Удали меня!

Переводчик:  Nymphalidae*

Ссылка на оригинал: http://archiveofourown.org/works/1379671

Автор оригинала: trilliath

Номинация: Лучший перевод

Фандом: Teen Wolf

Бета:  Motik71

Число слов: 4094

Пейринг: Дерек Хейл / Стайлз Стилински

Рейтинг: NC-17

Жанры: Humor,Romance

Предупреждения: PWP, AU, Нецензурная лексика

Год: 2017

Число просмотров: 1338

Скачать: PDF EPUB MOBI FB2 HTML TXT

Описание: – Ладно, выкладывай, что там у тебя?
– Я выбрал тему «Сексуальные табу».
– И в чем проблема? Довольно интересная тема.
– Проблема в том, что профессор Хейл сам ходячее сексуально табу, и я не могу перестать о нем думать.

Примечания: Перевод выполнен для Teen Wolf Reverse - 2017 в команде с Рыжей_Бестией. Спасибо ей за чудесные коллажи)



– Я не могу, Лидия. Я просто не смогу, – проныл Стайлз, глядя на окошко скайпа, и уронил голову на руки. – Это практически порно. Господи, да легче было бы написать порно.

– Мне стоит напомнить тебе историю о «Маленьком паровозике, который смог»*? – ехидно спросила Лидия, даже не оторвавшись от решения задачи для МIТ, над которой она билась уже третий час.

В этом семестре у нее шел курс астрофизики, поэтому Лидия перешла в режим совы.

А Стайлза мучила бессонница из-за предстоящего написания эссе по «Развитию человеческой сексуальности».

– Не нужно, – раздраженно ответил он.

Лидия вздохнула и наконец отвлеклась от своей работы, посмотрев на экран компьютера.

– Ладно, выкладывай, что там у тебя?

– Я выбрал тему «Сексуальные табу».

– И в чем проблема? Довольно интересная тема.

– Проблема в том, что профессор Хейл сам ходячее сексуальное табу, и я не могу перестать думать о нем.

– Он старый? – уточнила Лидия.

– Нет. – Стайлз посмотрел на нее, как на сумасшедшую. Как ей в голову могло такое прийти?

Лидия ответила ему пронзительным взглядом, давая понять, что отлично поняла его намек, и нет, она не сумасшедшая. А еще она знала, что он знал, кто такой сапиосексуал**, и что есть довольно много горячих пожилых профессоров. Стайлз все еще прекрасно помнил своего преподавателя по английской литературе, который был чертовски сексуальным и…

Ладно, Лидия была права. Как обычно.

– У тебя обычное табу Преподаватель-Студент, – скучающим тоном заметила она.

– Ты так говоришь, словно это какой-то пустяк.

– Потому что так и есть, – пробормотала она, вновь переводя взгляд на доску с уравнением. – Ты уже достиг возраста согласия.

Стайлз открыл и молча закрыл рот.

– Э-эм, – удалось ему выдавить через несколько секунд.

– Попытка – не пытка, а спрос – не беда, – добавила она с отсутствующим видом и вывела на доске новый интеграл, расписав предыдущую формулу, затем нахмурилась и стерла решение.

– Ты не помогаешь! – застонал Стайлз, потому что теперь он не мог отделаться от мысли, что мог бы действительно переспать со своим профессором.

Лидия раздраженно вздохнула.

– Если это такая проблема, просто запиши свои фантазии. По крайней мере, у тебя будет порно для чтения и ясная голова для выполнения задания. Как только тебе придет пошлая мысль, отвлекись и запиши ее, а затем возвращайся к эссе. Только удали запись, когда закончишь.

Стайлз задумался на минуту и согласно кивнул.

– Это может сработать.

– Конечно, это сработает. А теперь возвращайся к заданию. Мне пора, скоро моя очередь работать с телескопом. Поговорим завтра.

– Не затми звезды! – воскликнул Стайлз и, прежде чем погас экран, услышал смех Лидии.

