Wrong

Автор:  fandom Cockles+Destiel 2017

Номинация: Лучший авторский слэш по зарубежному сериалу

Фандом: Supernatural

Бета:  fandom Cockles+Destiel 2017

Число слов: 31857

Пейринг: Кастиэль / Дин Винчестер , Дин Винчестер / Лиза Брейден, Дин Винчестер / Бенджамин Лафит

Рейтинг: NC-17

Жанры: Action,Space opera

Предупреждения: AU, BDSM, Future-fic, Hurt/Comfort, wingfic, Ксенофилия, Насилие, Смерть второстепенного персонажа

Год: 2017

Число просмотров: 272

Скачать: PDF EPUB MOBI FB2 HTML TXT

Описание: Далекое будущее. Люди выбрались за пределы Солнечной системы и благополучно осваивают галактику. Однако не все так просто: им встречаются не только готовые к сотрудничеству существа, но и враждебные цивилизации. Например, раса ангелов, способных перемещаться в пространстве без технических средств. А еще способных уничтожить целую станцию одним взмахом «крыла». Дин Винчестер, капитан подобной станции, живет повседневными заботами: защитить своих солдат, проследить за порядком во вверенном ему секторе, оформить, наконец, развод. Пока на его пути не оказывается капитан ангельского гарнизона Кастиэль.

Примечания: Автор 2

image

Глава 1


Межпланетная исследовательская станция «Шелтер» гостеприимно распахнула аккуратную пасть, принимая на свой борт стайку легких челноков, до сих пор двигавшихся клином. Только в нескольких сотнях метров от посадочной полосы, где уже было сгенерировано искусственное гравитационное поле, они зависли на мгновение и организованно перестроились в колонну, влетев на станцию по одному. Острые крылья отражали свет прожекторов, искря стальным блеском, по гладким корпусам плясал огонь. Последним влетел черный челнок, казавшийся громоздким на фоне более современных собратьев. Поверхность его была матовой и лишь на остром носу красовались тонкие хромированные полосы.

— С возвращением, ребята, — весело махнул рукой пилотам Эш, служивший на «Шелтере» механиком. — Что слышно?

— Тишина, к счастью, — легко спрыгнула Чарли из кабины гепарда новейшей модели, разработанной специально для разведки. Она направилась было к выходу из ангара, но ее тут же настиг серьезный голос капитана Винчестера:

— Через асептическую камеру, Брэдбери!

— Сучка, — добродушно выругалась Чарли и сменила направление.

Дин лишь фыркнул что-то себе под нос и, похлопав ладонью по черному боку Импалы, словно по шее породистой лошади, подошел к Эшу. Детка сегодня как-то слишком ощутимо реагировала на звездные излучения, покряхтывала датчиками, а у Дина не было времени, чтобы осмотреть все агрегаты сразу после нагрузки. Его ждало какое-то серьезное совещание, из-за которого пришлось свернуть разведывательную миссию на полпути, несмотря на протесты Сэма. Оставлять брата одного в системе, кишащей враждебными тварями, да еще и в компании безбашенных Чарли и Гарта, было бы верхом глупости. Ничего, после совещания Дин или закончит миссию сам, или же отправит с молодежью Бенни.


В просторном конференц-зале уже горел экран видеосвязи, а за широким белым столом скучал Кроули.

— Майор, — коротко кивнул ему Дин, тут же получив довольную ухмылку в ответ.

Их отношения с лучшим военным врачом земной армады давно были несколько натянутыми. «Шелтер» был исследовательской станцией, а, значит, Кроули имел здесь приоритет в командовании. Конечно, это не касалось ситуаций связанных с военными действиями, в эти моменты на «Шелтере» главным становился капитан Винчестер, но плавающая ответственность раздражала их обоих.

Экран моргнул раз, другой и вывел чуть мутное изображение Монро Штайна в генеральском кителе. В отличие от своих подчиненных на отдаленной станции, у него не было возможности ходить в штатском.

— Я просмотрел ваши отчеты, — не тратя времени на приветствия, начал он. — Разведка в системе Шамеда продвигается слишком медленно. Капитан Винчестер, увеличьте радиус работы патрулей. Я жду полную информацию о планетах системы до конца этой недели.

— Не могу обещать этого, генерал. — Дин не стал обращать внимания на скептический взгляд Кроули. — Система кишит сенши. Мы вынуждены быть осторожными, чтобы избежать стычек.

Не слишком развитые технологически, сенши, однако, отличались кровожадностью и упрямством. Затеять с ними драку означало бы подвергнуть «Шелтер» постоянным и долгим нападкам, которые вполне могли бы перерасти в космическую осаду. Превосходящая численность врага заставляла с ним считаться.

— К вам будут направлены дополнительные подразделения. Завтра прилетят капитан Брейден и майор Миллз со своими эскадрильями. Надеюсь, ваш ангар не забит хламом.

Кроули тихо прыснул со смеху. Дин предпочел не начинать перепалку с начальством. Все челноки модели «Импала» были списаны уже как три года, и только его детка продолжала бороздить просторы космоса. И дело было не только в привычке — в отличие от «Гепардов» и «Сапсанов», Импала обладала возможностью переключения на ручное управление, в то время как новые модели работали только на синаптическом контакте с пилотами.

— Серьезно, капитан, — продолжил Штайн. — Пора бы уже сменить транспорт. На Сапсанах установлены блокираторы внешних ЭМИ. Они уже доказали свою эффективность.

— Благодарю, сэр, но пока Импала остается самым быстрым челноком армады, я предпочту ее в качестве боевого корабля.

Эпоха ЭМИ — электромагнитных импульсов — как оружия уже подходила к концу. Практически все расы уже научились ставить мощные блокираторы, которые подавляли внешние импульсы, ранее выбивавшие из работы всю электронику на вражеских челноках. ЭМИ-пушки стали неэффективны, но Дин слишком хорошо помнил, чего человечеству стоило опоздание в развитии этой технологии. Если бы тогда у отца была Импала, он бы не погиб.

Штайн пожал плечами, словно говоря: «Как хочешь», и обратился к Кроули:

— Майор, вы уже разобрались с ангелами? У вас целых два экземпляра, и никакого толку.

Кроули оскорблено прищурился:

— Насколько я знаю, на других станциях все обстоит еще хуже. Я хотя бы расколол одну из этих тварей и передал вам подробный отчет. Не моя вина, что она ничего не знает. И пока у нас в руках только рядовые солдаты, мы ничего не добьемся. Им ничего не известно, они только выполняют отдельные приказы и практически не знают о заданиях других солдат. Поймайте их капитана, и тогда я вам добуду любые сведения, которые только будут в его голове.

Штайн кивнул, удовлетворенный этим ответом:

— Тогда ожидайте посылку в течение двенадцати часов. Надеюсь, вы займетесь ей безотлагательно. Заточенный у Кэмпбелла ангел опознал в пленнике капитана.

— Погодите, еще один ангел? — встрепенулся Дин.

— А вы думали, что я направил к вам Миллз и Брейден от нечего делать? — криво усмехнулся Штайн. — Будьте готовы усилить охрану «Шелтера».

— Так точно, — без тени радости в голосе ответил Дин. Ситуация становилась сложнее. Немногочисленная раса ангелов считалась сильнейшей в галактике. Огромные, сорок-шестьдесят метров в высоту, они путешествовали по космосу без звездолетов или каких-либо приспособлений, рассекая беззвучный вакуум своими крыльями, словно выкованными из металлической плазмы. Опасность, исходившую от ангелов, нельзя было недооценивать: удара двух высокоранговых существ хватило, чтобы уничтожить целую звездную систему. Люди пока были относительно защищены от их агрессии благодаря недавно найденному оружию. Сплав осмия, названный аслайером, видимо, был токсичен для ангелов: попадая в тело, он превращал огромных тварей в существ, крайне похожих на человека и внешне, и физически. Когда Дин впервые столкнулся с плененным ангелом, он и вовсе перепутал его с земной девушкой, и только необычный, практически белый цвет ее волос выдавал ее инопланетное происхождение.

С прибытием нового экземпляра коллекция «Шелтера» разрослась бы уже до трех пленников, и стоило опасаться, что ангелы попытаются отбить своих.

Совещание закончилось, и Дин поспешил обратно в ангар, не перекинувшись с Кроули и словом. Ему предстояли напряженные двенадцать часов подготовки к визиту действительно опасного гостя.


Глава 2


Электронное табло на подносе окрасилось красным и замигало. Дин его проигнорировал. Подумаешь, на пятьсот килокалорий больше. Он всегда ел больше, чем положено. В этом был минус отдаленных баз и станций: сюда невозможно было доставлять продукты с Земли, поэтому все блюда на кухне были представлены синтетическими таблетками и брикетами, крайне питательными, но совершенно не удовлетворяющими потребность желудка в хоть какой-то тяжести. Даже закинув в себя две тысячи килокалорий разом, Дин не ощущал съеденного.

— Переедаешь, — усмехнулся Бобби, чей поднос тоже сигнализировал о перегрузке.

— Все еще не могу привыкнуть, — добродушно улыбнулся Дин. — Вроде столько лет уже в космосе. Как трава выглядит, не помню, а есть все равно по-земному хочется.

Бобби понимающе кивнул и, понизив голос, спросил:

— Ты вычеркнул меня и Сэма из дежурств в лаборатории. Почему?

— Я бы всех оттуда вычеркнул, — честно признался Дин. — Я думаю, что ваша помощь понадобится мне вне «Шелтера».

— Но и на дальних дистанциях патрулирования нас нет, — заметил Бобби, когда они уселись за круглый столик. Общая кухня пустовала в это время, и говорить можно было вполне свободно.

— Бобби, ты знаешь, что сегодня прибудут Миллз и Брейден. У них очень важный груз для Кроули. Я подозреваю, что очень скоро все твари галактики заинтересуются им, и тогда мне понадобится каждый человек, чтобы отстоять «Шелтер». И лучших Охотников я предпочту держать в запасе.

Бобби задумался на секунду, пожевывая батончик со вкусом шоколада:

— И что это за посылка-то такая? Последний раз ты так переполошился, когда нам полтонны аслайера привезли.

Дин быстро огляделся по сторонам, проверяя, нет ли лишних ушей, и быстро сказал:

— Это капитан ангелов.

На лице Бобби не мелькнуло и единой эмоции, но глаза его тут же расширились, выдавая удивление. Он открыл было рот, чтобы что-то сказать, но не нашел слов и просто закрыл его. Дин его понимал. Он сам не находил себе места от тревоги. Такого рода добычу люди схватили впервые. Военный уклад ангелов был отлично проработан, им могла бы позавидовать любая разведка по части сохранения информации: три уровня организации — солдаты, капитаны и генералы. Первые исполняли отдельные приказы, вторым вроде бы были известны какие-то цели, но полной картиной боевых действий обладали только генералы. И человечество могло сколько угодно изучать врага, оно не продвинулось бы ни на йоту. Если Кроули удастся разговорить капитана, то это уже можно будет считать прорывом и историческим событием.

Красный круг на корпусе космолета Миллз ясно говорил, что опасный груз находится в чреве именно этого челнока. Джоди поспешно покинула кабину, на ходу выхватив бластер:

— У вас все готово?

На «Шелтере» все было не просто готово. В ангаре находилось около двадцати человек, вооруженных ружьями с аслайеровыми пулями, плотным кольцом окружившие грузовой космолет, в коридорах скрывалось подкрепление в полной боевой готовности. По кивку Кроули двое санитаров бросились к челноку и выгрузили белую капсулу.

— Сэр, индикаторы показывают учащение сердцебиения. Время анабиотического сна не более десяти минут.

— Тогда бегом, остолопы! — заорал Кроули, и сам ломанулся по коридору, ведущему в лабораторию. Дин передернул затвор пистолета и двинулся за эскортом ученых:

— Всем держать дистанцию, — скомандовал он. — Миллз, Брейден — в асептическую камеру. Эш — срочно проверить новые челноки, Бобби с первым отрядом — в патруль.

Началось.



Стоило санитарам втолкнуть капсулу в небольшую комнату, отделенную от всей лаборатории поляризованным стеклом, непрозрачным изнутри, как индикаторы устойчивого анабиоза погасли. Дин недоверчиво бросил взгляд на часы — четыре минуты. Уже? Кроули тем временем перещелкивал один тумблер за другим на стоящей рядом панели управления, отстранив своего помощника быстрым движением руки.

Капсула дрогнула. И еще раз. Неожиданно ее поверхность треснула, словно скорлупка перепелиного яйца, разбитая изнутри.

— Полная боеготовность, — скомандовал Дин.

— Спокойно, Винчестер, — хмыкнул Кроули. — Дальше своей камеры не вырвется.

Дин ему не верил. Анабиотические капсулы были достаточно прочными, чтобы выдержать нагрузку в несколько тонн. Их регулярно использовали для перевозки преступников, пленников, и даже ангелы-солдаты не могли проломить их защиту. Сейчас же блестящая белая поверхность была измята и дрожала в такт мощным ударам. Еще секунда, и крышка отлетела в сторону. Капитан выбрался из капсулы.

Его бы Дин с человеком не перепутал никогда и ни за что, несмотря на внешнее сходство. Слишком пружинистая походка, непривычно величественная осанка и глаза. Такого цвета Дин помнил небо на земле и больше нигде такого не видел. Ангелу хватило пары мгновений чтобы оглядеться и безошибочно уставиться на, казалось бы, белую стену, за которой стояли наблюдавшие за ним люди. Взгляд его хорошего не сулил: очевидно, капитан был в ярости.

— Смотри-смотри, все равно не выберешься, — ехидно фыркнул Кроули. Поймав вопросительный взгляд Дина, он пояснил. — Я увеличил мощность. Пусть только тронет стену и сразу получит пару тысяч вольт. Сейчас система определит вес и точную площадь контакта, и я подключу датчики для пола. Тогда он даже сесть не сможет.

— Вымотать его хочешь?

— Именно.

Капитан как раз подошел к стеклу и прикоснулся к нему ладонью. Полыхнула искра, кожа ангела мгновенно обуглилась, и он отступил на пару шагов, не издав и стона. Дин непроизвольно сжал руку, почти физически ощутив боль. Кроули довольно рассмеялся.

— Что смешного? — неприязненно бросил Дин, глядя, как ожог капитана тут же начинает затягиваться.

Враги врагами, но все же.

— Штайн мне наврал, — Кроули листал страницы электронного отчета, прилагавшегося к посылке. — Они поймали эту тварь еще три месяца назад, но твой дед ничего от нее не добился. Кажется, старый Кэмпбелл теряет хватку.

Дин пропустил эту колкость мимо ушей. Три месяца беспрестанных пыток, и у ангела все еще было достаточно сил, чтобы разбить анабиотическую капсулу и регенерировать на глазах. Невероятная мощь.

— Они вживили два позвоночных штифта, — продолжал Кроули. — Хорошо. Значит, освободиться от действия аслайера он не сможет. Думаю, на этом этапе мне пока не требуется твоя помощь, Винчестер. Можешь оставить мне пару дежурных и быть свободен.
Дина в очередной раз передернуло от необходимости передачи ответственности. Пока они принимали военный груз и обеспечивали его безопасность, Кроули слова не мог сказать поперек, а теперь он снова был выше по званию. Может, все-таки стоило подать прошение о переводе на обычный военный корабль? Правда, в этом случае Дин точно лишился бы Импалы.

Он сдержанно кивнул и направился к выходу, жестом приказав двум солдатам остаться. Небольшой вооруженный отряд послушно последовал за ним. Спину ощутимо жег взгляд голубых глаз.

Дверь уже закрывалась, когда до него донесся довольный голос Кроули:

— Ну что, Кастиэль, приступим?


Глава 3


— Дин, ты в порядке? — раздался голос Бенни на индивидуальной частоте. По идее, во время миссий было запрещено уходить из общего эфира, но любовнику как всегда было плевать на правила. — Импала выглядит нервной.

— Все отлично, — солгал Дин, поспешно переключившись на ручное управление. Челнок послушно вздрогнул и полетел ровно. — Вернись в эфир.

Коренное население системы Шамеда крайне недружелюбно отнеслось к пришельцам, поэтому каждому разведчику требовалась максимальная сосредоточенность.

— Винт Хантерам. Увеличить интервал до двойного.

Клин из пяти челноков стал шире, обозримое поле на локаторах стало шире, на нем появился астероидный пояс. Спектрометры мгновенно определили состав и вес многочисленных тел, но не обнаружили ничего интересного. Углерод с вкраплениями железа, вес не больше пары сотен тонн.

— Берри Винту. Тревога на правом фланге. Космолеты.

Дин тут же всмотрелся в экран локатора. На правом фланге все также мерцал только астероидный пояс:

— Винт Берри. Ничего не вижу.

— Они замаскированы. Слишком стройно уж летят эти камни. Спорю на двадцать кредитов, что это сенши.

— Винт Хантерам. Собрать клин, минимальный интервал. — Чарли была гением аналитики, и не доверять ей не было смысла. Меньше чем через минуту все челноки собрались в плотное построение, электромагнитный рисунок которого теперь было сложно разобрать: Импала
гасила своим корпусом излучения вражеских локаторов, и на экранах сенши теперь наверняка виднелся один большой космолет. — Курс на А8.

Клин послушно развернулся и направился к астероидному полю. Дин мог позволить себе такой маневр. Сейчас за его спиной была самая надежная команда, состоящая из Сэма, Бобби, Чарли и Бенни. В таком составе даже пара десятков сенши не составила бы для них проблемы.
Неожиданно из гущи многочисленных камней полыхнул лазерный луч. В кабине завыла сирена, сообщая о критической мощности выстрела. Гепард Сэма кувыркнулся, уворачиваясь от атаки, и тут же вернулся в строй. Дин только усмехнулся: не на тех напали.

— Хантеры, гиперпространство на В9. Разворот после прыжка.

— Так точно, — одновременно рапортовали четыре голоса, и отряд мгновенно оказался под астероидным поясом. Локаторы теперь безошибочно определяли шесть допотопных звездолетов сенши.

— Каюк вам, воробушки, — хохотнул Бенни, в очередной раз вплетя какое-то старомодное словечко.

— Хантеры, в атаку, — улыбнулся Дин.



Импала недовольно ворчала и кряхтела, тащась на буксире. Стабилизаторов едва хватало, чтобы сохранять горизонтальное положение, а Дин, наконец, позволил себе откинуться в кресле. Голова кружилась, под веками взрывались сполохи, стоило только закрыть глаза.

— Дин, не молчи, — раздался в наушниках встревоженный голос Сэма.

— Да что тебе неймется, — мысленно махнул рукой Дин. — Я же сказал, что все в порядке.

— Ты не говорил!

— Серьезно, Дин, ты ничего не говорил, — подтвердил Бенни. — Тебе, кажется, хорошо досталось.

— Теперь сказал. Не потеряйте груз.

Больше всего сейчас ему хотелось отключить передатчик и провалиться в сон. Сенши сегодня сражались невероятно слаженно, применяя множество маневров и хитрых петель, из-за которых охотники один раз даже нарушили строй. Прокручивая в голове события, Дин понимал, что стоило насторожиться еще при первом выстреле значительной мощности, но они так привыкли выбивать сенши с вверенных им территорий, что даже не придали этому значения. Спектрометры регистрировали урановые вкрапления в корпусах вражеских звездолетов, что тоже было необычным, и Дин дал команду на захват одного судна.

Когда сенши поняли, что в этой схватке им несдобровать, то сразу обратились в бегство. И Дин опять удивился их организованности. Вместо того чтобы броситься врассыпную, сенши уходили стройным каре. Секунда до броска в гиперпространство, и они развернулись, обрушив лучи десятка лазеров. Увидев, что Сэм зажат между лазерной атакой и астероидом, Дин, недолго думая, подставил под удар Импалу, зная, что ее броня точно выдержит. Двигатели вышли из строя, и сенши исчезли с локаторов. Все, кроме одного челнока, подбитого точным выстрелом Бобби.

Теперь эту добычу они тащили на «Шелтер», предварительно ударив ЭМИ с нескольких сторон, чтобы уж наверняка вывести из строя всю электронику.

Дин злился. Он допустил ошибку, которая могла стоить его подчиненным жизни, разбил любимый челнок, и теперь будет вынужден провести пару дней на «Шелтере», и хорошо, если не во врачебном отсеке. А значит, уворачиваться от серьезного разговора с Лизой будет сложно. Хорошо еще, что Бенни не в курсе, что официально они до сих пор не развелись.



Регенерационная камера по сути своей представляла большую ванну, заполненную темно-синим, практически непрозрачным гелем. Над ней были установлены специальные лампы с урезанным спектром, совсем не раздражавшим усталые глаза. Дин был даже рад назначению доктора Робертса отлежаться пару часов. Правда, на передатчике он завел себе будильник на сорок минут, очень уж не хотелось ему оставлять «Шелтер» без присмотра. Хотя присутствие на станции и Бобби, и Джоди внушало определенное спокойствие. Бобби был куда более опытным командиром, и ходить бы Дину у него в подчиненных, если бы не тот самый бой на границе Солнечной системы, когда только началась война ЭМИ-технологий между цивилизациями. Территорию человечества удалось отстоять, но потери были страшными, и расплачивался за них, естественно, не отдававший приказы «в атаку» генерал, а якобы «заваливший операцию» полковник Сингер, впоследствии пониженный до младшего лейтенанта.

— Пропустите меня к нему! — послышался знакомый возмущенный голос.

Лиза.

— Никак не могу, приказ капитана, — развел руками Робертс.

— Я его жена!

— Это во время одновременного отпуска вы ему жена, а тут офицер на боевой службе. Приказ есть приказ.

Дин с облегчением выдохнул. Робертс, конечно, был пьяница и редкостный разгильдяй, у которого вечно припрятана бутыль крепкого алкоголя, но профессию свою он любил страстно. Передатчик мигнул зеленым. Сообщение, не срочное. Дин закрыл глаза. Гель укутывал теплом, восстанавливая силы, шум в голове медленно утихал. Дно ванны чуть заметно завибрировало, начиная легкий массаж. Потрясающее ощущение расслабляющихся мышц, накатывающей сладостной истомы. Здесь можно было лежать вечно.

За дверью комнаты навзрыд заревела девчонка. Дин вздрогнул и вынырнул из полудремы. Суровые мужские голоса пытались успокоить девушку, Робертс тоже что-то причитал, пока она всхлипывала и что-то неразборчиво лепетала.

— Новак, возьми себя в руки, в конце концов! Ты солдат или нет? — сорвался кто-то из старших.

— Идите отсюда, — сурово приказал Робертс. — Дальше сам разберусь.

Дин вздохнул и попытался отключиться от происходящего. У него не так много времени, он должен использовать каждую секунду, чтобы восстановиться. Сейчас он все равно ничего не сможет предпринять. Но проще было сказать себе успокоиться, чем сделать это по-настоящему. И как назло он слышал всхлипы девчонки да отрывки фраз, из-за которых сон и вовсе улетучивался.

— Ты что же, никогда в лабораториях не дежурила?

О да, дежурства в лаборатории испытание не для слабонервных. Дин в принципе был против девушек в армии, а тем более против их присутствия на исследовательских станциях. Но когда он составлял график дежурств, он включил и солдат из эскадрильи Миллз, и подчиненных Лизы тоже, не слишком перебирая личные дела. По крайней мере, ни одной пометки о ненадежности он не встретил.

— …ужасно! Он на моего отца похож…

— Но ты ведь понимаешь, что это инопланетное существо?

Видимо, Новак впервые столкнулась с ангелом. Дин тоже предпочитал не присутствовать на дознаниях этих тварей. Он чувствовал себя палачом, глядя, как они страдают практически по-человечески. Кроули тогда объяснял, что это защитная реакция — попытка разжалобить противника, но Дину легче от этого не стало.

Будильник пискнул раз, другой, сообщая о необходимости заканчивать процедуру.



— Тебе точно стало лучше? — Сэм выглядел взволнованным, а голос его был преисполнен праведного недоверия.

— Я в отличной форме. — Дин хлопнул его по плечу. — Как там Гепарды?

— Эш их уже проверил. Есть мелкие повреждения, но ремонт будет закончен уже через пару часов. А вот Импале досталось.

Они шли по ярко освещенному коридору, ведущему к ангару. Экономичные лампы немного гудели, свидетельствуя о больших энергозатратах в близлежащих помещениях. Как и всегда возле лаборатории. Чего стоила только ангельская клетка, постоянно находившаяся под напряжением.

— Сколько? — только и смог выдохнуть Дин.

— Дня три, не меньше. Эш предложил ее списать, но я запретил. Я знаю, как она тебе дорога.

— Спасибо, Сэмми.

Все-таки младший брат у него был славный. Неосторожный, правда, совсем, но Дин надеялся, что это изменится со временем и не слишком поздно.

— Дин Винчестер! — раздался откуда-то сзади угрожающий голос Лизы Брейден.

В конце коридора показалась знакомая фигура Бенни.

— Твою мать, — пробормотал Дин себе под нос. Выяснять отношения с обеими заинтересованными сторонами было бы совсем не кстати. Сэм тихонько хихикнул, за что получил тычок под ребра. Запястный передатчик мигнул красным. Срочное сообщение. От Кроули.
Дин майора не любил, но сейчас был благодарен. Театрально поклонившись Сэму, он быстро свернул во второстепенный коридор, ведущий к лаборатории, оставив брата оправдывать его внезапное исчезновение.



В лаборатории царил полумрак. У двери стоял солдат с нашивкой «Рейнджер», что выдавало его принадлежность к эскадрилье Миллз, с оружием наготове. Блестящий пол уже не блестел, почти весь заляпанный кровью, а самого Кроули не было видно. Кастиэля Дин нашел взглядом сразу же. Ангел сидел на жестком стуле, почти укутанный в десятки аслайеровых кандалов, кровь с обеих рук сливалась тонкими струями в пару подставленных ведер. Напротив него в таких же кандалах сидела девушка, чья фарфоровая кожа казалась мертвенно бледной на фоне ее бронзовых волос. Анаэль. Первый ангел, доставленный на «Шелтер».

— О, Винчестер, ты быстро, — удивился Кроули, выныривая из соседней комнаты.

— Проходил мимо, — сдержанно ответил Дин, стараясь не смотреть на ангелов.

Рейнджер у дверей выглядел так, словно его тошнило, и оставалось только удивляться, как помощников Кроули не выворачивало от происходящего.

— Парни разобрали челнок сенши. Посмотри-ка, а я пока здесь закончу.

Дин прошел в соседний бокс и замер. На операционном столе, укрытом прозрачным нанокарбонитовым кубом, лежал двигатель мелкого звездолета. Но это нельзя было назвать двигателем. Каждый узел, каждый агрегат блестел и сочился какой-то жижей, некоторые из них пульсировали и подрагивали.

— Что за хрень, — не удержался Дин, обходя кругом стола.

Это было больше похоже на что-то живое, нежели на часть челнока, а ведь технологии сенши были хорошо изучены.

Громкий душераздирающий крик прервал его размышления, заставив броситься обратно к Кроули. Кричала Анаэль, по телу которой раз за разом пробегали разряды электрического тока. Дин остановился, понимая, что вмешаться не имеет права.

— Ну же, Кастиэль, прекрати ее страдания, — ехидно предложил Кроули.

Небольшой переводчик тут же щелкнул:

— Охо ти а, Кастиэл. Со ни ха.

Капитан ангелов не шелохнулся. На его лице не дрогнул ни единый мускул, хотя взгляд — пронзительный и жесткий — был прикован к извивавшейся в оковах девушке. Молчание было его ответом.

— Она не может терпеть это вечно, так ведь?

Кроули повернул переключатель мощности ближе к десяти. Вой ангела стал громче, отчего рейнджер, стоящий на подстраховке, неприязненно поежился.

— Хо ми та око ни?

Мертвый голос переводчика звучал отвратительно. Казалось, в нем было больше насмешки, чем во вкрадчивом говоре Кроули.

— Я жду ответов. Или ты расскажешь мне ваши планы на Шамеду, или она умрет.

Кастиэль чуть заметно вздрогнул, но не шелохнулся.

— В смысле умрет? — непонимающе переспросил Дин.

Вроде как регенерация ангелов была бесконечной. Или все же практически бесконечной?

— А сейчас увидишь, — лукаво подмигнул ему Кроули. Он нажал на панели несколько кнопок, и спинка стула, к которому была прикована Анаэль, начала медленно отодвигаться. — Магниты достаточно мощные, чтобы притянуть к себе хоть тонну аслайера. А штифт на ее позвоночнике намного легче.

Переводчик чуть шипел, переводя речь майора на ангельский. Анаэль обернулась к своему мучителю и забилась изо всех сил, силясь вырваться.

— Нет, милая. Пусть капитан рассказывает все, что знает, — спинка отодвинулась еще.

От крика можно было оглохнуть. Он гремел по всей лаборатории, разбиваясь о блестящие стены, резонируя, раскалываясь на сотни отзвуков. Кастиэль молчал, вцепившись взглядом в умирающего солдата. Магниты медленно ползли прочь.

— Ни маи, ни коми, оро ти ахай! — внезапно запричитала Анаэль. — Ми маи, Кастиэл, ми маи. Охоши и ди та!

— Я тебя не слышу, Кастиэль, яд не дает мне, — бесстрастно загнусавил переводчик. — Скажи им, что-нибудь, хоть что-нибудь. Про крылья, про полотно — что-нибудь.

— И вар, Анаэл. Хор о да, — внезапно четко и сухо произнес Кастиэль.

