка. И показания детектора становились всё отчётливее.

По пути Джейсону пришлось вырубить ещё несколько местных инквизиторов и забрать ещё несколько ключей, а значит, надо было спешить – скоро их бесчувственные тушки обнаружат, и тогда сюда сбежится вся стража Ватикана. А, может, и Рима – наплетут святоши чего про то, почему у них тут связанный мужик в подземелье, им поверят, как же иначе?

Ещё спустя несколько развилок и троих вырубленных инквизиторов, Джейсон добрался до усиленной железной двери с какими-то мистическими символами. И уже третий отобранный ключ без проблем повернулся в скважине. Ну, пора приниматься за главное веселье.

Внутри была клетка с человеком и всего два инквизитора, один из которых методично поливал заключённого водой из миски. Ясно – пытка отсутствием сна. Считалась одной из самых эффективных. Брюс ему рассказывал, что боль – не самая лучшая мотивация. Разве что для молниеносных допросов, когда время поджимает. Но если пытки болью растягиваются, то в какой-то момент приходит отрешённость, безразличие. А если тебе не дают спать, то в какой-то момент выложишь всё, лишь бы, наконец, отрубиться.

К счастью, оба допрашивающих были слишком заняты своим «делом», так что первого вообще удалось уложить со спины мощным ударом по голове. Со вторым уже пришлось повозиться, но палачи – не лучшие бойцы, они привыкли к несопротивляющимся жертвам, а не к равным.

– Привет, лузер, – выдохнул Джейсон, подходя к клетке.

– Ты...

– Нет, не глюк. У нас есть один общий знакомый пират в жутком плаще и манией контрол-фрика, – фыркнул Джейсон, обыскивая инквизитора. Ещё один ключ – отлично. – Так, идти можешь? – спросил он, открывая клетку.

– Могу.

– Чудно, тогда двигай ногами, не хочу опоздать на ужин. Топай-топай, давай.

Джейсон знал, что агенту, наверняка, больно передвигаться, но всё равно поторапливал. Им нужно было сбежать до того, как весь Ватикан превратится в разворошённый улей. Иногда, конечно, приходилось его подхватывать сбоку и помогать преодолевать ступеньки – так было быстрее.

– Стой, куда мы? – задёргался агент уже после того, как они минули тайный вход в соборе и направились в сторону вокзала. С такой ношей Джейсон не думал, что удастся незаметно перемахнуть через стену. Лучше было воспользоваться железнодорожными путями. На рассвете отходил поезд – туда можно было пробраться и доехать до места, где мог бы приземлиться вертолёт.

– Подальше отсюда, естественно.

– Нет, погоди, мне надо завершить задание... мощи... Надо... – да ладно, чувак едва говорил от боли и усталости, уже почти мешком на Джейсоне висел, но всё ещё собирался тащиться за теми чёртовыми костями?

– Не надо.

– Моя миссия...

– Хуиссия, – отрезал Джейсон. – Ты ходить не в состоянии. А моя миссия была вытащить тебя. И всё. Значит, вытаскивать ваши волшебные косточки послали кого-то другого. Порасторопнее, – Джейсон понятия не имел, что там будет с этими мощами, да и знать не хотел. Ему нужно завершить задание и получить чёртов комплект документов. И очень не хотелось вырубать этого молодца и тащить его на своём горбу – и так время поджимало, скоро светало.

К счастью, агент перестал рыпаться и даже последним рывком сам залез во вскрытую дверь товарного вагона. Они затаились за ящиком, прикрылись вещами. Если Ватиканская инквизиция, или кто они там, ещё не успели поднять бучу, то серьёзно обыскивать поезд не должны. Вот если бы они кости стырили, то было бы куда сложнее.

И через несколько часов они, наконец, выехали за пределы Рима, агент немного поспал, так что спрыгнул с поезда уже сам. Джейсон активировал маяк и буквально свалился в траву. Он устал, чертовски устал и вымотался. Ему-то приходилось быть начеку всё время.

Джет опустился на этом же поле уже через пятнадцать минут – ждали их, хорошо.

– Где моя оплата? – сразу спросил Джейсон, заходя в джет. Опять Фьюри собственной персоной. Сильно жопа подгорала, значит.

Фьюри молча протянул ему пухлый конверт. Посмотрел на буквально свалившегося в кресло агента.

– А кости где? – спросил, наконец, Фьюри у Джейсона через минуту, поняв, что у агента них нет.

– Подозреваю, что в Ватикане, – ответил Джейсон, осматривая свои водительские права и медицинскую страховку. Выглядели хорошо. Следующим на очереди шёл аттестат.

– Они должны были быть у тебя!

– Не-не-не, чувак. Договор был на агента – одна штука. Вон агент – одна штука – живой и почти здоровый. Бонусы за отдельную плату.

– Ты же понимаешь, что я могу слить в сеть твоё новое имя?

– Ты же понимаешь, что я могу слить в сеть детали всего этого бардака? И прежде, чем ты решишь сбросить меня с самолёта, я напомню про страховку. Хочешь получить кости в лучшем виде – за лям долларов хоть ленточкой их тебе перевяжу. И это ещё со скидкой – за меньшую цену ты никакого идиота не найдёшь ввязываться в подобный бардак. У профессиональных наёмников один выстрел и то дороже стоит.

– Ты – наглый мальчишка, – судя по голосу, Фьюри был даже восхищён подобным. Неужели ему так редко кто-то бросал вызов?

– Ага, наглый мальчишка со страховкой и контактом Капитана Америки. Наглый мальчишка, который может достать тебе твои косточки за миллион долларов. Обращайся, – Джейсон мило улыбнулся и убрал документы обратно в конверт.



– И где ты был?! – Стив сразу начал с наезда. – Тебя не было двое суток, твой маяк был отключён, ты...

– В Ватикане, – честно ответил Джейсон, отодвигая его от двери своей комнаты, той, что оставалось его, пусть он и спал теперь обычно в кровати Стива. Пришлось лезть через окно – какой идиот в костюме идёт через дверь? На это ушли практически последние силы. Он устал, хотел есть и спать. А ещё в душ, снять чёртов костюм, отмыться от пота и стресса.

– Я серьёзно.

– Я тоже. Поздравляю, ты перестал спать с нелегалом, – Джейсон вручил Стиву конверт и стянул с себя капюшон, плащ, принялся за ботинки.

– И что это значит?

– Спроси у Фьюри, а? Он предложил работу и оплату. Я вытащил его агента из жопы, в которую сам Фьюри его послал в обход начальства. Но это его шпионские внутренние махинации, не моё дело, короче, отвали, давай завтра? Устал пиздец.

– Я переживал, Джейс, – выдохнул Стив, садясь рядом на кровати, после того как Джейсон вернулся из душа и закинул в себя шоколадный батончик. – Я знаю, ты не раз показывал, что способен на многое, но ты был где-то через полземли, один, без поддержки. Это для любого огромный риск.

– Я знаю, – буркнул Джейсон, укутываясь одеялом. – Стив, если бы что-то случилось, если бы Фьюри меня кинул, то тебе передали бы конверт со всеми данными. И тогда, я уверен, ты бы устроил ему такой пиздец, что ему никогда и не снился. И сам Фьюри это прекрасно знает.

– Но почему ты мне сразу ничего не сказал?

– А ты бы меня пустил? Не попытался бы помешать? Ты бы не устроил скандал с Фьюри, лишая меня того самого последнего козыря? Стив, мне необходимо было получить документы, ты же знаешь.

– Почему тогда не попросил меня? Фьюри мне бы не отказал.

– И дальше что? При каждом удобном случае он бы шантажировал тебя этим. Мол, или делаешь, как я говорю, или выложу данные в сеть, аннулирую бумаги и сдам твоего дружка. Ты бы сам посадил себя на короткий поводок. И меня заодно. Он давил бы на тебя через меня, а на меня – через тебя. Нельзя быть зависимым от профессиональных шпионов.

– Что же ему мешает делать то же самое сейчас?

– Принцип ядерного сдерживания. Я оставил как можно больше данных о миссии, сделал фотографии, сохранил копии бумаг. Он послал туда агента, а потом и меня в обход Совета. Он чуть не нарвался на огромнейший политический скандал. Если он пойдёт против меня – я всё выложу, или тот, кому я оставил, всё выложит, да и тебе всё отдаст. Если я первый начну, то у него точно так же есть точки давления. Никому из нас не выгодно устраивать войну.

– А этот человек, которому ты оставил информацию, это...

– Тихо, – Джейсон обернулся и накрыл ему рот рукой. – У стен есть уши. Я периодически проверяю квартиру на «жучки», но всё же не будем давать нашим бравым агентикам лишней информации. Короче, у меня всё схвачено. А сейчас я буду спать, так что иди по своим делам, а?

Стив никуда не пошёл, только обнял со спины и прижал к себе, больше ничего не говоря. Ладно, такой вариант тоже неплох. Стив горячий, безопасный. Напряжение отпускало. Было хорошо, было спокойно, правильно. Ощущение дома. Он так давно его не чувствовал... С тех самых пор, как убежал из особняка, решив, что Брюс ему больше не поможет ни в чём, что тот разочарован. Иначе Джейсон не сорвался бы с места, только узнав, что у него, возможно, есть живая родная мать. Он потерялся, запутался, пытался, как любой подросток, обрести чувство защищённости. Если бы он только поговорил с Брюсом, с Диком, если бы не рванул на край света просто из чувства противоречия, всё могло бы быть иначе. Он лишился всего, а теперь появлялось чувство, что смог получить назад.

И было даже хорошо, что Джейсон слишком хотел спать – отключился до того, как успел испугаться собственных мыслей, потаённого желания, чтобы ход в родной мир никогда не нашли.



– Сто тысяч.

– О, ты торговаться пришёл? – Джейсон даже не удивился, что Фьюри опять появился в квартире. Опять без приглашения и предупреждения. Не мог же он просто забыть о тех костях, раз уже столько вложил.

– Это максимальная сумма, которую я могу провести в секрете от Совета.

– Вот как? – Джейсон вообще не надеялся на тот самый миллион – это была программа максимум. Но если бы он сразу попросил, например, те же сто тысяч, то сошлись бы они на десяти. Сто было достаточно, десять – мало. Хотя и сто для такой миссии, если смотреть «рыночные расценки» – сумма смешная. – О’кей, сто тысяч и годовой семейный вип-абонемент в Диснейленд.

– Что?

– Что слышал. Хочу абонемент в Диснейлэнд с включёнными гостиницей, едой и прочим, – заявил Джейсон. И, да, он немного издевался. Ну, в конце концов, почему бы и нет? Будет забавно, если он не просто получит деньги, но и заставит Фьюри покупать тот самый абонемент. Веселее было бы только потребовать, чтобы Фьюри сам свозил его в Диснейленд, на каждую горку отвёл и покупал мороженое. Лично, естественно.

– Семейный-то зачем?

– Потому что, насколько я помню, он на пять человек. Может, я захочу друзей пригласить? Короче, половину средств наличными после, половину на офшорный счёт сразу. И про билет помни. Данные не забудь полные оставить. Вечером сообщу, сколько времени мне понадобится на подготовку и средства для выполнения.

– Это всё? – Джейсон не был уверен: сказал Фьюри это с сарказмом или серьёзно.

– Пока да. А там посмотрим. Если что-то не устраивает, найди другого идиота. О, я забыл, ты уже пытался. Нашёл-таки того агента, который не побежит отчитываться перед Советом или за которым нет такого пристального внимания, как за Вдовой. Жаль, что личная лояльность не всегда сочетается с профессионализмом, да? Не говоря уже о том, что после провала твоего придурка и его спасения, охрана должна быть усилена.



– Я на неделю, может, полторы, – объявил Джейсон, собирая костюм, а так же набор вещей. Надо бы ещё зайти по дороге чего-нибудь пляжного прикупить.

– Ты куда? – спросил Стив, открываясь от газеты. Ну прямо иллюстрация образа идеального американца. Весь из себя высокий белый военный, завтракающий хлопьями, кофе и читающий при этом газету.

– Да всё туда же, в Ватикан.

– На неделю?

– Ну, дело там всего на денёк или два. Но за всё платит Фьюри, так что я на пляж куда-нибудь поюжнее Рима. План там составлять, готовиться, ну, знаешь, с мохито в руке.

– Тебе не кажется, что это слишком?

– Почему же? Чувак платит мне раз в десять, а то и двадцать меньше, чем стоило бы за такую работу. Я как-то расследовал деятельность наёмников – поверь, цены там – закачаешься. А Фьюри то ли жмотится, то ли правду говорит, что не может разом больше определённой суммы под носом у Совета провести, в общем, пусть возвращает бонусами. Думаю, он и сам это понимает. Так что пусть обеспечит мне отпуск.

– Ага, ведь ты так много работаешь... – Стив снова скрылся за газетой.

– Вот только сарказма не надо. Стоп! Капитан Америка умеет в сарказм?

– Очень смешно. Удачного отпуска.

– То есть ты даже не будешь меня уговаривать никуда не ездить? – спросил Джейсон, отвлекаясь от сборов.

– Есть смысл?

– Эй, что не так? – Джейсон был уверен, что в голосе Стива было что-то... Что-то. – Мы же уже говорили об этом.

– Говорил ты, Джейсон. Это не одно и то же.

– О’кей, давай поговорим, – Джейсон вздохнул и сел рядом. Ему, вообще-то, было нелегко рассуждать о чувствах, объясняться. Он привык защищаться ото всех. И его семья тоже не способствовала особой открытости. Странно, как Дик научился общаться нормально и завёл столько друзей. Хотя кто его знает, может, это уже его защитная реакция? – Что именно тебе не нравится, Стив? Слушай, мне нравится то, что между нами, нравишься ты, но я не могу и не хочу быть просто твоим придатком. И это, как минимум, означает иметь собственную работу, собственный источник заработка.

– И сваливать на неделю в потенциально опасное из-за работы место – валяться на пляже?

– Ну да. Знаешь, Стив, я всю свою, пусть и относительно небольшую, но жизнь старался делать всё правильно. Сначала просто выживал, потом все усилия ложились на то, чтобы не оказаться в тени моего более успешного предшественника, впечатлить наставника. Сплошные тренировки, патрули, ещё тренировки, поездки, учёба на одни пятёрки... А потом я помер. Тогда я об этом подумать не успел – больше меня задело то, что собственная мать предала – но потом... Стив, я и пожить не успел. Не успел ничего сделать для себя. Это обидно. А сейчас у меня есть второй шанс. И в следующий раз, когда у меня останутся последние секунды, я не хочу понять, что опять ничего не сделал для себя.

– Тогда почему ты вообще занимаешься этим? Ты же опять по ночам рискуешь, ездишь выполнять не самую простую и безопасную работу для Фьюри...

– Это тоже часть моей жизни. Не могу представить себя без адреналина, без «полётов». Не могу оставаться в стороне, когда я правда нужен, как на тех улицах. Ты сам-то способен отложить щит и звание Капитана Америки? Способен плюнуть на весь мир? Я вот не могу. Пытался, не смог.

– И для этого тебе надо обязательно ехать в Италию?

– Почему нет? Хочу побывать везде, не только работая, но и отдыхая. А если ты про то, что я уезжаю, так ты разве не тем же занимаешься периодически? Только не говори про устои из тридцатых, про распределение ролей, я тебе не домохозяйка в бигудях, – Джейсон знал, что это удар ниже пояса, но что ему оставалось? Позволить Стиву давить на совесть и запереть его, если не в четырёх стенах, то хотя бы в Нью-Йорке? Ну нет уж. Тем более что Джейсон имел более болезненный туз в рукаве: он мог напомнить о том, что вообще не из этого мира, что однажды он может уйти домой и не суметь вернуться.



В Ватикане, кстати, было чуть сложнее, чем в прошлый раз. Естественно, усилили охрану, пришлось искать новую точку проникновения, даже мощи переместили и подменили фальшивкой. Джейсон в последний момент понял, что что-то не так, прежде чем схватил косточки – додумался счётчиком Гейгера проверить. Кости излучали слабую бета-радиацию, очень слабую. Джейсон ещё у Фьюри раз десять перепросил, точно ли можно косточки голыми руками хватать, не будет ли потом чего? А если одноглазый хрыч его обманул, то перед своей смертью (очередной), Джейсон ему такой пиздец за подставу устроит... В общем, поездочка была захватывающая, пришлось даже не один день повозиться, как в прошлый раз, но в итоге всё получилось. И даже задницу не подстрелили – прекрасный день, а?



По возвращении из Ватикана Джейсон чувствовал себя немного виноватым перед Стивом. Конечно, он сделал всё абсолютно правильно и разумно, но менее виноватым его это не делало. Ещё Стив на него... смотрел. С укором таким, будто Джейсон публично сжёг целый грузовик американских флагов.

– Хочешь в отпуск? – в итоге спросил Джейсон.

– В смысле?

– В прямом. Типа я из-за работы тебя кинул, считай накосячил по терминологии отношений, должен извиниться и сводить на свидание, так же это работает, да?

– Ты серьёзно? – так, судя по взгляду, вот и второй грузовик с флагами задымился...

– Ну да. В Диснейленд хочешь? У тебя же должен быть в списке самый крутой парк развлечений в мире? Жемчужина американской мультипликационной культуры? А у меня вип-билет есть!

– На это ты тратишь заработанные деньги?

– Не, это было бонусом сверху. Я умею крутые сделки заключать, не так ли? Да ладно, Стив, хватит дуться! Там будут русские горки, парады всякие крутые и сладкая вата.

– Он правда в списке, – вздохнул Стив. Ну вот и славненько, хватит с него обижаться и корчить суровую мину.

– И ты будешь потрясающе смотреться в Микки-шапке с ушками, – добавил Джейсон.

– Очень смешно.

– Так я серьёзно. Это устойчивая традиция – в первое посещение быть в шапке с ушками. – Джейсон понятия не имел, есть такая традиция или нет, но на Стива в ушках очень хотелось посмотреть. – Не беспокойся, ты не один такой будешь, я тоже надену.

– А ты тоже в первый раз?

– Конечно. Ну ты же знаешь мою историю, Стив. Как ты думаешь, я за три года научился бы столькому, если бы меня по паркам развлечений таскали вместо тренировок?

– Мне жаль, что у тебя не было детства. И если я могу...

– Ох, Стиви, ты опять неправильный итог подвёл. Меньше депрессухи, больше взглядов в светлое будущее! Так что мы едем в Диснейленд.


Со Стивом в Диснейленде было хорошо. Радовали даже чёртовы идиотские шапки с ушами. Стив ответственно подошёл к «традиции» и даже не стал отнекиваться, со всей серьёзностью надел шапку. Значит, и Джейсону было поздно отступать. О, а ещё Стив купил ему мороженое. И яблоко в глазури. Так... мило, чёрт побери. Стив вообще был милый. Джейсон порой ловил себя на том, что готов уже восторженно попискивать от одного осознания, что Стив – этот тёплый, надёжный, самый милый Стив – только его. С ним было так классно ходить по парку развлечений, кататься на русских горках (и пусть порой на тросомётах были перегрузки покруче, но тут тоже весело было), хорошо было есть всякую сладкую дрянь из киосков, валяться в номере, опустошая мини-бар, там было столько видов орешков...

А потом они вместо сна свалили за город, валялись на пляже, смотря на звёзды. И это было так нереально... Джейсону было так страшно проснуться. Раньше Джейсон надеялся проснуться, думал, что он в кошмаре, но сейчас... Ему хотелось остаться на этом пляже рядом со Стивом навсегда. Не обязательно на пляже, но обязательно со Стивом. Это было неправильно, то есть у него же был свой мир, у него был дом, у него была семья, верящая в то, что Джейсон мёртв. Нельзя было так. Он тут временно, он не мог так думать. Но просыпаться отчаянно не хотелось.