Глубоко вздохнув, он посмотрел на открытый документ на мониторе. И так как Лидия никогда не ошибалась в таких вещах, Стайлз хрустнул пальцами, открыл главу, посвященную различиям и типам партнеров, и начал новый раздел, озаглавив его емким «УДАЛИ МЕНЯ!».



Следующим утром, сдав контрольную работу, Стайлз наконец-то смог расслабиться. Пусть он едва не почистил зубы гелем для волос, но только потому, что практически не спал всю ночь. Зато как только ему удалось преодолеть ступор после совета Лидии, все мучения предыдущих недель, исследования, размышления и прочитанный материал плавно оформились в завершенном эссе.

А через день, когда получилось нормально выспаться, Стайлз почувствовал себя еще лучше. Он был просто уверен, что отлично выполнил работу и получит хороший балл. Остальная часть недели прошла за чтением лекций и обычными заданиями. Самое трудное осталось позади, и Стайлзу казалось, что у него гора свалилась с плеч. Конечно, в следующую пятницу, когда придет время узнавать оценку, он снова будет нервничать, но это казалось сущим пустяком по сравнению с предыдущей нервотрепкой.

Однако то, что случилось в пятницу, стало настоящей неожиданностью. Бойд, один из ассистентов профессора Хейла, со своей обычной невозмутимостью раздавал проверенные работы, а Эрика настраивала старенькое DVD, проматывая до нужной части фильма, который им, по-видимому, предстояло смотреть. Стайлз терпеливо ждал, когда получит свое эссе, хотя знал, что его фамилия шла одной из последних в списке. Конечно, мало кто заморачивался раскладыванием студенческих работ по алфавиту, но только не исполнительный Бойд. И, тем не менее, Стайлз так и не получил свою контрольную, даже когда Бойд отдал последнее эссе другому студенту.

Стайлз выдержал буквально пять минут после начала фильма, прежде чем любопытство и нервное напряжение взяли верх, и он быстро спустился вниз по проходу к столу, за которым Эрика и Бойд то ли читали, то ли просто занимались ничегонеделанием.

Бойд вопросительно посмотрел на него, когда Стайлз приблизился.

– Я не получил свою работу, – тихо произнес Стайлз. Бойд нахмурился, и Стайлз его прекрасно понимал, потому что многие недобросовестные студенты часто утверждали, что сдавали работу, а ассистенты преподавателя ее потеряли. Стайлз с мольбой сложил руки. – Клянусь, я сдался. В смысле…

Ойкнув, Эрика махнула ему рукой.

– Ох, я забыла. Подожди.

Нагнувшись, она зарылась в свой рюкзак, продемонстрировав впечатляющее декольте. В другой раз Стайлз обязательно восхитился бы тем, что грудь не вываливается из такого глубокого выреза, но в тот момент он был слишком взвинчен. Достав стопку бумаг, Эрика перебрала их, пока не нашла листок с приклеенным сверху стикером, на котором было записано ее имя и номер их группы. Оторвав и скомкав стикер, она отдала лист Стайлзу.

– Удачи, – Эрика улыбнулась и пожала плечами, словно говоря, что понятия не имеет, в чем дело.

На листе значилось:

«Стайлз Стилински.
Работа отложена.
В пятницу в 6 часов у меня в кабинете, или связаться по электронной почте в случае изменения планов.
Хейл


Стайлз сразу же узнал размашистый, аккуратный почерк профессора Хейла. Лаконичное содержание сообщения совсем не удивило, но и не внесло никакой ясности в ситуацию. Стайлз так и не досмотрел фильм. Все равно его выдержки не хватило бы, чтобы делать заметки, а постукивание ногой по полу начало раздражать других студентов на ближайших трех рядах. Так что Стайлз решил смыться. Наверное, из-за этого он потерял несколько дополнительных баллов, которые мог бы получить за просмотр фильма, но в любом случае это уже не имело значения.