Дина подбросило на месте от его голоса — глубокого и сильного, словно и не принадлежащего измученному существу. Тембр принадлежал опасному и могучему противнику, против которого в запасе хотелось иметь не одно оружие.

— Замолчи, Анаэль. Умри достойно, — озвучил его приказ переводчик.

Анаэль послушно замерла, слезы хлынули из ее глаз двумя тонкими дорожками. Сила притяжения оказалась слишком мощной: аслайеровый штифт с хлюпающим звуком был притянут к широкому магниту, вырвав собой кусок позвоночника. Тело Анаэль обмякло и повисло безвольным мешком в кольцах оков. По полу лаборатории поползла лужа густой темной крови.

Наступила тяжелая тишина. Наконец Кроули цокнул языком, обращаясь к Кастиэлю:

— Как ты мог убить ее, капитан? И глазом ведь не моргнул.

Взгляд ангела полыхнул вселенской ненавистью, и Дин только сейчас заметил, что верхние веки его были срезаны подчистую. Он не смог бы отвернуться от жуткого зрелища, даже если бы захотел.

— Подумай хорошенько, Кастиэль. У нас ведь не один твой солдат в плену.

После этих слов Кроули выключил переводчик и весело махнул Дину рукой:

— Слушаю тебя, Винчестер.

— Ну и живодер же ты, — не скрывая отвращения, процедил он сквозь зубы.

— Все во имя человечества. Теперь мы знаем, что ангелов можно убить, что они общаются телепатически, а аслайер блокирует эти волны, а также что им есть, что рассказать про их крылья и какое-то полотно.

Их разговор был прерван робким обращением дежурящего рейнджера. Парню срочно нужен был туалет. Дин милосердно отпустил его, покачав головой. Рейнджер поспешно исчез из лаборатории.

— Зеленые какие они все у Брейден, — насмешливо заметил Кроули. — А ты их все ко мне посылаешь.

— Опытные бойцы нужны мне вне «Шелтера», — отрезал Дин, не собираясь обсуждать свои решения.

— Дело твое. — Кроули скинул с себя халат, стянул перчатки и направился к выходу. — Присмотри тут пока. Есть хочу ужасно.

— Эй. — Дин огляделся и понял, что был в лаборатории совершенно один. — А ничего, что здесь непонятная хрень и два ангела?

— Ты сам отпустил дежурного, — ехидно хихикнул Кроули. — Не трусь, я быстренько.

Толстая нанокарбонитовая дверь закрылась за его невысокой фигурой.

Дин тяжело потер глаза кулаком и быстро достал пистолет из кобуры. Обычная мера предосторожности. Кастиэль медленно поднял взгляд на нового человека. Дин столкнулся с ним взглядом и похолодел изнутри. Капитан не боялся. Это читалось в какой-то отчаянной гордости, в каком-то бесконечном чувстве собственного достоинства. Казалось, он изучал Дина, считывая, словно сканер спектрометра, раскладывая на сотни, тысячи составляющих. И если Винчестеру доводилось раньше испытывать чувство, что его раздевают взглядом, то на этот раз с него снимали кожу, словно то, что интересовало Кастиэля, находилось гораздо глубже.

— Мне жаль, — сорвалось с губ Дина против его собственной воли.

Но переводчик был уже выключен, и вряд ли ангел его понял. Взгляд завораживал. Сердце билось чаще, разгоняя кровь, отдаваясь набатом в ушах.

— Я ничего тебе не сделаю, — успокаивающе произнес Дин и отвернулся.

Кастиэль тихо вздохнул, чуть расслабив шею. В тишине лаборатории было слышно, как воздух с сипом вырывается из его легких. Методичное журчание сливаемой крови стало тише; видимо, струйка из катетеров стала тоньше. Дин украдкой принялся разглядывать пленника.
Видно было, что ангел устал. Плечи обвисли, осанка потеряла жесткость, губы пересохли и потрескались до крови, срезанные веки не восстанавливались. И что-то подсказывало Дину, что это состояние никак не способствовало откровениям с людьми.
Глядя на Кастиэля, Дин впервые в жизни испытывал смешанные чувства к врагу. То ли восхищение стойкостью и смелостью, то ли чувство отвращения за хладнокровную реакцию на смерть товарища. Он не смог бы так оставить умирать хоть кого-то из его друзей. Даже своими косвенными подчиненными он не стал бы жертвовать. «Умри достойно». Нет ничего дороже и достойней жизни. Но, видимо, и правда — у ангелов долг был превыше всего.

Дин откупорил флягу и поднес к губам. В лаборатории было жарко, соленый запах крови сушил горло. Хотелось пить.

Пересохшие губы Кастиэля дрогнули, но сам он не шевельнулся. Взгляд из усталого превратился во враждебный. Дин фыркнул:

— Что, думаешь, издеваюсь над тобой? Пить хочешь?

Все-таки он никогда не смог бы стать как Кроули. Тут взгляд его упал на крепко сомкнутую в кулак руку Кастиэля. Из ладони сочилась кровь. Мысли встрепенулись и понеслись галопом: что там мог сжимать ангел? Вдруг ему удалось схватить что-то, что можно превратить в оружие? Дин сорвался с места и подошел ближе, направив пистолет ангелу в голову:

— Что там у тебя? Разожми руку!

Переводчик молчал, а Кастиэль, не выразив и тени страха, смотрел Дину в глаза, игнорируя дуло пистолета. Дин осторожно дотянулся левой рукой до напряженных пальцев и попытался их разжать. Не получилось; казалось, он разжимал тиски охотничьего капкана.

— Ну! Покажи, что ты взял!

Кастиэль с трудом распрямил ладонь. Но она была пуста, только четыре глубоких лунки сочились кровью. Дин медленно отступил. Он сам сжимал кулаки до красных отметок от ногтей, сидя в кресле стоматолога, и понимал этот прием.

— Извини. — Он действительно чувствовал себя виноватым, забрав у пленника возможность отвлечься от окружавшей его боли. — Выпей-ка.

Кастиэль пил жадно, как только понял, что коснувшаяся его губ жидкость не опасна. Капли сбегали по его подбородку, мгновенно впитываясь в кожу. Почти замолчавшие струйки крови снова зажурчали, подобно ручейкам талой воды. Темные круги под глазами стремительно светлели.

Пискнул замок, считывая наручный передатчик, и Дин оказался на стуле возле бокса быстрее, чем Кроули заглянул в лабораторию.

— Ну, так что, посмотрел на двигатель?

— Да, посмотрел. Впервые такое вижу.

— Что ж, я тебе сейчас еще кое-что покажу, — деловито пообещал Кроули, заходя в бокс. — Иди сюда.

Дин последовал за ним, украдкой бросив взгляд на Кастиэля. Ангел медленно моргал, словно хотел спать, а мертвенно-белый свет многочисленных ламп резко подчеркивал его длинные ресницы.


Глава 4


— Дин, можно на минутку?

За прошедшие полгода Лиза заметно похорошела. Дин мысленно отметил, что его отсутствие пошло ей на пользу. И сейчас, столкнувшись с ней нос к носу в переполненной столовой, избежать личного разговора было невозможно. Хотя после утренних планерок ему уже три дня удавалось ловко исчезать.

— Конечно, — беззаботно кивнул Дин.

В принципе, он был готов ко всему.

— Я хочу предложить начать все сначала, — серьезно сказала Лиза, как только они остались наедине, свернув в боковой коридор. Дин на секунду растерялся. Нет, к такому его жизнь не готовила.

— Подожди-ка…

— Я знаю, что у нас были недопонимания. Но если мы все обсудим, то наверняка сможем справиться. Каждая пара сталкивается с кризисом…

— Только не каждого парня выпирают в одних трусах из каюты, — фыркнул Дин, вспоминая крайне неловкую ситуацию.

— Была неправа, признаю, — покорно согласилась Лиза. — Я вспылила.

А Дин-то думал, что она будет отстаивать свой поступок. Ладно, он уже не в школе. Не хотелось, конечно, расстраивать Лизу, но выбора нет. Расставаться с нынешним партнером он не планировал, да и заявление на развод было уже подано.

— Лиза…

Наручный передатчик пискнул красным. И снова Кроули.

«Есть подробности по двигателю. Загляни».

А следом за ним сообщение от Эша.

«Проблемы с челноками Брейден».

— …зайди сейчас к Эшу. Он пишет, есть проблемы с челноками твоей эскадрильи.

С отношениями они разберутся позже. Боеготовность «Шелтера» стояла на первом месте. Сам же Дин быстро направился в сторону лаборатории.

Двигатель челнока сенши действительно оказался «полуживым». Все его двигающиеся части были заменены на тугие мускулы, вращавшие тяжелые металлические детали. Это было чем-то невероятным, и команда Кроули продолжала разбирать захваченный звездолет по кусочкам. И, видимо, сегодня у него были очередные новости.



Передатчик снова замигал красным. Дин беззвучно выругался, почти рывком выбрался из объятий любовника и схватил вибрирующий прибор.

— Ну что там опять? — недовольно поинтересовался Бенни, еще надеясь на продолжение. Но Дин уже был на ногах и спешно натягивал облегающую майку:

— Кроули скинул информацию по завтрашнему совещанию. Мне нужно подготовить план.

— Ну он же только сегодня ее тебе дал. Сделаешь послезавтра. — Бенни зевнул, не торопясь подниматься с постели. Где-то в глубине души Дин предпочел бы, чтобы любовник просто схватил его за шиворот и затащил обратно, но от обходительного Лафита этого ждать не приходилось.

— Да, с радостью бы. Только этот подхалим поставил в копию Штайна, а этот ждать не будет.

Дин терпеть не мог в Кроули вот эту любовь выслуживаться перед начальством. Работник года, черт бы его побрал. Почему нельзя доложить результаты исследований утром, как все нормальные люди? На черта поднимать всех на ноги? В голове с надеждой мелькнула мысль, что полученная информация таки может быть важной и неотложной, и Дин, скрепя сердце, отправился к себе, пообещав Бенни еще заглянуть до утра. Бенни хитро кивнул, прекрасно зная, что никаких визитов сегодня уже не предвидится, и лег спать.

Небольшой проекционный экран моргнул и отобразил многочисленные строки документов. Дин зевнул и принялся читать.

«…сенши допрошен и утверждает, что не знает ничего о нападении на эскадрилью Охотники, ссылаясь на амнезию», — Дин тихо фыркнул. Об этом Кроули известил его еще днем. И стоило ради этого слать сообщения посреди ночи? Хотя какая ночь в этом чертовом космосе? Отведенное для сна время ради сохранения бодрости, не более. Дин перебрал в уме все возможные варианты, касавшиеся сенши еще после визита в лабораторию. Существо клялось в своей непричастности, а вид челнока вызвал у него неподдельный ужас. Значило ли это, что кто-то научился контролировать эту малоразвитую расу? И откуда тогда взялись такие «полуживые» технологии? В чем вообще была цель нападения на людей? Ответов у Дина не было. А ведь Штайн потребует их уже через несколько часов. И пока у Дина были только предложения по усилению безопасности.

«…написан протокол для допроса ангелов…». Опять ничего нового. Протокол допроса был написан еще его дедом, Сэмюэлем Кэмпбеллом, только вот ни на одном из пленников он не сработал. Ангелы предпочитали умирать, но не сдаваться.

«…нацеленные на исключение возможности трансформации…», — логично, ведь именно это делало ангелов грозными противниками. Это с аслайером в теле они были похожи на людей, а вот развернувшись в полную силу, становились огромными сгустками энергии, метров по сорок-пятьдесят в высоту. Впрочем, аслайер и был ингибитором этой способности.

«…произведена деформация энергетических потоков и смещение электромагнитного рисунка…» Чего? Дин вздрогнул и вчитался внимательнее. Если отчет Кроули не лгал и не преувеличивал, то майора ждало внеочередное повышение.



В небольшом зале, предназначенном для собраний, уже сидели и Миллз, и Кроули. Дин сдержанно кивнул обоим, и только потом заметил худую девушку, ссутулившуюся на стуле возле ученого. Отчет не лгал.

Штайн, едва появившись на большом проекционном экране, приступил к вопросам без всяких приветствий по протоколу:

— Это Израэль?

Девушка вздрогнула, услышав свое имя на чужом языке. Кроули бесстрашно потрепал ее светлые, почти прозрачные волосы:

— Без штифта, прошу обратить внимание. Она не может трансформироваться, регенерация не превышает человеческой. — Дин заметил многочисленные синяки и ссадины на ее руках. — Ну и сговорчивость у нее, конечно, не в пример ее собратьям. Можете с ней поговорить, полковник.

Кроули выглядел ужасно довольным. Действительно, столько времени было потрачено на эти эксперименты, но Дин почему-то не испытывал радости. Он видел Израэль раньше и мог бы назвать ее красивой. Сейчас перед ним сидела сломанная кукла с мертвыми глазами, вздрагивающая от каждого резкого звука. Осанка исчезла, резко выступившие ключицы неприятно подчеркивали костлявые плечи, под глазами темнели синяки. Кожа на щеках Израэль шелушилась, тонкие длинные пальцы скрючились — жалкое было зрелище. Голос, который до этого мог бы принадлежать оперной певице, осип, потерял свою силу и теперь был больше похож на детский лепет. Портативный переводчик размеренно транслировал ее испуганную речь на человеческий.

— Нам удалось выяснить, что общаются ангелы посредством телепатии, — продолжил Кроули. — Также Израэль объяснила, как им удается перемещаться в вакууме без специальных технологий. У каждого ангела огромные запасы энергии, которая защищает физическое тело от воздействий космоса. Ее же они используют для «открытия врат» в разных частях галактики. Когда объем внутренней энергии падает до определенного уровня, ангел лишается возможности трансформироваться. Если же после этого запас энергии не пополняется некоторое время, то наступает «точка невозврата», и ангел остается в своей физической форме навсегда.

— Я так понимаю, Израэль этот рубеж прошла, — понимающе кивнул Штайн.

— Именно. И после этого уже смогла поделиться информацией.

— Разошлите протокол эксперимента на другие исследовательские станции, — приказал полковник. — И приступайте к допросу Кастиэля. Винчестер, обеспечьте безопасность майору на время испытаний.

— Так точно, — сухо ответил Дин.



Этот чертов день обещал никогда не закончиться. Дин с отвращением следил за тем, как в голову Кастиэля с хрустом вбивались тонкие аслаэровые иглы. Ангела потряхивало, он отчаянно пытался вырваться, забыв о хладнокровии. Когда новая игла вонзилась где-то в районе затылка, Кастиэль сдавленно зашипел, плюясь кровью, но на очередной тщетный рывок сил у него уже не хватило. По бледным рукам пробежала дрожь, пальцы заскребли по подлокотникам — но в кулаки сжаться не смогли, и ангел тяжело повесил голову, почти потеряв сознание.

Кроули задумчиво обошел вокруг, пересчитывая иглы над аслаэровым обручем, сдавливающем череп пленника и вслух пробормотал:

— Сколько же можно? На Израэль все получилось.

Дин ненавидел себя за присутствие на этой медленной, изощренной казни. Вопреки собственному желанию он все больше проникался сочувствием к капитану. Стойкость и верность достойны уважения.

Кроули в очередной раз повторил свой вопрос, и переводчик зашуршал, транслируя его на ангельском:

— Слышишь меня? Меня интересуют ваши планы на Шамеду. Что здесь делаешь ты и другие ангелы?

Кастиэль медленно поднял взгляд на своего мучителя, но даже не разомкнул губ, наградив его лишь презрительной ненавистью. Дин был готов восхищаться его выдержкой. Даже сейчас от Кастиэля веяло силой. Но сколько еще этот несчастный собирался держаться? Казалось, он не боялся потерять истинную форму. А может, Кастиэль уже потерял надежду на спасение и просто ждал, пока его убьют?

Кроули цокнул языком и скрылся в глубине лаборатории. Дин предпочел не шевелиться и не привлекать лишний раз внимание ангела. Кастиэль же следил за своим мучителем затравленным взглядом, смотря на дверь, за которую ушел ученый.

Спустя секунду Кроули вернулся в компании Израэль. Лицо Кастиэля исказилось болью, но лишь на миг — когда майор подвел к нему пленницу, капитан снова жег их ненавистью и презрением.

— Израэль, милая, покажи, что именно я делаю не так? — ласково обратился к ней Кроули. Израэль с ужасом смотрела на своего командира, переводя взгляд с голубых глаз на аслаэровые иглы, покрытые кровью.

Она затравленно посмотрела на Кроули, но тот лишь игриво шлепнул ее по заднице:

— Давай, не стесняйся, — он протянул ей следующую иглу, и Дин видел, как болезненно дрогнули ее пальцы, обхватывая ядовитый металл. — Он ведь чем-то от тебя отличается? Как мне разговорить его?

Израэль медленно шагнула вперед, и Кастиэль вдруг заговорил. Дина перевернуло от звука его голоса. Глубокий, чистый, такой же, как и несколько дней назад. Словно и не было бесконечных пыток, словно не было электрокарантина, словно он и вовсе не устал.

— Аэм то которо. Гион ни хай.

Переводчик зашипел, перебирая имеющийся словарь, и практически сразу озвучил перевод:

— Ты пала. Ты недостойна.

Израэль замотала головой, выставив вперед ладонь, будто защищаясь. Кастиэль продолжил:

— Израэль, ни одо. Вэус варг.

Она заплакала, но не шевельнулась. Переводчик бесстрастно продекламировал:

— Израэль, ты предала. Ты должна умереть.

— Девочка моя, не слушай. Он просто тебя боится, — потрепал ее за плечо Кроули, подбадривая. — Давай, покажи, что нужно делать дальше.

Израэль шагнула вперед, но взгляд Кастиэля буквально приковал ее к полу:

— Вэус варг.

В следующий миг ее рука с иглой вдруг взметнулась вверх, вонзая оружие в собственное горло.

— Ты предала.

Кровь хлынула на пол, Израэль рухнула, забившись в агонии. Дин бросился к ней, спеша вытащить иглу и зажать рану хоть чем-нибудь. Какими бы ни были устои другой расы, но бросить девушку умирать он не мог. Кроули стоял безучастно, пока Дин судорожно прикладывал к ране собственный платок, мгновенно пропитавшийся кровью.

— Дай хоть бинты! — заорал он, понимая, что больше особенно ничем рану заткнуть не получится. Его пальцы скользили по мокрой коже, и он не чувствовал разницы между ангельской кровью и человеческой. Израэль хрипела что-то на своем языке, цепляясь за Кастиэля угасающим взглядом. Через несколько секунд ее сердце остановилось, кровь перестала вырываться толчками, а переводчик бесстрастно выдал:

— Прости, капитан.



Дин заворожено поднялся, чувствуя, как дрожат пальцы. Он не смог. Не успел. Если бы перехватить ее руку за секунду до удара, девчонка была бы жива. Он с отвращением посмотрел на Кроули, который лишь пожал плечами:

— Вот дура.

— Дура? — взвился Винчестер. — Это из-за тебя! Ты знал, что преданность для них на первом месте! Какого черта ты ее сюда вытащил?!

Кроули лишь махнул рукой:

— Она простой солдат. Все, что знала, она уже рассказала. Или у тебя были другие планы на нее?

— Да пошел ты, — злобно процедил Дин сквозь зубы. Он медленно обернулся к Кастиэлю. На лице капитана отчетливо читалась скорбь. Преданность на первом месте… Кастиэль точно знал, как спасти свою расу и вверенное ему задание. — Оба вы мрази.

Он не смог бы так пожертвовать кем-то из своих. Умер бы сам, но не пожертвовал бы. И искренне надеялся, что судьба не предложит ему такого выбора.



— Майор, сколько мне еще здесь торчать?

Кроули открыл холодильник, достал бутылку воды:

— Я думаю, на сегодня хватит. Я хочу спать, а здесь еще работы достаточно. Подожди, пока я сниму все эти штифты да верну его в камеру. Попробую еще подержать на электрокарантине. В конце концов, должен же он устать.

Иглы вернулись в ведро с антисептиком, Кастиэль — за непробиваемое стекло. Его раны не зажили сразу, даже не начали затягиваться, а значит, Кроули был прав — ангел был на грани. Дин вспомнил Израэль и мысленно поморщился. Еще немного, и капитан перестанет внушать уважение окружающим одним своим видом, превратившись в искалеченное подобие человека. И почему-то от этой мысли на душе было гадко.


Глава 5


— Леди Винту! Их слишком много!

— Винт Леди: удерживать позиции. Берри, заходи со спины!

Дин внимательно следил за перемещающимися точками на экранах радаров, силясь предугадать маневры противника. В конце концов, случилось именно то, чего он ожидал. Видимо, химеры — главные враги человечества в Шамеде — прознали о дорогом грузе и теперь предприняли попытку его захватить. Хорошо еще, что в патрулировании был Бобби, заметивший мимолетное изменение в электромагнитных картах, какое всегда было при выходе объектов из гиперпространства. «Шелтер» успел отреагировать и вывести челноки на перехват.

Дин остался в одиночестве на капитанском мостике: три эскадрильи требовали координатора в сражении с превосходящим по численности противником. Дин не боялся: несмотря на отличное техническое оснащение, химеры были достаточно медлительными. Легкие «Гепарды» без особых усилий уворачивались от мощных лазерных залпов. Новобранцы сражались на минимальной дистанции, не выходя из-под защиты огневой поддержки «Шелтера». Опытные «Охотники», «Рейнджеры» и «Рапторы» сдерживали врага на средней дистанции, не позволяя подойти слишком близко к станции.

— Винт Вампиру, пятый квадрат!

— Вампир Винту, так точно.

Химеры кружили вокруг «Шелтера», то тесня его защитников, то, наоборот, удалялись, вынужденные избегать плотного потока зарядов. Число нападавших постепенно таяло, выравнивая силы двух противоборствующих сторон. Все же Винчестеру не зря прочили карьеру военного тактика: химеры только собирались что-то сделать, а он уже отдавал команды на контратаку. Еще немного, и нападение будет отбито.

— Шериф Винту. — Джоди успешно сбила очередного врага. — Наблюдаю электромагнитные колебания, диапазон от сорока герц.

— Винт Шерифу, вас понял. — Дин недоверчиво посмотрел на приборы, потом на бордовые точки на радарах, обозначавшие вражеские челноки.

— Певец Винту, — раздался голос Бобби. — У меня то же самое на хвосте.

Что за дрянь? Прощупывают? Но подумать об этом Дин не успел, на радарах вдруг засветилось еще несколько десятков вражеских челноков.

— Лось Винту, у них подкрепление! — Сэм оказался ближе всех к вновь прибывшей эскадрилье.

— Винт Охотникам, отступить к «Шелтеру»! Держать одинарную дистанцию. — Рискованный шаг. Им будет сложнее маневрировать возле станции, но так отряд хотя бы будет под какой-то защитой. В ситуации численного меньшинства это надежнее. — Рейнджеры, Рапторы, отступить к «Шелтеру»!

Ребятам сейчас не до отслеживания изменений электромагнитного поля. А значит, химеры в любой момент могут получить еще подкрепление.

И действительно, стоило трем эскадрильям оказаться под огневой защитой «Шелтера», как вакуум вокруг заполонили многочисленные челноки врага. Численное превосходство стало подавляющим. На радаре погасло сразу три зеленых точки, принадлежащих отряду Брейден.

Дин чуть слышно выругался себе под нос. Больше всего хотелось броситься прочь с капитанского мостика, вскочить в кабину Импалы и мчаться на поле боя, но это было бы бесполезным и опрометчивым шагом: Эш только накануне снял с нее оружие, чтобы добраться до поврежденных модулей. В голове мелькнула сумасбродная мысль. Все или ничего.

— Держать оборону на квадратах С1, А1, Н1, — скомандовал он на общей волне. — Винт — Эшу, переключить энергию с двигателей на плазменные пушки.

— Вампир Винту, — раздался обеспокоенный голос Бенни, — ты что задумал?

— Шериф Винту, — Джоди мчалась к указанным квадратам, — у меня пять химер на хвосте. Иду на маневр «игла».

— Винт Шерифу, отставить! — заорал Дин.

«Игла» была изобретена его отцом. Звездолет штопором врывался в гущу вражеской эскадрильи и взрывался пилотом. Он скорей отдаст свою голову на отсечение, чем позволит такое самопожертвование.

— Дин, их слишком много! — Джоди отбросила на секунду систему позывных. — Нам нужно сравнять счет.

— Сравняем, — рявкнул Дин. — Эш, что у тебя?

— Еще пятнадцать секунд, — четко отрапортовал механик. — Первая и вторая плазменная пушки заряжены. Третья почти готова.

Дин присмотрелся к радарам. Химеры послушно собирались вокруг трех эскадрилий. Несколько переключений на панели управления, прицел сфокусировался в самой середине вражеского роя.

— Винт Хантерам. Расходитесь вдоль корпуса. Сейчас!

Челноки тут же бросились врассыпную. Тяжелая красная кнопка громко щелкнула под указательным пальцем. «Шелтер» вздрогнул, разрядив струю раскаленной плазмы на сверхзвуковой скорости. Радары приятно моргнули, убрав со своих экранов десяток вражеских звездолетов.

— Дин, ты с ума сошел? Тебя под трибунал отправят! — взволнованно прошептала Лиза на индивидуальной частоте, словно боялась, что их и тут могут услышать. Использование плазменных пушек против мелких челноков запрещалось: по такому выбросу энергии станцию было слишком легко обнаружить. Дин не ответил.

— Винт Рапторам, разойтись вдоль корпуса.

Секунда, и эскадрилья Брейден стайкой испуганных рыбок рванула прочь от сопл пушки. Щелчок, и еще восемь химер перестали существовать. Счет почти сравнялся. Отдать приказ Рейнджерам Дин не успел: из гиперпространства вырвалось еще несколько звездолетов, а уже попавшиеся в прицел, видимо, поняли уловку и спешно рассредоточились в пространстве.

— Винт Хантерам… — Химеры удивительно стройно разлетелись в стороны. «Шелтер» вдруг оказался словно в двух кольцах — горизонтальном и вертикальном, и Дина вдруг осенило. — Всем, в гиперпространство, сейчас же!

— Так то…

Хрип в наушниках длился долю секунды, а потом «Шелтер» вздрогнул и погрузился во тьму. Неожиданная тишина ударила по ушам, словно молотом по наковальне, тошнота подкатила к горлу. Дин на негнущихся ногах подошел к смотровому окну, за стеклом которого молчал черный космос. Мимо насмешливо промчался челнок химер, блеснув звездным светом на своем крыле.

— Сэр, они нас вырубили, — раздался голос Эша где-то позади. — Весь «Шелтер» отключен ЭМИ.

Все было кончено. «Гепардов» этим ударом тоже выбило, и три эскадрильи плыли где-то в пространстве по инерции, превратившись в беспомощные капсулы с пушечным мясом. Химеры расстреляют их, не встретив сопротивления. Сэм…

— Сколько времени тебе нужно на восстановление системы? — Дин не узнал своего голоса. Он и не пытался.

— Аварийной? — уточнил Эш. — Минут пятнадцать-двадцать. Полноценно — не знаю. Может, пару суток.

— Приступай, — глухо бросил Дин через плечо, развернулся и направился к ангару.

Импала управляется и механически. А может, ей даже повезло, и удар ЭМИ ее не зацепил. Нужно попытаться вытащить из мясорубки хоть кого-нибудь. Даже одна жизнь теперь на вес золота. Если бы было хоть что-то, что могло бы остановить химер…

Дин вздрогнул от этой мысли. Справа от него начинался коридор А20, ведущий в лабораторию. Это безумие. Но разумного больше ничего не оставалось. До двери со знаком биологической опасности он практически бежал.

Та пискнула, пропуская его, и Дин удивился сохранившемуся здесь электричеству.

— Здесь опасные существа, — пояснил Кроули. — Система защищена мощнее, чем весь «Шелтер», вместе взятый.

— Плевать, — прервал Дин его объяснения. — Где ангел?



Кастиэль устал. Его силы давно были на исходе. Камера заключения, казалось, была окружена живыми существами, зорко следившими за его передвижениями. Стоило ему попытаться сесть или прислониться к стене, как поверхность била током. Кастиэль чувствовал, как от этих импульсов дрожит жидкость в клетках, как переносится полярность, складываясь в боль в нервных волокнах. Он почти сходил с ума, сумасшедшим напряжением сил удерживая себя на ногах. Проклятая физическая форма восстанавливалась уже в сотый раз, сжирая его запасы энергии, блокированные поганым металлом, жгущим где-то за грудиной. Ничтожные, слабые люди, не умевшие даже общаться без помощи речи, как-то докопались до ангельской слабости, и перед их первобытной жестокостью Кастиэль оказался беззащитен. Хуже всего было то, что он потерял двух солдат, буквально собственными руками убив их. Ему доверили задание, ему доверили гарнизон. Доверили, потому что были уверены в его преданности. Кастиэль умрет за эту честь, если потребуется. Но что дальше? Сколько еще пройдет времени, прежде чем он потеряет свои крылья, как Израэль? Сейчас они еще немного ощущались за спиной, неподвижно застывшие и истонченные.

Вдруг белая стена пропала, став прозрачной. За ней стоял очередной человек, которого Кастиэль узнал не сразу. Он шевелил губами, но голос прорвался в камеру только спустя несколько мгновений. Кажется, они были знакомы. Хотя сколько этих тварей уже скакало вокруг Кастиэля, мучая болью, обжигая, кромсая плоть, сливая кровь в резервуары, не чувствуя его энергии? Какая разница?

