Smoking Area

Автор:  MandoDiao

Номинация: Лучший авторский слэш по компьютерным и видеоиграм

Фандом: Mass Effect

Число слов: 25080

Пейринг: Скотт Райдер / Рейес Видал

Рейтинг: NC-17

Жанр: Action

Предупреждения: AU, Каннибализм, Насилие, ОМП, Смерть второстепенного персонажа

Год: 2017

Число просмотров: 160

Скачать: PDF EPUB MOBI FB2 HTML TXT

Описание: Скотт Райдер мается от скуки на Земле, когда вдруг ему выпадает шанс подзаработать.

Часть 1

Млечный Путь. Около 600 лет назад...


Еще немного, и от ожидания он сойдет с ума. Отец почти не выходил из своей мастерской, Сара, как обычно, умудрялась быть идеальной дочерью: навещать маму, а свободное время проводить за исследованиями, которые ей вскоре предстояло оставить своим коллегам, раз уж она отправлялась с ковчегом.

Скотт только и делал, что слонялся между баром и медотсеком.

- Тяжело тебе придется, - заметила мама, придя в себя в перерыве между лекарствами.

- Ты собираешься оставить меня с этими двумя трудоголиками изображать семейное счастье. Еще бы, - он откинулся на стуле, сложив руки на груди.

Голова после вчерашнего болела, но он не подавал вида. Маме только его проблем не хватало.

- На Андромеде.

Очевидно, что их ждут трудные времена в новой галактике. Может, Гарсон и нарисовала всем прекрасный далекий рай для трусов и отчаянных авантюристов, но Скотт слишком хорошо знал, чем заканчиваются такие истории. Все дохнут по пути от неведомого вируса.

- Сигареты, - слабо улыбнулась Элен.

Скотт крутил в пальцах одну из трубочек с травой, к которым пристрастился еще с Земли. Раньше их делали из листьев табака, сейчас же состав заменили на экологически безвредную смесь, которую можно было смолить хоть до ста лет без последствий.

- Брошу.

- Будет нелегко.

- Ты так говоришь, будто я какой-то наркоман, мам.

В обычное время она бы сказала, что он воспринимает все в штыки, но в этот лишь улыбнулась так, что возле глаз проявились морщины.

- Тебе всегда было тяжелее расставаться с чем-то. Тяжелее, чем твоей сестре или Алеку. Когда мы переезжали первый раз, ты так плакал по своим друзьям и любимому дроиду, что два дня прятался ото всех на корабле в инженерном отсеке.

Скотт закатил глаза.

- Давай, припомни мне еще времена в подгузниках.

Элен на это не повелась, посмотрев на множество мониторов возле кровати: СЭМ считывал ее биометрические данные, выставляя диаграммы на огромный экран. Каждая линия неминуемо катилась вниз.

- Тебе будет нелегко, Скотт. Тяжелее, чем остальным. Когда придет время. Ты привязываешься так быстро.

Он помнил, как мама раньше могла выговаривать за провинность тысячу слов в минуту, не запинаясь, а теперь делала паузы между предложениями, чтобы дать себе отдохнуть. Скотт сжал ее руку, и ее пальцы слабо шевельнулись в его ладони. Как слабенькая птичка.

- Я справлюсь.

Я просто не хочу справляться без тебя, - хотел сказать Скотт и промолчал. Он не такой как отец, он - трус. Каждый раз, навещая ее, он надеялся, что ее смерть не произойдет у него на глазах. Что ему сообщат как-нибудь утром, что все уже случилось, а в идеале, что она в этот момент спала.


Потому, не выдержав ожидания, Скотт согласился слетать в систему Ветус на планету Сидон, на которую у Альянса в последнее время уходило множество ресурсов, чтобы заманить туда колонистов. На поверхности стояла жуткая холодрыга, под минус шестьдесят градусов по Цельсию, зато гравитация была даже приятнее, чем на Цитадели. Освобожденная от “Голубых Солнц”, планета требовала вливания денег, пока себя не окупала, и в ожидании основных ресурсов был снаряжен челнок с самым необходимым для небольшого лагеря, проживающего на планете.

Непыльная работенка на пару дней. Туда-обратно. Все просто и без проблем.

Конечно же, проблемы начались, стоило ему познакомиться с пилотом.

Тот вошел на грузовую площадку, шатаясь и держась за стены, а подойдя ближе, окатил таким перегаром, будто не выползал из бара месяцами. Скотт и сам был не дурак повеселиться в увольнительную, и они вполне могли пересечься за последнюю неделю, но, судя по следу от печати на руке парня, которую щелкали на входе, тот, похоже, предпочитал бары в доках. Доки, мягко говоря, место не для приличных людей, и военные Альянса редко захаживали туда по своей воле, предпочитая более модные заведения в центре.

- Рейес Видал, но можешь звать меня просто по имени.

- Скотт Райдер.

Они пожали друг другу руки, и хватка оказалась на удивление крепкой и уверенной для того, кто только что обрел баланс, чтобы пройти двадцать метров подряд без стены.

- Райдер, знакомое имя... - Рейес махнул рукой. - Не подсказывай, я сам. Ты потерял весь взвод в стычке с батарианцами у Клогона?

- Это был Фрейзер.

Тот разочарованно скривился.

- Ладно, у меня все равно почти двое суток, чтобы вспомнить.

- Или я мог бы тебе сказать.

Видал насмешливо фыркнул:

- А где в этом веселье? Пошли, раньше вылетим - раньше вернемся.


Челнок “Анубис N-503” был больше, чем обычный гражданский, хотя внешне ничем не отличался - те же бело-синие полосы корпуса с эмблемой Альянса. Скотт вошел через боковой люк и огляделся: контейнеры с грузом равномерно распределили у ядра массы, сам Рейес уже сидел в кресле пилота, проверяя все системы по датчикам. Со стороны и не скажешь, что еще недавно тот едва ворочал языком: Рейес щелкал тумблеры, сменял экраны четкими и выверенными движениями. Скотт узнал знакомую схему двигателя, генератора щитов, кинетических барьеров и системы активной маскировки.

Райдер уселся в кресло второго пилота, и его винтовка и дробовик за спиной знакомо уперлись в обе лопатки, как крылья. Системы связи мигали запросом диспетчера: “Подтвердите запуск”.

- Ну что, готов оседлать моего красавца?

Рейес спрашивал о челноке, но Скотт никогда не стеснялся двусмысленности фраз.

- Обещаешь жаркое родео?

Тот кинул на Скотта удивленный взгляд, и Райдер невинно посмотрел в ответ, будто они обсуждали погоду. На губах Рейеса мелькнула неуверенная улыбка.

- Обещаю быть нежным.

- Может, мне нравится грубее?

Рейес оценил его с головы до ног, и Скотт поднял бровь, сохраняя невозмутимое выражение лица, чем похоже, поверг пилота в замешательство.

- А ты выдержишь? - голос Рейеса упал на октаву ниже, он все еще не флиртовал всерьез, скорее проверял почву.

Скотт еле удержался, чтобы не расхохотаться ему в лицо.

- Я похож на неженку?

Момент, когда поток мыслей Рейеса сменился, можно было просчитать по его чуть прищуренному взгляду, медленно расплывающейся улыбке и низкому “хм-м”, от которого у Скотта прошлись мурашки вдоль спины. Рейес сделал вид, что задумался, рассматривая его неприлично долго.

- Знаешь, под всей этой броней трудно сказать.

- Значит, придется поверить мне на слово.

- Или... - предложение Рейеса так и осталось тайной, потому что консоль ожила и спросила усталым голосом:

- Анубис, вы готовы к отлету? Не хочу вас торопить, но за вами уже очередь.

- Протеанская задница, - беззлобно пробормотал Рейес и нажал на консоль связи и отчитался: - Это Анубис, мы готовы.

- Координаты высланы, средний расчет пути двадцать два часа. Приятного полета, - диспетчер произнес это так, будто ничего более тоскливого, чем сутки в космосе, и придумать было нельзя.

- Благодарю, диспетчер. До связи.

Огоньки мигнули и погасли для взлета, оставив гореть лишь главную панель. Включились маршевые двигатели на нижнем корпусе, поднимая челнок в воздух, и смена внутренней и внешней гравитации привычно заложила уши, отчего Скотт с трудом сглотнул и пристегнулся ремнями безопасности. Рейес плавно вывел их через стыковочный шлюз и, только когда они оказались за пределом порта среди множества таких же челноков, выходящих к ретранслятору, спросил:

- Ты выглядишь довольно молодо. Сколько тебе лет, если можно поинтересоваться?

- Двадцать один, - Райдер достал сигарету и закурил, включив усиленную вентиляцию.

Рейес кинул на него любопытный взгляд.

- Так тебе только открылись радости баров?

- Легально.

- А нелегально?

- А нелегально пора бы уже завязывать.

Видал коротко, низко рассмеялся, увеличивая скорость и все больше удаляясь от порта. В теле приятно гудело от близкой работы ядра массы. Скотт привык к нему, работая возле ретранслятора, где гудение и вибрация были еще сильнее, и на Земле их здорово не хватало.

- А тебе?

- Сколько по-твоему?

- Двадцать пять?

- Да я хорошо сохранился, оказывается, - хмыкнул Рейес, выходя на прямой курс к скачку. - Двадцать семь.

К двадцати семи обычный пилот? Довольно странно. Скотт - другое дело: после того, как отца с позором выгнали из Альянса за разработку СЭМа, его никогда не поднимут в звании выше сержанта, а для более успешной карьеры ему придется сделать что-нибудь экстраординарное. Спасти мир, например.

Обычно все стопорились на звании офицера, ожидая, пока освободится место или соберут новый отряд, так что либо Рейес также страдает от неудачной славы родственников, либо что-то натворил. Чувствуя запах перегара, Скотт ставил на второе.

Они пролетели первый рубеж, входя в поле ретранслятора. Ядро за спиной загудело, разгоняясь, и Скотт приготовился к скачку. Рейес дернул рычаг, и челнок устремился вперед, звезды за окном смазались в одну мешанину из тысячи оттенков голубого, белого и фиолетового, и их выбросило в соседней системе. Рейес поставил рычаг на автопилот и расстегнул ремни, до следующего скачка он был свободен, тот ожидался через пару часов.

Общее расчетное время менялось с двадцати шести до двадцати четырех часов, но не первый раз навигационный пульт барахлил, так что Скотт не обратил внимания.

- Предпочитаешь молчать все время или скрасим долгие часы ожидания? - Рейес повернулся в кресле, закидывая ногу на ногу.

- Смотря что ты предлагаешь.

- А какие варианты у тебя на уме?

- Я не играю в карты, фишки, не особо академически умен, не знаю анекдотов, точно не собираюсь мусолить тему моей семьи, в остальном готов к обсуждению.

- Как прямолинейно, - хмыкнул Рейес, склоняя голову набок. - Не видел тебя раньше. Где ты работал?

- У ретранслятора возле Бездны Шрайка, а затем на Арктуре.

Он заработал удивленный свист.

- Спорная территория, не думал, что ты настолько отчаянный, Скотт.

- Не мой выбор. Конечно, бывали трудные времена, зато не скучно.

Рейес удивленно на него уставился, повторив:

- Не скучно, говорит. Помереть в одной из перестрелок? Попасть в плен? Лишиться конечностей?

- Либо так, либо кататься вот на таких идиотских миссиях на один-два дня, как собачка на побегушках.

Рейеса его сравнение нисколько не задело.

- Везде можно найти свои плюсы.

- Какие? Застрять с каким-нибудь ослом из пехоты на сутки?

- Не будь к себе так строг, - Рейес ответил дразнящей улыбкой. - По-моему, ты неплохо справляешься.

- Всего лишь? Тогда я точно не в лучшей форме, обычно от меня все без ума.

Рейес откинулся в кресле, раздвинув ноги и с довольным прищуром смотря на Скотта.

- Не спеши, у тебя еще достаточно времени впечатлить меня. Откуда ты?

Скотту понадобилось еще две сигареты, чтобы рассказать, что он родился в Лондоне, ходил в кадетскую школу и всю жизнь вращался среди военных. Видимо, все мозги достались его близнецу, Саре, потому что та умудрилась поступить в филиал Саларианского Университета на факультет истории и древней геоантропологии, который с легкостью закончила с отличием. Скотт нарушил собственное табу насчет обсуждения семьи, но Рейес ни словом его не упрекнул, слушая внимательно и с интересом.

Сам он был не слишком словоохотлив, упомянув, что вырос в порту Нью-Мехико и, как только ему стукнуло восемнадцать, дал деру за лучшей жизнью на торговом судне, устроившись помощником пилота. Возможно, в его прошлом тоже было не все так гладко, потому Скотт не стал расспрашивать Рейеса о родне.

О них как о мертвых: либо хорошо, либо ничего, кроме правды, а правда не всегда подходила к легкой беседе незнакомцев.

- На что собираешься потратить гонорар? - спросил Рейес, рассматривая вместе с ним далекие созвездия, подмигивающие из самых далеких уголков темного океана космоса. - Или копишь на что-нибудь грандиозное?

- На самый грандиозный побег от проблем в истории галактики, - Скотт не собирался говорить с такой горечью, но оно вырвалось само собой.

- Побег?

- Слышал про Инициативу Андромеда?

- Небольшое общество колонистов, собирающихся за 600 световых лет, чтобы найти новый дом для человечества и остальных рас.

Скотт тяжело вздохнул.

- Именно.

- Красивая сказка. Я бы даже сказал, слишком красивая и амбициозная. По моему опыту что-то подобное несет за собой множество проблем, если не жертв.