Оценка за эту чертову контрольную влияла на общий балл за семестр, и Стайлзу нельзя было получить меньше, чем А по любому основному предмету, в том числе и за этот курс. Он не мог допустить, чтобы средний балл оказался ниже С, иначе Стайлзу не дали бы стипендию, а он и так уже нахватал максимум курсов, допустимых в семестре. Ему нельзя выбиваться из графика, в противном случае он не потянет огромную сумму за обучение и взносы, которые придется платить за летние занятия и следующий семестр.



Стайлзу казалось, что он прослонялся по университетскому городку целую вечность, хотя прошло всего лишь несколько часов. Затем он решил заглянуть в спортзал в надежде сбросить нервное напряжение и принять душ, чтобы от него не разило тревожным потом перед встречей с профессором Хейлом.

К шести часам университетский городок практически опустел, все разъехались по домам на выходные. В кабинете профессора Хейла Стайлз был лишь дважды. В первый раз они спорили из-за эссе, дискуссия затянулась на целый час, и в итоге Стайлз пришел домой с кучей дополнительных материалов. Во второй раз он заранее сдавал работу, так как собирался уезжать домой на день рождения отца. Они обсудили с профессором Хейлом тему, которую Стайлзу невольно пришлось бы пропустить, и, слово за слово, договорились до того, что Стайлз чуть не опоздал на следующую пару. Больше он не позволял себе приходить туда, так как не мог ясно мыслить, думая лишь о том, насколько сексуальным был профессор Хейл, когда увлеченно отстаивал свою точку зрения. И как невозможно было не возбуждаться от одного факта, что они были там только вдвоем, наедине.

Кабинет профессора оказался закрыт, но Стайлз заметил свет, пробивающийся из-под двери. Сделав глубокий вдох, он поднял руку и постучал. Получилось сильнее, чем хотелось, так что Стайлз зашипел и тряхнул рукой, когда дверь открылась.

Здорово.

Профессор Хейл, как обычно, выглядел просто офигенно. Волосы казались немного взъерошенными после долгого рабочего дня, что совсем его не портило, как и темная щетина на скулах; рукава рубашки были закатаны до локтя, открывая его порнографичные руки, а серые брюки обтягивали настолько, что у Стайлза непроизвольно начала выделяться слюна. Что уж говорить о глазах Хейла – зеленых, с вкраплением золота и синевы…

Стайлз сглотнул и постарался не пялиться и не сходить с ума.

– Проходите, Стайлз, присаживайтесь.

Черт. Стайлз понадеялся, что не промажет мимо стула. Пройдя в кабинет, он расположился перед учительским столом, пока Хейл, задержавшись на секунду, закрывал дверь в кабинет. В напряженной тишине Стайлз смотрел, как профессор Хейл сел по другую сторону стола и взял в руки эссе, на титульном листе которого значилось имя Стайлза.

Пролистав первые страницы с видимыми пометками красной пастой, он остановился и забегал глазами по строчкам.

Несколько долгих минут стояла абсолютная тишина, а затем Хейл поднял взгляд и с нечитаемым выражением лица посмотрел на Стайлза, который терпеливо ждал, не понимая, что происходит. Наконец профессор Хейл, кажется, принял какое-то решение.

– Ваша работа отложена, мистер Стилински, – произнес он, глянув на эссе. Его ноздри дрогнули, а губы поджались, словно в попытке сдержать…

Улыбку. Уголки губ чуть приподнялись, и Хейл встал, обошел вокруг стола и остановился перед Стайлзом. Откинувшись назад, он уперся бедрами в столешницу, оказавшись буквально на расстоянии вытянутой руки.

– У вас есть потенциал, но ваша статья абсолютно неприемлема. Однако, – он поднял бумагу и прочел: – Если я буду удовлетворен устной сдачей материала, то поставлю вам хорошую оценку.

О, господи. Милостивый боженька и ебучие демоны ада. Где тут дыра, в которую можно провалиться сквозь пол?

– Профессор Хейл…

– Зови меня Дерек, – произнес тот со смешком, который все же не смог сдержать. – И не уклоняйся от сценария, Стайлз.