— Мне нужна твоя помощь.

Синтетический, мертвый голос снова прокатился по камере на понятном Кастиэлю языке, но сегодня впервые он на секунду удивился тому, что тот сказал. Будь у него чуть больше сил, Кастиэль даже нашел бы это занятным. Но сил не было. Он внимательно вгляделся в глаза нового человека. Зеленые, цвета оксида хрома, с четким рисунком страха. Презрение в груди на миг завладело разумом. Воинам стыдно бояться. Трусы не заслуживают уважения.

— Давай я электричество включу? — мертво прошуршали слова второго человека, которого Кастиэль узнал сразу же.

Этот черный, похожий на дыру в пространстве, холодный и скользкий. Именно его энергия так часто причиняла боль. И сейчас он снова обещает мучения. Дотянуться бы до его горла, уж на это Кастиэлю хватило бы сил.

— Нет, — резко оттолкнул его зеленоглазый. — Даже не думай. — Он снова обратился к узнику. — Кастиэль, пожалуйста, поговори со мной. Ты наш единственный шанс.

Кастиэль не испытывал никакого желания общаться. Впрочем, терять было уже нечего. Больше всего ему хотелось упасть, провалиться в небытие анабиоза и немного восстановить силы где-нибудь возле звезды, впитывая в себя ее мощный свет. Но дрянь, вшитая в его кости, вряд ли позволила бы это. Он медленно шагнул к стеклу:

— Что тебе нужно?

Мертвый голос всегда требует времени. Он, видимо, прозвучал там, за гранью его камеры, и человек ответил спустя пару тягучих мгновений:

— Я знаю, что ты можешь убить химер. Их нужно убить.

У мертвого голоса очень скудный словарный запас. Но его хватает, чтобы понимать.

— Я не могу, — это было правдой. Без крыльев, без энергии, с ядом в теле — Кастиэль ничего не мог противопоставить этой расе. — Я заперт.

— Я выпущу тебя.

— Я отравлен.

— Аслайер? — Человек бросил быстрый взгляд на своего собрата. — Мы уберем яд. Я сказал, уберем, — Он буквально приказывал черному, на лице которого читалось недовольство.

Слабые люди не могут справиться с химерами… И это давало Кастиэлю шанс, хотя вынужденное общение и претило ему. А теперь, казалось, он торговался с ними. Зеленоглазый почему-то посчитал молчание за согласие. Стена поползла в сторону. Кастиэль шагнул вперед. Он устал. Он не верил этим лицемерным тварям. Человек стоял совсем близко. Кастиэль не колебался:

— Ты боишься.

Зеленоглазый не успел вздрогнуть, как пальцы уже сомкнулись на его горле. Где-то сбоку блеснуло оружие с ядом, но Кастиэль не думал отступать. Хотя бы одного он заберет с собой. Мягкая, нежная кожа, слабая на ощупь шея. Никаких способностей к телекинезу, первобытные технологии.

— И вы пытаетесь убивать нас…

Человек не попытался отступить. Страха в его глазах не прибавилось. Значит, боялся он не Кастиэля. Неужели химер?

— Я знаю, что ты нас ненавидишь, — твердо ответил зеленоглазый, взмахом руки приказав черному опустить взметнувшееся оружие. — Но мои солдаты умрут, если ты не поможешь.

Кастиэль замер на мгновение. Энергия, ударившая в руку, отличалась от всего, что окружало его в эти тяжелые времена. Горячий. Человек обжигал, словно новая звезда.

— Кастиэль? Я отпущу тебя. Уничтожь их и уходи. Я прошу.

— Освободи меня от яда. — В другие времена он никогда не пошел бы на сделку.

— Хорошо. Он сейчас уберет. — Черный отчаянно замотал головой, и зеленоглазому пришлось повысить голос. — Это приказ!

Кастиэль отнял руку, чтобы не обжечься. Слишком горячий.

— Хорошо.

Эта сделка дорого могла ему обойтись. Но лучше на свободе без сил, чем здесь, скатываясь все ниже и ниже. У него еще было задание, которое Кастиэль просто обязан был выполнить.

Скальпель кромсал плоть долго, медленно. А может, Кастиэлю так нетерпелось ощутить свои крылья. Черный человек был мерзок, его энергия не отличалась от многих существ в галактике, струящаяся, сложная, сотканная из многих излучений атомов, нестройная. Она ранила кожу при прикосновении. Спустя, как показалось, вечность горечь покинула тело, и Кастиэль резко поднялся с мертвого синтетического стула, поводя плечами. Ослабшие крылья развернулись, привычно расположились в пространстве, дав дополнительную опору и не позволив упасть. Яд больше не нарушал потоков энергии, и разрезы затянулись практически мгновенно. Дверь отползла в сторону, неизвестно кем открытая, и на пороге снова появился зеленоглазый, облаченный в какую-то нелепую облегающую одежду.

— Ты куда собрался? — воскликнул черный, окатывая крылья Кастиэля неприятным потоком.

Они вздрогнули и опрокинули легкий столик рядом. Второй почти не обратил внимания на этот шум:

— Там мои ребята. Я должен.

Кастиэль хорошо знал значение слова «должен». Он прогнал от себя мысль, что этот человек отличается от других, внушая себе его враждебность. Сегодня они используют друг друга. Кастиэля как оружие, человека как билет на свободу.

— Куда? — Кастиэль вздернул подбородок, разминая чуть затекшие мышцы шеи.

Человек вел его по коридору, такому же синтетическому, как и все вокруг, и Кастиэль не мог дождаться, когда же он, наконец, кончится. Они прошли мимо нескольких кораблей, таких же мертвых, как у других рас, и человек забрался в чрево одного из них, напоследок махнув Кастиэлю рукой:

— Удачи.

Кастиэль услышал его голос, не забитый синтетической речью, и одобрительно кивнул, различив что-то хорошее в его тоне. Что именно сказал этот человек, он даже не догадывался.



Ворота ангара распахнулись, и Импала вздрогнула под ударной волной. Ангел распахнул крылья, мелькнувшие перед Дином стальными перьями, и сорвался с места. Дин еще только вывел детку из «Шелтера», а Кастиэль уже сиял вдалеке, развернувшись в полную мощь. Химеры тут же устремились к огромной фигуре, а Дин, не теряя времени даром, метнулся к ближайшему челноку. Импала немного хрипела двигателями, но держала свою крейсерскую скорость. Три тонкие полоски на носу подбитого челнока означали его принадлежность к Охотникам. Связи не было, но Дин легко узнал «Гепарда» Бенни по знакомому рисунку царапин на крыльях. Зацепив его на буксир, Импала легко развернулась и понеслась к «Шелтеру».

Краем глаза Дин наблюдал за разворачивавшимся боем. Химеры вились вокруг ангела, словно шавки вокруг слона, но подступиться боялись. Огромное человекоподобное существо размахивало крыльями, защищаясь от их нападок. Вражеские челноки регулярно вспыхивали искрами и исчезали с радара. Дин мысленно усмехнулся: он почему-то ожидал, что в истинной форме капитан будет куда массивнее, но небольшой рост не мешал эффективному сражению.

Притащив на «Шелтер» уже десятый челнок, Дин чувствовал все нарастающее беспокойство. Ему удалось отыскать Бобби и Джоди, привезти челноки Лизы и нескольких новобранцев, чьи метки он еще не выучил наизусть, но Сэма до сих пор найти не получалось. И сейчас, возвращая на станцию челнок Чарли, он с надеждой вглядывался в последнюю точку на радаре, притаившуюся на дальней дистанции за астероидом. А если это не он? Импала вздрогнула в такт пальцам пилота. Думать о таком раскладе не хотелось.

Оставив Чарли на «Шелтере», Дин рванул к последнему челноку напрямик, не в силах больше выбирать окольные пути. Вряд ли химерам будет до него дело: их оставалось меньше пяти, и они были заняты Кастиэлем. Вдруг приборная панель замигала красным, возвещая об опасности. Дин метнулся в сторону, затем в другую, но бесполезно — ракета плотно сидела на хвосте. Мертвая петля, другая, третья, а индикаторы мигали все чаще, предупреждая о приближении снаряда. Уйти в гиперпространство не было возможности, тонко настраиваемый модуль был поврежден ЭМИ-атакой. Сбить преследователя было не из чего. Дин мысленно выругался, закладывая маневр за маневром. Ракета не отставала. Кажется, спасать последний челнок придется кому-нибудь другому.

За обзорным стеклом взметнулось пламя, сгустившееся в щит. Кастиэль? Преследующий снаряд исчез с радара, а Импала взвыла, раздосадованная температурой за бортом. Видимо, в боевой форме ангелы реально были чем-то похожи на звезды.

Раздумывать, случайно ли Кастиэль оказался рядом, или же теперь Дин был обязан ему жизнью, не было времени. Только вперед, туда, где теплится надежда на лучшее. В астероидном поясе блеснул знакомый нос «Гепарда», отполированный добела. Сэм.
Передатчик приветственно захрипел:

— …ось… вает… тер…

— Держись, Сэмми! — головастый малый нашел какой-то способ восстановить модуль связи после удара ЭМИ. — Сейчас заберу тебя!

Дин переключил двигатели на торможение, надеясь с размаху не пролететь мимо. Теперь все будет хорошо. Топлива как раз хватит вернуться на станцию, а там уже будь что будет. Провидение уже сделало для Винчестера все, что было в его силах.

Выбираясь на длинную касательную к «Шелтеру» с «Гепардом» Сэма на буксире, Дин снова посмотрел на сражающегося Кастиэля. На вид он стал еще меньше, едва достигая двадцати метров в высоту, однако химерам легче от этого не было. Их осталось всего двое, и массивные звездолеты теперь спасались бегством от крылатой огненной фигуры. Вдруг они начали виться спиралью, направляясь к «Шелтеру», но этот маневр продолжался не долго. Оба челнока взорвались, настигнутые острыми ладонями ангела.

Дин мысленно пожелал Кастиэлю удачи. Пленник честно выполнил свою часть сделки и теперь был свободен. Преследовать его Дин не стал бы, даже если бы мог.

Вдруг индикатор плотности заискрил, замигал, и Дин инстинктивно щелкнул тумблером перехода в гиперпространство. Импала не ответила, а где-то совсем рядом открывалась черная дыра, готовая засосать в себя звездную систему. Дин обреченно позволил автопилоту взять управление. Сам он отстегнулся, понимая, что теперь уже никакие ремни безопасности ему не помогут, и прижался к обзорному люку.

Ничего видно не было, индикатор вдруг замолчал, а через секунду мимо него пронесся огненный ком, вдруг зацепившийся за крыло Импалы.

Кастиэль…



Если честно, в планы Кастиэля не входило полномасштабное сражение с эскадрильей химер. Обычно этим тварям достаточно было завидеть ангельское свечение, чтобы их трусливые сердца забились совершенно в другом ритме и бросились в противоположную сторону, утаскивая бренные тельца за собой.

А на этот раз сопротивление оказалось мощным. То ли химеры видели измотанность своего противника, то ли у них был какой-то очень важный приказ, но отступать они не собирались. Кастиэль покрыл крылья плотной броней энергии, сгустив ее до плазмы, защищаясь от десятков лазерных выстрелов. Взрывающиеся снаряды разбивались о жесткие перья, не причиняя вреда. Жаль, у него было слишком мало сил, чтобы и сражаться, и восстанавливать запасы энергии. Стоило поторопиться и закончить бой. Пальцы пробивали корабли один за другим, крылья жестко схлопывались, давя неосторожных врагов, залетавших за спину. И вот химер осталось всего пять. Одна из них плюнула снарядом, вдруг полетевшим совсем в другую сторону. Кастиэль небрежно проводил его глазами. А ведь выстрел был произведен не в пустоту. Черный челнок, звенящий в космической тишине биением сердца, выписывал отчаянные фигуры, стараясь избежать столкновения.

Кастиэль сложил крылья и вмиг оказался на пути снаряда, закрыв корабль человека от снаряда. Синтетическое пламя полыхнуло на перьях, медленно превращаясь в привычные атомы, возвращаясь в свое первозданное состояние углерода и водорода. Это успокаивало. Кастиэль посмотрел вслед спасенному челноку. Неугомонный. След энергии человека почему-то чувствовался даже сквозь слои металла.

Еще два метких удара, и химер осталось двое. Звездолеты вдруг бросились прочь от Кастиэля, и он не собирался гнаться за ними. Он обещал помочь спасти людей, а не бегать за химерами по всей галактике.

В пространство вдруг метнулся какой-то незнакомый импульс, от которого перья затрепетали, а по всему телу пронеслась дрожь. Неужели они доигрались до такого? Получив задание разведать про это оружие, Кастиэль даже не предполагал его действительно найти. А теперь ему предстояло его обезвредить.

Крылья сложились в мгновенном рывке. Противник был поражен, но было поздно: впереди открывалась новая черная дыра. Мысли захлестнула паника. В этой части галактики было слишком много черных дыр. Еще одна грозила нарушить стабильность. Если дыры объединятся, то затянут весь рукав, погибнут миллионы существ и десятки рас. И по иронии судьбы для закрытия черной дыры у Кастиэля теперь было сразу две весомые причины — обещание, данное человеку, и приказ генерала.

Воронка еще не сформировалась, а уже потянула в себя пространство. Крылья вздрогнули, затрепетали, но отступать было поздно. Пальцы боевой формы вцепились в распоротые края пространства, словно в атласную ткань, и потянули их обратно, в отчаянной попытке запечатать. Тело отозвалось болью, но выбора не было. Энергия быстро заструилась прочь, скручиваясь в нити, зашивая разрыв. Светящийся покров становился все меньше, все тоньше, и Кастиэль вдруг отчетливо ощутил вкус крови на языке. Вкус… Энергия не имела вкуса. Это была грань. Еще немного, и он перестанет быть ангелом. А там вакуум разорвет слабое тело в клочья, разметав по галактике. По выжившей благодаря этому галактике. Крылья вздрогнули и погасли, из последних сил щупая пространство. Дыра закрылась.

Плазменная броня таяла на глазах. Кастиэлю едва хватило сил, чтобы долететь до черного бока челнока, медленно плывущего к людскому флагману. Еще бы докричаться до кого-нибудь из своих, чтобы передать полученные в разведке данные.

— Амено, Люцифер…

Пальцы зацепились за гладкое металлическое крыло, почти не почувствовав опоры, а секунд через пять движение остановилось, и Кастиэль скатился вниз, больно ударившись о глянцевый пол ангара.



Дин поспешно выбрался из кабины. Ангела уже оттащили в сторону Бобби с Джоди, и за него, казалось, можно было не волноваться. Быстрым движением он взобрался на «Гепард», ломом подцепил дверь — электроника не работала, Сэм оказался заперт. Всего минута, и Дин уже вытаскивал брата из пострадавшей машины.

— Да я сам… — попытался было отбиться от его заботы Сэм, но бесполезно.

— Как ты? Цел? — Дин встревожено прошелся по рукам и шее брата, и тот поспешил признаться:

— Вроде. Но ребро я точно сломал.

— Ну, ребра не шея, заживут, — ободряюще улыбнулся Дин. Казалось, с плеч гора свалилась. Впрочем, она еще навалится, когда сегодня он будет считать потери. — Давай, я тебя дотащу до лазарета.

— Сэр, — прервал его порыв неприязненный голос санитара в белом халате, — атака химер отбита?

— Да, пока угрозы нет, — устало бросил Дин через плечо.

— Отлично! — раздался довольный голос Кроули. — Забирайте ангела, мальчики.

Дин резко обернулся. В ангаре собрались все подчиненные Кроули, не принимавшие участия в сегодняшней бойне, окружив Кастиэля плотным полукольцом. Ангел из последних сил держался на ногах, слегка опираясь на стену рукой. Тонкая одежда заключенного на нем была изодрана и прожжена в нескольких местах, темные пятна крови ползли по коже.

— Кроули…

— Майор Кроули, — жестко поправил его ученый. — А вам, капитан, лучше бы заняться своими людьми. А заодно и своим личным делом. На трибунале оно вам очень пригодится, чтобы не получить высшую меру.

Несколько удивленных взглядов метнулись к Дину.

— О чем это он? — тихо прошептал Сэм.

Дин подставил брату плечо, позволяя опереться, и медленно направился к выходу из ангара:

— Я отпустил ангела.



Энергия кончилась. Крылья больше не поддерживали его, не помогали стоять на ногах, и Кастиэль неуклюже цеплялся рукой за гладкую, мертвую стену. Он не ошибся в людях. Он успел хорошо выучить предназначение белых халатов. Только у него уже не было сил сопротивляться. Если сейчас они доберутся до него с пытками и ядом, то Кастиэлю останется только умереть. Если ему, конечно, позволят это сделать.

Черный мелькнул неподалеку, сверкнув ядовитым обручем в руках. Кастиэль пробежал затравленным взглядом по толпе людей. Милосердия не будет. Его обещали отпустить, но, видимо, не в случае его возвращения.

На секунду стало тепло. Кастиэль вдруг столкнулся взглядом с зеленоглазым. Тот лишь тоскливо вздохнул и отвернулся. Кольцо людей в белых халатах двинулось вперед. Что ж, Кастиэль заберет с собой столько жизней, сколько сможет.



До выхода из ангара оставалось всего несколько метров.

— Спасибо, Дин, — устало произнесла Лиза, ожидая Винчестеров у коридора. — Я обязана тебе жизнью.

— Какие у нас потери?

Он просто хотел знать, насколько все плохо.

— У нас осталось одиннадцать челноков, включая Импалу. Мой «Гепард» восстановлению не подлежит.

— Из доставленных на «Шелтер» все живы?

В спину ударило отчаянием. Остро, до боли.

— Да. Спасибо, что пришел за нами.

Все было неправильно. У выхода из ангара стояли Бобби, Джоди, Чарли, Бенни, Лиза и молодая девчонка, которую Дин видел в лазарете. Кажется, Клэр. Сегодня Дин потерял больше тридцати человек. Позади раздался сдавленный вопль.

— Подержи его, — усмехнулся Дин, передавая недоумевающего Сэма в надежные руки Бобби.

В тот же миг он выхватил пистолет и вломился в кольцо санитаров. Кастиэль тут же оттолкнул от себя раненного парня в белом халате, готовясь отразить новое нападение, но Дин безбоязненно повернулся к нему спиной, закрывая от хищно оскалившихся аслайеровых ружей:

— Назад!

— Винчестер… — взвыл Кроули, но Дин не дал ему договорить:

— Капитан Винчестер! Кто дернется — получит пулю, я не промахиваюсь. Назад!

Санитары переглянулись и послушно попятились. Инстинкт самосохранения должен был требовать держать ангела в поле зрения, но почему-то молчал.

— Что стоите? Арестуйте его! — приказал Кроули потерявшим дар речи Охотникам.

— Дин, ты что делаешь?

Джоди выглядела глубоко шокированной, не зная, чью сторону занять в этой ситуации.

— Химеры вырубили «Шелтер». Мы договорились с ангелом: ваши жизни в обмен на свободу. Вас он спас. Теперь наша очередь.

— Что-то мало он наспасал, — язвительно бросил Кроули.

— А вот погибшие на моей совести, — процедил Дин, не скрывая боли в голосе. — Но ангела ты получишь только через мой труп.

Повисла тяжелая пауза. Кроули поцокал языком, потом скучающе посмотрел на Джоди:

— Ну и? Арестовывать не собираешься?

Миллз помедлила с ответом, но голос ее прозвучал твердо:

— До решения полковника Штайна я не предприму никаких мер по отношению к капитану Винчестеру.

— У него мой объект! — сорвался Кроули, тыча пальцем в сторону Кастиэля.

— И его судьбу пусть тоже решает полковник.

Кажется, Миллз не зря получила звание майора в прошлом году. Кроули зло прошипел что-то и, развернувшись, на пятках вышел прочь из ангара. Санитары пристыжено последовали за ним.



Люди отступили. Зеленоглазый стоял совсем рядом, обжигая своей энергией, и Кастиэль едва не задыхался между ним и стеной. Дышать было невозможно, в глазах потемнело. Как только оружие перестало смотреть на них и стало ясно, что черный больше не угрожает своим ядом, Кастиэль позволил себе медленно сомкнуть веки, устав видеть.

— Эй! Кастиэль! — Человек уже смотрел сверху вниз, и стало ясно, что силы тело покинули окончательно. — Кас! Держись!

Обволакивающее теплое прикосновение к плечу. Будто выдергивающее из водоворота звездной пыли. Понимать бы еще, что он там говорит. А ведь что-то объясняет, что-то упорно внушает. Иногда Кастиэль слышал свое имя, но никак не мог сосредоточиться на даже чуть знакомых людских словах. Все, что умещалось в его разбитом сознании — живая, бьющаяся горячими импульсами в такт сердцу рука, в которой он отчетливо ощущал ток энергии.

За спиной робко шевельнулись крылья.


Глава 6


Они быстро шли по коридору В7, ведущему к лазарету, словно торопясь пройти минное поле. И если руки Дина были заняты ангелом, то Бенни держал два бластера наготове.

— Спасибо, — искренне поблагодарил его Дин.

— Мы с тобой оба знаем Кроули. Не удивлюсь, если на нас из-за угла сеть накинут, — зло хохотнул Бенни.

К сожалению, он был прав. От майора сейчас следовало ждать любой подлости. Остальные Охотники уже были в лазарете, пока Дин и Бенни пытались уговорить Кастиэля идти. Ангел прошел десяток метров и отключился. К большому удивлению, весил он раза в три меньше, чем ожидалось.

Неприятность ждала их в совершенно неожиданном месте, а именно на пороге лазарета. Робертс грудью встал на защиту своего отсека:

— Мало ли что эта тварь учудит. Майор меня предупредил, что он крайне опасен.

Дин с Бенни выразительно переглянулись. Ясно было, что Кроули предоставил бесплатную консультацию доктору не из добрых побуждений.

— Да он в отключке, — фыркнул Лафит. — На несчастном живого места нет, так что чудес ждать не придется.

— Паразиты, — легко нашел другой аргумент Робертс. — Мало ли какая дрянь к нему в космосе прицепилась.

— Слушай, доктор, сам подумай, если они мотаются по всей галактике без звездолетов, то их эта напасть наверняка не берет.

Бенни не сдавался, и Дин был бесконечно благодарен ему за эту поддержку. Его моральных сил хватало только на то, чтобы не пристрелить дотошного врачевателя.

— А майор сказал, что может быть заразным!

Дин выразительно закатил глаза:

— Серьезно, док, имей совесть. Парень вытащил всех нас из такой задницы, в которой еще бывать не приходилось. Нас бы вскрыли как консервную банку, и ты бы молился, чтоб тебя убили быстро, если бы не он. Может, проявишь немного милосердия? Тебе вроде как по профессии положено.

Робертс поджал губы. Казалось, он колебался. Еще несколько секунд молчаливого противостояния, и он уступил:

— Заходите. Но не дальше первой регенерационной капсулы. К людям не пущу.

— И на том спасибо, — фыркнул Дин.

По правде говоря, он понятия не имел, что делать дальше. На помощь Робертса рассчитывать не приходилось. Осторожно опустив Кастиэля в капсулу, он обернулся к Бенни:

— Иди приведи себя в порядок.

— Я в отличной форме.

— У тебя на лбу ссадина, — улыбнулся Дин. — Когда приложился-то?

— Правду пишут в инструкциях, нельзя отстегиваться до полной остановки транспорта.

Его беззаботность расслабляла. Дин мысленно приказал себе быть начеку, но позволил секундную передышку, прислонившись лбом к плечу любовника.

— Ладно, надо делать дело. Иди.

Он хлопнул Бенни по плечу. Тот послушно вышел из комнаты, оставив один бластер.

Дин внимательно посмотрел на ангела, перебрал в своей голове все знания об этой расе и вытащил из кармана портативный нож. Как бы там ни было, но от испорченной одежды нужно было избавиться. Тонкая ткань оказалась на удивление крепкой, и Дину пришлось повозиться, чтобы срезать все лоскуты.

Что ж, если кто-то и сомневался в наличии у ангелов особей разного пола, то Дин отчетливо видел, что перед ним мужик. Ничего такой мужик. Вообще без одежды Кастиэль выглядел весьма привлекательно. Ни одной лишней складки кожи, ни намека на свойственный человеку жирок, только мышцы, словно выточенные искусным скульптором. И Дин только удивлялся, откуда в таком легком, жилистом теле было столько силы: находившийся на грани беспамятства Кастиэль легко проломил санитару ребра. Страшно подумать, на что был способен капитан в добром здравии.

Дин отогнал от себя неприятные мысли и, бегло прочитав составы гелей, выбрал для наполнения капсулы самый простой. Не хотелось бы навредить случайному пациенту.

Гель быстро набрался до необходимой отметки, закрыв своей плотной синевой тело Кастиэля до ключиц. Очертания ангела сначала никак не выделялись, а потом начали чуть светиться. Темные синяки под глазами постепенно светлели, мелкие царапины на щеках затянулись. Дин выдохнул с облегчением.

Вдруг Кастиэль открыл глаза и в панике рванулся. Что-то незримое хлестало по гелю, разбрасывая по комнате тяжелые брызги, но Дин едва успел преградить ему дорогу, насилу удерживая в капсуле:

— Тихо, тихо! Что случилось, черт возьми?

В запястье впились показавшиеся металлическими пальцы, взгляды столкнулись, и Дину почудился страх в глубине голубых глаз.

— Тихо, тихо, — боль взгрызалась в руку острыми когтями, — все хорошо.

Ангел словно не слышал, отчаянно хватаясь пальцами за края капсулы, за его запястье, вздергивая голову выше, пытаясь удержаться над гелем, словно он тонул. Он… не умел плавать?

Дин быстро подсунул левую под плечи и шею Кастиэля, удерживая их над темной поверхностью, надеясь дать возможность привыкнуть:

— Я держу тебя. Слышишь? Я тебя держу.

Говорить спокойнее, тише, и вдруг почувствовать, как натянутое струной тело расслабляется, а тиски недоверчиво отпускают его руку. Дин постепенно выскользнул из захвата и сел на бортик:

— Ничего страшного. Здесь неглубоко. Так просто будет лучше.

Кастиэль все еще держался рукой за край капсулы, и Дин понял, что уйти не получится. Ангел не собирался засыпать или расслабляться, настороженно окидывая помещение быстрыми, измученными взглядами.

— Успокойся. Все закончилось. Тебя никто не тронет.

Дин сам хотел бы в это поверить. Джоди выиграла им с Кастиэлем время, но что будет по его истечению? Полковник может не разделять взглядов Винчестера на сделку. Тогда что?

— Это просто гель. Он восстанавливает силы, — пояснил он непонятно зачем, когда Кастиэль принялся пристально разглядывать быстро затягивавшуюся рану на запястье.

Ангел перевел затравленный взгляд на Дина и отпустил край капсулы, погрузив ладонь в глубину геля. Кажется, немного дело сдвинулось. Дин устало посмотрел на собственную руку, по которой ощутимо расползалась боль. Под кожей расползался темный синяк. М-да, и это Кастиэль «играючи». Вот восстановится он сейчас и воспримет какую-нибудь диодную вспышку как угрозу своей жизни. «Шелтеру» придет конец в тот же миг. Дину нужен был переводчик. Правда, на станции был только стационарный, установленный в лаборатории. Не лучшее место, чтобы поболтать с бывшим узником.

Дверь пискнула и отползла в сторону:

— Дин?

Бенни бесцеремонно заглянул, и Дину пришлось успеть вскочить на ноги, чтобы закрыть его от резкого разлета брызг. Кастиэль явно не собирался терпеть толпы возле себя. Впрочем, ничего удивительного: весь экипаж «Шелтера» был ему знаком не с лучшей стороны.

— Выйди лучше, дружище, — хлопнул его по плечу Дин, жестом пытаясь объяснить Кастиэлю не подниматься. Ангел замер и вроде бы понял.

— Тебе точно помощь не нужна? — поинтересовался Бенни, когда они оба выскользнули за дверь.

— Ну, вряд ли он будет рад человеческому обществу, — саркастично отозвался Дин. — Я с ним даже поговорить не могу. Переводчика нет.

— Может, у Эша поискать? — предложил Бенни. — У него много всяких штук.

— А это мысль, — одобрительно закивал головой Дин. — Как ты…

— Нормально. Я схожу.

Бенни понимал с полуслова. Лучшего друга и желать было нельзя.

Дин вернулся в комнату, встретив недоверчивый взгляд Кастиэля. Прошло несколько томительных минут, но зрительный контакт не прекращался.

— Что ты на меня смотришь? — и все же враждебность и настороженность постепенно растворялись в воздухе, сменяясь спокойствием. — Понимаешь меня?

Кастиэль вдруг покачал головой в ответ.

— Интересно. Значит, ты понимаешь, что не понимаешь. Это прогресс, знаешь ли, — хмыкнул Дин себе под нос.

Он говорил еще о чем-то, с удивлением наблюдая, как внимательный взгляд Кастиэля становится все более рассеянным, сонным, а индикаторы капсулы постепенно окрашиваются в зеленый. Что считали эти приборы? Неужели пульс, давление и другие показатели жизнедеятельности как у обычных людей?

В дверь отсека вежливо постучали, и Дин быстро открыл. Бенни вручил ему заметно пострадавший портативный переводчик:

— Эш говорит, он не слишком хорошо работает. Сегодняшний удар ЭМИ должен был доконать машинку, так что, если на полчаса хватит, считай, тебе повезло.