– Так, что на этот раз? – Джейсон отодвинул ноутбук и тарелку. Надо же, сам Ник Фьюри снизошёл к нему, да ещё и притопал в кафешку, где Джейсон любил завтракать, когда Стива не было. Или когда Стив сваливал на свою пробежку или даже если никуда не сваливал, Джейсону нравилось тут лениво жевать поджаренные тосты и бекон, наслаждаясь дневной суетой. Короче, просто так бы Фьюри к нему не заявился. Особенно без своего плаща, типа, в «гражданском». Жуть.

– Посоветуешь чего заказать? – и сел за столик. Ну, мило, охуеть как мило. Они тут лучшие друзья, что ли, чтоб вместе завтракать? Точнее, Джейсон завтракал, а большинство уже ели поздний обед. Поэтому, кстати, в этой кафешке было практически безлюдно.

– В Вашингтоне не подают яичницу во второй половине дня, и из-за этого стоило приезжать ради обсуждения меню? – не оценил Джейсон.

Фьюри подтащил к себе цветастую папку кафе, а секунд через тридцать вернул её, предсказуемо потолстевшую. И как только успел подложить туда ещё одну папку? Вот оно, мастерство истинного шпиона.

Чисто ради интереса, Джейсон открыл первую страницу. Надо же, какие фоточки размытые.

– По нашим сведениям радикалы из Латверии будут в Женеве проводить аукцион прототипа нового оружия массового поражения. Тебе надо пробраться туда и украсть и прототип, и чертежи.

– Ну и с чего ты не посылаешь собственных Летающих Обезьян? – спросил Джейсон, перелистывая страницу.

– Аукцион будет в недостроенном посольстве Латверии. Оно ещё не посольство, но правило экстерриториальности уже в силе. И половина самих преступников обладают иммунитетом, так что официально мало что можно сделать.

О, а Фьюри домашку свою сделал. Джейсона выводили из себя мудаки, прикрывавшиеся неприкосновенностью. Ну, точнее здесь это называлось иммунитетом.

– Так, ну а что с оплатой-то?

– Я уже сказал, что это аукцион. А латверийцы уважают только материальные деньги – наличные или ценные предметы, такие как драгоценные камни, объекты искусства. Доставишь мне прототип и чертежи, а всё остальное можешь оставить себе.

– Ну а если ты ошибаешься, и чуваки внезапно стали принимать кредитки?

– Остановишь несколько возможных терактов.

– Это на хлеб не намажешь, – погрозил Джейсон вилкой.

– Ты на хлеб намазываешь исключительно чёрную икру? – Фьюри поднял бровь над своим единственным глазом.

– Мой папа учил всякую гадость в рот не брать. А то ножки ходить не будут.

– От взрывов тоже ножки не ходят.

– Ну, однажды меня уже взорвали, как видишь, ничо так, хожу, бегаю даже, – фыркнул Джейсон.

– Там будут деньги, полвертолёта эвакуационного забить сможешь.

– Ну-ну, – Джейсон положил папку на клавиатуру ноутбука, закрыл его крышку и встал из-за стола. – Надеюсь, ты не упустил всяких важных деталей. Своё решение сообщу, как изучу всё подробнее, – конечно, Джейсон был практически уверен, что согласится. Дело предстояло интересное. Да ещё и мудилы с «дипломатичкой»... Знал куда давить, что б его, чудила одноглазый. Кстати, об этом... – И ещё кое-что. Серьёзно, чувак, каким надо быть извращенцем, чтобы ставить «жучки» в чужих спальнях? – Джейсон вспомнил, где рассказал Стиву историю про того насильника. И что было потом, кстати, тоже. – Подписка на Порнхаб кончилась? Завязывай давай, это уже домогательством попахивает.



– У меня нигде не осталось твоих «беспокоительных» «жучков», Стив? – спросил Джейсон, осматривая свои вещи.

– Нет, – как-то очень быстро ответил Стив.

– Точно? Может, забыл о каком? А то, знаешь, если в месте, куда я собираюсь, их сигнал засекут, мне конец.

Стив вздохнул, посмотрел исподлобья.

– Куда ты на этот раз?

– Узнаешь, как вернусь, – Джейсон пожал плечами и глянул на часы. Время ещё было, а папку с информацией он отдал Мэтту ещё ночью.

– Джейсон.

– Стив, – передразнил его Джейсон. – И этот разговор у нас тоже был. Ты ж не усидишь на месте, пойдёшь за мной следить, захочешь защитить, а в итоге сорвёшь мне всё прикрытие. Так что на счёт «жучков»?

– Подкладка плаща у воротника, – выдохнул Стив, но посмотрел очень обвиняюще.

– На этом всё? – спросил Джейсон, открепляя оный.

– И третий карман справа на поясе.

– Вот и чудно, – Джейсон коротко чмокнул Стива в губы и запихнул костюм в рюкзак.

– А я поучаствовать не могу?

– Не, если там заметят Капитана Америку, пипец скандал будет, – отмахнулся Джейсон, кладя в сумку светошумовые шашки рядом с дымовыми и респиратором.

– А если тебя заметят?

– А что меня? – ответил Джейсон с явным французским акцентом. Мало того, что этот акцент ему удавался лучше остальных, так ещё и Женева была во франкоговорящей зоне Швейцарии, точно за местного сойдёт. Ну должно же у них там быть какое-нибудь местное АНБ, которое могло засечь этих мудил с экспериментальным оружием массового поражения, так? Вот пусть на них и спишут. – А кто я такой вообще?

– Вот именно. Тебя схватят – и никто не заметит, никто не станет церемониться, убьют-забудут.

– Ну да, зато твою казнь покажут по всем федеральным каналам, – не оценил Джейсон. – Давай я начну каждый раз, когда тебя вызывают, устраивать сцену, заламывать руки и смотреть грустными глазами? Могу даже начать рыдать и хватать за конечности, не давая выйти за дверь. Как тебе такая перспектива?

– Во-первых, я так не делал, а, во-вторых, я всё-таки... ну, старше? – Стив, кажется, не предполагал такой поворот разговора, так что изобретал аргументы на ходу.

– Не особо сильно. Ты же не берёшь в расчёт те десятилетия, которые провёл во льду? Я уже не говорю о том, что если посчитать, то опыта у меня даже побольше будет. Ты большую часть жизни был задохликом, не способным поднять ничего, кроме карандаша, когда я сам себя защищал с раннего детства. И у меня был наставник, в отличие от некоторых.

– Я суперсолдат, не забыл? Я крепче, у меня есть регенерация, и...

– И пуля в глаз, в переносицу или в сердце убьёт тебя точно так же, как и любого человека, – перебил его Джейсон.

– Тебя ещё легче убить! Почему ты не можешь понять, что я волнуюсь?

– Бля, а почему ты не можешь отнестись ко мне как к равному?! – Джейсон начал выходить из себя.

– Я и отношусь!

– Не заметно! Ты то и дело опекаешь меня, как какого-то неразумного ребёнка!

– Неразумных детей на улицу не выпускают!

– О, так ты меня ещё и запереть хочешь?!

– Я не это имел в виду! Я не... Я прошёл через войну!

– И что?! Теперь это универсальная отмазка на всё вокруг?!

– Это была мясорубка! – Стив сжал кулаки так, что если бы в них была гантель, то смялась бы, как хлебный мякиш. – Люди умирали вокруг меня! Мои друзья умирали! А я выжил! Думаешь, я хочу, чтобы ещё кто-то дорогой мне умер?!

– Стив, – Джейсон вздохнул, стараясь погасить пожар внутри себя. – Слушай, у нас обоих есть всякое дерьмо в прошлом, но не разрушай из-за этого настоящее, окей? И не позволяй страху себя сковывать. Точнее, сковывать других. Если хочешь, когда я вернусь, можем поговорить об этом, обсудить, но... – Джейсон присел рядом. – Мы те, кто мы есть. Отрежь кусок – и мы не останемся прежними.

– Джейс, я разве тебя останавливаю? Запираю? Но не могу перестать беспокоиться, не хочу потерять и тебя, – Стив будто сжался весь, стал меньше, незаметнее, плечи ссутулил, ну прямо явил из себя психологическое оружие, так и захотелось обнять и пообещать вообще никогда-никогда не выходить из дома.

– Хороший ты, хороший, – Джейсон улыбнулся и даже обнял Стива. – А я хреновый, да?

– Ты тоже хороший. Просто сильно шебутной, – Стив приподнял уголки губ.

– Ну, никто не идеален, да? Хотя нет, я же потрясающий.

– Ага, и очень скромный.

– Говорю же: потрясающий! И, эй, у меня ещё часик до выхода есть... – Джейсон легко толкнул его в бок.

– Тебе лишь бы всё в постель перевести.

– Эй! – Джейсон даже подумывал обидеться. – Это не я пристаю к тебе по три раза за ночь, прикрываясь суперсывороткой. Но если не хочешь, то у меня там глава не дочитана.

Стив, естественно, заткнулся и приступил к утолению тех самых аппетитов, усиленных сывороткой. Только ему надо сейчас очень доходчиво объяснить, кто именно сейчас задницу подставит – Джейсон перед миссией лёгкостью походки жертвовать не хотел. Кстати, Джейсон нашёл два «жучка» в спальне пару часов назад, один, между прочим, был за спинкой кровати. Вот же Фьюри мудила, а?



Кстати о мудаках. Фьюри лично его не «проводил», как оба раз в Ватикан. Это он себе алиби обеспечивал или просто типа начал доверять, что Джейсон не угонит джет и не улетит отдыхать на Гавайи? Кстати, а это идея...

Но вместо Гавайев Джейсон оказался в Женеве и теперь осматривал в бинокль строившееся – а точнее просто реставрируемое и перестраиваемое изнутри, кто бы позволил что-то новое городить в центре Женевы? – здание посольства в лесах с соседней крыши. Изобретать прикрытие и личность смысла не было – тут из людей несколько охранников да участники сделки, не затеряешься в толпе даже при лучших навыках хамелеона. Так что всё по старинке: тихонько пробраться, а в случае чего и пробиться.

Так, ну пофиг на охранников, с ними связываться смысла не было. Робин же птица, а птицам через КПП ползти не надо, они его могут перелететь, вот. На тросомёте, ага. Но можно представить в этот момент, что на крыльях. Блин, а, оказывается, хороший секс прямо перед работой круто так поднимает настроение и добавляет уверенности. И чего же дома он этим не пользовался? А, ну да, ему же было пятнадцать, плюс совершенно никакого времени на личную жизнь, да и постоянные сравнения окружающими со старшим братом явно не в пользу Джейсона... А сейчас у него был Стив. Его Стив. Самый лучший Стив – Капитан, мать его, Америка, который ни с кем Джейсона не сравнивает, и вообще Стии-и-ив. А, ну да, работа же, точно, надо о ней думать.

Скорее всего, простым чувакам с КПП не сказали о творящейся внутри сделке, так что они, небось, чаи гоняли (а то и что покрепче), а не реально патрулировали территорию, да на камеры посматривали чисто для проформы, ведь по телику программы интереснее.

Джейсон приземлился на леса на уровне третьего из пяти этажей и осмотрелся. К счастью, в Женеве не было столько места, чтобы делать типичные огромные пространства за забором, ну, чтобы вот так никто не прыгал с другой стороны. Так, найти бы окно, которое можно отжать, а то звук разбитого стекла мог привлечь внимание. Удача улыбнулась уже практически на углу здания, а заворачивать за него было бы неприятно – слишком просматриваемая и освещённая стена. Деревянная рама слегка скрипнула, когда Джейсон толкнул приоткрытое окно и забрался внутрь. Красиво тут, пусть и большая часть «красоты» прикрыта ради реконструкции.

Пока было тихо, коридоры пустовали, патрули не показывались. А есть ли они? Возможно, участники аукциона не хотели привлекать внимание большой свитой. К сожалению, возможности подключиться к камерам Джейсон не имел, приходилось пробираться практически на ощупь. Зато весело, правда? Такс, ну где эти чудики могли собраться? Помещение должно быть немаленьким, там должен быть свет, ну и роскошь, куда же без неё? Богатенькие избалованные мудаки, зарабатывавшие на крутых пушках, не будут сидеть на коробках. Судя по наблюдению, второй этаж был освещён, значит, действо должно быть где-то там. Джейсон специально прыгнул на этаж выше, чтобы не напороться на кого-нибудь раньше времени.

Лестница была широкая, только ковра не хватало. Очень не хватало, между прочим, с ним было бы легче глушить шаги, а акустика тут почти как в католической церкви. Ну никакого уважения к будущим шпионам у строителей прошлого! И вентиляции, кстати, удобной для лазания тоже не предусмотрели! Изверги!

В коридоре было светло, явно чтобы богатенькие козлы нигде не споткнулись. При свете было неуютно – в тенях не спрячешься, нет преимущества «ночного жителя». Но отступать из-за пары лампочек как-то совсем непрофессионально и по-детски. Как он мог требовать от Стива, чтобы он с ним как с равным обращался, если не мог даже с таким справиться?

Потолки тут были высокие. А вдоль стены шли такие же леса – роспись на стенах обновляли, наверное. Сойдёт. Джейсон быстро взлетел наверх и покрался вперёд – в потолок практически никто и никогда не смотрит. Это и станет их ошибкой. Ну и то, что на посту тем двоим караульным было интереснее смотреть с одного телефона видео с котиками вместо слежки за периметром.

Джейсон, конечно, мог бы подождать, пока собрание окончится, так будет безопаснее, чем врываться в полный зал плохишей с вооружённой охраной, но... Если они разойдутся, то ведь каждого придётся отлавливать! Да и пойми, кто ушёл с прототипом, а кто с чертежами... Ну и деньги, ага, они тоже рассредоточатся, а Джейсону ещё Гарвард оплачивать. И он уже старался не думать, почему мысли о том, чтобы застрять тут навсегда, больше не пугали. В Стиве дело, что ли? Не важно. Даже если не Гарвард, так оборудование! Вот!

Джейсон спрыгнул сверху, знакомя нос одного охранника со стеной, а второго со своим ботинком. А дальше можно приступать к трэшу, то есть к авантюре без плана, так как Джейсон даже примерного расположения противника не знал, да что там расположения, он даже не был уверен, что сборище там! Догадывался по наличию охраны, точнее «охраны», но в остальном...

Джейсон вытащил из рюкзачка светошумовую гранату, а потом, подумав, и остальные три. Даже если кто-то оглохнет, ну... их проблема. Но так будет наверняка. Джейсон сложил вместе шашки, повернул их, чтобы было удобнее, и дёрнул сразу за четыре кольца, приоткрыл дверь, кинул их в помещение и захлопнул дверь, дождался ощутимого хлопка, который чувствовался даже сквозь зажатые уши.

Внутри, естественно, был хаос. С этим Джейсон не просчитался. Когда это старые-добрые «хлопушки» не срабатывали? А дальше настало время раздавания люлей. Первым делом тем чувакам в костюмах, у которых полы пиджаков топорщились от пушек. Богатые засранцы без охраны, как правило, сами сдавались.

И было очень приятно, когда план, особенно сооружённый буквально на бегу, срабатывал. То есть в этот раз удалось всех обезвредить или вырубить, никто не сбежал и не спрятался, а Джейсон ушёл без единой царапины. Правда, парочка пуль все же в него попала, но по касательной, и была успешно отражена костюмом. Джейсон осмотрел картину вокруг себя – мудилы или в отключке, или обездвижены гибкими наручниками (даже не «или», те, кто был в нокауте, тоже получили свои путы) – Джейсон с собой целую пачку взял.

Так, ну а теперь главное, он же сюда не ради драки прилетел. Лот стоял всё ещё на стойке. Некая странная агрегатина, не очень большая, но места в сумке немало выжрет.

– Чертежи где? – спросил Джейсон с французским акцентом у ведущего. Если он, конечно, правильно это определил. Судя по забегавшим глазам чувака, определил верно. – Давай ты не будешь играть в мученика, а? Мне лень тебе пальцы ломать, ты уже и так в жопе. Чертежи я всё равно найду, но после буду не в настроении.

Чувак что-то про себя обдумал, вздохнул, указал на сейф и даже назвал комбинацию. Хороший мальчик. Ну, раз он разобрался с работой для Фьюри, можно и о себе подумать. И как же хорошо, что большая часть богатеньких мудил пришла не с наличкой, а с камнями – те пусть и сложнее было реализовывать, но зато Джейсону не придётся выбираться отсюда с баулами, набитыми бумагой. А ещё камни немаркированные, естественно. Частью вообще неогранённые – неотслеживаемые. Кое у кого были и просто деньги, конечно, Джейсон их тоже прихватил, раз в рюкзаке место осталось. У кого-то средства были в бронированных кейсах, но их владельцев быстро удалось убедить, что лучше Джейсон сразу получиn содержимое, чем ему придётся тащить чемоданы с собой, а в качестве утешения сломать пару десятков пальцев, ну так, чтобы восстановить душевное равновесие. Мудаки (и пару мудачек) достаточно тряслись за свои пальчики, а Джейсон... Он не был садистом, хотя таким гадам, как эти – террористы и торговцы смертью, прикрывшиеся дипломатическим иммунитетом – он бы не только пальцы сломал.

Это потом уже, как и полагалось, спокойствие кончилось. Ну хоть Джейсон успел всё собрать в рюкзак – и «товар», и свои «чаевые». Но то ли кто-то успел послать сигнал, то ли вовремя не послал... в общем, появились новые «гости», а Джейсон решил бежать. Против пары десятков бойцов с оружием странно делать что-то другое, особенно если у тебя за спиной экспериментальное супер-оружие.

К счастью, чуваки и сами не спешили палить, в курсе значит, что в рюкзаке находится. Джейсон же пользовался этим, быстро несясь сначала по коридору, потом по лесам снаружи, лавируя между пытающимися его схватить.... наверное, это местные агенты службы безопасности Латверии? Что ж опоздали-то? Или тоже на КПП чай пили? Все разом в этой мелкой будке?

К сожалению, плащ был зажат большим рюкзаком, так что воспользоваться им как планером было невозможно, а Джейсона загнали на сторону, далёкую от соседних зданий.

– А ну стой, мудила! – рявкнул какой-то из мужиков.

– Сам такой, – не забывая об акценте, ответил Джейсон и, раз в него не могут стрелять, перебежал с досок на узкие трубы конструкции. Ох, надо бы сказать Дику спасибо за его уроки хождения по проволоке, после такого трубы кажутся широким бульваром.

– Бежать некуда!

– Это мы ещё посмотрим, – огрызнулся Джейсон. С уверенностью, у него всё же тросомёт был. И с ним, например, можно взлететь на крышу. А потом уже, перебежав на другую сторону, перемахнуть на соседнее здание. Дальше Джейсон не останавливался, продолжал скакать по крышам, зная, что там у него преимущество. Даже если это не привычные американские высотки, а европейские плотно стоявшие домики с черепичными крышами. Через квартал его ждал мотоцикл. Уж что Джейсон хорошо продумывал каждый раз, так это планы отхода. И требовал от Фьюри, чтобы в нескольких точках его обязательно поджидал нужный транспорт. Например, тот же мотоцикл. И проверял эти точки перед непосредственным выходом на дело.

Практически не оборачиваясь, Джейсон буквально вылетел за пределы Женевы и прямо так на ходу активировал «маяк». Вряд ли ему просто позволят уйти – так легко никто не отдаёт крутое оружие. К счастью, военный вертолёт без опознавательных знаков и символов не заставил себя ждать, и Джейсон прямо на мотоцикле влетел в его открытую заднюю дверь.

