Магия и отвага

Автор:  J. Salander

Номинация: Лучший ориджинал

Фандом: Original

Число слов: 32449

Пейринг: ОМП / ОМП

Рейтинг: R

Жанр: Fantasy

Год: 2017

Число просмотров: 698

Скачать: PDF EPUB MOBI FB2 HTML TXT

Описание: Это небольшая история про первую любовь. Приключения, магическая школа, два студента, которых столкнула судьба. Казалось бы, все просто. Все просто и было бы, если бы один маг не оказался таким сложным существом.

Магическая школа для магов и демонов. Демону нужен маг, чтобы колдовать, а магу - демон. Так что, попав туда, каждый должен найти постоянную пару, с которой пойдет и в огонь, и в воду. Осталось только найти себе этого компаньона, да так, чтобы друг друга не переубивать через неделю.

========== Глава 1 ==========

Вэлифор бежал по коридору школы Архимага Бериона, нещадно опаздывая на лекцию. И никакие объективные причины, и даже то, что предмет истории магии был скорее общеобразовательным, чем важным для постижения сути магии, не спасли бы его от череды унылых выговоров за опоздание.

Исключить, конечно, его вряд ли кто-то исключил из-за такой-то мелочи, но попортить нервы нудным бубнежом могли, об этом он догадывался, слушая из лекции в лекцию обязательные напутствия в духе «делайте все, как нужно, и вы хорошо послужите своему королевству».
Никому «служить» он точно не хотел, ни магу, ни гипотетическому королевству, которое к нему не имело ни малейшего отношения – демоны принадлежали Нижнему миру, а не миру людей.

Он сомневался даже, что когда-нибудь заключит с каким-нибудь магом контракт – очень уж не хотелось лезть ни в мир политических придворных дрязг и притворных улыбок, ни становиться помощником у мага в каком-нибудь городке средней руки, снимать проклятия, накладывать проклятия, в общем, играть по заявкам.

Но все это было еще впереди, причем в очень отдаленном будущем, а сейчас срочно нужно было найти нужную аудиторию! Потому что, если ему не показалось, а это было весьма сомнительно, мимо этой колонны из желтоватого пористого камня он пробегал уже не в первый раз. Кажется, коридоры морочили ему голову.

На то школа и была – магической, чтоб выкидывать подобные фортели: выглядеть со стороны обычным загородным поместьем, а на деле – огромным замком с бесчисленным количеством колоннад, переходов, мостиков и залов, (и аудиторий, куда же без них); быть больше внутри, чем снаружи, чтобы вмещать в себя всех магов, ведьм, фей, демонов, принцев и принцесс всех обитаемых миров; сохранять над своей территорией стабильно-солнечную погоду еще не удушающе-жаркой, но уже донельзя прекрасной середины мая и много чего другого в таком же духе. С начала обучения минуло не больше дюжины дней, Вэл еще не разгадал все его секреты, но уже был убежден, что школа – не просто школа, а какое-то древнее разумное существо, которое творит все, что ему вздумается.

Сейчас вот, например, оно явно водило его кругами – по расположению солнца за окном он примерно понимал направление, в котором ему нужно было бежать, чтобы успеть до удара колокола, возвещающего начало занятия. Но раз за разом оказывался в начале одного и того же коридора. Слева ряд колонн, справа – высокие окна в клетчатых переплетах, за окном огромная лужайка для игры в магокрикет, перед дверями в здание - сумятица спешащих с перерыва студентов и при этом полнейшая тишина, как будто кто-то обложил весь мир пуховым одеялом. Ни топота ног, ни шумных голосов таких же «опаздунов», как и он сам, даже щебетание птиц за окном стало как-то глуше.

Остановившись перевести дух около доспеха из вороненой стали, венчающего небольшой постамент ровно посередине коридора, Вэл хмыкнул и похлопал его по плечу: раз уж семь раз за пять минут мимо него пробегает, пришла пора подружиться, наверное.

С этим коридором определенно что-то было не так! И это скорее заинтересовывало, чем пугало: ничего плохого в стенах школы точно не могло случиться. Вернее, конечно могло: никто не отменял какие-нибудь шалости товарищей вроде раскинутых поперек коридора магических силков, которые требовали разгадать загадку, прежде чем отпустить, а еще можно было обжечься слишком горячим чаем за завтраком, или гипотетически получить выговор за опоздание на лекцию. Примерно такой выговор и светил демону, если бы он не выбрался отсюда поскорее.

И, поскольку ходить кругами по этому коридору и сводить еще более близкую дружбу с молчаливым доспехом точно не было разумным вариантом в условиях стремительно тающего времени, Вэл решил искать какую-нибудь развилку. Развилка нашлась достаточно скоро – небольшое ответвление, больше похожее на тупичок, за ним следующее, больше похожее на лаз.

Вэл, будь у него варианты, никогда бы не сунулся ни в один из этих переходов – архитектура школы мало того, что была достаточно запутанной и не имела карт, так еще и была достаточно переменчивой. Вэлифор, как и вообще весь их курс, был здесь новичком, не обжился здесь полностью за столь короткое время и еще не освоился с причудами местной географии. Он уже триста раз пожалел, что разнежился на солнышке и позволил одногруппникам уйти без него.

К счастью, за одним из поворотов лаз расширился, превратившись в открытый переход между двумя из множества корпусов. И, к еще большей радости для общительного Вэла, где-то ближе к концу перехода маячила фигура еще одного студента, до крайности растерянного, судя по тому, как он стоял, покачиваясь с пятки на носок и чем-то нервно постукивая себя по ладони.

Пока Вэл преодолевал разделяющие их футы, с удовольствием подставляя пылающее лицо свежему весеннему ветерку, он успел разглядеть форму густо-зеленого цвета, возвещающую миру, что перед ним маг. Сейчас он как раз пытался наложить какие-то чары, судя по всему, без всякого успеха.

Неплохой компаньон в поиске нужной аудитории, решил для себя демон. Да вообще любой компаньон – неплохой, если альтернативой является бесконечная прогулка по бесконечному коридору в компании доспеха из потемневшей стали.

- О, ты заблудился! – Довольно заявил он, останавливаясь в паре шагов от сокурсника, который будто и не заметил его приближения, погрузившись в свои изыскания. Маг вскинул на него ничего не выражающий остекленевший взгляд, все еще озадаченно хмурясь из-за предмета, лежащего у него на ладони, а потом, наконец сконцентрировавшись на неожиданном собеседнике, неодобрительно поджал губы, недовольный тем, что его отвлекли от решения задачи. Вэлу даже стало немного стыдно и за свои расхристанный вид, сбившуюся мантию, растрепавшиеся волосы и неуместный энтузиазм.

- Еще чего. Просто мой артефакт перестал работать. – Недоуменно и негодующе заявил его собеседник. Причем негодовал явно из-за того, что некоторые вещи позволяют себе случаться без его участия.

- А что он делает? – Поинтересовался демон, подходя поближе и приглаживая ладонью свои растрепавшиеся на ветру красные волосы. Заглянул в ладонь мага – ничего интересного, переливчатый металлический шарик, никаких там сложных приспособлений, которые нарисовало его воображение при слове «артефакт».

- Он улавливает тонкие вибрации потоков эфира и, снимая пространственно-временные барьеры, осуществляет навигацию во всех спектрах действительности! – Маг ехидно улыбнулся, глянув на растерянное выражение лица демона, и перефразировал: - в общем, приводит меня туда, где мне нужно быть.

- То есть твой артефакт сломался, - Спокойно резюмировал Вэл, - и ты заблудился.

- Ой, ступай к демонам! – Благодушно послал его маг, собираясь вновь вернуться к изучению подведшего его артефакта, а потом замер, явно додумав мысль до конца и сообразив, что только что послал демона к демонам. Вскинул на собеседника взгляд: Вэл уже смеялся вовсю. Маг тоже позволил себе улыбнуться.

- Мне вообще-то надо в аудиторию истории магии, - отсмеявшись, обозначил свои намерения демон, - и я уж точно заблудился.

Он решил не рассказывать всю эпопею с бесконечным коридором – у него не было адекватного объяснения для подобной топографической придури школьной архитектуры.

- Мне нужно туда же, - подтвердил маг его подозрения о том, что они – однокурсники.

Потоковые лекции были достаточно редким явлением, так что демон мог себя оправдать за то, что еще не знал всех по именам или хотя бы в лицо. Хотя сейчас, увидев слегка растерянную улыбку и мягкий прищур фиолетовых глаз мага, не мог понять, как мог не обратить на него внимания вовсе. Было в нем определенно что-то занятное.

Оставалось только решить задачку, как отсюда выбраться. Переход, в котором они стояли, заканчивался двумя дверными проемами с винтовыми лестницами, ведущими вниз, причем Вэл был практически уверен, что если один из них выберет правый, а другой – левый, спустившись, они окажутся в разных частях здания на расстоянии полукилометра друг от друга.

- Дашь посмотреть? – Протянул он ладонь, как в детстве, когда у товарища по играм оказывалась какая-нибудь диковинная интересная вещица, которую хотелось иметь самому, но она была слишком уникальной. Магия демонов не позволяла создавать подобные штуковины – ишь ты, находит дорогу, куда нужно, никаких картографов не надо. Интересно, как она работала, когда работала?

Маг поколебался, слегка сжав ладонь – какой прок давать артефакт демону, который вот уж точно никак не может помочь, просто не обладает такими силами, чтобы починить сломавшийся наговор. А потом явно внутренне махнул рукой: какая теперь разница, если штуковина отказывается работать? И положил ее в ладонь однокурсника, который уже готов был задать с десяток заинтересованных вопросов. Но не успел.

На миг замерев в его ладони, шарик вдруг мягко покачнулся и, спрыгнув с его руки на каменные плиты пола, покатился к правой лестнице и резво запрыгал вниз по ее ступеням.

Бросив взгляд на растерянное лицо мага, который буквально опешил от этой выходки, счел, что, наверное, как-то так оно и работает, и, схватив однокурсника за руку, потащил в проем. Если эта штуковина показывает им дорогу, то нужно быть совсем дураком, чтобы ее упустить!

Артефакт немного помедлил парой пролетов ниже, будто дожидаясь их, а потом рванул вниз с такой скоростью, что у пытающихся догнать его ребят ветер засвистел в ушах.

И они неслись вниз, перепрыгивая через ступеньку, сшибая углы, силясь догнать подпрыгивающий где-то в конце пролета, коридора, зала, серебристый мерцающий шарик, не обращая внимания на то, как расталкивают плечами нерасторопных студентов, не обращая внимания на то, что мир снова наполнился звуками и людьми.
Все это было глупо – нестись вот так, не расцепляя рук, задевая друг друга полами мантий, быстрее ветра, да еще и хохотать при этом, рискуя окончательно сбить дыхание, но не в силах остановиться. Было в этом что-то от полета, безумное и прекрасное одновременно.

Они оказались перед аудиторией с последним ударом колокола. Массивная резная дверь еще была полуоткрыта, приглашая войти, показывая, что лекция еще не началась и лектора нет пока на месте. Внутри аудитории кипела жизнь, и шум разговоров и смеха докатывался до них волнами, как прибой. Шум, гам, смех, споры и флирт пятидесяти самых могущественных подростков во всех мирах, ожидающих лекции по истории.

Замерли, переводя дыхание, давая сердцебиению успокоиться, а мышцам расслабиться. Так и стояли плечом к плечу, согнувшись и хрипло выдыхая воздух, пока артефакт нарезал вокруг них круги по полу, как игривый щенок, выполнивший свою задачу и безмерно от этого счастливый.

Посмотрели друг на друга, встретились глазами, ощущая, как тают улыбки, оставляя какую-то опустошенность, которая всегда появляется после того, как смеешься с другом слишком сильно. И только когда маг вырвал свою ладонь из его руки, Вэл понял, что все это время неосознанно продолжал его держать.

Маг вытянул вперед освобожденную из захвата конечность, размял ее и требовательно вытянул вперед. Артефакт подпрыгнул, будто только этого и ждал, и послушно лег в его ладонь. Юноша сунул его в карман, рассеяно откинул темную прядь волос с лица и, бросив на демона последний беглый растерянный взгляд, вошел внутрь.

Вэл остался снаружи. Пригладил волосы, одернул черно-красную мантию демона, улыбнулся неизвестно чему, вспомнил, что даже забыл спросить, как его зовут. Ну, не в последний раз встретились, уж точно. Еще три года учиться вместе, как минимум, успеется. Помедлил секунду и вошел следом, торжествуя, что не получит выговор (по крайней мере сегодня) и смутно ощущая что-то еще, что пока не мог для себя описать.

И, слушая скучноватую лекцию, а по большей части перекидываясь с сидящими вокруг друзьями едкими шуточками, Вэл изредка ловил себя на взгляде через десяток парт, на бледную шею с влажным завитком темных волос.

Надо будет узнать его имя.

***
Вэлифор любил солнечный свет. К счастью, здесь этого было вдосталь, не то что в подземном мире. Иногда он скучал по дому, конечно, по тому, как свободно мог пользоваться магией там, и насколько ограничен был здесь, в мире людей. Но все это окупалось возможностью лежать, как сейчас, на газоне, подставлять лицо солнцу, слушать шелест деревьев и болтовню одногруппников.

Чудесная погодка сегодня, не правда ли? А твое общество, прелесть моя, делает даже самый совершенный день еще лучше! Что ты говоришь? Если уж ты не прелесть, то…

Стоял теплый весенний день, как и всегда на территории школы, что радовало настолько, что даже не становилось обыденностью. Так что, как только преподаватель объявил время для свободной подготовки, не сговариваясь, они подхватили учебники под мышки и высыпали на улицу. Хотя и ясно было, что подготовка пойдет насмарку, стоит им только оказаться на свежем воздухе: ни у кого из его приятелей не было столько самоконтроля, чтобы продолжать зубрить, когда мир вокруг был так упоительно прекрасен.

Что ты говоришь, он сделал?.. Прямо к дереву привязал? И вырастил его до неба?.. Просто напугать? Во дела…

Где-то неподалеку маги затеяли игру в маг-крикет: роль мячей выполняли крупные орехи какого-то неведомого местного дерева, роль воротец – гибкие лозы, появляющиеся из земли по приказу мага, а роль клюшек – магические силы, которые можно было использовать в любых проявлениях. Например, заставить орех отрастить ноги и направиться напрямую к воротцам, или заставить траву лужайки превратиться в огромную лужу и ветром и волнами загнать его туда, некоторые создавали из травы зеленые ладони, которые подталкивали мяч в нужную сторону, а другие искажали пространство так, что мяч оказывался ровнехонько под воротами. Соперник, соответственно, изо всех своих магических сил старался воспрепятствовать подобному повороту событий. Вэлу нравилось смотреть на эти непосредственные проявления силы – все-таки он немного завидовал магам, которые были способны так непринужденно воздействовать на физический мир.

Какая интересная игра! Даже просто смотреть интереснее, чем слушать лекции по искусству, согласитесь! Когда нас уже начнут учить чему-нибудь захватывающему?Вот черт! Мимо! Я вот не верю в эти байки… До неба! Да кто такое видел? Слушайте больше, простофили!

Следить за игрой, откинувшись на пологий тенистый склон, было интересно, приглядываться к постепенно намечающимся парочкам - тоже, Вэл с легкостью считывал какие-то еле заметные признаки симпатий и примерно уже представлял, кто с кем проведет если и не отдаленно будущее, то пару лет в контракте – точно. Все было очевидно – для того школа и создавалась, чтоб не только учить их искусству магии, но еще и налаживать между ними связи, которые пригодятся в будущем.

Какая радость, что есть и прекрасные милые ведьмы, а не только безумные злобные маги,вроде этого Михаэля, да? Повезло нам! Почему ты не идешь играть с ними? О, Вэл, ты слышал, что она сказала? Наше общество ей приятнее любой игры… Какая чудесная ведьмочка, просто загляденье!

- Да, компания у нас просто отличная, - широко улыбаясь, соглашался Вэл, поудобнее вытягиваясь на траве и искоса поглядывая на друзей-демонов, делающих первые робкие шаги в тонком искусстве изящного флирта. Пока мальчишки-маги были увлечены игрой, девушки-магички, смущаясь, искоса поглядывали на распускающих перед ними хвост юных демонов, оправляли на коленках мантии и наматывали волосы на палец, растерянные, но любопытствующие. Демоны, в их черно-алой форме, хоть и хорохорились и отпускали шуточки, на деле были растеряны не меньше, пряча свою неловкость за красивыми словечками. Между ними начинало происходить что-то интересное и опасное, доподлинно никому еще не известное, то, к чему, наверное, никто из них еще не был готов.

Был в этом во всем, конечно, и стратегический подтекст: каждому магу, который обладал достаточной силой и планировал чего-то достичь, жизненно был необходим контракт с демоном – без него маг терял половину своего потенциала. Поэтому сейчас юные маги и ведьмы пристально приглядывались к окружающим их демонам равной силы, оценивали, пробовали на зуб – ведь с кем-то из них нужно будет со временем заключить контракт. Ошибиться с выбором не хотелось никому.

Вэл вас игнорирует? Какой нехороший никуда не годный сухарь! Вэл, может быть ты извинишься перед нашими прекрасными дамами?!

- Прекрасные дамы! Я снял бы перед вами шляпу, если бы ее носил, но мне мешают мои острые уши!

Вэл лениво отшучивался, пока не положив ни на кого взгляд, и желая только наконец выучить всех по именам и, по возможности, передружиться. Ему нравились шумные компании и хотелось как можно быстрее стать своим и в этой среде. Пока получалось неплохо. Что до поисков «своего мага» - Вэл пока не чувствовал, что он ему слишком необходим, в принципе, до совместных практикумов, которые должны были научить демонов и магов работать в паре, еще было время. Да и не обязательно было заключать с кем-то контракт, чтобы с ним колдовать – в начале занятия разобьют на пары в любом случае, сегодня с одним можно тренироваться, завтра – с другим.

А если нужно будет заключить контракт – проблем не возникнет. Он был очень сильным демоном, в тройке сильнейших в этом наборе, мало какой маг отказался бы сотрудничать с ним – это был бы для любого отличный трамплин для рывка на следующую ступень мастерства. Но мало какой маг в принципе был бы равен ему по силе, а связываться с заведомо слабым партнером, чтобы потом тянуть его наверх, ожидая, что тот прыгнет выше своей головы…
Так что он не видел смысла прицениваться и что-то планировать сейчас, когда силы окружающих еще не были даже им самим полностью известны и были скорее потенциалом, чем свершившимся фактом. Сейчас, когда вокруг царила эта вечная весна, пахло цветущим жасмином, а легкий ветерок ерошил волосы и щекотал щеки, в этом во всем было так мало смысла.

Я хотела бы жить при дворе: это так чудесно! Наряды, балы, выставки, премьеры! Жить в столице – вот в чем весь смысл! У меня было бы ожерелье из сияющих сапфиров, под цвет моих глаз!

Кто-то из компании притащил из теплиц, в которых круглый год под контролем опытных магов созидания зрели диковинные плоды, полную корзину фруктов, щедро предлагая угощаться. Многие из них демон видел впервые и даже по названиям-то не знал, поскольку в нижнем мире не было солнца и, следовательно, такого изобилия. Судя по запаху, где-то в корзинке были персики. Вэл уже успел с ними познакомиться, узнавал их тепло-медовые, будто пропитанные солнечным светом, бочка и сладкий медовый запах, который они издавали, нагреваясь на солнце.

Но он слишком разомлел, чтобы подняться и поискать в корзинке свои любимые золотистые фрукты. Пригрелся на солнце, как большой остроухий кот, позволяя игривому весеннему ветерку трепать волосы, а пестрым бабочкам садиться на алые позументы его мантии.


Какие вкусные хрустящие яблоки, а какой аромат… Хочешь попробовать? Не стесняйся! А давайте в конце недели…

Порыв ветра подхватил и закружил листки бумаги с конспектами, которые Вэл раскидал вокруг себя, чтобы создать хотя бы видимость подготовки к занятиям в атмосфере всеобщей праздности. Подскочил на ноги, живо сбросив с себя сонное оцепенение, и кое-как собрал все в кучу, благо что ветерок, напроказничав, утих и снова стал ручным и кротким.

Не разбирая порядка страниц, засунул все в свою студенческую сумку, понимая, что вряд ли когда-то у него возникнет желание перечитать конспект вводной лекции по истории искусств.
Вытащил из корзинки пару персиков - заодно, раз уж встать все равно пришлось. Они были теплыми, напитаными солнцем и, кажется, готовы были растаять прямо в руках.

Ты красива, как этот персик. Кто подхалим? Я?! В жизни бы не подумал! А ты умеешь наколдовать персик? Нет, так нет. Так что на счет выходных? Вэл, ты с нами? Ты что, все прослушал?! Собираемся на дальнем лугу, подальше от школьных корпусов. Вроде пикника. Послушаем музыку, поболтаем, маги обещали наколдовать какую-то игру для всей братии. Пора бы уже окончательно всем перезнакомиться – как-никак учиться одним классом еще три года.

- Ты умеешь убеждать, мой сладкоголосый друг. Конечно, буду. – Фыркнул Вэл. Разумеется, дело было не в сидре, и даже не в песнях: ему просто нравилось проводить время в хорошей компании.

Замер с двумя оставшимися персиками в руке – усаживаться и снова становиться участником этого разговора ему больше не хотелось. Потянулся, разминая затекшие плечи, покрутил головой в поисках идеи, чем бы ему заняться. Конечно, всегда можно было взять в руки учебник и заняться той самой самоподготовкой, но Вэл не умел и не любил зубрить. Спросят – выкрутится и так, благо что голова работает хорошо.

Показалось или на самом деле увидел в тени под соседней купой деревьев знакомую фигуру? Демон пригляделся и улучил момент, когда порыв ветра откинул с лица студента темные пряди вьющихся волос - да, это был он. Тот самый маг из их потока, владелец неработающего артефакта, с которым он так и не улучил момента, чтобы познакомиться.

Вэл даже перестал вслушиваться в течение беседы - с одной стороны, маг, кажется, действительно занимался самоподготовкой и было бы бестакностью отвлекать единственного человека из них, кто занимался сейчас учебой, а не убивал время за болтовней и играми. С другой - Вэлу почему-то именно это и хотелось сделать. Оставалось только найти предлог.

- Эй! – окликнул кто-то из-за пределов их тесного дружеского кружка. – Эй ты, остроухий.

Вэл с трудом оторвал взгляд от человека под деревом, чтобы оглянуться на нарушителя спокойствия, коим оказалась черноволосая и смуглолицая девушка-маг. В руках она держала такую кипу книг, что верхнюю приходилось придерживать острым подбородком. Никто из друзей-демонов, которые все, как один, щеголяли с такими же ушами, кажется, её не услышал или не подал виду – они продолжали бурное общение, из которого Вэл выпал уже некоторое время назад.

В общем-то не было ситуации, в которой Вэлифор не постарался бы помочь, правда он так и не был уверен, что незнакомка обращается именно к нему. На всякий случай сунул персики в карман, освобождая руки - конструкция из магички и ее книг выглядела очень уж непрочной и вот-вот грозила разрушиться.

- Не стой же, как истукан. Помоги мне, - девушка опасно покачнулась, стопка книг накренилась, и они полетели вниз. К счастью, Вэл, с его демонической скоростью реакции, успел подхватить падающие тома так, что ни один из них не коснулся земли. Так что полное собрание сочинений оказалось у него в руках. Девушка демонстративно спрятала руки в карманы мантии, намекая, что не желает принимать свой груз обратно.

– Спасибо. А теперь будь добр, раз начал помогать, то помоги и ещё немного девушке, имевшей несчастье познакомиться с одним несносным магом, и отнеси эти книги вон тому книжному червю. - Магичка кивнула в сторону дерева, под которым сидел уже знакомый Вэлу маг. - Всё равно ты пялился на него последние несколько минут, а я страшно опаздываю в сад. Мандрагоры не ждут!

И, так и не дав проронить Вэлу ни слова, девушка скрылась где-то в недрах школьного парка, свернув за ближайшей аркой и скрывшись из виду.

Пожав плечами, Вэл уложил на одной руке книги, которые у него доставало сил и ловкости нести их так, несмотря на значительный вес, другой достал из кармана фрукты и направился в сторону обозначенного мага, благо, что повод подойти наконец-таки появился. Так же, как и повод сбежать от компании, которая начала его немного утомлять своим пристальным вниманием к его персоне.

Да, наш Вэл такой – галантный кавалер, не бросит девушку в беде. Я тоже не брошу! Чем я хуже?! Я готов подарить вам, леди, всю свою вечность!

Недавний маг сидел, привалившись спиной к коряжистому стволу векового дерева, и увлеченно читал какую-то книгу, ни по объему, ни по виду не напоминающую их учебники. Явно взял что-то из списка дополнительной самостоятельной подготовки и увлеченно зубрил сейчас, наплевав и на игру, и на компанию увлеченно болтающих однокурсников, то есть, на взгляд Вэла, презрев все радости жизни.

Дырявая тень от листьев падала на его склоненное над книгой лицо, то высвечивая солнечным лучом холодный отблеск в черных волосах, то изящные пальцы, очерчивающие в воздухе знаки еще не сотворенных будущих заклинаний, то забавную сосредоточенную морщинку, залегшую между его бровей. Изредка он поднимал сосредоточенный взгляд от шелестящих страниц и, уставившись куда-то на линию горизонта, беззвучно проговаривал губами куски текста, то ли запоминая, то ли стараясь разъяснить самому себе сложные моменты.

Нельзя сказать, что в этот раз маг обратил на него больше внимания, чем в прошлый, даже не оторвался от чтения, когда Вэл склонился над его плечом и заглянул в книгу. Ничего понятного, разумеется, там не увидел - заклинания и арканы, по виду чертовски сложные, хотя Вэлифор и не особо разбирался в их магии. Судя по всему, маг не просто запоминал материал, но и практиковал кое-что из прочтённого: воздух вокруг него еле заметно пульсировал и пах грозой.

- Доставка книг! - Обозначил свое присутствие демон, опуская стопку книг в траву около ствола дерева и наконец-таки привлекая к себе внимание мага, который, впрочем, только еле заметно кивнул, никак иначе не обозначив свою благодарность.

- Пренебрегаешь обществом? – Поинтересовался Вэл, выпрямляясь и надеясь, что ему удастся мага разговорить этим вопросом. Почему-то хотелось привлечь его внимание тем сильнее, чем дольше его игнорировали на резком контрасте с компанией воодушевленных одногруппниц, которую он только что покинул.

- Только в тех случаях, когда книга оказывается интереснее, - парировал маг, не прерывая чтения, пальцы его все так же скользили по странице от строчки к строчке, иногда замирая на несколько секунд над каким-нибудь сложным термином. В воздухе повисло молчание – занятому своими изысканиями магу явно было наплевать на присутствие кого-либо поблизости.

- Хочешь персик? – Демон, не дожидаясь приглашения, уселся рядом, распугав пару любопытных полёвок и пяток трезвонящих кузнечиков.

Вэл протянул магу один из оставшихся у него в руках персиков и приветливо улыбнулся. Так и не дождавшись реакции, первой он отпустил улыбку, а затем и персик - положил его в траву рядом с неподвижным магом. Надежда пообщаться таяла с каждой минутой, проведённой в молчании, которое нарушал только мягкий шёпот на незнакомом языке.

Откинув с лица встрепанные ветром темно-красные волосы, он поедал свой фрукт, стараясь не перемазаться в медово-липком соке, и искоса наблюдал за прогуливающимися студентами, кружащими вокруг стрекозами и странноватым, слишком погруженным в учебу однокурсником. Ожидая ответа, Вэлифор успел уже доесть и отбросить косточку куда-то далеко в колышущуюся траву.