— Уже неплохо.

Кастиэль тут же с подозрением уставился на прибор в руках Дина.

— Ничего такого. Я просто хочу поговорить.

И, не подходя ближе, он перещелкнул тумблер. Переводчик заворчал, включаясь. Ангел прищурился и перестал следить за машинкой. Дин быстро настроил язык и попытался обратиться еще раз:

— Кастиэль, ты меня понимаешь?

Глухой голос переводчика просипел что-то на ангельском, и Кастиэль медленно кивнул:

— Ни оро та хида ато ни.

Прибор моргнул и перевел:

— Без него твой голос звучит лучше.

Дин усмехнулся краем губ на это замечание. Звучало дружелюбно.

— Та оста инха бе ота ла?

— Почему ты помог мне?

— Это было правильно, — Дин пожал плечами. — Я вроде как в долгу перед тобой.



Кастиэлю было неприятно слушать этот синтетический голос, но это был единственный способ понять зеленоглазого. Справедливо… Человек думал, что помогать врагу справедливо? Вот уж неожиданно.

— Твои братья выглядели недовольными. Я ведь твой враг.

Странное мертвое создание защелкало электрическими импульсами внутри себя и снова заговорило на языке людей. Как и многие расы, люди были ограничены силами мертвых сущностей, которые они же сами производили. И, как и все остальные, они совершенствовали мертвечину вместо своих способностей.

— Не думаю, что они видели все. Ты закрыл разрыв в пространстве?

Зеленоглазый отличался наблюдательностью. Кастиэль кивнул, повторяя жест согласия, принятый у людей.

— А кто его открыл? Химеры? — Очень наблюдательный. Кастиэль кивнул еще раз. — Тогда мне остается только благодарить тебя за спасение.

Кастиэль не стал уточнять, что людям просто повезло оказаться рядом в этот момент. Открой химеры разрыв где-нибудь в другом месте, он точно так же закрыл бы его. Правда, не будь здесь людского судна, то этот поступок, скорей всего, стал бы последним в жизни Кастиэля. Небольшая цена.

— Что будет дальше?

Почему-то он не чувствовал уверенности в ближайшем будущем. Слишком уж хищно пялился на него тот, черный. Словно в подтверждение его опасений, зеленоглазый устало вздохнул:

— Немного вылечишься и улетишь. И лучше бы поскорее. Я не знаю, что решит генерал.

До полного исцеления Кастиэлю было далеко — энергетические потоки едва восстанавливались, разодранные долгим пребыванием яда в теле. Видимое облегчение было крайне поверхностным. Заживала кожа, сращивались мышцы, но не потоки. Впрочем, еще немного, и Кастиэлю хватило бы сил добраться до какого-нибудь астероида и отсидеться там нужное время.

— Ты нарушаешь приказ генерала? — поинтересовался он у человека.

— Еще нет. Пока нет. Но… — зеленоглазый помедлил. — Если мне прикажут вернуть тебя на дознание, у меня не будет выбора.

Кастиэль осторожно повел рукой в вязкой жидкости. Кожу немного жгло, но в воде чувствовались самые простые соединения, атомы, из которых было легко черпать силы. Еще бы немного отдохнуть, дать телу залечить самые глубокие травмы, нанесенные аслайером. Но ему не хотелось ставить этого человека перед необходимостью предавать собственную расу, ведь только предательством можно назвать нарушение приказов генерала. Странный, очень странный.

— Мне лучше. Я уйду сейчас.

Человек посмотрел на него с какой-то непонятной эмоцией, то ли с недоверием, то ли с каким-то юмором:

— Уверен?

В ушах неприятно зашумело, но Кастиэль решил не обращать на это внимания. Промедление могло дорого ему обойтись.

— Да.

Он попытался подняться, но голова закружилась, и ему пришлось опереться ладонью на стену. Человек встревожено протянул ему руку:

— Давай помогу. Надо смыть это. Здесь есть поток воды с противоживителем.

Синтетический голос отчаянно пытался подбирать какие-то понятные слова из словаря, но понимания это особого не давало.

— Зачем?

— Космическая пыль и паразиты. В Шамеде этих тварей много нашли. Вдруг приживутся.

Паразиты… Кастиэль повел плечами, пытаясь ощутить на себе присутствие чужой энергии. Обычно при перемещении в космосе к ангелам ничего не «липло», сгорая в энергетическом щите, но сейчас телу не хватало сил и себя-то поддержать, не то что на защиту от всяких вредителей. Спина ощутимо зачесалась. Плохо дело.



Дин помог ангелу перебраться из регенерационной капсулы в душ. В воздухе терпко запахло антисептиком, но Кастиэля это мало волновало. Он поднял руки, словно стараясь принять на себя как можно больше воды. Дин в очередной раз мимолетом подумал, как все-таки хорошо был сложен капитан. Человеку понадобилось бы потратить много времени на тренировки, чтобы добиться такого результата. Струи воды нарочито подчеркивали крепкую спину с чуть выделяющимися углами лопаток, мелкие капли стекали по плотной коже, тут же впитываясь. Крепкие мускулы перекатывались в такт размеренным движениям, и Дину пришлось постараться, чтобы перестать ощупывать фигуру ангела взглядом. Неожиданно струи душа наткнулись на невидимую преграду, изменили свое направление и принялись стекать по воздуху. Дин моргнул раз, другой, но чудная картина не исчезла. Капли обтекали остроконечные силуэты, рисуя знакомые линии прозрачных крыльев. Казалось, еще немного, и мираж станет явью.

— Кас… — Дин хотел было окликнуть ангела, но тут вода зашипела, испаряясь с поверхности перьев, теплый туман пополз по комнате.

— Хи та ни.

Переводчик щелкнул, но ничего не сказал.

— Я не понял. — Дин настороженно следил за тем, как пара становится все больше. Что это могло значить? — Ты что делаешь?

Если Кастиэль сейчас перейдет в боевую форму, всему «Шелтеру» конец. И, судя по нарастающему жару, этот момент был близок.

— Хи та ни, — голос показался Дину раздосадованным. Переводчик предательски молчал.

— Что?!



Тело словно сошло с ума, отказываясь принимать энергию, хотя ее не хватало даже на обычную трансформацию. Крылья горели, голова кружилась. Речи о переходе в боевую форму даже идти не могло: Кастиэль никак не мог взять потоки под контроль, и его силы иссякли бы в ту же секунду, окажись он в космосе. Шум в голове стал громче, чаще, и Кастиэль тихо выругался себе под нос. Человек тут же отозвался. Видимо, не слишком тихо. Кастиэль повторил. Мертвый голос молчал. Значит, они с человеком снова не понимали друг друга.

Он обернулся, внимательно вглядываясь в зеленые глаза. Нужно было остановить воду или выбраться из-под потока. Колени подкашивались. Кастиэль перебрал в голове знакомые жесты, которые за это время успел подсмотреть у людей. Он пальцем указал на нисходящий на него поток и повторил жест зеленоглазого, вытянув руку ладонью вперед. Вроде это означало просьбу остановиться. Человек выглядел несколько недоумевающим, но все же нажал на какие-то кругляши. Потоки воды сошли на нет, прозрачная стена отползла в сторону.

— Ты не превращаешься, я надеюсь? — Что за тревога в голосе? Крылья ощутимо вздрогнули, отражая его беспокойство, стены капсулы с хрустом треснули, и Кастиэль не удержался на ногах и рухнул вперед. Горячие руки подхватили его за плечи, не позволив упасть:

— Ты что творишь?

Мертвый голос сейчас бы пригодился. В глазах двоилось, очертания человека терялись, а может, он просто был слишком близко. Горячий. Энергия внутри вышла из-под контроля, крылья распахнулись, ударились о стоящую рядом капсулу. Та не выдерживала напора и разлетелась вдребезги.



То ли Дин не рассчитал импульса, то ли ангел вдруг стал тяжелее, но столкнувшись, они едва не упали. Слишком близко, слишком жарко. Дин готов был поклясться, что воздух вокруг задрожал, заискрил, напряжение скакнуло и выбило диодные лампы. В темноте белым пламенем полыхнули очертания острых крыльев. Казалось, еще мгновение, и огонь поглотит всю комнату. Дин наощупь нашел и сдернул с крючка плотный зеленый халат и запахнул в него Кастиэля, одновременно крепко прижимая к себе. Глупо было надеяться, что тонкая ткань удержит эту мощь, но силуэты вдруг пропали и в комнате наступила тишина.

— И охо ор дас.

Переводчик вдруг ожил и захрипел:

— Больше не могу. Спать.

Дин опешил, но в следующий миг ему снова пришлось подхватить Кастиэля на руки: ангел буквально не держался на ногах.

— Погоди-ка, — осторожно сжал его плечо Дин. — Ангелы же не спят?

Секунда, чтобы дождаться слабого голоса прибора. Кастиэль закрыл глаза, улыбнувшись краешком губ:

— Ор охо. Ви анта.

Он тут же заснул, а Дин еще секунду стоял в замешательстве, пока переводчик не выдал из последних сил:

— Спят. В безопасности.



До своей каюты Дину удалось добраться без приключений. Уложив Кастиэля на собственную постель, он устало сел на пол и потер глаза кулаком. Его нервы были на пределе. Вот тебе и «уйду сейчас». Скорей всего, капитан переоценил собственные силы. А может, он не доверял приютившим его людям и торопился выбраться с враждебного ему корабля. И прав был, между прочим. Дин надеялся, что блок связи еще не успели восстановить, ведь полковник Штайн, заинтересованный исключительно в получении информации об ангелах, наверняка даст отмашку Кроули на продолжение экспериментов.

А вообще, майор был прав, Дину пора было подумать о своем отчете. Он потерял почти восемьдесят процентов личного состава, произвел залповый выстрел с «Шелтера», строго-настрого запрещенный уставом, отпустил пленника. Этот инцидент доведет его до трибунала, обычным выговором тут не обойдутся. Дин подтянул к себе небольшой планшет, но девайс не включался. ЭМИ-атака убила и его. Все-таки нападение химер было невероятно дерзким, масштабным и эффективным. Больше всего Дин боялся, что они повторят атаку до того, как удастся связаться с Центром и получить подкрепление. Эш сказал, что восстанавливать системы «Шелтера» придется несколько суток. А еще челноки. Станция будет беззащитна минимум неделю.

В дверь постучали. Инстинктивно выхватив пистолет, Дин открыл. На пороге стояли Джоди и Кроули.

— Где ангел? — бесцеремонно поинтересовался ученый и попытался войти в каюту. Дин решительно преградил ему дорогу:

— Под контролем.

— Видел я, что в регенерационной творится! Всех на тот свет решил отправить? — зашипел Кроули, но Джоди его перебила, заметив недовольство на лице Дина:

— Дин, я все понимаю. Но мы не можем рисковать. Что произошло в лазарете?

— Он решил, что на него хотят напасть, — солгал Дин. — Поэтому лучше бы ему, — он выразительно посмотрел на Кроули, — уйти отсюда.

Джоди рассудительно кивнула. Кроули зло выругался, но все же отошел на несколько шагов в сторону по коридору.

— Дин, ты же понимаешь, что ангел опасен.

— Он придет в себя и покинет «Шелтер». Мы договорились.

— А ты уверен, что он вспомнит об этом? — Джоди понизила голос. — Дин, я прошу тебя перестраховаться. — Она протянула аслайеровое ружье.

— Ты издеваешься?

— Подумай о людях, Дин. О Бобби, о Лизе, о Сэме. Что будет, если он развернется в полную силу? — Дин колебался. — Когда он очнется, ты всегда успеешь его освободить. А договориться можешь не успеть.

Она была права. Он не имел права рисковать жизнями, спасенными с таким трудом. Дин взял ружье и, почти не глядя, выстрелил в спящего на постели ангела. Несмотря на короткую боль, Кастиэль даже не проснулся. Вернув ружье Джоди, он быстро попрощался и закрыл дверь.

В голове болезненным эхом пронеслось усталое: «Спят. В безопасности».


Глава 7


Кастиэль не сразу определил свое местонахождение. Сознание откликнулось неохотно, тело ныло, но все это было уже терпимо. Чувствовалось, как кровь бойко пробирается по тонким капиллярам, выхватывая из клеток углекислый газ, насыщая взамен кислородом. Он был где-то в благоприятной атмосфере, раз ему удавалось дышать, оставаясь в физической форме. Он закрыл черную дыру. А потом? Он не мог вспомнить полета к какой-нибудь подходящей планете. Людской корабль? Новые пытки? Кастиэль насилу восстановил в памяти последние события. Ему предоставили воду, он даже начал восстанавливаться. Правое плечо неприятно болело, кровь сгущалась где-то под ключицей, не имея возможности полноценно переносить энергию. Яд. Он снова был в его теле, снова запирал его силы.

Совсем рядом, на расстоянии вытянутой руки, чувствовалось чье-то тепло. Кастиэль медленно открыл глаза. У стены на полу сидел человек. Зеленые глаза уже заметили пробуждение Кастиэля, настороженно блеснув. Они были знакомы. Это он был рядом, перед тем, как Кастиэль уснул, он дал воду, с ним была заключена сделка.

— Почему ты снова запер меня?

Человек молчал. Кастиэль подождал немного, но ни мертвого голоса, ни какого-либо ответа не последовало.

— Ты говорил, я могу уйти. Зачем ты запер меня?

Проклятый языковой барьер. Человек развел руками:

— Я не понимаю тебя, парень. Надеюсь, тебе лучше.

«Не понимаю»… Все верно. Кастиэль сел и повел плечами. Левое крыло слабо шевельнулось, но развернуть его не получилось. Правое и вовсе не двигалось.

— Эй, только не как вчера! — предостерегающе воскликнул человек. Кастиэль не обратил внимания на его возмущение. Он должен был понять, насколько критичным было его состояние. Сжать пальцы в кулаки и распрямить их. Трансформации не происходило, потоки энергии вроде бы усилились в нужном направлении, но сразу же вернулись в свое русло. Яда в теле было достаточно, чтобы удержать.

Кастиэль поднялся и обошел комнату, тщательно всматриваясь в каждую линию. Мертвая материя, в некоторых местах чуть более тонкая, где-то, наоборот, более плотная. Человек пристально следил за ним, однако не двигался с места.

Кастиэль безошибочно определил самое тонкое место — оно словно специально было очерчено линиями — и надавил ладонью. Стена не поддалась. Сколько бы он не вкладывал силы в нажатие, материя не уступала. В конце концов, на ее поверхности осталась только небольшая вмятина.

— Это нанокарбонит. С аслайером не проломишь, — раздраженно бросил ему человек, и Кастиэль насторожился.

Слово «аслайер» было знакомо. Человек произносил его в прошлый раз, когда речь зашла о яде.

— Ты говоришь о яде, да?



— Осот и ан ха де?

Дин показательно развел руками:

— Я не понимаю тебя. Что бы ты ни спрашивал, я тебя не понимаю. И ответить не могу.

Утро не задалось. Сказать, что Винчестер был расстроен, значило бы ничего не сказать. Он не спал все это время, опасаясь буйного пробуждения, боялся, что ангел будет в ярости, обнаружив удар в спину, а теперь они и вовсе оказались в одной лодке. Пока Кастиэль спал, Эш успел восстановить систему связи, Кроули — нажаловаться начальству, Штайн — посадить Винчестера под «домашний» арест, а Джоди, как вынужденный исполнитель — конфисковать из каюты все его вещи. Дин тяжело выдохнул:

— И даже спросить не могу.

Капитан подошел к Дину и сел напротив:

— Ва эт хо, — голубые глаза смотрели куда-то в душу.

Дин поежился и зло фыркнул:

— Что «хо»? Что уставился? Думаешь, сейчас посмотришь проникновенно и все, свободен? А вот хер там.

— Хо эт ар ади, — нормально, блин.

Капитану вроде как смертельная опасность угрожала, а нет, ни одной эмоции на лице. Впрочем, на допросе было то же самое.

— Влипли оба. Надо было тебя вчера растолкать и выкинуть нахрен с «Шелтера». Или Кроули сдать. Глядишь, измену человечеству не впаяли бы. — Оскорбленная гордость требовала сорвать злость хоть на ком-то. — Какого черта ты не улетел?

Кастиэль помедлил, а затем ответил:

— Не поминаю.

Дин только усмехнулся:

— Не понимаю, чучело ты инопланетное.

Он злился, а ангел с его эмоциональным спектром куска металла бесил еще больше. И как дальше быть? Они оба сидят в этой каюте невредимыми только благодаря вчерашней лжи Дина, когда он ляпнул, что Кастиэль у него под контролем. Ну и сообразительности Джоди, придумавшей, как это применить.

Кастиэль кивнул, а затем указал на свое правое плечо:

— Не понимаю. Сон им сато.

— Если ты хочешь знать, кто это сделал, то я. — Дин ткнул себе в грудь большим пальцем. — Если просишь освободить, то нет. — Он покачал головой. — Не могу. Ты под арестом. И я тоже. И если мы с тобой не договоримся, то сидеть нам обоим тут недолго.

— Сон им сато, — повторил Кастиэль и свой жест.

— Нет. — Дин снова помотал головой. — Я не могу. Ты сейчас выломаешь стену и выйдешь, а у нас потом разгерметизация и пиздец.

— Не понимаю, — более настойчиво произнес ангел и снова ткнул в плечо, где на зеленом халате темнело небольшое пятно крови. — Сон им сато.

Да что за фраза-то такая? Кастиэль устало прикрыл веки и снова попытался что-то донести Дину. Он медленно приложил руку к плечу, словно позволяя человеку рассмотреть внимательно его жесты, а затем изобразил, словно берет что-то пальцами.

— Не понимаю, — повторил Кастиэль, постучав указательным пальцем по кровавой отметине на зеленом халате.

Дин чувствовал, как шестеренки в его мозгу крутятся и поскрипывают. Не понимает, потому что аслайер? Бред какой-то. С другой стороны, возможности ангельской расы не были до конца изучены, но… А если это просто хитрость, и таким образом капитан пытается освободиться?

— Слушай, Кас, мне запрещено тебя выпускать. Мы оба под арестом. Я не буду рисковать собственным братом, женой и парнем просто потому, что мне показался смысл в твоих жестах, — и зачем он говорил это вслух. — Даже если ты мой последний шанс не вылететь из армии.

Кастиэль тяжело вздохнул и снова принялся бродить по комнате, не удостаивая Дина вниманием ни минуты больше. Вот он еще раз попробовал проломить стену, отделявшую кабину от коридора, но та не поддалась.

— Хватит мельтешить, — раздраженно бросил Дин, когда капитан сделал еще пару кругов, осматривая каждую деталь скудной обстановки. — Лучше бы рассказал, нахрена вы в Шамеду прилетели. Мне дали двадцать четыре часа, чтобы тебя разговорить. А потом ты вернешься в лабораторию, а меня как раз заберет подошедший корабль полковника…

Кастиэль остановился на секунду и небрежно бросил в ответ:

— Шаме осто ха ни. Сон им сато, ори да.

Дин переспросил, уловив что-то знакомое в его словах:

— Шаме? Шамеда, что ли?

— Шаме ни.

Кастиэль внимательно прощупал округлый уголок стола и резко нажал на него. Тот хрустнул, отломился, но после тщательного осмотра был презрительно отброшен в сторону.

— Что ты творишь? — возмутился Дин и поспешно поднялся, увидев, как Кастиэль отламывает от столика еще один кусок. — Перестань сейчас же!

Он терпеть не мог, когда Лиза хозяйничала в его каюте, а такая бесцеремонность со стороны ангела и вовсе вывела его из себя. Дин схватил Кастиэля за руку, но тут же был скручен за запястье и опрокинут на пол. Ангел выставил вперед ладонь и почти без акцента произнес:

— Тихо, — точно скопировав интонацию Дина накануне.

Затем он придирчиво осмотрел обломок, провел по нему подушечкой большого пальца, словно проверяя острие ножа. Видимо, результат его удовлетворил, и капитан резким движением вонзил импровизированный клинок в собственное плечо, даже не поморщившись. Дин болезненно скривился и встал с пола, игнорируя приказ Кастиэля. Вчерашний синяк еще не прошел, а рядом с ним уже появился новый.

— Ты нормальный вообще? — Ангел не ответил, бесполезно пытаясь раскромсать мясо и добраться до аслайеровой пули. Обломок стола не резал, лишь неглубоко протыкая кожу, и следы от ударов затягивались почти мгновенно. — Кас, прекрати! Кастиэль!

Капитан бросил окровавленный кусок нанокарбонита на постель, и Дин тут же бросился убирать его с кровати:

— Мать твою! Тебе кто разрешил вообще здесь хозяйничать? — Но было поздно, яркие кровавые пятна поползли по белым простыням. — Сука!

В дверь постучали и, не дожидаясь ответа, бесцеремонно открыли ее. Дин едва успел скрыть отметины подушкой, как в каюте появилась Джоди. Кроули было ломанулся за ней, но, столкнувшись с враждебно потемневшими глазами Кастиэля, поспешно ретировался. Дину пришлось поторопиться втиснуться между ангелом и Миллз:

— Какие новости, Джоди?

— Хотела спросить тебя о том же. — Она выглядела уставшей, словно из нее выжали все силы. — Тебе удалось с ним договориться?

Кастиэль смерил ее презрительным взглядом и отошел, видимо, решив, что майор не опасна.

— Мне нужен переводчик. Сможешь достать его для меня? — Дин не скрывал надежды в голосе.

— Остался только стационарный в лаборатории. И, Дин, трибунал рассмотрел дело досрочно, — она помедлила. — Если мы не представим все это, как способ получения информации от ангела, то тебя ждет высшая мера. Тебя не повезут даже в Катор. Я не хочу исполнять этот приговор.

— Кроули постарался?

Дин пытался придать себе надменный вид.Будто бы происходящее его не удивляло и не злило. А вот внутри все переворачивалось. Джоди кивнула:

— Может, препроводить вас до лаборатории?

Дин бросил затравленный взгляд на Кастиэля. Там капитан точно на контакт не пойдет:

— Нет. Не надо. Я как-нибудь сам.

— Помощь…

— Нет. Хотя, — он помедлил. — Дай мне нож. — Джоди замешкалась. — Я знаю, что не положено. Но что я им сделаю? Вскрою нанокарбонит?

Миллз быстро оглянулась, проверяя, не подглядывает ли Кроули или кто-то из охранников, приставленных к двери каюты, и быстрым движением вложила складное лезвие в руку Дина.



Он сомневался. Глядя на ангела, продолжавшего свои поиски по каюте, Дин понимал, что Кастиэль не успокоится. Капитан упорно и методично перебирал все попадавшиеся ему вещи, но ни одна из них не тянула на хирургический инструмент. Тонкий стол из нанокарбонита уже пострадал, полки были выполнены из того же материала, и потому были оставлены ангелом без внимания. Ткань постельного белья и халата после тщательного осмотра остались нетронуты.

— Эй, Кас. — Капитан не обернулся. — Может, еще сделку? — Тишина в ответ. — Может, я тебе помогу, а ты про ваши планы расскажешь? Меня хоть выпустят ненадолго, а там я и тебя бы вытащил. Пропадем же оба.

Кастиэль вдруг подошел и внимательно посмотрел Дину в глаза:

— Ни?

— Я мог бы выпустить тебя, если ты будешь сидеть тихо после этого. Я не хочу, чтобы ты разнес станцию. Но и подыхать мне не хочется.

Внимание, с которым Кастиэль вслушивался в каждое слово, подкупало. Дин мысленно скрестил пальцы. Они договорятся. Они должны договориться.

— Сядь.

Он похлопал ладонью по краю кровати. Несанкционированно прикасаться к капитану не хотелось — плечо и запястье до сих пор ныли после захвата. Кастиэль понял. Дин тяжело выдохнул:

— Я, — указал на себя, — тебя, — ткнул пальцем в сторону Кастиэля, — выпущу, — он повторил жест ангела, направленный на раненное плечо. — Ты, — еще раз показал на капитана, — сидишь, — показал на кровать, — тихо. Понимаешь?

Кастиэль подумал и кивнул. Дин еще раз повторил условия, сопровождая их медленными жестами, в глубине души понимая всю ненадежность этой договоренности. Кастиэль снова кивнул с достоинством сытого льва, которому преподнесли очередной обед. Он не выказал нетерпения и радости, и Дин почему-то подумал, что хорошего это не сулит. Лезвие ножа послушно выскочило из ручки, громко щелкнув. У него один шанс. Если они друг друга хоть немного недопоняли, то валяться Винчестеру со сломанной шеей: даже отравленный аслайером ангел был физически сильнее. Кастиэль оценивающе посмотрел на нож, потом на Дина и чуть откинулся назад, оперся руками на постель. Восприняв это как одобрение, Дин склонился над раной. На плотной коже не было и следов вчерашнего выстрела, даже царапин от нанокарбонита не осталось. Место входа пули отмечала только кровавая метка на тонкой ткани халата. Задержать дыхание, проводя пальцами, выбирая место для разреза. А если не получится? Дин мысленно выругался. Сейчас, под цепким взором Кастиэля, у него не было времени сомневаться. Рука не дрогнула, когда нож вдруг встретил ощутимое сопротивление. Казалось, он резал не плоть, а напряженную материю, похрустывающую при разрыве. Кастиэль не шевелился, пристально глядя Дину в глаза, и это нервировало ужасно. Он еще не закончил первый надрез, а регенерация уже началась, поспешно сшивая поврежденные ткани. Придется торопиться. Нож пошел глубже под ключицу, добрался до ребер и при движении вниз, наконец, скрипнул о металл. Ничтожный звук показался громом в абсолютной тишине комнаты, нарушаемой лишь их дыханием, почему-то звучавшим в унисон. Еще разрез, тут же, рядом, наперегонки с восстановлением. Кровь стекала вниз, пропитывая зеленый халат, и Дину уже было все равно, что она перепачкает белые простыни. Запустив пальцы в рану, он пытался подцепить хотя бы кончик пули, одновременно орудуя ножом, не позволяя мышцам и коже затянуть собой разрез. Видимо, сказывалось напряжение, но к заполнившему собой все пространство шуму дыхания добавился ощутимый гул биения сердца. Сначала он отдавался в ушах, а потом вдруг запульсировал под пальцами, с точно такой же частотой, что и внутри. Дин заставил себя не обращать на это внимания, тем более что пуля уже второй раз ускользала от него.

Наконец ему удалось подцепить ее острием ножа и вытащить наружу. На месте разреза практически сразу схлопнулась кожа, не оставив и следа от болезненных манипуляций, и Кастиэль вдруг рванулся вперед, опрокинув Винчестера на пол. Даже в космических боях жизнь Дина не пролетала так быстро перед его глазами. Казалось, над ним нависла огромная волна, воздух вдруг замерцал и стал тяжелым, распяв Винчестера на пропиленовом покрытии. Кастиэля коснулся пальцами его лба, и Дина накрыло. По телу шел девятый вал из электричества и чьих-то невесомых прикосновений. Казалось, его сковали и теперь потрошили, вскрывая каждую клеточку тела одну за другой. Его раздевали, снимая кожу, слой за слоем, до мышц, до костей. Голубые глаза смотрели в душу, выворачивая ее наизнанку, топя Дина в самых ярких воспоминаниях, заставляя переживать их заново, быстро, болезненно, одновременно окуная в боль утраты, драйв боя и сумасшедший оргазм.

Это длилось секунду — больше бы не выдержало бы сердце — и Кастиэль отнял руку, не спеша, однако, выпускать Дина. Тот лишь шумно дышал, хватая воздух ртом. Когда дыхание немного выровнялось, а обезумевший от ужаса взгляд стал немного осознанным, Кастиэль успокаивающе произнес без малейшего акцента:

— Здравствуй, Дин. Рад знакомству.



Человек насилу сфокусировал взгляд:

— Что?

— Здравствуй, Дин…

— Ты понимаешь? — Удивление заискрилось в зеленых глазах, быстро сменяясь возмущением.

— Я говорил, что, если ты меня выпустишь, то проблема языкового барьера будет решена.

Дин закопошился, видимо, удостоверившись, что опасность ему не грозит, силясь спихнуть с себя Кастиэля:

— Кас, придурок, я чуть не умер! Слезь, мать твою. Выпусти, блядь!

Кастиэль вежливо отступил и поднял крылья, прижимавшие человека к полу. Они едва помещались в небольшом пространстве комнаты, но сейчас в покое и относительном здравии, Кастиэль легко их контролировал, и обстановка оставалась в сохранности. Дин вскочил на ноги, пошатнулся и едва не упал, уцепившись рукой за тонкий выступ на стене:

— Не подходи ко мне! Сядь обратно!

— Кажется, ты взволнован.

В языке людей оказалось слишком много оттенков. Кастиэлю показалось, что выбранная формулировка не была уместна, и Дин тут же подтвердил его сомнения:

— Взволнован, мать твою? Ты что со мной, блядь, сделал?

— Ты стал много ругаться. — Похоже, последовательная констатация фактов стала раздражать человека. — И сейчас ты…

— В бешенстве, — милосердно подсказал Дин сквозь зубы. — Я в бешенстве.

— То есть, взволнован до желания убивать, — со словарным запасом в несколько тысяч слов еще предстояло разобраться. Дин кивнул, наградив Кастиэля уничтожающим взглядом. — Как скоро ты сможешь успокоиться? Мне пора уходить.