– Давай взлетай уже, – нетерпеливо рявкнул Джейсон, оглядываясь.

Немного отставая, за ним всё же была погоня. Ну конечно. Джейсон не удержался и показал средний палец своим преследователям, пока вертолёт закрывал дверь и поднимался. Джейсон вздохнул, потянулся и ещё раз осмотрел мотоцикл. А ничего так машина. Пожалуй, он себе её оставит. Это, кстати, он Фьюри (зашедшему прямо в вертолёт ради «своей прелести») и объявил, вручая и агрегатину, и папку с чертежами.

– Тебе мало того, что было на аукционе? – спросил Фьюри, осматривая свой «товар».

– Хэй, то были чаевые. А это считай зарплатой. Короче, я поехал, – Джейсон козырнул и выехал прямо на своём новом железном коне. Да, он наглел, но да ладно, это оружие стоит как сотня подобных мотиков. Ну, если судить по тому, сколько предлагали за него на аукционе.

Поехал Джейсон домой не сразу, быстро сменил шмотки в переулке и на том же мотоцикле заехал в гараж Башни Старка, ну хоть пропуск ему, наконец, нормальный сделали, чтобы не со Стивом каждый раз сюда шастасть.

– Ты тут хвастался своей офигенно крутой штукой для обнаружения «жучков», – сразу и без приветствия перешёл к делу Джейсон, найдя Старка в одной из лабораторий (Джарвис помог).

– И?

– Проверим, кто круче: твоя штука или «жучки» Щ.И.Т.а, – Джейсон знал на что давить. – Штука-то где?

К штуке прилагался Старк собственной персоной. Зато можно было и инструменты прихватить.

– Предысторию расскажешь? – Старк наблюдал крайне скептически за тем, как Джейсон водил вокруг мотоцикла то дело попискивающим детектором.

– Ну, я не уверен: взял его в оплату или угнал у Фьюри, – пожал плечами Джейсон, скручивая хромированный диск на колесе и доставая очередной «жучок».

– За глушителем посмотри, там сигнал может быть узконаправленным, просто так не зарегистрируешь, – посоветовал Старк. – Ну и за что тебе Ник им оплатил?

– Да так, спиздил для него какую-то пукалку у каких-то там радикалов, – пожал плечами Джейсон и забрался под низ мотоцикла.

– И у него кончились собственные агенты?

– Собственных агентов лучше даже Щ.И.Т.у не посылать в посольство, – фыркнул Джейсон.

– Выполняешь грязную работу для Фьюри?

– Не у всех тут есть начальный капитал, так что я на покушать себе зарабатываю. И потом, это весело.

– Продавать душу одноглазому дьяволу?

– В аренду сдавать, точнее. И если начнёт наезжать, то инфа с его махинаций быстро в сеть улетит, так что...

– Поделишься? – Старк явно веселился.

– Найди себе свой компромат, – Джейсон погрозил ему гаечным ключом, которым только что привинтил обратно глушитель.

– Найти тогда себе свой гаечный ключ, – не остался в долгу Старк.

– Зануда, – фыркнул Джейсон, вылезая из-под мотоцикла и включая встроенную навигационную систему. Так, здесь тоже, небось, какая-нибудь штука...

– Сказал тот, кто с Роджерсом под одной крышей живёт. Не сбежал ещё от него?

– Ты моего отца не видел, – фыркнул Джейсон.

– Ты вечно так говоришь. Так, отойди, дай профессионалу посмотреть.

Джейсон спорить не стал, позволив Старку подключить к мотоциклу свой телефон и что-то там делать. Джейсон не везде был лучшим, он это готов был признать. Но главным красавчиком точно был, вот!

– А теперь убери собственную шпионскую программку, – заявил Джейсон, когда Старк объявил, что всё готово.

– Какую ещё программку?

– Я же всё видел, не надо тут.

– Умный самый, да? – но вернулся к смартфону, что-то там исправил. – И что именно ты заметил?

– Да ничего я не заметил, – честно ответил Джейсон, забираясь в сидение. – Я просто догадался, что тебе нравится всё взламывать и помечать своим.

– Кэп меня сдал?

Джейсон только подмигнул и выехал из гаража.



– Я правильно понимаю, что ты завёл весь этот разговор про то, как ты переживал за меня, увидев войну, только для того, чтобы был повод заявить, что у тебя есть собственный музей и сводить меня туда?

– Может быть, – Стив усмехнулся и натянул ниже бейсболку. Прямо уровень маскировки, как у Супермена. Хотя у того оно как-то работало...

– И это у меня проблемы со скромностью? Ну, так и быть, показывай и рассказывай.

И Стив рассказывал и показывал. А потом он остановился у ещё одного стенда. Джеймс Бьюкенен «Баки» Барнс, как гласила надпись. Стив начал говорить.

Джейсон переводил взгляд с фотографии со стенда на Стива и обратно. Это же было так очевидно... А Стив продолжал говорить, описывая «Баки», чуть ли не слово в слово повторяя те же самые качества, которые Стив говорил про него самого – про Джейсона. Про лучезарную улыбку, про прикрытую спину, про надёжность, любовь к авантюрам, умение смеяться, что бы ни случилось... Да чёрт побери, у них даже причёска была практически одинаковая, если присмотреться!

– Он бы тебе понравился. Вы во многом похожи, – мечтательно произнёс Стив, загоняя последний гвоздь в крышку гроба.

Осознание как тараном ударило по рёбрам, заставляя всё в груди нестерпимо болеть. Он опять стал заменой, паршивой заменой кому-то другому. Джейсон же был так счастлив, что кто-то его заметил, полюбил – такого, какой он есть. Что нашёлся человек, который будет смотреть на него именно как на Джейсона, а не как на глупого мальчишку, напялившего чужой образ вместе с цветастыми шмотками. Что он вдруг стал самым ярким, источником света, а не искривлённым отражением. Что может остаться здесь, что он внезапно нашёл своё место, даже если пришлось для этого умереть и переместиться в другую Вселенную.

– Ты любил его? – тихо спросил Джейсон. Возможно, в этом было что-то от мазохизма – окончательно растоптать надежду, усилить боль, доказать самому себе, что не будет у него ничего настоящего.

– Тогда было другое время, – пожал плечами Стив, явно не понимая, что происходит. – Я боялся потерять друга, единственного друга, а потом... Не знаю, вылилось бы это во что-то.

Ещё хуже. Джейсону захотелось обхватить себя руками и тихонечко сползти на пол, подвывая, как побитая собака. Стив любил своего Баки, не успел сказать ему, потерял... а Джейсон был всего лишь заменой, как и всегда, собственно. Как для Брюса не смог стать новым идеальным сыном, не смог и для друзей и союзников преодолеть планку Золотого Мальчика... Джейсон думал, что всё это закончилось, что тут-то он точно не будет ни в чьей тени, тут он мог быть собой, не оглядываться на чужой образ, а в итоге Стив точно так же взял его на замену кому-то другому. Хреновую замену, потому что разве замена может быть лучше настоящего? Конечно, Стив никогда не скажет этого вслух, возможно, он даже не давал себе о таком думать, ну да, праведный же самый. А в итоге...

Неужели так и должно быть всегда? Почему? Почему ему всегда надо оказываться вторым? И если у Джейсона ещё был шанс превзойти Дика , то как бороться с призраком? Мёртвых тут же возносят в голове на недостижимый пьедестал. И теперь, что бы ни случилось, Джейсон никогда не сможет побороть тот светлый образ погибшего друга, которому Стив так и не решился признаться в чувствах.

Стив продолжал рассказывать истории из своего военного прошлого, забавные ситуации и опять о Баки-Баки-Баки, и по пути домой. А Джейсону оставалось лишь выдавливать из себя улыбку и сражаться с желанием закричать, набить ему морду, сделать хоть что-нибудь, лишь бы заткнуть.

А вечером Джейсон бросил «я сегодня устал» и отвернулся на постели. Это ведь было неправильно с точки зрения выгоды. Он же и начинал всё это ради того, чтобы привязать к себе Стива, а на чувстве вины ведь можно сыграть просто виртуозно и получить что угодно... Бэтмен говорил, что чувства не должны управлять человеком, это человек должен управлять чувствами и использовать их... А он не имел права просто взять и испортить всё из-за личных обид, не в его ситуации можно было разбрасываться такими ресурсами. Ему всё ещё надо вернуться домой. Но это завтра, а сегодня Джейсон уверен, что просто не сможет показывать желание, осознавая, что Стив хотел не его, а кого-то другого, что представлял своего погибшего возлюбленного, что, возможно даже, в глубине души ненавидел его, потому что под руками совсем другое тело. А его любимое сокращение имени «Джейс»? Не потому ли любимо, что так похоже на «Джеймс»? Не его ли Стив хочет выстонать в самые сладкие моменты? Джейсон был уверен, что не выдержит и завопит, если услышит чужое чуть искажённое имя сегодня, если услышит его сейчас.

Завтра он сможет, завтра он сонно и довольно улыбнётся принесённому завтраку, подарит поцелуй или два, скажет что-нибудь милое и будет вести себя, как ни в чём не бывало. В конце концов, он привык к роли «второго», это была, можно сказать, роль всей его жизни. И глупо надеяться, что в этот раз внезапно всё будет иначе. Ну, хотя бы, теперь он правда сможет использовать Стива, не оглядываясь на мораль и совесть. До этого ему было стыдно пользоваться этими отношениями, человеком, который его полюбил, но сейчас, раз Стив сам им пользуется... Это будет хотя бы честно.

Утром было всё ещё паршиво, но улыбнуться Джейсон смог, завтрак послушно съел. Стив каждый раз после возвращения Джейсона из «командировок» по несколько дней крутился вокруг чуть ли не наседкой, кормил вот, в постель притаскивал блинчики, наверное, пытаясь убедить, что дома лучше, чем где бы там ни было ещё. Раньше Джейсон, чуть ли не как школьница от кинца про вампиров, лужицей расплывался, готов был реально из квартиры не вылезать, но сейчас хотелось бежать чуть ли не с криком. Он так устал разочаровываться, а Стив, он... В Стиве разочаровываться было больнее всего.

Так что Джейсон сбежал из дома практически сразу. Ему, в конце концов, надо было «обновить» тайники, пару новых заложить – улов был немаленький. Если реализовать хотя бы десятую часть, то можно жить вполне безбедно всю жизнь, ну, если вдруг уйти на покой. И с мотоциклом надо бы закончить... «Жучки» Джейсон уже убрал, но надо же машину под себя подогнать, каждую гаечку самостоятельно проверить, как же иначе? Каждое малейшее отклонение в работе «коня» могло стоить жизни. Бэтмен поэтому сам чуть ли не с нуля свои автомобили и прочую технику собирал.

Потом к Мэтту надо было наведаться, отдать папку с файлами и сообщить где одна из копий, можно было и в Башню заехать, Наташа с Бартоном вроде вернулись, с ними было интересно порой перетереть – относительно нормальные люди среди всех этих супер-чуваков. Ну, со своими тараканами, правда, хотя кто без них? Какой здоровый человек вообще в это всё влезет? Будто он сам полностью нормальный, ага, как же. Ещё Джейсон любил и до того, как всё это произошло, потренироваться с кем-то из них. У Наташи была просто потрясающая техника боя, удивляла каждый раз чем-то новым. И Наташа, и техника. У Клинта тоже можно было чего интересного подцепить, рукопашный бой, правда, не его самая сильная сторона, но вот взять пару уроков в тире – самое то. Конечно, лук не был любимым оружием Джейсона, это к Зелёной Стреле и его сайдкикам, но почему бы и этим не позаниматься? Мало ли что в жизни случается.

А после уже ночь – самое время выходить на дежурство, так что домой Джейсон забежал лишь за костюмом. Ну и на этот раз добрался до Адской Кухни куда быстрее с помощью новенького мотоцикла. Хотелось бы верить, что ночь будет неспокойная, и что Мэтт занят не будет. Джейсону нужно было сейчас что угодно, чтобы не думать о Стиве, не быть со Стивом. И при этом ему очень хотелось обратно, хотелось к Стиву. Стив был... Чёрт, ну как же так-то?

Вот только когда Джейсон вновь видел Стива, то ему хотелось сбежать, убраться прочь, сердце разрывалось буквально. Наверное, это было какой-то преувеличенной драмой, да и Стив ни в чём не виноват –разве его вина, что он любил своего друга, потерял его, а теперь ищет его в других. Разве это так ново? У всех же такое было, да? Просто... просто у Джейсона было так всю жизнь, а теперь и Стив... Может, он и вел себя как глупый мальчишка, но Джейсон просто не мог с собой ничего поделать. Первые отношения всегда болезненные, да? Даже если у тебя отношения с грёбанным Капитаном Америкой – чёртовым идеалом. А Джейсону ещё и приходилось делать вид, что всё хорошо, что всё просто зашибись.



Вечер выдался свободным, точнее, ранний вечер. Ночь была у Джейсона занята, а сейчас, наконец-то, у него не нашлось никаких дел. Стив скучал, то есть очень. Джейсон, пусть и вернулся в Нью-Йорк, домой, такое ощущение, что всё ещё был за тысячи километров. Правда, первый день после возвращения был хороший, а потом всё так завертелось... В общем, Стив скучал, а сегодня Джейсон был дома, выхватил из рук записную книжку с вещами, которые необходимо наверстать, и объявил день кино. Даже самолично выбрал, что будут смотреть: безапелляционно заявил, что Звёздные Войны – чёртова классика, без неё никак нельзя.

На том и порешили. Джейсон ещё поспорил буквально сам с собой, с чего надо начинать: со старых фильмов или с приквелов, как будет интереснее, уточнил, слышал ли Стив о главных сюжетных поворотах (будто можно было избежать бесконечного «Люк, я твой отец»), в итоге начали с приквелов, мол, хронология – наше всё. Спорить с ним себе дороже.

Фильмы были интересными, красочными, захватывающими. Следовали один за другим без необходимости переключаться, первый, второй, третий... На начале второго Джейсон отрубился прямо у него на плече. Стив сначала хотел его разбудить, чтобы вместе досмотреть, но у Джейсона были такие круги под глазами... Стив и не заметил, как Джейсон вымотался за эту неделю. Раньше он подтрунивал над Джейсом, мол, так много говорил об отдыхе, а работа-то где? А сейчас Стив смотрел на него и не понимал, как проглядел такое истощение. И ведь улыбался постоянно, подтрунивал знакомо, хотя часто был более язвительным и ершистым, чем обычно, общался со всеми, весь день носился как угорелый, а потом исчезал почти на целую ночь, лишь под утро без сил падая на кровать. Стив честно пытался понять и осознать: Джейсон всегда себя так загонял или только в последнюю неделю? Короче, пусть спит, даже не стоило его в постель пока переносить. Стив и шевелиться лишний раз не будет, а то ведь вскочит, опять куда-то унесётся... Нет, пусть лучше отдохнёт. Единственное, что Стив сделал, так это аккуратно и плавно переложил Джейсона со своего плеча к себе на колени, чтобы ему было удобнее. К счастью, диван достаточно длинный – Джейсон смог ноги хотя бы в полусогнутом виде положить.

К концу третьего фильма у Джейсона внезапно зазвонил телефон. Он дёрнулся, чуть не свалился на пол, Стив успел его придержать. Сонно уставился на экран смартфона, выругался, поднял трубку, что-то выслушал, буркнул «сейчас буду, извини».

– Бля, ты чего меня не разбудил? Я же Сорвиголове обещал, чёрт... – Джейсон дёрнулся прочь и буквально заметался по квартире.

– Джейс, успокойся, может, пропустишь ночь, а?

– Не могу, – бросил Джейсон, натягивая костюм буквально на бегу, наверное, поэтому получалось не так быстро.

– Ты же вымотан. Поспи, а?

– Стив, ты сам когда-нибудь говорил: «Чуваки, давайте, сегодня спасайте мир без меня, а я посплю»? То-то же.

– Джейс.

– Джейсон! – внезапно рявкнул тот.

– Что? – не понял Стив.

– Меня зовут Джейсон!

– Хорошо, Джейсон, ты... – Стив встал с диваном и, улучив момент, схватил его и прижал к себе. – Джейсон, что не так?

– Да всё в порядке, отпусти меня! Меня ждут! – Джейсон задёргался, но Стив держал его крепко.

– Джейсон, ты никуда не пойдёшь, пока не поговоришь со мной. Что. С тобой. Не так? Ты уже неделю изматываешь себя, от меня сбегаешь, скажи уже, что случилось?

– Ну извини, что не подхожу под грёбанный идеальный образ. Он не сбегал, да?!

– Джейсон, ты о чём вообще? – Стив правда не понимал. Какой ещё «он»? Только если... Всё началось неделю назад после возвращения из Швейцарии, а точнее, после похода в музей, а там... Вот же... Да ладно, быть не может! – Ты что, о Баки? Ревнуешь? Его уже нет давно, а я с тобой.

– Но ты был бы рад, чтобы было наоборот, ага, – Джейсон упрямо отвернулся. – Не заметить сложно. Я уже привык быть херовой заменой, не парься. Извини, что я не он.

– Джейсон, – Стив выдохнул, стараясь справиться с эмоциями. – Ну с чего ты взял эту глупость, а?

– Бля, ну я не тупой. Ты же нас одними словами описывал, блин. Выбрал кого-то похожего, да? Даже имя сокращаешь, чтоб похоже было!

Стив ещё раз вздохнул и разомкнул объятья только для того, чтобы буквально поднять Джейсон за бока и переставить к зеркалу.

– Правда, думаешь, что так похож? – спросил Стив. Джейсон стоял во всём своём прикиде Робина, только без маски – угрюмый и недовольный. – Посмотри внимательнее, а? Одно лицо, да? А стиль, так вообще не отличить, верно? Или что там ещё похожее? То, что ты красивый? Или обаятельный? Или умный? Или надёжный? Или сильный духом? Или то, что можешь заставить меня улыбнуться даже в самый хреновый день? Ну извини, считай, что у меня такой тип, извини, что не встаёт на уродливых, тупых и трусливых, – обычно Стив так грубо не выражался, но до Джейсона надо было донести мысль привычными ему словами, иначе опять же замкнётся и бегать начнёт. Ох, уж эта молодёжь современная... Так и становишься брюзгой. Да и вообще, ну что Джейсон себе надумал, а? Замена... Хреновая замена! Глупость, а? – Да с чего у тебя вообще такие мысли? Я хоть раз давал тебе повод подумать, что ты для меня не уникален? И с чего такие комплексы вообще?

– Мой предшественник всегда был лучше меня... – тихо прошептал Джейсон. – Для моего отца, для других героев, для команды, в которую он меня как нового Робина привёл... Они были так рады, когда Дик вернулся обратно, а от меня можно было избавиться. Я никогда не был так хорош, как он, они все сравнивали.

– Джейсон, – всё, что мог сделать Стив – это обнять. На самом деле, он понятия не имел, что тут говорить. Люди бывали жестоки, они даже могли не понимать толком, насколько ранят кого-то. Многих страшили перемены, наверное, те люди, из прошлого Джейсона, не хотели ему навредить, просто пытались вернуть то, чего у них не было, зацикливались на минусах и не видели плюсов. Если уж чему Стива и научило пробуждение в новом мире, так это необходимости отпускать прошлое, жить настоящим. А Джейсон, он же потрясающий, он уникальный, как его вообще можно считать херовой заменой хоть кому-нибудь? – Джейсон, ты – это ты. Я не был знаком с теми людьми, но они явно были идиотами, раз не ценили тебя. Ты – лучший, ты не можешь быть блёклой тенью кого бы то ни было.