Наконец, явно дочитав до конца параграфа, темноволосый юноша поднял взгляд от книги и принялся сосредоточенно шарить ладонями в высокой траве, осторожно избегая покоившейся в ней ладони Вэла. Нашел что-то, кивнул сам себе довольно, поднял на вытянутой руке, так, чтобы демон видел – один из тех крупных диковинных орехов, какими пользовались для игры в крикет, вероятно, сбежавший с поля боя.

Сдвинул брови. Шепнул пару слов, - Вэл не успел разобрать каких именно, он вообще практически не успел ничего заметить и сообразить: просто шепот, сияние, окутавшее ладонь мага, тепло, несколько раз прошедшее сквозь него волнами, и появление на его ладони точно такого же розоватого персика, как и тот, что лежал сейчас в траве между ними.

Вэл восхищенно присвистнул: с одной стороны, его действительно восхитило мастерство мага, а с другой, судя по тому, как тот смотрел на него сейчас, искоса и с любопытством, буря восторгов была бы очень уместна.

- Потрясающе! – не покривив душой резюмировал демон.

- Еще бы, - удовлетворенно кивнул юноша и протянул персик ему.

- И если его съесть, он не превратится в орех в скорлупе обратно, уже внутри желудка? – с любопытством рассматривая наколдованный фрукт, поинтересовался демон. По крайней мере плод пах так же, как и настоящий, и на ощупь был совсем обыкновенным. Для того, чтобы попробовать его на вкус, ему требовались некоторые гарантии.

- Резонный вопрос, - хмыкнул юноша и задумчиво взъерошил свои волнистые волосы, и так растрепанные игривым майским ветром, который шелестел кроной деревьев и листал страницы открытой книги у него на коленях. - Не обещаю. Пока не обещаю.

Удовлетворившись ответом, демон решил отложить дегустацию до того момента, когда «не обещаю» превратится в «я уверен», и кивнул в сторону шумного сборища, которую только что покинул. Там было достаточно ведьм, но никто из них даже не рискнул попробовать это наколдовать, вероятно, боясь опозориться перед всей честной компанией в период бурного охмурежа.

- А вот из них никто не умеет так колдовать.

Маг картинно прищурился, подпёр подбородок рукой и оценивающе посмотрел в указанную сторону. Фыркнул, докладывая результаты беглого осмотра:

- Пфффф, разумеется.

Картинно вздернул нос, заставив демона рассмеяться. Улыбнулся сам, неожиданно мягко.

- Я так и не спросил, как тебя зовут. Я – Вэл. Вэлифор, - Вэл протянул руку для рукопожатия в надежде, что в этот раз его не проигнорируют.

- Михаэль. Михаэль. И не вздумай сокращать, - маг легко коснулся его руки в ответ, затем бережно закрыл книгу, которую игривый ветер перелистал на сотню страниц назад за время их разговора. Кожаный переплет выглядел очень старинным и очень потрепанным, и очень не похожим на то, что студенты первого курса должны были брать из библиотеки в качестве домашнего чтения.

- Рад знакомству, - начал было вежливую фразу демон, а потом вспомнил обрывки разговора, услышанного сегодня. – Тот самый мстительный Михаэль, который кого-то там привязал и поднял на дереве до самого неба?

Маг картинно закатил глаза, а потом фыркнул, расплываясь в этой своей обаятельнейшей теплой улыбке, которая заставляла демона усомниться в правдивости любых слухов на этот счет. Ну как мог подобный добродушный книжный умник кому-то сознательно навредить, а Вэл осмелиться спросить такую чушь?

- Всего-то на пару метров! А крику было, будто на все сто. Я же не виноват, что он мне проспорил! – с детской непосредственностью заявил он, как будто подобное было в порядке нормы. Хотя, может быть, и было, судя по тому, что Михаэль в этом нисколечко не сомневался и будто бы даже изумлялся тому, какую ерунду про него могут нести люди.

- А на что вы спорили? – Растерянно поинтересовался Вэл, даже не зная, как относиться к подобным признаниям.

- На то, что я не сумею этого сделать. И он проспорил, - торжествующе резюмировал маг, сияя подобно солнцу. Вэл смог только укоризненно покачать головой и рассмеяться.

Где-то вдалеке ударил колокол, созывая студентов всего курса на обед. Какое-то смутное чувство, вроде сожаления, кольнуло демона. Меньше всего ему хотелось сейчас просто встать и уйти, потому что, сам не понимая почему, он чувствовал некоторое тайное единство, вроде как сообщничество даже, ведь ему доверили ту сторону известной всей школе истории, о которой не знал никто.

Вэл, ну где ты там? Неужели наелся персиков и обедать не хочешь? Сколько тебя ждать?

- Иду!

Демон поднялся на ноги, неспешно отряхивая мантию и не зная, что еще сказать напоследок такого, чтобы не улетучилось это заговорщицкое единство между ними. Правда, вроде как Михаэль и не ждал никаких слов – снова открыл книгу и погрузился в изучение чар, нащупав одной рукой персик, принесённый Вэлом. На кончиках пальцев другой руки заплясали крошечные, чуть заметные искорки.

- Был рад познакомиться с тобой, Михаэль.

- Да, - рассеянно кивнул маг, утыкаясь носом в густо пахнущий персик, как в подушку во время чтения в постели. Он был уже полностью погружен в новый абзац, обозначенный расписной буквицей А. Да могло означать что угодно: от не очень вежливой замены «взаимно», приличествующей случаю, до констатации факта «да, тебя, Вэл, это действительно обрадовало, я заметил».

Вэл потряс головой, разминая шею, и побрел прочь, тем более что компания его друзей-демонов уже махнула на него рукой и сейчас приближалась к дверям в вестибюль школы, так что догнать их уже было практически невозможно. Ну, хоть место в обеденном зале займут, наверное. Вэл хотел ускориться, зашагать быстрее, чтоб не застрять в километровой очереди, но не получалось - на губах его плясала растерянная улыбка, мысли крутились вокруг нового знакомого, а ноги шевелились едва-едва.

Зато, стоило некоей идее появиться в его голове, так они понесли его обратно чуть ли не вскачь, ничуть не гнушаясь того, что выглядеть это может по-детски. Бегом вернулся обратно, как будто боялся не застать мага, да куда бы тот делся? Сидел как сидел, грея персик щекой. Только смотрел не в книгу, а прямо на него, то ли вслед - и не успел отвернуться, то ли услышал приближающееся пыхтение и оторвался от книги. Склонил голову к плечу, выражая немой вопрос «что тебе еще надо?», но в глазах плясали смешливые искорки – Вэл после неожиданной пробежки никак не мог перевести дух и связно выразить свою мысль. Наконец, отдышался и выпалил, даже не делая пауз между словами:

- Мы-собираемся-с-классом-на-пикник-луг-вечером-вконценедели, – Выдохнул и продолжил уже более обстоятельно, но стараясь не показать виду, что заинтересован в ответе. - Приходи, хоть ты и не из наших. Все будут рады. Особенно если расскажешь, как подвесил того типа на дереве, например.

- Хорошо, - Обдумав свой ответ, кивнул маг, но, не успел демон обрадоваться, добавил: - я подумаю.




========== Глава 2 ==========

В итоге пикник, к которому сообща готовились до конца недели, превратился в какое-то подобие праздника: ведьмы подвесили в воздухе сияющие шары, разливающие теплые пятна света и медленно кружащие в потоках воздуха над поляной, где проводилось сборище. Жарко пылал костер, тоже явно магического происхождения – уж больно цветастыми были поднимающиеся кверху язычки пламени, да и не жглись к тому же, просто создавали некий приключенческий антураж. Каждый из них мог себя теперь вообразить отважным рыцарем, щедрым королем, колдуном-злодеем – миры за оградой школы звали к себе и манили, но ход к ним был перекрыт расстилающимся на мили вокруг черным и опасным колдовским лесом. Так что, оставалось только пользоваться воображением, представляя, что же будет, когда…

Зачарованная на ненавязчивую мелодию магическая скрипка радовала слух, а магическая игра, наколдованная магами, оказалась неожиданно интересной, вызывая своими неожиданными поворотами то вскрики удивления, то дружный смех. В общем, сборище очень быстро достигло своей цели – передружить всех со всеми. Потому что, конечно, официальные мероприятия и лекции создавали иллюзию единства, но по-настоящему оно рождалось именно в такие уютные моменты. Впереди им предстояли и балы, и острые соревнования между классами, но все это было расписано, регламентировано заранее, а здесь и сейчас все было спонтанно и ново.

К тому же, строгие школьные правила отделяли жилые помещения юношей от девушек к жгучему сожалению первых. Даже гостиные были раздельными, не предполагая места для встреч. А здесь они могли сидеть все вместе, смотреть на ярко сияющие звезды, мерцающие огоньки, слушать шелест пахучих полевых трав, влекущие переливы мелодии, глупые шутки друг друга, соприкасаться нечаянно руками, плечами, краснеть и делать вид, что, в общем-то, ничего не случилось.

Вэлифор полностью погрузился в перипетии игры, искренне злясь, когда что-то не получалось, и искренне радуясь, когда одерживал победу. И только иногда, когда ему нужно было, например, дождаться своего хода, Вэл бросал беглый взгляд в сторону тропинки, ведущей к жилым корпусам. Как будто он кого-то ждал. Как будто он кого-то пригласил, а этот кто-то не пришел. Нашел себе дела поинтереснее, может, засиделся за книгой. Смысла гадать не было, так что Вэлифор отмахивался от этих мыслей, гнал их прочь, но все равно вглядывался в ночную темноту, ожидая чего-то.

Улизнул от костра и всеобщего веселья – прийти в себя и перевести дух, просто подышать свежим воздухом весенней ночи, послушать шум ветра в лесу за оградой, остаться в одиночестве хоть на секунду. Отсюда, из безопасности и веселья, Лес Аласман вовсе не казался таким жутким, каким рассказывали о нем преподаватели, предостерегая от беспечных прогулок за ворота. Сейчас он выглядел спокойно и мирно.

Говорили, что Лес, подступающий к школе со всех сторон, окружающий ее плотной непроходимой чащей, полон ужасных монстров, жутких и всесильных, с которыми даже самый доблестный воин или самый могущественный маг справятся не вдруг. Их влекла сюда та же непреодолимая сила, что заставила в свое время выбрать этот лес пристанищем единственной во всех мирах школы магии – концентрация магической энергии именно здесь превосходила оную в любой точке любого места пространства и времени. А еще жуткие монстры, поджидающие за оградой, существенно уменьшали количество желающих сбежать из школы и посмотреть окружающий их мир.

Попасть внутрь жуткие твари не могли никак. Бродили вдоль стены жуткими призрачными тенями и стенали так, что начинали болеть зубы, по словам наслушавшихся страшилок однокурсников, но никто из них ничего подобного собственными ушами еще не слышал. Сегодняшняя ночь, например, была самая подходящая для стенаний и воя – тусклая, безлунная, да и еще их шумный праздник мог бы привлечь пугающих визитеров, но за стеной, как мог видеть демон, было тихо и пусто, только качались ветви вековых деревьев будто от ветра, а ветра не было и в помине.

Лес как будто звал его к себе, шептал что-то на ухо что-то на самой грани слышимости. Демон нахмурился, вглядываясь в темноту, – не оказался ли сидр крепче, чем он рассчитывал? Потому что шелестение листьев упорно складывалось в какую-то речитативом повторяющуюся фразу.
Иди сюда, иди сюда скорей, я жду тебя.

Хотя, конечно, за музыкой было трудно что-то разобрать. Вэл оглянулся – веселье за его спиной нисколько не утихло, скрипка выводила задорный ритм, раскрасневшиеся от азарта девушки хохотали, откинув назад головы и подставляя ночному воздуху пылающие щеки, а юноши грозно потрясали кулаками неведомому врагу. Михаэля по-прежнему не было.
Шепот в ушах не затихал, усиливаясь, накатывая, как шум прибоя. Вэл вновь глянул за стену и вздрогнул: может ему и казалось, но он явственно видел где-то в глубине чащи призрачное мерцание, вовсе не похожее на отблески их костра. Будто голубоватое пламя плясало между древними стволами деревьев.

Демон добрую тысячу раз слышал эти истории про путников, которых заманили в болото блуждающие огоньки: то ли души умерших, то ли призрачные создания с границы миров, они шептали на ухо и звали за собой, манили, пока не заводили в самую топь, из которой не было никакого спасения. Это было настолько глупо и предсказуемо, что Вэлифор не сомневался – за стеной его поджидает хищник, очень умный и очень древний, выманивает наружу, ждет очередного простофилю себе на обед в качестве главного блюда.
Было только одно но – ворота наружу располагались совсем в другой части стены и были всегда заперты, и на этот случай тоже. И, несмотря на усиливающийся шум в ушах, несмотря на то, что что-то будто толкало его в спину, направляя, Вэлифор при всем желании не смог бы выбраться наружу.

Из-за стены раздался явственный вопль, крайне похожий на человеческий. Загривок продрало морозом – снаружи действительно что-то происходило. И это что-то было связанно с ним, судя по тому, что никто из танцующих даже не обернулся. А может быть это все был мираж, приманка, чтобы вытащить его наружу? И как туда выбраться?

Демон отдался во власть подталкивающему его в спину ветру и заспешил вдоль стены. Должно же быть что-то, какой-то разлом, калитка, лаз! Пускай это было самонадеянно и глупо – предполагать, что он выживет там, где погибли до него сотни, но бросить гипотетического кого-то в беде он тоже не мог никак. И на то, чтоб звать друзей в подмогу, может быть, увлекая за собой в открытую пасть чудовища, уже не было, судя по тому крику, ни капли времени.
Или ему так повезло, или на то и был расчет, но калитка обнаружилась не слишком далеко, досюда еще долетала переливчатая мелодия и редкие отблески от костра. Нараспашку открытая калитка, что подтверждало теорию о том, что, помимо монстров и прочей дряни, там оказался кто-то, вышедший с территории по какой-то причине. Должно быть, до этого момента, этот ход был замаскирован какой-нибудь магией, поскольку Вэлифору доподлинно было известно только об одних воротах с территории школы. Сейчас магия была разрушена и калитка была видна.

Приглашающе открытая. Сколько времени пройдет, пока Вэл позовет подмогу?

Времени думать не было, поэтому демон кинулся наружу, из-под спасительной сени защитных заклинаний, опутывающих стену в губительную темень Леса. Демоны все-таки были менее беззащитны, чем прочие студенты. Может, использование магии здесь и было сопряжено с определенными трудностями, зато в использовании боевой демонической формы их никто ограничить не мог.

Вокруг было темно – музыка не доносилась сюда, будто поглощенная ватными слоями мха, который покрывал ровным слоем все поверхности – и землю, и ветви деревьев и тускло мерцал во тьме, создавая иллюзию наличия света. Шелест в ушах демона тоже затих, будто его и не было вовсе. И голубоватое мерцание, привлекшее его из-за стены, исчезло тоже. Даже ветер утих.

Но была же открытая калитка! И тот крик… Вэл настороженно продвигался вперед, по щиколотку проваливаясь в мягкие подушки мха. Пускай его острые демонические уши и слухом обладали более острым, чем человеческие, но он не слышал абсолютно ничего. Где-то наверху поскрипывали ветви сросшихся в единый купол тысячелетних деревьев, где-то наверху и звезды светили, только здесь, внизу их абсолютно не было видно.

Вэл подобрался – в движении воздуха что-то изменилось, шевельнулось, напряглось, как натянутая тетива, а через секунду раздался оглушающий треск, будто нечто пыталось выворотить дерево с корнем. Тут же послышался короткий возглас, ничуть не испуганный, скорее приказывающий что-то. Ответом ему послужил оглушающий рев какого-то монстра.
Слушать дальше демон не стал – понесся на звук не разбирая дороги, на ходу скидывая человеческое обличье и перекидываясь в боевую форму. Оставалось только надеяться, что беглец из школы будет достаточно силен духом, чтобы не окочуриться от одного его вида. Может было бы милосерднее позволить ему умереть от клыков неведомой твари, чем от всепоглощающего ужаса, которым всегда сопровождалось у живых лицезрение демонов в подобном виде.

У Вэла не было времени размышлять об этом – чудовище, практически не видимое в темноте, уже ринулось ему на встречу, почуяв запах, скользя по мерцающему мху между стволами деревьев.

Спустя секунду тварь уже обвивалась вокруг него тяжелыми широкими кольцами, как змея, шипела и скребла землю футовыми когтями, выворачивая из мха камни и корни ближайших деревьев, капала смрадной слюной и щелкала зубастой пастью. В человеческой форме у юноши не было бы шанса, да и сейчас шанс был невелик – слишком темно было вокруг, а создание явно отлично видело в темноте.

Вэл наугад полоснул когтями по гибкому чешуйчатому телу, заставив чудовище обиженно взреветь. Выпрыгнул из губительной ловушки, ослабившей свои кольца, и прижался спиной к ближайшему дереву. Монстр с шипением уполз куда-то в темноту, но что-то подсказывало, что он еще может вернуться, вернее, вернется наверняка.

Сердце демона колотилось как бешенное: пускай боевая форма была выше и крепче сбита, пускай кожа его стала сейчас крепче лат, а зрение и слух стократно усилились, было неизвестно доподлинно, на чьей стороне будет победа. К тому же, где-то поблизости был человек. Возможно, смертельно раненный, может быть, даже уже убитый и сожранный, а может не переживший присутствие демона поблизости, и тогда весь героизм оборачивался дибилизмом и напрасной жертвой.

Вэл потер ушибленное плечо и заскользил между деревьями, стараясь вызывать как можно меньше шума – получалось не очень, боевая форма была гораздо тяжелее человеческой и куда как менее гибкой. Для человека, увидь его сейчас кто-нибудь, Вэл выглядел бы, ощущался, как темное создание из самых бескрайних кошмаров, как самое ужасное, что видели чьи-либо глаза, как воплотившийся сгусток тумана и тьмы, плотный, осязаемый, но текучий и неопределимый, слишком жуткий, чтобы даже заглянуть ему в глаза.

Оказавшись на небольшой поляне, слабо освещенной светом звезд (лучше что-то, чем ничего), демон решил, что лучше будет дождаться повторной атаки именно здесь. Вокруг было тихо, практически спокойно, и нападения других тварей вроде как не ожидалось. Двух таких он бы точно не потянул.

Что-то обхватило его ногу хлесткой петлей, заставив вздрогнуть воплощенную махину беспредельной силы и ужаса. Вокруг было тихо, только где-то вдалеке шуршала проводившая рекогносцировку тварь. Вэл опустился на одно колено и сдернул гибкую лиану, потянул ее на себя, опасаясь, что это очередная тварина, на этот раз обильно обросшая щупальцами и мечтающая утащить его под разросшиеся куполом корни накренившегося дуба.

- Ну не тяни ты так, порвешь! Силищи немеряно, мозгов – чуть! Пришел тут, ловушки портит, топает, как гвардия тупоголовых солдат! – Раздалось бухтение из-под корней.

Вэл коротко рыкнул – боевая форма не располагала к обстоятельным беседам хотя бы потому, что клыки категорически некуда было деть.

- Ой, заткнись, - донеслось недовольное из той же норы. Повинуясь шепоту и слабому сиянию, корни, занавешивающие вход в убежище, раздвинулись и явили пред лик ужасающего создания тьмы и ада абсолютно не смущенного, НЕ НАПУГАННОГО и практически даже довольного Михаэля.

- Еще дольше мог идти, или ты сделал все, что в твоих силах, чтобы опоздать? – Глядя воину тьмы прямо в сияющие багрянцем глаза, ехидно поинтересовался он.
Вэл фыркнул – для полноценного ответа у него не было физической возможности, а отвлекаться на мыслебеседу не хотелось – враг мог напасть в любой момент.

- Я его лианой свяжу, а ты ему своими когтишшами башку – чик! – Коротко проинструктировал его Михаэль, поскольку рычание твари раздавалось уже из очень опасной близости от них. Лиана в его руках засветилась, зазмеилась к ближайшему стволу дерева и скрылась где-то в кроне – и вовремя, поскольку тварь появилась из-за деревьев как раз перед ними.

Как подумал Вэл уже позже, когда тащил отрезанную башку монстра к калитке, следом за спешащим на безопасную территорию школы Михаэлем, все обошлось весьма неплохо. Лиана скользнула с ветки вниз ровно в нужный момент, чтобы оплести устрашающие челюсти, заставив тварь забиться и нелепо заскрести короткими лапами землю, потерять момент, которым демон и воспользовался, открутив и откромсав ей к чертовой матери голову.

Михаэль только что не пританцовывал довольный приключением, периодически оглядываясь через плечо, чтобы с удовольствием взглянуть в стекленеющие глаза монстра, которого Вэл небрежно тащил по кочкам, уцепившись за какой-то торчащий посредь лба рог. В человека он так и не перекинулся обратно – ноша была достаточно тяжелой, чтоб тащить ее слабыми человеческими руками, так что маг разговаривал сам с собой, обильно жестикулируя и изредка вообще идя спиной вперед, чтобы следить за выражением лица вселенского ужаса в качестве благодарной публики.

- И вот я понял, что должен совершить что-нибудь удивительное! Абсолютно неожиданное и потрясающее! Я вообще-то думал заманить его внутрь, чтоб его испепелило защитными заклинаниями школы, но так даже лучше получилось! Тем более, что самое важное – это тот рог, за который ты его так непочтительно тащишь. Это на самом деле очень ценная фигня, тащи ее с должным уважением! Очень вовремя вы этот свой праздник устроили, и в правильном месте, преподавателей отвлекли как раз! Молодцы! Ты тащи давай, побыстрее, а то заметят, закроют калитку и нам хана!

Оказавшись, наконец, на школьной территории, Вэл бросил свою ношу на землю – Михаэлю требовалось время, чтобы запереть и спрятать калитку обратно. Празднество уже закончилось, студенты разошлись по корпусам, очарование вечера развеялось, а демона постепенно покидал адреналин, оставляя абсолютно обессиленым. У него даже не осталось сил на все то накопившееся возмущение, которое его переполняло, хотелось просто упасть лицом в подушку и забыться сном, а предстояло еще отмываться от вонючей липкой крови этой гадины.

- А то заметят, что она обнаружена, перенесут еще куда-нибудь, а мне она еще пригодится, - пояснил маг, довольно отходя от абсолютно ровной стены без всякого намека на лаз наружу, - ты, в общем, молодец! Я бы без тебя справился, но так получилось гораздо интереснее! Эй, ты куда? А голову отнести помочь?! Она же тяжеленая! Эй!!! Ну, стой!.. Чтоб тебя!...

Вэл, который все это время сдерживался, чтобы не отпилить вторую голову за этот вечер, например самого самодовольнейшего, беспечнейшего и непредсказумейшего мага их курса, уже размашисто спешил прочь, на ходу перекидываясь в человеческую форму, чтобы вусмерть не напугать какого-нибудь позднего гуляку.

***

Было бы сильным преувеличением сказать, что Вэл проявил сознательность и встал следующим утром спозаранку, чтобы подготовиться к занятиям будущей недели. Он вообще не отличался подобной сознательностью, предпочитая в случае чего импровизировать, благо что мозги позволяли. А уж после вчерашнего грех было не отоспаться чуть ли не до полудня, благо что большинство проявило сознательность и отправилось в библиотеку для подготовки, поэтому мимо комнат никто не шастал и не шумел.

Демон блаженно потянулся – после вчерашней «разминки», наутро ничего не болело и на нем не было ни царапинки, что было несомненным преимуществом боевой формы. Хотя, конечно, отчищать форму пришлось половину ночи собственными силами – он не хотел, чтобы эта история с лесом вышла наружу.

Как выяснилось, этого не хотел только он, поскольку, когда наконец-то дотащился до библиотеки, его поймал сразу за дверями давишний приятель еще по нижнему миру. Зашептал ему на ухо с таинственным и взбудораженным видом, стараясь не разрушить библиотечную тишину, пахнущую старыми кожаными переплетами и пылью.

- Ты все проспал! Тут такое творилось с утра! Странно, что ты не проснулся от шума…

Вэл постарался не вздрогнуть. Глупостью было предполагать, что за эту несчастную короткую ночь могло произойти что-то еще, кроме того, что они с Михаэлем наворотили вчера.

Непонятно было, как об этом стало кому-то известно, но, судя по тому, что демона не призвали к ответу с утра, когда правда каким-то образом всплыла, о его непосредственном участии никому не было известно. Интересно, что же все-таки случилось, неужели Михаэль попался «на горяченьком»? Демон, хоть и был на него до сих пор зол, ощутил укол волнения.
Что бы сейчас ни сказал его друг, его задачей было сохранить лицо. Сохранить лицо, а потом придумать, как вызволить этого придурка из проблем, в которые он, кажется, вляпался. Но то, что Вэл услышал дальше, превосходило все его самые безумные ожидания.

- В главном холле нашли отрезанную голову когтебрюха! Кто-то грохнул его за стеной, притащил внутрь и отрезал рог!

- Это кто-то из студентов? – как можно менее заинтресовано уточнил Вэл, заставив друга разочарованно хмыкнуть. Это явно был не тот вопрос, которого он ждал.

- Кто б знал? Да и не это важно! Ты бы знал, что это за жуткая вонючая хреновина! Даже по морде ее видно, что пяток таких как мы разом захарчить может, а нам тут еще одна из магичек показала проекцию - эту тварину в полный рост: вообще улет! Типа змеи, но с лапами, а зубищи, как у волколака, натурально. Кто бы его ни грохнул, этого парня определенно стоит опасаться. Вся школа теперь на ушах стоит.

Вэл вздохнул – жалко, не увидел проекции, хоть бы посмотрел, кому башку вчера отсандалил. Когтебрюх, ну надо же. Интересно, как там Михаэль, и какого хрена произошло вчера за остаток вечера?

Ответы были совсем рядом, Вэл явственно ощущал присутствие Михаэля где-то в недрах библиотеки, хоть и не видел его. Демон решил даже не задумываться, откуда у него возникла эта уверенность – не экстрасенсорные же способности открылись в конце концов. Просто к полудню последнего выходного перед новой неделей тут собралось большинство учащихся, спешно разучивающих в последний момент то, что можно было бы выучить и поза-поза-позавчера.

Правда, идти его искать не возникало желания – Вэл не был уверен, что не свернет ему невзначай шею. К тому же искать кого-либо здесь, в лабиринте из бесконечных книжных стеллажей, простирающихся в обе стороны чуть ли не на полмили, искать кого-то было пустым занятием. Гораздо сложнее, чем искать иголку в стоге сена – здесь были собраны все когда-либо существовавшие книги по магии большинства обитаемых миров.
Так что юный демон решил сосредоточиться на учебе хотя бы на пару часов. Приключения приключениями, а запущенные долги по учебе в первый же месяц занятий были бы не очень хорошим показателем.

Вэл направился к ближайшей витой лесенке наверх , сориентировавшись по указателям, в которых не было недостатка. Никому не хотелось блуждать здесь вечно, а топографические капризы замка здесь не действовали – один раз выучив, где находится секция монстрологии, можно было ходить к ней вечно одним и тем же маршрутом, не опасаясь, что вместо этого придешь в раздел снадобий.