Дин криво усмехнулся, и Кастиэль понял, что плохое предчувствие его не обмануло:

— Никуда ты не уйдешь. Мы договорились, что ты сидишь тихо.

— Справедливо. — Кастиэль присел на край кровати. — Как долго мне сидеть, чтобы не нарушать договора? Ведь ранее я мог уйти.

— Все изменилось.

Дин тяжело выдохнул, волнение как будто отпустило его. Он вмиг ссутулился и из вражеского воина превратился в вымотанное бессонницей и ангельским исследованием существо. Если мгновение назад он полыхал не хуже сверхновой, заряжая энергией всю комнату, то сейчас в нем едва ли остался слабый огонек. До Кастиэля только сейчас дошел смысл фразы «я чуть не умер». Видимо, не следовало так бесцеремонно вламываться в его сознание, даже из благих побуждений. Кастиэль впервые контактировал с людьми без ограничения собственных сил, и теперь они казались ему хрупкими. Дин оперся спиной о стену:

— Мы оба влипли, Кас.

Общаться посредством речи получалось слишком долго, но Кастиэль не стал предлагать Дину прочитать его мысли и во всем разобраться самостоятельно. Очередной такой визит в сознание мог дорого обойтись человеку. Пришлось слушать, параллельно структурируя едва полученные знания и значения новых слов. Кстати, Кастиэлю показалось странным, что вся раса называлась «человечество», многочисленные ее представители «люди», а вот один представитель — «человек». «Людь» было бы логичнее. Или же это означало, что один важнее множества? В языке каждой расы заложена ее логика, ее мировоззрение. Впрочем, что-что, а людской образ мыслей Кастиэль уже имел возможность оценить.

— Значит, тебя должны убить за спасение солдат? — подытожил он, дослушав рассказ Дина.

— Не совсем. Я тебя выпустил. Это нарушение приказа. И начальство смотрит не на то, сколько выжило, а сколько погибло.

— А от меня ты чего хочешь? — Неспроста ведь людь, то есть, человек просил его «посидеть тихо».

— Дай мне хоть какую-то информацию. Зачем вы шныряете по всей Шамеде…

— Шаме.

— Что?

— Эта крохотная система называется Шама.

— Да какая нахрен разница! Так вот…

— Дин, — Кастиэль сделал выразительную паузу, — я пожертвовал двумя солдатами и, если потребуется, пожертвую собой за эту информацию. С чего ты взял, что я буду тебе хоть что-то рассказывать?



Дину показалось, что из каюты вмиг выкачали весь воздух:

— Ты издеваешься? Я тебе жизнь спас.

— Для вашего корабля я сделал не меньше, — спокойно парировал Кастиэль.

— Я мог сдать тебя в лабораторию, я нарушил приказ…

— Я должен быть благодарен тебе за благодарность?

— Самодовольный ублюдок. — И откуда силы взялись? Дин резко шагнул к ангелу, схватив его за ворот халата: — Как ты…

Кастиэль не дал ему договорить. Его руки вдруг проскользнули вверх, прямо у Дина перед носом, и сбили его захват одним плавным движением. Не прикасаясь к нему больше, Кастиэль немного повернулся вправо, словно пропуская, и какая-то незримая сила тут же опрокинула Дина на постель и вжала спиной в подушку. Тонкий матрац жалобно заскрипел, продавленный непривычно большой массой. Дин отчаянно сопротивлялся, почти не удивляясь теплу воздуха, но стоило ему поднять руку, как пальцы утыкались в невидимый щит, и пробиться сквозь него было невозможно. Подушечки пальцев жгло и покалывало, дыхание сбилось, к щекам прилила кровь. Кастиэль снова присел на край кровати, с любопытством рассматривая это тщетное сопротивление.

— Черт бы тебя побрал! — выругался Дин, в очередной раз наткнувшись на преграду. Пристальный взгляд ангела его и бесил, и заводил одновременно. Тело предательски реагировало на собственную беспомощность. — Отпусти меня, сволочь!

Окружающий жар провоцировал совершенно неуместные мысли, желания, давно загнанные в самые потаенные уголки памяти, вдруг зазвучали в голове неприлично громко. На фоне происходящего поводок Ронды Херли был детским лепетом. Дин помотал головой, надеясь выкинуть наваждение, но ничего не вышло. Взгляд Кастиэля был любопытным, выжидающим, словно у кота, поймавшего мышь. Черт, ему хватило бы мысли, чтобы убить Дина, но что-то пока его останавливало. Он чуть наклонился вперед, ловя яростный взгляд, и прищурился.

Слишком близко. Отпрянуть было некуда, воздуха не хватало, и Дин дышал так часто, как только мог, не замечая, с каким шумом вырывается дыхание из его легких. По коже словно проскакивали кузнечики электрических импульсов, губы пересохли.

Кастиэль поднес руку к лицу Дина, будто ловя чуткими пальцами сбившееся дыхание, и Дин не сдержался. Он был мастером глупостей, и сегодня он собирался подтвердить это. Ему не хватало физического контакта, и сколько бы разум не кричал обратное, тело требовало разрядки на грани возможного. И Дин сделал самое глупое, что можно было придумать: крепко сцепил зубы на пальцах, мелькнувших в неосторожной близости от его лица. Его должны были размазать по стенке за эту наглость, но Кастиэль лишь схватил его за подбородок, легко вырвавшись из вероломного захвата. Дин недовольно мотнул головой, ощутив на языке вкус железа, но Кастиэль легко удержал его.

— Что ты делаешь? — спросил Кастиэль.

В глазах ангела промелькнуло недоумение. Дин беззвучно выругался, и Кастиэль наклонился ближе, видимо, решив, что не расслышал. Дину показалось, что превосходящая сила просто накрыла его собой и сделала его существование совершенно бессмысленным. Внутренняя плотина рухнула, адреналин ударил в голову, и Дин резко подался вперед, повинуясь секундному наваждению. Кастиэль не отпрянул, когда его губы накрыло грубым поцелуем, но воздух в комнате взорвался миллионами искр. Давление резко пропало, но Дин не поспешил вырваться. Он все равно не смог бы. Вместо этого он все сильнее прижимался к Кастиэлю губами, не рискуя, однако, пошевелиться. Его язык нагло хозяйничал во рту ангела, не встречая сопротивления в первое время, но бездействие Кастиэля длилось недолго. Он вдруг ответил на ласку, поцелуй стал глубже, отчего у Дина ощутимо заныла челюсть. Он закрыл глаза, успев заметить, как в комнате заискрили белые полосы. Он смутно ожидал треска разламываемых стен, но вокруг царила тишина, а сильные пальцы ангела жестко держали его за шею. Ласка накрывала с головой, захват на горле становился все крепче, отчего у Дина начала кружиться голова. Пора было повернуть назад, хотя бы подать знак, чтобы Кастиэль остановился, но инстинкт самосохранения молчал. Нехватка кислорода, наоборот, подстегивала, и Дин тихо застонал, пытаясь прижаться к Кастиэлю, удовлетворяя собственное желание тепла. Перед глазами пошли цветные круги, и ангел отстранился также резко, как и прикоснулся. Дин отчаянно пытался отдышаться.

— Странный, — хрипло произнес Кастиэль, и Дину показалось, что его голубые глаза потемнели до кобальтового оттенка.

— Сумасшедший, — поправил Дин, облизнув губы. За спиной ангела заметно мерцали очертания крыльев. — И что, тебе особое приглашение нужно?

Сноп искр полыхнул перед глазами, и Дин оказался распластан по постели, не успев даже усмехнуться. Плотный боевой костюм затрещал по швам и был сорван широкими лоскутами, оставив Дина в чем мать родила.

— Бля…

Он не успел выдохнуть, как оказался вжат в тонкий матрац и награжден новым, уже собственническим поцелуем. Это было похоже на водоворот, так же безудержно и всепоглощающе.

Дин быстро прошелся ладонями по напряженным рукам Кастиэля, едва не кончая от ощущения скрученных в корабельные канаты мышц. В этом легком, жилистом теле была заключена невообразимая мощь, и, черт возьми, Дин хотел ее испытать. Кастиэль не остался в долгу, и Дин, не стесняясь, застонал в голос, наслаждаясь тем, как жестко и в то же время невесомо скользили пальцы ангела по его плечам, груди и шее. Эта прелюдия смахивала на кривое зеркало: стоило Дину сделать хоть что-нибудь, как ответ обрушивался на него стеной цунами, заставляя терять контроль. Он попытался было выбраться из-под Кастиэля, но сразу был перехвачен за запястья и возвращен в прежнее положение. Запястья жалобно застонали, но Дин их уже не услышал, отвлеченный чередой быстрых поцелуев, проследовавших от ключицы вниз до самых тазовых косточек. Он горел, под его кожей разгорались очаги адского пламени там, где касались губы Кастиэля, заставляя извиваться и хотеть большего. Кастиэль повторил дорожку поцелуев, и Дин нетерпеливо двинул бедрами навстречу.



Перед глазами полыхнула странная картина, и Кастиэль замер на мгновение, стараясь разглядеть ее в мельчайших деталях. Крылья полыхнули от стыда, доселе неизвестного ему, но остановиться было невозможно. Легким движением руки он столкнул Дина на пол, усмехнувшись панике в зеленых глазах, и уселся на постели поудобнее:

— Ко мне.

Очередная вспышка эмоций прошила энергетические потоки, наполнив все тело огнем. Реальность плыла перед глазами, и все, чего хотелось — поддаться искушению и просто повторять мелькавшие в голове кадры. Видимо, они мелькали и у Дина в голове, так как он послушно встал на колени у кровати, наклонился к промежности Кастиэля и осторожно лизнул головку члена, словно пробуя ее на вкус. По телу прыснули искры удовольствия. Дин повторил движение, и Кастиэль не удержался, поймав очередную визуализацию. Его ладонь властно легла на затылок Дина, надавила, заставляя принять член на всю длину. Наслаждение стало всеобъемлющим, и, несмотря на сдавленный кашель, Кастиэль не позволил Дину отстраниться. Ему нравились шелковистые короткие волосы, упиравшиеся в кожу, нравилась дрожь в напряженных сухожилиях шеи, нравилось ощущение сжимавшихся вокруг члена губ. И еще больше нравилось упираться головкой в нежное податливое горло, целомудренно вздрагивавшее от каждого касания. Рука дрогнула, требуя от Дина увеличить темп. И он послушался, шумно дыша, стискивая пальцы на крепких бедрах Кастиэля. Потоки словно взбесились, перегоняя энергию по телу так, будто Кастиэль проходил черную дыру. Крылья упирались в стену и вздрагивали в такт движениям Дина, которому словно было мало. Его ласки становились все изощреннее, все тело ощутимо пылало, и очередная вспыхнувшая картинка заставила Кастиэля закусить губу в предвкушении.



Дину следовало бы возмущаться таким с собой обращением, но сейчас сбывались его самые темные фантазии, и остановиться было невозможно. Его грубо трахали в рот, колени горели, от трения по пропиленовому ворсу, пальцы никак не могли удержаться на бедрах Кастиэля, соскальзывая по гладкой коже, а Дин почему-то был счастлив как никогда. Вот он немного не рассчитал вдох и тут же получил передышку, о которой не успел попросить ни жестом, ни взглядом. Но стоило Дину мысленно улыбнуться своей удаче, а легким наполниться спасительным воздухом, как Кастиэль снова насадил его голову на свой член отточенным резким движением. Черт возьми, его читали, словно раскрытую книгу, и от этого Дин чувствовал себя невероятно обнаженным, беззащитным, и это заводило еще больше. На языке приятно горчила смазка, которой становилось больше с каждым игривым движением языка. Он вглядывался в синие глаза и тонул, теряя связь с реальностью.

Вот пальцы Кастиэля почти ласково перехватили его за подбородок и потянули вверх, заставляя взобраться к нему на колени. Теперь Дин вроде как смотрел сверху вниз, но чувства превосходства это не давало. Он чувствовал стекающую по губам слюну и думал, что выглядит грязно, но достаточно горячо. А Кас… Дин готов был кончить от одного оценивающего взгляда, которым ангел окинул его тело.

— Тебе идет.

Кастиэль смахнул влажные дорожки с подбородка Дина, небрежно огладил напрягшиеся соски, провел ладонью по плоскому животу. Дин только закусил губу, стараясь не выдавать собственного волнения. А сердце уже мчалось галопом, выбивая неровный ритм в груди, и не собиралось сбавлять темпа. Кастиэль прошелся большими пальцами по тазовым косточкам и, оставив стоящий член Дина без внимания, сграбастал его за задницу и потянул вниз.

Испуг пришел только, когда головка члена толкнулась внутрь. Пора было начать вырываться из цепких пальцев, и Дин даже уперся в плечи Кастиэля, найдя жесткую и надежную опору, но все его сопротивление было сломано одним коротким:

— Нельзя.

Дину оставалось надеяться, что его слюны хватит для смазки, а ангел не станет входить сразу на всю длину. Что-что, а его размеры внушали уважение. Неосязаемое тепло скользнуло по спине Дина, отчего напряжение немного спало, и он стал опускаться вниз, впуская в себя Кастиэля. Чувствительные мышцы подрагивали, но боль никак не приходила, а вот удовольствие медленно нарастало, наверстывая упущенные секунды. Когда Дин опустился на член до конца, Кастиэль дал ему немного привыкнуть и нетерпеливо потянул к себе, предлагая продолжить начатое. Дин едва сдержал громкий стон и послушно двинул бедрами. Кастиэль одобрительно кивнул и принялся массировать ягодицы Дина, бедра, икры, позволяя ему самому задавать любой темп. А Дину хотелось превзойти его ожидания — именно они читались во внимательном взгляде, которым Кастиэль не отпускал его ни на секунду. И Дину казалось, что ангелу глубоко наплевать на раскрасневшиеся щеки, на приоткрытые губы и капельки пота, сбегающие с его лба. Он смотрел в душу.



Тело захлебывалось в невиданном доселе наслаждении. В руках Кастиэля оказалось существо, пугающе похожее на него и в то же время совершенно другое. Дин полыхал, как полыхает сверхновая при рождении, он обжигал, а Кастиэлю хотелось больше. Даже начни он сгорать в этом пламени, он бы не отступил. Он точно знал, что Дин чувствовал себя так же: это легко читалось в его зеленых глазах. Его тело послушно принимало Кастиэля, просило больше, извивалось, прижимаясь все сильнее. Казалось, на коже должны были остаться метки от его прикосновений, но нет: покровы были целы, а Кастиэль начинал терять последний контроль над собой.

Мелькающие в голове кадры дополнились тихими репликами, в которых угадывался охрипший голос Дина, и Кастиэль не мог их не слушать. Он легко подхватил Дина под бедра, словно пушинку, и начал двигаться сам, вколачиваясь в податливое тело. Дин сдавленно застонал и крепче вцепился ему в плечи, как будто боялся упасть. Звук его голоса заводил, снося оставшиеся преграды и правила.

— Полетели?

Откуда у Кастиэля взялась эта усмешка на губах? Он быстро поцеловал Дина и встал с постели, поддерживая одной рукой под поясницу. Стон превратился в крик.



Подкрадывающийся оргазм грозил инфарктом. Каким-то образом ни одно движение Кастиэля не проходило без того, чтобы не задеть простату, отчего у Дина перед глазами уже плыло, и знакомые очертания пропадали в мареве возбуждения.

— Дин, — голос Кастиэля звучал откуда-то изнутри, едва ли отдаваясь в ушах, — отпусти руки.

И навернись на пол… Дину не хватило сил на колкость, его ладони послушно соскользнули с плеч Кастиэля, и тот вдруг убрал ладони, которыми поддерживал Дина под спину и поясницу. Гравитация сработала по своим стандартным законам, потянув Дина вниз, и он уже готовился удариться спиной о жесткий пол, как его вдруг подхватила воздушная перьевая перина, не позволив упасть. Кастиэль перехватил его ноги под коленями и грубо толкнулся вперед. Дин стонал в голос, уже не придавая значения ничему, кроме удовольствия. Он скосил глаза, но так и не увидел, на чем лежал, пока Кастиэль методично и жестко вбивался в его тело. Казалось, Дин хотел бы даже еще.

Мышцы ануса немного заныли, растягиваясь, и Дин запоздало подумал, что желания имеют свойство сбываться. Кастиэль заполнял его всего, без остатка, и каждое движение было таким, каким и должно было бы быть в самых смелых мечтах.

Дину хотелось быстрее, и Кастиэль ускорился. В голове пронеслась мысль о том, что силы на исходе, и рука Кастиэля милосердно метнулась к члену Дина, но лишь раззадоривала едва заметными прикосновениями.

— Ты железный, да? — взвыл Дин, чувствуя, как тяжелый ком собирается внизу живота.

Кастиэль на секунду замер, вглядываясь в почти бессмысленный взгляд Дина, и накрыл его член ладонью. Неуловимая улыбка блуждала на его лице, и через секунду Дин с ужасом почувствовал, как что-то тонкое, твердое пробирается внутрь его члена по уретре. Ему бы изогнуться и посмотреть, что это, но Кастиэль двинул рукой вниз и вверх, лаская головку в такт собственных движений, и Дин забыл о своих намерениях.

Несколько движений, задевавших все его чувствительные точки одновременно, толкнули Дина к грани. Он уже не чувствовал саднящего горла, и единственное, чего ему хотелось, это грубого поцелуя, который наверняка бы довершил дело. И вот ладонь Кастиэля властно скользнула под затылок, чуть приподнимая Дина навстречу. Губы столкнулись, стон слился с едва сдерживаемым рычанием, и этого было достаточно, чтобы сорвать планку. Дин дернулся, изливаясь, внезапно не встретив препятствия, и замер где-то на грани сознания, едва ли чувствуя, как Кастиэль жестко вбивается в его тело и обильно кончает внутрь.

Шум в ушах медленно пошел на спад. Горло пересохло и болело. Все мышцы блаженно ныли, сердце билось неровно, но уже восстанавливало привычный ритм, дышать было лень. Дин приоткрыл веки и тут же был вынужден распахнуть их: перед его носом пушились белые перья.



— Пиздец, — емко заключил Дин, собирая с пола лоскуты армидной ткани, волокно которой было в пять раз прочнее стали. Боевой костюм восстановлению не подлежал. Хорошо, что в узком шкафу хранился запасной.

— И все же тебя это не беспокоит, — заключил Кастиэль, выходя из душевой.

— А чего нервничать? — фыркнул Дин. — Мне конец в любом случае: или ты выломаешь в стене дыру, которая утянет меня в космос, или меня отправят под трибунал. Хоть потрахался напоследок.

Дин не лукавил. На душе было удивительно спокойно и благостно, а совместные водные процедуры и вовсе расслабили его. Разрядка положительно сказалась на его настроении, теперь хотелось лишь выспаться.

— Ты можешь отдохнуть. — Кастиэль кивнул на смятую постель. — Тебе ведь нужно спать периодически.

— И оставить тебя без присмотра? — усмехнулся Дин.

— Думаю, я могу за себя постоять.

В этом Кастиэль был прав. Дин сдвинул в сторону дверцу шкафа. Скоро за ними придут. А ему совсем нечего сказать полковнику. Выдумать какую-нибудь ахинею? Ее вряд ли смогут проверить. Выпустить Кастиэля и самому сбежать на Импале. Шесть-восемь скачков по гиперпространству, и его след потеряют. Правда, ему придется скитаться по космосу, пока не кончится горючее, а там судьба известна. Да, давно его так жизнь не прижимала.

Нежные прикосновения к плечам заставили вздрогнуть:

— Убери от меня свои крылья, — недовольно бросил Дин, не оборачиваясь.

— Извини. Ты им интересен.

— Чем же? — Дин, наконец, стянул с полки аккуратно сложенный костюм.

— Ты слишком похож на меня. И я хотел бы посмотреть.

Дин проигнорировал непонятную вспышку внутри и привычно спрятал свои эмоции под сарказмом:

— Ты трахнул меня с двух сторон. Чего ты еще не видел?

— Я не знаю, как ты устроен.

Кастиэль выглядел спокойным и серьезным, радужка его глаз снова была ярко-голубой, и Дин позволил себе выдохнуть с облегчением:

— Меняюсь на ваши планы в Шамеде.

Пока ангелу что-то интересно, лучше это продать подороже.

— Я не могу, Дин. — Кастиэль совсем по-человечески развел руками. — Это мое задание. Могу сказать только, что оно не связано с людьми.

— Ну да, конечно. — Дин в очередной раз отпрянул от незримых перьев. — А «Латау» вы зачем разгромили?

Станция «Латау» пала несколько лет назад от удара ангелов, не успев передать никакой информации в штаб. На ее борту находилось больше тысячи человек, включая Ронду Херли. С тех пор ангелы были занесены в список врагов человечества, и на них была в буквальном смысле объявлена охота. Безуспешная поначалу.

— «Латау»? — непонимающе повторил Кастиэль, видимо, перебирая в голове весь доступный словарный запас.

— Наш звездолет в системе Катоны. Или ты о нем не слышал?

— Слышал, — помедлил Кастиэль с ответом. — Это было моим заданием. И ваш звездолет не был целью.

Дин почувствовал, как жар приливает к щекам:

— Тогда какого хрена?

— Скажем так, — Кастиэль подбирал слова, надеясь не сказать лишнего, — окажись «Шелтер» чуть ближе к черной дыре, его бы так же зацепило. — Заметив непонимание и ужас в глазах Дина, он продолжил: — Послушай, я не могу рассказать, но в этой части вселенной творится нечто, чего не должно происходить. Это угрожает всему рукаву Млечного пути. Здесь сотни систем, десятки рас, миллионы жизней. Я должен предотвратить их гибель. Вы просто оказались не в том месте и не в то время.

— Вот только не надо строить из себя благодетеля, — недовольно бросил Дин. — Не люблю я эти битые яйца для яичницы. Высокие цели, а люди мрут пачками.

— Что еще ты хочешь знать?

— Если это угрожает всей галактике, то можем ли мы помочь? — Дин мысленно хихикнул с самого себя. Но логично же предположить, что если угроза общая, то и действовать лучше сообща, чем терять станцию за станцией просто оказываясь на пути превосходящей силы.

— Не думал об этом, — честно признался Кастиэль. — И не мне принимать такое решение. У нас никогда не было союзников.

Дин широко зевнул, усталость накатила тяжелой волной. Слишком много всего произошло за последние сутки. Мозг, получив новую, совершенно неожиданную информацию, требовал отдыха. Он бросил костюм в изголовье кровати и почти рухнул на тонкие простыни:

— Я в твоем распоряжении. Только не убей меня.

Хотя, по большому счету, Дину было почти все равно. Кастиэль присел на край постели, за его спиной снова засеребрились крылья. Дин чуть вздрогнул, когда мягкие перья коснулись его тела, укрывая словно пуховым одеялом. Впрочем, открывать глаз он не стал:

— И нахрена тебе перья в космосе?

— Это твоя проекция, — тихо пояснил Кастиэль, почти перейдя на шепот. — Материя и энергия едины. Они могут стать титановыми, я могу их раскалить до плазмы, а можно и вот так –спроецировать их в белковое волокно. В волокно, конечно, сложнее…

Этих слов Дин уже не слышал. Он свернулся клубочком, подложив ладонь под щеку, и крепко спал, словно в детстве, когда еще жил на Земле. Ему снился беззаботный, домашний запах теплого молока и шоколадного печенья, и он улыбался.

Кастиэль замолчал, прислушиваясь к ровному дыханию. Выждав еще немного, он вытянул руку, его пальцы трансформировались в десятки тонких живых нитей и заскользили по коже Дина.


Глава 8


Стук в дверь едва не заставил Кастиэля вздрогнуть. За тонкой стеной привычно маячили два энергетических силуэта, видимо, охранявшие эту комнату, теперь к ним добавилось еще два. Незнакомые. Это и не черный, и не волнующаяся женщина, которую Дин назвал Джоди. Все эти люди, они странные и разные. Стук повторился.

Дин резко сел на постели, и Кастиэль едва успел поднять крылья, чтобы не помешать ему. Материя снова перешла в энергетическое состояние, сделав их невидимыми. Дин наспех запахнулся в простыню — видимо, обнаженность была не в ходу у людей — и помчался к двери. Кастиэль чувствовал себя спокойно. Он был переполнен энергией и потому практически неуязвим. Даже атака ядом сейчас не повлияла бы, ведь его сил бы хватило, чтобы покрыть себя всего стальной или титановой броней, через которую ядовитый, но мягкий металл не смог бы пробиться.

— Сейчас иду, — бросил Дин парню на пороге, не запустив его в комнату, и закрыл дверь. — Кас, меня на допрос вызывают. Подожди меня, ладно?

Кастиэль кивнул. У него оставались вопросы к человеку, на которые он хотел бы получить ответы. Они были похожи. Беглый, но тщательный осмотр показал практически идентичный метаболизм, аналогичное строение белковых молекул, сходный процесс дыхания. И все же люди отличались от ангелов. Кастиэль не нашел ни намека на энергетические потоки, хотя и не был уверен в их необходимости. Дин сам был как термоядерная реакция. Во время секса от него исходили такие волны энергии, что Кастиэль оказался заряжен под завязку. К наступлению оргазма ее было некуда девать, и ему пришлось тратить ее на создание перьев, так вовремя мелькнувших в проекциях Дина.

Как только дверь закрылась, и Кастиэль остался в одиночестве, он поднялся и сделал пару кругов по комнате. Происходившего за стеной не было слышно: тонкий материал прекрасно гасил все звуки, только энергетический рисунок Дина сходил на нет по мере того, как он удалялся.

— Амено, Люцифер, — привычно позвал Кастиэль. Он уже отправлял сообщение, прежде чем снова оказаться на «Шелтере», но не был уверен, что оно дошло до адресата. В голове звенела тишина. – Амено, Люцифер.

И снова тишина. Кастиэль позвал громче. Слова неприятным эхом отозвались в черепной коробке, заставив Кастиэля поморщиться. Его послание не уходило от него, наталкиваясь на внешнюю преграду, и возвращалось спустя секунду-другую. А это значило, что вокруг «Шелтера» был развернут мощный энергетический щит. Не слишком близко, раз зов успевал уйти от Кастиэля, отразиться и вернуться. Это настораживало: Кастиэль не чувствовал вблизи никаких источников энергии, способных создать такую преграду, а значит, станцию что-то защищало извне. Он решил спросить у Дина, когда тот вернется, что это такое и как это обойти.

Еще несколько усиленных попыток не принесли успеха. Мимо каюты по коридору промелькнул черный. Кастиэль сконцентрировал энергию в крыльях, готовый защищаться, и принялся ждать.



— Держись там, — хлопнул Дина по плечу Бенни, стоявший в карауле. Он сам вызвался охранять «опасного преступника», правда, не уточняя, что от несанкционированных посягательств. Заметив беспокойство в глазах любовника, Лафит усмехнулся. — Не переживай, никого я внутрь не пущу. Без официального приказа уж точно.

— Спасибо.

Дин вымученно улыбнулся, стараясь не краснеть со стыда. Хорошо еще, что нанокарбонит был звуконепроницаемым, не то ходить бы ему сейчас с фингалом на полморды Впрочем, Дин о содеянном не жалел.

Двое новичков из Рапторов, которым было приказано конвоировать его до конференц-зала, не выглядели надежной стражей. Хорошо, что Дин не собирался сбегать. Коридоры показались неожиданно длинными, узкими, хотелось повернуть назад и не встречаться со всеми этими скептичными следователями, сбежать от ожидающих вопросов, на которые у Дина ответов не было. Он, в принципе, придумал, что говорить, но не был уверен, что к нему прислушаются. Из подсобного коридора вынырнул худенький санитар и вдруг протянул Дину ладонь для рукопожатия:

— Хотел сказать вам спасибо, сэр! Вы спасли нас.

Он говорил так искренне, что Дин ответил на жест, совсем не обратив внимания на легкий укол у основания большого пальца. Пожалуй, ему было приятно осознать, что кто-то, не принимавший в бою личного участия, не считал его преступником. Это давало слабую надежду.
Двери конференц-зала распахнулись. К удивлению Дина, здесь не было никого из Охотников, даже столы были сдвинуты к стенам, и лишь посреди огромного помещения стоял одинокий стул. Конвой остался снаружи. На большом экране появилось изображение полковника Штайна.

— Приступим, мистер Винчестер?

Волна тошноты подкатила к горлу, но Дин кивнул. В ушах постепенно нарастал шум.



С допроса Дин вышел совершенно вымотанным. Усталость просто валила с ног, конвойные взволнованно переглядывались между собой, но ничего не говорили. Его завели в столовую, где Дин привычно набрал на поднос пару порций, тут же превысивших норму калорий, и получил разрешение обедать здесь же. Пару батончиков он сразу отложил для Каса, который наверняка проголодался за это время. Правда, Дин не был уверен, что ангелам такое вообще необходимо. Тошнота немного отпустила, и он почти с удовольствием ел пресный, якобы тыквенный суп.

— Дин, — знакомый голос окликнул его откуда-то справа. Поворачиваться было лень. — Эй, Дин!

Скосив глаза, Дин узнал Сэма. Младший брат выглядел вполне сносно, только левая рука была заботливо укрыта лангетом.

— Все-таки сломал, растяпа? — бросил Дин, не отрываясь от обеда.

Сэм опешил на секунду от недовольного тона, но все-таки улыбнулся:

— Сам знаешь, как это бывает. Как ты?

— Отлично, — буркнул Дин, надеясь побыстрей закончить диалог. Удивленный взгляд Сэма его раздражал. — Чего тебе еще надо?