– Ты моего брата тоже не встречал, – Джейсон, казалось бы, просто хотел ворчать дальше. Или чтобы его продолжали убеждать, какой он хороший. Или те комплексы сидели слишком глубоко. – Он всегда был сильнее, ловчее, лучше планы придумывал, с окружающими легче сходился, и как Робин, и как обычный человек. Грёбанная звезда, лучший во всём, за что бы ни взялся. Такого хрен переплюнешь, как ни старайся.

– И с ним я тоже не знаком, но уверен, что у него не было такой искренней улыбки, и он так метко не пинался, если утром мешать ему спать, и он точно не шантажировал директора крупнейшей международной шпионской организации и не выбивал у него абонемент в Диснейленд. Джейсон, если ты будешь пытаться повторять за ним, конечно, ты будешь отставать. Не потому что ты сам хуже, а потому что у каждого свои сильные и слабые стороны, каждый уникален по-своему. Перестань гнаться за кем-то, перестань сравнивать себя, что со своим братом, что с Баки. Да, Баки был моим лучшим другом, мы с ним многое прошли, он был моей единственной опорой с детства, я даже любил его, но сейчас его нет, сейчас есть ты. Да, у вас есть общие черты, у нас с тобой вот тоже много похожего, что, я, значит, встречаюсь сам с собой? Слушай, я не мастер речей, просто... Я люблю тебя, слышишь? Таким, какой ты есть. Да я даже со всей своей сывороткой скоро поседею после всех твоих выходок, стал бы я всё это терпеть ради, как ты выразился, хреновой замены?

– А, по-моему, речь ничего так, – буркнул Джейсон, явно смущённый. – И Стив, я... ладно, мне тоже есть что сказать, но мне правда надо идти, я обещал. Я вернусь, и мы, ну... поговорим, окей?

Пришлось отпустить его и смотреть, как он подхватывает последние вещи, надевает маску и вылетает в окно.



– Так, ну а на этот раз что с тобой? – спросил Мэтт уже через пять минут после того, как Джейсон принёсся на место.

– Просто проспал, я уже извинился, – отмахнулся Джейсон. Только очередного сеанса мозготерапии ему не хватало, и так в голове всё смешалось. Стив, он... он сказал, что любит. И Джейсон ничего не мог с собой поделать, продолжал прокручивать слова Стива в голове раз за разом. Любит, уникальный, любит... А вообще, у них тут сделка по торговле оружием в самом разгаре!

– Я не про это. Сначала ты почти неделю был дёрганный, сигаретами несло за километр, а сейчас рассеян. И, судя по сердечному ритму, или у тебя эмоциональное переживание, или сейчас будет приступ.

Ну да, сигареты. Когда было совсем плохо, Джейсон курил. Брюс не одобрял, но, порой, это был единственный проверенный с детства способ справиться со стрессом, когда истерика уже подступала к горлу. А последняя неделя была одной сплошной подступающей истерикой.

– Какого хрена ты со своим рентгеном вообще в адвокаты попёрся? Мог бы врачом бабки зарубать и жизни спасать, – буркнул себе под нос Джейсон. Угу, осталось только суперчутью научиться бабочки в животе различать, и вообще зашибись будет.

– Не думаю, что кто-нибудь позволил бы слепому парню разрезать людей.

– Был бы диагностом, определял по составу чиха все болезни. Доктор Хаус, просто с чуть другой тростью.

– Доктор Хаус?

– Ну, сериал такой. Ах да, ты же его не смотрел.

– Вот теперь я точно уверен, что что-то случилось. Ты ведёшь себя как мудак.

– А ты и есть мудак. Такой, который не может не совать свой нос в чужую личную жизнь, – заявил Джейсон и спрыгнул со здания. Лучше уж к вооружённым бандюгам отправиться, чем продолжать участвовать в этом допросе.

Хорошо это или плохо, им двоим стало резко не до разговоров и подтруниваний. А Джейсону думать о чём-то, кроме настоящего, стало очень сложно. Когда устраиваешь налёт на сделку с оружием, как-то ожидаешь вооружённого сопротивления, но потом очередь одного из «товаров» оставила серьёзные такие дырки на бетонной стене. Бронебойные пули. Очень бронебойные. В этот раз принять парочку выстрелов на костюм и сражаться дальше не получится – даже одна пуля могла серьёзно покалечить, а то и убить. Да что это за пушки вообще такие?

Ответ не обрадовал, когда Джейсону и Сорвиголове всё-таки удалось уложить противников, к счастью, не все успели экипироваться крутыми короткими автоматами. Автоматами с маркировкой «Старк Индастрис».

– Блядь, – охарактеризовал ситуацию Джейсон и взял одну из сумок, вытряхнул из неё деньги (впервые на них было абсолютно плевать) и начал набивать её автоматами, вскрывая контейнер за контейнером.

– Ты куда это тащить собрался?

– К мудаку, который на весь мир обещал, что это дерьмо больше не появится в таких местах.

– То есть?

– На них маркировка «Старк Индастрис», – пояснил Джейсон, вспомнив, что Мэтт не может видеть. – И я на улице подобное в жизни не оставлю. Даже у полиции, слишком опасно.

Мэтт спорить не стал, только задумчиво провёл пальцами по одной из дырок в бетоне.

– Именно, что слишком. Куда они с таким собрались? Не точки с наркотой же сторожить.

– Ради понтов? – спросил Джейсон, с трудом закрывая наполненную сумку.

– Ради понтов берут длинные золотые пистолеты с гравировкой. А эти бронебойные. С каких пор на улицах начали носить кевлар?

– Их носят копы. И спецназ, – в голову как ударило. – Кто-то решил развязать войну с полицией. Твою, бля-я-ядь. Эй, мудила, – Джейсон с силой пнул одного из бандюг. – Нахера вам эти пушки?

– Иди нахер, – прохрипел бандит.

– Нахера вам пушки?! – ещё раз рявкнул Джейсон, с силой наступая на сломанную руку.

– Не знаю! – вопль был очень громким. – Мы только посредники, отпустии-и-и!

– Блядь! – в который раз повторил Джейсон и ещё раз пнул мудака, а после, подхватив сумку, отошёл к стоящему поодаль Мэтту. – Я попробую у Старка узнать, правда ли он следил за оружием. Сможешь использовать свои связи в суде? Надо поискать какого-нибудь мафиозного босса или любую другую «шишку», над кем скоро будет процесс – может, собираются стащить вещдоки. Или вытащить кого из тюрьмы. Кстати, этот, как его, которого ты засадил?..

– Фиск? Не думаю, что это его рук дело. Приговор уже есть, а побег из тюрьмы не в его стиле. У него срок не слишком большой, ему важно выйти чистым, иначе остатки бизнеса полетят.

– Ещё какие-нибудь отморозки могут и федеральный банк ограбить, да отстреляться от полиции. Или то же хранилище вещдоков, там же миллионы в наличке и наркотиках.

– По крайней мере, мы убрали это оружие.

– Очень на это надеюсь, – вздохнул Джейсон и поправил сумку на плече.

– Я послушаю, что творится на улицах, если намечается что-то крупное, разговоры должны идти.



– Где Старк? – рявкнул Джейсон, только заехав в гараж Башни. Во время пути утихшая было злость, вернулась снова. Это было работой Старка следить, чтобы подобных пушек не появлялось на улице! Он так гордился своей программой разоружения, мол, мы больше не производим оружие (за исключением кучи боевых костюмов-роботов, но это не в счёт), а то, что уже произведено, будет под строгим учётом и никогда никому вреда не причинит. Ага, как же!

– Могу я поинтересоваться, зачем вам мистер Старк и почему у вас полная сумка оружия? – спросил механический голос Джарвиса.

– Я то же самое хочу у него спросить. Какого хрена у меня полная сумка оружия «Старк Индастрис». Где он?!

– Мистер Старк в пентхаусе, я сообщу ему о вашем прибытии.

– Ага, как знаешь, – буркнул Джейсон и зашёл в лифт.

– Чем обязан? – спросил Старк, стоило дверям лифта открыться.

– Какого хрена вот это я отобрал у уличной банды? – спросил Джейсон, бросал сумку перед ним на стол.

– Это?..

– Да, это те самые пушки, которые ты обещал контролировать. Что, банды теперь закупают продвинутые автоматы «Старк Индастрис» через официальных государственных подрядчиков?!

– Я сейчас проверю, – Старк достал один из автоматов, посмотрел на серийный номер и полез в планшет.

– Лучше бы ты проверял всё до того, как эти пукалки появились на улицах, – Джейсон раздражённо стянул маску-капюшон. – Оптом их покупают не для того, чтобы пострелять в воздух. Как думаешь, если бы я, – Джейсон не готов был обсуждать Сорвиголову с лишними людьми, например, со Страком, – их не перехватил, то какой полицейский участок был бы разнесён? Или банк федерального резерва? Или тюрьма?

– Так, судя по номеру, это оружие должно быть на местной военной базе.

– И?

– Сейчас, взломать базу данных военной базы не так быстро, остынь. Вот... так, у них внутреннее расследование, никакого афиширования, пропала партия бронебойных автоматов, в количестве... А где остальное?

– Что остальное? – не понял Джейсон.

– Тут только треть того, что пропало, – Старк ткнул в сумку.

– Блядь, то есть на улице осталось в два раза больше? Охуеть веселье, – Джейсон плюхнулся на барный стул. – Ну, рад?

– По-твоему, это моя вина?

– По-моему, ты на весь мир трубил, что сам будешь разгребать своё дерьмо. Но его разгребают другие, – выдохнул Джейсон и поднялся. – Так, я пошёл, сообщи, если сможешь что-то отследить. А мне пора исправлять чужие косяки.

Джейсон услышал, как Старк ему бросил в спину что-то о наглых самоуверенных и излишне наглеющих мальчишках, но Джейсон уже не слушал, у него другие проблемы были.

– Алло, привет, ангелок, – Джейсон позвонил сразу, как вышел из башни. – Тебе сначала плохую новость или очень плохую?



– Джейсон, ты...

– Всё хорошо, Стив. То есть у нас всё хорошо, просто я занят, – ответил Джейсон, продолжая рыскать в «Дипнете» со своего ноутбука хоть что-то, что могло бы указывать на остатки партии оружия и то, кому оно пойдёт и на что. – Правда занят, а не... ну... Короче, небольшая запара.

– Расскажешь? – Стив, присев рядом на диван, аккуратно положил руку на колено. Обычно уже от этого по телу мурашки бежали, кровь приливала куда надо, но сейчас... Сейчас тоже, но пока разум ещё цеплялся за дело, за факты, за логику.

– На улицах гуляет дофига бронебойных автоматов производства Старка, а ты знаешь, кто ходит в кевларе. И вряд ли они решили записаться в добровольцы для войны в Сирии, – Джейсон решил рассказать, почему бы и нет?

– Помощь нужна? – только спросил Стив.

– Пока не в чем помогать. Найти надо и воров, и тех, кто хочет купить стволы, и нужно узнать, для какой цели. Мы ищем тех, кому выгодно исчезновение, точнее, кража вещдоков, кого могут вызволить из тюрьмы, кто мог собирать команду для масштабного ограбления особо охраняемого объекта... Вариантов много. Но, если так хочешь помочь, то, когда будем брать мудил, можешь присоединиться. Вибраниумный щит хорошо поможет против бронебойных снарядов, наши-то костюмы насквозь пробьёт, судя по тому, что было с бетонными блоками, – Джейсон ободряюще улыбнулся. Стив его любит, Стив его ценит, Стив хочет его защитить... Это было очень-очень приятно. И его рука всё ещё на колене, такая горячая, такая тяжёлая. А он почти неделю бегал от Стива, засыпал рядом, но ничего большего. А Стив, он, ох...

Джейсон отложил ноутбук на столик и толкнул Стива в грудь, заставляя его упасть на диван, лёг сверху, прижался всем телом. Он скучал, очень-очень. Его всё это время тянуло к Стиву, но при этом было больно, обидно. Из-за этого Джейсон чувствовал вину – распсиховался, накрутил себя, не поговорил со Стивом, поступил как глупый мальчишка, а не как рассудительный взрослый человек.

Стив обнимал в ответ, стаскивал одежду, скользил губами по коже. Такой потрясающий, его, только его. И никого он не будет видеть, кроме него, никого не сможет и не захочет представлять, только его.

– Смотри на меня, – потребовал Джейсон. – Смотри. На. Меня, – повторил он, проталкивая пальцы внутрь Стива. Грёбанный суперсолдат, грёбанный контроль мышц, они одновременно послушно расходились, но обхватывали так плотно, так тесно, так охуенно горячо. И втиснуться членом было ещё лучше, так, что крышу сносило, так, что рассудка лишало. – Не смей закрывать глаза, – буквально прорычал Джейсон, уже понимая какой-то оставшейся частью сознания, что к чертям теряет контроль над собой, над остатками той злости на себя, на Стива, на весь чёртов мир, на два мира. Никто не посмеет отобрать у него его Стива, никто. Стив его, только его, и пусть у него самого никаких иллюзий по этому поводу не будет. Его, только его.

– Джейс, – выстонал Стив, сжимая пальцы на его плечах так, что точно синяки останутся.

– Джейсон, – рыкнул он, поправляя.

– Джейс! – Стив изогнул губы в улыбке и застонал. Издевался, провоцировал. Сволочь. Совершенство. Гад. Любимый.

Сдерживаться уже не было сил. Ни у кого из них. Накал страсти, разлука, недосказанность, что должна была вылиться во что-то другое... В общем, секс после ссор и примирений был ярким, но недолгим.

– Я тоже тебя люблю, – прошептал Джейсон, пока эйфория и сладкая нега не спала. Прошептал тихо, но Стив, конечно же, услышал. Тогда Джейсон ещё не испугался, не успел понять последствий слов. А эти слова... Уязвимость, зависимость, обещание, которое, скорее всего, придётся нарушить... – Но меня зовут Джейсон. Джей в крайнем случае.

– А мне, может, нравится называть тебя так.

– А мне, может, нравится ломать тебе рёбра, – огрызнулся Джейсон. – Так что давай мы оба будем сдерживать свои желания, а?

– Ты всегда всё насилием решаешь?

– Сексом ещё, – через пять секунд раздумий ответил Джейсон. – И остро отточенным сарказмом. Потому что я потрясающий. И умный. И отлично умею ломать кости.

– И ты ещё думал, что я буду считать тебя чьей-то заменой. Для замены есть куда более... мирные варианты. Не ломающие мне рёбра чуть что.

– Да ладно, было всего один раз. И ты заслужил! Какой нормальный человек будит в семь утра после того, как трахал до четырёх? Это я ещё добрый и влюблённый был, а так мог бы убить. И ни один суд присяжных не признал бы меня виновным. Наоборот, отыскали бы твой труп и посадили в камеру ещё лет на пятьдесят. А то и на электрический стул посадили и поджарили. Создали бы новое чудище Франкештейна, а потом опять бы казнили.

– Тебе никто не говорил, что у тебя излишне бурная и... странная фантазия?

– А ты встречал кого-нибудь с абсолютно здоровой головой, и чтобы при этом маску носил? Не, что ты, что я – на голову абсолютно долбанутые. Так что, если ты ещё тешил себя какими-то иллюзиями, то извини. Мы оба ебану-у-у-утые!

– Да хватит уже ругаться! – Стив дёрнулся и чуть не сбросил с себя.

– А то что, накажешь меня? – Джейсон сдул чёлку со лба, усмехнулся, посмотрел с вызовом. Пора возвращать прежний темп их личной жизни, да?



На улицах было до странного тихо. То есть ограбление там, потасовка здесь, но об оружии вообще ничего не было слышно. Совсем. Никаких разговоров, планов, угроз... И, естественно, никаких новых попыток сделок, хотя Мэтт следил за этим особо пристально. Может, они и правда себя накрутили, напридумывали чего? А на деле Нью-Йорк был лишь удобной посреднической точкой, а пушки уже уплыли куда-нибудь Ирландскому Сопротивлению, до сих пор надеющемуся отделиться от гнёта Англии. Ага, с помощью крутых пушек. В любом случае, тогда это проблемы Щ.И.Т.а. И Англии. И Старка.

А вообще, подобное затишье было как нельзя кстати. Хотя бы для них со Стивом, ну, после всего... того. Хотелось просто побыть с ним, отдохнуть от бесконечного напряжения, да у них столько фильмов недосмотрено! Взять хотя бы тот же Стар Трек из списка Стива! А ведь это не просто какой-то фильм. Необходимо было начать со старого оригинального сериала из трёх сезонов, потом фильмы, потом сериалы... Джейсон и сам их не смотрел – когда бы время нашёл? Но перед просмотром он всегда быстро просматривал википедию и фанатские сайты. Ну так, чтобы показать себя крутым экспертом перед Стивом. Зачем? Да Джейсон и сам не знал, просто приятно было выпендриваться перед Стивом, сыпать интересными фактами, указывать на «пасхалки». Стив всегда с таким интересом слушал, переспрашивал, смотрел как на какого-то гения, хотя Джейсон порой жуткую отсебятину порол.

Со Стивом вообще было хорошо, хотелось обнять его и никуда не отпускать. Потому что только его, потому что кто его ещё так полюбит? Иногда Джейсон даже начинал понимать Стива с его наездами по поводу «командировок» Джейсона. Немного. Джейсон же вслух это не высказывал, хотя мог бы! И не только в виде «отзеркаливания»! У Стива бы точно вид был такой растерянный, прямо как у щенка лабрадора. Милого такого, хотя все лабрадоры милые. Или ещё овчарки классные, золотистые ретриверы, да ладно, все собаки классные и милашки. Кроме всяких монстров, выведенных специально для сумочек гламурных фиф! Вот уж точно: чихуахуа – исчадья ада. Мелкие, тени своей боятся, но от этого ещё более злобные, жуть!

Не всегда, конечно, хотелось Стива со щенками сравнивать, например, сейчас. Потому что телевизор показывал картинки забытого фильма, а Стив, его потрясающий Стив, был такой горячий и отзывчивый, его кожа как плавилась под руками, он целовал в ответ, уже тянул потихоньку футболку с плеч, и рингтон мобильника был последним, что Джейсону хотелось слышать.

– Пошёл он нахуй, – буркнул Джейсон, только взглянув на экран, и сбросил звонок.

– Джейс, а вдруг что-то важное? – ну удивительно, он ещё хотел, чтобы Джейсон отвлекался на разговоры! Разговоры с другим мужиком!

– Это Старк, нахуй Старка, – объявил Джейсон. Серьёзно, что там такого важного может быть? Поболтать хочет или что? Было бы что реально срочное, то сообщения стали бы даже на тостер приходить. Примерно это Джейсон Стиву объяснил и заткнул, пока тот не стал спорить.

Телефон зазвонил снова. И снова. Потом телефон Стива. Это пока удавалось успешно игнорировать, разве что Стив дёргался, так и порываясь ответить, а Джейсону даже забавно было обжиматься, пока вокруг надрывались мобильники. А потом Старку это надоело, и он решил взломать их телик (к счастью, камеры на телевизоре у Стива не было, а Джейсон ещё не купил приставку с кинектом, как планировал). В общем, на весь телик появился Старк.

– Эй, парни, я знаю, что вы дома! У вас мобильники пингуются тут! А ну хватит игнорировать! У меня важное сообщение!

– Да заебал, – выдохнул Джейсон, но встал и потянулся ко всё ещё играющему рингтон мобильнику. – Чего тебе надо, а?!

– Эй, что так невежливо? – вещал сразу с телевизора и из телефона Старк. – И не радостно? У меня тут открытие века, а вы будто и не рады! Парень, ты же домой хотел вернуться?

– Домой? – Джейсон понадеялся, что его голос не слишком сильно вильнул. – Как домой?