- Ох, как я с тобой согласен.

В наступившей тишине гудел двигатель массы, полутьма кабины расцвечивала их лица голубых холодным светом.

- И все же ты собираешься рискнуть, - задумчиво произнес Рейес, смотря на Скотта с каким-то странным сочувствием. - Должно быть, у тебя есть серьезные причины.

- Непреодолимые.

- О, - тот ненадолго замолчал, как вдруг потянулся через пространство между их креслами и положил руку на предплечье Скотта. - Не хочу показаться навязчивым, однако ты еще довольно молод. Причины, которые могут сейчас показаться серьезными, спустя какое-то время могут не стоить и сотни кредитов.

- Говоришь с высоты своего опыта? - хмыкнул Скотт.

Порой он чувствовал, будто все это ожидание, пока мама так или иначе умрет, словно вымывала что-то из него. Истощала. Не все битвы можно выиграть, отец, кажется, еще не смирился с этой мыслью и огрызался каждый раз, когда Скотт пытался завести разговор на тему похорон.

- Можно сказать и так, - печально улыбнулся Рейес, сжав его руку напоследок, прежде чем отстраниться. - Порой мне кажется, что мне много сотен лет, и я уже все видел в этом мире.

Его смуглое лицо казалось странно отстраненным, а взгляд желтых, будто подведенных глаз смотрел куда-то дальше, чем бескрайний космос перед ними.

- Еще наши предки говорили: “Ничто не ново под луной”, а ведь тогда мы еще не знали про Протеан, ретрансляторы и остальные расы Млечного Пути.

- Шекспир?

- Екклесиаст, сына Давида, царя Иерусалимского.

Рейес повернул голову в его сторону, и Скотт рассмеялся.

- Не смотри на меня так. Когда живешь с умницей, говорящей на шести языках, включая наречие элкоров, когда каждое слово по полчаса выговаривать надо, и не такое запомнишь.

- Должно быть, интересная у тебя семья.

Скотт не хотел затрагивать эту тему, однако что-то внутри подтолкнуло его открыться. Он даже с друзьями так легко не разговаривал.

- Мне всегда казалось, семья это те, с кем тебе хочется быть, по кому ты тоскуешь, кто одним своим присутствием делают любое место “домом”. Лучшее в твоей жизни.

- В идеале. Однако, семья может стать и источником самого худшего. Думаю, это связано с изменчивой и неоднозначной природой любви, - легко подхватил Рейес.

- Ты любил?

- Возможно, - странно произнес тот, смотря пустым взглядом перед собой. - Мне так казалось. Сейчас не уверен. Многое произошло, что поставило под вопрос некоторые вещи.

- Какие?

- Достаточно ли только любить.

Скотт задумался об отце, который, конечно же, любил их с Сарой, только дурак это не заметит. Однако и переделать он себя не мог: умерить свою гиперответственность за других, стать мягче, более открыто выражать свои чувства, чаще говорить с ними обоими, хоть немного поднять броню, которую носил круглыми сутками напролет. Сара была так на него похожа: всегда профессионал, дело превыше всего, трудоголизм на уровне робота, и никакой личной жизни. Их любовь была как далекое солнце: светит, но не греет.

Скотту говорили, что он такой же упрямый осел, как Алек Райдер. Идеалист в самом худшем смысле слова, да еще и с чертовым благородством, которое никому не сдалось.

- Не могу сказать, что знаю ответ на этот вопрос.

Рейес очнулся из своего транса и вспомнил, что кроме него есть кто-то рядом.

- Когда любовь настоящая, ты просто знаешь.

- Вот так просто?

- Вот так просто.

- И с первого взгляда?

Рейес рассмеялся и покачал головой.

- О нет, не всегда. Иногда это очень долгий путь, и в его начале ты даже не знаешь, что человек перед тобой станет для тебя целым миром.

- Или что уничтожит этот мир до основания.

- В том числе, - медленно кивнул Рейес, его взгляд был полон боли, глаза странно блестели.

Скотту не нужно было заканчивать Университет Саларианцев, чтобы понять, что за словами Видала стояло что-то огромное, все еще приносящее ему страдания только при одном воспоминании. Как и понять то, что это не его дело.

Они сменили тему и больше к ней не возвращались, до самого скачка обсуждая последнюю игру Ревущих Варренов против Мега-Божьих-Коровок, оказавшись оба поклонниками старого доброго футбола.

Рейес несколько раз вставал, чтобы проверить заднюю панель, прося Скотта присмотреть за экраном. На второй раз Скотт, вдруг почувствовав слабость, душераздирающе зевнул.


Наверное, он заснул, потому что очнулся от особо громкого треска остывающего корпуса. Скотт огляделся: боковая дверь была открыта, из нее лился свет, и нескольких контейнеров не хватало. Он включил шлем, достал винтовку и вышел, стараясь не шуметь.

Кроганские яйца, вот как знал.

Эта планета была не Сидон, вместо заснеженных холмов перед ним открылась горная местность, да и гравитация больше подходила для кроганов, давя на плечи дополнительным грузом.

- Семь тысяч, - раздался голос Рейеса из-за каменной гряды.

- Шесть, или это грабеж, - ответил ему - Скотт не поверил своим глазам - огромный яг в защитном костюме. Его восемь глаз моргали вразнобой вертикальными веками, как у саларианцев.

- Что сказать, я жадный человек. Восемь, или найди того, кто будет торговать с вами за пределами Альянса.

- Ты ведь понимаешь, человек, что я могу убить тебя и забрать весь груз, не спрашивая?

Рейес и глазом не моргнул перед угрозой массивной туши.

- Девять, и, если продолжишь угрожать, следующая цена может возрасти вдвое.

Яг насмешливо прошипел и только попытался поднять трехпалую руку, как у турианца, только массивнее и больше, как Скотт среагировал: включил режим залпового огня и, вскинув винтовку, выстрелил возле рогатой головы в каменную породу. Крошка осыпалась, и яг пригнулся, испуганно попятившись.

- Шевельнешься в его сторону и попрощаешься с ушами, - Скотт понимал, что Рейес сам провоцировал яга, но, если тот рассвирепеет, им обоим несдобровать. Последний раз, когда пойманного из их расы пытались изучать в университете Саларианцев, тот пробил две дыры в корпусе здания размером с огромный грузовик.

- Я сказал прийти одному! - зарычал тот, поглядывая теперь в обе стороны.

- А еще ты сказал, что заплатишь семь тысяч кредитов, не торгуясь. Кажется, мы с тобой оба не держим своего слова.

Рейес сложил руки на груди, излучая уверенность, будто все шло по плану. Яг дернул ушами, взвешивая альтернативы, и наконец буркнул.

- Ладно, по рукам.

- Двенадцать.

- Что?!

- Я предупреждал про угрозы.

Кажется, яг пытался просверлить в Рейесе дыру, точнее восемь, но тот по-прежнему стоял, будто не было ничего более нормального, чем диктовать тому свои условия, хотя на самом деле яг при желании мог убить их обоих, да еще и челнок разломать пополам. Если Скотт не проживет достаточно, чтобы выстрелить прямо в затылок, где голову яга не защищали пластины.

Однако яг не знал, что их только двое, а потому, что-то проговорив на своем языке, набрал сумму на омни-туле и перевел деньги. Рейес довольно улыбнулся, забыв обо всех недопониманиях разом.

- Приятно иметь с тобой дело. Райдер, скажи нашим отбой.

Скотт изобразил, будто переговаривался со своим отрядом, и взмахнул рукой, командуя отступление. Они вернулись к челноку, прислушиваясь к каменным холмам, не преследует ли их яг.

Только когда они взлетели, Скотт отключил шлем и убрал винтовку за спину. Гнев клокотал в нем, как медленно закипающий чайник.

- Итак, - он постарался, чтобы его голос оставался спокойным.

Вот почему панель навигации показывала неверное время, их грузовая подъемность была превышена. Он должен был догадаться.

- Итак.

- Скрытный ублюдок.

Рейес улыбнулся, бросив на него косой взгляд.

- Судя по тому, что я еще не получил по лицу, ты не так уж и расстроен.

- О, я расстроен, просто умею держать себя в руках. Но ты опасно играешь с огнем.

- Что сказать, - пожал тот плечами, - я азартный человек.

- Ты не хотел делиться? - Скотт бы понял это, к тому же деньги для него не имели такой важности - никакие тысячи кредитов не купят ему уважение в Альянсе. Может, если только героическая смерть.

Челнок прошел стратосферу, и Рейес включил автопилот, направляясь к ретранслятору.

- Ты поверишь, что я не хотел втягивать тебя в неприятности?

- Нет.

Рейес тяжело вздохнул.

- Признаю, это была не слишком хорошая идея. Кстати, ты держался молодцом. Спас мою шкуру.

От его покровительственного тона Скотта чуть не передернуло.

- Не подлизывайся, ближе к делу.

Поняв, что выбрал неверную тактику, Рейес развернулся к нему лицом, наклонившись ближе и доверительно заглянув тому в глаза.

- Скотт, - мягко обратился он, - а как, по-твоему, надо сообщать человеку, которого знаешь пару часов, что работаешь контрабандистом?

- То есть, это была твоя не первая такая сделка. И что с остальными до меня? Ты их подкупал? Или как меня вырубал, снизив уровень кислорода? - Какое-то подобие вины мелькнуло в глазах Рейеса, хотя это могло быть простое недовольство, что Скотт сложил два и два. Скотт покачал головой. - Поверить не могу, что ты мне понравился.

Рейес, казалось, на секунду искренне удивился.

- Но ведь понравился же. Первое впечатление не всегда обманчиво.

- Поговорка вообще-то звучит наоборот.

- Двадцать процентов от сделки?

Скотту захотелось удариться лицом о панель.

- Чтобы твоя несуществующая совесть замолкла? Или чтобы я не выдал тебя трибуналу, когда мы приземлимся? - Рейес выпрямился, тяжело вздыхая, и Скотт вдруг понял: - Или чтобы не убивать меня прямо здесь?

- Я не собираюсь тебя убивать, Скотт. Во-первых, твой отец меня со свету сживет. Во-вторых, ты хороший парень, которому просто не повезло связаться со мной.

Да, возможность удариться о панель головой становилась все заманчивее.

- Так ты знаешь, кто мой отец.

- Конечно, знаю, - Рейес закинул ногу на ногу, - просто не хотел, чтобы ты чувствовал себя неловко. О нем знает каждый, кто хоть сколько-то интересуется последними разработками в ИИ. И у него до сих пор множество друзей, так что не уверен, что от него можно скрыться хоть на краю вселенной.

Скотт поднялся с кресла и ушел к боковому люку, желая физически оказаться подальше от Рейеса. В окне все так же мелькали безразличные звезды. До Сидона еще пару часов, а потом он может попроситься на другой челнок.

Сзади скрипнуло кресло, и раздались шаги ботинок по стальному корпусу.

- Скотт, ты мне тоже понравился.

Райдер сжал зубы в ярости, с неимоверным внутренним усилием заставляя себя сдержаться. Так вот какая теперь тактика.

- Я не скажу властям, можешь не переживать.

- Спасибо.

Рука утешающе легла ему на плечо, и Скотт понял, почему отец порой срывался на нем. Потому что ему было не все равно. Должно было. Они не виделись годами, и все же он волновался за них, и именно они делали ему особенно больно. Скотт делал ему больно. Возможно, специально, чтобы увидеть, что ему не все равно.

Скотт медленно развернулся, скрыв все эмоции, и неожиданно оказался перед Рейесом. Тот смотрел на него с сочувствием и неуверенной улыбкой.

- Ты еще молод, Скотт, и встретишь людей, которые будут достойны твоей симпатии. Поверь мне. Я слышал про твою мать и ее состояние, и ужасно сочувствую, должно быть, это нелегко - день за днем смотреть, как жизнь идет своим чередом, пока близкий человек умирает. Я правда понимаю. Ты попал в не самую хорошую компанию, но это не значит, что нам надо расставаться врагами.

Ох, эту тему он поднял зря.

- Сядь на место. - Скотт убрал его руку с плеча, смотря ему прямо в глаза. - Ты меня не знаешь. Ты не знаешь моего отца. Ты не знаешь, что я чувствую. Ты дешевый трус, который боится доверять людям из-за каких-то жалких кредитов.

Вместо того, чтобы обидеться, Рейес низко рассмеялся, положив руки на стену возле головы Скотта и встав еще ближе. Райдеру пришлось сделать шаг назад, чтобы не оказаться к нему вплотную.

- Что правда, то правда. Со временем ты тоже научишься осторожности. К сожалению, это неизбежно, и так устроен мир.

- О, то есть теперь ты выступаешь учителем на моем нелегком жизненном пути?

- Скорее ошибкой, которую клянутся больше не повторять, как совсем недавно мне весьма любезно подсказали, - Рейес горько улыбнулся.

- Я сменю челнок по прилету на Сидон и забуду твое имя сразу, как только за мной закроется люк, - Скотт пожал плечами, чувствуя себя неуютно от того, как близко стоял Рейес.

- Жаль, я собирался предложить тебе сотрудничество. Хотя бы пока ты не отправишься с ковчегом покорять золотые миры. По-моему, мы неплохо справились.

- Быть соучастником контрабанды?

- Занятие неблагородное, но прибыльное.

- У тебя разве нет других на примете, кто не против заработать?

- С ними есть риск, что они пожадничают и пристрелят меня по пути.

- А со мной нет?