Библиотека была одним из красивейших мест школы, даже Вэл, никогда не бывший книжным червем, не мог не восхищаться ее великолепием: книжными полками темного дерева, восходящими в несколько этажей прямо к высокому сводчатому потолку из золотистого камня с вычурной резьбой, окна, через которые лился золотистый солнечный свет…
Помещение было настолько огромным, что когда кто-то шел по нижнему ярусу с его мраморными полами, шаги гулким эхом разносились из конца в конец, и настолько сложноорганизованным, что временами напоминало лабиринт. Подняв голову кверху, можно было увидеть, как по перекинутым от стены к стене на разных высотах мостикам снуют студенты в поисках необходимых фолиантов, и библиотекари, бесконечно наводящие порядок из-за их присутствия.

В голове крутились какие-то бессвязные обрывки мыслей – демон ни на чем не мог сосредоточиться. Вернее, на чем бы он ни пытался сосредоточиться, мысли возвращались к одному конкретному человеку, абсолютно не похожему ни на кого из тех, кого демон когда-либо знал.

Как это ни было удивительно в плане неожиданных совпадений, озирающийся по сторонам, чтобы не пропустить верный поворот, Вэл заметил в дальнем конце прохода, у окна, Михаэля, пытающегося достать нужную книгу с какой-то из верхних полок. В каждом проходе обязательно были лестницы, помогающие в подобных начинаниях, но, судя по неловким движениям, у мага была повреждена рука, что делало подобный метод невозможным. Вэл покачал головой, дивясь собственной отходчивости: мысли об откусывании этой вихрастой головы уже полностью его оставили. Михаэль абсолютно точно был чем-то исключительным, на него трудно было сердиться подолгу, а вот волноваться за него получалось прекрасно.

Солнце падало через высокие окна, высвечивая хрупкую фигуру Михаэля, его правую руку, баюкающую плечо левой, прищуренные глаза, выдающие работу мысли - попытки рассчитать траекторию заклинания, способного сдвинуть древний фолиант с места, изгиб бледной шеи, когда он склонял голову набок, что-то прикидывая. Вэл стоял, обмерев, забыв куда и зачем шел, ощущая, что происходит нечто важное и сложное, нечто, чему он пока не мог дать названия. Весь мир как будто сконцентрировался сейчас в этой точке пространства и времени, придавая обычным вещам какой-то иной смысл.

Пылинки кружились в резком солнечном луче. Михаэль безуспешно тянулся за книгой. Вэлифор не мог отвести от него взгляд. Сейчас, глядя на понурившегося мага, упрямо кусающего губы в поисках решения, Вэл ощущал странную потребность защищать это полностью лишенное инстинкта самосохранения создание и впредь. Было пронзительно тихо и пахло весной.

А потом Михаэль оглянулся через плечо и, заметив Вэла, расплылся в такой открытой и искренней улыбке, что демон как будто получил удар под дых.

Вэл помахал ему рукой, как идиот. И улыбнулся, как идиот. А затем, подобно кораблю, влекомому на скалы песней сирен, поплыл в сторону Михаэля.

- Привет, - сказал Михаэль, переводя взгляд с Вэла на недосягаемую полку.

Предпринял ещё одну попытку дотянуться до книги – встал на цыпочки, чуть склонился влево, уперся лбом в ветхие корешки парой полок ниже и потянулся изо всех сил, баюкая левую руку у живота. Рукав мантии мага чуть сполз, приоткрывая тонкие запястья с бьющимися под кожей голубоватыми венками и напряжённое предплечье. Вэлифор с силой сглотнул и прочистил горло.

- Помочь?

- Вчера уже помог, спасибо, - фыркнул Михаэль, предприняв попытку подпрыгнуть.
Волевым усилием Вэл пропустил замечание (или благодарность?) мимо ушей, и дымок разгоравшейся словесной перепалки мгновенно растаял в воздухе. Михаэль по-прежнему пружинил на носках, бормоча что-то про то, что только последний изверг-библиотекарь мог поставить учебник по левитации на такой высоте.

Вэлифор смотрел. На то, как напряжённо раздувались ноздри красивого носа Михаэля, как изгибалась его шея, когда он то упирался лбом в полку, то поднимал негодующий взгляд фиолетовых глаз к вожделенной книге. Пряди вьющихся чёрных волос пробегали волнами при каждом движении головы. Длинные тонкие пальцы с выступающими суставами с большим трудом доставали до нужной полки, но о том, чтобы уцепиться за красный корешок учебника по левитации, не могло идти и речи.

Где-то на окраине сознания Вэла забилась звонкая мысль о том, что он смотрит уже значительно дольше допустимого и имеет всего лишь два варианта решения этой задачи: или уйти сейчас, оградив себя от опасностей пребывания с безбашенным магом в одном пространстве, в котором могло произойти абсолютно что угодно, или остаться.

Вэл, сам до конца не осознавая, что делает, обхватил мага за узкие плечи одной рукой и подтолкнул левее, чтобы обеспечить себе удобный доступ к верхним полкам. Его рост позволял достать нужную книгу без малейших усилий, а заодно прикоснуться побородком к пушистой макушке растерявшегося мага. Достать вожделенный том не составило особого труда.

Как только книга оказалась у него в руках, Вэл прижал её к груди обеими руками и, подмигнув магу, подпер плечом книжный шкаф. Михаэль смотрел на него в недоумении, изящно выгнув бровь - Вэлифор с удовольствием отметил, как чуть заметно покраснели кончики его ушей – но никаких попыток забрать книгу у демона не предпринял, ничуть не понимая сути затеянной Вэлом игры.

- Попробуй отними, - хмыкнул Вэл, сам не совсем понимая, зачем все это затеял и почему пытается спровоцировать мага.

Михаэль бросил короткий взгляд на верхние полки и, явно что-то заметив, молча сделал полшага назад – и в следующий же момент на голову Вэлу приземлилась небольшая, но объёмная книжка («Любовные чары. Практикум»). Маг точным движением подхватил из рук Вэла выпавший от неожиданности учебник по левитации и зашагал в сторону столов, заливисто смеясь.

- Никогда не знаешь, какие знания решат тебя познать, особенно когда школа - магическая! – достаточно громко фыркнул Михаэль, несмотря на агрессивное магическое «ШШШШШ!» от физически отсутствующего библиотекаря.

Вэл быстро поднял агрессивно настроенную книгу о приворотных чарах и сунул на освободившееся от учебника место. Кто бы мог подумать, что даже в библиотеке книги рассованы по полкам, как в любимом книжном шкафу дома – так, что один том с лёгкостью тянет за собой ещё три.

Когда Вэл подошёл, Михаэль уже с головой ушёл в изучение практических вопросов левитации, но кончики его ушей по-прежнему розовели сквозь чёрные завитки волос, а пальцы в задумчивости сжимали плечо левой руки, где совсем недавно лежала ладонь Вэла.
Ощутив неведомо откуда пробежавшийся по загривку табун мурашек, демон поймал мелькнувшую мысль о том, что понятия не имеет, каким образом этот безумный маг стал ему настолько интересен.

Михаэль уселся лицом к окну, так, чтобы косые солнечные лучи заливали расплавленным жидким золотом страницы древнего фолианта. Раскинул остальные книги по столу таким жестом, каким цыганки на ярмарке раскидывают свои фальшивые, не предсказывающие будущее карты. Занял абсолютно всю горизонтальную поверхность, хотя за одним столом и пять человек заниматься могли. Раскрыл каждую на какой-то одному ему ведомой странице, чуть-чуть подправил расположение книг относительно друг друга, не обращая на демона никакого внимания, наверное, даже излишне демонстративно, если учесть, что на его губах еще плясали отсветы недавней улыбки.

- Что с рукой? – Поинтересовался Вэл, усаживаясь на вычурный стул с высокой резной спинкой наискось от мага, спиной к окну. Потер шишку, набухающую на темечке, фыркнул из-за очевидной глупости постигшей его кары.

- Растянул сухожилие, пока тащил эту махину в замок! – Хоть Михаэль и не вкладывал явно никаких подтекстов в эту фразу, Вэл ощутил укол смущения – что ему стоило остаться вчера до конца? А потом одернул сам себя,– зачем вообще было ее тащить, чтобы потом бросить посреди холла?

- И какого дьявола ты пёр ее в школу, позволь узнать? – Прошипел демон. Вероятно, излишне эмоционально, потому что Михаэль заозирался по сторонам – не хотел, чтобы кто-то подслушал их разговор. Вокруг, на счастье, никогошеньки не было. Так что маг улыбнулся заговорщицки и беспечно, как будто говорил не о гипотетически смертельном приключении, а небольшой шалости, вроде добавления окрашивающего заклинания в воду для ванных комнат девушек:

- Мы ее с таким трудом завалили! Было бы обидно, если бы никто не узнал об этом подвиге!

- Надеюсь, ты не забыл оставить свою визитку на тот случай, если кому-то потребуется завалить когтебрюха, и он не будет знать к кому обратиться. Раз уж ты так мечтаешь о славе. – Сухо парировал демон. Ему крайне не хотелось бы, чтобы его имя всплыло бы в результате расследования дирекцией школы всего этого происшествия. Нагоняй от директора он может быть и пережил бы, а от отца – возможны были варианты.

- Я что, на дурака похож? – Обиженно вскинул брови Михаэль, даже оторвался от конспектирования параграфа, отложил перо и скрестил недовольно руки на груди, хотя по искоркам, пляшущим в его глубоких фиолетовых глазах, было видно, что разговор кажется ему скорее забавным, чем обидным.

- А разве нет? – Возмутился Вэлифор, наклоняясь к нему через стол, чтобы не пришлось кричать. Хотя кричать, конечно, немножечко хотелось. Так что приходилось возмущаться шепотом, чтобы библиотекари не выставили вон. – Ты устроил всю эту заваруху, из-за которой мы нарушили все возможные правила школы и поставили под угрозу не только себя, но и своих однокурсников. Мы чудом остались живы - если бы что-то пошло не так, эта тварь сожрала бы нас обоих не моргнув глазом. В довершение всего, ты еще и бросил вонючий трофей в парадном холле, чтобы похвастаться нашим успехом. И ты мне сейчас говоришь, что ты не дурак. Ты точно хорошо обдумал этот вопрос?

Михаэль еще немного посидел, насупившись и поджав губы, чтобы не выходить из образа, а потом снова расплылся в довольной широкой улыбке, той самой, увидев которую, было ну уж никак не возможно на него злиться.

- Но круто же получилось, необыкновенно просто! Тут никто такого не делал! Представляешь, мы с тобой – первые! Разве это не удивительно и потрясающе, а, скажи мне?

Вэл задумался – это действительно было и удивительно, и потрясающе. Не в том смысле, что он придавал какое-то значение славе, как этот безумный маг, а в том, что он теперь точно знал, что и это – может. Это было потрясающее ощущение силы, гораздо более глубокое, чем то, которое он испытывал, получая похвалу на тренировке. На тренировке их берегли и давали задания на пределе возможностей, но все-таки посильные, а когтебрюх щадить бы его не стал. И все равно они справились, оказавшись вместе на редкость сильной командой. Вэлифор чувствовал себя так, будто еще немного подучиться – и сможет перевернуть мир.

Михаэль вскинул бровь, ожидая ответа на свой вопрос. И, наверное, нужно было придумать какие-то правильные слова, вроде «да, это было круто, но лучше больше не допускать подобного безрассудства снова, если хотим дожить до выпуска», но Вэл просто кивнул, соглашаясь. Михаэль удовлетворенно кивнул и вернулся к своему конспекту.

Демон уперся ладонью в стол, намереваясь подняться: уроки сами себя не выучат, и теперь, когда все вопросы вроде как решены, можно было бы приступить к учебе. А для этого надо было, во-первых, сходить за литературой, а, во-вторых, найти себе свободный стол, с чем могли возникнуть проблемы – сейчас уже точно здесь собралась вся школа.

Хотя, почему-то, уходить не хотелось, вблизи от взрывоопасного Михаэля, способного влипнуть в приключения даже, кажется, во сне, ему было на удивление спокойно. Уютно. Так что замешкался немного, заставив Михаэля вскинуть на него взгляд.

- А, ты заниматься будешь? – Резюмировал, как будто Вэл мог оказаться в библиотеке не по личным делам, а просто ради того, чтобы помочь ему с книгами. Сгреб широким взмахом свои книги в кучу, высвобождая примерно треть стола. – Возьми свои книги и возвращайся сюда, мало ли что мне еще потребуется достать, а левитацию я планировал практиковать позже.

Демон усмехнулся и великодушному предложению, и вежливости формулировки. Поднялся со стула, намереваясь все-таки добраться в нужную секцию за дополнительной литературой. Не удержался, проходя мимо: взъерошил волосы на макушке мага, заставив того наугад отмахнуться и снова уткнуться в учебник.


========== Глава 2,5. Несколько историй из жизни одного мага ==========

Раз.
Над огромной территорией магической школы имени Архимага Бериона клубился еще не разогнанный теплыми солнечными лучами туман. Густыми волнами скатывался с возвышенностей вроде площадки для маг-крикета, в низину, где располагался лабиринт, сейчас, впрочем, закрытый ради безопасности учеников – новый набор магов, демонов и прочих обладающих магией существ прибыл сюда относительно недавно и еще не обладал достаточными навыками для прохождения каких-либо испытаний.

Где-то далеко за сумрачным опасным лесом, подступающим к ограде со всех сторон, и полным ужасных монстров, занималась заря, окрашивая небо в мягкий румянец. Пышные кусты роз уникального сорта (ни одна другая роза всех миров не мерцала в темноте, освещая тропинки полуночным гулякам) еще распространяли вокруг себя серебристый свет – оба жилых крыла выходили на север, первые лучи солнца еще не освещали территорию перед ними.

Школьный колокол в центральном холле пробил дважды, возвещая начало нового учебного дня. С помощью наложенных на него чар эта волшебная новость моментально разнеслась по жилым корпусам, звучно заявляя студентам о необходимости просыпаться, приводить себя в порядок и быть радостно-готовыми к получению новых знаний.

Через секунду северо-западное крыло сотряс взрыв, а еще через несколько секунд кто-то пронзительно закричал. Изо всех щелей, даже из слуховых окошек под крышей, повалил черный едкий дым, окрашивающий все в густо-чернильный цвет. Захлопали двери и окна, внутрь заспешили люди – преподаватели и прислужники, абсолютно не понимающие, что случилось, а из дверей высыпались полуодетые студенты, которые абсолютно не хотели знать, что произошло, просто хотели оказаться как можно дальше от этой вони.

Как сообщили за завтраком друзьям ошарашенные студенты первого класса, находившиеся вблизи эпицентра взрыва, из клубов вонючего черного дыма, мигом заполонившего все комнаты, появился один из сильнейших магов их набора, прикрывая лицо каким-то грязным обрывком тряпки, на поверку оказавшимся куском золоченой парчи – гардиной из гостиной комнаты молодых людей. Волнистые волосы его торчали дыбом, а всю ту часть лица, которую не закрывала тряпка, покрывал сизый слой золы, посреди которого мерцали смехом фиолетовые глаза зачинщика.

Нимало не смущаясь, он распахнул заклинанием окна, стараясь выпроводить на улицу дым, который заволок все вокруг, и бодро заявил, что, дескать, «вздрогнул из-за звонка, рука соскочила».

В итоге взрывом разворотило половину помещения для отдыха, обуглило стены, покорежило изысканную мебель, и лишь посередине придиванного столика, на котором, вероятно, он и ставил свои опыты до завтрака, красовался сияющий обломок какого-то рога, из которого маг пытался соорудить себе амулет. К приходу преподавателей все улики со стола исчезли, так что молодого мага не удалось поймать с поличным, хотя такой цвет при горении приобретал рог только одного из известных науке монстров, как раз обитающий в лесу неподалеку от школы.


Два.
Студенты-маги собрались на лужайке – казалось бы, в кои-то веки преподаватели проявили сострадание и разрешили провести урок на свежем воздухе, у пруда, в котором сновали радужные карпы. (Радужными они были названы потому, что каждый из них был окрашен в свой неповторимый цвет, и, плавая у дна кристально-чистого пруда, они отбрасывали на поверхность воды пестрые блики, отражая солнце своей чешуей).

На самом деле, причиной этой вылазки было не добродушие, а то, что пожилая профессорша начала преподавать первогодкам магию стихий, на этот раз – воды, и напрочь отказывалась жертвовать данной стихии свой изящных кабинет с гобеленами и подборкой уникальных книг по чарам. Сейчас чародейка открыла очередной том (на самом деле – поэзию) и погрузилась в чарующие ритмы старинных любовных куплетов, мало обращая внимания на своих учеников – то задание, что она им дала, было скорее заданием на смекалку, чем на серьезное владение магией.

Студенты топтались на газоне вокруг пруда и прикидывали, с помощью комбинации каких заклятий можно выполнить задание преподавательницы – создать внутри пруда шар с воздухом. Это умение могло сильно облегчить им жизнь – умея создать воздушный пузырь в воде, можно было спастись, если твой корабль начнет тонуть. Спасти хотя бы себя – потому что создать нечто подобное на всю команду корабля мог только маг высочайшей категории. Так что, от студентов ожидали воздушных емкостей не больше чем с кулак величиной – большего от них пока не требовалось.

Разгадка задачи была не бог весть какой сложной – нужно было не пользоваться магией воздуха, которую они проходили ранее, а использовать магию воды, вытеснять ею воду.

По-видимому, один из магов-учеников уже успешно выполнил данное задание, оставив сосредоточенных коллег топтаться на месте и напряженно размышлять. Довольно уселся на берегу и принялся вытаскивать из воды карпов, заключая их в водные пузыри, плывущие в воздухе. Каждый из этих пузырей был существенно больше, чем с кулак величиной, и в каждый была заключена изумленная рыба, которая никак не ожидала после всех лет, прожитых в воде, внезапно сменить среду обитания.

Поблескивали плавники, сверкала чешуя: рыбы довольно быстро освоились в своих водных мешках и научились перемещаться. Благодаря их расцветке происходящее было похоже на замершие в воздухе искры салюта – ослепительно красиво. Девушки-ведьмы, более падкие на красоту, уже полностью отвлеклись от выполнения задания и, раскрыв рты, смотрели на переливчатое чудо, происходящее у них над головой. А маги ощутили внезапный прилив злости и мотивации – какой-то умник, ботан, зануда, торчащий сутками в библиотеке, вообще не от мира сего, начавший заниматься с ними одновременно, уже мог совершить подобное!

Наконец, госпожа Марсей обратила внимание на происходящее, оторвавшись от книги только когда мимо ее лица проплыла ярко-алая рыбина, разевающая рот в поисках пищи.

- Мсье Мишель! Прошу Вас немедленно отпустить рыб обратно! – немедленно закричала она, поднимаясь на ноги и быстрым шагом направляясь к студентам, придерживая полы своей профессорской мантии, чтоб не запутаться в них ногами.

- Мадам Марсей, вы уверены? – прокричал студент в ответ, поводя руками и заставляя водные шары замереть на тех местах, где они были. Рыбины тыкались носом в прозрачные стенки и кружились из-за этого вокруг своей оси.

- Абсолютно, мсье Мишель! Выполняйте немедленно, иначе Вас будет ждать выговор! – сердито прокричала магичка, и ахнуть она не успела, как пузыри лопнули, и рыбы грянулись оземь цветным дождем. Вернее, часть – оземь, а другая – на головы разинувшим рты одноклассникам, которых сначала окатило водопадом воды, а потом ушибло по темечку склизким карпом.

Мадам Марсей только и смогла что выругаться, всплеснуть руками и препроводить: карпов – в озеро, студентов с сорванного урока – в кампус переодеваться и отходить от шока, а мсье Мишеля – к заведующему отделением чар.

Три.

Михаэль, Вы один из самых выдающихся магов своего набора...

Нет, я нисколько не хотел Вас этим оскорбить, но я не могу называть Вас талантливейшим, пока Вы вытворяете такое. Быть лучшим – это, помимо большой власти, еще и очень большая ответственность, и я не уверен в том, что Вы способны ее нести.

Если бы не специфика Вашей силы, я должен был бы Вас отчислить уже давно, не дав Вам и месяца отучиться. Но Вы и сами прекрасно понимаете, что Ваша магия, без методов должного ее обуздания, способна уничтожить половину мира. Я не могу брать на себя такую ответственность!

Зачем, скажите на милость, Вы вложили в доспех амулет жизнесоздания и заставили его гоняться по замку за Вашим однокурсником? И это я, заметьте, еще не акцентирую внимание на том, что амулет явно был сделан из рога когтебрюха, это мы с Вами обсудим как-нибудь потом.

Он пожаловался, что в замке нет достойного соперника по фехтованию, Вы решили ему помочь и сотворить голема, с которым он мог бы тренироваться? Похвально, однако, Вам не кажется, что…

Кхм. Вы должны понимать, что не все юноши способны здраво оценить свои способности. Да, даже если это – наследный принц. Всем нам свойственно ошибаться, особенно в молодом возрасте, будьте снисходительны к…

Вы понимаете, что Вы чуть не стали виновником гибели высокородной особы? Вы осознаете, что ждало бы Вас в этом случае?

Прекрасно, я и не ожидал ничего иного. Все-таки Вы весьма одаренный и толковый молодой человек, когда не вытворяете...

Вы же понимаете, что я обязан назначить Вам отработку. Нет, абсолютно точно я не отправлю Вас в лес Аластор на сбор ингредиентов, откуда Вы набрались подобных идей? Мы слишком ценим наших студентов для того, чтобы отправлять их на верную смерть.

Кхм… Отработка… Хмхм… Послушайте, с Вашим талантом… у меня есть одна задача. Это отличный шанс оправдать надежды, возлагаемые на Вас нашей школой.

Это не совсем этично и я не должен Вас просить о подобном, поскольку Вы – студент, а я – Ваш преподаватель. Но все же, если бы Вы смогли помочь с решением данной проблемы, я думаю, на кое-какие из Ваших…шалостей, назовем их так, мы смогли бы в дальнейшем закрыть глаза.

Приятно встретить такого толкового ученика. Вот он – настоящий исследовательский дух, неостановимый никакими препятствиями! Я горжусь Вами, такие, как Вы, первопроходцы, экспериментаторы – это наше будущее!

…Необходимые для расчетов свитки я передам Вам вечером, через слугу. Они будут на каминной полке в гостиной Вашего класса.

Четыре.

Аудитория стремительно пустела – преподавательница объявила окончание последнего на сегодня урока, так что, всем хотелось поскорее попрощаться с аудиториями учебного корпуса и заняться своими личными делами. Проходя мимо преподавательской кафедры, студенты оставляли свои свитки с домашним заданием – решением задачи по конструированию чар.

- Михаэль, я хотела бы с Вами поговорить, задержитесь, пожалуйста.

Юноша, весь погруженный в какие-то свои мысли и уже собиравшийся покинуть кабинет, вздрогнул и обернулся на окрик, отступил в сторону, пропуская обретших свободу однокурсников и возвращаясь к кафедре.

- Михаэль, мне очень нравится твой метод мыслить, - ободряюще начала она, видя, что юный маг уже, кажется, приготовился к очередной стычке с преподавателем, подобрался и лукаво засверкал глазами, готовясь раздавить оппонента мощью своей аргументации.

Эти его диспуты с учителями уже вошли в притчу во языцех среди преподавательского состава – спор с Михаэлем, по словам коллег, был настоящей проверкой профессионализма. Он способен был посмотреть на привычные вещи под таким углом, под которым ни один уважающий себя ученый на мир не смотрел. И именно это приводило порой к удивительным результатам.

- Всегда к Вашим услугам, - Приветливо и отчасти ехидно улыбнулся Михаэль, понимая, что сейчас начнется «но»: «но вы недостаточно усердны по всем дисциплинам», «с вашими силами вы должны быть лучшим во всем», «некоторые вещи в силу вашего возраста должны принимать на веру», «вы должны пользоваться установленной методологией». Так что, устало вздохнув, он бросил сумку на ближайшую парту и скрестил на груди руки.

- Помните, я задавала на прошлой неделе задачу по разрушению? Разрушить злонаправленное заклинание разрушения? Я хотела бы обсудить Вашу работу, потому что доказательство кажется мне весьма сомнительным относительно астрального поля, к тому же, Вы полностью проигнорировали условие использования ответных разрушающих чар.

- О! Я не очень люблю разрушающие чары, поэтому я решил воспользоваться трансформирующими, воздействуя на входящий энергетический импульс. Учитывая вектор преломления силы через астральное пространство, - Михаэль понял, что пальцев рук недостаточно для развернутого объяснения, и подошел к классной доске, которую тут же принялся покрывать быстрыми расчетами и набросками структуры будущего заклинания. Мел шуршал по доске, крошился в его пальцах, не справляясь с заданной скоростью и засыпая зеленую ткань мантии белыми крошками. Маг мало обращал на это внимания. – Вот здесь я просчитал момент огибания… и допустимый разброс значений хтонического спектра эфира… а на выходе возможны варианты вот тут.

- Позвольте, Вы не учли сопротивление эфира вот тут, - профессор встала рядом, вглядываясь в появляющиеся на черном графите строки и вникая в их суть.

- Действительно, - вскинул бровь Михаэль, положил мел и отступил на пару шагов, растерянно взъерошил перепачканной в меле ладонью свои черные волосы.

- А что если учесть его в допустимых поправках вот тут? – Нашлась преподаватель и, взяв в руки мел, стала продолжать решение, явно увлекшись так же, как и ее студент. Восторженно подчеркивала пройденные их совместной быстрой мыслью подводные камни, полностью погрузилась в поток решения, разве что не подрагивая от нетерпения, как и сам Михаэль. Наконец в решении была поставлена огромная и жирная точка.

Их совместная работа казалась безупречной: работая со злонаправленной на него встречной силой, маг избавлялся от негативного посыла, при этом не теряя энергетического запаса, изменял направление и мог использовать всю потенциальную энергию, вложенную соперником, для своих целей. Просто и изящно, казалось бы, только решение заняло половину доски убористым почерком, и было еще не понятно, сработает ли подобное заклинание в полевых условиях… Сердце умудренной знаниями магички колотилось так, как будто она вернулась в свои первые школьные годы и только что доказала сложнейшую теорему.

- Знаете, Михаэль, моя дисциплина - теоретическая, - широко улыбнулась она, переводя дух, - но мне кажется, некоторые гипотезы достойны того, чтобы проверить их на практике. Что Вы думаете о том, чтобы в следующую среду занять испытательную лабораторию и попробовать? Отлично. Тогда до среды. Не забудьте Вашу сумку, студент.

Пять.

В девической гостиной западного крыла было тепло и красиво. Гобелены на стенах, высокие окна с цветными стеклами в квадратных переплетах, огромные книжные шкафы с романтической и приключенческой литературой, мягкие кресла с резными подлокотниками, изысканные ковры такой толщины, что ноги утопали в них по щиколотку.

Девушки сидели на диванчиках у камина, пылающего магическим огнем – красиво и не жарко, занимались мелким рукоделием, читали книги или просто болтали, обсуждая занятия, однокурсников и свежие сплетни.

- Вы слышали, что случилось с Барфаэлем? Такой рыжеватый, высокий. Слабейший демон нашего набора, в четвертом классе учится, позорище, зато гонора, как у наследного принца. Ловелас, каких поискать. С кольцом в ухе, ну вы помните. Под каждую юбку…мантию! норовит залезть. И не только к девушкам, как выяснилось.

Про это и история – он вздумал приставать к Михаэлю. К нашему Михаэлю. Вы уже сами все понимаете, да? В общем, зажал его в каком-то из темных коридоров и стал…навязывать свое общество, назовем это так. Весьма усиленно – я вчера на магической практике видела синяк у Михаэля на предплечье.

Ну и в общем, наши мальчишки-демоны рассказывают так с Барфовых слов: Михаэль ему уступил на словах, стал весь мягким-податливым, воплощенной суккубкой, из-под ресниц стрелял и все такое, разве что не облизывался. Позвал за собой в свои покои, чтоб не жаться в пыльных переходах, ну и кровать, опять же. Да еще и приблуды всякие для этого у него в комнате якобы.