– Плохо слушал, когда я сказал, что у меня тут открытие века? Давайте, дуйте сюда, оцените, – и отключился. От всех устройств, к счастью.

Джейсон откинулся на спинку дивана. Домой. Старку удалось. Ещё совсем недавно Джейсон бы скакал от счастья и в быстром темпе собирал вещички, но сейчас... Чёрт. Стив же, Стив... Но там дом и семья, отец, брат, которые верят в его смерть (ну, или не знают, что с ним, если он сразу пропал)...

– Джейс, ты в порядке? – Стив сел рядом, положил руку на плечо. Такой понимающий, сочувствующий, жуть.

– Да. То есть нет. То есть да. То есть... бля, не знаю. Стив, я просто не знаю, что мне делать. Мы, я, ты...

– Давай начнём с малого, ладно? Посмотрим, что там Старк умудрился сделать, а там ты решишь, что будешь делать.

– Ага, ну да. Просто, ну... Стив, ты мне дорог, правда. Но там моя семья, а они думают, что я мёртв, я не могу просто отказаться, Стив.

– Я понимаю. Наверное, я всегда это понимал и знал. И ты тоже. Но нам не обязательно это обсуждать прямо сейчас.

– Спасибо, – искренне поблагодарил Джейсон.



Старк явно был на большом количестве кофеина: размахивал руками, носился из угла в угол лаборатории, глаза у него бегали. Гений после открытия, да?

– Короче, я всё пытался найти новые неизвестные изотопы, нечто метафизическое, а потом подумал, почему бы не посмотреть намного ближе? И тут-то самое интересное! Нет, ну вы же знаете, что частицы любого вещества находятся в постоянном движении? Я тут новый микроскоп во время творческого кризиса изобрёл, конфетка, а не машина! – Старк перескакивал с темы на тему, но Джейсон был слишком подавлен всей этой ситуацией, необходимостью выбора, чтобы его одёргивать. – Так вот, есть такая штука, как вибрация мельчайших частиц, в твёрдом веществе это более всего заметно. Не буду вас утруждать скучными и непонятными для вас циферками, но я засунул под свою конфетку взятые образцы тканей нашего гостя из параллельной вселенной и, знаете что? Большая часть его клеток отличается по вибрации от вещества нашей вселенной. И при этом где-то процентов двенадцать частиц вибрируют, как у нас. Я стал эту мысль развивать, выпил десять чашек кофе, кстати, дубина научился делать новый вид капучино, попробуйте на днях, а? Так вот, разогнал частицы через один из своих арк-реакторов, зарядил и заставил вибрировать в другой частоте. Давайте, покажу лучше?

Старк опустил на глаза тёмные лабораторные очки со лба на глаза и поманил за собой к крупной странной установке, «сопло» которой было направлено в комнату за толстым стеклом. Старк пробежался пальцами по клавиатуре, установка «полыхнула» голубым светом, из кончика вырвался луч и на несколько секунд открылось «окно» примерно полметра на полметра.

– Вот и портал домой, да? Что скажете?

– Ты уверен, что это оно? И что безопасно? – спросил Стив, сложив руки на груди.

– Над стабильностью надо поработать, а касаемо безопасности... Я провёл некоторые расчёты, опять же, опуская цифры, есть загвоздка. При прохождении из одного мира в другой с различной «вибрацией», часть этой самой вибрации остаётся в веществе, а часть подстраивается под новый мир. Для целостности большинства объектов это ничем не грозит, наверное, даже техника будет работать. А вот живые организмы, с ними сложнее. Для Джейсона, как уже обладателя «двойного набора», прохождение ничего не сделает. Скорее всего. Он уже подстроен под два мира, а вот любого, кто не обладает этим набором, с вероятностью в процентов девяносто шесть – убьёт. Опасен именно первый переход. Возможно, наш общий друг не умер только потому что, ну, сами знаете – уже был трупом. И переход наоборот заставил его ожить. Как-то. Как удар молнией – обычно он убивает, но он же способен запустить сердце вновь. Грубо говоря.

– Сработает в обе стороны? То есть я вернуться смогу? – спросил Джейсон самый волнующий вопрос. Не считая того, выживет ли он вообще, а то возвращаться будет некому.

– Ты же домой хотел, нет?

– Я и хочу. Но у меня тут друзья появились, не хотелось бы совсем их оставить, – почти честно ответил Джейсон. Даже просто честно – недоговорки и ложь разные вещи.

– Думаю, процесс можно запустить в две стороны, то есть от нас шибать их вибрацией, от них – нашей, да, должно сработать. Ещё и уменьшить надо тогда, чтобы можно было с собой взять, проверить, не собьётся ли реактор и настройки «вибронов» – да, моё личное изобретение термина – при переходе, но я не просто так себя гением зову. Однажды я и арк-реактор из огромной махины в грязном подвале в плену смог уменьшить в сотню раз, а тут лаборатория целая. Так, всё, детки, валите, папочке надо работать.



– Ну, иметь два дома даже лучше, чем один? – спросил Джейсон, когда они со Стивом доехали обратно и сняли шлемы. Они больше не ездили на одном мотоцикле – Джейсон пользовался своим новым. И для смены «гражданского» вида на «геройский» даже особо тюнинговать было не надо, Щ.И.Т. сам всё предусмотрел – номера снимались и устанавливались очень просто. С номерами Джейсон ездил как Джейсон, без – как Робин.

– Это было бы неплохо, – Стив кивнул. – Ты мне дорог, Джейсон, ты сам это знаешь. Я не хочу лишаться тебя, правда, не хочу, но и не лишу тебя семьи. Не лишу тебя выбора. Я знаю, каково это терять близких, всех, кого ты знал, и кто был дорог. И я бы очень многое, если не всё, отдал просто за минуту времени из прошлого, с теми людьми. Увидеть их, сказать то, что не успел, попрощаться. Ты не простишь ни меня, ни себя, если откажешься от возможности попасть домой.

– А я прощу себя, если не смогу вернуться к тебе? – тихо спросил Джейсон.

– Старк же у нас главный гений, он всё изобретёт. А если переход обратно у тебя не сработает, я его к столу в лаборатории прикую, пока он всё не исправит и не вернёт тебя.

– Романтично, однако, – фыркнул Джейсон, открывая дверь. – Ладно, в любом случае, надо кое-какие дела закончить. На всякий случай.



– Тони Старк нашёл способ вернуть меня домой, – прямо объявил Джейсон Мэтту, наведавшись к нему в квартиру.

– Поздравляю?

– Пока подготовка не закончена, там многое не доработано, но счёт на недели, если не на дни. Надеюсь, что смогу вернуться, то есть, в подготовке и над этим работают, но если я не вернусь через год... Короче, держи, – Джейсон протянул пухлый конверт. – Если пройдёт год, а меня не будет, то значит, я не смог вернуться. Или меня размажет недоработкой Старка. Или какая-нибудь фигня с разными временными потоками, короче, считай это моим завещанием.

– И ты оставляешь это мне?

– Ну, ты же мой адвокат, верно? И излишней сентиментальностью не страдаешь, – Джейсон напряжённо улыбнулся. Это надо было сделать. Джейсон готовил содержимое несколько дней. Сделал запись для Стива, список своих «нычек», большую часть которых «завещал» самому Мэтту – ему они точно нужны будут, там была большая часть денег, оружия, кое-какие рецептурные лекарства, которые удалось достать... Кое-что было и для Стива – вдруг и ему что-то понадобится внезапно? Кроме того, Джейсон прогнал свои безналичные средства через несколько офшоров и перевёл их, в итоге, на «безличные» счета, так, чтобы деньгами мог воспользоваться любой с кредиткой и пин-кодом. Всё равно ведь сделать трансфер средств между Вселенными проблематично, да и, если он вернётся, то всякие «геройские» делишки лучше совершать без привязки к имени, мало ли на что деньги пойдут?

– Вот точно, чего я на врача не пошёл? Ещё что-нибудь?

– Держи, это тебе, – Джейсон положил сверху конверта пачку купюр.

– Серьёзно?

– Что? Считай, это гонораром, ты ж выполняешь адвокатскую работу. А расценки разными бывают. Так же можешь считать это средствами на расходы для исполнения той самой работы. И разве у тебя в конторке не трёхмесячная задолженность за аренду и коммунальные услуги? Да и потом, в своём мире я сын миллиардера, там мне бабло, тем более иномирное, не понадобится. А если вернусь, так после нескольких халтурок на директора Щ.И.Т.а – средств достаточно будет. Да и хотелось бы, чтобы по возвращении, мой адвокат был ещё на плаву. Знаешь, вдруг услуги какие понадобятся?

– Ты в курсе, что даже когда проявляешь заботу, выглядишь как засранец?

– Выгляжу? – фыркнул Джейсон.

– А я о чём? Засранец как есть, – объявил Мэтт, но конверт вместе с деньгами убрал в ящик.

– Я буду скучать, правда. Ты клёвый, когда не сучишься. Пусть тебя и нельзя назвать самым лучшим приятелем по кино и видеоиграм.

– Ты издеваешься?

– А ты до сих пор не понял? Блин, я выбрал себе адвоката-тугодума!

– Эй, никаких возвратов, оплата уже произведена! – рассмеялся Мэтт.

– О, ну наконец-то, настоящий адвокат проклюнулся!

– Засужу же!

Джейсон впоследствии мог бы сказать, что это наплыв «сентементальщины» или вообще инопланетный вирус, но в тот момент лучшим решением было обнять Мэтта. Он всё-таки другом его стал. И, возможно, Джейсон уйдёт навсегда, и... Да, точно, сентементальщина сплошная, не иначе.



– Так, ты уверен, что это меня не убьёт? – спросил Джейсон, рассматривая конструкцию с арк-реактором в центре на своей руке.

– Процентов на восемьдесят восемь, – ответил Старк.

– Обнадёживает, – выдохнул Джейсон, поправляя сумку на плече чисто от нервов, а не потому что ремень был плохо устроен на плече. В сумке была «цивильная» одежда, пачка налички на добраться до дома, если его где-нибудь выкинет, минимальный набор выживания, да и всё.

– Обязательно в костюме «путешествовать»? – спросил Стив. Джейсон знал, что Стив просто переживал за него, был напуган, расстроен, но скрывал всё это за напускной суровостью Капитана Америки. Джейсон делал то же самое с помощью сарказма.

– Эй, вываливающийся из портала чувак в маске менее эксцентричен, чем вываливающийся оттуда же вроде как мёртвый сын миллиардера, – отмахнулся Джейсон. Ему хотелось на прощание обнять Стива, поцеловать, взять за руку хотя бы, но отправка происходила из Башни по настоянию владельца технологии, то бишь Старка. Ну, хотя бы, они не спали всю ночь, занятые весьма определённым видом деятельности, а сейчас...

Джейсон нажал кнопку на объёмном наруче золотого цвета (Старк что-то говорил о том, что золото-титановый сплав лучше всего справится с подобной нагрузкой, но Джейсон подозревал, что дело тупо в понтах), перед ним образовалось «окно» в окаймлении голубого света. Ну да, Старк всё пытается сделать золотым, а выходит... ладно, лучше не развивать тему.

Пока смелость совсем его не оставила, Джейсон шагнул вперёд, проходя через это «окно». Вот, что чувствовала Алиса, падая в ту самую кроличью нору. Джейсон успел и испугаться, и с жизнью проститься, и участи жвачки посочувствовать, прежде чем его буквально вывалило на мостовую.

Ну, он выжил, это уже хорошо. Осталось понять, как добраться домой. К счастью, в их мире чуваки из странных светящихся штук не являются чем-то экстраординарным. Он точно дома, раз никто даже пальцем не ткнул.

Первым делом Джейсон стянул газету, а после понял, что можно просто с телефона подключиться к местной сети интернет. Ну, что нового дом родной предложит?



Джейсон был зол, очень зол. Он умер (удостоверился, что Брюс Уэйн похоронил воспитанника, даже фотки собственного тела видел), умер от ломика Джокера, а Джокер продолжал сбегать, убивая-убивал-убивая! Словно ничего не произошло! Даже с Бэтменом продолжал бегать Робин, словно реально ничего не произошло! Какого чёрта?! Такой идеальный Робин, вон, на фотографиях Титаны его так обступали, улыбались, его называли их новым лидером, а самого Джейсона оттуда чуть ли не выперли! Оказывается, есть кое-что больнее, чем быть хреновой заменой. Больнее, если тебя самого заменят кем-то лучше, правильнее. И сделают вид, что так и надо.

Именно с этой мыслью Джейсон в рекордные сроки добрался до Готэма и до одного из входов в пещеру. Даже костюм снял и убрал в сумку, чтобы ни у кого сомнений не возникло, кто перед ними.

– Эй, народ, не ждали? – спросил Джейсон, точно смотря в камеру перед заслонкой в пещеру. Надо же, его допуск обрезали? Только потому что он умер? Сволочи, а? Было сильное желание показать в объектив фак, но это совсем грубо, да?

Градус обиды и злости только повысило то, что его встретили не с объятиями, а с наручниками и недоверием.

– Брюс, серьёзно, мешок на голову? Я сам сюда пришёл! – возмутился Джейсон, когда его в том самом мешке протащили внутрь пещеры.

– Ты мёртв! – это звучало как обвинение, будто Джейсон сам ослушался приказа, сам явился на тот склад... ладно, не важно. – Я сам тебя похоронил! – значит, он успел побыть трупом, прежде чем переместился...

– Сюрприз? – спросил Джейсон, мотая головой. У него жутко чесался нос под этим капюшоном. Ещё одна монетка в копилочку мудачества Брюса.

– Ты не Глиноликий, – вновь фраза, похожая на обвинение. Видимо, Бэткомпьютер закончил анализ крови, взятой сразу на входе.

– А ты наплевал, что я помер, и позволил Джокеру дальше убивать, прекрасно зная, что Аркхэм его никогда не сдерживал. О, а ещё нового Робина завёл, мол, нихрена не случилось, ничего не произошло, да?!

– Джейсон, ты предлагаешь быть как они?!

– О, теперь ты меня признал? – одновременно с этим Джейсон бросил наручники Брюсу под ноги и сдёрнул капюшон с головы. – Этому ты меня, кстати, тоже учил, папа, – съязвил Джейсон, а то, что пару секретов ему так же показала Чёрная Вдова, рассказывать не обязательно. – Расскажешь, какого хера я помер, а он продолжает существовать и убивать, м?!

– Ты пытаешься убедить меня, что жив, – и вновь упрёк.

– К твоему сожалению, да? Хуёвая из меня замена идеальному Золотому Мальчику вышла, а? Лучше чтоб сдох и не отсвечивал, а я нового найду, получше?! Но, извини, незаконченные дела выдёргивают даже с того света. Хотя я мог бы вообще не умирать, если бы давным-давно принял верное решение! Я не говорю о Пингвине, Риддлере и им подобным, я говорю о грёбанном Джокере! О Зсасе! О тех, кто живёт убийствами и мучениями других людей! Тех, кого не исправить, или ты надеешься, что они внезапно исправятся и будут, держась за руки, собирать цветочки?! – Джейсон больше не мог просто сидеть и смотреть сверху вниз. Он вскочил на ноги, и, чёрт побери, он был почти ростом с Брюса! – Они будут продолжать убивать, будут причинять боль, потому что они такие! Потому что, ты сам это прекрасно знаешь, Аркхэм никогда их не удерживал!

– Чем мы были бы лучше тогда?! – Брюс уже тоже кричал.

– Хватит всё упирать в себя! Кем были бы те сотни и тысячи людей, которые остались бы живы?! Ты хоть раз думал об этом?! Думал о том, что твоя совесть или репутация может быть менее важной, чем грёбанные жизни невинных?! Ты надел этот плащ для чего?! Для репутации или чтобы спасать жизни?! Определись, бля! И если тебе так плевать на всех остальных, на чужих тебе людей, то неужели тебе было плевать и на меня?! Он отнял меня у тебя, и даже это ничего не изменило?! – Джейсону было обидно и больно. Его просто похоронили и забыли, его смерть не изменила ровным счётом ничего. И для Брюса тоже.

– Я собирался его убить! – крикнул Брюс и, наверное, лишь потом понял, что у него вырвалось. Он сжал кулаки и сделал шаг назад, беря себя в руки. – Я собирался. Это то, чего я хотел больше всего. Но Супермен помешал мне, а потом Джокер упал в залив, и я думал, что он мёртв.

– А потом?! Когда понял, что это не так?!

– Это бы тебя не вернуло, Джейсон. И никого бы не вернуло.

– Зато спасло бы ещё множество жизней, как ты не можешь понять этого, Брюс? И ладно, ты не можешь убить, но есть же и другие варианты! Сломай им нахрен позвоночник, так, чтобы к постели навеки остались прикованы! А лучше, к аппарату жизнеобеспечения. Вырви суставы, раскроши кости без возможности восстановить, отправь в кому. Но нет, так же нельзя, негуманно, гуманно позволять им вновь убивать! Всё волшебным образом не наладится.

– Но ты вернулся, Джейсон, – возразил Брюс. – Как ты вернулся?

– А я ебу?! Последнее, что помню – тот взрыв. А дальше... Чёрт, я очнулся в другом мире, не в Раю или в Аду, просто другой мир. Как мне потом рассказали, я шатался по улице как зомби, одни инстинкты и никакого рассудка. Мозг был просто отбит. Местный изобретатель с претензиями на геройство что-то там поправил, я очнулся. Но те месяцы, а то и годы в забытьи – пустота. Только мир, совсем другой. Такая же Америка, но несколько десятков городов другие, герои – те ещё салаги, только собрались, о тайне личности вообще не знают. Один из них, кстати, тот гений инженерии, вообще, зная, что один супер-террорист его ищет, свой адрес в прямом эфире назвал. Последствия сам понимаешь. Он даже о защите дома не подумал! В общем, вот и всё. Но он смог сделать устройство, чтобы я вернулся домой. Ну, я думал, что домой, так как, очевидно, это уже давно не мой дом. Я ж тут нахер не нужен, да?

– Джейсон, да с чего ты это взял? Только потому что я кровью улицы не залил?

– Потому что забыл. Я видел новости, ты меня заменил так, что даже никто и не заметил. Завёл себе нового мальчишку на побегушках. Кстати, где он?

– У Титанов. Его зовут Тим, и он... он сам меня нашёл. Вычислил наши личности уже давно, видел, в каком я был состоянии после твоей смерти. Я не хотел больше иметь напарника, дал самому себе обещание, что никаких больше Робинов, что не втяну ни одного ребёнка в свою войну. Но я до сих пор не понимаю, как Тим смог пробиться. Упёртый малый, может любого измором взять. Твой фанат, кстати. Когда ему сложно, он до сих пор говорит с твоим костюмом, думает, что никто не знает, не видит. Джейсон, нам очень тебя не хватало.

– Это так заметно, ага, – съязвил Джейсон. – Так не хватало, что вместо приветствий и объятий, меня ждали наручники.

– Тебе напомнить, что ты умер, и я тебя похоронил? Сложно от такого отмахнуться и сразу поверить в твоё возвращение. Но... после так же сложно не поверить, что это ты.

– Мастер Джейсон?

Джейсон обернулся.

– Альфред?

– Это и правда вы? – Альфред в момент преодолел расстояние между ними и крепко обнял. – Без вас дом был неполон.

– Альф, привет, – Джейсон обнял в ответ. – Видишь, Брюс, как надо встречать давно потерянного сына?

– Вы сильно выросли, мастер Джейсон, – они оба – Альфред и Брюс – решили проигнорировать подколку.

– Или ты стал меньше, старик. Совсем эти неблагодарные жопошники тебя загоняли, да?

– Мастер Джейсон!

Джейсон думал, что уже выработал иммунитет против всех наездов и осуждающих взглядом, но Альфред... Да, Альфред – это Альфред.