- Ты же сам сказал, я тебе нравлюсь, - лицо Рейеса смягчилось, и он замер взглядом на губах Скотта, отчего у того перехватило дыхание.

- Нет, - выдохнул он, сглотнув и почувствовав, как сердце пустилось вскачь. Температура вокруг будто поднялась на пару градусов.

- Жаль, - тот даже не моргнул, медленно приближаясь к его лицу, смотря то в глаза, то на губы. - И у меня нет ни единого шанса тебя уговорить?

Последнее было сказано в считанных дюймах от лица Скотта, и тот почувствовал касание теплого воздуха. Рейес не прижимался, но все еще находился в опасной близости, зажав его возле стены. Он был выше буквально на пару сантиметров, однако казалось, что он закрывает собой весь остальной мир.

- Ни шанса, - уперто повторил Райдер.

Если Рейес думает, что он будет краснеть, как первокурсница, не на того напал. Конечно же, он покраснел, но это не значило, что его решимость хоть как-то дрогнула от ощущения теплого тела рядом.

Чуть отстранившись, чтобы заглянуть ему в лицо, Рейес довольно хмыкнул. Да, да, смотри, да, румянец, да, уши пылают, как будто их подожгли, это все чертова бледная кожа. На Рейесе небось не видно с его-то смуглой, бронзово-гладкой кожей, будто ему и бриться не надо. С его полными губами...

Заметив, что Скотт на него пялится, Рейес облизнулся.

- Ты знаешь, я мог бы компенсировать твои неудобства, раз уж частично в них повинен.

От мысли, что именно тот предлагал, глаза Скотта расширились.

- Ты сумасшедший? Мы знакомы пару часов!

- Кажется мы определились, что у меня вообще большие проблемы с моралью. Почему бы не извлечь из этого выгоду для нас обоих?

- А для тебя все упирается в выгоду?

Рейес посмотрел ниже, в район паха Скотта, прикрытого пластинами брони.

- Упирается, говоришь…

Скотт нервно рассмеялся, положив для устойчивости руки тому на плечи. Довольно приятные, мужские широкие плечи.

- Ублюдок, - больше со смехом повторил он, пытаясь его оттолкнуть, но все его усилия не сдвинули Рейеса ни на дюйм.

Тот вдруг прижался вплотную, все еще удерживая руки на стене, коснулся гладкой щекой его щеки и так и замер. Скотт чувствовал, как чуть учащенное дыхание Рейеса касается шеи, и если бы не броня, он бы чувствовал и его сердцебиение.

- Это плохая идея.

- Я полон плохих идей, - Скотт мог поклясться, что низкий голос Рейеса прошел вибрацией прямо по позвоночнику в пах. - А еще я знаю, как снимается твоя броня за две минуты.

- Эта особенно плохая.

- Значит, у меня в них определенно талант.

- Если ты так думаешь уговорить меня, не получится, - Скотт надеялся, что звучит достаточно убедительно, потому что совершенно не чувствовал себя способным выдержать еще пару минут такого соседства.

- Скотт, - собственное имя осело на коже шеи горячим воздухом, и он повернулся к Рейесу. В полутьме его зрачки были расширены и странно блестели. - Ты мне очень нравишься. Понравился с первого взгляда. Я хотел, чтобы ты успел узнать меня получше, прежде чем открыть тебе правду.

И у тебя получилось, - хотелось сказать Скотту, но он промолчал.

- Ты должен был проспать до середины пути на Синод, но я слишком состорожничал с уровнем кислорода, боясь, что у тебя может обнаружиться какая-нибудь аномалия, и я нанесу твоему здоровью непоправимый вред. Я обещал себе, что приглашу тебя выпить, как только мы вернемся на Землю.

- Я планирую отказаться.

- Знаю, - несмотря на резкий ответ, Рейес улыбнулся. - Очень мудро с твоей стороны.

Как он умудрился все выставить так, что Скотт чувствовал себя какой-то упертой свиньей, уму непостижимо. И вообще он обычно по женщинам, по азари, даже по кварианкам, но никак не по гадам, от которых пахнет вчерашним виски, потом и химической смазкой оттого, что накануне Рейес проверял у челнока уровень жидкостей в двигателе.

Распусти Рейес руки, и Скотт уже давно бы проверил, насколько у пилота хорошая физическая подготовка, проведя болевой прием. Но тот словно интуитивно чувствовал, где проходит граница, и шел по краю. Очень-очень опасному краю, снова приблизившись к Скотту и обдав дыханием, на этот раз подловив того на вдохе.

Они так и стояли, дыша друг напротив друга, и Скотт бездумно скользнул по груди Рейеса вниз, по комбинезону, защищавшему мягкий живот, еще ниже - вот же пыжачье дерьмо, он убрал руки раньше, чем достиг запрещенной зоны. Рейес улыбнулся шире, наклонившись будто за поцелуем в шею, и Скотт сам открылся, ощутив, как тот коснулся его горла носом и чуть прохладной щекой.

Пикнул автопилот.

“Приблизительное время до рентранслятора две минуты. Автопилот отключится через одну. Займите место пилота, или челнок перейдет в состояние ожидания”.

- Вот же черт, - разочарованно дыхнул Рейес куда-то ему в ворот брони и отстранился. - Когда прилетим, не уходи далеко.

Снова чувствуя твердую поверхность под ногами, Скотт проводил его взглядом, собираясь весь оставшийся полет оставаться возле груза. Его ожидал побег прямо с Синода, и Райдер предвкушал, как будет объяснять сержанту, какого черта свалил раньше своего напарника.

Чтоб его геты взяли, засранца. Его - и стояк, который теперь мешал Скотту сесть обратно в кресло.


До самого приземления на Синоде у Рейеса больше не было свободного времени: они вышли за территорию Альянса, и было слишком опасно оставлять челнок на автопилоте. Райдер на провокации Рейеса не велся, игнорируя все его попытки поговорить. Как жужжащая муха, не более.

Когда дверь люка открылась, в челнок ухнул такой ветер, что Скотт с непривычки еле устоял. Спрыгнув на платформу, он передал планшет местному рабочему и, вместо того, чтобы подняться обратно на челнок, ушел к лагерю пешком.

Стоило ему назвать свое имя, начальник смены позвал двух огромных парней. Они разоружили его, забрали броню и увели на корабль, где заперли в одиночной камере. Скотт сначала даже не понял, что произошло. Он думал, что ему полагается отдых, и парни вели его к каюте, но не тут-то было. Никто не ответил на его крики, оставив в четырех стенах, и Скотт устало повалился на пол, где и провел все время до самой остановки.

Пол больше не вибрировал, значит, они куда-то прилетели. Услышав шум за дверью, он поднялся. Это явно из-за Рейеса. Из-за кого еще. У него больше нет знакомых идиотов, занимающихся нелегальными сделками прямо под носом у Альянса. Кретина кусок.

Отец его убьет.

Его провели в стыковочный отсек Цитадели, а затем в подвальные помещения СБЦ - местной системы охраны, где в основном служили лишь немногословные турианцы. Его провожатые сообщили ему, что его ведут на допрос. Ну ахренеть просто. Везет, как утопленному крогану.

В пустом кабинете его встретил офицер Тригин Кризе, турианец с красными узорами на лицевых пластинах. Скотт устало потер глаза. Он не спал уже больше суток, если его подсчеты были верны. Омни-тул у него забрали еще в лагере на Синоде, так что приходилось верить внутренним часам.

- Рядовой Райдер, доложите о произошедшем во всех подробностях.

Скотт рассказал, упустив детали о неизвестной планете по пути, яге и контрабанде. Сам себе он могилу точно не станет рыть. Он, конечно же, мог выложить правду о Рейесе, но все еще оставалась надежда, что они выкрутятся.

- Может, скажете, в чем именно меня обвиняют?

- Вас ни в чем, однако было анонимное сообщение, что кто-то из многочисленного отряда “Анубиса” занимается нелегальной торговлей ресурсами Альянса. Мы проводим расследование. Ваши показания имеют лишь косвенное значение, потому что сейчас мы занимаемся вскрытием панели на вашем челноке, и его навигация покажет нам все факты.

Скотт устало вздохнул. Ну вот, приехали. Если он увидит Рейеса, то убьет его голыми руками.

- Сколько мне светит? - меланхолично спросил он.

- Восемь лет в тюрьме строгого режима без права на посещение или обжалование.

Отлично. Мама за это время точно умрет, папа и Сара отправятся в Андромеду, а ему куковать здесь в одиночестве. Этого ведь он хотел? Вот и получил. Теперь наслаждайся.

- Мне больше нечего добавить.

Турианец кивнул:

- Как пожелаете. Вас проводят в вашу камеру до выяснения всей информации. Адвоката вы сможете нанять только после оглашения обвинения.

Радуясь, что его хотя бы ведут без наручников, как гражданского, Скотт прошел с охраной до блока заключенных, где ему открыли дверь в небольшую камеру. Кто-то здесь уже обитал. Райдер увидел обнаженную загорелую спину, пока его сокамерник умывался возле раковины.

Скотт и сам ощущал себя без брони, будто его раздели до гола. Нижняя футболка и штаны не защитят даже от ножа, не то что от бластерного пистолета. Он так влип, что теперь точно не отвертеться.

- Просто блеск, - проговорил он, стирая холодный пот с лица.

Услышав голос, его сокамерник обернулся, и это оказался Рейес, спокойно вытиравшийся полотенцем.

- Ты, - с угрозой произнес Скотт, руки вдруг зачесались набить ему морду, вот только он знал, что, начав, он вряд ли остановится. Еще никто не приводил его в такое бешенство одним своим видом.

Взглянув в сторону охраны в коридоре, Рейес приблизился, схватил Скотта и толкнул его спиной на кровать, с неожиданной силой оседлав его сверху. Полотенце оказалось у Скотта во рту, а сам Рейес склонился, удерживая его руки за головой. Больше от неожиданности, Скотт удивленно моргнул и протестующе замычал.

- Если ты начнешь кричать, я тебя вырублю очень грязным приемом, и тебе это не понравится.

Скотт сквозь полотенце послал его “сосать кроганский хуй”. Рейес разобрал достаточно, чтобы рассмеяться.

- Как прекрасно знать, что мы все еще на одной волне. Ты что-нибудь сказал на допросе?

Перед его глазами была чужая, обнаженная гладкая грудь, с шеи свисали жетоны, и Скотт выдохнул через нос и отрицательно промычал, чувствуя, как Рейес сжимает его бедрами, елозя задницей по его члену, чтобы устроиться удобнее на узкой койке. Нашел, где рассесться, ублюдок.

- Точно?

Скотт снова послал его, но уже взглядом.

- Умница. Кто-то слил информацию, не зная, что мы меняем данные в навигационной панели сразу после сделки, и у СБЦ ничего на нас нет.

Скотт вопросительно промычал.

- Я же не идиот таскаться по другим планетам, оставляя все данные в челноке. Ты за кого меня держишь?

- За гребаную, хитрую сволочь, - промямлил Скотт, отплевываясь от полотенца, которое Рейес наконец убрал с его лица.

Тот радостно заулыбался, и Скотт непонимающе спросил:

- Ты чего радуешься? Мы в тюрьме.

- Рад тебя снова видеть. Думал, ты уже сбежал, и мне придется искать тебя по всей Земле. Меня могли не отпустить до твоего отлета, представляешь, как было бы печально, улети ты без прощального поцелуя завоевывать галактики? Настоящая книжная драма.

Скотт открыл рот, а затем захлопнул, не веря своим ушам.

- Ты любишь читать?

- И декламирую стихи, - тот серьезно кивнул. - Две страсти надо мной, как духи, властны, в покое и отчаянье моем; Мой светлый ангел, юноша прекрасный, и женщина, окрашенная злом.

- Не сбивай меня с мысли, - Скотт попытался вырваться из его хватки, но Рейеса, кажется полностью устраивало их положение. - Как насчет времени полета? Мы потеряли около двух-трех часов, это точно не скрыть никакими махинациями с техникой.

- Я сказал, что мы занимались сексом, и пришлось сделать остановку возле ретранслятора.

- Ты сказал ЧТО?!

Его крик разнесся по всем коридорам, и охрана заглянула в коридор, проверяя их в камере. Увидев их позу, турианец пожал плечами и вернулся на пост.

- Я тебя убью, - Скотт вырвался из чужой хватки, и Рейес соскользнул с кровати, издевательски закинув полотенце на плечо.

- Не раньше, чем нас освободят, иначе ты рискуешь своей свободой. Снова.

- Ненавижу, когда ты прав.

Рейес удивленно посмотрел в его сторону, явно не ожидая, что тот согласится с ним и уж тем более останется сидеть на месте с потерянным лицом.

- Скотт, я сожалею, что втянул тебя в это все.

- Не сожалеешь.

Рейес кивнул.

- Не сожалею. Из тебя вышел бы отличный напарник в счастье и радости, горе и болезни. Жаль, что ты не хочешь присоединиться.

На этот раз Скотт не уловил ноты фальши.

- У меня есть дела поважнее, чем вытаскивать твою задницу из каши, которую ты сам и заварил.

- Семья, я помню, - Рейес прислонился плечом к стене, смотря на него с нежностью, и Скотту стало даже хуже, чем когда они зажимались на челноке.

В его взгляде чувствовалась сила. Еще только отголосок, эхо настоящего чувства, но оно могло быть больше. Намного больше. Рейес знал это, Скотт тоже. И они оба не собирались ничего с этим делать. Рейес не изменится, Скотт улетит через пару месяцев в другую галактику. Иногда чувств действительно недостаточно.