– Господи, – простонал Стайлз и спрятал лицо в ладонях. – Ох, господи боже.

Хейл разочарованно вздохнул.

– Опять спешишь и отступаешь от сценария. Ты еще даже не расстегнул мой ремень, – явно забавляясь, заметил Хейл и бросил бумаги на стол. – И не пропускай ту часть, где ты горячо споришь со мной о том, насколько хороша твоя работа и, что я отношусь к тебе предвзято. Мне понравился этот момент.

Рискнув, Стайлз посмотрел сквозь пальцы и уставился на жирную надпись посреди страницы. «УДАЛИ МЕНЯ».

– И ты не должен взывать к богу, пока я не нагнул тебя над своим столом, – продолжил профессор Хейл все более низким и хриплым голосом, склоняясь к Стайлзу, пока его горячее дыхание не коснулось пальцев рук.

Черт возьми. От такого тона у Стайлза точно встанет. Это не могло быть реальностью. Просто… Нет.

– Что ж, – произнес Хейл со вздохом, – если ты все же хочешь изменить сценарий, то считаю справедливым внести свою лепту и сказать как часто я дрочил, думая про твой рот. Небольшой спойлер: очень часто.

Что?

Медленно подняв голову, Стайлз посмотрел Хейлу в глаза. Сквозь смущение пробилась мысль, что, возможно, он потерял сознание и теперь галлюцинирует. Потому что на лице Хейла читалось незамутненное желание.

Стайлз открыл рот, чтобы сказать хоть что-то, но так и не смог выдавить ни слова, заметив, что взгляд профессора спустился к его губам.

Голос внутри нашептывал, что, возможно, это какая-то дурацкая шутка. Чтобы окончательно убедиться, Стайлз посмотрел на бедра Хейла перед собой, отлично зная, что некоторые вещи просто невозможно скрыть. И чуть не умер от остановки сердца, уставившись на явное свидетельство эрекции, проступающее под тканью брюк.

– Правда? – спросил Стайлз, вскинув взгляд на лицо Хейла.

– Абсолютная правда, – ответил тот.

– О, господи, – выдохнул Стайлз, заработав согласный изгиб бровей.

– Итак, Стайлз, – тихо произнес Хейл, расцепив руки на груди и вновь оперевшись ладонями в столешницу позади, – теперь, когда мы вытащили шило из мешка, что думаешь? Не хочешь применить на практике познания о сексуальных табу и заняться сексом со своим преподавателем в его кабинете? Все зависит от тебя.

Нет. Да. Черт…

Стайлз уставился на Хейла долгим взглядом, пока не заметил первый признак сомнения в его глазах, поэтому быстро прочистил горло, боясь упустить момент.

– Да. Черт возьми, конечно, да, – выпалил он и нерешительно добавил: – Дерек.

Взгляд Дерека потемнел, а на губах расползлась хищная улыбка. Он откинулся на локти и прогнулся в спине.

– Что ты… – Стайлз положил руки на длинные ноги Дерека, ощутив под ладонями твердые мышцы.

– Импровизирую, – с улыбкой ответил тот и погладил Стайлза по щеке, наверняка прекрасно понимая, какую бурную реакцию вызвал в штанах Стайлза. – Но ты написал отличную сцену, так что мы всегда можем начать с нее.

Начать. Срань господня.

По правде говоря, то, что он уже описал это, облегчило Стайлзу ситуацию и позволило более уверенно скользнуть руками ближе к паху Дерека, а затем провести пальцами по очертаниям эрекции. Услышав как Дерек резко втянул воздух сквозь сжатые зубы, Стайлз почувствовал себя свободнее.

– Что ж, мне всегда лучше давалась устная сдача предмета, – произнес он, невольно вернувшись к сценарию.

Дерек хмыкнул, выгнув бровь, потянулся к поясу брюк и выжидающе остановился, пока Стайлз не кивнул, опасаясь, что тот передумает. Дерек облизал губы и расстегнул серебряную пряжку ремня.