– А это у тебя?..

– Не трогай! – Джейсон в момент закрыл собой устройство-наруч. – Ещё настройки собьёшь, и я не смогу вернуться!

– А ты собираешься возвращаться? – спросил Брюс.

– Эй, у меня там друзья остались! Дорогие мне люди. Хотя что бы ты знал о друзьях, Брюс. Или о дорогих людях.



– Ты даже гитару мою уничтожил? – спросил Джейсон, осматривая абсолютно пустую комнату.

– Мне было больно на это смотреть, – глухо ответил Брюс.

– Но костюм ты оставил. Херового облажавшегося Робина в напоминание новой птичке, но не меня, не Джейсона, – вот о чём говорил Стив. Брюс видел только Робина, они все видели Робина – очередного Робина. Робина, который был хуже. И никто не хотел видеть Джейсона, того, кто был за этой маской.

– Это напоминание о моей ошибке.

– Ага, я – твоя сплошная ошибка, в курсе, – отмахнулся Джейсон и поправил сумку на плече. – Я не могу тут оставаться, это морг, а не комната.


Джейсон вообще в доме не смог остаться надолго. Стены давили, а Джейсон хотел посмотреть, что происходит с его миром сейчас. За исключением того, что Джокер и ему подобные убили ещё тысячу с лишним человек за те пять лет, пока Джейсон отсутствовал. Надо же, а он взрослее, чем думал.

Так что Джейсон захватил костюм, смену вещей, деньги (личность ещё восстановить надо с доступом к счетам) и направился в Сан-Франциско. Надо же посмотреть на нового Робина лично. Все так хвалили его, надо посмотреть, насколько тот хорош, как его описывали.

Попасть внутрь не составило труда. Надо же, как тут всё плохо с охраной – совсем расслабились, а доступ сохранился до сих пор. Стены эхом возвращали звук шагов. Ноги сами понесли в мемориальный зал. Мрачная полутемень подавляла, как и статуи мёртвых соратников. Мир не должен знать о том, что их герои смертны, но сами герои должны почитать павших товарищей. Ястреб, Голубь, Аквагёрл...

– Кто ты и как сюда попал?! – услышал Джейсон за спиной голос. Рейвен.

– Надо же, как быстро забывают, – Джейсон обернулся. Он даже не озаботился маской – хватит всего этого. Он пришёл сюда как Джейсон, не как один из Робинов. Они не могут забыть его совсем.

– Ты...

– Я, – легко подтвердил Джейсон – И где моя замена, а? Тот, кто стал настолько хорош, что про моё существование решили забыть, как о неприятном и даже позорном инциденте? Я был Титаном. Я погиб, пал в бою, вернулся, и что же? Даже у Коула есть статуя, а о моём существовании решили не вспоминать. Неужели я был настолько плох, а?

– Ты был у нас совсем недолго.

– И что? Я уже говорил про Коула?

– А ещё ты был редко. Мы думали, что ты просто... решил, что тебе с нами не по пути. Только потом, позже, узнали о твоей смерти.

– А потом решили, что пофиг, вам и новенького Робина подогнали, получше.

– Ты преувеличиваешь.

– Ой ли. И где этот уникум?

Новый Робин был суетливый и взъерошенный. Субтильный, мышц практически не видно, мальчишка, а не юноша. И так забавно ойкнул, подпрыгнул аж, даже через маску было видно его ошарашенное выражение лица.

– И вот ради этого... нечто обо мне было решено забыть как о досадном недоразумении? Я разочарован, – объявил Джейсон свой вердикт.

– Ты... ты-ты-ты Джейсон? – паренёк чуть ли не дрожал, подходя.

– О, ещё и тугодум, офигеть как планка упала.

– Как ты вернулся?

– Множество незаконченных дел, знаешь ли. Среди которых – понять, что я был окружён неблагодарными мудилами. И что всем им было бы легче, останься я и дальше гнить в могиле. Спасибо, что прояснили.

На пути к выходу Джейсона с его гордо оттопыренным средним пальцем останавливать не стали, наверное, вместо этого спешили вывести его ДНК из системы, чтобы их «позор» больше не заявился сюда. Сам же Джейсон чувствовал, что ещё минута-другая, и он просто не смог бы себя сдержать. Кулаки так и чесали наподдать этим уродам по их лицемерным мордам. Разнести такой же лицемерный мемориальный холл, где выставляли памятники лишь любимчикам, и, конечно же, избить до полусмерти собственную замену. Чтобы показать раз и навсегда, кто тут по-настоящему ошибка и позорище.



– Ты был у Титанов, – Брюс говорил ровно, но Джейсон чувствовал, что он обвинял его. Судил даже.

– А тебя могу поздравить. В категории «Помни Джейсона Тодда» ты не в самой жопе. Ты оставил хотя бы костюм, Титаны же не потрудились даже табличку сделать. Кажется, ты тогда мне говорил, что нужно заводить друзей? Похоже, херово у меня это получилось. Зато твоего нового мальчика они любят и хвалят. Поздравляю с тем, что всё у вас так хорошо вышло, стоило мне только сдохнуть.

– Джейсон, хватит! Почему ты продолжаешь выставлять всех вокруг виноватыми?!

– Не виноватыми, а просто лицемерными козлами. Неужели я был настолько херовым Робином, что Титанам было проще забыть о том, что я вообще существовал, вместо того, чтобы почтить мою память?

– То, что Робин погиб, никто не должен был знать. И большинство до сих пор не знает.

– Потому что иначе все бы поняли, что ты ошибся при рекрутёрстве и взял несовершенного мальчика, в отличие от предыдущего? Ну да, логично.

– Ты так и будешь нести этот бред, как обиженный ребёнок?

– Может, я и есть обиженный ребёнок, папа, – отмахнулся Джейсон и поспешил запереться у себя в комнате. Новой комнате, а не старой, от той мурашки по коже бегали.

Он и правда, чувствовал себя так – обиженным ребёнком, несправедливо обиженным. Глаза щипало, и Джейсону до чёртиков хотелось разрыдаться, а потом разнести здесь всё. И опять разрыдаться. Его все предали, решили забыть, его оставили одного, отдав все «игрушки» новому мальчику. Словно Джейсона Тодда никогда не было. Словно Джейсон Тодд никогда ничего не значил. Его вычеркнули, стёрли, предали забвению. Как от такого вообще можно оправиться? Как такое можно принять и простить?

Джейсон и сам не понял, как заснул (и он в жизни не признается, что всё-таки чуть-чуть поплакал, заглушая всхлипы подушкой), а проснулся от громких голосов за дверью.

– Я опять всё узнаю от других, Брюс?! Ты не сказал мне, что он умер, а теперь не сказал, что вернулся?! – голоса и шаги быстро приближались.

В дверь коротко постучали, но ответа не дождались. В комнату ураганом ворвался Дик, чтоб его, Грейсон.

– Крылышко! Это правда ты? Крылышко моё! – завопил он и сжал в объятьях, чуть не стащив с кровати. – Это ты, точно ты! Так вырос, большим стал, но всё ещё моё Маленькое Крыло! Слышал, ты навёл шороху у Титанов, они там до сих пор гудят.

– Твои дружки-мудилы мою статую не поставили, – буркнул Джейсон, как только Дик на секунду прервался, чтобы воздуха набрать. Всё такой же балабол. Но хоть Дик первым делом обнял, рад.

– Они не знали, Джей. Я тоже не сразу узнал. Он мне не сказал, – Дик бросил ну очень злобный взгляд на Брюса. Это у него тоже лучше, чем у Джейсона, всегда получалось. Мистер совершенство.

– Херовое оправдание.

– Щас кому-то рот с мылом вымою!

– Но они правда мудилы!

– Джей, вот точно сейчас мыло в рот засуну!

– Суй. Себе. Вместе с именем своим, – буркнул Джейсон.

Дик отвечать не стал, только подзатыльник выдал. Болезненный, между прочим.

– Ай, сучёныш! Дик!

– Сейчас ещё раз прилетит!

– Правда побьёшь только вернувшегося из мёртвых маленького братика?

– Какой же ты маленький? Дылдой такой вымахал! – фыркнул Дик, но больше рукоприкладством заниматься не стал, обнял только ещё раз, по волосам потрепал. – А теперь рассказывай давай, всё в подробностях знать хочу!

Джейсон и рассказал, раз хоть кто-то слушать хотел о его похождениях. Всё рассказал. Ну, кроме как о Стиве. О самом Стиве, конечно, рассказал, но не о том, что между ними. Только того, чтобы Дик смеялся над «влюбившимся маленьким братиком» не хватало (забыв, что только что была опровергнута «мелкость» братика). Дон Жуанище хренов. Советы же начнёт выдавать, посмеётся опять, будет подробности выпытывать. Ну нафиг!

Зато Джейсон рассказал о лохах, понятия не имеющих, для чего маски служат, о тех же лохах, которые верят, что геройство нужно, только чтобы инопланетян и похитителей президентов бить, о крутой Наташе, о слепом чуваке, который фору всем зелёным стрелам даст, о шпионе в бдсм-плаще... Много же всего произошло, помимо налаживания личной жизни. Ага, той самой, которая в параллельной вселенной. Зашибись, он победитель по жизни, если так подумать.

– Вечно ты себе приключения на задницу находишь, – подвёл итог Дик и опять взъерошил ему волосы.

– На себя посмотри! – ответил первое, что ему пришло в голову, Джейсон. – Слушай, а где Барбара? Она совсем что-то в пещере не появляется.

– О, а ты не знаешь... – Дик аж сдулся.

– Что не знаю? Она... Она?..

– Нет, она жива, Джейсон, просто... Джокер, он... Он пришёл за комиссаром Гордоном, но наткнулся на Бабс, и... Она больше не может ходить, Джейсон.

– Что?! То есть вы и это ему спустили?! – Джейсон шарахнулся от Дика в сторону. – На меня насрали, ещё и на Барбару?! Что дальше? Этот маньячина взорвёт нахуй Готэм и полмира, а вы его снова в Аркхэм засунете и понадеетесь, что хоть в этот раз внезапно всё сработает? Знаешь определение безумия? Про повторение одного и того же дерьма раз за разом с надеждой на другой результат? Я начинаю сомневаться, кто тут больший псих!

– Джейсон!

– Нахуй иди, Дикки! – рявкнул Джейсон и вылетел за дверь. С каждой новой новостью градус пиздеца только повышался. И они ещё смеют его осуждать? Мудозвоны!



– Эй, красотка! – Джейсон помахал рукой в еле заметный объектив перед входом в Часовую Башню. Хоть Альфред не стал читать нотации и сказал, где найти Бабс. Сама же она... ну, раз она стала Оракулом и, типа, мозг всех операций, то обязана была знать о возвращении Джейсона.

Выглядевшая обманчиво хлипкой дверь пиликнула электронным знаком.

– Чудо-мальчик совершил чудо и вернулся из мёртвых? – Барбара встретила его именно этой фразой на выходе из лифта.

– А ты всё так же ослепительна, – Джейсон, не сдержав улыбки, буквально дёрнул Барбару из кресла, прижимая к себе, закрутил на месте. – Я скучал по тебе, рыжик!

– На место меня опусти, мальчишка! – Барбара хлопнула его по плечу.

– Эй, тебе не кажется, что это определение уже не отвечает истине, а? – спросил Джейсон, усаживая Барбару обратно. В кресло. Чёрт, та воздушная девушка, соперничавшая с самим Диком Грейсоном в полётах. Джейсон помнил, как смотрел на Бэтгёрл снизу вверх, как в их последнюю встречу неумело пытался флиртовать, больше назло Дику, чем на что-то надеясь, как перед ней вычурно курил, красуясь, пытаясь, показать, какой он взрослый. А Барбара смеялась и называла его глупым мальчишкой. Джейсон тогда ещё злился, мол, чего это она? Чем новый Робин хуже старого? И всё это было пять лет назад. А сейчас Джокер и ей судьбу сломал. Ну как же так, а? И никто не готов сделать то, что необходимо было сделать давным-давно?

– Тебя там чистыми стероидами кормили? – фыркнула Барбара и, развернув кресло, быстро-быстро закрутила колёсами. Джейсону даже на своих «новых» ногах было за ней трудно угнаться.

– Что, уже жалеешь, что отшила меня тогда? – Джейсон постарался выдать самую «голливудскую» из улыбок. Он ж красавчик! Теперь-то точно! Он самого Капитана Америку покорил! Вот!

– Не, просто поняла, кто мне сейчас кондиционер прочистит. А я пока чай поставлю, кондиционер там, – Барбара кивнула в угол под потолком своей обители. Н-да, высоковато. Ещё бы в этих проводах не запутаться, пока долезешь.

– Как крутила мужиками, так и крутишь. Ничего не меняется, – вздохнул Джейсон. – А стремянка есть? Я высокий красавчик, а не летающий красавчик.

– И очень скромный красавчик. В кладовке посмотри, – бросила Барбара, укатываясь к чайнику.

– Но красавчик же! – крикнул ей вслед Джейсон, вытаскивая сильно запылившуюся стремянку.

– В Робины других не берут! – продолжала Барбара перекрикивание из разных концов убежища.

– Ты нового-то видела?! Это ж кошмар какой-то! – поразительно, но Барбару испытывать крепким словцом Джейсон не спешил. Она ж его побьёт! И кресло ей точно не помешает. – Какой-то скелет с глазищами. И дёрганный, жуть!

– Ты себя-то в первое время помнишь? – больше кричать не приходилось. Барбара вернулась, а Джейсон уже свинчивал крышку с кондиционера.

– Но он же реально... – Джейсон пытался подобрать цензурный эквивалент слову «пиздец». С Барбары станется бросить чашку и сбить к чёрту стремянку вместе с Джейсоном. – Кошмар! Вот!

– Ты его видел, вообще?

– Видел, конечно! К Титанам наведался. Эти говнюки, кстати, всем своим павшим статуи ставили, а на меня наплевали, жопошники. И так глазками хлопали, мол, а чо это мы? А мы не знали, а мы невиноватые. Обидно! – да, Джейсон жаловался об этом уже не первый раз, но ситуация-то ужас! Сволота окружает и наглеет!

– Ты уже всем, наверное, об этом рассказал? – Барбара, как всегда, зрила в корень.

– Эй, ну а что, спускать им это с рук? Пусть мир знает, какие они су... сволочи!

– Ты там с кондиционером закончил?

– Да закончил-закончил, – Джейсон приладил обратно крышку и спрыгнул на пол. – Где мой обещанный чай?

– Сходи на кухню за чашками. И сахаром, если ты всё ещё пьёшь этот приторный ужас. И заваркой. И кипятком.

– Ты мне чай обещала, а что сама-то сделала? – праведно возмутился Джейсон.

– Я кнопку на чайнике нажала!

– Ну круто, блин, – Джейсон вздохнул, но послушно пошёл собирать чай. Так же послушно смешал кипяток с заваркой, заставил поднос и чаем, и всем остальным, и даже нашёл печенье в одном из шкафчиков. – Ваш чай, мэм! – объявил Джейсон, поставив поднос на стол.

– Сам ты мэм! Я девушка в самом расцвете сил и молодости! – фыркнула Бабс и, опершись о подлокотники кресла, резво перепрыгнула на диван.

– Как скажете, мэм.

Зря Джейсон сел рядом – подзатыльник тут же прилетел.

– Жестокая ты женщина, – пробормотал Джейсон, заедая горе печенькой.

Дальше они пили чай и говорили обо всём на свете, ловко избегая разве что темы Джокера и последствий. На Барбару, наверное, единственную Джейсон не злился, не мог. Даже на Альфреда чуть-чуть. Он же позволил Брюсу всё это! Позволил уничтожить всё, что напоминало о существовании Джейсона Тодда, позволил взять нового Робина, он же мог изменить хоть что-то... А Барбара сама была жертвой этого безумного маньяка, а так же Брюса и его Великих Принципов. Барбара осталась в кресле и могла только продолжать наблюдать, как Джокер бесчинствовал, как он калечил и убивал - и не нёс за это никакого наказания. А все вокруг такие правильные, моральные, мол, только так и надо. Мрази!



Тим, это тщедушное подобие Робина, через пару дней, конечно же, явился. А эти дни пытался дрожь унять, да? Ути лапочка какая, бля. Герой в ночи, мать его. Этот Тимми таскался за Джейсоном, пытался проникновенно смотреть, завести разговор... Не забывал рассказывать о том, как он (такой супер-умный) вычислил личность Бэт-семьи по уникальным (суперкрутым, неповторимым, не то, что у всяких там последышей) акробатическим движениям, потом таскался за самим Джейсоном в школе (конечно, ведь Дик уникальный, к нему боязно приближаться, а вот за глупым Джейсоном можно и последить, он ж глупый, не заметит ничего), не смея даже заговорить, ведь ему хватало просто мысли о том, что он мог наблюдать со спины самого Робина (жаль, что не настоящего – первого, а всего лишь второго, да?). Надо ли говорить, как сильно это бесило? Тим его буквально осаждал! Руки так и чесались начистить недоделанной замене морду. Ну а что? Хочешь быть Робином, хоти и в рожу получать. В общем, Джейсон держался из последних сил.

Но каждому терпению однажды приходит конец. Джейсон правда старался быть милым и приветливым! Но сколько можно? Неужели этот мальчишка не понимал, что делал только хуже? Мало того, что место в доме отобрал, отобрал имя и должность, отобрал друзей и семью, так ещё и в друзья набивался! И намёков весьма непрозрачных не понимал! Например, таких, как захлопнутая перед носом дверь или прямой посыл в пешее эротическое. Кем надо быть, чтобы продолжать?

Джейсон выбрался в город. Он скучал по Готэму, по его крышам, горгульям на зданиях, по привычным улицам. Это было место, где он родился, вырос и стал тем, кто он есть. Что же могло пойти не так? Конечно, этот грёбанный заменыш! Возник рядом, смотрел снизу вверх с раскрытым ртом, умолял не прогонять, а дать хоть ночь поработать бок о бок со своим кумиром. Чёртов мальчишка! И, конечно, отставать он не спешил.

– Интересный дизайн костюма, сам придумал?

– Нет, фея нашептала, – огрызнулся Джейсон. Почему этот новый Робин пытался испортить ему ночную прогулку? Неужели не понял, что Джейсона от одного его вида воротит?! Так ослеплён внезапной встречей с кумиром? Да чтоб его!

– Джейсон, ты...

– Тебя Бэтмен не учил, что имена в костюмах использовать нельзя?!

– Ну, это, просто... Я теперь Робин, а ты... – замялся Тим.

– О, спасибо, что в очередной раз напомнил, что ты отобрал мою работу, – рыкнул Джейсон. Возможно, это было не очень честно по отношению к самому Тиму, но... Пусть этого заменыша кто-то другой пожалеет!

– Я не хотел, ты умер, я же не знал, что ты вернёшься...

– Оправдывайся дальше, – фыркнул Джейсон и спрыгнул вниз, активируя каркас плаща. Пусть за ним погоняется, если так хочет ночь в сопровождении кумира.

Тим, надо сказать, почти не отставал. И пусть это говорило о некоторой неплохой подготовке, Джейсон только сильнее раздражался. Выскочка хренов! Прибить бы и сказать, что сам свалился с небоскрёба. Ну а что? Новичок же!

Простая прогулка завершилась, когда Джейсон заметил у одного из складов людей в... забавных масках, разгружающих какие-то ящики.

– Это пособники Чёрной Маски! – Тим тут же объявился рядом, чуть ли не из-под руки глядя вниз на улицу.