Внезапно из коридора раздался шум, и Скотт с ужасом узнал звучный голос отца.

- Немедленно проводите меня к моему сыну.

Волосы на затылке встали дыбом.

- Пыжачья жопа, мне хана.

Рейес кинул на Скотта любопытный взгляд, а затем в сторону коридора.

- Ты его боишься?

Он не понимал, никто не понимал, пока не сталкивался с его семьей лицом к лицу.

- С ним по-любому Сара, - ее возмущенный голос присоединился к отцовскому, и Скотт понуро повесил голову. - Теперь точно хана.

- Твой близнец? Она такая же симпатичная?

Когда турианцы, наконец, поняли, что спорить с двумя разъяренными Райдерами невозможно, они пропустили его сестру к камере. Сара вбежала в коридор, судорожно оглядываясь. Она была в ученой робе, видимо, сорвалась прямо с исследований. Волосы, убранные в хвост, нервно метнулись в сторону.

- Скотти! - она схватилась за решетку, магнитное поле не позволило ей открыть дверь. - С тобой все в порядке? Ты не ранен?

Скотт тяжело вздохнул и поднялся с койки.

- Все в порядке.

- Не волнуйтесь, милая леди, ваш брат в целости и сохранности и, как только это недопонимание разъяснится, вернется в состав невинных граждан, - Рейес галантно кивнул ей, приветствуя.

Он все еще был обнажен по пояс, и только полотенце свисало с шеи.

- А вы кто? - она удивленно моргнула.

- Рейес Видал к вашим услугам, - тот очаровательно улыбнулся, и Скотт от досады зарычал.

Понеслась. Режим “джентльмен” для пускания пыли в глаза активирован. Если бы он мог, он дал бы Рейесу пинка.

- Я так им и сказала, - возмущенно продолжила Сара. - Мой брат не контрабандист. Он честный, ответственный и чтит законы Альянса.

- Мне посчастливилось увидеть все эти качества лично.

- Это ошибка, он не должен сидеть в тюрьме.

- Действительно, - Рейес посмотрел на Скотта, и тот ответил ему полным ярости взглядом.

Только попробуй что-нибудь сделать моей сестре, и я из тебя гетскую котлету сделаю. Даже лица не останется, чтобы опознать.

- Почему они вас схватили?

- Боюсь, мы с вашим братом повели себя очень безрассудно, сделав остановку в одной из систем.

- Рейес, - предупредил Скотт, но тот даже глазом не повел.

- “Безрассудно”, это про него, - Сара недовольно хмыкнула. - На вас напали?

- О нет…

- Рейес, только попробуй.

Тот обернулся и сделал вид, что раздумывает.

- Боюсь, Скотт, твоя сестра узнает так или иначе, даже если мы захотим держать наши отношения в секрете. От этого зависит наша свобода и честное имя.

Скотт подошел к Рейесу, еле сдерживаясь, чтобы не придушить того голыми руками. Какие такие, крогану в жопу, отношения?!

- Не втягивай ее в это.

- Вы что, сделали остановку, чтобы потрахаться?

- Сара! - Скотт не ждал такой подлости, тем более от сестры.

- Леди сама обо всем догадалась, видишь, не стоило переживать.

Скотт от досады зарычал, пряча лицо в руках. Вот и докажи, что ты не пыжак. Он не мог сказать, что не спал с Рейесом, потому что охранники его услышат. Ладно, хуже его репутация стать не может. Так ведь? Он сделал глубокий вдох, и решил отпустить ситуацию с миром.

- Да, мы трахнулись, и теперь нас будут судить по подозрению, что в это время мы занимались контрабандой.

Что они, собственно, и сделали, гет Рейеса подери.

- Только ты мог попасть в такую идиотскую ситуацию, - Сара покачала головой. - Прямо когда всем нам больше нечем заняться, кроме как вытаскивать тебя из тюрьмы. Мама не знает, что ты здесь, кстати, и только попробуй ей сказать, я сниму с тебя кожу живьем.

Рейес удивленно свистнул, и Скотт кивнул ему.

- Она может.

- Могу, - Сара воинственно устроила руки на поясе.

- Тогда мне стоит опасаться вашего гнева, мисс Райдер.

- Стоит. И только попробуй разбить моему брату сердце.

- Не могу и помыслить о таком. Его боль - моя боль. Мое единственное желание, чтобы Скотт был счастлив, какое бы решение ни принял.

Скотт закатил глаза, сложив руки на груди. Когда уже этот фарс закончится? Можно он просто выйдет в окно? Из коридора послышались шаги, и отец в сопровождении турианцев приблизился к камере. Вместе с ними был Кирзе.

- Мы получили все данные, и обвинения сняты. С вас обоих. Можете быть свободны.

Они с Рейесом переглянулись, и тот расплылся в счастливой улыбке.

- Люблю, когда все хорошо заканчивается, - вдруг он снял полотенце и закинул его Скотту на шею, приблизив его лицо к себе рывком. У них получился странный, громкий и довольно невинный поцелуй, после чего Рейес выставил его за дверь камеры на руки родне.

Скотт послал ему испепеляющий взгляд, но ничего не сказал. В конце концов, они могут больше и не увидеться. Пропустив сестру и отца вперед, Скотт обернулся на выходе. Рейес печально улыбнулся в ответ, видимо, подумав о том же, и подмигнул.


Сидя возле кровати матери, Скотт размышлял. Теперь у него было много времени без баров и подработок на стороне. Сара устроила ему домашний арест, раз они собирались выдвигаться через пару недель. Не то чтобы он не мог его нарушить, просто - зачем? Мама уже не разговаривала, она даже просыпалась редко. Скотт сидел рядом на стуле и держал ее за руку, думая, пошел ли бы он в порт, зная, кто такой Рейес? Зная, что их ждет? Как он его обманет, использует и выставит идиотом перед сестрой и отцом. Будто это была идея Скотта заняться сексом посреди космоса в середине миссии!

Гетский говнюк.

Да, он бы пошел на это еще раз. Скотт улыбнулся своим мыслям и сжал руку мамы крепче. И он прошел бы через каждый день, когда они с мамой разговаривали здесь, в палате медотсека, зная, что она умрет. Его горе и его счастье - это то, что составляет его жизнь, и он не откажется ни от одной из ее частей.

В болезни и горе.

В счастье и радости.


Часть 2

Андромеда. Настоящее время.


После первого удачного киномарафона они с командой решили повторить посиделки, на этот раз собравшись в грузовом отсеке.

Первым Кора предложила “Титаник”: драму про двух влюбившихся кварианцев на космическом корабле, который терпит крушение из-за столкновения с огромным метеоритом. Все смотрели в ужасающем молчании, Драк уснул у Скотта на плече, и только Гил с Суви тайком утерли пару слез.

Ветра - романтичная душа до самых мандибул - выставила “Ромео и Джульетта”, где два крогана из разных кланов не могли быть вместе из-за вражды их семей. Как понял Скотт, от содержания книги отступили, добавив к концу гораздо больше смертей, а резня в исполнении Джульетты в финале взбодрила даже тех, кто успел уснуть на “Титанике”.

Последним за вечер шел “500 оттенков синего”, сильно заинтересовавший СЭМа историей Матриарха азари, которая влюбилась в человеческую женщину. Как тот оказался в подборке, которую Скотт скачал с архива Нексуса, он не мог и предположить, но все согласились. “В чисто научных целях”, как сказала Лекси, хотя Скотт мог поклясться, что днем слышал из медотсека ее хихиканье при разговоре с СЭМом.

По случаю был приготовлен ящик реплицированного пива и странный алкоголь с Айи, чье название Скотт не запомнил. Лекси по соседству устроила чемодан с инструментами и шприцами.

- Док, мы же не на работе, - Лиам рухнул рядом на свой диван, кроме Скотта с ним отваживался сидеть только Джаал, да и то потому, что усердно пытался влиться в их коллектив, и Лиам был его проводником в мир непонятных пришельцев.

- Это на случай, если у кого-то обнаружится аллергия, - она кивнула на металлический графин. - Я не собираюсь отвлекаться, если кого-то скрутит анафилактический шок.

- Такой интересный фильм? - удивленно спросил Джаал.

- Не совсем, - Пиби пристроилась на пол возле ног Скотта, заговорщически улыбаясь и напоминая ребенка, который только что объелся конфет. - Я ставлю, что он не выдержит и половины фильма, - прошептала она Скотту.

- Ставлю на сцену с синей комнатой, - как Гил их услышал, неся в руках раскладной стул со второго этажа, было совершенно непонятно. Вскоре вокруг дивана выстроилась батарея из бутылок.

- До первого щелчка биотическим хлыстом, - Драк устроился на контейнерах, сваленных возле “Кочевника”, те крякнули под его броней, но выдержали.

- Заметано.

Они поставили сотню кредитов, и их выиграла Ветра, многозначительно поставившая на то, что ангара видали и не такое. Весь фильм Джаал сохранял удивительное спокойствие, а под конец пожал плечами, заразившись движением от Лиама:

- Практичнее Матриарху Арезии было выбрать кроганку, они лучше приспособлены выдерживать боль и биотические удары.

- Согласен с ушастым, - кивнул Драк, отхлебывая из стакана. - Наши от пары шлепков не расклеятся.

- С другой стороны, людской покров должен быть особо чувствителен, и Матриарх, видимо, настоящий мастер своего дела. Ей явно понадобились годы, чтобы научиться управлять биотикой. Это сложно?

Все посмотрели на Кору.

- Как учиться огромным молотом гладить кошку, - она скормила остатки попкорна пыжаку, и тот выдал довольную трель, прежде чем подняться выше по контейнерам с миской, чтобы никто не смог отобрать у него еду.

- СЭМ, а ты что думаешь? - спросил Скотт, с улыбкой глядя, как его команда передает выигрыш.

- Вышло познавательно.

- Постой, - Пиби вдруг с подозрением уставилась на Ветру, которая только что подтвердила по омни перевод кредитов. - А откуда ты знала, что ангара тоже практикуют что-то подобное?

- Я спросила его прямо перед фильмом.

- Эй, это мухлеж, - возмутился Гил.

- Нет, если вы сами предложили спорить на деньги.

Ветра самодовольно ухмыльнулась и налила себе еще странной настойки от ангара. Та была с легкой острой нотой, но гораздо насыщеннее и вкуснее пива.

- Интересно, как много пройдет времени, прежде чем снимут новые фильмы?

- Один уже снимают, - Кора посигналила в сторону Скотта бровями. - Кери Т’Весса работает над хроникой под названием “Тропа героя”. Представляете, с нами будет летать кинозвезда.

- Или мне уделят черный экран памяти.

- Мы позаботимся о прощальном слове, - пообещала Драк. - Что-нибудь вроде “он был здоровенной занозой в заднице у кеттов”.

- А его любимые кексики назывались “Для юного первооткрывателя Галактики”, - добавила Лекси, изрядно веселясь.

Скотт впервые видел, чтобы она столько улыбалась. Обычно она была сплошь занята и появлялась только затем, чтобы сделать очередную инъекцию и устроить краткий допрос.

- Это была секретная информация, - возмутился Скотт. Их достала ему Ветра, но он не знал откуда: та молчала как партизан.

- Не для нас, малыш, - покачал головой Драк. - Ты хуже хомяка, пойманного в грузовом отсеке: сплошь пустые коробки и крошки.

- Наладим производство и разбогатеем на твоем имени, раз уж нас никто не возьмет на работу после того, как мы профукаем надежду всего Млечного Пути, - Гил хлопнул его по плечу.

- Тогда завещаю доверить название кексиков Келло.

- Ты ему потакаешь только потому, что он дал тебе коды на безграничное пользование кофе и горячей водой в душе.

- У тебя нет доказательств, - Скотт насмешливо потянулся, зевая во весь рот. - Так, я пошел спать, не подеритесь тут без меня.

- Райдер, еще только начало вечера! Куда ты сбегаешь? - несколько недовольных голосов заполонили грузовой отсек “Бури”.

- А я так надеялась увидеть тебя пьяным, Райдер!

- Для начала сама оставайся достаточно трезвой, чтобы запомнить, Пиби. - Скотт соврал бы, если бы сказал, что ему не была приятна их забота. - Если кто согласится завтра встать рано утром, чтобы отчитаться перед Эддисон, то пожалуйста.

- Скажи, что у тебя выходной, - предложил Лиам.

- Идиот, у Первопроходцев нет выходных, - Пиби запулила в его густую шевелюру попкорном, и тот зацепился, как гирлянда на елке.

Скотт оставил их обсуждать, какой еще можно посмотреть фильм, а сам вернулся в свою каюту. Последние полчаса он и вовсе не запомнил, пытаясь не уснуть - от пива его разморило, и в теле поселилась приятная усталость. Это была лучшая неделя в пути, которая ему выпадала за последнее время. Он рухнул на кровать и уже оттуда снял штаны с футболкой и зашвырнул в сторону дивана.

О да-а. Вот так, вот теперь хорошо.

Простынь пахла стерильным раствором. Гораздо лучше, чем криокапсула, которая воняла застоявшимся холодильником, и уж точно лучше, чем его койка на Нексусе или на Продромосе. Аванпост только отстроился, глупо было ждать все удобства, однако, после того, как они избавились от кеттской базы и решили проблему с подземными толчками, возвращаться к песку в трусах не хотелось.

Хоть на корабле ночуй в следующий раз, черт возьми.

- Райдер, прошу прощения, могу я задать личный вопрос? - обратился СЭМ по внутреннему каналу.