Барф и повелся, потащился за ним, как олень в гоне – завалить птицу такого полета, это его мечта наверное. Но, стоило только Михаэлю шагнуть за арку, она исчезла. Совсем исчезла, правду говорю! Барф там запертый просидел четыре часа, пока его отсутствие не обнаружилось и не стали искать. Вот так вот. С одной стороны справедливо, а с другой – жутковато.

- А мне нравится Михаэль, он странный, это от ума, наверное, но очень милый на самом деле и всегда поможет, если спросишь.

- Он мне очень помог на истории магии, а то я бы так влетела на отработки!..
Хотя, конечно, немного пугающе, что он так много знает о Темном боге. С его потенциалом, он вполне может метить в его преемники за власть над всеми мирами.

- Нам всем тогда хана, девчат!

- Он хороший, ну что вы… Помните я рассказывала, что скучаю по младшему братишке? И он меня очень любит и скучает теперь, родители пишут, что даже спать без меня плохо стал – я же ему всегда на ночь сказки рассказывала, а теперь…

Так вот, оказывается, Михаэль это запомнил как-то, хотя казалось, что и не слушает. Часто так кажется, у него такой рассеянный взгляд иногда. Так вот, а вчера он подарил мне зеркальце, чтобы я на братика могла смотреть – открываю и вижу его, и он меня видит в нашем домашнем зеркале, представляете! Такое счастье! Как же я все-таки по дому скучаю…

Пылал камин, вечер шел своим чередом.


========== Глава 3 ==========

С тех пор это стало их небольшой традицией - занимать этот стол у окна и заниматься за ним вместе. Нет, они не договаривались о встречах заранее, но, учитывая небольшое количество лекций, на которых их группы пересекались,шанс встретиться друг с другом здесь был выше, чем на занятиях.

Со стороны, конечно, выглядело так, будто Вэл внезапно увлекся учебой. Нельзя сказать, что это действительно было так. Большее, чем учеба, значение он придавал радости, которую испытывал, еще издалека заметив знакомый затылок, склоненный над книгой, или тем моментам, когда их пальцы сталкивались над книгой, или тем улыбкам, которые щедро расточал Михаэль, когда демон спрашивал у него что-нибудь по учебе, и у него появлялся шанс поумничать лишний раз.

Демону нравилось находиться рядом с этим магом: рядом с ним мир расцветал какими-то совсем уж необычайными красками. Взять хотя бы тот раз, когда Михаэль притащил в библиотеку небольшого, с пол-ладони размером, зверька желто-зеленого цвета, похожего на ласку или куницу. И мало того, что эта животинка резво бегала по столу, шумно зарываясь в конспекты и надкусывая корешки учебников, так она еще и чихала облачками дыма, вызывая предположение, что если ее рассердить - плюнет огнем.

Вэл, поначалу недоумевавщий, очень быстро привязался к ручному зверьку, который охотно подставлялся под ласку, и даже хотел начать его учить каким-нибудь трюкам, но не успел. Заинтересовавшись птицами, гуляющими по подоконнику, звереныш ринулся к ним, подскользнулся и рухнул вниз. И, когда обеспокоенный и расстроенный Вэлифор собрался бежать за ним вниз, Михаэль остановил его, схватив за рукав мантии: “У нас что, лимонов мало?”. В этот момент демон осознал, что зверек был всего лишь искусным порождением михаэлевой магии.

И это только если говорить о магических шалостях, которых вокруг Михаэля всегда было полно, но было и что-то еще, сложное и глубокое, что Вэл испытывал, стоило им встретиться взглядами, то, от чего сердце летело вскачь, сбиваясь с ритма, а губы пересыхали.

Демон пока решительно не представлял, что с этим делать, но иногда ловил на себе искоса брошенный взгляд мага, который тот тотчас же переводил на что-нибудь другое, и только заалевшие скулы выдывали его смущение. Все это не могло не обнадеживать.

Несколько дней спустя, в день, когда Михаэль не баловал его никакими новыми фокусами, а усердно зубрил что-то не по программе, Вэл поймал себя на том, что не занимается вовсе, а просто смотрит на юного увлеченного книгой мага. Михаэль изучал страницу с заклинанием почти семь минут - почему-то Вэл знал точно. Водил по странице пальцем, отслеживая сложную мысль, коротким жестом потирал забавную, не по возрасту, морщинку посередине лба, убирал выбившуюся из-за уха волнистую прядь, холодно блестевшую в ярком солнечном свете.

Изредка вскидывая голову, вероятно озаренный какой-то идеей, он бросал короткий взгляд на демона и снова возвращался к чтению. Шептал незнакомые слова заклинания, задумчиво покусывал нижнюю губу, заставляя демона непроизвольно сглатывать. Магические символы вспыхивали и гасли, роились над их столом, как безумные разноцветные пчелы, и бесследно исчезали за пару секунд.

Явно сбился с мысли, замер на полуслове, сфокусировал взгляд на Вэле, прочистил горло, будто что-то хотел сказать, но не решился, отвел взгляд, взял перо, покрутил в тонких пальцах, не нашел ему применения и отложил в сторону. Снова посмотрел на Вэла из-под чёлки. Оценивающе и немного смущенно: было видно, что он хочет, но не решается его о чем-то попросить, да еще и сердится на себя из-за своей нерешительности, судя по тому, как у него покраснели скулы. И это было несколько необычно: из их предыдущего общения, больше было похоже, что Михаэль ни о чем не просит, а просто одним махом вовлекает в свою игру, так что демон даже заинтересовался.

- Ну? – Решил он облегчить магу задачу, потому что тот явно не справлялся. Даже странно было – выбраться в смертельно опасный лес он мог, а подобрать слова для просьбы – уже нет.

- Поможешь мне с одним заклинанием? У меня что-то совсем не получается, - раздосадовано и грустно резюмировал он, подталкивая толстый фолиант к демону и неловко заправляя прядь волос за ухо своими изящными пальцами, на которые Вэл только сегодня начал обращать внимание. Маг явно хотел показать, насколько его обескураживает тот факт, что он может чего-то не знать.

Аккуратно приняв древний фолиант, демон пробежался глазами по странице – какое-то сложное зачарование артефакта. Навигация вроде той, которая была наложена на давишний шарик, который то работал, то нет, прежде чем довести их на лекцию. Хотя, нет худа без добра: без него они вряд ли бы познакомились.

- Это для твоего пространственно-временного навигатора? – поинтересовался демон, чтобы подтвердить свою догадку.

- Да, подобрал новое, ты же видел, как он работает? А это заклинание основано на демонической магии – он будет вести меня не туда, где я хочу оказаться, а в то место, которое предназначено мне судьбой, я пытался достичь этого эффекта и в прошлый раз, но ты помнишь, как он работал в итоге, - недовольно скривился Михаэль. Вэлифор кивнул, хотя ему грех было жаловаться – если бы не навигатор, они бы не познакомились тогда.

Маги в основном могли влиять только на физический мир: создавать нечто из ничего на время или трансформировать одну вещь в другую, или разрушать тремястами различными способами. Демоническая магия имела совсем иную природу и влияла совсем на иные материи: на время, на жизнь и смерть. Судьба тоже была в их юрисдикции.
- А еще, я выбрал для этого артефакта новый материал, который обладает наименьшей сопротивляемостью чарам из-за своей эфирной структуры. Знаешь что это? Тот самый рог когтебрюха, который мы вместе добыли! – Михаэль хитро глянул на Вэлифора, оценивая, достаточно ли тот впечатлился.

- Тот самый, из-за которого чуть весь жилой флигель ваш не сгорел? – Поинтересовался демон, который был в курсе всей этой истории с сизым дымом и «соскочившей рукой». Трудно было найти в колледже хоть кого-нибудь, кто этой истории еще не знал.

- Умоляю тебя. Обиталище самых одаренных студентов всех миров, с лучшими преподавателями всех времен, внезапно – и сгорело? Кто б ему дал!..– Михаэль фыркнул и откинул свои вьющиеся темные волосы, упорно лезущие ему в глаза. Вопросительно уставился на демона, ожидая его вердикта. - Ну так что, поможешь мне?

Понятное дело, демон мог отказаться – колдовать неизвестно что, неизвестно зачем, они были не на уроке, это было не совместное задание, необходимое обоим для получения отличной оценки, они не были связаны никаким договором. А еще демон мог потребовать что-то взамен: что-нибудь выполнимое или нет, в зависимости от собственного желания помогать.

Вэл еще раз пробежал глазами текст – ничего подобного он еще не делал, но, в принципе, сложностей не должно было возникнуть. Ботаником он, конечно, не был, но соображал хорошо и с легкостью схватывал. Пару раз повторив прочитанное, демон решил, что вполне готов.

- Давай попробуем, - решился он. Михаэль улыбнулся от уха до уха и с готовностью, будто только того и ждал, достал тускло мерцающий костяной шарик из кармана своей темно-зеленой мантии.

О том, как колдовать вместе, они имели весьма смутное представление - первый месяц учебы не изобиловал совместными практикумами магов и демонов, ближайший должен был состояться только на будущей неделе, так что юным ученым предстояло самостоятельно превратить теоретические знания в практические навыки. Восстановив в памяти церемониал временной сделки между магом и демоном, соприкоснулись руками - и, о чудо! фамильное клеймо демона засияло на тонком запястье мага. Впрочем, тут же растаяло без следа, оставив в сердце Вэлифора теплое чувство - тому почему-то понравилось увидеть материальный след их с Михаэлем взаимосвязи.

Напоследок проконсультировавшись с Михаэлем еще раз по поводу всех сложных моментов, демон приступил к чтению заклинания.

В воздухе перед ним возникали зыбкими миражами сложные символы с острыми колкими очертаниями, похожие на снежинки, только сияющие, зачаровывающие одним своим видом, дающие ощутить всю мощь происходящего действа. Вся комната вокруг будто поблекла и утратила свои очертания: остался только демон, его магия и мерцающий шарик на столе.

Поскольку каждая даже неудачная попытка расходовала силы мага, его кровь, демон очень старался не ошибаться, но все равно пару раз сбился, начинал сначала, символы гасли, а потом создавались снова из небытия, призывая в этот мир древнюю и сильную изначальную магию.
С каждой секундой он чувствовал себя все более переполненным силой.

В общем, когда шарик резво запрыгнул в его ладонь, он чувствовал себя преотлично, могущественным и одухотворенным – он уже понимал, что магия удалась. Он ожидал как минимум фанфар и оваций - маг редко скупился на восторги, но за спиной было тихо.

- Ну, будешь должен, - довольно заявил он, оборачиваясь к Михаэлю и обмер. Михаэль сидел, бледный как полотно, уткнувшись носом в колени, и даже отсюда было видно, какой он утомленный и напряженный.

Кинулся к нему, упал перед ним на колени, встревоженный, напуганный, зарылся ладонью в темную его копну волос, приподнимая, подталкивая, чтобы заглянуть в глаза и оценить причиненный урон. Вероятно, он, сам того не понимая, забрал у Михаэля слишком много для своего колдовства. Дурень, зачем снова повелся на подначки это безумного мага? Надо было дождаться хотя бы первого практикума, а уж потом принимать участие в очередном эксперименте.

Глаза мага были прикрыты, а кожа была такой холодной и влажной…
Демон сгреб его лежащие на коленях руки своей горячей ладонью и постарался вдохнуть в него чуточку своих жизненных сил, поддерживая его голову своей ладонью, передавая свой внутренний жар как будто изваянному из мрамора магу. Вэлифор только сейчас осознал, не очень вовремя и не очень уместно, насколько его маг красив.

Длинные темные ресницы отбрасывали тень на его бледные щеки, губы были приоткрыты, демон слышал приглушенное и ровное дыхание мага, а запястья под его широкой ладонью были такими хрупкими. Он вообще весь был такой хрупкий и нежный сейчас, хоть Вэлифор и знал, что стоит только Михаэлю прийти в себя, это ощущение развеется под напором переполняющей его энергии и внутренней силы…

Только бы он пришел в себя. Вэл всматривался в бледное лицо и даже не обращал внимание, что стоит в неудобной позе и как затекла рука. Сейчас все это было неважно.

Щека под его ладонью превратилась из мраморной в бледно-розовую, ресницы вздрогнули и приоткрылись, заставив сердце демона запеть восторженную песню. Михаэль сонно потерся щекой о его ладонь, будто заснул на подушке в своей комнате, а не вырубился из-за того, что у него забрали слишком много сил магическими упражнениями. Улыбнулся уголками своих невозможных фиолетовых глаз и, облизнув языком пересохшие губы, с любопытством поинтересовался:

- Ну что, получилось? Когда пойдем испытывать?

Вэл шумно выдохнул, только сейчас осознав, насколько был напряжен все это время, и порывисто сжал его в объятиях, поднимаясь с пола.




***

Все следующие дни Вэлифор прилагал уйму усилий, чтобы найти Михаэля, но тот был неуловим. Глупо было бы предположить, что маг специально прятался от демона, просто они раз за разом разминались друг другом буквально на долю секунды.

То Вэл заглядывал в аудиторию, где у михаэлева класса только-только закончилось занятие, но выяснялось, что маг куда-то спешил и выскочил прочь с первым ударом колокола, возвещающим перерыв. То видел спешащую куда-то фигурку мага из окна библиотеки, куда заглядывал в его поисках, но, когда спускался вниз, в школьный дворик, того уже не было поблизости. То видел краем глаза знакомую шевелюру на другом конце столовой, но их разделяла толпа.

Михаэль был где-то поблизости, иногда Вэлу казалось, что он даже чувствует легкий немного лавандовый аромат, сопровождающий мага. Словно тот только что был тут и вот – исчез. Его было так много вокруг: то кто-то выкрикивал его имя на другом конце коридора, то мелькал на перилах лестницы очередной лимонно-желтый зверек, и одновременно так мало, будто демон никак не мог схватить пальцами его ускользающую тень.

Без Михаэля школьная жизнь внезапно стала какой-то скучной, плоской, как старинный черно-белый рисунок в магическом фолианте. Одно и то же: утренняя пикировка с соседом по комнате, до завтрака - пробежка по территории в компании друзей-демонов, завтрак в компании одноклассников: переглядывания через стол и болтовня, полная романтических намеков, занятия до обеда, обед, снова занятия, пара часов самоподготовки в библиотеке, если не становилось лень, а если становилось - тренировка в спортивном флигеле или спарринг с кем-нибудь из приятелей, чтобы держать себя в форме.

Вроде и событий полно, то одно, то другое, и жизнь кипела вокруг, и друзья, и симпатичные болтливые ведьмочки тут как тут были, а все равно чего-то не хватало. Вэлифор даже себе не мог внятно объяснить, почему постоянно озирается по сторонам в поисках знакомой вихрастой макушки, что уж говорить о немых (и не очень) вопросах друзей, которые ничем не могли объяснить для себя его тягу заглядывать в библиотеку каждый час, при этом не заниматься и книг не брать.

Хотя, конечно, первый в учебном году факультатив по совместным демоно-магическим чарам, маячащий впереди, давал надежду на скорую встречу. Вэлифор спешил на него практически окрыленный – для него было непривычно скучать по кому-то с такой силой. В аудиторию – да что там, практически бункер, защищенный от любых разрушений, на случай если всесильная молодежь разбушуется – демон влетел в приподнятом настроении, которое, казалось, ничто не испортит.

Вся грубоватая обстановка была крепко-накрепко прикручена к полу, на шкафах по переметру помещения лежали искрящиеся защитные чары, а практически все парты уже были заняты разбившимися на пары студентами. Неведомо когда все уже успели разделиться – до начала занятия было время, а преподаватель еще не занял свое место за кафедрой.


Окинул ряды беспечно болтающих студентов нервным взглядом – неужели и тут с Михаэлем встретиться не удастся? Сердце его взмыло ввысь – маг был в аудитории, и тут же оборвалось – он болтал со своим соседом по парте: демоном, с которым они будут работать в паре это занятие.

Это было очень обидно и грустно – по какой-то причине демон думал, что Михаэль дождется его, чтобы выбрать в пару его. Хотя, разумеется, с тем, что они будто бы случайно встречались раз за разом в библиотеке, как будто не интересовались друг другом, а просто любили один и тот же стол, было глупо ожидать, что маг будет как-то его выделять среди других демонов. Как раз это-то и нужно было, на взгляд демона, изменить. А еще Вэлифору было обидно, что на этот раз порция зубодробительных чудес достанется не ему, а одному из самых неприятных демонов на его взгляд.

Неприятным Вэл считал его не просто так. Дело было даже не в том, что по-хозяйски развалившийся на студенческой скамье подле Михаэля демон, сейчас явно ведущий с ним светскую беседу, украл у Вэлифора внимание фиолетовоглазого мага. И не в том, что маг, который при Вэлифоре редко отрывался от книги (кроме тех случаев, когда ему грозила смертельная опасность), сейчас отложил свои конспекты в сторону и улыбался своему галантному самоуверенному собеседнику. Дело было в том, что Лорел (Фокалор, первый наследник генералиссимуса мира демонов) был Вэлу отлично знаком еще с до-колледжских времен, и это было не то знакомство, которое демон мог бы счесть приятным.

Встретившись взглядом с прищуром золотых глаз Лорела, который просто смерил его скучным взглядом с ног до головы и снова вернулся к беседе с Михаэлем, Вэлифор отмер и направился к пустующему месту – начинался урок, а разговаривать с магом при этом типе казалось решительно невозможно. Впрочем, сосредоточиться на чём-то другом, когда перед мысленным взором то и дело маячила чёрная макушка Михаэля, увлечённо беседующего не с ним, было решительно невозможно. Бросив последний короткий взгляд на своего несостоявшегося напарника, Вэл чуть не зарычал, но вовремя осёкся, - Лорел наклонился к самому уху Михаэля и начал что-то доверительно шептать, оперевшись рукой на скамью прямо за спиной мага. Вэлу пришлось перевести дыхание и поспешно отвести взгляд, пока это жгучее чувство в груди не толкнуло его на какое-нибудь безрассудство.

Следующим неприятным моментом было то, что в пару Вэлифору досталась долговязая тощая девица-маг с бесцветными рыбьими глазами – Элоиза. С трудом найдя в себе силы на любезную улыбку и умеренно-рокочущее приветствие, которые Элоиза, впрочем, проигнорировала, Вэл уставился на доску с таким видом, будто задание было интереснейшей загадкой в его жизни – только бы избежать светских бесед.

С Элоизой он практически не был знаком, да и никто не был, она училась во втором потоке, избегала общества, звезд с неба не хватала, да еще и могла убить в собеседнике всю радость жизни одним видом своего унылого лошадиного лица. Понятно, почему, опоздав к раздаче партнеров на минуту, Вэл выиграл в лотерею работу в паре именно с ней.

Объявивший начало занятия преподаватель-маг подробнейшим образом начал излагать теоретическую часть взаимосвязи демона и мага, что не особо заинтересовало Вэлифора: после того, как попробовал все это на практике, слушать теорию казалось бесполезным занятием. Но для большинства вокруг это было первое совместное колдовство, и теоретические знания казались жизненно необходимыми.

Вэлифора же больше интересовало о чем там шепчутся демон и Михаэль на первой парте, и из-за чего маг так самодовольно задирает нос – вероятно, похваляется перед новым слушателем тем, что уже пробовал на вкус демоническую магию. На пятой минуте лекции он даже перестал себя корить за то, что не отрывает взгляда от одной из первых парт и не может сосредоточиться на учебе. Лорел был пренеприятнейшим типом, как раз таким демоном, какого рисует воображение обывателя при слове «демон»: воинственным, наглым, не считающимся ни с чьей точкой зрения и относящимся ко всем вокруг, как к пушечному мясу. В общем, настоящим сыном своего отца. Михаэль, со всем своим простодушием, не смог бы его разгадать, и Вэл начинал за него переживать. Может быть, и не только за него.

Преподаватель показал, как заключается временный договор, объяснил, что на запястье мага на долю секунды появится родовое клеймо демона, подтверждая их связь. Рассказал, как проверить силы друг друга, чтобы оценить способность сотворить вместе какие-нибудь чары. Знал был Вэл о такой проверке раньше – не допустил бы того, что произошло в библиотеке. А Михаэль наверняка знал, но почему-то все равно допустил… Поэтому и опасно было Лорела подпускать к беспечному магу близко – высушит и не моргнет глазом, и даже угрызений совести потом не испытает.

Заключив временный контракт с унылой мышастой Элоизой, Вэлифор осознал, насколько приятно было видеть свое клеймо на тонком бледном запястье одного мага, который сегодня почему-то пренебрег его обществом. Такого, как Михаэль, почему-то хотелось сделать своим, пускай даже временно, а быть связанным с Элоизой было противно, будто взять в руки лягушку.

Вэл не мог заставить себя не поглядывать искоса на первые ряды: видеть Михаэля с кем-то другим было выше его сил, но демон старался держаться и не очень свирепо зыркать на свою блеклую пару, которая ощутимо робела перед своим временным партнером.

Кроме этого бессилия и гнева, было, конечно, и что-то еще, чему юный демон пока не мог подобрать название. Сожаление из-за того, что причинил, пусть и по незнанию, вред магу тогда, в библиотеке, вероятно, задев его этим настолько, что стал персоной нон-грата – иначе он не мог объяснить, почему Михаэль столь целенаправленно его избегает. Желание узнать, получился ли артефакт, в который они вложили столько сил. Стремление быть тем, кому Михаэль будет дарить свои щедрые чудеса. И то странное сладкое чувство, которое растекалось по сердцу демона, стоило только увидеть, как тепло и мягко улыбается Михаэль.

Закончив с теоретической частью, профессор указал на задание на доске, сообщил, что на выполнение им дается полчаса, навесил на класс чары непроницаемости, чтобы ничто происходящее внутри не разрушило бы школу, и уселся за преподавательский стол заполнять какие-то свои журналы. Студенты (по одному от каждой пары) направились к шкафам, стоящим вдоль стены, чтобы выбрать из щедрых сокровищ что-нибудь, что они смогут зачаровать указанным на доске способом – заставить предсказывать будущее.

- Я принесу, - одернул Вэлифор встрепенувшуюся было магичку непререкаемым тоном и, вскочив, направился к тому же шкафу, где сейчас копался Михаэль, выбирая что-нибудь поинтереснее для своего первого официального задания.

Замер сбоку, успев отметить и мраморную белизну кожи мага, и мягкий изгиб шеи, и лезущую в глаза прядь иссиня-черных волос, и закушенную губу, и лучащиеся каверзным любопытством глаза. Маг взял что-то с полки, обернулся, только тут заметил Вэлифора и улыбнулся ему, рассеяно, практически не узнавая, погруженный в свои мысли по поводу решения магической задачки.

- Прости меня. – Выпалил Вэлифор, боясь упустить момент и искренне полагая, что маг избегал его именно поэтому – из-за их неудавшегося колдовства, которое чуть не стоило ему жизни. Следовало исправить это недоразумение немедленно, чтобы в следующий раз колдовать только вместе с Михаэлем.

- За что это? – Вскинул бровь маг. Вертикальная морщинка прорезала его лоб, а улыбка стала недоуменной.

- За навигатор… я колдовал… а тебе плохо стало… - растерявшись, ответил Вэл. Если причиной внезапной холодности было не совместное опасное колдовство, тогда он вообще ничего не понимал: больше ничего между ними не происходило. Не взъелся же Михаэль из-за того случайного объятия?

- Вот уж не надо: я же сам попросил! – Маг даже как будто возмутился из-за неуместности извинений и широко развел руки, качая головой. - Все в порядке, правда. Возьми для своей магички вот это, она с этим справится.

Выудил из шкафа и протянул демону обычную перьевую ручку, снова всколыхнув в красноволосом демоне океан сожалений и ревности из-за того, что колдовать с Михаэлем сегодня доведется не ему.

К сожалению, их пальцы не соприкоснулись, когда Вэл принял предмет из его рук. Почему-то так хотелось ощутить сейчас прохладу этих тонких пальцев, как подтверждение, что их связывает нечто большее, чем простое соседство за одним столом в библиотеке и несколько приключений.

- Почему ты не дождался меня? – Упрек сорвался с языка раньше, чем Вэл успел себя остановить, а теперь уже поздно было что-то делать, кроме как постараться выглядеть беспечно, а не огорченно. – Тогда мы бы колдовали вместе!

- А это важно, с кем колдовать? – Бровь Михаэля в который раз за короткий разговор поползла к черному завитку волос, упавшему на его лоб. Выражение его лица сменилось с дружелюбного на встревоженное – он терпеть не мог чего-то не понимать, а в общении полным-полно было таких трудных мест. Так что, смутившись из-за этого непонятного вопроса, он решил прояснить ситуацию и добавил: - Он ведь практически равен тебе по силе, так что особых трудностей не будет!

- Прошу прощения, что прерываю вашу увлекательную беседу обо мне... - откуда-то из внешнего мира донёсся до закипающего Вэла хорошо знакомый голос.

- Фокалор, - сухо констатировал красноволосый демон, стараясь не выразить голосом всю ту гамму чувств, которую вызывал у него этот тип вообще и в свете происходящего в частности.

- …но ты отвлекаешь моего мага от задания, Вэлифор, - продолжил Лорел, будто Вэл ничего не сказал. Он сделал акцент на имени, вложив в него гораздо больше, чем мог услышать посторонний.

- С каких пор он твой маг? – Вэл изо всех старался говорить сдержанно и ровно, не давая проявиться рокочущей в нем бессильной злости. В конце концов, из них двоих, именно он был превосходно обучен вести тонкие придворные беседы. В семье Фокалора большее предпочтение уделялось науке убийства и предательства.

- С того момента, как мы заключили временный договор, посмотри-ка, - Лорел сверкнул своими золотыми глазами и будто в ответ на проявление его демонической сущности, невидимая метка на руке Михаэля вспыхнула золотистым цветом. Демон осклабился, заметив, какое впечатление это произвело на оппонента, черты лица его заострились, становясь менее приятными человеческому взгляду, а клыки вытянулись, угрожая. Впрочем, эта немая демонстрация силы осталась незамеченной никем, кроме Вэлифора, которому и предназначалась, поскольку длилась долю секунды.

- Я думаю, тебе стоит приступить к своей работе поскорее, потому что иначе твоя пара не успеет сообразить, что урок уже начался. - По-военному коротко кивнув ему и издевательски щелкнув каблуками, Лорел увлек своего мага к их общей парте. Вэл сжал выбранную Михаэлем ручку так сильно, что послышался хруст костяшек, которые больше хотели встретиться не с полированной костью, а с лицевой одного конкретного демона. Встряхнул головой, отгоняя затопившую глаза ярость, и направился к своему месту, краем глаза заметив, как Михаэль бросил на него недоумевающий взгляд, прежде чем усесться за парту.

Только приступив к работе с Элоизой, демон понял, насколько она слаба, скучна и предсказуема. Колдуя над примитивнейшим заклинанием – ручкой, которая писала бы, что самое важное случится с тобой в ближайшие три часа, он ощущал, как будто пытается выдавить воду из камня. Сама суть ее магии была липкой и слабой, вялой, холодной и занудной, как и сама ведьма. К тому же, то ли из-за своей заведомой слабости, то ли из-за боязни опростоволоситься перед таким сильным демоном, она боялась хоть на шаг отступить от буквы задания.