– Значит, ты думаешь, что справишься?

Охуеть. Он действительно прочитал фантазии Стайлза, раз мог цитировать их наизусть. Стайлз провел руками по бедрам Дерека, быстро расстегнул пуговицы с молнией и распахнул ширинку, четко следуя собственному сценарию. Но чего он не знал и не смог описать, так это насколько умопомрачительно теплой будет кожа Дерека под руками, или как брюки сами собой сползут по ногам вниз. И каким великолепным окажется член Дерека – необрезанным и потемневшим от возбуждения.

Стайлз посмотрел сквозь ресницы, вспомнив, что сейчас должна идти его реплика.

– Думаю, что мы выясним это, когда вы поставите мне оценку, – произнес он и медленно взял в рот головку члена.

Наблюдая как губы Стайлза скользнули до самого основания, Дерек втянул воздух сквозь зубы.

Это было просто невероятно. Смотреть в глаза, которыми Стайлз бредил несколько месяцев – с расширившимися от возбуждения зрачками и пристально следившими за каждым его движением.

Стайлз ещё ни разу не делал минет парню с необрезанным членом, но у него были неплохие теоретические познания, особенно после занятий по сексуальному воспитанию. Проведя языком по крайней плоти, он собрал мускусные терпкие капли, выступившие на головке. Дерек быстро расстегнул рубашку и распахнул полы, чтобы та не мешала ему наблюдать, а Стайлз оторвался от члена, прижал большой палец к головке и сдвинул кожу вниз, залюбовавшись открывшимся зрелищем.

Пусть для него это было в новинку, но Стайлз не хотел выглядеть неопытным. Прижавшись губами к члену, он обильно смазал его слюной, скользнув языком снизу вверх, а затем вновь взял в рот практически до самого основания, чередуя посасывания и ласки языком.

Пальцы Дерека непроизвольно сжались на крышке стола, и Стайлз довольно застонал. Ему нравилось все: и вкус, и сам процесс, и неповторимый, ни с чем несравнимый аромат секса. А самое главное, что пока он мог доставлять своему партнеру столь интимное удовольствие, его руки все еще оставались свободны. Стайлз скользнул ладонями по бедрам Дерека, поднялся выше, огладил мышцы пресса и зарылся пальцами в курчавые волоски на груди.

Дерек застонал, оторвал руку от стола и положил Стайлзу на макушку, но не стал толкаться глубже. И это тоже было здорово. Кажется, в одной из фантазий Стайлза было описано как профессор Хейл жестко удерживал его и трахал в рот, а не нежно массировал кожу головы. Но так тоже было совсем неплохо.

Дерек схватил его за волосы и потянул назад.

– Хватит. Не знаю как ты, но я потратил почти две недели, представляя как нагибаю тебя над столом.

– Только две недели? – поддразнил Стайлз, стараясь скрыть надежду в голосе.

Дерек прищурился, а затем чуть раздраженно закатил глаза.

– Дольше. Намного дольше. Так как насчет?..

– О, да. Определенно, да. – Стайлз присел на корточки и потянулся за рюкзаком, но остановился услышав:

– У меня все есть.

Дерек отпихнул в сторону окончательно свалившиеся с него брюки и, нагнувшись, открыл один из ящиков стола. А у Стайлза перед лицом оказалась прекрасная голая задница. Впрочем, на это он тоже не собирался жаловаться. Совершенно.

Дерек повернулся обратно и удивленно вскинул бровь, заметив, что Стайлз до сих пор сидит на корточках. Но затем, видимо, прочитав все по выражению лица Стайлза, самодовольно улыбнулся.

– О, заткнись, – Стайлз быстро поднялся, взялся за воротник толстовки и стащил ее вместе с рубашкой одним плавным движением.