“Конечно”, - Скотту было даже лень разговаривать вслух, так что он ответил через имплант. Он будто громко говорил внутри своей головы. - “Ты же и так у меня в мозгах, СЭМ”.

- Твой отец рекомендовал спрашивать разрешения, прежде чем касаться вопросов сексуальной жизни. По моим данным, человеку необходима физическая разрядка. Причины, по которым твой отец воздерживался, мне понятны. Почему ты избегаешь этого?

Скотт открыл глаза.

“СЭМ, ты спрашиваешь, почему я не мастурбирую?” - он надеялся, что ошибся.

- Твой отец предупреждал, что разговоры на тему секса у людей являются своего рода запретными. Твой отказ от дальнейшей беседы будет более чем приемлем.

Скотт представил, как однажды, если повезет, у него появятся отношения с кем-нибудь, и вздохнул.

- “Ну... этот разговор возник бы рано или поздно”.

- При необходимости я могу уменьшить свое присутствие до стандартного мониторинга жизнедеятельности, переключив внимание на другую задачу.

“Как ты делаешь со мной в бою, только наоборот?”

- Так точно, Скотт.

“Врачи предупреждали, что после крио-сна может быть снижено либидо, так что не знаю. Просто не хотелось”.

- После пробуждения твое тело полностью восстановилось месяц, две недели и тридцать семь часов назад.

“Тогда, может, настроения не было? Знаешь, смерть папы, вся эта шумиха из-за того, что я теперь Первопроходец. Сара в медотсеке. Кетты, первый контакт с ангара. Реликты. У меня довольно плотный график”, - он зевнул, укладываясь щекой в подушку.

- Конечно. Однако, если понадобится, исходя из знаний твоих привычек и гормонального баланса, я могу составить максимально подходящую кандидатуру, если понадобится.

Скотт сонно хмыкнул.

“Как скажешь, СЭМ”.


Они спасли Мошаэ, и с тяжким сердцем Скотт взорвал “Храм Вознесения”. С какой-то мрачной решимостью он еще долго смотрел с челнока, как от пепелища идут клубы дыма.

Кинопросмотры пришлось приостановить. Джаал провел с Мошаэ весь день, а затем заперся у себя в оружейной. Скотт ждал долго, до самого позднего вечера, и, когда ангара не вышел на ужин, решил проведать. Он их командир или кто? В конце концов, именно он сделал нелегкий выбор, напрямую касающийся расы Джаала, уничтожив лабораторию по созданию кеттов ценой жизни тысяч ангара. Те спали в капсулах где-то внутри, и времени на эвакуацию просто не оставалось. Или так, или спустя пару месяцев кетты снова заполнили бы базу новыми подопытными, выбранными Архонтом для “вознесения”.

На его стук никто не ответил, а когда Скотт ввел код доступа, то увидел Джаала на коленях в углу, сжимающим в руках винтовку. Он плакал: с всхлипами, судорожным дыханием, с тихими стонами, разрывающими сердце, и Скотт несколько секунд стоял как истукан в дверях, не зная, что делать.

Шестьсот лет прошло с тех пор, как он кого-то утешал. Последний раз это была Сара, когда они оба узнали мамин смертельный диагноз. Вот только утешением это и не назовешь - он просто посидел рядом с ней, поглаживая по спине.

Что тут было сказать? Мне жаль, что твой народ уже восемьдесят лет превращают во врагов?

Скотт приблизился, нерешительно протянув руку, когда Джаал, видимо, услышав звук открытой двери, вдруг поднялся с колен и повернулся. В следующее мгновение Скотта заграбастали в объятия такой силы, что он крякнул от неожиданности и замер, позволяя тому выплеснуть свое горе.

Ангара не стеснялись плакать. У них не было смехотворных представлений, что мужчины их расы должны соответствовать каким-то древним правилам поведения. Но Джаал уже достаточно знал о народе Скотта и их укладе, чтобы понимать, насколько необычно для Первопроходца приходить и нянчиться с новеньким в их команде.

- Иногда мне очень не хватает моей семьи. Как сейчас, - признался Джаал, немного успокоившись. - Спасибо тебе, Райдер. Ты очень добр.

Сейчас Скотт меньше всего чувствовал себя добрым. Тренировки с Корой по биотике помогали ему держать себя в руках, точнее, выматывали его настолько, что он еле доползал до каюты. Вместе они выставляли щит такой мощности, что он проносился сквозь стены, охватывая весь корабль. На пару секунд, но все же.

Экипаж “Бури” притих, все ходили с серьезными, задумчивыми лицами, как после похорон. Хотя почему как? После того, как Мошаэ доставили на Айю, ангара устроили пышную прощальную церемонию для тех, кто умер на Воелде, так и не очнувшись от своего сна в капсуле Храма.

Прилет на Кадару стал для них отдушиной. С запахом стухших яиц.


Полностью занятый нелегкими думами, Скотт прошел в бар и заказал первое попавшееся пойло. Только он хотел поболтать с барменшей азари, как подсевший к нему Рейес оставил его немым почти на минуту.

Скотт еще раз глянул на дно стакана, проверяя, что ему налили, и спросил у Юми:

- Это пиво может вызывать галлюцинации?

Та картинно вздохнула, поставив перед Рейесом его напиток, и отошла подальше.

- Мы с тобой еще не знакомы. Рейес Видал, - протянул тот руку в перчатке, и Скотт окончательно удостоверился, что не в своем уме. - Друзья зовут меня по имени.

- Э…

- Скотт Райдер, я знаю, приятно познакомиться с живой легендой.

Его рукопожатие было как тогда, крепким, но без претензий на лишние заявления и ломание костей. Конечно, он знает, как зовут Скотта, они же виделись до отбытия. Или Рейесу отшибло память? После Воелда он был готов поверить в любое психофизическое дерьмо.

Скотт посмотрел на него с немым вопросом, и тот подмигнул ему. Э-э-э, конспирация?

- Взаимно, - Скотт пытался понять, что за игру вел Рейес и кого опасался, делая вид, что они встретились впервые. Однако оглядываться в такой ситуации по сторонам было не очень хорошей идеей, и он решил плыть по течению.

- У меня есть к тебе разговор, Первопроходец. Отойдем?

Скотт последовал за Рейесом к открытому балкону, и тот галантно перенес их стаканы, маневрируя между столиками. Теперь они были в добрых паре метров от ближайшего посетителя, вздумай тот их подслушать.

- Первопроходец, должен отметить, ты прибыл на Кадару в трудные времена, и, раз уж так вышло, что ты здесь новенький, я решил представиться первым. Возможно, тебе понадобится помощь. Или совет. Или что-нибудь срочно достать, или от чего-нибудь быстро избавиться. Я к твоим услугам.

- Как.., - Скотт в последний момент прикусил язык, - щедро с твоей стороны.

- Даже если тебе просто понадобится гид, ты можешь обратиться ко мне. Боюсь, Инициативу здесь недолюбливают, и ты можешь столкнуться с некоторой враждебностью местных жителей.

- Вот как.

- Подумай над этим, - Рейес чокнулся с ним стаканом, прежде чем залпом выпить. Затем он наклонился ближе, приобнимая Скотта за плечи, и почти неслышно прошептал ему на ухо:

- Ни с кем не говори. На корабль не возвращайся. Через два часа найди меня в “Тартаре”.

С этими словами Видал ушел, одарив его на прощание белозубой улыбкой, и Скотт подошел к барной стойке.

- Он никогда не платит по счетам, не так ли? - спросил он, пока переводил кредиты.

- “Никогда” имеет свойство заканчиваться в самый неприятный момент. - Она налила ему виски и поставила на стойку. - За счет заведения.

- Спасибо. А где найти “Тартар”?

- По лифту вниз к подножию горы, там не ошибешься. Единственное приличное здание в центре.

Юми посмотрела ему за спину и сделала вид, что ей срочно что-то понадобилось на другом конце прилавка. Скотт про себя чертыхнулся.

- Слышь, говнюк, собирайся, - за спиной у него стояли двое турианцев во всеоружии.

- Куда?

- Тебя хочет видеть Слоан.

- А допить можно?

Его, не церемонясь, схватили за плечо и стащили со стула. Видимо, это значило “нет”.


Скотт видел много начальников за свою жизнь, но, даже если брать только Андромеду, такие невероятные кадры встречались ему впервые.

Эддисон слишком пеклась за то, чтобы всем угодить - где это видано, чтобы выдавать протестующим оружие на Нексусе, когда станция дрейфует в открытом космосе? Это как палачу вручить топор и надеяться, что тот не отрубит тебе голову. Также она с самого начала не скрывала своей неприязни к Скотту просто потому, что надеялась на его отца, Алека, и что тот возьмет все проблемы на себя. Как будто его смерть стала для нее личным оскорблением.

Всем на Нексусе повезло, что по должности Танн оказался выше. Да, этот придурок не понимал, что своими заявлениями про тупость кроганов сам себе рыл могилу. Да, мир эмоций для него - как демон в темной пещере: не трогай - не укусит. И он катастрофически не умел нравиться людям, которыми руководил. Но Танн был умен, прагматичен, а потому лучший вариант из тех, что были доступны Нексусу после смерти всех руководителей.

Будь Скотт сторонником теорий заговоров, он бы сказал, что кто-то очень хотел заманить их в Андромеду и лишить всех шансов на выживание.

И, конечно же, Кеш. Прекрасная кроганка, которая спасла Скотту жопу от намыливания по прибытии на Нексус. Она единственная поддержала его, когда все махнули на молодость и неопытность рукой. В какой-то мере, они были в одной лодке: она единственный кроган на Нексусе, а он - единственный Первопроходец. Если они облажаются, то подведут не только себя.

Он бы проголосовал за то, чтобы Кеш стала новым директором Инициативы, да только никто не даст ей пробиться после того, как ее клан покинул Нексус со скандалом.

И вот, Слоан.

Бывшая глава безопасности “Нексус” восседала на украденном с базы кресле как на троне, закинув ногу на ногу. Скотт будто попал в один из дурацких боевиков турианцев, где авторитеты сидели в такой же позе на вершине “Башни Зла”. Слоан, видимо, их тоже видела, вот только главный урок этих фильмов пропустила мимо ушей: злодеев в конце фильма обязательно убивают. Обычно пулей в лоб.

- Ну? - грубо спросила та, упершись рукой в колено.

Скотт еле удержался, чтобы не закатить глаза. У Слоан, видимо, речевой аппарат еще меньше рассчитан на спокойную светскую беседу, чем у Танна. И откуда Гарсон набрала таких кадров? Видимо, она была в отчаянии.

- Я из…

- Я знаю, откуда ты. И кто такой, - прервала его Слоан, сверля взглядом. - Меня больше интересует, зачем ты здесь.

И почему все обращались с ним, будто он продает запасные батареи на кондиционер, стучась в двери?

- Первопроходец, будет проблематично искать хранилище на Кадаре, если местная власть выкинет нас из города, - раздался голос СЭМа в его голове.

“Я знаю”.

- Ну? - нетерпеливо спросила Слоан. - Так и будешь стоять, как истукан? Мои ребята могут помочь тебе заговорить.

- И запеть, - поддакнул турианец, стоящий за ее правым плечом.

“Но удержаться так сложно”.

- Я думаю, на Кадаре есть хранилище Реликтов, которое можно активировать, тем самым улучшив погодные условия на планете.

- И?

Скотт еле удержался от еще одного закатывания глаз.

- И я пришел предложить свою помощь.

- Ноги Инициативы не будет на планете.

- Мне не нужна ваша планета, я здесь как частное лицо.

- А я думаю, ты врешь. Я думаю, как только “Нексус” узнал наши координаты, то решил подослать кого-нибудь, чтобы все разведать изнутри, а затем напасть. Чей это план? Суки Эддисон? Ей мало крови Гарсон на ее руках?

Скотт удивленно моргнул.

- О чем вы?

- Ой, не притворяйся, что не знаешь, - Слоан скривилась, и ожог на ее лице превратил ее лицо в гримасу. - Или ты просто тупой, раз не догадался раньше. Сначала на “Нексусе” погибает весь управляющий персонал, затем она избавилась от меня, следом были кроганы.

“СЭМ?”

- Ее подозрения не беспочвенны.

“Мы расследовали зацепку с аудизаписью отца. Я знаю, что кто-то убил Гарсон и остальных, но Эддисон?”

- Данных нет. В доступе отказано.

- Меня мало волнует политика. Я просто хочу помочь людям.

- Ты эту лапшу на уши сначала перед зеркалом отрепетируй. - Слоан откинулась назад, смотря на него с нескрываемым презрением. - Сначала устроим досмотр твоего корабля, а затем я уже решу, что с тобой делать. Жди моего решения.

- Это шутка?

Скотт неверяще покачал головой. Что за идиотизм? Он пришел бесплатно очистить воду и улучшить климат, рискнув шеей в подземных строениях реликтов, а она еще и упирается. Ему что, умолять ее?

- Задержка в городе увеличится на 27%, если ты продолжишь прежнюю линию поведения, Скотт.

- А тебе кажется, что я шучу? - Слоан опасно сверкнула глазами.

- Мне кажется…

- 46% процентов.

- ...настоящий уважающий себя руководитель позволил бы другим людям решать проблемы, если сам их решить не может. А не подкладывать палки в колеса телеги, на которой все едут.

- Сначала ты заплатишь за парковку в Порту, затем - за нахождение в городе. И если мне не понравится, как ведет себя твоя шайка уродов в городе, я выкину тебя с планеты. Это ясно?