Под конец занятия, покрутив в руках корявенький результат их труда и не испытывая за него никакой отцовской гордости, демон начал понимать, насколько исключительным магом был его новый друг. Не только сильным, но еще и умным, талантливым, забавным, бесстрашным, любопытным... и симпатичным. Общаясь с ним, Вэл даже и не представлял, что другой маг может быть слабым или скучным, или трусливым. Он был полностью околдован властью, которую Михаэль с легкостью получал над всем физическим миром. Легкостью, с которой он попирал правила и законы, весь распорядок, только бы узнать что-то новое или сделать что-нибудь удивительное.

Теперь демону становилось понятно, почему Михаэль был падок на овации – он был уникальнейшим из магов и знал это, и удивлялся, почему этого не видят другие, и всеми силами старался им это продемонстрировать. Внезапная закравшаяся в голову мысль о длительном контракте уже не вызывала у Вэлифора содрогания, если этот контракт подписал бы с ним Михаэль. Ведь кто, как ни Михаэль, с его неуемной тягой к знаниям и пламенным воображением, был именно тем, кто ему нужен, чтобы его амбиции реализовать?

Пока Элоиза с постным лицом листала учебник, подчеркивая карандашом важные в ее понимании места параграфа, Вэлифор достал из учебной сумки листок бумаги и решил ручку-предсказательницу испытать. Упер ее пишущий кончик в белый лист и позволил появиться, будто из ниоткуда словам.

Написанное слово было максимально коротким: на длинные слова и на предложения у ведьмы из второго потока просто не хватило сил. И слово это было: БАЛ.

Вэлифор фыркнул – бал, разумеется, планировался, только должен он был состояться в конце недели, а не в ближайшие три часа. Об этом событии судачили все школьные модницы – когда еще, при наличии формы, представится шанс надеть роскошное платье и показать себя во всей красе? Светская жизнь, впрочем, демона мало интересовала – он с детства бывал на всяческих балах и приемах с отцом, и танцевать умел отменно, но не особо любил. В любом случае, обучение танцам и участие в ежемесячных балах было обязательным для каждого из студентов берионской школы.

- Мне кажется, это достаточно грустно, - уныло произнесла унылая Элоиза, заставив Вэлифора вздрогнуть, оторваться от изучения листка с предсказанием и обратить на нее внимание. В ответ на его недоуменный взгляд она пояснила: - Михаэль наколдовал конфетки со вкусом блюда, которое ты съешь в самый значимый день своей жизни. По-моему, это очень грустно – знать, какой день самый важный.

Вэлифор, даже не успев обдумать появившуюся у него идею до конца, подорвался с места, подошел к парте Михаэля, стараясь выглядеть не слишком взволнованным тем, что собирался сделать. Потому что это был отличный шанс продемонстрировать всем свое отношение, привлечь внимание мага, а так же заявить о своем интересе.

Глянул, полыхнув взглядом, на Лорела, который издалека заметил его приближение и теперь буравил его недовольным взглядом. Вэл решил не реагировать на его недовольство – он пришел не к нему, а к Михаэлю. Замер перед магом, оставив без внимания несмешливый комментарий Лорела, откинул назад свои красные волосы, улыбаясь широко и, как он надеялся, обаятельно, а не пугающе. Судя по тому, как улыбнулись ему в ответ все девушки-магички, фокус удался.

- Хочешь конфетку? - дружелюбно протянул вперед свою баночку Михаэль, отрываясь от беседы с каким-то другим магом и предлагая угоститься. Вэл кивнул, достал одну из конфет, но в рот ее класть не стал, покрутил в руках и сунул в карман. А потом отвесил на глазах замершего и затихшего класса церемонный поклон обмершему от неожиданности магу.

- Я, Вэлифор, герцог Ада, первый наследник своего рода, приглашаю тебя, Михаэль из рода Заречных магов, стать моим спутником на первом весеннем балу.

Отвел одну руку за спину, выпрямился и замер в ожидании ответа, вздернув подбородок и вытянув другую руку вперёд, ладонью вверх,как того требовал этикет. Тишина аудитории разбилась шумом голосов, кажется, даже преподаватель заинтересовался происходящим, а уж любопытные девушки-сороки хоть и сожалели, что такой видный спутник достался не им, но все равно были зачарованы происходящим. «Как мило», - фыркнул себе под нос Лорел и, сцепив руки на груди, продолжал сверлить Вэла взглядом. Кто-то достаточно громко просуфлировал ошарашенному магу «Соглашайся».

Михаэль по-прежнему молчал, замерев в полуобороте: спина прямая, в плечах залегло едва заметное напряжение, но лёгкий наклон головы давал надежду на то, что он сосредоточенно обдумывает свой ответ. Изгиб чёрных бровей над сузившимися тёмными глазами был уже хорошо знаком Вэлу и значил «ты что-то задумал, но я не знаю, что, и мне это не нравится». Вэл чуть заметно пожал плечами.

- Если ты сейчас же не подашь ему руку, это сделаю я! - донесся нетерпеливый голос какой-то девушки с задних рядов, разбивая сонное конфетное оцепенение момента. Кто-то рассмеялся, и даже Вэл, наверное, позволил бы себе улыбнуться, если бы не ждал михаэлева вердикта, как приговоренный - казни.

Словно разбуженный этим окриком, Михаэль медленно выдохнул, будто всё это время задерживал дыхание, и едва заметно кивнул, хотя каждое его движение выражало подозрительность с долей недоумения. Тонкая прохладная ладонь, вся в синих кляксах от чернил и серых разводах чего-то, отдалённо напоминавшего пепел сотен неудавшихся экспериментов, легла в холёную, сияющую белизной руку Вэла.

Едва сжав пальцы, Вэл почувствовал мозоли от бесконечной писанины и сухие, вытертые сотнями тысяч страниц подушечки пальцев. Эти руки были уникальны, только по ним Вэл мог бы узнать Михаэля из тысячи других учеников. Глубина тёплого чувства,вызванного этой мыслью и свернувшегося клубком в груди, ошеломила Вэла не меньше, чем Михаэля - его приглашение.

Получив формальное согласие, Вэлифор отвесил еще один церемонный поклон и выпустил его руку. Постарался не расплыться уж в слишком довольной улыбке, чтобы не напугать. Хотя, конечно, хотелось схватить Лорела за грудки с восторженным воплем “это - съел?!”, ему удалось себя сдержать и степенно вернуться на свое место к Элоизе. Сердце его, конечно, по-прежнему билось птицей в клетке, но уж с этим-то он совладать не мог.

Уже собирая учебники в сумку, Вэлифор подумал, что это было правильным решением – ошеломить мага. Только это и могло, наверное, пробиться через его непроницаемую оболочку, вызвать любопытство и интерес, привлечь внимание.

К тому же, этим приглашением Вэлифор не просто проявил свою симпатию к Михаэлю, он проявил ее перед большей частью демонов школы, громко и отчетливо заявляя о своих притязаниях и готовности побороться за того, кто ему нужен. Правда, он еще и сам плохо понимал, в каком качестве ему нужен черноволосый маг, но с этим он собирался разобраться позднее. Сейчас важнее было дать знать таким, как этот Фокалор, или того хуже, Барфаэль, который, по дошедшим до Вэлифора слухам, распускал с Михаэлем руки, что им нечего делать рядом с его - и только его - магом. Демон мог сколько угодно заявлять себе, что делает это только для того, чтобы Михаэля защитить, но не мог убедить в этом даже самого себя.

Уже раздеваясь вечером ко сну, Вэлифор нащупал в кармане своей черно-алой мантии что-то липкое, на поверку оказавшееся конфеткой Михаэля.

У нее оказался вкус спелого персика.


========== Глава 4 ==========

Бал приближался неотвратимо и верно, оправдывая своим приближением участившиеся в их расписании занятия по бальным танцам, от которых не было спасения никому – на балу должен был присутствовать каждый из учащихся. Тех, кто бывал на балах и до колледжской жизни, приближающееся событие нисколько не пугало, а вот тех, кто не привык к подобным мероприятиям, повергало в священный трепет.

Девушки обсуждали будущие наряды, договаривались о том, когда соберутся, чтобы помочь друг другу празднично убрать волосы, вслух мечтали о том, чтобы встретить на балу идеального кавалера – для многих бал был единственным способом познакомиться с учениками других потоков. Юноши обсуждали в основном девушек, свой страх опростоволоситься и наступить своей партнерше на ногу, бахвалились друг перед другом так, будто не робели отчаянно и сыпали пошловатыми шуточками.

По всему замку кипела работа – сновали слуги, развешивая украшения и прибираясь в залах, кухарки заранее начали готовить пышный стол, везде шумели голоса, звенели канделябры и тарелки, раздавалась брань и окрики, заглушаемые подчастую неслаженными звуками оркестра.

И вот наступил вечер субботы, солнце по-весеннему рано закатилось за горизонт, сгустились сумерки, где-то в главном корпусе заиграл, делая последние приготовления, оркестр, и будто в ответ ему в парке запели первые соловьи. Весь замок замер в предвкушении, но Вэлифору казалось, что никто не волнуется сегодня больше, чем он. При одной только мысли о предстоящем вечере у демона заходилось сердце.

Вэлифор в последний раз глянул в зеркало, оправил свой полувоенный черный мундир с золотым позументом – парадную форму его дома, очень подходящую ему, по словам окружающих, и вышел за дверь своей комнаты, разом погрузившись в веселое бурление последних предпраздничных приготовлений. Прежде чем идти в бальный зал, ему нужно было зайти за Михаэлем в противоположное крыло замка: по всем правилам этикета пригласивший должен был приглашенного забрать и сопроводить на бал. Небольшая прогулка была как нельзя более кстати – демону срочно необходимо было проветрить мозги, поскольку их туманил водоворот неясных, но очень приятных чувств.

В очень скором времени демона постигло ужаснейшее разочарование – Михаэля не оказалось в гостиной его класса, а короткий розыск привел к неутешительному результату. Все его однокурсники, еще не ушедшие на бал, как один подтвердили, Михаэль уже давненько вышел в сторону зала.

Вэлифор даже не знал: недоумевать ему или сердиться. Мало того, что Михаэль избегал его после инцидента в библиотеке добрую неделю, потом выбрал в пару на практикуме его кровного врага, а теперь еще явно намеревался выставить дураком перед всей школой. Потому что, Вэлифор нисколько в этом не сомневался, сплетня об этом приглашении уже наверняка разошлась не только в кругу студентов, но и в преподавательском кругу.

Один из сильнейших демонов их набора, желанная пара для половины местных ведьм и магов, и маг, сумасброд и даже безумец, который далеко пойдет, если раньше не уничтожит сам себя каким-нибудь неосторожным колдовством – они не могли не привлекать всеобщего пока еще доброжелательного любопытства.

К счастью, путь до главного корпуса тоже был не близким, что позволило демону немного перевести дух и уже не распугивать окружающих огненным мерцанием своих глаз, а, наоборот, улыбаться и по возможности непринужденно выспрашивать у каждого встречного, не встречался ли ему Михаэль по дороге.

Вариантов было множество: рассеянный маг забыл, что они идут вместе; его пригласил кто-то другой, и он согласился; он просто не хотел идти вместе с Вэлифором, но не смог ему об этом сказать, поскольку до этого вынужденно согласился перед всеми демонами школы; его сожрала в подвале школы какая-нибудь бешенная тварь; он сотворил какое-нибудь заклинание и обвалил половину корпуса, просто об этом пока не известно, поскольку все увлечены балом.

И эти последние несколько вариантов заботили демона все больше, поскольку были наиболее вероятными. Подходя к распахнутым дверям бальной залы, куда чинно вплывали под ручку пары, Вэлифор куда как больше уже волновался за своего неуправляемого друга, чем злился или ревновал. С неожиданным соперником Вэл еще мог бы потягаться, а вот с оторванной в очередном эксперименте головой Михаэля вряд ли смог бы что-то поделать.

Из-за широко распахнутых резных дверей лился яркий праздничный свет и музыка, возвещающая о том, что, пока Вэлифор заглядывал за каждый угол, надеясь заметить ускользающую тень Михаэля, бал уже начался. Демон поспешил внутрь, вслед за редеющим потоком студентов – если он не найдет мага здесь, пойдет искать дальше. Потому что с Михаэлем могло случиться что угодно когда угодно, даже если изначально он и собирался просто прийти на бал.

Внутри ярко горели парящие в воздухе канделябры с сотнями свечей, играл невидимый оркестр, а весенний ветерок колыхал тяжелую ткань портьер и заполнял зал упоительным ароматом весеннего вечера. Зал, казавшийся небольшим снаружи, вместил внутрь себя всех обитателей школы, и никому не было тесно, даже девушки с их широкими нарядными юбками с легкостью могли разойтись в дверях.

Вэлифор, который ни разу до этого не удосуживался сюда заглянуть, огляделся по сторонам в поисках потерявшегося мага и его возможного убежища. Внутри все было строго и величественно: сводчатый потолок, теряющийся в вышине, колонны, подпирающие его, на стенах – багряные шпалеры с гербом школы омерзительного и ужасающего вида химерой. Преподаватели и знатные гости, решившие почтить своим присутствием первый бал весны, сидели на отдельном балкончике, наверху, вознесенные на десятки футов над веселящейся молодежью и пили ярко-рубиновое, как кровь, вино. Главным украшением бала были, несомненно, прекрасные девушки, выбравшие для этого события свои лучшие платья.

У самых дверей Вэла ухватили за локоть и настойчиво потащили в круг танцующих. В ярком свете канделябров, парящих прямо над танцующими парами, он рассмотрел смутно знакомую девушку – блестящие чёрные волосы, смуглая кожа, озорные чёрные глаза.

- Ты, - Удивленно уставился на нее Вэлифор, наконец, узнавая. Это была та самая магичка с книгами, которая отправила его знакомиться с Михаэлем одним солнечным днём. В лёгком длинном платье поверх шёлковых бирюзовых брюк – в традиции одной из восточных стран – её было практически не узнать.

- Серена, - улыбнулась девушка, кивнув ему.

- Вэлифор. Сирена? Пожирательница морских судов?

- Нет, Се-ре-на, - по слогам повторила Серена, - через е. Знаю, родители большие выдумщики. И к слову о выдумщиках.

Девушка ухмыльнулась, словно собираясь поведать ему какой-то секрет. Вэл был весь внимание, но их разделили – смена партнёров, несколько изящных па с румяной рыжеволосой ведьмой, снова смена партнёров. Красноволосый демон изнывал от нетерпения – судьба Михаэля заботила его куда как больше всех придворных танцев и радостей жизни.

- Если ты ищешь Михаэля, не беспокойся: он здесь. Красивый и совершенно безжалостный ко всем тем, кто желает с ним потанцевать.- Серена успокаивающе пожала его руку и бросила беглый взгляд куда-то через его плечо. Вэлифор взглянул туда же, но никого не заметил, только чуть не оступился и не сбился с такта. Девушка звонко рассмеялась, встряхнув головой, что заставило массивные серьги в ее ушах радостно зазвенеть.

- Михаэль постоянно о тебе говорит, но никогда не упоминал, что у тебя абсолютно нет терпения. Вот в чем вопрос: сможешь ли ты в таком случае выносить его долгие годы?.. Танцуй же со мной, не порть прекрасной девушке праздник! – Ловко подхватив его под руку, повела она его в танце. Вэлифор нисколько не собирался проявлять к ней неуважение, просто эти ее слова про «постоянно» немного выбили его из колеи и заставили спутать шаги с детства знакомой мелодии. До этого момента он мог только надеяться, что является для Михаэля кем-то кроме случайного знакомого.

Наконец танец кончился, хотя Вэлифору показалось, что прошла одна, а то и целых две вечности. Серена, добродушно посмеивавшаяся над его нетерпением, наконец смилостивилась над ним. Развернула его лицом к юго-западной оконечности зала и подтолкнула в спину.

- Уж не знаю, помогаю я или проклинаю, но, в любом случае, удачи, - фыркнула она ему вслед.

Лишь пройдя в нужном направлении добрых пару дюжин шагов, демон наконец разглядел знакомую вихрастую макушку у окна в дальнем конце зала. А рядом с Михаэлем – конечно же Лорела, который или пытался скрасить его ожидание, или уговорить на танец. Вэлифор быстро направился в заданном направлении, памятуя, как трудно обычно поймать неуловимого мага и беспокоясь из-за того, куда его могут завести разговоры с непредсказуемым и опасным Лорелом. На самом деле демон думал не только о безопасности Михаэля, но и о том, что ни с кем не хочет его делить, тем более с этим кошмарным типом. Во всяком случае, он спешил на помощь со всей возможной скоростью, стараясь не переходить на бег.

К счастью, к его появлению демон уже куда-то скрылся, а Михаэль, напротив, никуда не делся, так и стоял, обхватив себя руками за плечи, то ли замерзнув от близости вечерней прохлады за оконным проемом, то ли напряженный из-за парадной формы одежды. На маге, против всех ожиданий Вэлифора, была не школьная мантия, а изящнейшая расшитая батистовая рубашка длиной до колен и узкие штаны, правда это все было спрятано практически целиком под бесформенной распахнутой изумрудно-зеленой жилеткой, которую он набросил сверху.

В общем-то, было видно, что маг приложил определенные усилия, чтобы выглядеть соответствующе, даже его обычно растрепанные волосы лежали мягкими укрощенными волнами. Оставалось только непонятным, почему он не дождался демона, с которым согласился на бал идти.

Демон, подходя к нему и все замедляя шаг, в первый раз серьезно задумался над тем, насколько его маг красив и изящен. И о том, какой контраст составляет его буйная целеустремленная натура с мягким рассеянным взглядом фиолетовых глаз.

Вэлифор церемонно поклонился, привлекая к себе внимание задумавшегося мага, и стал свидетелем того, как его лицо озарила очаровательнейшая и открытейшая из улыбок во всех существующих мирах. Глаза Михаэля засияли, а на щеках проступил довольный румянец. Сердиться на него, такого, было решительно невозможно, но, если Вэлифор надеялся на светскую беседу, полную намеков о тайной симпатии, какую вели сейчас все парочки вокруг, ему пришлось разочароваться.

- Это просто ужас какой-то! – Принялся возмущаться маг, - Где ты бродишь так долго?! Меня уже успели раз тридцать спросить о том, где ты!

- Может быть, это из-за того, что ты должен был прийти на бал Вместе со мной, а значит, дождаться меня в своих покоях, а не идти сюда одному? - Прищурился Вэл, не в силах оценить, шутит ли маг или и правда не знает этих неписаных светских правил.

- Да? – Судя по тому, насколько искренним было удивление Михаэля, тот и правда был не в курсе. Потому и не дождался Вэлифора у себя в гостиной – просто не знал, что значит «пойти вместе». – Мог бы и предупредить. Ладно, в следующий раз уж так и быть тебя дождусь.

Если демон и хотел возмутиться, то после этой фразы уже ну никак не мог: при мысли о том, что это не последний бал, на который они попадут вместе, на сердце стало удивительно тепло. Смысла переживать из-за этого инцидента больше не было никакого, так что, предложив своему спутнику руку, Вэл повел его в круг танцующих.

Он был немного смущен – половина танца с Сереной, кем бы она ни была, - это одно, а танец с человеком, который тебе симпатичен, - это совсем другое. Боясь опростоволоситься, Вэлифор глубоко вздохнул и, положив руку Михаэлю на талию, повел его в танце под первые такты музыки.

- Я рад, что ты здесь, - выдал он первую пришедшую на ум вежливую фразу, которая была при этом стопроцентной правдой.

Все это было удивительно хорошо – изящная (и даже отмытая от чернильных пятен) рука Михаэля на его плече, изгиб талии под его рукой, отделенный рубашкой настолько тонкой, что Вэлифор чувствовал тепло его тела. Мягкий локон на лбу, который так хотелось отвести за ухо, чтобы заглянуть в темные глаза, но демон боялся расплатиться за этот жест головой. Михаэль танцевал с задором, но без особого умения, двигался напряженно, явно боясь отдавить своему партнеру ноги, но тот раз за разом умудрялся избежать подобной судьбы, явно наученный многочисленными балами в нижнем мире. Так что уже очень скоро маг расслабился в его руках, позволяя вести себя по фигурам танца.

- Я бы с радостью не пришел, если бы мне не обещали впаять выговор за пропуск этого бесценного мероприятия, – Фыркнул маг, нисколько не озабоченный соблюдением этикета и вежливыми формулировками. Вэл не был удивлен подобному признанию – маг, которого он знал, наверняка бы нашел, куда с большей пользой потратить эти вечерние часы. – Представляешь, я хотел мантию надеть, но меня одноклассницы не пустили в таком виде: наложили цепенящие чары и сказали, что запрут в подвале на всю ночь, если не приведу себя в порядок. Потом еще и с волосами что-то хотели сделать, но я успел убежать!

Михаэль выглядел таким довольным из-за своего удавшегося побега, что Вэлифор не мог не расхохотаться – теперь становилось понятно, почему маг пришел на бал настолько неожиданно нарядным.

Одна мелодия готова была смениться другой, но Вэлифор заметил, что, после нескольких танцев, что они уже провели вместе, его партнёр немного выдохся и даже заскучал, судя по тому, как рыскал глазами по сторонам в поисках повода смыться.

- Может быть, найдем занятие поинтереснее? Например, поедим, – предложил, не выдержав, Михаэль, когда заиграла вступительная мелодия нового танца. Этот, кстати, предполагал не только следование быстрому ритму, но и обмен партнерами. С одной стороны, Вэлифор не был уверен, что уставший маг справится со сложными па без его руки, а с другой – попросту не желал, чтобы кто-то другой похищал внимание Михаэля, так что без разговоров увлек его к краю танцующих. Склонился над ухом мага, чтобы продолжить прерванную беседу.

- Позволь проводить тебя в обеденный зал. Говорят, пунш сегодня такой, что хозяева лучших балов во всех мирах позеленеют от зависти! – сказал и улыбнулся собственной шутке, в подтекст которой уже очень скоро собирался мага посвятить.

Как он и надеялся, в обеденном зале пока было малолюдно – редкие студенты заходили, чтобы захватить бокал с тем или иным напитком, и тут же возвращались в бальный зал, где их ждали дамы и кавалеры.

Внимательно проводив взглядом последнего студента, Вэл привлёк Михаэля за талию так, чтобы они полностью закрывали чашу с пуншем от любопытных глаз из соседнего зала, дёрнул на себя его свободную руку и сунул в нее вырванную из какого-то учебника страницу.

- Ты мне поможешь сейчас с одним колдовством? - прошептал Вэл на ухо магу, догадываясь, что если его впечатлить, тот точно согласится на небольшую шалость. Если, конечно, не огреет его все-таки поварёшкой и не убежит.

Недоверчиво зыркнув на Вэла, Михаэль развернул страничку так, чтоб ее не увидел никто из зала. Недовольно поморщился – ему не нравилась идея порчи библиотечных книг, проглядел заклинание.

- Ты мне предлагаешь добавить в пунш зеленую краску? Серьезно? И это – гроза подземного мира? Один из лучших демонов? – Михаэль деланно-тяжело вздохнул и возвел глаза к резному потолку.

- Говорит мне маг, который ради интереса притащил голову монстра в холл замка! – Рассмеялся Вэлифор на его упреки, - к тому же я проспорил друзьям. А еще у меня есть вот это.

Продемонстрировал магу лежащий у него на ладони серебристый фиал.

- Я притащил ее не просто так! Я хотел произвести краниологические изыскания его черепа! Мне было интересно знать, все ли кости черепа когтебрюха имеют особые магические свойства, или только рог! А ты меня бросил, и я не смог ее к себе в комнату поднять!

Пока Вэлифор раздумывал над перспективой пробуждения в одной комнате со смрадной головой монстра и жалел неведомого михаэлева соседа, тот взял из рук демона стеклянный сосуд и поднес к носу.

- Pelargonium magiqum, - задумчиво произнес Михаэль, - эссенция иллюзий. Если добавить ее в чашу, каждый, кто выпьет из нее, увидит то, что ты хочешь, чтобы он увидел. И ты предлагаешь мне потратить этот бесценный эликсир, явно сворованный из коллекции наших магов-ботаников с Сереной во главе, чтобы заставить всех думать, что они позеленели?

- У тебя есть идея получше? – Поинтересовался Вэл и, по озорному блеску в глазах Михаэля, понял, что у него уже созрел какой-то план, и можно было даже и не задавать этот вопрос.

- Да. Мне понадобятся твои воспоминания и впечатления. – Безапелляционно произнес Михаэль и зарылся своими тонкими холодными пальцами в бордовую шевелюру демона настолько интимным жестом, что тот даже немного смутился. Хотя суть заклинания его немного смущала.

- Михаэль. – Осторожно произнес он, прикасаясь к тонкому запястью мага, который нашептывал себе под нос слова сложного заклинания. - Я бы не хотел портить момент, но в моей памяти полно вещей, которые могут напугать непосвященного до сердечного приступа. Я все-таки демон.

- Цыц, не мешай! – буркнул маг, прикрывая глаза и облизывая пересохшие губы. - Это заклинание сконденсирует самое лучшее, самое прекрасное из того, что ты видел в своей жизни, преломит это через спектральные ауры и превратит в нечто совсем иное, настолько иное, что, может быть, только ты сам и догадаешься, из каких впечатлений соткана эта иллюзия.

Вэлифор покорно кивнул, полностью отдаваясь ощущению прохладной ладони, скользящей по его щеке, и пальцев, ерошащих его волосы. Ему оставалось только радоваться, что со стороны они выглядят не заговорщиками, а отчаянно флиртующей парочкой. Это прикосновение было настолько приятно, что он всеми силами старался не податься навстречу этой руке.

Наконец, все было кончено. К великому сожалению демона, рука мага покинула его, а содержимое фиала тягучей каплей упало в огромную чашу с самовосполняющимся напитком, который очень скоро отведают все гости этого вечера. Михаэль довольно кивнул, поболтал для верности черпаком, растворяя эссенцию, отметил, как разошлись по алой поверхности серебристые круги, и бросил на Вэлифора заговорщицкий взгляд.

Наскоро все обдумав, Вэлифор приобнял его за талию и потащил за ближайшую портьеру – в бальном зале объявили перерыв на напитки, а в этом убежище они могли незамеченными проследить дальнейшее развитие событий. Там они уселись прямо на пол, невидимые для всех. Михаэль, каким-то чудом ухвативший с собой тарелку деликатесов, принялся набивать живот, только что не мурлыкая от удовольствия – энергетические затраты после колдовства призывали поскорее наесться. Вэлифор, впрочем, тоже уцепил кусочек с его блюда, маг недовольно зыркнул на него, но комментировать никак не стал, прислушаясь к происходящему снаружи.

Первое время все шло обычно – шелестели голоса, в оркестре кто-то подстраивал пронзительную скрипку, какая-то девушка заливисто смеялась, раздавался звон бокалов… Затем, когда заиграла музыка, и пары начали возвращаться в зал, раздался чей-то удивленный возглас, потом еще один, всеобщее удивление и восхищение накатило лавиной. Судя по охам и ахам раздающимся то тут, то там, в зале, а вернее в глазах зрителей, происходило что-то неописуемо прекрасное, как маг и обещал.

В этот момент Вэлифор осознал, что они не сделали только одно: не взяли себе этого напитка, следовательно, не смогут увидеть то, что увидят прочие студенты. Михаэлю, кажется, пришла в голову та же идея, так что через какое-то время тот высунулся наружу и пролевитировал к ним полный бокал сотворенного ими зелья. Благо, что стол уже был всеми забыт, левитация стаканов никого не заинтересовала – всех больше волновало происходящее непосредственно в зале.

Отпив половину и выждав немного под испытующим взглядом демона, Михаэль выглянул из их убежища наружу, вздрогнул и обернулся на него, глядя как-то… потрясенно? По спине Вэла пробежались мурашки – неужели там что-то жуткое, что-то из жизни нижнего царства? Но этого просто не могло быть – голоса студентов, приглушенные портьерой, были скорее взволнованными, чем напуганными.