— Ты точно в порядке?

Сэм выглядел побитым спаниэлем, отчего девушка-конвоир сжалилась над ним:

— Не обижайся, Сэм. Допрос длился почти три часа, поэтому он немного не в духе. Да и разговаривать ему, по идее, не положено.

Нашлась адвокатша. Дин решил, что они и без него разберутся, и продолжил трапезу. Сэма, казалось, это объяснение не успокоило, но девушке он благодарно кивнул:

— Спасибо, Клэр. И что дала поговорить, тоже спасибо.

Дальше Дин обедал в тишине. Оставив поднос на столе, он молча направился в сторону своей каюты, позволив конвойным бесполезно следовать за ним. Он мог бы избавиться от них в считанные секунды: боевая подготовка позволяла. Он оставался под присмотром исключительно по собственному желанию, и его с каждой секундой все больше бесила эта снисходительность начальства. Почему, если он такой опасный преступник, его не конвоируют настоящие профессионалы? Или он второй сорт, что ему выделили этих желторотых детенышей в надсмотрщики?

Наконец они свернули в коридор С-8, и Дин с облегчением увидел дверь своей каюты. Возле нее привычно стоял Бенни и еще какой-то парень из Рейнджеров, которого Дин не смог вспомнить.

— Как прошло? — Лафит встретил его широкой улыбкой, но Дин лишь отмахнулся:

— Херово.

Дверь отползла в сторону, и он поспешно скрылся в своей каюте, оставив любовника осознавать произошедшее в одиночестве.



К раздражению Дина, уединения он и здесь не мог получить. В каюте сидел ангел, нагло заняв его постель. Кастиэль было скользнул по Дину ленивым взглядом, но вдруг стал присматриваться внимательнее.

— Чего уставился? На мне картины не написаны.

Кастиэль прищурился:

— Дин?

— А кто еще? Или память короткая?

Его бесил каждый уголок этой комнатушки, каждый гребанный вопрос. Почему всем вдруг приспичило поболтать? Еще и тошнить начинало. Что, уже и полуфабрикаты как попало делать стали?

В следующую секунду Дин оказался вжат спиной в стену. Ладони Кастиэля жестко легли ему на шею:

— Тихо.

Дин дернулся было прочь, но ничего не вышло. Боль пронзила кожу по обе стороны от кадыка, и он с ужасом почувствовал, как что-то живое поползло внутри тканей:

— Что ты делаешь?

Раздражение куда-то исчезло, уступив место сковывающему страху. Внимательные голубые глаза были совсем близко:

— Твоя энергия изменилась. Я пытаюсь найти причину.

— Мне три часа выносили мозг, — огрызнулся Дин, но неприятные ощущения под руками Кастиэля заставили его замолчать.

— Не говори, пожалуйста. Я сейчас иду по сонной артерии и не хотел бы тебе навредить.

— Ты что? — опешил Дин, но благоразумно замер, прислушиваясь к ощущениям.

Черт, он готов был поклясться, что по его сосудам действительно ползло что-то тонкое, аккуратно пробираясь все дальше и дальше в тело.

— Не бойся. Выброс адреналина может спугнуть ее.

— Кого, блядь?

Кастиэль не ответил. Он сосредоточенно искал что-то или кого-то, не позволяя Дину шевельнуться и нарушить доскональный осмотр. Дин впервые видел в его глазах тревогу и такое напряжение. Наконец, Кастиэль отпустил его, отступив на шаг:

— Это химера, Дин. — Увидев тихий ужас в глазах Дина, зажимавшего узкие ранки на шее, он пояснил: — Химеры — паразиты. У них есть и половое размножение, и вот такая вегетативная отсадка личинок. Детеныш пробирается по тканям к жизненно важным органам, чтобы избежать извлечения. Этот еще в мышцах. Нужно достать.

Дин увидел, как чуть испачканные в его крови пальцы на глазах превратились в подобия крючков и лезвий, и отчаянно замотал головой:

— Не смей меня трогать. Что это вообще за херня?

Он был готов признать превосходящую силу ангелов, но это было что-то за гранью.

— Трансформация, Дин. Не херня. Дай мне убрать химеру.

— Да пошел ты, — возмутился Дин. — Выдумал тут хрень какую-то. Извращенец! — Сердце билось часто, даже слишком, голова начинала кружиться. — С чего бы мне тебе верить? Выдумал, блин.

— Дин, — Кастиэль снова попытался достучаться до его разума, — это говоришь не ты. Ты нервничаешь, и она начинает защищаться. Поэтому мне нужно твое спокойствие и содействие. Если химера почувствует угрозу, тебе конец.

Дин напряженно облизнул губы. Чертов ангел был прав, но верить ему не хотелось. Да и кому понравилось бы даже подумать, что в нем теперь кто-то живет. Он отказывался допускать эту мысль:

— Отойди, Кас.

Ангел не двинулся с места, и сердце принялось стучать быстрее. Какой-то первобытный, неконтролируемый страх накатывал изнутри, под костюмом стало влажно от холодного пота, тошнота усилилась. Дин ощущал себя и не понимал, что могло так взволновать его.

— Дин…

— Я сказал, отойди! — заорал Дин, не узнав собственного голоса.

Срывающийся, тонкий, он не принадлежал ему. Правая рука начала болеть, головокружение заставило прижаться к стене, чтобы не упасть. Он смотрел на Кастиэля и дрожал, задыхаясь от ужаса. На языке горчила слюна, в воздухе воняло кислотой. Но это ведь была его комната, в которой еще секунду назад не было ничего, кроме родного аромата яблока и корицы. Он сам настраивал эту опцию. Секунды тишины буквально разрывали его голову нарастающим шумом, в котором не было ритма.

— Кас, это не я. — Кисти охватил тремор, язык вдруг стал тяжелым и с трудом повиновался. — Помоги…

Дин не смог договорить, ужасная судорога охватила горло, из глаз хлынули слезы. Тело словно вышло из-под контроля, и эта беспомощность вселяла панику, едва не останавливая сердце.

— Спокойнее. — Кастиэль медленно выдохнул и вдохнул, внушая Дину размеренный темп дыхания. — Развернись. Она где-то в районе правой лопатки.

— Я ее не чувствую.

Нанокарбонит показался холодным, но Дин лишь крепче прижался к нему ладонями. Он определенно был не в порядке. Да, ему было страшно в горящей Импале, да, его чуть не хватил инфаркт, когда произошла разгерметизация транспортного челнока, где он служил в первый год после академии, но такого состояния он ни разу не испытывал. Это была настоящая истерика, назойливо вкручивающаяся в мысли, утрирующая любое внешнее воздействие, превращающая каждый миг в опасное или раздражающее событие.

— Ферменты химер блокируют окончания афферентных нервов.

Дин не понял, но времени на раздумья или разговоры Кастиэль явно тратить не собирался. Его пальцы проследовали по шее вниз, под воротник чуть расстегнутого костюма и легли на правую ключицу:

— Я пойду по артерии и, думаю, смогу быстро найти химеру. Просто не двигайся.

Дин пробормотал в ответ, что всегда мечтал оказаться препарированным изнутри, но Кастиэль, видимо, его не услышал. Или сделал вид, что не услышал.

— Обычно личинки продвигаются по мышцам в поисках крупных кровеносных сосудов, которые привели бы их к сердцу или другому жизненно важному органу. При заражении они состоят всего из нескольких клеток, невооруженным глазом не увидишь. По мере продвижения они увеличиваются в размерах, а в месте назначения начинают активно расти и замещают окружающие ткани. — Почему-то его размеренный голос успокаивал. Дин медленно восстанавливал дыхание. Ресницы неприятно слипались, когда он моргал, но слез больше не было. — Постепенно они замещают собой всего хозяина…

Ладонь Кастиэля легла между лопаток и поползла вниз. Дойдя до края ребер она резко сместилась вправо.

— Выдыхай.

Дин послушно выдохнул с таким старанием, что легкие заболели. Послышался треск армидной ткани, по коже полилось что-то теплое, а затем что-то хрустнуло, словно переломившись пополам. Дин почувствовал, как что-то зашевелилось, как-то совсем безболезненно цепляясь за мышцы и кожу, но с громким писком было вырвано из его тела. Он поспешно обернулся. В неожиданно длинных пальцах Кастиэля, скорей смахивающих на клюв пинцета, извивалось небольшое животное с шестью крючковатыми лапками. Его широкий, округлый рот беспомощно разевался и издавал тихий, но пронзительный свист. Кастиэль чуть сжал его, и детеныш завертелся сильнее.

— Не… — Ферменты химеры больше не поступали в тело, и боль обрушилась лавиной, подкосила. Дин рухнул на колени, едва сдерживая вой. — Не убивай ее!

Кастиэль переспросил с явным недоумением.

— Не убивай, говорю, — процедил Дин сквозь зубы. — Нам нужны доказательства. Я не собираюсь изображать Рэмбо, бегая по всему «Шелтеру» от своих же и охотясь за химерами! Нам не поверят, если ты превратишь ее в фарш.

Боль и знакомый драйв возвращали его в привычное русло военного стратега. Кас сказал, что энергия Дина изменилась. Это произошло за время допроса, пути на него и обеда. На это ушло около четырех часов. А значит, родительская особь расхаживала по «Шелтеру» куда дольше. Мало ли, кого она еще успела заразить.

— Она может прогрызть нанокарбонит? — Кастиэль оценивающе посмотрел на стены и полки и покачал головой. — А кинуться? Прыгнуть? — Ответ снова был отрицательным. — Отлично, закинь ее в ящик стола.

— Она умрет без хозяина минут через десять, — пожал плечами Кастиэль, но все-таки отправил животное в темницу. Заметив, как Дин с воем поднимается на ноги, он добавил. — У тебя сломана лопатка. Мне пришлось…

— Можешь повторить, — милосердно разрешил Дин, неприятно ежась от обилия теплой крови, стекающей под костюм. Он добрался до двери и чуть помедлил, перед тем как открыть ее. — Кас, а ты не знаешь, двое, что охраняют нас, не заражены?

Он не скрывал робкой надежды в голосе и выдохнул с облегчением, когда Кастиэль сказал, что не чувствует энергии химеры. По крайней мере, взрослой. Дин высунул в коридор только голову, извинился перед Бенни за резкость и попросил его вызвать Кроули. Он закрыл было дверь, но тут же высунулся обратно:

— И аптечку пусть захватит. Мы тут… эм… натворили немного.

Лафит хотел было смерить его недоверчивым взглядом, но Дин уже скрылся в каюте. Чтобы появиться опять секунду спустя:

— И Сэма сюда вызови. И сам никуда не уходи.

Дверь поспешно закрылась, Бенни хмыкнул что-то вроде «да куда ж я денусь» и набрал сообщение на передатчике. Напарница по караулу выразительно покосилась, но ничего не сказала.

Дин с облегчением уселся на пол. Правая рука не слушалась, плечо неестественно повисло и тянуло вниз, раскуроченная спина болела до марева в глазах, но он был счастлив как никогда. В голове прояснилось, и окружающее вдруг виделось в ярких красках, хоть и преобладали среди них темные.

— Перенести тебя на кровать? — Кастиэль явно не знал, как реагировать на расплывшуюся на лице Дина блаженную улыбку.

— Да пошел ты, — добродушно усмехнулся Винчестер. — Я тебе, что, баба? Дойду уж.

— Как долго ты будешь восстанавливаться? Я не обнаружил у тебя способности к быстрой регенерации.

Дин хотел было спросить, а когда это Кас успел поискать, но шевелить языком было лень:

— С месяц, примерно. — На лице Кастиэля отразилось некоторое недовольство таким сроком. — А что поделать. У меня и руки еще долго в синяках будут из-за тебя. — Дин продемонстрировал темные полосы на запястьях.

Кастиэль кивнул. Дина разбирал смех от одного взгляда на его задумчивое лицо. Смешно, конечно, но сутки назад капитан ни одной эмоции не мог выразить, а теперь Дин легко читал смену его настроений. А может, они просто привыкли друг к другу? Казалось, эти внимательные голубые глаза смотрели на Дина всегда, и он точно знал, когда они изменят свой цвет, реагируя на какое-то событие.

— Возьми нож. — Дин указал на забытое на полу лезвие. — Если Кроули спросит, как мы достали эту дрянь, скажем, что ножом. Вряд ли он сможет сидеть спокойно, зная, что тебя ничто не сдерживает.

Кастиэль не стал спорить, хотя Дину и почудилось на миг сомнение в его взгляде. На фоне графитовых стен мелькнули светлые очертания крыльев, но больше ничего не произошло.

Кроули нарисовался на удивление быстро. Он мгновенно заметил на полу пятна крови и метнулся было прочь из каюты, но Дин преградил ему дорогу.

— Это твоя кровь, и не пытайся меня успокоить! — Кроули не дал ему объясниться и потянулся было за оружием, но был схвачен Кастиэлем за руку.

— Не порань его, — предостерегающе бросил Дин. — Майор, выслушай, весь «Шелтер» в опасности. Здесь химеры. — Заметив, как лицо Кроули приобретает удивленное выражение, Винчестер подал ангелу знак отпустить гостя. — Я покажу.

Стараясь держаться подальше от Кастиэля, Кроули по стеночке дошел до письменного стола и заглянул в предложенный его вниманию ящик. Тельце химеры лежало неподвижно, лишь изредка подергивая передними лапками-крючками. Кастиэль был прав: паразит умирал без хозяина. Кроули выразительно присвистнул и поцокал языком:

— Она тебе к руке прицепилась? — Дин язвительно улыбнулся и повернулся спиной, демнстрируя кровоточащую рану. — Мать твою! Это чем…

— Ножом. У меня оставался один под матрасом, — поспешно подсказал Дин, и Кастиэль выразительно повертел складное лезвие в руках, подтверждая его слова.

— Никому ничего нельзя поручить, — скептически заметил Кроули, распаковывая аптечный чемоданчик. — Давай я тебя подлатаю, а ты мне все быстренько расскажешь.

Укол обезболивающего приятно отключил ощущения вокруг раны. Дин коротко пересказал события этого дня, тщательно описав симптомы поражения. Кроули тем временем клеил один гелевый пластырь за другим, закрывая рану:

— Черт, у тебя лопатка сломана почти пополам. Надо шину накладывать. Одними припарками не обойдемся. — Дин безразлично кивнул и продолжил рассказ.

— А как ты вообще понял, что заражен? — прервал его Кроули.

— Кас сказал.

— Кас?!

Ангел меланхолично пояснил:

— Дин предпочитает обращаться ко мне так. Я не против.

Кроули пару минут искал дар речи, но не нашел, а потому просто вернулся к травмам Дина. Когда повествование закончилось, майор логично заключил:

— Нам конец, если мы их не выкинем с «Шелтера», да? — Как бы ему сейчас не хотелось добраться до ангела и продолжить допрос, новая угроза была куда значимее. — Отличить зараженных мы можем только по поведению.

— Еще Кас может отличить их, — поправил Дин.

Кроули не выдержал:

— Как ты его научил по-английски разговаривать?

— У нас было много времени на разговоры,. — Дин подмигнул Кастиэлю. — Правда, он еще не очень хорошо ориентируется.

— Длинная она, язык ваш, — нарочито ошибаясь, согласился ангел.

Кроули что-то проворчал и уткнулся в передатчик. На маленьком дисплее мелькали буквы и цифры, пока он набирал сообщение:

— Сейчас вызову Джоди и парочку своих ребят. Посмотрим, как они, и будем выдвигаться в сторону лаборатории.

— В смысле?

— А ты что, предлагаешь собрать весь личный состав и проверить, кого осталось больше, людей или этих тварей? — возмутился Кроули, повышая тон почти до крика. — Я вот не хочу рисковать своей шкурой. Мы даже не знаем, как их убить! Одно дело отстреливать их в космосе, другое дело — тут, где они неплохо так устроились в теплом мяске!

Дин хотел было возмутиться такому сравнению, но холодный голос Кастиэля опередил его:

— Взрослой особи можно отрубить голову. Это не убьет химеру, но замедлит на пару часов по вашему времяисчислению.

— Отлично, — рассудил Дин. — Порубим тварей, а тела потом выкинем из ангара. В вакууме не выживут. Нужно оружие.

Кроули выразительно хрюкнул:

— И для доступа в оружейную нам нужна Джоди. — Он щелкнул по знаку отправки сообщения. — Так, мальчики. Я позвал и Джоди, и Сингера. Так что когда они войдут, ты, — он указал взглядом на Кастиэля, — оцениваешь ситуацию, а мы с тобой, — он посмотрел на Дина, — Держим того, кто окажется зараженным. Ангел подсказывает, откуда доставать химеру, я работаю хирургом, а ты сидишь на пациенте.

— А если они оба? — Дин почувствовал, как голос предательски дрогнул.

— Значит, ангелу придется поработать не только аппаратом УЗИ. — Кроули достал из аптечки жгут, лазерное лезвие и пачку обезболивающих капсул.

В дверь постучали. Кроули, Дин и Кастиэль переглянулись. Началось.


Глава 9


К великому облегчению Дина, Кастиэль не почувствовал враждебной энергии химер ни со стороны Джоди, ни со стороны Бобби. Снаружи на посту оставались чистые Бенни и Клэр. Но это было лишь передышкой: Сэм не отвечал на сообщения, Чарли и Лиза вроде как были в патруле, передатчик Эша был отключен.

На скорую руку был разработан план движения к оружейной. Бенни отдал Дину свой бластер, который просто примотали ему под правую руку, чтобы он таки мог стрелять: после перелома адекватно шевелились только несколько пальцев. Сам Лафит остался с табельным пистолетом. Кроули теперь искренне сожалел, что ему бластер по специализации не полагался. В силу стандартного оружия против химер он мало верил.

Команда недоверчиво косилась на ангела, но Кастиэль выглядел достаточно миролюбиво, даже равнодушно, и все немного смирились с тем, что придется поворачиваться к вчерашнему врагу спиной.

До оружейной было рукой подать. Выйти, пройти по коридору С8 около двухсот метров, свернуть на лестницу, спуститься на один уровень и по А12 добраться до двойной двери. Впереди шли Джоди и Клэр, в центре, к своему сожалению, оказался Дин в компании безоружного Кастиэля и Кроули, замыкали шествие Бенни и Бобби.

Никогда еще «Шелтер» не казался таким чужим и враждебным. Дин напряженно прислушивался к каждому шороху, ожидая, что враг выскочит из-за угла. Словно мантру он прокручивал в голове подробное описание химер. Сильные, но армидное волокно прокусить не могут. Это радовало, ведь все, кроме Каса и Кроули, были в боевых костюмах. Оставалось взять перчатки и шлемы в оружейной. На станции эти элементы одежды не носили за ненадобностью. Из бластера можно убить, если хорошенько поджарить. Стрелять по конечностям смысла нет: отрастят новые за час-другой. Пистолет, скорей всего, будет бесполезен, только если как кратковременно останавливающее средство. В рукопашном поединке шансов нет. Тихий шепот слева заставил сердце биться чаще:

— Рядом химера.



Кастиэль подозрительно косился на висевшее у бедра Кроули аслайеровое ружье. Он благоразумно не стал упоминать, что металл был токсичен и для химер, чтобы черному не слишком хотелось пострелять. Несколько кусочков складывались во вполне понятную картину. Кастиэль теперь практически ждал, когда какая-нибудь химера на беду выйдет им навстречу. Ему нужна была секунда контакта, чтобы считать мысли твари и проверить свои догадки. Шедший рядом Дин искрил тщательно скрываемыми эмоциями, отчего Кастиэлю приходилось уделять особое внимание своим крыльям, которые все норовили вздрогнуть и распахнуться. Этот человек внушал ему уважение, интерес и что-то еще. Несмотря на собственное тяжелое состояние, а Кастиэль отчетливо чувствовал исходившую от него боль, он уверенно шел вперед, четко командуя небольшой группой солдат. Остальные выглядели куда более встревоженными, только черный задумчиво поигрывал пистолетом в руке. Он заставлял Кастиэля отвлекаться. Кастиэль мысленно приказал себе сосредоточиться, отбросить горький опыт и заняться делом.

Дело не преминуло появиться.

— Рядом химера

Справа, почти параллельно им, шло взрослое животное. То, что нужно.

— Иди вперед, — толкнул Дин черного. Тот вспыхнул недовольством. — Сделай вид, что ведешь конвой.

Винчестер благоразумно пытался избежать стычки. Кастиэль понимал его. Эти люди никогда не сталкивались с химерами вне космоса, и рисковать было бы бессмысленно. Правда, Кастиэлю нужна была эта стычка.

— Справа, — подсказал он, указав на светлую стену.

— Коридор С9, — пробормотал Бенни. — Если не свернет, то пересечется с нами метров через пятьдесят.

Напряжение ощутимо заискрило в воздухе. Казалось, в этой тишине можно было расслышать сердцебиение любого из участников группы. Крылья чуть вздрогнули, но Кастиэль успел удержать их, прежде чем они задели шедших сзади Бобби и Бенни.

— Она идет.

Химера свернула и стремительно приближалась к ним. В коридоре появился человек в белом халате, но Кастиэль отлично видел, что людского в нем ничего уже не осталось. Сытая взрослая особь. Химера скользнула по нему изучающим взглядом и не проявила интереса. Видимо, она не догадывалась о том, что Кастиэль уже был свободен и представлял для нее достаточную угрозу. Ему же требовалась буквально секунда, но как проскочить мимо людей, не вызывая подозрений? Кастиэль вполне допускал, что для завершения задания ему понадобится прочитать не одну химеру, а по завершению анализа еще и дополнительная информация от Дина.

— Добрый день, майор, — улыбнулся санитар и протянул руку к Кроули. — Куда это ангела ведут?

Рядом ощутимо напрягся Дин. Но Кроули лишь брезгливо смерил химеру взглядом:

— Это что за панибратство, Джеткинс? Смирно!

Химера вытянулась по струнке, отдавая честь. Видимо, еще была уверена, что ее не разоблачили:

— Виноват, майор!

— Свободен, — презрительно рявкнул Кроули и повел конвой дальше.

Химера хищно проводила его взглядом и вдруг уставилась на Дина. Уголок губ выразительно дрогнул:

— Что с вами, мистер Винчестер?

Дин вдруг бросился вперед, разворачиваясь всем корпусом, чтобы выстрелить из бластера. Химера вертко метнулась вверх по стене, уходя от плазменной вспышки. Следом за ней тут же взметнулся обычный пистолет: отточенным движением Бенни разрядил всю обойму. Животное зашипело от боли, голова его стремительно меняла очертания. Раззявленный рот стал шире, обнажил десятки мелких зубов, руки превратились в острые когти, и химера бросилась в атаку. Новый выстрел из бластера сбил ее на лету. Животное перекувырнулось в воздухе, ударилось об пол, и его настигли еще два разряда. Коридор заполнился запахом обугливающейся плоти, Клэр закашлялась, а Кастиэль лишь разочарованно отвернулся. Не успел. Будет подозрительно, если сейчас он подойдет к издыхающему существу. Химера дернулась, булькая глоткой, ее крюки-когти коснулись закрепленного на левой лапе передатчика, и выстрел Дина положил конец ее мучениям. Белый коридор был весь заляпан черной, омерзительно вонявшей кровью.

Передатчики моргнули на запястьях людей. Дин поднес запястье к лицу, носом открыв сообщение:

— Пустое?..

— И у меня, — подтвердила Джоди.

Кроули озадаченно кивнул. Кастиэль нарушил напряженное молчание:

— Мы себя обнаружили.

Словно в подтверждение его слов в коридоре погас свет, погрузив небольшой отряд в кромешную темноту.

— Всем спиной внутрь, — скомандовал Дин, и Кастиэль с удивлением почувствовал, как Винчестер хватает его за плечо, тащит к стене и закрывает собой. — Оружие к бою.

Послышалось быстрое перещелкивание затворов, и люди быстро образовали полукруг.

— Кас, они видят в темноте?

— Они воспринимают в инфракрасном спектре, — подтвердил Кастиэль. — Но пока вокруг нас тихо.

— Дин, нам лучше уйти с прохода, — подал голос Бобби. — Моя каюта за поворотом. Можно отсидеться там.

Кастиэль был с ним согласен. Химеры не могли пробиться через нанокарбонит, а значит, люди были бы защищены со всех сторон, им оставалось бы только оборонять вход. Дин же горел, нет, полыхал от ярости. Мгновения тянулись как хвосты комет. Наконец, Винчестер скомандовал:

— Идем до Бобби. Кас, ты наши глаза. Пожалуйста, будь начеку.

Кастиэль не нуждался в этом «пожалуйста». Он не собирался исполнять приказы, но пока они были в одной лодке. Группа двинулась вперед, медленно, на ощупь.

— Не допускайте контактов с химерами, — тихо прошептал Дин. — Вряд ли сейчас они будут вести партизанскую войну. Застегните костюмы поплотней.

До поворота удалось добраться без приключений. Вдалеке послышались быстрые шлепающие звуки. Кастиэль обернулся. В конце коридора показалась крупная химера, виляя длинным тонким хвостом. Она мгновенно определила группу людей и бросилась следом.
— А вот и погоня. — Кастиэль легонько толкнул Винчестера вперед. — Идите, Дин.

Человек не стал спорить. Он подвинулся, выпуская Кастиэля из кольца, и вместе с отрядом скрылся за поворотом. Химера была уже близко. Широко раскрытая пасть, громкое шипение, прыжок. Кастиэль взмахом крыла прибил животное к стене. Из еще пока человеческого тела стремительно росли две дополнительные лапы. Кастиэль не собирался ждать, пока химера развернется в полную силу. Быстрое прикосновение к голове, секундный водоворот информации, видений, проекций, чужих слов. Мгновение риска: в этом состоянии Кастиэль был абсолютно беззащитен. Химера дернулась, не выдерживая информационной атаки, жесткий хвост просвистел в воздухе, ударил Кастиэля, и тварь перестала шевелиться. Ее сознание потухло. Кастиэль раздосадовано отпустил уже бездыханное тело. Широкий порез рассекал его кожу от правого плеча до левого подреберья, на груди доходя до самых костей. Болезненно, но терпимо. Кастиэлю было уже не привыкать. Трансформировав руку в подобие лезвия, он хладнокровно отсек животному голову и направился к людям. Он не хотел, чтобы химеры, обнаружив труп собрата, догадались, что ангел больше не был скован аслайером. Тварь в белом костюме была в лаборатории, где из него так долго и так безуспешно пытались выбить ответы. Анализ воспоминаний только что убитого животного подтверждал: химеры пришли за ним. Но тварь была молодая, всего сутки отроду и цели поимки ангела не знала. Как только химеры поймут, что Кастиэль может развернуться в полную силу, они сразу станут осторожными, и, скорей всего, воспользуются человеческим оружием. Допустить этого было нельзя.
Легко постучав в дверь каюты, он еще раз прислушался. Неподалеку был человек.

— Твою мать, — выругался Дин, глядя на рану Кастиэля. Джоди задорно присвистнула и поспешно отвернулась, и Кастиэль только сейчас заметил, что ударом хвоста химера укоротила его халат в два раза. Не сказать, что нагота его смущала, но люди теперь ему даже в глаза смотреть стеснялись.

— Сейчас. — Дин запустил руку в шкаф и вытащил оттуда аккуратно сложенный боевой костюм. — Одевай.

— Надевай, — непроизвольно поправил его Кастиэль, разворачивая жесткую ткань. Волокно было достаточно колючим, но хрупким. — Зачем оно мне?

— Это армид. Крепче стали.

В голосе Дина отчетливо слышалось тепло, и Кастиэль благодарно склонил голову. Винчестер словно знал о его опасениях. Если армидное волокно невозможно было пробить аслайером, то Кастиэль оказался бы хоть частично защищен.

— Так что решим? — прервал их обмен любезностями Кроули. — По мне, так надо двигаться в лабораторию. Там стационарные системы жизнеобеспечения, которые управляются изнутри.

— Без оружия мы там как мясо в горшочках, — парировал Бенни. Было видно, что спор их начался еще до появления Кастиэля. — Нужно пробиться в оружейную.

— Это рискованно. Думаете, они не будут нас там ждать?

— Лаборатория так же очевидна, знаешь ли.

— В первую очередь нам нужно спасти людей, — прервал их пререкания Дин. — А для этого нам нужно оружие. Двигаться большой группой опасно. Если одна тварь может вот так ранить ангела, то мы для них — пушечное мясо, если только подпустим близко. Поэтому мы с Бенни идем до оружейной и тащим сюда столько зарядов и бластеров, сколько сможем унести. Вы сидите тихо и впускаете только людей.

— А как мы поймем, кто человек? — подала голос Клэр.

— С вами останется Кас.




— Знаешь, с ангелом было бы спокойнее, — проворчал Бенни, поправляя прибор ночного видения.

Все-таки в каюте Сингера нашлось несколько полезных девайсов. Дин согласился:

— Им тоже. Ну, и у нас так шансов больше.

— В смысле?

— Ты думаешь, химеры пробрались на «Шелтер», чтобы покататься? Я уверен, что они здесь за нашим грузом. И пока мы знаем, где он, а они нет, нас не убьют.

— Или убьют медленно, — усмехнулся Бенни. — Есть что-нибудь?

Дин выставил вперед небольшой дисплей только что собранного прибора, а потом навел его на Лафита:

— На тепловом рисунке у тебя глаза оранжевые. Даже идет.