Скотт сжал челюсти.

- Конечно, ваше высочество, - он исполнил издевательский реверанс.

- 56% процентов. Рекомендую в следующий раз доверить переговоры другим лицам, более пригодным к стрессовым дискуссиям.

Кроганские яйца. Кучка идиотов, засевших на одной горе, мнит себя невероятной силой, когда как Скотт видел настоящие размеры флота кеттов и что их всех ждет, если они не засунут гордость в жопу и не начнут действовать сообща. Однако он не мог этого сказать, кругом все были слишком заняты, меряясь членами. Чтоб их всех реликты подрали.

На выходе его встретил Лиам.

- Ну как прошло?

Полжизни за сигарету, курить хотелось нестерпимо. Ничего не ответив, Скотт разочарованно и громко простонал.

- Ясно. Понятно. Что тут непонятного? Все понятно, - Лиам пожал плечами и пошел следом.


В трущобы он спустился под пожелания охранников не сварить ноги в лужах. Двери лифта закрылись, и тот с тяжелым скрежетом начал свой медленный спуск вниз, к подножью горы. В щели между жестяными пластинами корпуса мелькали далекие горные вершины, ветряные мельницы и воздушные шары, служившие вместо наблюдательных вышек.

Внизу их встретила тишина. Не то чтобы полная - гейзеры взрывались из-под земли, обрызгивая серной водой, отчего в нос сразу ударил тошнотворный запах протухших яиц, да кое-где слышались разговоры одиночек, спешащих к лифту или за кордон.

Трущобы состояли сплошь из контейнеров, которые Слоан смогла вывезти с “Нексуса”, и просто кусков железа. Люди спали на матрасах или прямо на полу. Еду выдавали, как в столовой для бездомных - на подносы. Несколько приличных домов принадлежали раньше ангара, а теперь их занял охранный пост “Отверженных” и “Тартар”.

Возле одного из контейнеров Скотт остановился: одна из ангара умоляла отпустить ее брата, который валялся обдолбанный прямо на полу в компании еще нескольких наркоманов. Охранники глумились над ней:

- А мы его и не держим. Сможет уйти на своих двоих - скатертью дорога. Или, хочешь, я помогу тебе, милашка, но придется за это заплатить.

Скотт и Драк помогли ей, дотащив парня до их убежища, которое выглядело не приличнее собачьей конуры, а взамен она рассказала о своей нелегкой жизни.

Она вместе с остальными из ее народа брались за самую черную работу с трубами и системой очистки. Кипяток порой пробивался сквозь сталь и ошпаривал их, и Скотт действительно видел нескольких рабочих с ужасными шрамами и ожогами на лице и руках. Некстати вспомнилось обезображенное лицо Слоан, как будто ее засунули головой в гейзер. Возможно, ее путь наверх был тоже не из самых легких.

Они попрощались, оставив девушку выхаживать брата, а сами направились в “Тартар”.

- Справа, - предупредила Ветра, и Скотт заметил в полутьме, как двое обдирали пьяного саларианца, валяющегося у запасного выхода бара.

- Че пялитесь, ублюдки, валите, пока не прилетело, - огрызнулась на них азари, походя в своем злом оскале на оголодавшую крысу возле куска сыра.

- Я смотрю, тут все пышут гостеприимством, - заметил Скотт, прежде чем они зашли в бар.

Не такой он себе представлял жизнь в Андромеде, когда отправлялся сюда с отцом и сестрой. Танцовщицы за решеткой, чтобы к ним не лезли посетители. Барная стойка тоже. Сами посетители “Тартара”, укуренные, пьяные, танцующие в каких-то странных судорогах. Он заметил несколько бандитского вида саларианцев в окружении дам, обсуждающих какую-то сделку, их охранял кроган с оружием. Ну да, где же еще договариваться, кроме как в притоне.

По Скотту скользили взглядом, затем видели Драка, и интерес пропадал напрочь. Скотт решил, что это к лучшему. Возле барной стойки он увидел парня, чем-то напомнившего ему Рейеса - бронзовая кожа, карие глаза, только моложе - будто перед ним был его младший брат или дальний родственник.

- Чем могу быть полезен?

- Я ищу Рейеса.

Парень усмехнулся, махнув официантке, и та скрылась по лестнице на втором этаже.

- Киан Дагер, хозяин “Тартара” к вашим услугам. Вам нужна комната на втором этаже, можете заказать что угодно, все напитки за счет Видала.

Драк за его плечом вздохнул:

- Как жаль, что мы на задании.

- Мы не на задании, Драк, успокойся. Ветра за тобой присмотрит. - Турианка одарила его таким взглядом, что Скотт сразу ощутил ее посыл “а кто присмотрит за тобой?” - Напоминаю, что я совершеннолетний, взрослый человек.

- Не по меркам кроганов, малыш.

Скотт фыркнул, оставив их внизу, а сам поднялся к Рейесу. Тот находился в частной комнате, сидя на диване и вытянув длинные ноги. Стоило ему увидеть Скотта, он отложил планшет и счастливо улыбнулся, как будто и впрямь был рад его приходу.

- Мы все еще играем в ролевые игры?

Рейес низко рассмеялся, качая головой.

- Здесь можешь говорить спокойно. Присаживайся.

Скотт сел на диван. За ту встречу в баре он, наконец, понял, что Рейес действительно изменился: как будто стал спокойнее, сдержаннее. Его руки теперь были скрыты перчатками, да и пахло от него не в пример лучше. Или это по сравнению с улицей и душным воздухом с серными испарениями? Комбинезон от следопытов облегал в плечах плотнее, как и в бедрах, словно Рейес перешел на более сидячий образ жизни, оттого набрал пару килограммов, и его линия челюсти чуть округлилась.

- У меня много вопросов.

- Полагаю, что так.

- И что-то мне подсказывает, что ты на них не ответишь для моего собственного блага.

Рейес снова рассмеялся.

- К моему великому сожалению.

- Ой не ври.

- Клянусь, все, что я скажу, будет если не правдой, то, по крайней мере, не ложью.

Скотт устало откинулся на спинку дивана.

- Узнаю старого доброго Рейеса. Почему ты сказал, что мне нельзя возвращаться на корабль?

- Слоан наверняка поставила жучки прослушки.

Кроганская задница.

- СЭМ?

- Сканирую. Мистер Видал прав, обнаружено двадцать два устройства слежения и прослушивания.

- Не трогай их, пусть Слоан думает, что ты все еще ни о чем не подозреваешь. Скажи своим, чтобы не болтали лишнего. Имею честь слышать твой ИИ? - с любопытством спросил Рейес, наклонившись вперед.

- Собственной персоной, - Скотт вспомнил, как проснулся после смерти отца, и электронный голос СЭМа вернул его к реальности. “Ограничения с импланта сняты”. “Я вижу твоими глазами и чувствую твоими органами чувств”. - Скажем так, теперь я могу делать вид, что гораздо умнее остальных.

Рейес принял его уклончивый ответ с улыбкой.

- Я говорил, что ты научишься быть осторожнее. - Рейес разлил им по бокалам виски и пододвинул стакан к Скотту. - Как прошло со Слоан?

- Она просто невероятная, сногсшибательная, удивительная... стерва.

- Она приложила руку ко всему, что здесь творится. Новый наркотик, дилеры по трущобам, притоны в контейнерах, рекет в городе, беззаконие, ссылки в Пустоши, где большинство ждет смерть без еды и воды.

- Я слышал, что ей противостоит Шарлатан и “Коллектив”.

- Если это можно назвать противостоянием, - вздохнул Рейес, будто враз постарев. - У Слоан вся власть на Кадаре, с ее слова милуют и судят, по ее приказу идет торговля. “Коллектив” скорее разрозненная группировка со своей иерархией на временных подработках.

- А ты на чьей стороне? - нахмурился Скотт, отпивая виски: чистый, с легким привкусом переработанной воды.

- На своей, конечно. Я, можно сказать, “мастер на все руки” и имею определенную репутацию. Честность, как оказалось, тоже стоит кредитов.

- Планета из дельцов, обманщиков и убийц. Неудивительно, что Слоан вдруг решила, что Инициатива прибыла на Кадару, чтобы отобрать у нее власть. Тут кругом все страдают от паранойи.

- Паранойя помогает выжить. Как насчет взаимовыгодного сотрудничества? - этот деловой тон он слышал от Рейеса еще когда тот предлагал купить его молчание перед прибытием на Синод.

- Какого рода?

- Я помогу задобрить Слоан, а ты поможешь найти контейнеры, которые она спрятала в пещерах на севере.

- Что за контейнеры?

- Те самые, которые она смогла украсть при восстании на “Нексусе”. Оружие, броня, запасы еды, воды и лекарств, средства связи. Многие здесь убьют и за меньшее.

Скотт неуверенно хмыкнул.

- Звучит просто.

- Но? - протянул Рейес, смотря на него с надеждой, что это “но” окажется не таким уж непреодолимым.

- Но с тобой ничего не бывает просто.

- Груз сможешь проверить лично. В конце концов, именно ты и будешь его искать своим новомодным сканером.

- Значит, подвох где-то в другом месте, - убежденно произнес Скотт, и Рейес улыбнулся.

- Чувствую себя польщенным. Я произвел на тебя настолько неизгладимое впечатление?

- Что есть, то есть. Ладно, свяжись со мной, когда появятся новости.

Скотт поднялся с дивана и, только подойдя к двери, понял, что ему показалось странным. Рейес не флиртовал. Ни разу. Ни в баре, ни сейчас, когда они целых полчаса обсуждали дела наедине. Не то чтобы Скотт чувствовал себя несправедливо обделенным его вниманием, просто ему казалось, что это естественное поведение Рейеса - способ разрядить атмосферу. Он обернулся через плечо и спросил с подозрением:

- Ты же не болен смертельной болезнью?

Рейес от неожиданности поперхнулся и, утерев рот рядом лежащей салфеткой, ответил:

- Насколько мне известно, нет.

- СЭМ, просканируй его, - Скотт направил на Рейеса оранжевый считывающий луч, прогнавший того от пяток до макушки.

- Мистер Видал полностью здоров. Замечена усталость, небольшое влияние алкоголя на нервную систему и переутомление. Если требуется, я могу выслать алгоритм зарядки для глаз от доктора Т’Перро.

- Благодарю за заботу, СЭМ, но я справлюсь, - Рейес усмехнулся уголком рта. - Ты беспокоишься обо мне, Райдер?

Скотт открыл было рот, затем закрыл и махнул рукой. Да, да, абсолютно бессмысленное занятие. Он поспешил выйти, пока не успел выставить себя еще большим идиотом.


Первое правило высадки: не бери тех, кто будет сраться всю дорогу из-за ерунды, не стоящей и выеденного яйца. Скотт так и поступал, не сводя Пиби с Лиамом - последний не одобрял ее свободный нрав, сомневаясь, что она не сбежит с корабля при первом же нападении. Или Драка с Джаалом, хотя кроган и вовсе не командный игрок, и всегда предпочитал врываться гордым одиночкой в толпу врагов. Какой такой план? “Беги, ори громче и херачь врагов со всей дури” - вот девиз Драка.

Одного он точно не учел: Рейес решит лично присутствовать при поисках, прилетев на огромном грузовом челноке с парочкой своих людей. Челнок был слишком большой для перевозки обычных контейнеров, и у Скотта закрались первые сомнения. А точно ли все так просто с этими контейнерами?

Они собрались у огромной скалы, несколько зеленых жил от их платформ проходили прямо в каменной породе, и где-то поблизости явно был вход в подземные сооружения реликтов. Рейес решил первым представиться его команде.

- Так ты и есть тот самый Рейес, - Кора посмотрела на его протянутую руку, не скрывая неприязни.

- Лейтенант Кора Харпер.

- Откуда ты знаешь мое имя?

- Фамилия Харпер весьма известна в определенных кругах, к тому же информация - мой хлеб насущный, - он очаровательно улыбнулся, но та лишь фыркнула в раздражении.

Рейес не сильно расстроился, повернувшись к другой спутнице Скотта.

- Ветра.

Турианка кивнула ему, будто старому знакомому.

- Спасибо за обмотку, я уж думала, что ее придется поштучно во всяком хламе искать.

- Всегда пожалуйста, - Видал картинно поклонился, прижав ладонь к сердцу. - Если пообещаешь, что я буду единственным, с кем ты имеешь дело на Кадаре, в следующий раз сделаю скидку.

- Соблазнительная идея, посмотрим.

Они направились в широкое ущелье, оглядываясь по сторонам. На Кадаре кроме изгнанников обитали дикие животные, имеющие плохое свойство сидеть под маскировкой вот в таких вот пещерах.

- Никс, ты не говорила, что ведешь дела с кем-то на Кадаре, - холодно заметила Кора, проверив оружие и двинувшись за ними под каменные своды.

- А чем Кадара хуже других мест для торговли?

- Тем, что местным плевать на мораль и что, скорее всего, вещи, которые тебе продадут, взяли с трупа.

- Пока товар надлежащего качества, какая разница, откуда он, - пожала плечами Ветра, чем вызвала удивленный вздох у них за спиной. - Откуда, ты думаешь, у нас попкорн для кино-марафона?

- Ты не можешь так всерьез думать.

- Могу и думаю.

Слушая их спор, Рейес прикрыл ладонью смешок, чем, видимо, окончательно вывел Кору из себя.

- Райдер!

Скотт чуть не подпрыгнул от ее возмущения.