- Там все в порядке? – Уточнил Вэл, неловко убирая волосы за ухо под пристальным испытующим взглядом мага. Тот кивнул и вдруг так покраснел, что стало казаться – краснота его щек и ушей освещает их тайное убежище, как свет звезды. Взгляд его стал растерянным и мягким, мерцающим и беззащитным…

А потом Михаэль опустил голову и уткнулся взглядом в пол, прерывая их безмолвный диалог.

Губы демона пересохли, он пригубил напиток из их общего кубка даже не из любопытства, а просто чтобы набраться решимости для следующего движения.

Оставил опустошенный кубок в сторону, приподнял лицо Михаэля за подбородок и прижался губами к его губам.

Он был готов к какой угодно реакции: вилке в шее, огненному шару в груди, расплавленным костям, но только не к тому, что, неуверенно положив руку ему на плечо – собираясь ли притянуть к себе или оттолкнуть? - Михаэль ответит на поцелуй.

Все это было похоже на сказочный сон, и Вэл не понимал ни причин, ни следствий до тех пор, пока Михаэль не взял его за руку, переплетая его пальцы со своими, и не вытащил из их норы наружу, под свет парящих канделябров на сотню свечей.

Только канделябров не было и в помине – вокруг мерцал ночной лес.

Колонны превратились в вековые дубы, упирающиеся кронами в своды зала, мягко мерцал под ногами мох, заменивший мраморный паркет, кружились в танце восхищенные пары, чуть ближе прижимаясь друг к другу в наступивших сумерках, чем того требовали приличия, где-то шумели голоса преподавателей, не понимающих, почему студенты озираются вокруг с таким восторгам – они ведь пили вино в своей ложе, а не пунш из общего чана.

Играла музыка, пары кружились под светом звезд, усеявших потолок. А под самым высоким сводом парило, иногда стремительно срываясь вниз и заставляя студентов пригибаться с веселым хохотом, самое прекрасное существо во вселенной.

Хлопая крыльями, над ними стремительно пикировал, играя в потоках воздуха, снежно-белый дракон со смеющимися фиолетовыми глазами и зеленым гребнем вдоль спины.

И нельзя было сказать точно - похож ли Михаэль на дракона или дракон на Михаэля, но оба они были чудесными.

========== Глава 5 ==========

Дни после бала побежали, как и прежде. Занятия, практикумы, открытые уроки – различия между тем, каким был мир до бала и каким он стал после, были несущественны в глобальном смысле. Для Вэлифора же, привыкшего довольствоваться немногим, они были разительны. Конечно, ему так и не выдалось шанса как-то объясниться с черноволосым магом, поскольку, чем больше знаний они получали, тем в большее количество заварух тот влипал ежедневно. Может, и к лучшему – демон и сам не знал, что говорят в этом случае, и боялся сделать только хуже своими неловкими признаниями.

В любом случае, произошедших между ними перемен было вполне достаточно для того, чтобы сделать Вэла счастливым. Михаэль все чаще выхватывал его своим цепким взглядом из толпы сверстников на игре ли, в столовой за обедом или на потоковой лекции. С присущей ему бесцеремонностью, не спрашиваясь особо, бросал свои вещи на парту, подсаживался рядом, влезал в разговоры демона с друзьями. Или внезапно влетал в общую гостиную вэлова класса уже перед отбоем, когда у парней только и оставалось сил, чтобы обсуждать итоги матча по магкрикету или девичьи прелести, и тащил его, уставшего, за собой: обследовать вместе очередное «великолепное и пугающее» подземелье или украсть какой-нибудь ценный экспонат из хранилища, потому что он «ужасно нужен» для очередного заклинания.

Жизнь Вэла и до того была не особо скучной: новая школа, новые знакомства, сложные занятия, но теперь была похожа на жизнь маленького прибрежного городка в ожидании очередного вала цунами. И все же он был счастлив: и тому, что Михаэль начал выделять его из остальных, что он, Вэлифор, стал ему более-менее важен, и тому, что маг, весьма рассеянный по части человеческих взаимоотношений, не задает ему никаких вопросов о случившемся на балу.

Как бы то ни было, времени на учебу у Вэлифора было категорически мало – вот только в такие вечера, когда Михаэль вступал с кем-то в бурный диспут, еще можно было попытаться улизнуть и заняться собственными делами.

В основном, все еще ужинали, так что в других помещениях колледжа было тихо и пусто, шаги Вэла гулко разносились по анфиладам, которыми он направлялся к своему жилому крылу. Только парочки, количество которых разительно возросло после первого бала, шушукались между колонн и в укромных нишах, завесив проемы заклинаниями незримости, но почему-то забыв о заклинаниях тишины.

Демон, вымотанный и занятиями, и спаррингом по фехтованию, и очередным совместным с Михаэлем колдовством, полностью погрузился в свои мысли, прикидывая, справится ли с завтрашним коллоквиумом по теории защиты от чар без подготовки, высвободив тем самым время для чтения интереснейшего приключенческого романа, найденного им на полке в мальчишеской гостиной.

Вэлифор оправдывал свой интерес к чтиву про пиратов и корабли тем, что у этого растрепанного томика были чудесные магические иллюстрации, которые, стоило открыть нужную страницу, обступали тебя со всех сторон. Чары, заложенные в эту книгу, превращали каменные стены – в просмоленные доски корабельных бортов, шум разговоров одноклассников вокруг – в хлопанье парусов, а запахи утащенных из обеденного зала пирогов – в хлесткий запах моря.

В общем, демон, переполненный предвкушением, направлялся к своим покоям, и, полностью расслабленный и слишком усталый, никак не ожидал, что кто-то в него врежется на полном ходу, чуть не уронит на пол, и чуть не свалится сам. Подхватив этот человеческий снаряд в секунде от его столкновения с полом, Вэл довольно небрежно поднял его за шкирку.

- Ой. – Выдохнул разрушитель его мечтаний о диване и книге, потому что по куче косвенных признаков – от крутящегося на полу мерцающего шарика, до копны смоляно-черных волос, он понял, кого поймал еще до того, как поставил свою добычу на ноги и заглянул в фиолетовые глаза. Михаэль уставился на него с искренним изумлением, будто они не были заперты в этой школе, окруженной со всех сторон лесом, как минимум до летних каникул, и случайная встреча в коридоре была чем-то необычайным.

- «Извини», а не «ой» - Со вздохом поправил его Вэл, потирая ушибленные о спасаемого ребра. Шарик сделал пару кругов вокруг ног Вэла и замер, впрочем, нетерпеливо подпрыгивая. Кажется, слова вежливости, которые так легко давались остальным, Михаэль в детстве не усвоил.

Маг оправил свою зеленую, перепачканную чернилами и мелом мантию, не сводя взгляд с шарика. Сделал шаг влево – шарик остался на месте, шаг вправо – никакой реакции. Довольно нахально взял Вэла за плечи и переставил в другое место коридора, явно что-то проверяя, судя по задумчивому лицу - артефакт встрепенулся и последовал за демоном, снова очертив пару кругов вокруг его ног.

Михаэль кивнул своим мыслям, явно получив именно тот эмпирический результат, который и задумал. Вскинул взгляд на Вэлифора, что-то просчитывая, например, его практическую полезность, и, завершив расчет в положительную для демона пользу, соизволил объяснить.

- Он меня куда-то вел, но, судя по всему, решил взять с собой тебя. Так что теперь ты идешь в другую сторону, - резюмировал он, и, словно в ответ на его слова, шарик весело покатился куда-то дальше, в сторону, противоположную той, где Вэлифора ждал камин и книга. Тот, впрочем, и не думал возражать, когда юноша схватил его за руку и потащил за собой вдогонку за их общим неугомонным творением.

«Творение» вывело из корпусов на улицу, провело через теплые сумерки под лиловеющим от последних отблесков заката небом и замерло на ступеньках, ведущих в нижний парк. В нижнем парке было вообще только одно место, куда артефакт мог бы их вести, по прикидке демона.

Этим местом был лабиринт испытаний, запечатанный в данный момент и полностью защищенный от посещений. Заклинания внутри просто еще не были настроены под уровень учеников первого курса, заполнивших школу не так давно. Вэл второй раз за вечер тяжко вздохнул – ну вот почему каждая встреча с магом оборачивалась чем-то подобным? Хотя, на самом деле, он был счастлив снова видеть Михаэля.

И действительно, шарик привел их именно туда, причем не просто привел, а каким-то образом просочился через защитные чары и замер по ту сторону входа в зеленую гущу лабиринта.

- Там реконструкция, и все опечатано, - заявил Вэлифор, останавливаясь в добром десятке шагов от входа, рядом с табличкой, на которой, как он понимал, когда все заработает, можно было выбрать тренировку и уровень ее сложности. Пока лабиринт не работал, поэтому табличка не реагировала на присутствие учеников. Когда все будет настроено, в лабиринте смогут тренироваться одновременно десятки студентов – в магии, в демонических силах, в решении сложнейших задач на время, в ориентации в пространстве и даже в тактике и стратегии. Но не сейчас.

- Я так не думаю, - любопытный Михаэль, вряд ли когда-либо обращающий внимание на знаки «не входить – убьет», подошел к проему вплотную и осторожно прикоснулся рукой к тому пространству, где должна была бы быть преграждающая стена. Но никакие чары не похолодили его ладонь, позволив ей оказаться на территории лабиринта. – Они почему-то сняты.

- Ты же понимаешь, что это не повод туда входить? Всякое бывает – сняли заклинание, чтобы садовник мог пройти, подстричь лужайку, а навесить обратно забыли, – Попытался Вэл воззвать к голосу разума, тем более что не был уверен, что они с Михаэлем зачаровали артефакт правильно и тот не тащит их в ловушку, чтобы уничтожить.

- Меня очень огорчит, если демон твоего уровня окажется трусом, но всякое бывает, – будто бы безразлично заявил Михаэль и сделал шаг внутрь. Ветви двухметровых кустарников, огораживающих вход, потянулись друг к другу, начиная смыкаться, чтобы запечатать проход.

Так что у Вэла просто не было другого выбора, кроме как ломануться следом. Вовсе не потому, что не хотел показаться трусом для интереснейшего в школе человека, а из-за того, что, если они все же зачаровали артефакт правильно, Михаэлю могла потребоваться его помощь.

Густые ветви сомкнулись за их спиной, отрезая пути к отступлению. Михаэль, в паре шагов впереди, судорожно щелкал пальцами, вероятно, пытаясь наколдовать какой-нибудь источник света – зеленые (а в сгущающихся сумерках уже практически черные) стены лабиринта вокруг них не пропускали ни грана света и закрывали половину темнеющего неба.

Вэл закончил оглядываться вокруг, когда услышал какой-то сдавленный полу-всхлип полу-стон и шагнул к Михаэлю, единственным источником которого мог быть только он. Михаэль обернулся к демону с таким выражением ужаса на лице, протягивая к нему руку, что тот вскинулся, ожидая увидеть на друге какую-нибудь ужасную кровавую рану. Но, как выяснилось, дело было не в этом.

- Я пытался вызвать огонек. Огонек на ладони, это дети умеют делать, - выдохнул он шелестящим сбивчивым шепотом, все еще протягивая демону свою пустую руку. - И я не смог. У меня больше нет магии...

- Не «больше нет», а «нет здесь», - спокойно заявил Вэлифор, подходя к нему. Его вот отсутствие магии не шокировало нисколько – он не настолько на нее полагался, чтоб серьезно зависеть. В отличие от Михаэля, которого уже начинало трясти, потому что он раз за разом повторял простенькие слова заклинания, а язычок пламени так и не появлялся на его узкой ладони. – Все, успокойся.

- Успокоиться?! – Прошипел Михаэль, вскидывая на него взгляд с таким брезгливо-ошарашенным видом, что у Вэла волосы на голове зашевелились. – Это все – что у меня есть! Все, что я есть! И я притащил нас сюда, и теперь у меня нет сил, и мы в полной … дыре, и скоро сдохнем, потому что я в душе не … разумею, что может скрываться в тени за ближайшим поворотом!

- Нифига там нет, - глянув через его плечо, отметил Вэлифор, с легкостью переходя на более неформальный вариант речи и пользуясь плюсами демонического зрения.

- Да какая, мать его, разница! За этим - нет, а за следующим нас укокошат, и это я виноват… - цепенея, пробормотал маг, наконец опуская свою ладонь, словно смирившись и с отсутствием магии, и с тем, что их скоро «укокошат» невидимые в темноте некто.

Вэл приобнял его ладонью за поникшие плечи, не уверенный, что физический контакт приведет мага в чувство и ободрит. Но он просто не мог никак иначе – маг выглядел таким придавленным совокупными чувствами страха, вины и бессилия, что не было и мысли идти куда-то дальше, в поисках выхода, прежде чем приведет его в порядок.

- Без магии я – никто, - обреченно выдохнул маг, явно готовый полностью сдаться. Смотрел куда-то в землю и ковырял носком форменного ботинка газонную траву. Демон, у которого уже сложилось определенное представление о “непробиваемости” характера мага, был ошарашен этим всплеском уныния - он был полностью уверен, что уж этот-то человек не достижим для чувства слабости и неуверенности в себе.

Хотя, глядя на понурого мага, который даже не скинул его ладоней со своих плеч, настолько был погружен в свои переживания, Вэл испытывал не раздражение - “разнылся тут, сам притащил сюда, а теперь ноет”, а сострадание. Если уж что-то способно так подкосить отважного и сильного духом человека, это что-то - полнейший пиздец.

- Да ни черта подобного! – встряхнув его за плечи, рыкнул Вэлифор, не очень умеющий выражать слова поддержки. - Ты храбрый, ты удивительный и умный, и твоя сила выходит далеко за пределы твоих способностей к магии! Я не понимаю почему ты ведешь себя как тряпка, потому что тот Михаэль, которого я знаю, уже давно бы сообразил, что, какое бы испытание для нас ни запустилось, если у тебя забрали силу, это только потому, что его можно пройти и без нее! Это лабиринт испытаний, а не убийства студентов, включи свой ум!

- Покричи на меня еще, будешь по выходу отсюда икать жабами! – Недовольно буркнул Михаэль, вскидывая на него взгляд, и, несмотря на ворчание, по хитрому прищуру его глаз, Вэл понял, что справился с первым своим заданием успешно – привел друга в чувство.

- Так, значит наше дело – пройти испытание! Пройдем испытание – окажемся на свободе. Ну и где же предназначенные нам монстры? – Беспечно поинтересовался Михаэль, направляясь к змеящемуся зеленому туннелю, где действительно за каждым поворотом им могли встретиться любые монстры и испытания.

- Может быть, я пойду первым, раз я вижу в темноте? – начал было Вэлифор, но слова его полетели в спину удаляющемуся от него Михаэлю, так что он предпочел заспешить следом.

- Ну ты же расскажешь мне, если передо мной будет враг, правда? – Оглянулся через плечо снова повеселевший маг и, кажется, даже подмигнул растерявшемуся от подобной «перемены погоды» демону. – Э-ге-гей! Монстры, мы тут! Ешьте нас срочно!


Спорить с Михаэлем было бесполезным занятием, как он теперь понимал. Конечно, всегда была возможность легонько пристукнуть шального мага по голове, взвалить на плечо и дотащить до выхода, но сейчас пока был не такой случай, хотя он и не отрицал мысль об использовании этого запасного плана в дальнейшем.

***
На самом деле, конечно, маг вовсе не переставал бояться - просто хорохорился, напускал на себя задор, вроде как древние воины, которые стучали по щитам и пели залихватские бранные песни, стараясь отпугнуть от себя страх, а значит в каком-то смысле и смерть.

Они брели по вымощенной плитками тропинке, без раздумий минуя каждую развилку с помощью слабо мерцающего в темноте артефакта. Хочешь-не хочешь, им теперь нужно было добраться до центра лабиринта. Только так можно было отсюда выйти: пройти все испытания, выйти к центру, сразиться с главным врагом и получить свободу. Чем больше лишних поворотов сделаешь - тем выше шанс наткнуться на дополнительное испытание, благо, что у них по-прежнему был артефакт, помогающий найти дорогу и без раздумий выбирающий правильный маршрут на каждой из развилок, которую они пересекали.

Для Михаэля окружающая обстановка вовсе не была дружелюбной – в отличие от демона, он практически ничего не видел, хоть и старался не подавать вида. Все вокруг для него казалось погруженным в непроглядную темень, заставляя озираться на каждый шорох, порск мыши или каплю, упавшую с резного бортика фонтана. Вэл же видел практически все – над лабиринтом медленно поднималась луна, пока покрывая жидким серебром только самые верхушки деревьев, но иногда и высвечивая из туманной темени то качели, то протянутую руку мраморной скульптуры, то мерно шепчущий фонтан. В обычные дни лабиринт был еще одним из парков колледжа, местечком, где можно было найти укромный уголок, посплетничать или поцеловаться тайком.

С каждым шагом Михаэлю становилось все дискомфортнее, ведь он лишился и магии, и зрения. И даже то, что демон тактично озвучивал происходящее вокруг ровно за секунду до того, как маг успевал испугаться, дела не меняло. Отчасти даже делало только хуже: Михаэля крайне угнетало собственное чувство беспомощности. Магу было тяжело быть не самым лучшим, лишиться своего преимущества: магии, с помощью которой он в любой момент мог зачаровать себе ночное зрение или разжечь магические огни, или даже, если бы какой-нибудь демон согласился бы на такое безумие, заставить взойти солнце, например. А без этого всего, без этих тысяч гипотетических возможностей, Михаэль ощущал себя голым, недоделанным, каким-то недочеловеком, висящим на шее Вэлифора и путающимся под ногами.

А он ведь действительно путался – шел, несмотря на все протесты демона, первым, хотя видел только слабо мерцающий огонек навигатора, катящегося в десятке футов впереди. Спотыкался чуть ли ни на каждом шаге, но Вэл, идущий на шаг позади, каждый раз подхватывал его и не давал упасть. А так же деликатно направлял мага в нужную сторону, когда тот должен был вот-вот встретиться лбом с каким-нибудь сокрытым во тьме препятствием, вроде стоящего на развилке истукана с копьем. Вэлифора, судя по всему, нисколько не напрягало ему постоянно помогать, но, к сожалению, это напрягало самого мага, который не очень-то привык принимать чужую помощь.
В остальном, все было спокойно. Если бы проход за ними не закрылся бы, можно было бы даже предположить, что лабиринт остался в прогулочной своей версии и не предложит им никакого испытания – настолько все вокруг было безопасно или казалось таковым. Стрекотали цикады, пели какие-то ночные птицы, квакали лягушки – они как будто просто вышли на ночную прогулку.

Но все перестало казаться обыденной пасторалью ровно в тот момент, когда до них донесся очень тревожный звук – вроде как стон, но не болезненный, а скорее призванный напугать. Так кричали баньши в старых сказках, накликивая на случайных путников беду. Мороз продрал обоих юношей. Источник звука крылся где-то в середине лабиринта, значит, был от них достаточно далеко, но это отнюдь не делало его одухотворяющим.

Михаэль оглянулся на демона через плечо, попытался поймать его взгляд в потемках, не разглядел, но кивнул, будто бы увидел, и отважно ускорил шаг – предвкушение грядущего испытания хоть и пугало, все равно будоражило его. Он весь был – как сжатая пружина, готовая выстрелить в любой момент, даже оставил Вэлифора позади, хотя все так же нуждался в его присутствии и помощи.

В какой-то момент все вокруг заскрежетало, черные на фоне синего неба ветви зеленого тоннеля покачнулись угрожающе, внезапно, заставив сердце Михаэля рухнуть в пятки.

Маг рванул вперед, мало что понимая, кроме того, что зелёный тоннель собрался расплющить его в лепешку, добежал до самого конца. Остановился на высвеченной лунным светом полянке в конце коридора. Сдавленно ругнулся, ожидая обычного бархатистого смешка, которым Вэл обычно реагировал на любое его бурчание. Не услышал, задал какой-то вопрос, но не получил от Вэла ответа. И только в этот момент осознал, что остался один. Осознание было не из приятных: остаться в лабиринте без сил, без зрения и без единственного помощника. Худшее развитие вечера, которое только можно было придумать.

Михаэль принялся вглядываться в темноту, которая поглотила его друга: была ли это глупая шутка, или демона что-то похитило и теперь ползет в этой глубокой тени к Михаэлю, который как дурак – замер на освещенном пятачке и боится с него сойти, войти в черную глубь, в которой его глаза слепы.

- Если ты хочешь меня напугать, у тебя это не выйдет! Брошу тебя тут, будешь выбираться сам! – Недовольно прокричал он в темноту, зябко обхватывая плечи руками – или из-за ночной прохлады, опускающейся в низину, где был расположен лабиринт, или из-за того, что чувствовал себя неуютно без Вэлифора рядом. Михаэль понадеялся, что этот возглас не привлечет внимание того создания, что стенало парой минут раньше.

- Я тебя не пугаю! – Прокричал демон в ответ, заставив мага облегченно выдохнуть. – Тут какой-то механизм, который мы активировали – как только я делаю шаг вперед, стены начинают сдвигаться. Я не успею добежать до тебя, меня раздавят стены.

- Мы активировали? Это все ты! Топчешься, как медведь, никакого разумения нет и в помине, - Громко заворчал Михаэль, на самом деле уже приступая к решению головоломки. Вэл застрял в беде, неуклюжий придурок, и сейчас Михаэль должен был разгадать загадку и помочь ему. Это был отличный способ доказать свою полезность в общем деле прохождения лабиринта, в который маг их обоих и затащил из-за собственного любопытства и безрассудства.

За следующие несколько минут ему удалось выяснить, что вернуться обратно к Вэлифору, чтоб попытаться найти другую дорогу, он не может – туннель не собирался позволить ему пройти назад. Так же не возымели успеха поиски каких-либо спрятанных рычагов, активирующих движение стен: таковых не было ни со стороны Вэлифора, ни со стороны Михаэля. К счастью, хотя бы жуткие стоны больше не раздавались ниоткуда, не мешали соображать.

Пока маг вдумчиво изучал строение стен коридора (под сучьями скрывались металлические шипы с пару дюймов шириной, которые отбивали у мага охоту предложить другу все-таки попытаться прорваться на эту сторону силой), демон экспериментировал с той самой плиткой – снял ботинки и поставил их на нее, в надежде, что их веса будет достаточно, но, к сожалению, ничего не вышло. Михаэль удивился бы, если бы все было так просто.

- Твоя демоническая форма с трудом впишется в этот коридорчик и без условия сжимающихся стен, верно? Это не выход… Нужно другое решение. – Вслух размышлял маг, что-то прикидывая и рассчитывая в уме. Решение задачки полностью отключило его чувство страха, захватив полностью, так что он даже перестал переживать.

- Например, вернуться на пару поворотов назад и поискать к тебе другую дорогу? – Раздалось с той стороны темного коридора.

- Ни в коем случае! – безапелляционно отрезал маг, при этих словах Вэла ощутив укол страха – оставаться одному ему не хотелось. Надо было срочно придумать логическое обоснование этому нежеланию. – Это будет крайне глупо!

- Ты обо мне беспокоишься? – Магу показалось, что Вэлифор рассмеялся.

- Вовсе нет! – Недовольно прокричал в ответ, как будто возмущенный одной только возможностью того, что кто-то мог подумать, что он за него переживает. Хотя это отчасти было правдой. – Это загадка и у нее должно быть решение! Просто я пока его не нашел! Хотя…

Михаэль наскоро прокричал демону посетившую его идею, наклонился к артефакту, шепнул ему пару слов, отправил его в помощь демону, оставив себя абсолютно без всяких козырей в рукаве, и принялся нетерпеливо ждать. Маг вообще ничего не видел в тени тоннеля – темнота была слишком густой, так что ему оставалось только надеяться и нервно покусывать костяшку указательного пальца, в надежде, что у них все получится. Спустя добрую дюжину минут, за которую Михаэль многажды проклял демона за его нерасторопность, стены затрещали и начали сдвигаться, показывая, что нечто (как надеялся Михаэль – его демон, а не какой-нибудь монстр) преодолело начало коридора и направилось к нему.

Тут раздался омерзительный лязг – что-то не давало стенам сомкнуться и выбивало из них искры, заметные даже магу, что-то в механизме душераздирающе заскрежетало, подсказывая магу, что его идея сработала. Идея была немудреной – ограбить того самого истукана на развилке, забрать его широкое металлическое копье и воткнуть, как распорку, в стены лабиринта, надеясь, что это приостановит их сближение. Простой план, но он сработал.

И все же, Михаэль облегченно выдохнул, расслабляясь, только увидев выбегающего из коридора Вэла. Демон впрочем без всяких церемоний тут же сгреб его в охапку и потащил куда-то в сторону, не дав даже возмутиться подобным нахальством. Спустя секунду в стену, около которой только что стоял Михаэль, воткнулось искореженное копье, выплюнутое недовольно ворчащими стенами коридора за секунду до того, как они схлопнулись окончательно. Михаэль быстро передумал возмущаться.

- Я рад, что ты справился. – Подумав, растерянно отметил он. Это не было похвалой, а скорее логическим выводом о его собственных эмоциях, которые его, скорее всего, удивили своим наличием, но Вэл все равно не мог не улыбнуться, вкладывая в ладонь мага отлично помогший ему шарик-навигатор.

- Это ты отлично придумал, отнять копье у того остолопа при входе! Я даже и не запомнил, что он там был.

- Я просто умею пользоваться своим мозгом! – Михаэль заносчиво фыркнул, снова становясь обычным собой. – И не «остолоп», а «истукан»!

- Это была игра слов, - хмыкнул Вэл.

Теперь им нужно было идти дальше, навстречу новым приключениям – первое оказалось не очень и страшным, а впереди было еще множество жутковатых аттракционов, которые почему-то не очень пугали ни демона, ни мага. Вместе они чувствовали себя сильнее.


========== Глава 6 ==========

Комментарий к Глава 6
Уважаемые читатели, я кончился, как личность. Читать себя - тяжело, а вычитывать стократ сложнее. Так что очень надеюсь на вашу помощь в поиске косяков и ляпов)
Спустя некоторое время они вышли на небольшую поляну, которую Вэлифор пообещал себе запомнить – уж очень тут было уютно, как раз то, что надо, чтобы вытащить Михаэля на пикник. В смысле позаниматься на природе без пристального прицела чужих глаз. Небольшой пруд с кувшинками, розовато мерцающими в темноте, звонко поющий ручеек, впадающий в него, мерное кваканье лягушек, шорох листьев плакучей ивы, свесившей свои ветви чуть ли не до самой земли…

Но для того, чтобы прийти сюда вместе, нужно было заставить Михаэля признать, что они не просто случайно сталкиваются за одним столом в тишине библиотеки, потому что именно он кажется им двоим максимально уютным, а что они целенаправленно хотят друг друга увидеть. Почему-то Вэлу казалось, что потребуется время, чтобы убедить не слишком интересующегося человеческими взаимоотношениями мага в том, что им приятно общество друг друга.

Утомившись после долго учебного дня, тренировки, а теперь еще всей этой беготни, глубоко погрузившись в своим мысли, Вэлифор даже начал задремывать. Все-таки испытание в лабиринте было мало похоже на запланированный им отдых с книжкой.