Они фыркнули одновременно, но Дину сейчас было совсем не смешно. Кастиэль успел шепнуть ему о выжившем человеке где-то совсем рядом. И Дин с надеждой стучался в каждую каюту, боясь опоздать. Бенни напряженно озирался, но не перечил.

Наконец, ему ответили. Дверь отползла в сторону, на пороге показался высокий человек, в росте которого безошибочно угадывался Сэм:

— А чего темно так?

Дин облегченно выдохнул. Термический рисунок принадлежал человеку. Жив.

— Дин, мы не одни, — тихо прошептал Бенни.

В конце коридора что-то мелькнуло. Не раздумывая, Дин втолкнул Сэма в каюту и затащил туда же Бенни. Дверь закрылась за ними и наступила тишина. Чертов нанокарбонит играл и с ними, и против них. Химеры не могли услышать людей, но и люди не могли переждать опасность, не рискуя, высунувшись, столкнуться с ней нос к носу.

— Что происходит? — поинтересовался Сэм.

— Какого черта я тебе не мог дозвониться? — возмутился Дин.

— Я спал. — Сэм пожал плечами. — Джоди дала до завтра выходной. Так что случилось?

— Оружие есть?

— Нет.

— Тогда сиди здесь. Заберем тебя на обратном пути, — Дин не хотел объяснять все по новой.

— Логичнее было бы оставить здесь тебя, — тактично заметил Бенни. — У Сэма, насколько я помню, просто трещина в кости, да и рука левая, а ты…

— А я в порядке, — рявкнул Дин. — Пошли.

Он резко рванул дверь и с ужасом отпрянул: прямо перед ним высился шестилапый зеленый силуэт химеры.



В каюте было слишком людно. Кастиэлю откровенно не нравилось здесь сидеть в водовороте отрицательных человеческих эмоций. Джоди и Бобби строчили личные сообщения каждому бойцу «Шелтера», надеясь выяснить, кто из них уже перестал быть собой, а кому еще предстоит прийти на выручку. Кроули недовольно надиктовывал отчет кому-то по имени Штайн и просил прислать подкрепление. Светловолосая девушка внимательно разглядывала Кастиэля.

В конце коридора появился энергетический рисунок сначала одной химеры, затем второй. Они уверенно приближались, остановились напротив каюты, а затем решительно заскреблись в дверь. Люди поспешно вскочили на ноги, Джоди и Бобби с бластерами встали напротив входа. Однако дверь не поддалась, запертая изнутри, и химеры двинулись прочь.

— Хорошо, что они отключили свет, а не электричество, — заметил Кроули.

Кастиэль его радости не разделял. Стычка с химерами была лишь вопросом времени, Дин ощущался как-то совсем далеко, а у Кастиэля до сих пор не было ответов. Ему бы сейчас выбраться к этой парочке тварей, считать их, но пока он был вынужден сидеть тихо.

Полыхнула ярость. Три человеческих энергетических рисунка столкнулись с химерами и теперь быстро удалялись. Дин…

— Мне нужно выйти. — Кастиэль решительно направился к двери.

— Ну уж нет! — Кроули вдруг вскинул аслайеровое ружье. — Сиди тут.

— На них напали.

Это было правдой. Но противники уже исчезли из поля зрения, и Кастиэль не мог определить, погибли люди или просто далеко ушли.

Джоди потянулась было к панели управления, как Кроули осадил ее:

— Мы договорились о сигналах. Разве кто-то получил сообщение? — Люди переглянулись и замерли. — Нет, никто. И тебе я не верю. Время, конечно, подходящее, чтобы улизнуть, но нет.

— Ваши люди могут быть уже мертвы. Или находятся на грани, — холодно парировал Кастиэль. — Бросите их?

— А ты-то чего заволновался? — улыбнулся Кроули. — Нет, Кастиэль, не сбежишь. Ни под каким предлогом. А дернешься — выстрелю. Ты ведь не хочешь снова оказаться без сил?

— Но, сэр, а если он прав? — взволнованно спросила Клэр. — А что, если капитан попался?

— Что значит «снова»? — встрепенулся Бобби. — А сейчас он разве не…

— Не ограничен, — зло процедил Кроули. — Четыре месяца он не понимал ни слова, а тут меньше, чем за сутки, выучил язык так, что поправил Дина. Да и рана на спине Винчестера не карманным ножиком сделана. Так что хватит врать.

Кастиэль резко обернулся к двери, не обращая на людей больше ни малейшего внимания:

— Если ты выстрелишь сейчас, то подпишешь себе приговор.

В дверь снова заскреблись. Две химеры скользили когтями по гладкой поверхности, а рядом с ними стоял кто-то, еще не потерявший человеческий облик, но уже наполовину пораженный чужеродной энергией. Он принялся нажимать что-то у двери, и Кастиэль не обрадовался своей догадке:

— Нас могут открыть?

Бобби вскинул бластер к плечу:

— Только по экстренному коду…

Дверь медленно поползла в сторону.



В оружейной царила невероятная тишина, но она тут же была разорвана в клочья сбитым до хрипов дыханием трех человек. Дин и вовсе дышал словно загнанная вусмерть гончая, цепляясь левой рукой за стеллажи. Он до сих пор не мог поверить, что им удалось избавиться от преследователей. Одного они заперли в каюте Сэма, запустив разъяренное животное в душевую, а сами выскочили в коридор. От второй химеры им пришлось бежать сломя голову, одновременно отстреливаясь из бластеров. Химера шипела и уворачивалась, но близко не подходила. Уже перед оружейной Дин позволил себе остановиться, резко развернуться на сто восемьдесят градусов и выпалить по преследователю весь заряд бластера. Обожженное животное поспешно скрылось из виду, и Винчестер смог с чистой совестью ввалиться внутрь отсека.

— Не туда мы шли, — вздохнул Бенни. — Есть охота.

Дин поперхнулся колкостями и промолчал. Сэм, который все это время передвигался только по наитию, добрался до панели управления и включил свет. Яркий свет галогенных ламп залил комнату. Загнанным взглядом Дин окинул доставшийся им арсенал и побрел набирать оружие. Два бластера он повесил на левое плечо, десяток зарядов к ним был распихан по карманам, а в дальнем углу нашелся замечательный тесак, предназначенный для «разрубания флоры». Для голов химер он тоже мог пригодиться.Под складный рассказ Бенни о происходившем Сэм набрал оружия раза в два больше, чем старший брат. Лафит благоразумно нагреб фонариков на креплениях и разных гранат — шумовых, световых, осколочных — со словами: «А вдруг пригодятся».

Дверь вдруг зашуршала и открылась. Дин поспешно метнулся за стеллаж. Сэм и Бенни тоже укрылись за шкафами с оружием. Тихие, но уверенные шаги смахивали на человека. Дин осторожно высунулся из-за угла. К его стеллажу, бормоча под нос какую-то мелодию, шла Чарли. Она почти беззаботно поставила бластер на место и вдруг заметила Сэма, чуть возвышавшегося над шкафом:

— Эй, сучка, я тебя вижу.

Задорный голос звенел знакомым тембром. Сэм вышел ей навстречу, видимо, понимая бессмысленность дальнейших пряток:

— Что ты здесь делаешь?

— Из патруля вернулась. — Чарли подтвердила высказанное ранее Джоди предположение. — Вот, оружие сдаю. А ты?

— Кроули послал, — солгал Сэм.

Дин напряженно наблюдал за этим диалогом. Чарли или не Чарли? Сердце болезненно сжималось при одной мысли, что она могла быть уже мертва. Как они могли ее проверить? Дин осторожно прицелился и кивнул Сэму. Если сейчас он выведет ее на чистую воду, то он выстрелит.

— Как там на орбите? — поинтересовался Сэм.

Чарли сделала к нему пару шагов, и он невзначай отодвинулся от нее подальше, изображая, что ищет оружие по серийному номеру.

— Ну… как обычно все. Кометы мимо летают, звезды горят, начальство орет. Все по-старому.

Она продолжала приближаться к Сэму. Дин стиснул зубы. Все еще непонятно.

— А где Брейден? — вдруг появился Бенни с другой стороны, и Чарли остановилась, словно не зная, с кем из них теперь следовало говорить.

Они с Лафитом не всегда ладили, поэтому ее поведение можно было понять.

— Не знаю, — Брэдбери улыбнулась. — Я с тремя Рапторами вылетала. За главную была, между прочим.

Чарли вполне могла так похвастаться. Они всегда соревновались, кто достоин заменять командира, но ответственность эта обычно доставалась Бобби. Дин пожалел, что рядом не было Кастиэля. И даже не потому, что ангел бы точно определил, химера это или нет. Его присутствие внушало Дину уверенность, словно сокрушительная ангельская мощь начинала струиться и в его венах. И сейчас этого не хватало.

— Мои поздравления, — сдержанно кивнул Бенни.

— А у нас снова неполадки с электричеством? В коридорах темным-темно, еле добралась.

— А почему Рапторы не пришли сдавать оружие? — Сэм проигнорировал ее вопрос.

— Челноки проверяют с Эшем. Там какие-то проблемы.

Дин вздрогнул. «Какие-то»… Чарли достаточно разбиралась в технике, чтобы сказать, какие это были проблемы и как долго их надо было бы устранять. Но он сомневался. Может, устала? Поторопилась? Не стала уточнять?

Левая рука начала затекать. Если он не выстрелит в ближайшую минуту, он промажет. Если он ошибется, то убьет одного из лучших солдат. Если это все-таки Чарли, то он снизит шансы на победу в борьбе с химерами.

— Я иду обедать. — Брэдбери развернулась и пошла к двери. — Составите компанию?

— А как же асептическая камера? — Сэм последовал за ней, сохраняя дистанцию.

— Да ладно, мы нигде не приземлялись, — отмахнулась от него Чарли.

Дин скрежетал зубами от злости. Это было в духе Брэдбери. Он сам каждый чертов раз напоминал ей о необходимости следовать протоколу. И каждый раз она так же беззаботно отвечала. Видимо, сейчас опасность решила их миновать. Хоть какое-то облегчение.

И вдруг время словно остановилось. Происходящее расслоилось на кадры. Чарли возле панели управления. Она тянется к кнопке, чтобы открыть дверь. Сэм говорит о химерах и протягивает к ней руку в останавливающем жесте. Чарли широко распахивает глаза. Зеленые. Но Дин точно помнил их серыми.

— Назад, Сэм!

Он выстрелил немедленно, но Брэдбери уже метнулась к Сэму. Они сцепились и покатились по полу. Дин подлетел к брату, получил жесткий удар неожиданно выросшим хвостом и врезался спиной в стеллаж.

— Очи! — скомандовал Бенни.

Дин едва успел зажмуриться, как послышался хлопок, и сумасшедший яркий свет поглотил комнату. Химера завизжала так, что барабанные перепонки чуть не лопнули от ее воя. Было слышно, как она металась по оружейной, снося стеллажи своим телом, а потом грохнулась о стену и затихла. Свет начал сходить на нет. Дин, щурясь, вскочил на ноги и бросился к уже трансформировавшемуся животному. Оно корчилось в муках, и Дин посчитал милосердием со своей стороны разрядить в него весь заряд.

— Очи?! — возмутился Сэм. — Я еле сообразил, о чем ты!

Бенни нервно хохотнул:

— Иначе она бы тоже догадалась.

— Хорошо сработал.

Дин постарался не корчиться от боли. Удар о стеллаж его доконал: правая рука окончательно перестала повиноваться. Его хватило на несколько выстрелов в состоянии аффекта, но больше не шевелились даже пальцы. — Сэмми, она тебя не задела?

— Ну, мне пришлось удерживать ее руку, но… — Дин почувствовал, как внутри все похолодело. Он схватил бластер и принялся неуклюже отстегивать наплечный ремень:

— Бенни, помоги!

Сэм с легким ужасом спросил:

— Она меня зацепила, да?

— Это мелочь, — соврал Дин. Он не мог признаться даже себе. — Сейчас поправим.

Вместе с Бенни они затянули ремень на предплечье Сэма на манер жгута. Точнее говоря, накладывал перетяжку Бенни, а Дин все время пытался помочь, но только мешал своей левой рукой.

— Надо возвращаться.

К Касу, скорее к Касу. Он чувствовал этих тварей, он мог точно сказать, зацепило ли Сэма, и помочь, если потребуется. Дин торопился как никогда.

— Может, вызовем их нам навстречу? — предложил Бенни, но Дин только покачал головой.

Нельзя. Если они выйдут и столкнутся с химерами до воссоединения отряда, то жертв не избежать. У оставшихся в каюте Бобби людей было слишком мало оружия.

— Будем двигаться перебежками. Ты впереди, потом Сэм, я замыкаю.

— Ты ранен, — возмутился Сэм, и Дин тут же сорвался:

— Это приказ, черт побери!

— Но я не согласен…

— Ты в армии, ясно?!

— И ты отстранен от командования, — парировал Сэм. — Ты вообще под арестом. Так что иди в середине.

У Дина даже щеки полыхнули от такого заявления. Сжав зубы до боли, он все-таки сдержался, чтобы не врезать брату, и жестко отрезал:

— Я обещал матери вернуть тебя живым. Ты идешь в середине.

Когда спустя десять минут они выбрались в коридор, порядок их движения был именно таким, на котором настаивал Дин. Два мощных фонаря пробивали тьму до конечной стены, и, к счастью, путь был свободен. Дин шел спиной вперед, тщательно следя, чтобы к ним никто не подобрался с тыла. Каждый шаг давался все с большим трудом, и он отчаянно кусал губы, стараясь заглушить общую боль, свинцом наливавшуюся в теле. Черт, он бы сейчас все отдал за возможность оказаться на мягкой пуховой перине, что в один миг унесла сегодня все его печали и беспокойства. Если бы сейчас его могли подхватить эти крепкие, жилистые руки, Дин с радостью бы провалился в небытие.

— Вот черт, — послышался тихий шепот.

Дин едва сдержался, чтобы не обернуться:

— Что там?

— Их нет.

Выдержка дала сбой. Наплевав на безопасность, Дин посмотрел в ту же сторону, что и Бенни. На полу распростерлись выжженные тела химер. Весь пол был залит кровью, а дверь в каюту Бобби выломана из дверного проема. В комнате никого не было.

— Внутрь, — скомандовал Дин, заставляя себя говорить спокойно.

Каюта была раскурочена так, словно в ней столкнулись два астероида. Нанокарбонит стен весь потрескался, шкафы и полочки осыпались, от стола остался только узкий выступ. Дин взял дверь на прицел:

— Сэмми, вызывай Бобби. Скажи что-нибудь, что знаем о нем только мы. Посмотрим, что он ответит.

Прошло несколько минут, но ответа не последовало. Сэм отправил сообщение Кроули. Передатчик пискнул почти сразу, и воспроизведенный голос был крайне недоволен:

— Твой брат солгал мне про ангела, ублюдок! — Кроули был в ярости, и это явно был именно он. — Мы перебрались к Джоди. Давайте быстрее, увальни!

Дин тяжело выдохнул. Каюта Джоди находилась дальше всех по коридору, да еще и на два уровня выше. Бенни покачал головой:

— Выбора все равно нет.

Они осторожно выбрались наружу и направились к лестнице. Дин очень надеялся, что Кастиэль не получил от Кроули аслайеровую пулю в спину и был невредим. А еще он очень хотел увидеть живыми своих друзей, и это придавало ему сил идти дальше.

— Дин! — раздался знакомый голос, и в конце коридора показалась знакомая тонкая фигура.

Сердце сжалось в болезненный ком: свет фонаря выхватил красивые темные волосы Лизы. Но в ее движениях было что-то, что точно выдавало совершенно чужую натуру. Три шестиногих силуэта, крадущихся за ее спиной, подтвердили эту догадку.

— Пошел-пошел-пошел!

Дин толкнул Сэма в спину и открыл огонь на поражение. Он отступал следом и был неприятно удивлен, когда Лиза выхватила из-за спины бластер и начала стрелять в ответ. Пока химеры не пользовались оружием, дела шли значительно лучше.

Их небольшой отряд невредимым добрался до лестницы и даже поднялся на один уровень, как сверху вдруг показался Гарт с бластером наперевес. Дин хотел было обрадоваться его появлению, как открытый по ним огонь развеял все его надежды прахом. Он мысленно клялся лично заживо препарировать каждую тварь на «Шелтере», но пока теория вероятности играла против этих планов. Их загоняли словно зверей на охоте, но Дин еще надеялся выйти победителем из этой схватки.

— Пройдем по В7, — бросил Бенни через плечо, и Дин не мог с ним не согласиться.

Запасной коридор В7 совсем недавно начали ремонтировать, в нем было достаточно ответвлений и, черт возьми, по нему можно было дойти до дублирующей лестницы на другом конце «Шелтера». Отличный план.

Они уже почти скрылись в запасном коридоре, как вдруг за ними следом ворвалась химера в облике Лизы. Дин успел оттолкнуть Сэма, подставившись под выстрел. Пламя полыхнуло, расплавило армидное волокно и вгрызлось в правый бок. Бенни выстрелил твари в лицо с разворота, Сэм добавил еще несколько разрядов, но Дин этого уже почти не видел. Запекшаяся кровь шла носом и горлом, жар растекался по внутренностям, сознание стремительно гасло. Он смутно слышал какие-то крики, его вроде даже схватили за шиворот и куда-то поволокли. Губы тут же пересохли и треснули, когда он совершенно бессмысленно прошептал:

— Амено, Кастиэль.



— Не двигайся, тварь, — озлобленно шипел Кроули, держа ангела на мушке. — Ты нас чуть не убил.

Кастиэль не собирался с ним спорить. Химеры прорвались в каюту, и ему пришлось использовать крылья. Этим людям стоило бы сказать спасибо за то, что он их не задел. Ведь куда проще было просто распахнуть крылья, не заботясь о том, кто попадет под удар.

— Прекрати, Кроули! — потребовала Джоди. — У нас больше нет оружия, кроме него. Бластеры разряжены!

— Ничего, мальчики уже идут с припасами, — язвительно бросил Кроули. — Лучше займись собой и Сингером. Или хочешь сдохнуть от потери крови?

Джоди устало подтянула к себе аптечку и принялась доставать гелевые пластыри. Бобби лежал на постели, приходя в себя после удара. Кастиэль с легким сожалением посмотрел на многочисленные порезы. Эти двое просто попались под горячую руку. Но это было лучше, чем погибнуть в лапах химер.

— Хватит с меня такого риска, — покачал головой Кроули. — Хватит.

— Сэр, не надо. — Клэр смахнула кровь со щеки. — Он не виноват.

Кастиэль уже приготовился было отразить выстрел, как все тело вдруг прошибло болью, подкосившей колени. Пуля прозвенела где-то над головой, Клэр вскрикнула и бросилась к Кроули отбирать ружье, а Кастиэль никак не мог совладать с накатившим кошмаром. Его жгло изнутри, перед глазами мелькали сполохи, ему чудился запах горелой плоти.

— Где ты? — пробормотал Кастиэль, силясь увидеть хоть что-то. — Где?

Мелькнули серые стены, послышался громкий скрежет, рядом рухнула полупрозрачная пленка, и на этом видение прекратилось.

— Что с вами? — тонкие девичьи руки отчаянно пытались помочь ему подняться.

— Я даже не попал, — проворчал Кроули, у которого таки отобрали ружье совместными силами Миллз и Бобби.

— Дин, — Кастиэль никак не мог отдышаться, — он в беде.

Раздался торопливый стук. Кроули открыл дверь, и в каюту ввалился Сэм, увешанный оружием:

— Ребята, скорее!



Бенни с легкой тоской смотрел на содрогавшуюся под ударами тонкую стену. Это тебе не три слоя нанокарбонита, а всего лишь каркасная основа, на которую еще будет наноситься полимер. Это был только вопрос времени, когда именно ее проломят химеры. Дин едва дышал, и Бенни не решался его трогать. Оставалось надеяться, что Сэм успеет с подкреплением. Бенни перезарядил бластер и прицелился.

Хрясь!

Стена покрылась вмятинами.

Хрусь!

По ее поверхности прошла широкая трещина.

Бах!

И кусок каркаса ввалился внутрь.

Химера сунула морду в образовавшееся отверстие и тут же получила заряд плазмы. Визжа и воя, она скрылась из виду, а в дыру заглянула новая тварь.

— Давай, не стесняйся! — Бенни выстрелил снова. — У меня тут на всех хватит.

Стена не выдержала и рухнула. Три химеры довольно завиляли хвостами и двинулись вперед. Бенни шагнул им навстречу, закрывая собой лежавшего на полу Винчестера. Видимо, помощь в этот раз не успевала.

В этот миг коридор заполнился пламенем. Бенни отпрянул, и перед ним возникли блестящие титановые перья. Они горели, но не обжигали, и он с удивлением узнал Кастиэля. Ангел не был скован? Химеры зашипели, но были отброшены прочь. Атака была стремительной, шестилапые твари не успевали даже подняться, как оказывались разрублены на несколько кусков. Фигура Кастиэля сияла, острые крылья чуть сверкали металлом в полутьме. И вдруг все погасло.

Ангел снова выглядел как обычный человек, только яркие голубые глаза выдавали его внеземное происхождение. Не обращая внимания на Бенни, он подошел к Дину и опустился возле него на колени.

— Уходим? — полуспросил-полупотребовал Бенни, но Кастиэль отказался, проведя ладонью над лицом Дина, словно считывая слабое дыхание:

— Он не переживет транспортировки. — Ангельские пальцы вдруг дрогнули, трансформируясь в острые изогнутые лезвия. — Посторожи нас.

Армидные волокна стремительно расползались на лоскуты, обнажая жуткую рану. Бенни невольно поежился:

— Что ты собрался делать? — Шанс на спасение был лучше, чем смертный приговор, но как доверить близкого человека какому-то чужаку? — Эй, ожог нельзя трогать!

— Я был в этом теле. — Иглоподобные пальцы проткнули обожженную кожу. — Я знаю, что делать.



Человек рядом полыхнул ревностью, но Кастиэль не обратил внимания на эту вспышку. Его мысли были целиком и полностью заняты Дином. Их ментальный контакт длился всего несколько секунд, но его было достаточно, чтобы определить степень повреждений. Плазменное оружие не зря было эффективно даже против химер. Волокно расплавилось под действием высокой температуры и вместе с раскаленным металлом ушло в тело. Внутреннее кровотечение было остановлено тяжелейшим ожогом, спаявшим воедино множество кровеносных и лимфатических сосудов, кусок печени и участки кишок. Человек был слишком хрупок, чтобы выжить после таких повреждений. Но что-то заставляло Кастиэля не опускать руки.

Сначала требовалось убрать весь чужеродный материал. Запекшаяся кровь вязла на пальцах, горелая плоть сочилась полупрозрачной жижей, мешалась, и Кастиэль безжалостно срезал одну часть за другой. Энергия Дина едва искрилась, и Кастиэль боялся не успеть. Сердце билось все реже, все тише, а до исцеления было еще очень далеко.

В коридоре послышались чьи-то шаги, но Кастиэль заставил себя не отвлекаться. У него не было такой роскоши, как лишняя секунда. Над ухом раздались короткие выстрелы. Бенни честно выполнял свою работу, пусть его волнение и звенело в воздухе тяжелым гулом.

Наконец, рана была очищена от мертвых тканей, и кровотечение сразу усилилось: кровотоку больше ничего не мешало. Кастиэль накрыл зияющую дыру ладонями и сосредоточился. Энергия неслась по его сосудам, перенаправляемая к рукам, завихрялась и складывалась в едва заметные нити. Понеслось.

Воздух между раной и ладонями ангела вдруг стал горячим и начал светиться. Дин вздрогнул, почувствовав прилив сил, и громко застонал. Он приходил в сознание, и от этого ему было только хуже.

— Дин! — позвал его Кастиэль, надеясь отвлечь от сумасшедшей боли. — Дин!

Дин его не слышал. Он дрожал все сильнее, стон превратился в хриплый вой, руки судорожно заскребли по полу. Кастиэль прижал его плечо коленом, не позволяя вывернуться:

— Дин! — Винчестер распахнул глаза и впился в ангела обезумевшим взглядом. — Я держу тебя. Слышишь? Я держу тебя!

Искра здравого смысла мелькнула где-то в глубине изумрудной зелени, и тихий шепот заставил крылья Кастиэля вздрогнуть:

— Пожалуйста, Кас…

— Не двигайся. Я держу. — Дин кивнул, каким-то сумасшедшим усилием удерживая себя на месте. Его левая ладонь пару раз сжалась, ища опору, и он положил ее на прижимавшее его к полу колено Кастиэля.

Человеческое тело не знало о возможности быстрой регенерации. Оно тратило бесценную энергию на поддержание сознания, но не на собственное восстановление. Кастиэлю казалось, что его голова взорвется, слишком много и слишком быстро ему приходилось просчитывать.
Углерод, водород, еще углерод, кислород, атом азота, еще один, двойная связь… Он создавал одновременно тысячи атомов из собственной энергии, превращая ее в материю, а затем укладывал мозаику элементов в молекулы. Вода, аминокислоты, моносахара, еще вода, жирные кислоты, из которых только предстояло сложить липидную мембрану клеток… Он копировал одну ячейку ткани, а их предстояло сложить еще сотни. Крылья в ужасе трепетали, слабея с каждой новой химической связью. Кастиэль заботливо укладывал ДНК, состоящую из миллионов оснований, в стройную спираль, а под его ладонями роились белки, РНК четырех видов, тысячи ферментов. Не пропустить ни одного атома, не ошибиться ни в одной связи, он должен был создавать все по очереди, по порядку. Энергии отчаянно не хватало. Одно дело закрыть черную дыру, трансформировать себя или спрятать крылья под металлической оболочкой, другое же буквально самостоятельно создать такое сложное существо.

— Кас, хватит, — прошептал Дин. — Тебе тяжело.

Дин был прав. Кастиэль и сам чувствовал, как резко осунулось его лицо, как пересохли губы. Но почему-то он не мог отступить. Он больше не пытался создавать все по образу и подобию, он просто копировал собственные ткани, надеясь, что на первое время их хватит. Потом, в более спокойном месте, их можно будет заменить. Да и человеческих клеток было достаточно, чтобы поддержать жизнедеятельность. И все равно это требовало невообразимых затрат энергии.

В коридор ворвалась химера, и Кастиэль пронзил ее острым крылом, не дожидаясь, пока Бенни пристрелит животное. Он нарушал правила, вытягивая чужую жизнь, превращая ее в топливо. Но ее было мало. Крылья ослабели. Кастиэль же насилу заращивал разрывы в венах и печени Дина. Еще немного. Напряжение гудело так, что топота множества шагов Кастиэль не услышал. Он видел краем глаза, как мимо просвистело несколько плазменных зарядов, как рядом рухнул Бенни, а Дин в ужасе дернулся под его исцеляющими руками. За спиной знакомо щелкнул затвор аслайерового ружья.

У него был выбор. Или рвануться прочь, оставив Дина под огнем и, скорей всего, убив его, не закрыв рану, или же остаться на месте, закончить исцеление и получить пулю в спину.

И Кастиэль не шелохнулся.


Глава 10


— Да уж, мистер Кроули, печальное завершение миссии, — констатировал полковник Штайн, лично выслушав доклад изрядно помятого майора.

Это было несколько необычно, что чистоплотный до невозможности Штайн решил выслушать выживших прямо в лазарете станции «Кодор».

— Позвольте добавить, сэр, — подала голос с соседней койки Джоди. — Мы не знаем, остались ли там выжившие, но на момент ухода со станции там оставались Дин Винчестер и Бенджамин Лафит. Кастиэль тоже был там. Он собирался помочь им выбраться.

— К сожалению, Кастиэль не помог. — Штайн неприязненно процедил имя ангела. — Системы зафиксировали энергетический след капитана. Он покинул «Шелтер» даже раньше вас.

Джоди потупила взгляд и промолчала.

— Полковник, я прошу передать мне полномочия для освобождения «Шелтера», — медленно произнес Кроули.

Штайн поправил китель:

— Не вижу в этом смысла, майор. Спасательная операция уже спланирована, отряды сформированы и направлены. Отдыхайте.

— Я мог бы их догнать, — предположил Кроули.

— Они уже на дальней дистанции обнаружения. Операция начнется через тридцать минут. Отдыхайте, майор, — в голосе Штайна прозвенела сталь.

Он развернулся на каблуках начищенных туфель и вышел из лазарета.

— Чертов ангел! — выругался Бобби с дальней койки.

Кроули хотел согласиться, но, увы, ангел был здесь не при чем.

Дождавшись, пока медсестра уйдет, Кроули быстро сполз с койки и принялся рыться в шкафчике в поисках хоть какой-нибудь одежды. Дефилировать в больничной робе по чужой станции его не прельщало.

— Куда собрался, майор? — поинтересовался Бобби, открывая дисплей своего передатчика.

Отправленные Дину сообщения не были доставлены. Сэм, до сих пор сидевший молча на своей постели, тоже листал отчеты.

— Пойду прогуляюсь, — солгал Кроули.

Эта прогулка могла стоить ему жизни. Сэм мрачно усмехнулся:

— По «Кодору» или дальше? — Кроули ответил ему пристальным скептическим взглядом. — Быстро они до «Шелтера» долетели, да?

Винчестер был прав, и Кроули тоже беспокоила эта проактивность спасательной операции.

— А еще мы как-то очень рано встретили «Кодор», — негромко добавил Сингер. — По нашим расчетам лететь было около сорока часов, и даже если предположить, что они вылетели нам навстречу, то как-то уж очень рано.