- Что?! - он надеялся, что его не втянут в разборки, но чаще всего вселенная не спрашивала.

- Ты тоже так считаешь? Что не важно, сколько людей погибло ради оружия на их рынках?

- Я скажу, что бизнес не твоя сфера, и именно поэтому всем занимается Ветра.

Кажется, это остудило Кору от дальнейших споров, пока они не вышли в просторную пещеру и не уперлись в стену. Фонарь осветил вросшие в монолит реликтов края породы, откуда раздавался тихий гул энергии.

- В этой пещере Слоан припрятала важный груз, пока разбиралась с кеттами в Порту, - объявил Рейес. - Но когда вернулась, чтобы его забрать, оказалось, что на месте прохода находится вот эта стена, появившаяся из ниоткуда. Двое человек остались на той стороне, и о них до сих пор ничего неизвестно.

- И моя задача убрать стену? - уточнил Скотт.

- И избавиться от реликтов, если они появятся.

Скотт взялся за дело, пока остальные ждали от бесконечных сканирований хоть каких-то результатов

- А как это вообще работает? - спросил Рейес у Ветры.

- Пиби называет это “вуду рел-тех”.

- Вуду что?

- Вуду технологии реликтов. Пиби предпочитает короткие названия. К тому же непосвященным кажется, что Первопроходец чуть ли не с бубном танцует, пока ищет какие-то там глифы.

- А Пиби это тоже ведь сокращенное имя?

- Да, но она нам его не говорит. А что? - заметила Ветра с явным интересом в голосе.

- Если она вам его не сказала, кто я, чтобы раскрывать ее тайну, - самодовольно улыбнулся Рейес, делая вид, что занят рассматриванием стены.

Скотт как раз нашел под слоем песка верхнюю часть от консоли реликтов и подбирал нужные глифы ко входу, когда в полной тишине раздалось мрачное:

- Тысяча кредитов.

Рейес рассмеялся, а присевшая на булыжник Кора покачала головой.

- Ты предаешь ее доверие, Никс.

Казалось, на секунду Ветра задумалась, действительно стоит ли лезть в личные тайны своей коллеги.

- Пять тысяч.

- Ушам своим не верю.

- Это касается только меня и Пиби. С ее гневом я как-нибудь справлюсь. Джаал знает. Лекси знает. Даже Келло знает. Я тоже хочу и готова за это знание заплатить.

- Как насчет обмена информацией? - вмешался Рейес. - Я предоставлю ее полное имя, а ты сообщишь мне по большому секрету… в чем спит великий Первопроходец.

Скотт нажал лишний глиф, и тот ударил его током. Хоть охранная система не сработала, геты ее подери.

- Эй! - возмущенно крикнул он. - Я вообще-то здесь!

- Согласна.

- Эй, вы меня вообще слышите?!

- Райдер, следующая ошибка в порядке глифов может иметь последствия для устойчивости системы, - предупредил его СЭМ.

- Черт побери, - пробормотал он и вернулся к консоли, беспомощно слушая их разговор.

Он даже не знал, что именно ему не нравилось больше: что эти трое не могли договориться вначале или то, что договорились теперь. Лучше бы сидели по разным углам, дуясь, как малые дети.

- Нашел, из-за чего торговаться, - вздохнула Кора, - у Райдера самое скучное нижнее белье из нас всех. Ну кроме… - она сделала таинственную паузу, - сама понимаешь о чем я, Ветра.

- А ты откуда знаешь? - спросила та в свою очередь.

- Он постоянно стирается до меня, так что я успела рассмотреть.

“Я собрал команду клоунов и предателей”, - мысленно пожаловался Скотт, и СЭМ незамедлительно ответил:

- Твой уровень стресса усилился из-за присутствия мистера Видала, а гормональный баланс дофамина и адреналина скачет с момента вашей первой встречи. В небольших дозах данные гормоны стимулируют концентрацию, собранность и прилив сил, однако в долгой перспективе тебя ждет быстрое переутомление. Стоит ли мне проконсультироваться с доктором Т’Перро?

“О господи, нет. Все в порядке, СЭМ, правда. Это просто… ”

- Химически-сексуальное притяжение, я знаком с термином. Я присутствовал при вашем с мистером Видалом вызволении из тюрьмы, когда меня только создали, но твой отец ясно дал понять, что подобные темы для обсуждения требуют определенного уровня доверия. Я прошу прощения за неэтичное вмешательство.

Голос СЭМа притих, будто тот исчез с радиоэфира его мыслей.

- Блеск, - мрачно пробормотал Скотт, уставившись на мигающие значки на консоли и не зная, что сказать.

Это ведь не сложно. С СЭМом взлом консолей выходил скорее логической задачкой на сообразительность, чем настоящим исследованием. Имплант в его организме просеивал через ИИ миллиарды единиц информации за секунду, помогая ему видеть связи там, где другой увидит едва заметные подергивания света.

- Может, я вообще сплю голым.

- Не смеши, - вздохнула Кора, - у тебя даже полноценная пижама есть. Кто еще додумался бы притащить в новую галактику пижаму?

- Я? - удивленно произнесла Ветра. - У меня их несколько. Люблю шелк и хлопок, очень приятны к телу, хотя их и было трудно протащить на “Гиперион”.

Рейес что-то прошептал ей, и турианка озадаченно переспросила:

- Правда? Мне кажется, очень красивое имя. Не вижу ничего страшного, почему она его скрывает.

- У всех бывают секреты. Теперь твоя очередь.

- Ветра, не смей, - предупредил Скотт, выставляя последний символ.

- У Райдера есть плавки с динозаврами.

- НАГЛАЯ ЛОЖЬ!

Консоль снова ударила его током, и Скотт раздраженно поднял голову. Ветра победоносно улыбалась ему с другого конца пещеры, даже не покраснев от стыда, как последняя турианка. Она солгала Рейесу, но сделала это специально, чтобы его скучнейшая коллекция черных трусов с надписью N7 осталась в тайне.

Стена открылась, потрескивая зелеными искрами, и Скотт устало поднялся с колен.

- Я таскаю с собой детский сад.


Они сделали роковую ошибку: разделились. Скотт зашел первым, затем Рейес, а Кора и Ветра чуть задержались в пещере, когда что-то заискрило, и стена из черного металла закрылась наглухо, отрезав их друг от друга.

- Я предупреждал, что система будет нестабильна, - произнес СЭМ, и Скотту показалось, что где-то в его электронном голосе прозвучала нотка превосходства.

- Райдер! Ты в порядке? - Кору было слышно глухо, будто через бункер.

- Да! Здесь нет открывающей консоли, но, может, найдем что-то дальше.

- А мы попробуем объехать гору, будь на связи.

Возле стены лежал истлевший труп, и скелет выбрал именно этот момент, чтобы завалиться на бок, перепугав хрустом Скотта до смерти. За этим парнем явно не стали возвращаться.

- Только не улетайте без меня! - крикнул он вслед, но вряд ли Кора его услышала.

- По крайней мере, теперь мы знаем, что случилось с двумя оставшимися, - задумчиво протянул Рейес, кивком показав на другое тело, от которого осталась лишь одежда, несколько костей и присыпанный песком пистолет. - Судя по дыре в черепе, их достали реликты, прежде чем они успели умереть с голоду.

- Повезло.

- Будем надеяться, нам повезет больше.

Они попали в огромный альков с ромбообразным потолком, и только зеленоватый свет от жил освещал темный коридор. Пол занесло слоем песка, и часть сталактитов проросла за долгие века по углам от входа.

Рейес манерно махнул рукой в сторону, пропуская его вперед, и Скотт, усмехнувшись, пошел первым. Чего они не ожидали, так это того, что им придется идти долго и нудно по просторному коридору, осторожно ступая, чтобы не вляпаться в темную жижу, разлитую повсюду в специальных желобах. Скотт лично предупредил Рейеса не пытаться даже пальцы туда совать.

- Будет больно?

- Я не уверен, что у тебя останутся пальцы.

- А, - тот поднялся с корточек, умерив любопытство.

Удивительно, как глубоко успели зайти люди Слоан, чтобы спрятать обычные припасы. Возле одной из ниш, уходящей вправо, Скотт заметил сильные вмятины, будто тащили что-то тяжелое. Это тяжелое ждало их за углом. Скотт медленно осветил открытые контейнеры и их содержимое: хромированные головы, ракетницы в груди и массивные корпуса, стоящие друг за другом, как рота уснувших солдат. Он так же медленно повернулся к Рейесу.

- Гидры.

Даже от одной такой машины они с Драком уносили ноги так, что пятки сверкали. Камера в голове вертелась на все 360 градусов, а крупнокалиберные турели на руках робота могли поджарить даже сквозь биотический щит.

- Приятный сюрприз, не находишь? - Рейес спрыгнул к контейнерам, восхищенно задрав голову.

- Груз, говорит, забрать. Ага, - хотя чего он ожидал? Это же Рейес. - Гидры. Целая армия. Куда ты собрался их использовать?

- Главное, что они не достанутся Слоан.

Тот направился осмотреть их поближе, и Скотт загородил ему путь, буравя взглядом исподлобья.

- Я не собираюсь их продавать, если ты волнуешься об этом. Я собираюсь их перепрятать.

- Зачем?

- Во-первых, так Слоан не сможет шантажировать тебя обменять их на аванпост Инициативы. Во-вторых, они нужны Кадаре, даже несколько машин защитят людей, вынужденных прятаться в Пустошах.

- С каких пор ты печешься о нуждах обычных людей, Рейес? - Скотт склонил голову на бок.

- Я был на их месте.

- Предположим я поверил в твои благие мотивы, но Слоан отрежет тебе голову и насадит на пику, если узнает, кто украл ее груз.

- Ей не вечно сидеть на троне, - за словами Рейеса прозвучала угроза. Странно, но за все время он никогда не произносил ее имя без раздраженного вздоха или ядовитой интонации. За его неприязнью чувствовалась давняя история.

- И ты не продашь их?

- Ни у кого нет столько денег, сколько они стоят.

- Боюсь, я не могу поверить тебе на слово.

Рейес удивленно на него уставился.

- Ты хочешь передать их Эддисон? Или Танну?

Скотт представил, как каждый из начальников на Нексусе начнет борьбу за власть, и сколько людей пострадают при этом. Их перемирие заключалось лишь в том, что они были равны, небольшой перевес всколыхнет волнения такой силы, что Нексус разнесут на солнечные батареи. Прекрасно зная расклад, Рейес кивнул.

- Видишь, никто не должен знать, где находится домашняя армия Слоан.

- И куда ты ее отправишь?

- Если я скажу, то подвергну тебя опасности. За тобой будут охотиться все контрабандисты, пираты и бандиты самого худшего пошиба.

Скотт закатил глаза и сложил руки на груди в раздражении.

- Давай, скажи еще, что ты переживаешь за мое здоровье.

Внезапно Скотт ощутил легкую прохладу от кожаной перчатки на щеке. Голос Рейеса был серьезен и тих, акцент делал каждое слово острее и жестче.

- Ты не представляешь, что творилось до того, как прибыл “Гиперион”. Люди возвращались в крио-капсулы, боясь умереть с голоду, а некоторые отправлялись на челноках в открытый космос без надежды когда-либо вернуться и увидеть свою семью. Ты подарил им надежду, Скотт. Ты подарил ее мне.

- Ты лучше других знаешь, что я не герой, а уж моя команда - и подавно. Только вчера Пиби проспала учебную тревогу на корабле, а Суви закрыли в медотсеке из-за того, что она лизнула булыжник, - фыркнул Скотт, чувствуя себя беспомощным под его взглядом.

- В этом вся суть надежды и символов. Возьми Шарлатана. Ему не надо быть всесильным и всезнающим, надо просто, чтобы люди верили, что он такой, и шли за ним. За тобой идут не потому, что ты несешь фамилию своего отца, или потому, что ты, как Шепард, можешь практически в одиночку сразиться с целой армией гетов. Им неважно, какой ты, они просто в тебя верят.

На секунду он был готов согласиться, чтобы Рейес забрал машины, лишь бы тот перестал смотреть на него так, будто Скотт - ответ на все его молитвы. Нет, это опасно, лучше перевести тему.

- Я, кстати, так и не спросил, какого черта ты полетел в Андромеду.

Прежний огонь в глазах Рейеса поутих, и он отошел в сторону, словно приняв тяжкий груз на плечи.

- Наверное, приключения, - ответил тот, разглядывая в темноте силуэты гигантских боевых машин. - Хотелось найти где-то свое место. По-настоящему свое, а не то, которое уготовил Альянс, расписав службу на годы вперед до самой пенсии. Хотелось распоряжаться своей жизнью и повидать мир.

- Ты поверил Гарсон, - ошарашенно пробормотал Скотт. - Ты. Самый практичный человек, которого я знаю, оказался романтиком.

- Представь мое удивление, - Рейес кисло улыбнулся, отвечая то ли в шутку, то ли взаправду - кто знает? Скотту хотелось ему верить.

И вот уж кому не стоило.

- Прости, Рейес, но этот груз забирает “Буря”.

Тот ничего не ответил.


По узлам связи СЭМ нашел другой вход, который вывел их в пещеру, наполненную пресной водой из подземного источника. Вдали капало, и звук гулко отлетал от стен в далекой темноте. Скотт шел, плескаясь по колено каждым шагом, и дно чуть засасывало его подошву в глубину.