И Дерек действительно заткнулся. Он прошелся взглядом по телу Стайлза, который не почувствовал даже тени смущения. Стайлз знал, что выглядит вполне неплохо – он больше не был угловатым подростком, его тело изменилось, повзрослело и окрепло. Сейчас он был, возможно, жилистым, но однозначно не тощим. Стайлз потянулся к поясу джинсов, но Дерек перехватил его руки, не дав расстегнуть болты на ширинке.

Взявшись за бедра Стайлза, Дерек решительно повернул его лицом к столу, прижался к спине и провел раскрытыми ладонями по груди и животу. Стайлз проскреб пальцами по столешнице, чувствуя как подкашиваются ноги, когда Дерек сжал его мгновенно затвердевшие соски. Горячая кожа Дерека контрастировала с прохладным кондиционируемым воздухом в кабинете, вызывая мурашки. Дерек пропутешествовал пальцами по волоскам ниже пупка, нырнул за пояс джинсов, вырвав у Стайлза прерывистый вздох, и прижался губами за ухом. Язык прошелся легким касанием по чувствительной коже, от чего Стайлз задрожал, а затем Дерек спустился на шею, слегка прихватил кожу зубами и, наконец, расстегнул первый болт.

– Я хочу тебя пометить, – выдохнул он и нырнул рукой под резинку трусов.

Стайлз сглотнул и, прежде чем пальцы сжались вокруг его члена, с трудом выдавил:

– Давай.

Дерек тут же впился губами в шею, оставляя яркую метку на коже, и огладил член Стайлза по всей длине.

– Твою мать, – шепнул Стайлз, откинув голову Дереку на плечо, и с наслаждением ощутил, как спину щекочут мягкие волоски на чужой груди. Дерек вновь присосался к его шее, оставляя очередную метку. Господи, он действительно клеймил Стайлза.

Вскоре этого стало слишком мало, так что Дерек стащил джинсы Стайлза на бедра и потянулся за смазкой на столе. Член скользнул между ягодиц, и головка уперлась Стайлзу в мошонку. Дерек открыл крышку на тюбике и выдавил немного на пальцы.

Стайлз, не колеблясь, расставил ноги шире, насколько позволяли спущенные джинсы. Скользкий палец Дерека прошелся по его расселине, размазывая гель, и прижался к анусу. Дерек чуть надавил на сжатое отверстие, вырывая у Стайлза довольный стон и побуждая расслабиться, и легко ввел кончик пальца внутрь.

– Хочешь больше? – спросил он хриплым голосом, глубже погружаясь в горячее нутро.

– Ох, блядь, да, – ответил Стайлз, не узнав собственный голос, вибрирующий отчаянным желанием.

Дерек протяжно выдохнул и быстро размазал оставшуюся на пальцах смазку по чувствительной дырке, а затем разорвал упаковку презерватива и прижался губами к задней части шеи Стайлза. Надев резинку, он положил ладонь Стайлзу между лопаток и крепко прижал того к поверхности стола. Под локоть подвернулись какие-то бумаги и ворохом рассыпались по полу. В другой раз Стайлз обязательно посмеялся бы над этим, но сейчас он едва заметил это, задыхаясь от желания.

Дерек раздвинул его ягодицы, прижался головкой к входу и вошел одним слитным движением, потянув Стайлза на себя. Блядь. Стайлз сжал пальцы, краем сознания отметив, что скомкал чье-то эссе, и подался назад, ощущая распирающее давление и приятное жжение. Из легких с хрипом вырывался воздух, тело покалывало, а член пульсировал от прилива крови.

– О да, – выдохнул Стайлз, когда Дерек толкнулся до самого основания.

Положив руку ему на плечо, Дерек принялся вколачиваться в него глубокими, равномерными толчками. Стайлз приподнял бедра и потерялся в ощущениях, не в силах сдерживать стоны. Оказывается, сильные ноги Дерека были созданы не только для любования. Он трахал Стайлза с такой силой, что тот был просто уверен – последствия сегодняшнего секса будут чувствоваться еще несколько дней.

И с наслаждением будет вспоминать каждую секунду.