- Не дрыхни, а стой на стреме! Эту загадку я и без тебя решу! Тут ничего сложного, синоптические схемы эфира, а если вот это соединить вот так. Черт, руку обжег. Посмотри мне, пожалуйста, что здесь написано? Ага, значит это вот сюда встанет…

На взгляд Вэлифора, Михаэль просто возился с какими-то слабо мерцающими кубиками, но если уж он считал, что их правильная расстановка каким-то образом приведет в порядок цепь заклинания и распахнет дверь из внешнего кольца лабиринта в средний, то – флаг ему в руки. Вэлифор даже не лез – он понимал, что с такими заданиями он в жизни не справился бы. Зато у него был Михаэль – гениальный и талантливый, и главной задачей самого Вэла было не допустить, чтобы с магом случилось что-нибудь непоправимое.

- Я опять молодец, - гордо возвестил Михаэль, когда металлическая калитка перед ним распахнулась, и влетел внутрь, даже не задумавшись о том, что за стеной может поджидать враг.

Правда условно-радостное «ура» демона, который уже начал задремывать, через секунду сменилось на «уйблин». Вэлифора, стоило ему приблизиться, отпихнуло от калитки с такой силой, что он пролетел метра три, прежде чем шлепнуться на задницу прямо посереди пруда, распугав бедных квакушек. Вредная решетка заскрежетала так, будто разразилась ехидным смехом и захлопнулась прямо у демона перед носом, снова разделяя их с магом.

- Ну и какого хрена?! – Из-за калитки послышался глухой удар и чертыхания Михаэля, тот явно пнул вредную дверь ногой, но больше навредил себе, чем ей. – А, тут есть еще одна задачка. И светло даже: какая-то чаша с огнем стоит. Сейчас решу быстренько и впущу тебя.

Вэл отряхивался после падения в лужу, крайне недовольный таким стечением обстоятельств – будь он магом, мигом бы посушил свою одежду сам, работай тут магия – попросил бы Михаэля. Да что там говорить! Даже чаша с огнем, у которой можно было посушиться – была за запертой дверью, в общем, стой тут и мерзни, как болван.

Хотя раздавшийся из-за двери возглас заставил его мысли переключиться совсем в другое русло – Михаэль там, один, за стеной, невидимый, неспособный защитить себя от неожиданного врага, да и от самого себя – тоже неспособный.

- Потребуется немного времени… и сил: тут замок, основанный на принципах межпространственной демоно-магической взаимосвязи, – Подал маг из-за стены признаки жизни.

- А если по-человечески объяснять? – Вэл потянулся и расправил плечи – незапланированный полет стряхнул с него всяческую сонливость, в ботинках противно хлюпало, да и пахло от одежды не очень, так что эта поляна перестала казаться таким уж приятным местом. Распуганные лягушки возобновили свой концерт.

- А ты разве человек? – Фыркнул маг, – Ну, если объяснять так, чтобы даже ты понял – оно возьмет у меня какое-то количество сил и отопрет эту дверь для тебя. Как когда мы колдовали вместе.

- Я не думаю, что это – разумная идея. - Вэлифор сразу же вспомнил, как плохо было магу после их совместного эксперимента, и ощутил, как по спине его пробежал холодок. Не навредить Михаэлю хотелось куда как больше, чем пройти испытание с достоинством. - Кто знает, сколько из тебя возьмет эта штуковина?


- Что, боишься за меня? – Передразнивая его собственные слова, сказанные в том шипастом коридоре, отозвался Михаэль, явно что-то там настраивающий за стеной. – Это лабиринт испытаний, а не убийства студентов, включи свой ум! В случае чего, просто понесешь меня на руках до самого выхода! Отойди от двери!

Вэл даже не успел больше ничего прокричать, поскольку за стеной расцвела голубоватая вспышка, а калитка, снова мерзко расхохотавшись, распахнулась второй раз за вечер. Перепуганный демон ринулся внутрь. Рядом с какой-то штуковиной на стене – вероятно, тем самым замком, стоял Михаэль, глядя на ярко проступившие на его руках синеватые вены – все-таки это испытание забрало у него большее количество сил, чем он предполагал.

- Ты вообще кого-нибудь слушаешься? Мало ли что с тобой случиться могло? – Вэл сжал лицо Михаэля в ладонях. Тот выглядел обессилевшим, но удовлетворенным и вполне живым и смотрел на Вэла устало, мягко улыбаясь уголками губ. Пошатнулся и положил руку ему на плечо, чтобы устоять на ногах.

- Пойдем присядем, - предложил демон магу, и тот расслабился, позволяя отвести себя к ближайшей скамейке, уселся на нее рядом с демоном и уронил голову ему на плечо. И от этого доверчивого прикосновения, от тепла чужого тела так рядом, от ужаса за друга, который только сейчас стал отступать, Вэл со всей ясностью ощутил, что никогда не сможет бросить на произвол судьбы это прекрасное, гениальное, но абсолютно никому не подчиняющееся существо. Необыкновенного человека, который способен или спасти весь мир, или разрушить, или полностью сжечь себя своей магией. Поэтому рядом с ним должен быть кто-то, кто будет его спасать хотя бы от самого себя, и Вэл согласен быть этим «кем-то». А может быть даже кем-нибудь еще чуточку ближе.

Вэлифор уже некоторое время назад осознал, что готов предложить этому магу постоянный контракт, а в придачу и самого себя, но не был уверен в том, что Михаэля не отпугнет подобное внезапное предложение. Хотя, на самом деле, многие из их потока уже нашли свою постоянную пару для колдовства и щеголяли с постоянными магическими метками на запястьях, так что подобное предложение в обычной ситуации и с обычным магом не было бы чем-то необычным. С Михаэлем же никогда не было просто и обычно.

Тепло от горящего в небольшом вазоне магического огня укутывало их обоих теплым коконом, согревало, сближало. Сушило мантию демона, золотило щеки Михаэля, придавая им цвет, заставляло плясать на бледной коже тени от длинных темных ресниц, и Вэлифор смотрел и никак не мог наглядеться, понимая, что может в любой момент быть пойман на месте преступления пришедшим в себя магом, но не в силах оторваться.

В отдалении что-то мерзко заскрежетало, будто кто-то тащил что-то тяжелое и металлическое по плиткам дорожки. Михаэль вздрогнул и поднял голову, прислушиваясь. Звук был пренеприятнейший, вселяющий ужас и заставляющий волосы на затылке встать дыбом, и, хоть их и отделяло от его источника значительное расстояние, услышав его, хотелось поскорее найти безопасный угол и забиться туда. Такой звук могло произвести только какое-то живое существо, с которым, пожалуй, у них пока не было сил встречаться.

- Пора идти. – Озвучил их общую мысль маг.

***

С каждым шагом они приближались к центру лабиринта, и с каждым шагом вокруг них сгущались тени. Не в прямом смысле – для Михаэля темнота и не отступала ни на секунду, поскольку луна и не подумала подниматься выше горизонта, несмотря на течение времени. Все так же плыла невысоко над небосклоном, заливая верхушки деревьев мутным тусклым светом, который с каждой секундой становился слабее. И только рука Вэлифора, успокаивающе сжимающая его ладонь, не давала Михаэлю сойти с ума от подкатывающего чувства тревоги.

Перестали петь птицы, даже ночные, которым самое время было бы петь, которые пели буквально полчаса назад, умолкли все шорохи, перестали стрекотать цикады, ветер перестал качать ветви деревьев, даже журчание ручейка, плещущегося то тут то там по всей территории лабиринта – умолкло, исчезло. Все вокруг будто замерло, в том числе и время, судя по положению замершей луны.

Они даже оставили разговоры – звук их голосов был таким неправильным, что пугал еще больше. Все вокруг было каким-то неправильным, искаженным, вызывающим примитивный ужас, которому нечего было противопоставить. Но Вэл, а теперь он шел впереди – по земле змеился какой-то плотный туман, и Михаэль перестал видеть навигатор, крепко сжимал его руку, решительно продвигаясь вперед и передавая эту свою решимость тонущему в темноте и тишине магу.

По спине Михаэля сбегали липкие мурашки – вся жизнь вокруг будто исчезла, замерла, они остались вдвоем в каком-то жутком чистилище, и только рука Вэла превратилась в какую-то путеводную нить, связывающую его с миром живых. Самым громким звуком было биение его собственного сердца.

Миновав распахнутую настежь клепанную металлическую дверь в капельках влаги – Михаэль скользнул по ней ладонью, пока проходил мимо, они остановились.

- Что тут? – Привычно уже поинтересовался маг, который начинал привыкать к тому, что Вэлифор заменил ему глаза.

- Огромное пространство, вроде стрельбища. Посередине – тропинка. На том конце – дверь. Никого нет. – Ободряюще сжал его руку Вэлифор, прислушиваясь и приглядываясь – он нес ответственность не только за себя, но и за своего мага, так что не мог быть неосмотрительным и чего-то не заметить, - я думаю, это – ловушка.

– Да ты прямо гений, - фыркнул Михаэль, - тут каждая комната – ловушка, осталось только понять, чего от нас ожидают: что мы пойдем по тропинке или свернем с нее? Эй, ну куда ты меня тащишь?! А обсудить?

- А что обсуждать? Есть дорога, есть дверь в конце дороги, мне кажется это даже нечто большее, чем намек, - пожал плечами Вэл, и Михаэль ощутил это его движение во все сгущающейся темени.

Демон тем временем сделал еще один шаг вперед, артефакт бодренько покатился перед ним по узкой тропинке к тому концу стрельбища.

Стоило только им двоим ступить на тропинку, как густую мглу за их спинами разорвал ужасающий скрежет. Тот самый лязг железа по камням тропинки, который им уже довелось слышать. Тяжелое дыхание и звук перекатывающихся камешков под чьими-то ногами. И слаженное гудение целого роя мух.

Михаэль вздрогнул, хотел было обернуться, но Вэлифор буквально потащил его вперед, не давая ни секунды передышки, заставляя спешить.

- Умерь свое любопытство. Не оглядывайся. Если обернешься, нам конец. – Сухо прокомментировал демон, и было в его отрывистых фразах что-то такое, что заставило Михаэля подчиниться. Он кивнул и только потом понял, что Вэл, идущий впереди, никак не мог увидеть этот его жест. Какое-то существо стояло у начала тропы, следя за тем, как они удаляются, и маг физически чувствовал на себе его взгляд, недобро буравящий спину.

- Я не буду, - повторил Михаэль уже вслух и не смог не поинтересоваться, - а ты откуда знаешь?

- Это какая-то часть природной демонической силы. Некоторые вещи я просто знаю. Пока оно там – мы не должны оглядываться.

Безумно хотел оглянуться, но Михаэль знал, что все равно ничего не увидит, да ему и слышать было достаточно – в звенящей тишине тяжелое хриплое дыхание и звон тысяч мушиных крылышек продирали морозом по коже. К тому же, он пообещал Вэлифору и никак не мог рисковать ими обоими – если бы на кону была только его собственная жизнь, он бы придумал, как удовлетворить свой исследовательский интерес. Существо позади них взревело, омерзительный скрежет раздался снова и длился несколько минут, удаляясь.

Но вот все затихло.

- Он ушел. Мы прошли половину.

- Пошел встретить нас с другой стороны? – хмыкнул маг, а потом скорее почувствовал, чем услышал какую-то тряску земли под ногами. В уши ударил глухой рокот обвала. Все вокруг заревело и задрожало. В лицо ему ударил хлесткий ветер, который будто хотел стащить его с тропы и швырнуть наземь. Маг зажмурился от летящей ему в ничего не видящие глаза каменной крошки, и ощутил, как его обнимают теплые руки Вэлифора, защищая от всех ужасов на свете.

Когда все затихло, и земля перестала трястись у них под ногами, Михаэль распахнул глаза и еще успел заметить, как стремительно удаляется, падая вниз, слабая искорка его магического артефакта. Траектория падения позволила магу оценить, как долго они будут лететь, если нечаянно рухнут с тропы, теперь, по ощущениям Михаэля, окруженной с двух сторон бездонными пропастями.

- Ничего не поменялось, все в порядке, - бодро заявил демон, кладя его руки себе на плечи. Михаэль понимал, что тот врет ради его спокойствия – если идешь в темноте и вынужден использовать поводыря, зачем тебе знать, что ты в любой момент можешь упасть и разбиться насмерть. Но все равно это раздражало – мало того, что быть немощным, так еще и слушать вранье.

Так что Михаэль сделал вид, что споткнулся, и пошатнулся, будто решил свалиться с тропы. Вэлифор еле успел его подхватить.

- Все хорошо? – встревоженно поинтересовался демон, и магу на секунду даже стало стыдно, что он вытворил это специально. Но негодование было сильнее.

- Все не хорошо! Мало того, что у меня нет магии, что я застрял без сил и без зрения в какой-то инфернальной херне и вынужден полагаться на глаза и руку друга полностью, так он мне еще и врет! - прошипел Михаэль, стряхивая его руку. - Не ври мне, я ведь не дурак и не сопляк, которого нужно оберегать!


- Прости, - вздохнул Вэлифор и, подумав, принялся описывать реальную диспозицию: - вокруг нас пропасти с двух сторон. Я не знаю, глубокие ли они, но точно не хочу туда падать. Впереди – футов тридцать тропы, она узкая, но выглядит достаточно устойчивой для того, чтоб мы прошли там вдвоем, если ты будешь идти за мной след в след.

- И всё?

- А потом тропа заканчивается, - сухо ответил демон, заставляя Михаэля понять, что он чего-то не договаривает, но Вэлифор уже снова устроил его руки у себя на плечах и принялся показывать дорогу, отмеряя фут за футом, приноравливаясь к неловким шагам мага.

- Между тем, как тропа заканчивается и дверью – сколько там еще метров? – обдумав странные слова демона, поинтересовался Михаэль, прижимающийся к спине демона так плотно, что смог почувствовать, как тот вздрогнул, подтвердив этим неосознанным движением правильность догадки.

На последнем отрезке тропа наверняка обвалилась совсем, оставляя возможность прыгнуть и долететь. Или не долететь, если прыгаешь вслепую.

- Я прыгну первым, а потом поймаю тебя. Ты боишься высоты? – как можно более беспечно поинтересовался Вэл, догадавшись, что Михаэль все более-менее правильно понимает.

- Я боюсь не высоты, а приземления. Очень не хотел бы стать мокрым пятном на камнях и причиной твоих угрызений совести на долгие века. – Мрачно хмыкнул Михаэль, осознавая, что они уже дошли – Вэлифор остановился и принялся изучать край обрыва, примериваясь для прыжка.

Снял его ладони со своих плеч, сжал их напоследок, подбадривая. Исчез в темноте. Шорох оттолкнувшихся от гальки ног, пауза, показавшаяся Михаэлю вечностью, и звук приземления на той стороне.

Маг не хотел показывать, насколько он сейчас слаб и уязвим и из-за отсутствия плеча, на которое опирался всю дорогу, и из-за необходимости прыгнуть в пустоту, надеясь, что тебя подхватят дружеские руки. Полностью доверять, доверять кому-то больше, чем себе, полагаться на другого так же, как на себя, а может быть и сильнее – вот что требовалось от него в этом испытании.

Мог ли он доверять этому демону настолько? Кажется, он и себе-то не доверял так. Михаэль неожиданно громко сглотнул, услышав условную команду, о которой они договорились - возвещающую о том, что перепрыгнуть возможно.

Михаэль подобрался и прыгнул, шагнул в пустоту навстречу своим страхам, поддерживаемый только надеждой.

Прыгнул на редкость удачно – запомнил только короткий полет, теплые сильные руки у него на талии и твердую землю под ногами. Вэл просто достал его из воздуха, как некий бесценный груз, и мягко поставил на землю подальше от обрыва.

- Ну как, ощутил себя принцессой, которую носят на руках? - Шутливо поинтересовался демон, явно стараясь сгладить неловкость из-за их ссоры посередине обрыва.

- Нет, не вполне. Тебе придется повторить. – Хмыкнул в ответ Михаэль, оправляя сбившуюся мантию и стараясь, чтобы его голос не прозвучал смущенно.

Осознал, что в мир вернулись звуки – по крайней мере, снова запели птицы, да заквакали где-то неподалеку лягушки. И света стало существенно больше – стоило только ступить на площадку перед дверью, знаменуя прохождение и этого испытания тоже.

Михаэль даже стал немного различать контуры окружающих предметов, железную дверь в заклепках, как и та, которая осталась у них за спиной. Остановился на краю обрыва и печально глянул вниз с кручи в бездну, где упокоился с таким трудом зачарованный артефакт:

- Без магии мне даже не достать его обратно. – Вздохнул маг, горько переживая свою утрату.

- В чем беда? Сделаем новый, - пожал плечами демон, как можно более равнодушно, хотя по голосу было слышно, что он улыбается. Для практически ничего не видящего Михаэля он выглядел в сумерках, как глыба темноты со слегка мерцающими искрами глаз. Но эта темнота пугающей не была, и маг был очень к ней расположен.

- А ведь верно, – На лице Михаэля расплылась улыбка, как у ребенка, которому папа пообещал выстругать новую игрушку или купить на ярмарке сладкую вату, хоть он и старался выглядеть мудрым, смелым и решительным, но к этому шарику он почему-то привык. Очень уж дельное он тогда выбрал заклинание.

- Делов-то, - резюмировал Вэлифор одновременно и создание нового навигатора и прохождение очередного испытания, которое приблизило их к чему-то.

К чему? Им только предстояло узнать.

========== Глава 7 ==========

Без артефакта находить дорогу стало сложнее – они то продирались через колючие заросли, то вброд переходили болотце, не заметив мостика в двух шагах от них, то забредали в тупик, примечательный только тем, что в нем была чудесная беседка для поцелуев. Поскольку подобное времяпрепровождение не было их конечной целью, они без всякого сожаления оставляли ее позади.

По прикидкам Михаэля, они были уже практически на финишной прямой. Он заглядывал то за один угол, то за другой, будто ожидая, что главное испытание само выпрыгнет им навстречу. Пока ничего не происходило.

Повернув в очередной узкий лаз, юноши обмерли, прислушавшись, - за ними явно что-то следовало. В некотором отдалении, но нисколько не таясь, выдаваемое жужжанием мух и хриплым дыханием, только без гадкого лязга на этот раз.

Нечто шло размеренно, не ускоряя шага, но как они ни старались оторваться от своего преследователя, им это никак не удавалось – он следовал за ними так близко, чтоб от его присутствия кровь стыла в жилах, но не настолько, чтобы Вэл начал трансформацию в боевую форму. Все-таки местные коридоры совсем не подходили к его демоническим габаритам, и этот козырь следовало пока придержать в рукаве. Как минимум до ближайшей поляны или мало-мальской прогалины.

Им повезло больше – кусты расступились, и узенькая тропинка, по которой они следовали, превратилась в достаточных размеров площадку, залитую лунным светом. Пройдя на пару шагов внутрь, Вэлифор понял, что это – что-то вроде амфитеатра из камня под открытым небом, и они оказались внизу, в пятне яркого сияния, как будто два актера, которым не повезло с ролями. Судя по тому, как качались верхушки кустов, к ним приближалось нечто огромное.

Вэлифор, не сводя взгляда с прогалины, из которой они вышли, начал оттеснять Михаэля подальше от входа. Маг же с любопытством принялся озираться – еще ни разу за все время прохождения испытания ему не предоставлялась возможность видеть так отчетливо, пускай свет луны и становился все более кровавым с каждой секундой.

- Это – центр лабиринта, - пояснил Михаэль, довольно потирая руки, полностью увлеченный происходящим и кажется даже нисколько не напуганный. – К нам сейчас выйдет наш главный противник на сегодня! Победим его – и по кроваткам!..

Словно в ответ на его слова, кусты расступились, и на сцену вышло нечто, пока сокрытое во тьме, но уже во многом знакомое – именно от него им удавалось вовремя скрыться на протяжении всего сегодняшнего испытания.


Исполинская фигура еще скрывалась в тени, но Вэлифор уже чувствовал, что с ней что-то не так, а когда оно вышло, приближаясь к ним, в центр сцены, все стало на свои места, хотя легче и приятнее от этого не стало.

Посередине площадки стояло омерзительнейшее нечто с головой быка и телом могучего воина с бугрящимися налитыми силой мышцами с ржавым огромным тесаком в руке, который, вероятно, и волок по камням большую часть пути. Создание смрадно дышало, окруженное сонмом мух, прядало ушами, когда они подлетали слишком близко и садились на морду, и недовольно фырчало. Впрочем, безобидным оно не выглядело. Особенно, надо сказать, отвратительно выглядел стык белой человеческой шеи и обнаженной груди с омерзительной тупой бычьей мордой с кольцом в носу и витыми рогами.

Вэлифор сдавленно зарычал и напружинился весь, готовый в случае чего оттолкнуть Михаэля как можно дальше и кинуться на монстра. Создание глухо заворчало в ответ и неспешно направилось к ним, поудобнее перекладывая свое оружие в руке.

- Михаэль, постарайся успеть убежать.
- Убежать? Зачем? – с любопытством отозвался из-за его плеча маг, нисколько, как выяснилось, не напуганный. Вернее, гораздо более заинтересованный в новом чудовище, чем напуганный его омерзительным видом.

- Если тебе не страшно, то мне – очень. Я сейчас приму боевую форму и будь что будет. Постарайся позвать кого-нибудь на помощь.

- Нет-нет-нет, подожди. Замри. – Михаэль оттеснил его в сторону, и вышел вперед, становясь между почему-то замершей громадой монстра и подобравшимся напряженным демоном. – Тут что-то другое, что-то…

Монстр сделал шаг вперед и перекинул свой тесак из ладони в ладонь, вышибив из каменных плит сцены искру. Михаэль повелительно выставил вперед руку, что выглядело бы более весомо, будь у него в руке магический щит, а сейчас выглядело красиво, но безрассудно и глупо: омерзительное чудовище, порождение тьмы и кошмаров, намеренное их расчленить, и замершая перед ним хрупкая фигурка мага, изящная и тонкая, похожая на пляшущий язычок свечи, которую вот-вот задуют.

Пока маг что-то бормотал себе под нос, пытаясь решить и эту загадку, урод начал заносить над головой свой исполинский нож, но замер, чтобы издать ужасающий рев, который заметался между стенами амфитеатра и, многократно умноженный, обрушился на юнош. Михаэль тем временем явно что-то сообразил.

- Это мой демон! Только я могу ему вредить, а ты не посмеешь! Он мой и он нужен мне самому. – Чеканя слова, отрезал маг. А чудище безропотно опустило меч и замерло, глядя исподлобья на нахальную мошку перед собой.


– Не вздумай перекидываться! - довольно обернулся к демону, полностью игнорируя то, что монстр за его плечом снова пришел в движение, - Мне нужно будет с тобой говорить! Его это останавливает!

- Что-то его сейчас это не останавливает! - кивнул за его плечо на снова приближающегося к ним урода Вэлифор.

- Не любая болтовня, дурень! – Михаэль явно был очень доволен собой, что сумел разгадать эту загадку и хотел посмаковать момент. Глянул через плечо и громко возвестил, чтобы монстр услышал: - Я хочу стать Величайшим Магом На Свете.

Монстр снова замер. Вэлифор фыркнул, испытывая какой-то детский восторг от нелепости ситуации.

- Ты пытаешься его запугать?
- Ты пытаешься изобразить глупость или это взаправду? – Изобразил разочарование в его умственных способностях Михаэль. – Мы должны говорить не что угодно! А правду. Практически любую, но лучше всего – ту, за которую немного неловко и которую мы бы не сказали друг другу в другой ситуации, понимаешь? Это его останавливает.

Вэл неверяще помотал головой: запертые в лабиринте, проходящие испытание за испытанием, в итоге они должны были сесть на скамеечки и исповедоваться перед очами огромного вонючего человекобыка. Ну что ж, если таковы правила игры, демон был готов в нее включиться.

- Я люблю читать зачарованные книги, - подумав, признался демон в своей маленькой слабости, ожидая от Михаэля издевок на этот счет. Но маг, в рассеянном лунном свете, казался скорее огорченно-недоуменным, чем ехидным.

- У тебя есть я, который может создать для тебя любую иллюзию на свете, а ты довольствуешься второсортными поделками, которые годятся только малышам? И как я должен стать Величайшим, если моему демону от меня ничего не надо?!

Вэлифор, который не спускал взгляда с монстра, присутствие которого не давало расслабиться и вникнуть в суть беседы, чуть не пропустил эту отповедь мимо ушей. А когда осознал-таки, о чем говорит Михаэль, ощутил, как сердце подпрыгнуло и застряло где-то в горле, а кровь прилила к щекам. Услышать от Михаэля, что он – «его демон» было потрясающе приятно и давало зародиться робкой надежде на то, что его предложение не будет отвергнуто. Вэл сухо сглотнул и, отвлекая мага, мотнул головой в сторону монстра, замершего неподвижно за время их перебранки. Следовало признать, что план Михаэля сработал – пока они перебрасывались репликами, чудовище не подошло к ним ни на шаг и даже начало опускать свой огромный меч. Маг гордо задрал свой нос – ему безумно нравилось оказываться правым.

Медленно пятясь от него и перебрасываясь коротенькими «правдами» про любимые предметы, любимые детские игры и проказы, про родственников-чудаков и о прочих мелочах, юноши поднялись к верхним ярусам амфитеатра – если правда вдруг перестанет действовать, лучше быть подальше от монстра с тесаком, который способен нашинковать их обоих тонкими ломтями.

Усевшись наверху, на приличном расстоянии от слепо слоняющегося по амфитеатру монстра, вытянули ноги, давая усталым конечностям отдых. Михаэль вообще вольготно откинулся на прохладные каменные плиты, нимало не озабоченный наличием смрадного чудовища с тесаком. Велифору подобное спокойствие и не снилось – он был готов в любой момент вскочить на ноги, принять боевую форму и броситься в бой, чтобы защитить своего беспечного спутника. О том, что бой этот может оказаться последним в его жизни, он старался не думать.

- Почему ты его не боишься? – Поинтересовался демон, помня о необходимости поддерживать беседу, чтобы если не остановить совсем, то хотя бы замедлить приближение к ним тяжело дышащего чудовища, окруженного облаком зловония и роем мух. – Мне вот крайне неприятно его присутствие.

- Потому что он – часть игры, в которую с нами играет лабиринт. Пешка-исполнитель. А мы в шаге от окончательного решения этой загадки: осталось только разобраться, какой правды он ждет, чтобы распустить нас по спальням, - Михаэль говорил крайне рассудительно и спокойно, даже и не верилось, что именно он так паниковал на входе, утратив магию. Кажется, он вполне доволен был силой своей ума и готов был пережить некоторое время без своих магических способностей.

- Мне кажется, ты просто не умеешь бояться, - хмыкнул Вэл, припоминая все те десятки историй, в которые умудрился влипнуть Михаэль со времени их знакомства. – Тебя не пугает даже моя боевая форма, которая должна повергать людей в священный трепет.

- Ты ведь не сделаешь мне ничего плохого, почему я должен тебя бояться? – Михаэль недоуменно пожал плечами, вообще, кажется, не понимая сути вопроса. Принялся копаться в карманах мантии, которые, как помнил Вэлифор, были хитро зачарованы и вмещали в себя содержимое по меньшей мере трех дорожных сумок, оставив Вэлифора наедине с его мыслями.

На самом деле этот вечер начинал становиться вечером сенсационных признаний – столько слов симпатии и доверия, которыми его сегодня оделил обычно сдержанный маг, Вэлифор не слышал от него ни разу за месяцы, что прошли с их знакомства.

Михаэль наконец нашарил что-то в кармане и с довольным видом вытащил это на свет – на его ладони красовался персик, такой же, как и те, которые он когда-то наколдовал, чтоб похвастаться перед демоном в начале семестра. Судя по слабой магической ауре, окружающей плод, этот тоже был результатом михаэлева колдовства.