– Сам знаю, не тупой. Бэтмен совсем репутацию растерял. Когда-то он говорил, что держит преступность в узде, потому что те его боятся. Уже нет, как видно. Знают, что он им ничего не сделает, кроме как наставит пару фингалов и отдаст правосудию, – Джейсон презрительно выплюнул это слово. Он сам не знал, почему распинается сейчас перед этим мальчишкой. Но пусть на ус мотает! Восторженное нечто хреново. – И они уже через пару месяцев вернутся на улицы, как ни в чём не бывало.

– А ты что предлагаешь?

– Если бы меня слушали... Ладно, время веселья, – Джейсон перепрыгнул на соседнюю крышу, чтобы спуститься с другой стороны здания. – Стой тут, следи за выходом, – остановил Тима Джейсон.

– Но...

– Стой. Тут. Я сказал, – повторил Джейсон. Вот только не хватало ему ещё следить за этой заменой-малолеткой. – У тебя телефон с собой?

– Что?

– Телефон. С камерой. Ну? Давай сюда. Без фотографий сделки их быстро выпустят. Давай-давай, Оракулу отошлём.

Джейсон скользнул внутрь, вооружившись навороченным смартфоном. Умник хренов. Этот смартфон от первого же удара рассыплется! Тим даже защитного протектора не надел!

Сделка была только на стадии подготовки. Джейсон огляделся, стараясь найти лучший ракурс. Это было как возвращение домой. Джейсон думал, что так почувствует себя, вернувшись в Готэм, но... Тогда он был просто сайдкиком, сам сидел за дверью, ожидая приказа Бэтмена. В Нью-Йорке, том, что в другом мире, он был сам собой, он сам решал, что ему делать и как. И напарники были именно напарниками, а не указывающими наставниками. Сейчас за дверью сидел тот пацан. Пацан, которому Джейсон не мог полностью доверять. Маленький испуганный мальчишка, субтильный и излишне восторженный.

Джейсон затаился в тени, слившись с темнотой. Как хорошо, что он ушёл от этих кричащих цветов... Новому Робину, кстати, внешнюю часть плаща сделали чёрной. И избавили его от трусов. Всё для нового мальчика. Тьфу! Джейсона вот заставляли бегать в этом ужасе! И Дика! Хотя Дик сам изобрёл костюм вроде, так что... Дик сам виноват! Джейсон мог бы, конечно, возмутиться, но... что, он не справится, в отличие от Дика? Тим вот испытание не пожелал проходить. Слабачьё! И после этого ему доверять прикрывать спину?!

На смартфоне появилось несколько чётких фотографий – а хорошая техника у шкета! – оружия из коробок. Дождаться бы или тех, кому они собираются толкнуть пушки, если они на продажу, ну или хоть кого-нибудь из «начальства». Шестёрки – расходный материал, они толком сами ничего не могли сделать, а сажать надо, в первую очередь, командиров. Шестёрок слишком быстро сменяют, чтобы был смысл отлавливать только их.

Джейсон просидел так минут пять, пока его не отвлёк звук сверху. Скрип. Что за?.. Джейсон вскинул взгляд только на секунду раньше шестёрок в масках. Робин, грёбанный Тим Дрейк, был на балках, скрипевших и трещавших балках. Надо сказать, этот недо-Робин на задницу из-за сломанной баки не свалился, сумел сгруппироваться и спрыгнуть, но сильно делу это не помогло – приспешники Чёрной Маски схватились за оружие, а о сделке или начальстве можно было забыть.

– Ты какого хрена полез?! – зарычал Джейсон, как только положенные мудакам тумаки были розданы. – Я сказал ждать, мать твою!

– Но... но я хотел... с тобой... Хотел помочь... – Тим аж потупился, мыском зелёного сапожка начал ковырять бетонный пол.

– Помог, бля?! Дома поговорим, бездарь! – заявил Джейсон и буквально за шиворот потащил мальчишку прочь.



– Джейсон, ну я не хотел, – подал голос Тим, когда они добрались до пещеры. Хотя бы до этого молчал.

– Ага, я тоже в напарники глухого имбецила не хотел, – заявил Джейсон, стаскивая с себя маску и плащ. Вот и погулял, бля! Насладился видами! Предался ностальгии! А этот мелкий мудила ему всё испортил!

– Ну сломалась балка, я виноват что ли?

– Ты виноват, что залез на неё, блядь! Я тебе что сказал делать?!

– Но Бэтмен обычно...

– Да срать мне, что Бэтмен там обычно делает! Ты навязался ко мне!

– Я просто хотел быть тебе полезным! Ты же мне... Я всегда хотел вместе с тобой...

– Что хотел?! Выебнуться?! Ну молодец, чо, показал себя во всей красе! – рыкнул Джейсон. Если бы он не был так зол, мог бы даже посочувствовать. Он сам когда-то много дров наломал, стараясь превзойти Дика в глазах Брюса, но этот Тим ведь не первый год в плаще бегает! И, опять же, Джейсон был очень и очень зол.

– Эй, что у вас тут? – Дик. Конечно же, вмешался Дик. И почему он тоже раньше вернулся с патруля?

– Этот мелкий вообще пиздец какой-то! – вполне честно ответил Джейсон. – Позорище хреново!

– Не так уж я и плох! – мальчишка, наверное, под своей маской уже плакал, но упрямился до сих пор.

– Да-а-а? – Джейсон обернулся. – Ну давай, покажи, что можешь? – вот и повод начистить морду этому заменышу. Сам же нарывается! И пусть это было несколько притянуто за уши... Джейсон и без того слишком долго ждал. – Давай, заморыш, вперёд!

– Джейсон... – Дик сделал шаг вперёд, наверное, пытался остудить пыл, но...

– Не лезь в это, Дикки. А ты, мелочь, хочешь себя показать или в штанишки уже наложил?

Тим упрямо вздёрнул подбородок, сделал первый шаг навстречу. И как бы он ни расправлял сейчас плечи, Джейсон видел, что малец чуть ли не дрожал, малец боялся, малец тупо не знал, что ему делать. А значит, он будет запаздывать, будет сомневаться прямо во время боя. Не совсем честным было пользоваться таким, как избиение младенца, но... пусть это тоже будет уроком. Если бы Тим дрался за свою жизнь, он стал бы достойным соперником, но сейчас...

Так что Джейсон с лёгкостью отвёл первый совсем неуверенный удар и ударил сам в ответ. Практически в полную силу, прямо по лицу, явно разбивая нос. И когда Тим, было, вскинулся, попытался защитить в голову, Джейсон добавил мощный удар в живот, схватил за шиворот согнувшегося пополам мальчишку и отправил в полёт носом вперёд.

То, что Тим встал, можно было посчитать ему в плюс, но для Джейсона это означало, что можно ещё пару раз встретить свой кулак с тельцем заменыша. Или ботинок, ботинок тоже хорошо.

– Джейсон, хватит! – рявкнул Дик, перехватывая его под локоть.

– Что, тоже хочешь получить, Дикки? – Джейсон хищно усмехнулся и тем самым локтём заехал Дику в нос. Нос тот успел спасти, но на скуле точно будет синяк.

Конечно, Дик ударил в ответ. Не так неуверенно и запоздало, как Тим, даже попал в бок, пусть и целился под дых. Джейсон опять усмехнулся, боль его только раззадоривала. Давно он хотел начистить морду сиятельному Золотому Мальчику. И с Диком можно было не сдерживаться. То есть с Тимом Джейсон тоже не нежничал, но того слишком легко было тогда покалечить. А с Диком...

После обмена десятком ударов, Дик ухитрился взять его в захват, уронив на пол. Тот самый идеальный захват Найтвинга, из которого Джейсону никогда не удавалось выбраться, захват казался идеальным. Джейсон его в «прошлой жизни» сумел скопировать, но вот найти слабое место – нет. А потом во время спарринга с Наташей Джейсон сумел применить этот захват на ней. Тогда он был уверен, что победил. Но через секунду тело пронзила боль, а Наташа выбралась. Конечно, Джейсон тут же подвалил с просьбой научить, мол, не мог представить, что так легко из захвата выбраться. Наташа фыркнула и сказала, что так уж и быть, за три бутылки водки. Шутила явно. Играла на стереотипах. Вот только Джейсон те бутылки всё равно притащил. Наташа долго смеялась, но научить научила.

Вот и сейчас Джейсон чуть сместил локоть и с силой надавил на одну из скрытых болевых точек, сбросил Дика с себя, а потом и пнул под рёбра, пока тот не отошёл.

– Что вы тут устроили?! – рявкнул внезапно объявившийся Брюс.

– Общаемся и братуемся, – улыбнулся Дик, скрывая боль.

– Джейсон, я ещё не позволял тебе выходить в мой город, – белые линзы маски смотрели безжизненно и холодно.

– Это и мой город, Брюс. Или после возвращения с того света надо проходить переквалификацию? Лучше бы внимание обратил на это лошпенделевое нечто, – Джейсон махнул рукой в сторону Тима, закрывавшего рукой кровоточащий нос. Махнул и направился к выходу из пещеры.


Дик объявился в комнате через часик, улыбнулся и молча протянул банку холодного пива.

– Да ладно, мой старший братик меня спаивает? – удивлённо спросил Джейсон.

– Официально, это для того, чтобы приложить к синякам, – Дик подмигнул и, щёлкнув язычком-открывашкой, приложился к пиву.

– Идеальный Дикки Грейсон пошёл во все тяжкие? – Джейсон последовал его примеру, но к саднящей скуле холодный металл потом приложил.

– Моя идеальность – та ещё злобная пропаганда, – фыркнул Дик и буквально плюхнулся рядом на кровать, умудрившись не расплескать ни капли из пенящегося напитка. Неужели опыт?

– Не разрушай мне совсем все образы детства, а?

– Тебе обязательно было так наезжать на Тима? Ну ошибся, с кем не бывает? – резко переменил тему Дик.

– Лучше я, чем кто-нибудь другой, – пожал плечами Джейсон. – Ты же сам видишь: он не такой, как мы. Он сам себя боится! Боится ударить, боится сделать больно, боится своей боли. Он сомневается каждый чёртов раз. Он замирает!

– Эй, он просто был ошарашен твоим напором!

– Со мной он тупо зависал. Это была преувеличенная демонстрация. На улице же он замирает. На долю-другую секунды, но в какой-то момент этого хватит. Он тепличный мальчишка, и никакая техника это не исправит. Мы – другие, Дик. Я вырос в Аллее Преступлений, а ты сам говорил, что большая часть твоих шрамов была ещё до того, как ты попал к Брюсу. Мы не боялись пользоваться своим телом, а он пытается дойти до этого головой, но инстинкты и страхи так просто не уйдут. Тебе надо выбить из мальчишки это дерьмо, пока не поздно.

– Мне?

– Ну а кому? Брюс не хочет этого видеть, у Брюса свой... мир. Он запирает зверя внутри себя, сажает его на цепь и не понимает, точнее не хочет понимать, что без зверя никогда не сможешь делать нашу работу. Ты будешь дрожать перед опасностью, а не идти ей навстречу, сомневаться, а не бить, – как бы Джейсон ни был зол на Тима за то, что он занял его место, смерти мальчишки ему не хотелось.

– А ты? Он тебе в рот смотрит, Джей. И ты уже сделал... заявление.

Джейсон отвёл взгляд. Он всё яснее понимал, что уйдёт. Может, ещё пара недель, и уйдёт. И, скорее всего, навсегда. Может, будет возвращаться повидаться, но... Это уже давно не его дом.

– Тебя там кто-то ждёт? – внезапно спросил Дик. Как всегда, зрил в корень, мудила.

– С чего ты это взял? – Джейсон приложился к пиву и отодвинулся.

– Да ладно, Крылышко, – как акула чует кровь, Дик всегда чуял сплетни. – Ты бы не захотел уйти просто ради... новых друзей. Давай, колись, кто это? Неужели та рыжая крутая русская? Или ты нашёл милую и нежную гражданскую девушку? Рассказывай! – Дик ткнул ему локтём по рёбрам. Ювелирно так по центру синяка попал, засранец! Это он так пытает? – Ну хотя бы опиши!

– Хочешь описание? – то ли дело в пиве, то ли в том, что Дик его всё равно достанет, но... – Ростом с меня, шире в плечах раза в полтора, смахивает на шкаф с наивными голубыми глазами и излишне патриотическими мозгами. И арматуру гнёт голыми руками.

– Это... – Дик явно пытался вспомнить всех тех, про кого Джейсон ему рассказывал, сопоставлял с описанием, и... – О. Вот как.

– Ага, угадал. Твой братик – педик, – фыркнул Джейсон. – Доволен расследованием?

– Я... Он тебе правда нравится, Джей?

– Нет, бля, просто так трахаюсь от нехер делать, – Джейсон сложил руки на груди. Ну, когда он побежит прочь, а?

– Крылышко, – Дик вздохнул, поставил банку с пивом на тумбочку и обнял: – он делает тебя счастливым?

Джейсон весь сжался, но кивнул. В таком – в чувствах – признаваться сложнее всего. Бэтмен, да и Аллея Преступлений, никогда не учили эмоциональной открытости. Легче было признаться идеальному братику, что у него на мужиков встаёт, чем в том, какие у него бабочки в животе летали от одной мысли о Стиве. В том, как Джейсону хотелось глупо улыбаться от одного взгляда на Стива, какое появлялось всеобъемлющее чувство безопасности от рук Стива, от его голоса.

– Ну, это самое важное, – Дик обнял ещё крепче, ткнулся носом в плечо. – Буду скучать по тебе, Крылышко. Может, навещу тебя как-нибудь, а? Объясню чуваку, что с ним будет, если обидит тебя?

– Не сможешь, – буркнул Джейсон.

– Это почему? Я любого за тебя поколочу!

– Навестить не сможешь. Первый переход между мирами убивает с вероятностью в процентов девяносто. Там что-то про то, что часть твоих атомов начинают вибрировать иначе, и это чревато. Это потом можно прыгать туда-сюда, но первый раз... Мне «повезло», что я был уже дохлый, когда меня перекинуло... как-то. Старк говорил о том, что это, возможно, меня и вернуло к жизни.

– А как ты вообще туда попал, не говорил?

– Двинул теорию про пяти– и более мерные пространства. Мол, в какой-то момент энергетический всплеск, а точнее аналогичные всплески могли соединить точки наших трёхмерных миров, открывая червоточину. Как-то так, я не всё понял, не силён в теоретической физике.

– Тогда ты не забывай меня навещать, вот! Всех нас. Брюсу сложно это показывать, но он любит тебя, любит всех нас. Ему будет больно вновь потерять тебя насовсем. И Альфред ещё, хоть старика пожалей. А то найду способ пробиться и уши намылю!

– Ты до них дотянись сначала!

– Засранец, – фыркнул Дик. – Но пока ты здесь... может, будешь Тёмным Робином? Ну знаешь, со всем твоим цинизмом и раз уж предал традицию зелёных штанишек. И, серьёзно, поговори с Тимом сам, ты до него достучишься, а я продолжу, пока ты будешь тусоваться со своим новым бойфре-е-ендом!

– Ты меня со свету сживёшь теперь, да?

– А то!



– Сначала! – рявкнул Джейсон, отступая на два шага от свалившегося на маты Тима.

Джейсон его не жалел, устраивал чуть ли не адские тренировки, не стеснялся избивать, точнее, проводить контактные спарринги. Если уж тут задержится, то с пользой. Он воспитает этого мальчишку хоть как-то. Точнее, или воспитает, или выбьет всё желание выходить на улицу в маске. Не стоит погибать ещё одному Робину только потому, что Бэтмен вовремя не понял, что к новому мальчишке нужен совсем другой подход.

Тим встал пошатываясь. Нос ему Джейсон больше не разбивал, да и вообще явных «ранений» не оставлял. Мальчишка пока не сдавался, но явно был близок к срыву. Или уже...

– Ты так хочешь от меня избавиться? – голос Тима дрожал. Он зло сжимал кулаки, но видно, что готов был разрыдаться.

– Я хочу избавиться от беспомощного мальчишки в тебе. Ты – тепличный цветочек, и я не ебу, как Брюс тебя вообще выпустил на улицу!

– Я сдал все его тесты! Я был готов!

– О, в тестах ты мастер, бля. Но ты не готов. И я даже знаю почему.

– И почему же?

– Чему первому Брюс тебя научил? С чего начал уроки? Дай догадаюсь, он рассказал тебе о принципах, да? Об ограничениях?

– Ну да...

– В этом и проблема, Тимми.

– Но убивать же...

– Я не об этом. Ты не такой, как мы. Ты – милый домашний мальчик, который фанател от героев. Брюс и Дик прошли через трагедию, у них на глазах убили родителей, это пробудило в них жажду мести. Я жил в Алее Преступлений и с детства дрался за каждый кусок хлеба. Без определённых якорей, без некоего кодекса, не важно, тот, который Брюс придумал, или который изобретёшь сам, но без этих якорей и с нашими навыками мы можем слететь с рельс и стать монстрами. Но это мы. У нас был зверь, которого надо было сажать на цепь. А у тебя его нет. И вместо якоря ты получил оковы. Каждый раз, когда ты бьёшь – я вижу – сначала ты сомневаешься, Брюс вбил тебе в голову, что калечить и убивать плохо, а в противовес внутри ничего нет. В тебе так силён страх перейти черту, что он парализует. Я не прав?

– Ну...

– Вот, – не дал ему договорить Джейсон. – Ты слишком много думаешь. И если перед тобой будет кто пострашнее пары идиотов-бандитов, то промедление даже в полсекунды будет стоить тебе жизни. И слишком слабый удар будет стоить тебе жизни. Усёк? Блин, я даже не знаю, как ты жив до сих пор, вот же везучий сукин сын. В общем, если хочешь продолжать быть Робином и не убиться, то тут два варианта: или убрать вдолбленные установки от Брюса, что он сделать не позволит; или вырастить внутри тебя того самого зверя в противовес «цепям». Так что да, я буду тем мудаком, который будет раз за разом болезненно и унизительно вытирать тобою пол, пока ты не научишься злиться и отключать противный голосок в голове. Не будем давать повод папочке уничтожать личность очередного «сына», оставляя вместо него очередную паршивую версию Робина в стеклянном гробике.

Угу, и на могиле будет написано «хороший солдат». Джейсон и по этому поводу высказал Брюсу всё, что думал, пару дней назад, когда увидел собственное надгробие. Хороший солдат! Да что может быть более безлично и ужасно? «Хороший солдат» пишут глупым «зелёным» новобранцам, которые вместо того, чтобы с доблестью погибнуть на поле битвы, подорвались на собственной гранате в лагере. А про мёртвых или хорошо, или ничего. Не напишешь же «идиотина» на надгробии. Но и на «героя» сложно претендовать. И такой лох, что не сумел завести друзей, да и семья давно отказалась, чтоб написать «любимый и дорогой сын/брат/отец/муж/друг». Вот и остаётся только «хороший солдат». Как приятно узнать отношение отца к своей жизни и смерти, а? И как бы было неприятно, что этот мелкий его заменил, не имея даже внутреннего стержня, было бы куда паршивее, появись очередная такая могила с безликой надписью просто потому, что Брюс так слеп в своём страхе преступить черту, что не разглядел очевидного. Не понял, что убивал любые зачатки бойца в и без того домашнем мальчишке.

– Ну так что, от тебя отстать и подоткнуть одеялко или продолжаем?

– Продолжаем, – выдохнул Тим, даже сам встал в боевую стойку. А у него, наверное, сейчас всё тело болело. Ладно, этот мальчишка может даже заслужить уважение. Дик вон от природы мог своим телом владеть потрясающе, Джейсон же тренировался до кровавых мозолей. Вот и Тим не стал бойцом от рождения или по воле трагичного случая, но шёл сейчас к этому сам.