Сложившаяся ситуация вызывала странные эмоции. Нервное напряжение, преследовавшее весь день, месяцы фантазий о горячем профессоре и тот факт, что этот самый профессор в данный момент трахал его на своем столе, словно завтра наступит конец света, – все это вызывало дрожь и невозможность поверить в реальность происходящего.

Стайлз чувствовал небольшой дискомфорт: при каждом толчке его бедра бились о край столешницы, ноги начинали болеть от напряжения, а член ныл, требуя прикосновения. Но все это не имело значения. Важным было то, что Дерек горячо дышал ему в спину, кабинет наполнился звуками шлепков кожи о кожу, и время от времени что-то с грохотом падало, когда Стайлз пытался уцепиться руками в поисках опоры. Главное, что он испытывал нереальный кайф от чувства растянутости и заполненности, от каждого толчка, каждого движения внутри.

Дерек застонал и впился пальцами в бедро Стайлза, с еще большей силой входя до самого конца. Спустя несколько умопомрачительных минут он подался немного назад, провел ладонью по позвоночнику Стайлза и прижался грудью к его спине.

Теперь толчки стали короче, губы принялись ласкать кожу спины, а ладонь спустилась вдоль бедра и сжала истекающий смазкой член Стайлза. После нескольких движений сжатого кулака Стайлз задрожал и закинул руку назад, сжав в горсти волосы Дерека. В отместку Дерек прикусил его за загривок.

– Ох, блядь, – задыхаясь, простонал Стайлз, сходя с ума от диссонанса быстрых движений руки на члене и медленных глубоких толчков внутри. Удовольствие накатило мощной волной, не позволив ни сориентироваться, ни оттянуть момент разрядки. Дерек продолжал дрочить ему, Стайлз протяжно застонал, чувствуя, как его накрывает крышесносным оргазмом, и кончил, забрызгав белыми потеками профессорский стол.

– О, господи, – прохрипел Стайлз и повалился на крышку стола.

– Вот теперь ты действуешь точно по сценарию, – произнес Дерек своим сексуальным голосом, продолжая размеренные толчки.

Стайлз хрипло хохотнул, с трудом поднял руку и показал ему средний палец.

– Знаешь что? Заткнись и трахай.

Дерек фыркнул, чуть сместился и вновь принялся вколачиваться в него сильными, глубокими рывками. Позволив себе на минуту расслабиться и перевести дух, Стайлз начал шептать пошлые подбадривания и сжимать мышцы ануса, выдаивая из Дерека оргазм.

Застонав, Дерек уткнулся лицом ему между лопаток и кончил, впиваясь пальцами в бедра Стайлза. Наверняка останутся синяки, но это тоже казалось охуенным.

Навалившись сверху, Дерек уперся локтями по обе стороны от Стайлза, тяжело дыша и переживая свой пик удовольствия.

Наконец он осторожно отстранился, поднял упавшую на пол коробку салфеток и положил ее на стол, а затем отошел, чтобы избавиться от презерватива. Стайлз приподнялся на подрагивающих руках, достал несколько салфеток, привел себя в порядок, насколько позволяли условия и, наконец, натянул боксеры и джинсы на голую задницу.

Чтобы очистить стол, понадобилось намного больше усилий, да и то остались мутные разводы, но Стайлз понадеялся, что те высохнут и станут незаметны. Выбросив использованные салфетки, он отыскал рубашку с толстовкой, которые почему-то повисли на книжном шкафу.

Вернувшийся Дерек надел брюки и с довольным вздохом уселся за стол. Он окинул Стайлза взглядом, внимательно посмотрел в глаза и вопросительно поднял бровь.

– Ты в порядке?

Стайлз натянул рубашку с толстовкой, прежде чем ответить. Ему все еще казалось, что он попал в дурацкую непонятную ситуацию и позже обязательно начнет сходить с ума от переживаний, но сейчас… Да, он был в порядке.

– В полном. А ты?

Дерек блаженно застонал и улыбнулся ему.

– Я тоже.