- Я гарантирую, что он не превратится обратно в желудь прямо в твоем желудке, - уверенно и четко произнес маг. Судя по тому, что монстр внизу так и не шелохнулся, это было правдой, так что Вэлифор протянул к золотистому фрукту свою ладонь. Но опоздал – хитро глянув на него из-под темных ресниц, Михаэль с аппетитом надкусил сочный плод, снимая пробу, чтобы окончательно убедить Вэлифора в безопасности этого предприятия. Облизнувшись, маг протянул плод демону на вытянутой руке, явно предлагая попробовать плоды колдовства из его рук.

Может быть, сказывался бушующий в крови демона адреналин – смерть все еще бродила неподалеку, но происходящее между ними становилось все менее и менее невинным. Особенно когда по оголившемуся запястью мага побежал сладковатый сок, оплетя бьющуюся голубоватую жилку сложным узором. Демон не мог не подумать о том, как он бы хотел, чтобы на этом запястье красовался его родовой герб, чтобы никто уже даже и подумать не мог претендовать на его мага.

А в следующую секунду он уже собирал губами медовый сок с нежной бледной кожи мага, ощущая бешенное биение его сердца. Опасность, страх, желание защитить любой ценой близкого человека, все отступило на задний план перед острым счастьем быть здесь и сейчас, прикасаться к этой прохладной руке, чувствовать на губах солоноватый вкус кожи и контрастно-сладкий медового персика, так удачно завалявшегося у мага в кармане.

Вэл отстранился, забрал персик из ослабевшей хватки растерявшегося мага и принялся с удовольствием уплетать. Все-таки он обожал персики. И одного мага, который, по счастью, сейчас был своей магии лишен, так что никак не мог превратить его в жабу. Хотя, кажется, и не собирался.

Михаэль просто недоуменно склонил голову набок, потом бросил беглый взгляд на все еще скрежещущего своим тесаком по камням монстра, как-то весь мгновенно напружинился, и Вэл с опозданием осознал, что мага посетила какая-то очередная идея, которая очень ему не понравится. Тем временем Михаэль выдал свою продуманную тираду, полную вопросов:

- Почему ты поцеловал меня тогда, на балу. И потом еще хотел, сегодня, например, когда я отдыхал после отпирания двери. И сейчас вот… - Михаэль мотнул головой, - И не ври мне – я бы поостерегся врать при этом парне!
Вэлифор опешил – он мог ожидать чего угодно, кроме как того, что Михаэль заинтересуется природой его чувств. Причем еще в такой форме и в приказном порядке. Врать в ответ он и не собирался, и даже не из-за бдительного сторожа амфитеатра, погромыхивающего исполинским мечом где-то внизу.

- Потому что ты мне нравишься, - безыскусно ответил он. Снизу раздался недовольный рев монстра - кажется, он был не совсем доволен подобным преуменьшением, хоть и не счел его ложью. Вне зависимости от формулировки это было правдой.

Михаэль закусил губу и убрал за ухо выбившуюся прядь волос, растерянный, будто полученный ответ каким-то образом не укладывался в его картину мира. У него явно назревала очередная лавина вопросов, которую Вэл готовился принять со всем возможным смирением. Но вопрос в итоге получился только один:

- Почему тогда ты не предлагаешь мне постоянный контракт? – Михаэль растерянно хмурился и выглядел так, будто силился разгадать очередную загадку. Вэлифор увлеченно доедал персик, просто чтобы казаться занятым делом и не встречаться с испытующим взглядом мага. Сейчас даже на слоняющегося в опасной близости монстра смотреть ему было менее трудно.

- Не знаю. Опасаюсь наверное, – Вэлифор отбросил персиковую косточку в сторону и принялся с преувеличенным интересом изучать, как она запрыгала по лестнице вниз. Монстр тоже встревоженно вскинул голову, прислушиваясь к ритмичному звуку, но только недовольно фыркнул и затих.

- Чего может бояться тот, у кого есть боевая форма? – ехидно поинтересовался маг, и только по его напряженному взгляду было понятно, что ответ его волнует больше, чем он это хотел бы показать.

Вэлифор, бросив на него короткий оценивающий взгляд, в душе трижды уже успел проклясть и лабиринт, и все эти испытания, и, главное, монстра, при котором нельзя было даже соврать. Можно было бы, конечно, уйти от ответа, рассмеяться, превратить все в шутку, но это было бы унизительнее, чем открыто признаться в собственных опасениях человеку, который тебе не безразличен.

- Того, что ты откажешь, - помедлив, признался демон.

Напряжение, которое сковывало мага в ожидании ответа, очевидно, ослабло, а на его лице стремительно начала распускаться облегченная улыбка, увидев которую трудно было удержаться и не улыбнуться в ответ.

- Ну ты и дурень, - С удовольствием резюмировал маг, довольный еще одной полученной разгадкой, пускай и в несколько непривычной ему сфере человеческих отношений. Не давая Вэлифору нахмуриться, поспешил разъяснить ситуацию и ему, пока ничего не понимающему, - Конечно, я тебе не откажу.

Чудовище внизу не подало никаких признаков недовольства, значит, ответ этот был чистейшей правдой. Вэлифор, ошеломленный и счастливый, растерялся и никак не мог подобрать слов, а потом махнул рукой на вообще любые слова и потянулся, чтобы поцеловать своего мага. Все вокруг отошло на задний план: и багряная луна, и смрадный монстр, ожидающий малейшей промашки, чтобы напасть, и испытания, ожидающие их впереди. В данный момент ничто, кроме происходящего между ними, не имело никакого смысла, и, увлеченные друг другом, они даже не заметили, как затихли тревожные звуки, а их заключило в мягкий кокон сияющих огней, которые окутали их и перенесли за пределы лабиринта.

Испытание было пройдено.

========== Глава 8 и Эпилог ==========

Комментарий к Глава 8 и Эпилог
Рейтинга дождались! Конца дождались! ГИП-ГИП-УРА
— Посмотри, что я нашел! — Довольный донельзя Михаэль, влетев в библиотеку в отведенное им на самоподготовку время, грянул на стол перед Вэлифором толстенный древний талмуд, от которого в воздух взвилось облачко пыли.

Демон недовольно поморщился — оставив мага помогать одногруппникам решать какую-то задачу по стихийной магии, он рассчитывал выкроить себе время для поглощения утащенного с утра из столовой сэндвича.

Конечно он вовсе не ожидал, что жизнь его станет спокойнее и легче после заключения с этим шабутным магом постоянного контракта, но отрывать его от третьей за утро попытки позавтракать было уже слишком. Особенно если учесть, что предыдущие разы приему пищи помешал никто иной, как Михаэль. И ладно бы еще поцелуями отвлекал бы, так нет — очередным колдовством!

С совместной магией у них все получалось ожидаемо прекрасно, а вот с романтикой дела шли ни шатко ни валко, несмотря на все усилия Вэлифора, который уже пару раз умудрился получить от своего мага по ушам за свои домогательства. Причем демон не был до конца уверен, смущала ли Михаэля возможность быть застигнутым чьим-нибудь любопытным взглядом, или же тот в принципе возражал против любых нежностей, пытаясь удержать их стремительно набирающие обороты отношения в деловом русле. До момента заключения договора у Вэлифора не было никаких сомнений в том, что постоянный контракт и отношения — взаимосвязанные события.

Стоило только выйти в коридор школы в обеденный перерыв, чтобы понять, что его точка зрения разделялась в школе большинством магов и демонов. Коридоры, лужайки и гостиные были полным полны милующимися парочками, нисколько не стесняющимися случайных зрителей, так что на их фоне отстраненное поведение Михаэля было скорее чем-то из ряда вон выходящим. Как понял демон, легко с Михаэлем не будет и в этом смысле. Впрочем, это не раздражало, а лишь растравляло аппетит, который, на самом-то деле, и без того был весьма взбудоражен.

Вэлифору нравилось следить за тем, как тонкие бледные пальцы Михаэля, все в пятнах от мела и чернил, скользят по страницам книги, наблюдать, как сосредоточенно он покусывает нижнюю губу, заполняя одну за одной страницы домашнего задания, покусывает до тех пор, пока она не распухает, и тогда он морщится и зачерпывает чернильным пальцем из небольшой баночки лечебный бальзам из трав, собранных Сереной. В эти моменты демон думал вовсе не об учебе и совместных коллоквиумах, не о грядущем величии, а попросту представлял, как перепачканные прохладные пальцы будут зарываться в его волосы, будут скользить по его шее, притягивать его к себе в объятии, а губы будут искусаны не от усердия в учебе, а от поцелуев, или уж, на крайний случай, от попыток сдержать стоны.

В общем, все это привело к тому, что ему начали сниться эротические сны с Михаэлем в главной роли, сны, в которых фиолетовоглазый маг, улыбаясь, обхватывал длиннопалыми ладонями его лицо, притягивал к себе для поцелуя, а потом увлекал за собой на узкую студенческую постель… Спалось по этой причине Вэлифору из рук вон плохо, да еще и утренний оптимизм Михаэля и куча планов, которые тот строил на каждый день, вызывали желание кого-нибудь убить или что-нибудь разрушить.

Вот и сейчас Михаэль довольно плюхнулся на краешек их стола и принялся болтать ногами, ожидая, как и всегда, что демон бросит все свои дела и вникнет в его новую идею. Тяжело вздохнув, Вэлифор отложил в сторону уже изрядно помятый сэндвич и уткнулся в книгу, написанную старинной вязью. Смысл описанного колдовства ускользал от него, хоть он и дважды пробежал глазами страницу. Михаэль нетерпеливо закатил глаза.

— Я начинаю сомневаться в том, что выбрал правильного демона, — окинув взглядом растрепанного Вэла, констатировал Михаэль. — Что с тобой творится в последнюю неделю?

— Сплю плохо, — буркнул Вэл и нимало не удивился, когда Михаэль, пошарив в карманах мантии, извлек на свет божий и поставил на стол рядом с книгой филигранный зеленоватый пузырек с каким-то зельем. В карманах Михаэля, как он помнил, можно заблудиться и найти позапрошлогодний снег.

Даже спрашивать не стал, что это, просто откупорил и выпил одним глотком: он полностью доверял и своему магу и его колдовству, и предполагал, что ничего хуже какого-нибудь ни на ком еще не испытанного тонизирующего средства Михаэль ему не подсунет. А может быть, наоборот, не тонизировать его маг собрался, а дал сонное, тогда может быть получится поспать без снов.

Судя по тому, как прояснилось в голове после зелья, оно все-таки было тонизирующим. Вэл потянулся, чувствуя себя неожиданно свежим, и попытался вникнуть в содержимое текста.

— Я, конечно, могу ошибаться, но эти чары выглядят крайне бесполезными. — В итоге вскинул он взгляд на мага, который тут же принял вид оскорбленной невинности, даже со стола спрыгнул от негодования.

— Это тонкая сонастройка мага и демона тебе бесполезной кажется?! А если меня лишат магии? А если я в другом мире окажусь? Ты никак со мной не сможешь связаться! — Принялся возмущаться Михаэль его равнодушием.

— Может быть ты постараешься не оказываться в другом мире до конца учебы? — Вздохнул Вэл, понимая, что спорить с магом бесполезно, если уж ему понадобилась эта настройка, никак от него не отделаешься.

Так что уже через три минуты заклинание было сотворено, магические символы вспыхнули в воздухе и бесследно исчезли, а Вэл попытался понять, поменялось ли хоть что-нибудь. Михаэль тем временем ожесточенно копался в своей сумке (зачарованной на бездонность тем же заклятьем, что и его карманы) в поисках, наверное, очередного черно-магического талмуда.

А через пять минут в голову демона полезли какие-то мысли, абсолютно чужие и немного дикие: вряд ли он стал бы обдумывать, можно ли оживить мертвую лягушку, если вложить в нее зачарованный артефакт.

— Кхм… Михаэль? Я кажется слышу твои мысли, — нахмурившись, поделился своей бедой демон, который надеялся, что это односторонняя проблема: во-первых, он еще не отошел от последнего испытания лабиринта и потребовавшейся тогда абсолютной честности, а, во-вторых, он просто не хотел, чтобы Михаэль узнал о снах, которые ему снятся.

— Может быть, — легкомысленно пожал плечами маг, окинув его оценивающим взглядом и заправив прядь черных волос за ухо, — побочный эффект, связанный с полярностью сознаний и эффектом отражения. Не думаю, что это надолго.

Но Вэлифор уже не мог сосредоточиться на его объяснениях — его будто затягивало в воронку воспоминаний Михаэля, и он никак не мог остановить свое падение. С одной стороны, он продолжал находиться в библиотеке, рядом с Михаэлем, увлеченно выстругивающим очередной артефакт из злополучного рога, а с другой — был одновременно в куче мест, знакомых и не знакомых. Сознание уцепилось за знакомые, относительно свежие. И Вэлифору удалось услышать:

........в ту ночь, когда неведомая сила потащила его в Лес на помощь беспутному магу, его вела не судьба вовсе, а заклятье Михаэля, зов помощи, который тот кое-как успел бросить, спасаясь от лесного чудовища. И что кичился он потом, что справился бы и сам, только на словах, чтобы не уронить свое достоинство.....

.......Михаэль успел разглядеть родовой герб у боевой формы Вэла, изучил гербовые справочники и оценил высокое положение в иерархии, говорящее о наличии огромных демонических сил.......
........подобрал то заклинание для навигатора, чтобы проверить правильность своей догадки.............
.......... счел их силы подходящими друг другу и просто не знал, как предложить контракт......
......а желтоглазый Лорел, к которому Вэлифор так ревновал, никогда не претендовал на руку (запятье, контракт) Михаэля, а просто выспрашивал у него путь к сердцу Серены........
.....и, заходя в лабиринт, Михаэль надеялся, что между ними там случится что-нибудь, что окончательно сведет их вместе…
так и получилось

В общем, выходило так, что все их встречи практически от самого начала и до сих пор были не случайны, что Михаэль выбрал его чуть ли не с самого начала и просто ждал, когда Вэлифор выберет его в ответ.

Вэлифор никак не мог разобраться в себе — по всему выходило, что он должен ощущать себя обманутым, ведь, по сути, к контракту его привели, как агнца на заклание, а чувствовал он себя донельзя счастливым, получив весомое подтверждение своей важности для Михаэля. И еще немножко ощущал себя дураком — он так боролся все это время за Михаэлево внимание, а конкурентов-то у него реальных и не было. Единственное, что он знал сейчас точно — это то, что он ничуть не жалеет о сделанном им выборе.

Свет лился сквозь окна, персиково-желтый, утренний, выхватывал танцующие пылинки, обрисовывал скуластое и бледное лицо склонившегося над работой мага, иссиня-черную прядь его волос, непослушно упавшую на лоб. Все было тем же, но стало совсем иным.

Михаэль, судя по всему, почувствовал перемену в настроении, потому что отложил свою рукоделие и искоса, немного виновато, уставился на демона, который пытался справиться со шквалом чужих эмоций, которые накрыли его лавиной.

…Михаэль до последнего сомневался, что Вэл согласится заключить с ним контракт: не каждый демон откажется от службы при дворе ради сомнительной участи быть приспешником безумного мага-ученого.....
…Михаэлю тревожно, когда Вэла нет рядом, он привык к его присутствию под боком настолько, что придумывает всякие чепуховые дела, только бы дольше быть рядом, потому что понятия не имеет, как попросить об этом иначе…
…Михаэль тоже видит сны, такие же, как и он сам, мучается ночами в духоте студенческой спальни, а потом пьет тонизирующий настой, чтобы не заснуть на парах, но не представляет, как попросить, как вообще заговорить об этом жарком и стыдном…

Связь внезапно прервалась, как и говорил Михаэль, оказавшись кратковременным побочным эффектом, исчезнув, будто и не было. Михаэль, впрочем, и сам исчез, будто и не было, незавершенный артефакт был брошен поверх его заметок. Вероятно маг прочел в глазах своего демона что-то такое, что предпочел спрятаться. Правда, не учел, что демону теперь никакой навигатор был не нужен, чтобы знать, где находится его маг — его вело собственное чутье.

Судя по тому, что маг находился неподалеку, он вовсе не собирался прятаться, просто направился в секцию зачарования за дополнительной литературой. Вэлифор решительно свернул в нужный коридор, понятия не имея о том, что именно он хочет своему магу сказать. Михаэль же, отвлекшись от изучения стеллажа, вероятно увидел в его глазах что-то такое, что счел за лучшее примирительно поднять руки:

— Я готов дать логическое объяснение всему, что ты мог увидеть!

Вэлифор был точно уверен, что не желает слушать никаких объяснений, в два шага пересек разделяющее их расстояние и сграбастал мага в охапку. Михаэль пытался вырваться, брыкался и дрыгал ногами изо всех сил, уперся руками ему в грудь, стараясь отпихнуть, но результата это ожидаемо не возымело — демон всегда был сильнее своего книжника-мага.

Оставив попытки к сопротивлению, покрасневший и растрепанный из-за этой молчаливой борьбы, Михаэль встревоженно уставился на демона, глаза которого все еще полыхали красными отсветами. Разглядел что-то неведомое в его напряженном лице, так что отважно обвил его шею руками и, не отводя взгляд, потянулся за поцелуем.

***
Все-таки в сонастройке была определенная польза, помимо той, что Вэлифору удалось ознакомиться с планами Михаэля относительно его скромной персоны. Он теперь мог воспринимать тонкие отголоски чувств, владеющих его магом… поэтому целоваться стало еще слаще. Одновременно ощущая собственный восторг и ликование, он чувствовал, как и его мага накрывают волны чего-то похожего. Как мягко охватывают их обоих волны возбуждения, ускоряется пульс, и по коже бегут мурашки.
Прохладные пальцы мага, пахнущие мелом и травами, зарылись в его волосы, мягко поглаживая, и Вэл только и смог, что простонать что-то сбивчивое в чуть шероховатые губы мага и притиснуть его к себе поближе. Поцелуй длился так долго, что у них начал заканчиваться воздух, а сил оторваться друг от друга не было. Вэлифор, прижимая своего мага спиной к книжному шкафу, никуда не собирался его отпускать из кольца своих рук, а Михаэль и не пытался вырваться — даже не смущался, как обычно, что их могут застать врасплох. Хотя постесняться было чего: их объятия были уже непристойными, по крайней мере непристойными для библиотеки. Маг, чувствуя, что ноги его уже плохо держат, держался за плечи Вэла, как за спасательный плот, а Вэл стремительно утрачивал остатки самоконтроля, которые держали его на плаву недели после заключения контракта.

Приближающиеся шаги заставили их обоих вздрогнуть и оторваться друг от друга, впрочем, не размыкая объятий. Михаэль уткнулся лбом в вэлово плечо и что-то сбивчиво зашептал. Демон подозревал что это — скрывающее заклинание, такое же, как теперь повсеместно использовали в школе, чтобы обеспечить увлеченным друг другом парочкам иллюзию уединения. И только во второй раз за день ощутив, как его затягивает в какой-то водоворот, он понял, что ошибся со своей догадкой. Михаэль перенес их в свою комнату в жилом крыле, причем не просто перенес, а уронил точнехонько на кровать, правда при этом заехав лбом по носу своего растерявшегося демона, еле успевшего подставить руку, чтобы не навалиться на мага всем весом своего тела.

— А если бы ты ошибся и мы застряли бы в стене? Ты должен быть уверен, что достаточно владеешь собой для подобного колдовства! — Оглядевшись вокруг и не заметив признаков михаэлева соседа по комнате, недовольно поинтересовался Вэл. На самом деле причин для недовольства у него не было — Михаэль перенес их точно куда нужно было, даже преподаватель по порталам не выполнил бы это задание с такой аккуратностью. Просто… он так долго это ждал, так хотел этой близости, что теперь, когда все происходило и происходило так внезапно — растерялся, не понимая намерений Михаэля. Потому что все происходящее, включая пустую комнату и их в ней расположение, даже не намекало, а говорило практически прямым текстом обо всех тех желаниях, которым маг не смог бы подобрать слов.

— Нет бы похвалить! Весь день сплошные претензии! — с напускным возмущением блеснул глазами маг, откидываясь на подушки и устраиваясь поудобнее между руками замершего над ним, уперевшись коленом между его бедер, Вэла. Поерзал немного с деловым видом, таким же, как приноравливался к седлу дракона, а потом, удовлетворенный результатом, вскинул руки, одной притягивая демона к себе за шею поближе, а другой — убирая ему за ухо прядь волос неожиданно мягким и уютным жестом. В глазах его заплясали лукавые искорки, подсказывающие, что неуправляемый маг задумал какую-то очередную проказу.

Так и вышло: приподнявшись и окончательно сократив расстояние между ними, Михаэль скользнул губами по его щеке и ехидно выдохнул на ухо демону: — если ты сейчас же не начнешь что-нибудь делать, я отправлю тебя обратно. И я не уверен, что достаточно владею собой для того, чтобы ты не застрял там в каком-нибудь шкафу.

Более весомой демонстрации его намерений Вэлифору не требовалось.

Уже потом, когда они растворились в бессчетных умопомрачительных поцелуях, Вэлифор ощутил, что ненавидит их форменные мантии — прикоснуться к обнаженной коже растрепанного и раскрасневшегося мага хотелось нестерпимо, но перед его пальцами встало непреодолимое препятствие в виде полусотни мелких пуговичек, которые никак не хотели расстегиваться. И это только на мантии Михаэля, а ведь на нем самом была такая же! Демон недовольно рычал, полуцелуя-полукусая податливые губы Михаэля и пытаясь оторвать хотя бы одну, а тот тем времнем бездумно потирался бедрами об его колено, такой желанный.

Вэлифор отстранился, решив полностью сосредоточиться на невыполнимой задаче, но маг потянулся за ним следом, покрывая влажными поцелуями его шею, скользнул тонкими пальцами за его ворот, заставив вздрогнуть от ощущения прохлады на разгоряченной коже. Продолжая покусывать его шею, как заправский вампир, Михаэль скользнул ладонью по ряду пуговичек на его черно-красной мантии вниз, до самых бедер, а когда выпустил Вэла из своего захвата, стало понятно, что мантия демона расстегнута.

— Обожаю магов, — зачарованно выдохнул Вэл, глядя, как на мантии мага многочисленные застежки расходятся будто сами по себе. Михаэль с трудом сосредоточил на нем свой рассеянный взгляд, поинтересовался сухо, пальцами распуская тесемки на нижней рубашке из тонкого белого батиста:
— Всех?

Вэлифор выпрямился и повел плечами, сбрасывая свою тяжелую мантию прочь. По разгоряченной коже пробежали мурашки от прикосновения прохладного воздуха. Склонился над тяжело дышащим и неожиданно смущенным и хмурящимся магом, как-то слегка остервенело обнажающимся, и, перехватив его руку, заявил со всей возможной серьезностью:

— Нет, только одного конкретного.

— Отлично, — довольно кивнул Михаэль и позволил Вэлу продолжить распускать завязки на своей рубахе, который отнесся к процессу с приличествующим случаю трепетом — ощущая себя так, будто распаковывает бесценный подарок. Мягко склонился, чтобы поцеловать своего мага, смущенного его пристальным и восхищенно-плотоядным взглядом.

Спустя несколько мгновений, а может и минут, самоконтроль окончательно покинул демона, когда маг застонал ему в губы и потерся о его бедро своим пахом, выдающим откровенное возбуждение. Гладкое мраморное тело, изгибающееся и подрагивающее под ним, под его ладонями, сводило с ума, лишало возможности держать себя в каких-то рамках… Демон, вжимаясь в теперь уже любовника бедрами, скользнул ладонью вниз, распуская шнуровку на их форменных штанах, лаская, обхватывая.

Михаэль цеплялся за его шею, подставляясь ласкающей их обоих ладони, которую Вэл демонстративно облизал, прежде чем… Дыхание мага было хриплым и сбивалось на стоны, а ко лбу прилип влажный завиток, который он все пытался стряхнуть, но не мог расцепить руки, не мог позволить себе выпустить своего демона из объятий, потому что ему казалось, что стоит только потерять эту точку опоры, его унесет куда-то за границы реального мира.

Вэлифор, который воспринимал теперь все чувства Михаэля практически так же, как и свои собственные, сходил с ума от обилия информации: солоноватая прохладная кожа мага под губами и ощущения самого мага, подставляющего шею жадным поцелуям, а бедра — щедро ласкающей их руке… Михаэль недовольно застонал и выгнулся, когда Вэл замер.

— Дверь. — коротко резюмировал свою еще более короткую мысль демон — он не был уверен, что дверь заперта, а быть застигнутым неведомым соседом сейчас, когда…

Маг что-то недовольно проворчал и, закинув ногу ему на бедро, прижимаясь сильнее, накрыл ладонью его ладонь, зажатую между их телами, задавая ее движениям новый темп. Вэлифор зашипел, ощущая, как от возбуждения, нахлынувшего с новой силой, замерцали перед глазами лихорадочные звездочки, и выбросил остатки мыслей из головы.

Водоворот увлекал их обоих, как жертв кораблекрушения, заставляя задыхаться, стремительно терять воздух и силы, бороться со стихией, покрываясь капельками пота и тут же их слизывая друг с друга. Они покрывали друг друга царапинами и укусами, стараясь ухватить друг за друга и вырваться из затягивающей их пучины, но все же им пришлось сдаться на милость судьбы… и было жарко, и было влажно на их губах и между ними, и пахло морским прибоем и разделенной на двоих страстью…

Шквал оставил их позади, обессиленых и уставших, у Вэла, все этого время одной ладонью упиравшегося в кровать над плечом мага, подломилась рука, и он чуть не рухнул на своего не менее затерявшегося, чем он сам, во времени и пространстве любовника, который задумчиво смотрел в потолок и кажется даже не моргал.

— Почистишь нас каким-нибудь заклинанием? — с трудом умостившись на узком свободном краешке кровати поинтересовался Вэл.

Маг несколько раз моргнул, с трудом возвращаясь в реальность. Хотел отбросить влажные волосы с лица, но не нашел в себе сил хотя бы поднять руку.

— Я недостаточно владею собой для этого, — хрипло и с немалой долей ехидства отказал Михаэль. Вернее, это Вэлу показалось, что с ехидством, но когда он заозирался вокруг в поисках двери в ванную, он понял, что Михаэль говорил правду про владение собой.

Дверей в комнате больше не было: вероятно опасения демона по поводу внезапного визита сыграли свою роль, так что Михаэль разобрался с проблемой кратчайшим способом — лишив визитеров возможности прийти. Вэлифор рассмеялся и, обтерев и себя, и все еще пребывающего где-то между мирами мага краешком простыни, прижал его к себе по-хозяйски и задремал, уверенный, что больше никакие сны его не потревожат.

Эпилог.
Спустя пять лет.
Михаэль и Вэлифор пришли в себя посреди пустыни под грозно-фиолетовым небом с яркими желтками трех солнц посередине. На горизонте что-то едко полыхало зеленоватыми отблесками, одежда Михаэля дымилась, а у Вэлифора расплывался на скуле огромный фингал, вероятно полученный в тот момент, когда их отбросило взрывом.
— Мне кажется, ты не просто создал мир, ты его тут же и уничтожил, — с утомленным вздохом резюмировал демон очередной неудавшийся результат их общих трудов и уймы затраченных усилий.
— А демон мне зачем? — Легкомысленно пожал плечами маг, больше озабоченный состоянием своей одежды и дырами на ней, через которые уже заметно припекали злющие солнца, чем состоянием мира вокруг. — Я сломал, я и починю, даже лучше будет. Давай-давай, не расслабляйся, перематывай время обратно, будем все исправлять. Великий я или где?