Какое-то время на тренировки ещё было. У Джейсона время ещё было. В конце концов, он велел Мэтту вскрыть завещание через год. А Стиву Джейсон сказал, что даже при самом лучшем раскладе он вернётся не сразу, через месяц где-то. Надо же с семьёй пообщаться, да и вообще... То есть Старк и Беннер сказали, что даже при том, что организм приспособился для перемещения между мирами, лучше делать перерывы между прыжками. На всякий случай. Так что да, можно было ещё немного этого мальчишку носом по матам повозить. Совместить приятное с полезным.



Заходить в свою комнату, ту, что старая, «досмертная», было страшно. Аьфред здесь убирал – это было видно. Но никаких личных вещей, только кровать, тумбочки, лампы, и всё новое, абсолютно новое. Стерильная комната мертвеца, не иначе. В дрожь бросало.

Джейсон провёл рукой по стене, опустился на корточки. Плинтус, вроде не меняли, а значит... Где же оно? Пальцы, наконец, наткнулись на еле заметный выступ. Сохранилось?!

Дощечка со скрипом поддалась, открывая небольшое углубление на стыке стены и пола. Внутри же была всё та же смятая пачка сигарет. Джейсон повертел её в пальцах. Ну хоть что-то от него старого, да? Только почему пыли нет?

– Мастер Брюс не нашёл ваш тайник, – в дверях стоял Альфред. – А я всегда знал.

– И не выбросил?

– Больше ничего не осталось, – Альфред пожал плечами. – Я не одобрял этой вашей вредной привычки, но всё остальное мастер Брюс уничтожил. Мне оставалось лишь следить за тайником.

– Альф... – это было... это было так... – Спасибо, – Джейсон обнял его. Хоть что-то из его старой жизни, маленький кусочек прошлой жизни. Что-то от Джейсона Тодда, пусть и не идеального, но человека, а не от образа Второго Робина – прилизанной ошибки Бэтмена.

– Дом никогда не был домом без вас. Спасибо, что вернулись.

– Я старался, – честно ответил Джейсон.

– Но курить всё равно бросайте, мастер Джейсон.

– Ну, с такими родственничками можно не только скуриться, но и спиться в конец, – фыркнул Джейсон, отпуская, наконец, Альфреда.



– Да, папочка, можешь ехать, мы уже большие мальчики. Точнее, мы с Диком, а пацана, если чо, запрём в кладовке, – Джейсон чуть ли не выталкивал Брюса прочь из пещеры. Собрался с Лигой куда-то в космос на какую-то сильно засекреченную (да, даже от семьи, тьфу!) миссию. Вот пусть и валит.

Тим носом засопел, а Дик выдал подзатыльник. Точнее попытался – Джейсон успел пригнуться. Правда, после этого Дик прицелился лучше и попал-таки.

Брюс посмотрел очень сурово (не то чтобы это сработало), но укатился на Бэтмобиле прочь.

– Ну что, папы нет дома, устроим тусу с сексом, наркотиками и рок-н-ролом? – спросил Джейсон, откидываясь на кресло перед Бэткомпьютером.

– Нас оставили за городом следить, а не...

– Я знаю, Тимми. Перестань быть занудой, – Джейсон помахал рукой. – Дикки, как на счёт вылазки за бургерами и вискарём? Ты уже приобщил мелочь к посиделкам с фастфудом на крышах?

– Пить ему рано, Джей.

– Ну, нам больше достанется, – пожал плечами Джейсон. – Берём один из Бэтмобилей? Давай который с турбинами?

В итоге они сидели прямо в костюмах на бордюре крыши высотки, свесив ноги вниз, и поглощали еду из больших бумажных пакетов, запивая молочными коктейлями из огромных пластмассовых стаканов. Джейсон с Диком пару раз приложились к небольшой бутылке виски, но так, чисто по факту, типа они бунтуют, как только папа свалил из города. И ладно сам Джейсон – только вышел из возраста тинэйджеров, да пропустил несколько лет взросления, но Дик то!.. Уже взрослый человек же! По годам, а на деле... Ну да, все они долбанутые и инфантильные, иначе кинули бы это неблагодарное дело со спасением мира и подняли бы бабло в частных охранных фирмах. Хотя... Ага, Джейсон работал на Фьюри. За деньги. Но они были пущены на благое дело! И на Диснейленд. И на приставку, которую Джейсон даже не успел установить. И на всё остальное. Круто, он стал наёмником.



– Тихая ночь, мастер Джейсон? – спросил Альфред, оставляя чашку с какао на столе. Какао с зефирками – любимый.

– Не сглазь, а? – фыркнул Джейсон и крутанулся на кресле у Бэткомпьютера, подхватил чашку и сделал первый глоток. Идеальное сочетание сладости и вкуса, Альфред не забыл.

Альфред похлопал его по плечу и удалился.

Но ночь и правда была тихая. С немногочисленными инцидентами вполне справлялась полиция (пусть хоть иногда жалование отрабатывают), а самые отморозки были заперты в Блэкгейте и Аркхэме. Так что можно было сидеть дома и наслаждаться какао. Тим с Диком были наверху, а Джейсон вызвался первым подежурить в пещере у компьютера, учитывая, что Барбара умотала в Нью-Йорк с Хищными Птицами и ей было не до них.

«Командировка» Брюса затягивалась. Это, наверное, знак. То есть давно уже было пора валить, до того, как Брюс вернётся. Он ведь против будет, попытается удержать, это же Брюс и его фирменное кредо контрол-фрика. Рюкзак, кстати, уже давно был собран. Вещи на первое время, не сильно похудевшая пачка наличности из того мира, ещё Джейсон закинул кое-каких гаджетов, встроил новые линзы в маску, собрал многофункциональный пояс, скачал на несколько носителей (вдруг прохождение через портал на одном-двух данные повредят) чертежи. Ничего серьёзного, точнее ничего, что можно превратить в оружие массового поражения (даже если ты Тони Старк или Ник Фьюри). В общем, Джейсон был давно готов отчалить. Но то Тима надо было ещё пару раз по матам в спортзале повозить, то с Диком какой-нибудь хренью заняться, то Альфред приносил какао или печеньки... Джейсон продолжал откладывать отбытие, хотя понимал, что «окно» закрывается. Скоро вернётся Брюс.

Джейсон как раз допил свою чашку, когда на Бэткомпьютере появилось уведомление. Во весь экран. Накаркали всё-таки. Джейсон вздохнул, отставил чашку, убрал ноги с панели и посмотрел на экран. Вот же... Побег из Аркхэма. Массовый. Пугало, Джокер, Зсас, Двуликий и пара более мелких преступников. Джейсон дёрнулся к коммуникатору и замер. Побег из Аркхэма. Джокер. Зсас. Крейн. Двуликий. И об этом знает только Джейсон. Они все в городе. И Бэтмена нет.

Джейсон закрыл вкладку и заблокировал дальнейшие уведомления, огляделся. Так, надо действовать быстро. Больше такого шанса не будет. И даже если семья его не простит, даже если тем самым он закроет себе путь сюда на годы, если не навсегда... Это правильный выбор, правильное решение. Они убили, искалечили и сломали слишком много людей. И это не прекратится само по себе. Джокер убил его самого, Джокер подрезал крылья Барбаре. Двуликий убил его отца. Да и остальные натворили не меньше. Нужно было подготовиться и исполнить план. Жаль, что не удастся по-настоящему попрощаться с братьями и Альфредом.

– Эй, Альф, ты уже спать ложишься? – Джейсон улыбнулся, заходя в его комнату. Он не мог сказать всего сейчас, но... – Я тебе чай принёс, без сахара и с лимоном, как ты любишь.

– Спасибо, Мастер Джейсон.

От его улыбки было больно. Джейсон ведь обманывал его. И чай, который сейчас пил Альфред... Джейсон понимал, что не мог никому позволить помешать ему, не мог втягивать их в то, что обязан был сделать. Они все проснутся завтра утром, и уже ничего нельзя будет изменить.

– Мастер... Джейс-н, мне... мне...

Джейсон вовремя подхватил почти опустевшую чашку из его пальцев.

– Чш-ш-ш, всё хорошо, Альф, – Джейсон, пока тот был до сих пор в сознании, обнял его и прижал к себе. – Мне жаль, что пришлось так поступить. Надеюсь, завтра ты всё поймёшь. Люблю тебя. Правда люблю.

Джейсон аккуратно уложил уже уснувшего Альфреда на подушку, подоткнул одеяло и коротко прижался губами к его лбу.

Осталось кое-что более лёгкое с точки зрения чувств, но более сложное в плане технического исполнения. Джейсон сжал три шприца со снотворным в кармане. По одному на каждого, плюс один запасной.

Дик был первым. С ним справиться куда сложнее, чем с этим недомерком. Дик всегда был лучшим во всём. Дик бы его победил, наверное... Именно поэтому Джейсон начал с него, чтобы воспользоваться элементом неожиданности. Заговорил о какой-то ерунде, сделал вид, что сходит за попкорном для просмотра фильма, мол, мелкого вниз следить за обстановкой сошлём, и вколол сзади в шею шприц.

Дик, кажется, и понять ничего толком не успел, как вырубился – Джейсон не перепутал средство и дозировку. Утром у Дикки будет си-и-и-ильно болеть голова. Зато с Тимом пришлось потрудиться – тот заметил, как Джейсон укладывает бесчувственного Дика на диван. Но, к счастью, Тим был слишком ошарашен и всё ещё не избавился от своей неуверенности. То есть в городе он стал лучше, но когда дело касалось его «кумира», да и вдобавок за пределом тренировочного зала...

– Зачем ты это делаешь?! – вскрикнул Тим, когда Джейсон уткнул его носом в ковёр. – Стой, так ты не Джейсон?! Ты просто хотел нас убить?!

– Джейсон я. И убивать вас не собираюсь! – Джейсон от удивления чуть не выпустил вёрткого мальчишку из захвата. – Проспишься и всё поймёшь. Надеюсь. И скажи Дику, что я не врал по поводу первого перехода. Это убивает. Не надо меня преследовать, не хочу, чтобы с вами что-то случилось, – Джейсон ввёл иглу в шею на миг замершего Тима и нажал поршень до предела.

Вот и всё, пути назад больше нет. Джейсон натянул на себя костюм, проверил, всё ли на месте в сумке и готов ли к эксплуатации прибор перемещения (Джейсон неделю назад проводил пробное включение – небольшой тестовый портал открылся без проблем) и подключился к Бэткомпьютеру, отслеживающему все полицейские отчёты.

Оставалось достать приготовленное заранее огнестрельное оружие из тайника в городе. Людям Чёрной Маски надо было лучше следить за своим товаром.

Каждый из этих сбежавших злодеев был опасным противником даже для Бэтмена, но Бэтмен... Бэтмен останавливал их, не желая убить или серьёзно навредить, а это сковывает. С другой стороны, взять снайперскую винтовку и поймать голову в перекрестье с соседней крыши, воспользовавшись как навыками из прошлой жизни, так и уроками Бартона... Голова Зсаса разлетелась, как гнилой арбуз, упавший с пятого этажа. Первый готов, осталось трое, и Готэм будет намного-намного безопаснее. Люди перестанут умирать, когда этих психов не станет. Это надо сделать просто потому, что Бэтмен не может этих самых психов остановить.



Ночь подходила к концу, и оставалась только одна цель. Самая главная. Джокер. Тот, кто приходил к нему в кошмарах раз за разом, тот, кто разрушил столько жизней, приковал Барбару к креслу. Тот, кто больше всех заслуживал смерти. Нет, даже не смерти – уничтожения. Как паразита – самого худшего паразита из существовавших.

У Джейсона была прекрасная возможность застрелить маньяка, как и остальных, он даже угол подобрал верный, пока Джокер готовил свою очередную «шутку» на одной из крыш Готэма. Что-то там с взрывчаткой и огромным сливовым пирогом. Но Джейсон не смог. Это должно быть не так. Не с ним. Так что Джейсон нажал несколько раз на курок, попадая по плечам и коленям, и отбросил винтовку. Он закончит это лицом к лицу. Он заставит этого мудилу почувствовать себя таким же беспомощным и обречённым.

Выбивать из него каждый хрип было истинным наслаждением. Джейсон чувствовал, что возвращает себе контроль, власть над жизнью. Теперь всё правильно. Он будет жить, а Джокер умрёт. Так и должно было быть. Это единственно верный путь. Будут жить и тысячи других, кого этот мудила больше никогда не тронет.

А теперь оставалось лишь поставить точку. Не взрывом, хотя это было бы символично. Взрыв может привести к жертвам среди гражданских. Пули в лоб из пистолета будет достаточной. Если бы ещё этот мудила перестал смеяться, даже захлёбываясь собственной кровью... Ну ничего, хорошо смеётся тот, кто смеётся последним. Вот у Джейсона ещё вся жизнь будет впереди на посмеяться.

– Эй, не с места! – крикнул кто-то, когда Джейсон уже собрался спустить курок.

Джейсон обернулся. Гордон. Комиссар Гордон собственной персоной наставлял на него пистолет. Надо же. И почему он тут один? Неужели вычислил, что кто-то прослушивал полицейские частоты и избавлялся от мусора? И да, Гордон же не любил вмешивать остальных в свои дела с Бэтменом...

– А тебе не говорили, что носить чужие знаки нехорошо? Особенно такие? – спросил он, явно намекая на эмблему Робина на груди.

– Почему же чужие? – Джейсон усмехнулся. – Он мой.

– Ты не Робин.

– О, я им был. А потом умер, – Джейсон пожал плечами и с силой пнул Джокера в лицо, когда тот что-то там попытался забулькать. Сложно говорить, если в лёгкие упираются сломанные рёбра? Вот пусть на своей шкуре это узнает, как узнал Джейсон. – И вернулся, раз у меня остались... незавершённые дела.

– Брось пушку, кем бы ты ни был!

– Как грубо. А мне казалось, что мы были друзьями, Старичок-Гордон, – Джейсон улыбнулся совсем как раньше. Может, Джим это вспомнит. И судя по тому, как дрогнула его рука с пистолетом... Узнал. Надо же. – И ты правда будешь наставлять пистолет на меня, а не на того, кто искалечил твою дочь? Не на того, чьим жертвам уже подсчёт не ведётся? Правда хочешь, чтобы он дальше существовал и продолжал убивать?

– Положи пистолет!

– А то что? Выстрелишь сам? Тоже убьёшь? – Джейсон шало улыбнулся. Адреналин зашкаливал. Сегодня он со всем покончит. Он рассмеялся и нажал на спусковой курок, целясь точно в голову лежавшего у его ног Джокера. А потом ещё раз. И ещё раз. Чтобы наверняка. Гордон каждый раз вздрагивал, но так и не выстрелил сам. А даже если бы и выстрелил... Джейсон сделал своё дело. И костюм был пуленепробиваемый. По крайней мере, его не пробить из обычного полицейского табельного оружия. Ну не попал бы он точно в незащищённый подборок, не стал бы туда стрелять – не по полицейскому протоколу. – Скажи Бэтмену, что он должен был сделать это сам. Давным-давно. Хотя бы после того, как этот кусок дерьма убил его сына.

– Ты думаешь, он будет рад этому?! Позволит тебе дальше творить вендетту? – странно, но Гордон продолжал в него целиться. Хотя уже показал, что не готов выстрелить сам. До сих пор был под впечатлением от призрака мальчишки из прошлого?

– Это уже не важно. Мстительный дух выполнил своё дело, мстительный дух может удалиться, – Джейсон, уже чисто для морального удовлетворения, спустил всю обойму в уже и так походившую на кашу голову Джокера и спрыгнул с крыши, расправляя плащ.

Он выиграл, он добился своего, он защитил город, он защитил тысячи людей. А теперь пора в последний раз взглянуть на открывавшиеся виды родного Готэма, мысленно со всем и всеми попрощаться и открыть портал. Вернётся он сюда точно не скоро. Если вообще вернётся. Это приемлемая плата за справедливость и жизни людей.



Переход выкинул на безлюдное ночное побережье. Трентон был не совсем на месте Готема, стоял на реке вглубь штата. А здесь было тихо. Он вернулся домой. К Стиву. Старая жизнь осталась в прошлом, он расплатился с долгами и завершил дела. Новая жизнь ждёт, ждёт и новый мир. Новый мир со Стивом, новый мир, где нужно решать свои проблемы. И, наверное, стоит подать документы в колледж. В Гарвард, например. Почему бы и нет? Разве он не потянет образование лучшего ВУЗа страны, а то и мира? И по уму, и по деньгам вполне. А на выходных можно возвращаться к Стиву. Джокер не дал ему прожить жизнь там, но здесь... здесь Джейсон мог начать сначала.

Джейсон ещё раз огляделся, снял костюм, надел нормальную одежду и включил смартфон. Пора найти, как добраться до Нью-Йорка, и посмотреть что он пропустил.

Первым делом с первой же страницы браузера в глаза ударили кричащие новостные заголовки. Вашингтон, Щ.И.Т. – это Гидра, упавшие Хелликариеры, Капитан Америка в гуще событий, Чёрная Вдова, слившая документы Щ.И.Т.а и дающая показания на весь мир...

Телефон Стива упорно утверждал, что абонент вне зоны доступа. Джейсон трясущимися пальцами нашёл номер Наташи, тот, который она дала на экстренный случай. Он же не должен быть отключён, не должен. Даже если Наташа залегла на дно. Не должен был...

– Ну же, отвечай, пожалуйста, ну же... Алло?! Наташ, что за фигня вообще произошла?!

Комментарии

Nadya5 2017-10-05 23:22:58 +0300

Потрясающий фанфик! Читала, не могла оторваться)))))))
надеюсь, и продолжение у этого шедевра есть))))

Альфа-кона 2017-10-06 11:23:06 +0300

Спасибо за такую положительную оценку. Продолжение находится в процессе, пока планируется 3 части :)

Nadya5 2017-10-06 19:21:21 +0300

А начало где-нибудь почитать ещё нельзя? А то читать фанфики в онгоинге - это какое-то особое мазохистское удовольствие)))))

Nadya5 2017-10-06 19:22:12 +0300

А начало где-нибудь почитать ещё нельзя? А то читать фанфики в онгоинге - это какое-то особое мазохистское удовольствие)))))

Альфа-кона 2017-10-07 19:58:23 +0300

Я пишу часто нехронологическими кусками, так что там начало-то есть, но при этом там и конец, и куски середины...

Nadya5 2017-10-08 01:11:07 +0300

Я тоже обычно так пишу))))
Что-то фанфик так зацепил, что перечитала местами)))))) Мне больше всего нравится момент, где Робин переживает, что человека убил, а Стив говорит, что верит ему)

Альфа-кона 2017-10-08 15:16:55 +0300

Он не совсем переживает о самом факте убийства. лишь о том, что скажет Стив и остальные. Установки Бэтмена же. Это в каноне была Яма лазаря и Талия, так что Джейсон немного двинулся кукушечкой, и ему стало плевать на всё, а тут ему не хочется, чтобы его послали такого неправильного. И Бэтс слишком хорошо в голову вбил, что "правильные" герои не убивает ни в каком случае. А кто у нас типа самый правильный тут? Стив конечно

Nadya5 2017-10-08 15:20:20 +0300

Автор, а вам бета, случаем, не нужна? ))))))
А то мой фик пока тормознулся, и свободного времени теперь много)

Альфа-кона 2017-10-08 15:25:06 +0300

Ну, вообще бета у меня есть (она же изначальный заказчик этого безобразия, мол, напиши мне миник про Джейсона и Стива Роджерса, да просто миник, ага), ну и вот "миник" какой вышел

Nadya5 2017-10-08 21:49:47 +0300

Бета - молодец))))) Знала, что просить надо))))))