– Так… Ты все еще хочешь поспорить со мной по поводу эссе? Потому что я по-прежнему настаиваю, что моя работа – просто отличная, – выдал Стайлз и неторопливо наклонился, подхватывая рюкзак. Ладно, кого он обманывал? Он с удовольствием задержался бы здесь подольше – сейчас или в другой раз.

Слышать смех Дерека оказалось неожиданно приятно.

– С этим я спорить не собираюсь. Но, к сожалению, мое мнение здесь не учитывается, так как я не могу оценить твою работу.

Стайлз вскинул голову.

– Но…

– Думаешь, это было бы справедливо по отношению к другим студентам? – спросил Дерек.

– Нет, – согласился Стайлз, хотя ему казалось, что у него уходит земля из-под ног. Конечно, он сам виноват, что по собственной глупости забыл удалить этот чертов позорный раздел из своей работы. А о том, что произошло вечером, и говорить нечего. – «Нет» по итоговому эссе означает незачет, – пробормотал он, сжав в кулаке лямку рюкзака. Ладно, он как-нибудь справится. Это еще не конец света. Возможно, он сможет подать прошение и записаться на дополнительный курс. Хотя такого почти никогда не делают, но…

– Эй, эй, Стайлз, расслабься. – Дерек поднялся и стиснул его плечи. – Просто распечатай вариант без порно-фантазий и отдай Эрике, она поставит тебе оценку. У нее нет личной заинтересованности, – подумав мгновение, он добавил: – Впрочем, если дашь ей вариант с порно, она может начислить тебе дополнительные баллы.

– И будет доставать меня всю оставшуюся жизнь, – фыркнул Стайлз, почувствовав, как его захлестывает облегчением.

Дерек выгнул брови и сунул руки в карманы.

– Наверняка.

Больше говорить было не о чем. Стайлз на мгновение задержался взглядом на Дереке, позволив себе полюбоваться его слегка покрасневшими скулами, расширившимися после секса зрачками, капельками пота на лбу и обнаженной грудью под распахнутой рубашкой. С трудом заставив себя не пожирать Дерека глазами, Стайлз повернулся к двери.

– Что ж, спасибо. Думаю… – ему все же удалось сдержать рвущийся наружу неуместный смешок. – Увидимся на следующей паре.

– Сделай мне одолжение и не записывайся на мои курсы в следующем семестре, – с иронией в голосе попросил Дерек.

Стайлз растерянно моргнул, не совсем понимая, что это значит. Дерек подошел к столу, вытащил из ящика визитку, что-то быстро записал на обратной стороне и вернулся к Стайлзу.

Стайлз посмотрел на протянутую ему визитку, прикусил губу, колеблясь, но все же спросил:

– Зачем?

Он готов был принять любой исход событий, который Дерек мог предложить, но все же ему требовалась ясность.

– Я хотел бы пригласить тебя на ужин. Или кофе. Куда угодно, – ответил Дерек, проведя ладонью по щетине, и словно нерешительно заглянул ему в глаза. – Если ты не против.

Стайлз определенно был "за".

Он усмехнулся и выдернул визитку из пальцев Дерека, посмотрел на номер телефона и спрятал ее в карман.

– Я позвоню, – пообещал Стайлз и вылетел из кабинета, прежде чем успел поставить себя в еще более неловкое положение.



И если он провел половину экзамена, водя карандашом по губам, а вторую половину, – поедая своего профессора глазами… ну, кто бы смог его винить за это?



________________________________________________________
* Сказку о "Маленьком Паравозике, который смог" можно прослушать https://www.youtube.com/watch?v=Jdhad4thkmU или почитать http://afield.org.ua/pub/pub24_2.html

** Сапиосексуал — человек, которого возбуждает и привлекает интеллект другого человека.

Комментарии

хихикалка 2017-09-18 22:21:01 +0300

Спасибо большое.

Nymphalidae* 2017-09-19 01:47:09 +0300

И вам спасибо за отзыв ;)