Кроули, наконец, нашел чьи-то брюки и с искренним неудовольствием принялся их натягивать:

— Найдете еще десять отличий от реальности — сообщите. Я сваливаю.

Это было бы самым благоразумным решением. Но, видимо, Винчестер-старший был заразен, и Кроули собирался поступить неблагоразумно. В его голове до сих пор звучали слова Кастиэля. «Вокруг станции электромагнитное поле. Ваши сообщения никуда не уходят». Кроули ангелу не поверил. Но, когда их небольшая группа таки выбралась с «Шелтера», его передатчик взорвался сообщениями с других станций. Писал Кэмпбелл с вопросами по протоколу допроса ангелов, пришло сообщение с Земли о рождении очередного племянника — и все это вчерашней датой. Но как тогда сохранялось мгновенная и точная связь с «Кодором»?

Кроули быстро выскользнул в пустой коридор. Однако не успел он пройти и пятидесяти метров, как команда догнала его, и все пятеро скрылись в одном из технических помещений.

— И что вам не сидится? — проворчал Кроули, недовольно косясь на измученных военных.

Клэр натянуто улыбнулась:

— Жить, наверное, хочется.

— Нам нужно понять, где мы сейчас на самом деле. — Бобби полистал меню на экране передатчика. — Навигатор не работает.

Электромагнитное поле. Видимо, «Кодор» тоже был им окружен. А может, находился в непосредственной близости от «Шелтера». Но вряд ли они успели бы долететь обратно так быстро. Сэм озвучил сомнения Кроули почти слово в слово:

— Нам нужно подкрепление. Кас точно был на «Шелтере», — добавил он. — Вряд ли он смог бы уйти незамеченным.

— Нам нужно или выбраться отсюда живыми, или обезглавить эту шайку, — проворчал Бобби.

— Или и то, и другое. Мало ли какую еще станцию зацепят эти паразиты.

Сэм выглядел ужасно нервным. Еще бы, его ненаглядный брат остался на «Шелтере», когда они по приказу Кастиэля бежали со станции, как крысы с тонущего корабля. Хорошо еще, что химеры не зацепили младшего Винчестера, иначе сентиментальная команда подняла бы вой, не давая его прикончить, чтоб не мучился. Ну и боевой единицей он был вполне ценной. И как бы Кроули не хотел отмахнуться от этой сумасбродной затеи, Сэм был прав. Времени оставалось в обрез.

— Лось прав. Придется разделиться. Нужно, чтобы кто-то выбрался из электромагнитного поля и мог передать на другие станции информацию.

— Я могу, — вызывалась Клэр. — У меня лучшие показатели из Рейнджеров по дальним полетам.

— По тебе и не скажешь, — недоверчиво проворчал Кроули.

— Не обижай девчонку, — парировал Бобби. — Я возьму на себя навигационную. Посмотрим, кто там сидит за штурвалами, и где мы находимся.

— Пойду с Сингером. — Джоди выглядела грозно. — Вряд ли там удастся обойтись без жертв.

— Тогда мы с Лосем идем за Штайном, — подвел итог Кроули.

— Нам нужна короткая система идентификации. На случай, если кто-то вдруг будет заражен, — кажется, Сэм не зря учился в Академии. — Идея с личными фактами слишком сложная и долгая для осуществления. Предлагаю в начале сообщения ставить порядковый номер. Но, не один-два-три-четыре, а по системе плюс один, плюс два, плюс пять. Первое сообщение идет под номером один. Второе — плюс один, то есть два. Третье — плюс два, то есть четыре. Четвертое — плюс пять, то есть девять.

— Потом плюс один — и десять, — сообразила Клэр. — Отлично! Нам остается только найти оружие!

Пару бластеров они достали на удивление просто — пара солдат-разгильдяев оставили их возле входа в столовую на время своей трапезы. Прикинув, что химерам нет смысла питаться комплексными брикетами, Бобби и Сэм успешно их обезвредили, конфисковали боевые костюмы, передатчики и табельные пистолеты, а затем заперли их в техническом помещении. Один передатчик был отдан Миллз, второй защелкнулся на правом запястье Кроули. Теперь у них был доступ ко всем коридорам и уровням. Добыв еще один передатчик для Клэр, группы разошлись. Операция началась.



Тело ощутимо болело. Лежа на жестком полу, Дин осторожно пошевелился, надеясь не растревожить ноющие мышцы еще больше. Казалось, его пропустили через камнедробилку, собрали заново и хорошенько поколотили молотком. Последнее, что он помнил — властный голос Кастиэля, не позволивший сорваться в бездну. «Я тебя держу». Потом, правда, была тьма, а до этого жар, и больше Дин ничего не мог вспомнить, но этих слов было достаточно, чтобы даже сейчас внушить ему надежду на лучшее. Тихо матерясь себе под нос, Дин открыл глаза и сел.

Идеально белый пол, совершенно белые матовые стены окружали его кристальной чистотой, от которой даже начали слезиться глаза. Дин обернулся. В паре метров от него сидел Кастиэль. Он резко выделялся на фоне этой белизны. Темные волосы были взъерошены и испачканы кровью, темный боевой костюм местами был покрыт копотью и бурыми пятнами, на лице виднелись ссадины. Казалось, ангел спал.

— Кас, — негромко позвал Дин. — Кас.

Кастиэль вздрогнул и проснулся, медленно повернув голову на зов. Дин почувствовал, как внутри все оборвалось и разбилось на мелкие осколки — на него смотрели обычные человеческие глаза.

Дин не знал, что испугало его больше: застывшее в них безразличие или усталый тусклый оттенок. Боль и скованность отступили на второй план, он бросился к ангелу, с ужасом понимая, что запекшаяся на его щеках и шее кровь не принадлежала врагу. На руках Кастиэля до сих пор кровоточили мелкие ранки.

— Черт, Кас! — Дин не знал, что делать, и просто смотрел на него, не в силах прикоснуться. — Что случилось? Как?

Кастиэль молчал, а потом и вовсе отвел взгляд в сторону. Дин пытался восстановить в памяти события:

— Ты… Ты же с Кроули оставался. Он? Неужели выстрелил? — Кастиэль чуть заметно мотнул головой. — Химеры? Они вас нашли? Вломились? — нова отрицательный жест.

И тут взгляд Дина случайно упал на собственный боевой костюм, наполовину разодранный и обожженный. Адское пламя охватило голову, словно надеялось достать свою жертву хотя бы из воспоминаний, и события последовательно всплыли в памяти. — Ты меня вытащил? Черт, Кас, зачем? Придурок, ты что, собой пожертвовал?

Кастиэль молчал, и ни одна эмоция не читалась на его изможденном лице. Из него словно разом выкачали всю энергию, а Дин не знал, как можно ее восполнить. Винчестер поднялся на ноги и сделал круг по комнате, пытаясь найти хоть какой-нибудь выход. Он похлопал себя по карманам и с облегчением обнаружил складной нож:

— Эй, Кас, смотри, какие они дебилы — нож у меня не забрали. Сейчас мигом отсюда выберемся. — Он старался говорить как можно беззаботнее, но Кастиэль вдруг смерил его таким мрачным взглядом, что вся радость тут же улетучилась из голоса Дина. — Кас, ну чего ты? Сейчас освобожу тебя и…

— Поздно, Дин, — сухо произнес Кастиэль.

— То есть как это… — Он не договорил.

Одна из стен вдруг стала прозрачной, за ней легко узналась лаборатория «Шелтера». За стеклом стоял сенши, которого Дин притащил на буксире несколько дней назад. Винчестер тихо обратился к Кастиэлю:

— Это…

— Да, именно, — улыбнулся низенький рогатый гуманоид. — Материнская особь, все верно. Ваше человеческое любопытство не знает границ. Как чувствуешь себя, Дин?

— Что вы с ним сделали? — Винчестер кивнул на ангела, проигнорировав наигранно заботливый вопрос.

— Воспользовались вашим изобретением. Аслайером. Правда, ваши методы очень грубые и обратимые. — Он словно рассуждал за кафедрой, и Дину нестерпимо хотелось ему врезать. — Мы усовершенствовали идею, измельчили пару штифтов в пыль и развели в транквилизаторе. И вот, штифт во всех тканях без шанса на извлечение. Правда изящно?

— Я убью тебя, — процедил Дин сквозь стиснутые зубы.

— Ах да, с тобой же об этом не поболтаешь, — махнул рукой гуманоид. — Вот Кроули бы оценил. Он знает толк в «обращении» с другими расами. Я, пожалуй, даже рад, что ему удалось сбежать. Впрочем, мы уже знаем, где он с прихваченной четверкой особенно упрямых человеков. Думаю, вы скоро воссоединитесь.

— Мразь, — прорычал Дин, делая решительный шаг к стеклу. — Открой, и я тебе кишки выпущу.

Гуманоид усмехнулся, широко растягивая уголки змеиных губ:

— Наши с тобой планы почти совпадают, Дин.

Стекло дрогнуло и поползло в сторону. Бывший сенши шагнул навстречу.

— Давай, Кас, прикончим ее, — скомандовал Дин, но Кастиэль не двинулся с места.

Химера резко подалась вперед, сомкнув неожиданно длинные пальцы на горле Винчестера:

— Увы, но он тебе не поможет. Он немного не в форме. Да, Кастиэль? — Ангел молчал, затравленно глядя на отчаянно вырывавшегося Дина. — Конечно, без крыльев так не разгуляешься, регенерация не та. Приходится отказываться от удовольствия кромсать снова и снова. Но у меня есть запасной план. Как думаешь, этот человек выдержит столько же, сколько и ты?

Из-за спины бывшего сенши появился длинный тонкий хвост, заостренный на конце, и потянулся к Дину.

— Оставь его, — устало выдохнул Кастиэль. — Он ни при чем.

— Мне нужны ответы, Кастиэль. Как закрыть черную дыру?

— Вам — никак. — Его голос прозвучал совсем глухо. — Это невозможно на физическом уровне.

— Объясни механизм, — зашипела химера, угрожающе покачивая хвостом. — Или мне наделать дыр в этом человечишке?

— Нужно превратить энергию в материю и зашить континуум. Выправить гравитацию в обратную сторону, чтобы черная дыра перестала существовать.

— Что ты мелешь? Черные дыры образуются из-за сжатия пространства. — Гуманоид хлестнул хвостом и рассек Дину щеку. Винчестер насилу сдержал крик.

— У вас неверные теории. — Боль в голосе Кастиэля звенела, эхом отдаваясь от безучастных стен. — Вы думаете, что сжимаете пространство, а на самом деле продавливаете его энергией, создавая дыру, которую потом будете не в силах закрыть.

— Ладно. Следующий вопрос: как вы ориентируетесь в этих черных дырах?

— Для этого нужно чувствовать координаты. Врожденное чувство направления.

— Мне не нравятся твои ответы, — вздохнула химера. — Из них следует, что никто не может использовать ваши технологии, а они нам очень нужны. Да, Кастиэль, нам тесно на родной планете, нам нужно расселяться дальше. А ты совсем не хочешь нам помочь. Я попробую еще раз тебя спросить, но дам тебе время хорошенько подумать.

В этот миг Дин почувствовал, как острые шипы вонзаются в шею. Под кожу ощутимо впрыскивалась какая-то жидкость, и он принялся вырываться изо всех сил, но мышцы вдруг ослабели и перестали ему повиноваться. Химера легким движением выбросила его из камеры, вышла следом, и стекло закрылось, отделив их от встрепенувшегося Кастиэля:

— Я дал приказ своим отпрыскам не съедать его мозг. Так что еще несколько часов он помучается, а там ты решишь, хочешь помочь нам или нет. Правильных тебе размышлений, Кастиэль.

Гуманоид подленько улыбнулся и вышел из лаборатории.

— Дин?

Голос Кастиэля слышался откуда-то издали, словно из-под воды. Дину было знакомо это ощущение паники, тошноты, дополняемое кислым запахом и головокружением. Он буквально чувствовал, как зараза распространяется по его телу, захватывая легкие, проникая через кровь в желудок и печень, как стремится к голове. Он попытался пошевелиться, но ничего не вышло.

— Дин!

Жуткая боль в этом зовущем голосе придавала сил. Винчестер стиснул зубы и заставил себя сесть. Перед глазами двоилось, но мерзкий запах начал сходить на нет.

— Сейчас, Кас, сейчас, — прошептал он, почти на ощупь ухватившись за край лабораторного стола.

Хватило бы сил выпустить ангела, а там дальше что-нибудь придумается. Дин рванулся, с удивлением обнаружив, что головокружение вдруг отступило. Тяжесть уходила из мышц с каждым шагом, и когда он добрался до панели управления, то уже почти не чувствовал себя отравленным или зараженным.

Стекло послушно отъехало в сторону по нажатию кнопки.

— Вставай, уходим отсюда. — Дин протянул Кастиэлю руку, предлагая подняться, но тот только мотнул головой:

— Кажется, у меня сломано все, кроме позвоночника. Уходи.

— Я тебя не брошу, — сразу же отмел это предложение Дин. Он бережно подхватил ангела на руки, нарочито задорно улыбаясь. — Спасибо, что подлатал. С двумя руками оно сподручнее.

Кастиэль не ответил, подавившись болезненным стоном.

— Ничего-ничего, сейчас тебятоже подлатаем. — Дин остановился посреди лаборатории, напряженно оглядываясь по сторонам. — Что поможет? Вода? Какие-нибудь витамины?

— Дин, я предатель и обуза. Лучшее, что ты можешь сделать — это уйти с «Шелтера» и передать мое послание.

— Передам, только тебя с собой заберу, — согласился Дин. Он уложил Кастиэля на мягкую кушетку, а сам бросился рыться в шкафчиках. — Я так понял, Сэм ушел с Кроули, да?

Хлориды, оксиды, нитриты, черт бы их побрал, неизвестно зачем предназначавшиеся. Аскорбиновая кислота. Дин мысленно выматерился — хоть одно знакомое название, но и оно бесполезное.

— Видимо. Я проверил его: он был чист. И они должны были покинуть «Шелтер».

— А где Бенни?

— Кажется, его убили.

Дин замер на секунду, позволяя боли затопить все его существо. Лиза, Чарли, Бенни… Эти твари словно специально уничтожали его близких одного за другим. Но теперь боль превращалась в ярость, глухую, кровожадную и темную. Он мысленно поклялся, что отомстит за каждого погибшего на «Шелтере» человека. Отомстить так, чтобы химеры пожалели, что вообще связались с людской расой.

— Обрадуй меня, Бобби и Джоди?

— Были живы, когда мы расстались. Клэр тоже.

Под руку попалась баночка с надписью «фентанил». Дин быстро открыл ее и вытряхнул пару капсул себе на ладонь:

— О, у Кроули тут тяжелая артиллерия. — Он тут оказался возле Кастиэля, вложив ему лекарство в рот. — Глотай давай, сейчас полегчает.

Ангел повиновался, и Дин продолжил свой рейд по лаборатории. Наткнувшись на стерильные системы, он с надеждой обернулся:

— Может, часть крови слить?

— Вряд ли поможет, — меланхолично отозвался Кастиэль. — Частицы осели в тканях, даже в спинном мозге. Полулитровая кровопотеря меня не спасет.

— А литр? А два? Часть с меня перельем, часть раствором Рингера заменим. Нет? — Кастиэль только покачал головой, чем окончательно взбесил Дина. — Да блядь! Я не оставлю тебя этим тварям! Говори, что делать, или я буду пытаться, пока они не вернутся!

Кастиэль затравленно вздохнул, собираясь с мыслями. Следующие слова дались ему с трудом: видимо, обезболивающее подействовало, и теперь он проваливался в сон:

— Магнит. Мощный магнит.

Дин замер. Он хорошо помнил, как погибла Анаэль. И теперь Кас предлагал использовать такой же метод на нем? Безумие:

— Ты выдержишь?

— Не знаю. Из-за множественной перфорации тканей начнется кровотечение. Если регенерация начнется сразу, то, может быть, частично я смогу восстановиться.

Дин с сомнением провел тыльной стороной ладони по ссадине на скуле Кастиэля. На костяшках пальцев остался смазанный кровавый след.

— Ты сейчас-то не в состоянии. — Тоскливый взгляд был достаточным ответом. Дин сдался. — Подожди, сейчас все приготовлю.

У него ушло минут пятнадцать на то, чтобы набрать в резервуар воды, растворить в ней безопасные соли и несколько пакетов глюкозы, а также найти магнит и его панель управления. Все это время он искренне надеялся, что Кастиэль вспомнит какой-нибудь другой метод, но, увы, ангел лишь молча ждал, пока упрямый человек закончит все приготовления.

Когда Дин подтащил его кушетку к магниту, Кастиэль почти невесомо коснулся его руки:

— Запиши послание. На всякий случай, — добавил он, заметив гневные искорки в глазах Дина. — Амено, Габриэль. Ни хато, ори Шаме кото де хат. Тери о ни рай.

Дин записал голос на память передатчика и сам повторил его несколько раз, поправляемый Кастиэлем в произношении. Он очень старался сказать все правильно, и ему чудилась какая-то прощальная нежность в усталых голубых глазах. Он помнил всепоглощающую мощь, и неожиданно земное чувство заставляло его сердце болезненно сжиматься. Меньше суток назад Дин так хотел увидеть во взгляде Кастиэля какие-то чувства, а теперь не знал, что с ними делать. Он наклонился и ласково коснулся ангельских губ, стараясь запомнить их вкус во всех деталях и оттенках. Он надеялся успокоить, внушить надежду, а потому целовал долго, почти целомудренно, боясь прижаться сильнее и причинить боль. Мысль о том, что это последнее прикосновение, резала душу не хуже медицинского скальпеля. И Дин боялся, что оно закончится.

Он осторожно стянул с Кастиэля боевой костюм, ловя губами чуть слышные стоны при неловких движениях, чтобы плотная ткань не препятствовала выходу мельчайших частиц металла. За запахом крови чуть слышно читался аромат смуглой кожи. Дин проложил дорожку невесомых поцелуев от уголка ангельских губ до кончиков пальцев левой руки — резко разорвать контакт он был не в силах. В горле пересохло:

— Удачи.

Мощный агрегат загудел, потребляя огромное количество электроэнергии, и тихий, обреченный полустон пронесся по комнате. Поверхность магнита стремительно покрывалась алым, словно кто-то заливал ее из пульверизатора краской, и чем больше капель крови притягивалось к нему, тем громче и отчаяннее становился крик. Дин пытался говорить что-то успокаивающее, но его голос дрогнул и пропал. Кошмар длился с минуту, но когда он закончился, Дин едва мог узнать в окровавленном месиве своего друга. Его грудь едва вздымалась при дыхании, белок глаз потек, изрешеченный нано-пулями, и представлял собой жуткое зрелище.

Дин отключил магнит, схватил подготовленную мягкую тряпочку и принялся промокать кожу Кастиэля ранее приготовленным раствором. Его состав был похож на ингредиенты геля, в котором однажды уже доводилось восстанавливать ангела, но на этот раз результата не было. Кровь продолжала течь из множества ранок, а дыхание становилось все слабее и слабее.

— Кас, не смей! — Дин готов был волком выть от отчаяния. — Не смей, слышишь? Я тебе запрещаю, понял?

Кастиэль не отвечал, а Дин все смачивал и смачивал кожу, стирая с нее все выступающую кровь, и все твердил как мантру: «Не смей, не смей, не смей».



— Поверить не могу. — Бобби недоуменно оглядел карту галактики, простиравшуюся на потолке навигационной. — Мы снова возле «Шелтера». Это сколько скачков по гиперпространству надо было сделать!

— Семь, — ответила Джоди, пролистав историю маршрута.

Три младших офицера сидели на полу, привязанные друг к другу, и испуганно хлопали глазами. Наверняка они хотели что-то спросить, но, увы, рты у них были заклеены.

— Девять. Мы снова в Шамеде, квадрат С14.

— Десять. Вылетаю, — тут же откликнулась Клэр.

Девчонка успешно пробралась в ангар и даже смогла выкрасть коды для запуска чужого «Гепарда».

— Тринадцать. Мы на месте, — отозвался Сэм.

Они с Кроули уже были у самого кабинета полковника.Джоди направилась к навигационной панели, одновременно листая журнал:

— Нам повезло, что мы не столкнулись ни с одной химерой. Кроули не мог ошибиться?

Сингер покачал головой:

— Я не вижу, чтобы у «Шелтера» были какие-либо эскадрильи. «Кодор» летит не на помощь, это следующая цель.

Передатчик на руке вдруг моргнул красным.

«Бобби, ты любишь ретро-музыку, и у тебя в шкафу даже висит плакат с Тейлор Свифт. Если ты получишь это сообщение, то озвучь вслух „Амено, Габриэль. Ни хато, ори Шаме кото де хат. Тери о ни рай“. Это призыв ангельского генерала и важная информация от Кастиэля. Надеюсь, вы выбрались. Дин».

Джоди и Бобби переглянулись.

— Восемнадцать. Клэр, выберешься за пределы поля — озвучь отправленный текст вслух.

— Так точно.



Горячо. А еще шатко. Словно его укачивало на теплых воздушных волнах, укутывало жарким ветерком, укрывая от боли и ненависти. Впервые за долгие часы мучений Кастиэлю было хорошо. У него не было сил пошевелиться или открыть глаза, заботливо прикрытые какой-то влажной тканью. Но ощущение абсолютной защищенности и безопасности не требовало от него никаких действий. Только спустя какое-то время он смог вычленить из этого облака теплоты физическую составляющую. Его, завернутого в плотную ткань, не позволявшей энергии покидать тело слишком быстро, куда-то несли на руках. Странное ощущение зависимой невесомости.

Они ускорились. Покачивания стали резче, к ним прибавились резкие повороты и толчки. Они бежали.

Где-то совсем рядом что-то громыхнуло. И еще раз.

В уютный мирок темноты и тепла ворвался чей-то пронзительный вой. Кастиэль инстинктивно сжался в комок, надеясь защититься от опасности. Он никак не мог понять, где находится, куда его несут, да и, собственно, зачем. Он чувствовал какую-то угрозу, но не знал, откуда она исходит и в чем заключается.

Вой нарастал, и Кастиэль все сильнее пытался сжаться, стать меньше, исчезнуть из-под этого ужасающего давления, которое становилось все жестче и жестче. Его укромное убежище содрогалось сильнее, становилось все жарче и грозило взорваться.

Совсем рядом клацнули зубы. Он почему-то точно знал, что это чьи-то опасные, чрезвычайно острые клыки, и их следовало бояться и избегать. Кастиэль вздрогнул и хотел было закрыть голову руками, как пламя вокруг перестало быть просто снаружи, а потянулось внутрь его тела сквозь кожу, заполняя холодную пустоту. Оно все прибывало, прибывало и вскоре уже грозило разорвать его изнутри.

— Я сказал: назад!

Кастиэль вздрогнул и открыл глаза.

Картина показалась ему ужасно знакомой. Огромная комната, залитая светом, десяток мертвых звездолетов, хищные взгляды, тянущиеся к нему. И Дин. Снова с оружием в руке, пылающий, словно сверхновая. Кастиэль позволил себе зевнуть и поднялся на ноги, распахнув крылья.

Химер, испуганно жавшихся к полу, он увидел уже потом. Хлопок выстрела из аслайерового ружья тоже. Крылья среагировали сами. Сами блеснули ровным зеркалом металла, закрывая своего хозяина и человека от опасности, сами полыхнули огнем, когда какая-то из химер посмела прыгнуть и к ним прикоснуться. Кастиэль спокойным движением взял Дина за плечо и развернул к себе, притягивая для поцелуя. Он пил его жар, его страсть, насыщая что-то внутри, чему не было придумано названия. И ему было мало. Энергетические потоки, казалось, были переполнены, в ангаре бушевала огненная буря, выжигавшая оставшихся химер, а Кастиэль никак не мог оторваться от пухлых губ, прижимая Дина к себе все сильнее и сильнее.



— Господин полковник! — Кроули бесцеремонно вошел в кабинет в сопровождении Сэма. — Позвольте задать несколько вопросов.

— Не позволю, — безразлично отозвался Штайн. — Выйдите вон, майор.

— А я ведь хотел поговорить, — с наигранным сожалением произнес Кроули.

Сэм выхватил пистолет из кобуры и выстрелил. По зеленому кителю потекла черная жижа. Штайн с легким презрением посмотрел на дыру в груди и усмехнулся:

— Догадались. Вам же хуже. — Он поднялся из-за стола и было оскалился, но рот его почему-то не открылся шире, чем у обычного человека. Штайн дернулся еще раз, но ничего не случилось: его облик оставался прежним.

— Аслайер, — с видом победителя сообщил Кроули. — Кастиэль сдал вас с потрохами. Трансформации не будет. Предлагаю по-хорошему рассказать, сколько еще вас на «Кодоре».

Штайн сдавленно зашипел, на что Сэм закрыл кабинет изнутри и продемонстрировал небольшую коробочку с инструментами:

— Майор был прав. Нам предстоит долгий разговор.



Индикаторы «Гепарда» засветились зеленым, а на передатчик вдруг пришло несколько сообщений с Земли. Клэр улыбнулась:

— Амено, Габриэль. Ни хато, ори Шаме кото де хат. Тери о ни рай.

Прошло меньше минуты, как мимо ее звездолета кометой пронеслась огромная искрящаяся фигура. Клэр проводила ангела завороженным взглядом и принялась отправлять заранее приготовленные сообщения о нападении химер на «Кодор» и «Шелтер».



— Моя детка. — С явным облегчением Дин погладил матовый черный бок звездолета. — Соскучилась, золотце?

— Это же кусок металла, — растерянно пробормотал Кастиэль.

Дин обиженно прищурился и принялся еще больше наглаживать Импалу:

— Не обращай на него внимания. Он пошутил. Глупый ангел просто пошутил.

Кастиэль улыбнулся уголками губ:

— Улетай, Дин. Мы не можем больше ждать.

— Вы уничтожите «Шелтер»?

— Да. И планету Тери, откуда химеры родом, тоже. Они представляют слишком большую угрозу для галактики.

— Потому что знают о ваших слабостях?

— Потому что научились открывать черные дыры. Вы, как и химеры, путешествуете, сжимая пространство. Ангелы же открывают черные дыры, и за счет этого в считанные минуты оказываются на другом краю вселенной. — Заметив недоверие в глазах Дина, Кастиэль повторил. — Именно Вселенной. Вы же ограничены этой небольшой галактикой. В этом рукаве и без этой самодеятельности слишком много нестабильности. Еще одна-две черные дыры, и они объединятся. Затянут весь рукав. Мы не можем этого допустить. Благодаря тебе мне удалось найти источник этой угрозы. Дальше все будет хорошо.

— Это разве не секретная информация? — поинтересовался Дин. — Еще испепелишь меня.

Кастиэль припомнил пару фраз из позаимствованного словарного запаса:

— Отжарю. Как-нибудь.

Дин усмехнулся и запрыгнул в кабину Импалы.



В зале собраний «Кодора» было объявлено общее построение. Кроули недоверчиво покосился на Дина:

— Ты уверен, что получится?

Винчестер кивнул, внимательно рассматривая солдат. Вот один в правом дальнем углу выглядит слишком темным, вот еще один почти в первом ряду. Если присмотреться тщательнее, то у обоих заметны желтые глаза.

— Вон тот и вот этот. — Дин безошибочно указал на замаскировавшихся химер. — В третьем ряду еще двое зараженных.

— Мда, неплохой тюнинг от ангела, — буркнул Кроули, записывая имена шпионов.

Именно их он попросит выйти вперед и остаться после сборов, а дальше разговор с химерами будет вестись уже в стенах его лаборатории.


Эпилог


Миссия научно-исследовательской станции «Шелтер» была признана проваленной.

По ее результатам:
Елизабет Брейден была награждена медалью за храбрость посмертно. Тело не обнаружено.
Чарли Брэдбери была награждена медалью за храбрость посмертно. Тело не обнаружено.
Бенджамин Лафит, чье тело было доставлено с разрушенной станции «Шелтер» Дином Винчестером, был похоронен на Земле и награжден медалью за храбрость посмертно.
Фергус Кроули был награжден медалью за мужество, а также повышен до звания генерала. Назначен главой контрразведывательного подразделения «Адские гончие».
Роберт Сингер награжден медалью за храбрость. Переведен в подразделение «Адские Гончие».
Сэмюэль Винчестер награжден медалью за храбрость. Переведен в подразделение «Адские Гончие».
Джоди Миллз была понижена в звании за потерю личного состава и побег преступника Дина Винчестера из-под стражи. Переведена в звании сержанта в подразделение «Адские Гончие».
Клэр Новак была награждена медалью за храбрость. Переведена в подразделение «Адские Гончие».
Дин Винчестер был приговорен к расстрелу за измену человечеству, передачу стратегической информации и сговор с врагом. Ввиду отягчающих обстоятельств, а именно потери 90% личного состава, смягчение приговора и апелляции отклонены. Перенаправлен на Землю в связи с обнаружением паранормальных способностей в исследовательский институт имени Дарвина. По завершению исследований подлежит исполнению приговора без права амнистии.



По прибытию на Землю Дин Винчестер бежал из-под стражи и был объявлен в розыск. Воспользовавшись техническими неполадками, вызванными аномальной солнечной активностью, выкрал звездолет третьего поколения модели «Импала», также доставленный на Землю для переработки, за что получил статус межпланетного беглого преступника. До сих пор не найден. Назначена награда за поимку преступника.

Конец