Последние пару метров им с Рейесом пришлось идти на корточках, съезжая мокрыми ботинками по песку, когда, наконец, они выбрались под солнце на вершине одного из огромных валунов. Проход был такой узкий, что Скотту пришлось вылезать боком, и он ободрал броню. Солнце ударило в глаза, ветер подул в разгоряченное, вспотевшее лицо, и Скотт от облегчения простонал.

- Никогда не думал, что буду так рад видеть эти чертовы серные болота.

- Полностью… согласен, - Рейес устало привалился к каменной породе, пытаясь отдышаться. Его идеально уложенные гелем волосы растрепались и мокрыми прядями упали на лоб.

- Я смотрю, ты нечасто выбираешься из своего бара.

- Ты даже не понимаешь, насколько исключительный должен быть случай.

- Это комплимент? - спросил Скотт, чувствуя себя словно пьяным от кислорода. И Рейеса. И того, как тот смотрел на него снизу вверх, и его глаза блестели одновременно зеленью и желтизной в закатном солнце.

- Возможно.

С кривой улыбкой, с пятнами румянца, с чуть влажными, красными губами. Скотт снова почувствовал это - легкое дрожание в груди и животе, биение сердца о ребра, мешающее вдохнуть полной грудью.

- Я понял, - вдруг вспомнил он, пытаясь отвлечься от неподобающих мыслей. - Стихи. Вот что тебя выдало. Никто в здравом уме не увлекается на службе стихами.

- А как же турианцы?

- Да-да, “Атаку легкой бригады” я сам могу цитировать наизусть, спасибо. Ветра меня с ума сведет, ведут с Джаалом поэтические битвы за обедом, и мы с Корой уже не знаем, куда сбегать.

- Вы с Корой, кажется, близки, - осторожно заметил Рейес, и, не знай его Скотт, подумал бы, что услышал ноту ревности.

- Когда не включает режим “я не одобряю это дерьмо, но ты Первопроходец, поступай, как знаешь”, то конечно.

Хмыкнув, Рейес выпрямился, оглядываясь по сторонам. С места, где они стояли, открывался волшебный вид на далекие горы, гряды и низины. Озера блестели под закатным солнцем красным золотом на зеленых шелках воды.

- Потрясающе, - выдохнул тот, устроив руки на боках. - Иногда забываю, что за стенами Кадары есть остальной мир.

- Это ты мне говоришь. Путешествуя по системам, еле сдерживаюсь, чтобы не вздыхать каждый раз “Ва-ау”. За нас с Келло это делает Суви, она наш навигатор, но ей-то можно, она ведь самая молодая из команды.

- Моложе, чем ты?

Рейес встал с Райдером плечом к плечу.

- Ну, моложе меня никто не может быть. Даже Сара старше на пять секунд.

- А вот и вы! - раздалось за их спинами.

Кроганские яйца, ну что опять? Скотт обернулся, чтобы увидеть, как на них уставились два дула винтовки. Солнце мешало рассмотреть незваных гостей.

- Массани?

Тот стоял в компании двух кроганов с джет-ранцами на броне. Ага, понятно, как они забрались так высоко.

- Привет, утеночек, - произнес наемник, ухмыляясь уголком рта. - Вот и снова увиделись.

- Утеночек? - переспросил Рейес, и Скотт неожиданно услышал, как тот может передать возмущение, шок и презрение разом. И все это в таких легких долях, будто Рейес - английский лорд, а ему предложили пройтись голышом.

- Долгая история. Что ты тут делаешь?

- Да вот, хотели с ребятами пробурить дыру в горе, когда увидели, как вы технично взломали эту инопланетную дверь. А вы? Нашли что-нибудь интересное?

Кроганы все еще целились в них, так что Скотт начал подозревать, что ничем хорошим эта встреча не кончится. Рейес, видимо, думал так же, так что сделал шаг чуть в сторону, чтобы их было сложнее убрать с пары выстрелов, однако площадка была узкой: едва ли удастся отойти далеко, без угрозы свернуть шею. Они в западне.

Они с Рейесом, не сговариваясь, вместе произнесли:

- Ничего интересного.

- Абсолютно.

- Мусор.

- Пара трупов и реликты, - поддакнул Скотт, делая свое самое невинное выражение лица. Массани был явно им не впечатлен.

- Все знают, чей здесь закопан груз. Этот тип заманил тебя открыть дверь лично для него, не так ли? На твоем месте я бы не стал ему доверять. Ты знаешь, что это он наплел Слоан, что Инициатива летит на Кадару, чтобы сместить ее с власти? Чтобы у тебя не осталось выбора, и ты обратился к нему за помощью.

От чувства тяжести, неприятно упавшего куда-то в желудок, Скотта затошнило. Хрупкое чувство, что они действуют, как команда, что они заодно, что он может доверять Рейесу, исчезло со скрипом. Какой он идиот. Столько лет прошло, а он не поумнел ни на йоту. Да, Рейес обещал не врать, но и правды говорить тоже не обещал.

- Не ложь, - вспомнил Скотт слова Рейеса перед сделкой, бросив на него косой взгляд.

Как в их последнее мгновение перед расставанием: печаль в глазах и легкая, неуверенная улыбка, полная нежности и грусти.

- Не ложь, - кивнул он, больше ничего не сказав в свое оправдание.

- Давай, утеночек. Мы славно поработали на Эосе, не заставляй меня убивать вас обоих. Видала я так и так убью, а с тобой могу поделиться наградой за груз, если откроешь ту дверь еще раз.

- Убьешь?

Непонятно почему, но это меняло весь расклад. Он мог злиться на Рейеса, но смотреть, как его убивают? Нет. Однозначно нет. И это не изменит никакое вранье, недомолвки или обман.

- Конечно, все контрабандисты скинулись на бур, чтобы забрать то, что в этой горе. Кроме Видала, который решил не делиться, за что ему все дружно передают привет.

Скотту не нужно было думать дважды. Он схватил Рейеса и сиганул вниз.


Их перестрелка закончилась кроваво для кроганов, тело Массани они так и не нашли, возможно, он все-таки сумел сбежать. СЭМ переслал их координаты Ветре, как только они выбрались на поверхность, и вскоре на горизонте появился знакомый силуэт “Кочевника”. Видимо, зная, что скоро им не поговорить наедине, Рейес коснулся предплечья Скотта, привлекая его внимание.

- Ты мог выбрать сделку с Массани, но не выбрал. Почему?

Скотт пожал плечами.

- Какая тебе разница? Ты жив и цел. Наслаждайся.

Хватка на его руке так и не исчезла, Рейес не отступил.

- Для меня это очень важно.

Ладно. Прекрасно. Хочешь ответы - получай. Скотт устало вздохнул.

- Я больше злюсь на себя, знал же, с кем связываюсь. Не то чтобы ты и раньше вел себя, как святой.

Рейес с явным облегчением рассмеялся.

- С этим не поспоришь.

Гет дернул Скотта добавить:

- И лучше ты, чем Массани с его дурацкими прозвищами. Только Драк может меня называть малышом, но ему больше 1400 лет, для него все малыши.

- Я обманываю людей, делаю им больно, обкрадываю их, пытаю и убиваю. И я все еще лучше? Ты не перестаешь удивлять меня, Райдер.

- О, спасибо, что напомнил, а то я ведь уже забыл об этом, пока попадал из-за тебя в передряги, - фыркнул Скотт, уставившись на “Кочевник“ с напускным вниманием. - Но, наверное, в какой-то мере я тебя понимаю. Жизнь здесь и правда не сахар.

Рейес вдруг перестал улыбаться, удивленно подняв на него взгляд, и осознание чего-то осветило его лицо изнутри. Их молчание повисло внезапно, удушливым жаром мешая Скотту придумать, как разрядить обстановку. Рейес, казалось, что-то понял, и эта новость выбила его из колеи. Он слегка покраснел, смущенно потирая шею.

- Я никогда не думал, что после Синода…

- Что?

“Кочевник” приближался, и Рейес встряхнулся, видя, что времени на долгие признания у них нет.

- Что я могу рассчитывать на что-то большее, кроме как презрение с твоей стороны. - Рейес улыбнулся ему. - Знаешь, Скотт, ты правда просто нечто.

- Но “нечто” в хорошем смысле?

- В самом лучшем.


Люди Массани установили бур с другой стороны и как раз собирались начать долбить породу, когда Кора совершила прыжок прямо к консоли и ударила биотической волной по установке, перегрузив систему. В лагере воцарился хаос, и началась перестрелка. Полуавтомат Ветры разил линией из зажигательных патронов всех, кому не посчастливилось оказаться в этот момент на открытой местности или высунуться из укрытия.

Этим и воспользовался Скотт: через визор импланта он видел местонахождение врагов даже сквозь преграды, снимая тех метким выстрелом. Рейес прикрывал его спину, и все вместе они зачистили лагерь в рекордные сроки.

Удивительно: когда Рейес не пытался его обмануть, они были отличной командой, будто Скотту всегда не хватало четвертого для вылазок. Или просто он чувствовал себя лучше, когда Видал находился рядом. Спокойнее, увереннее, будто у них все получится в любом случае.

Стальной бур разломать было тяжело, практически невозможно, но они вместе с Корой ударили биотикой прямо в пустой паз от сверла, разворотив гигантское приспособление напополам. Рейес удивленно присвистнул.

- А вам двоим лучше не переходить дорогу.

- И тебе лучше это запомнить, - угрожающе сверкнув глазами в его сторону, Кора отряхнулась и пошла к “Кочевнику”.

Скотт хотел было двинуться следом, когда понял, что Рейес не спешит следовать за ними, что-то вводя в свой омни. Он провел за ним все время пути к лагерю и снова вернулся к переписке, стоило им закончить с наемниками и буром, будто ничего не произошло. Все как обычно. Двенадцать погибших, дождь после обеда, скидки на жетоны жизнеобеспечения.

Рейес поднял невидящий взгляд, уставившись куда-то перед собой.

- Идешь?

Тот очнулся от размышлений и поманил его рукой. Скотт заинтригованно приблизился, не уверенный, что действительно хочет знать, с кем все это время общался Видал, однако у того явно были другие планы. Удостоверившись, что на них никто не смотрит, он схватил Скотта за грудные пластины брони и прижал его спиной к челноку, на котором наемники привезли бур.

В следующую секунду Скотт ощутил, как Рейес прижался к нему всем телом от груди до бедер, и мягкие губы накрыли его собственные. Непроизвольно Скотт положил руку ему на затылок, но, вместо того чтобы оттолкнуть, прижал его ближе, зарываясь в волосы, но не ощущая их мягкость из-за перчаток. Он ничего не видел, кроме Рейеса. Сам того не желая, он даже приоткрыл рот, ожидая, наконец, что ощутит его язык внутри и уймет давний жар, который изводил его все это время, но тот мгновенно остановился, тяжело дыша. Желание потянуться следом было нестерпимо, но Скотт удержался.

И когда он успел зажмуриться, черт подери? С нуля до ста градусов жары в мгновение ока: лицо пылало как после пробежки.

- Это еще за что?

- Это извинение, - прошептал Рейес, отступив от него на шаг, продолжая пожирать его глазами. - Иди.

- Ты не пойдешь с нами? - Скотт не знал, что и думать, окончательно растерявшись и предчувствуя что-то очень плохое.

- Нет. За мной сейчас прилетят.

Рейес сделал еще шаг назад, когда над головой раздался гул приближающегося челнока. Ветер растрепал его волосы, и они оба прищурились от света двигателей. Когда Скотт поднял глаза, он увидел, как тяжело опускается челнок. Боковая дверь открылась, и Рейесу скинули трос.

- Машины под названием Гидры находятся на борту. Полагаю, дверь хранилища снова открылась некоторое время назад, - сообщил СЭМ, и Скотт бесшумно выругался. Ему словно ножом пырнули куда-то в живот, так плохо ему стало. Падать с вышины грез всегда больно, особенно лицом об асфальт.

Вот почему Рейес молчал, вот чем был занят всю дорогу, вот почему предложил свою помощь с наемниками Массани.

Прежде чем трос поднял Рейеса на борт, тот махнул на прощание рукой и подмигнул. Вот только, судя по его лицу, в этот раз он не особо радовался своей победе.


Сидя в своей каюте и просматривая почту, Скотт услышал, как в дверь постучались. Это оказалась Кора, несущая что-то в руках - странную коробку, упакованную в зеленый брезент.

- Извини, что отвлекаю. Это от Видала, передал какой-то саларианец.

Скотт удивленно приподнял брови, забрал посылку и повертел ее в руках: легкая, едва ли килограмм, и ничего не перекатывалось внутри.

- Что это?

- Опасности для здоровья не представляет, - ответил СЭМ.

- Я имел в виду, что внутри.

- Мистер Видал уведомил о содержимом, однако сказал, что если сказать заранее, то это нарушит традицию подарка-сюрприза.

- И ты ему поверил? - Кора даже рот открыла от удивления, а увидев, что Скотт спокойно стал раздирать упаковку, обомлела. - Скотт, он же тебя обманул.

- Ага.

- Воспользовался тобой. Всеми нами. Ты мог погибнуть внутри хранилища или из-за кроганов Массани. Он обокрал нас, прямо у нас под носом! Для него все это не более, чем игра.

- Он лучше, чем ты думаешь, - на автомате ответил Скотт, сдирая последний слой и уже догадываясь, что увидит. Его губы сами собой расплылись в улыбке. - Он лучше, чем даже сам о себе думает. Смотри.

- Блок сигарет?

- Блок моих любимых сигарет. Не знал, что он запомнил, столько воды утекло. Думаю, теперь у нас действительно есть друг на Кадаре. Или должник, тут с какой стороны посмотреть.

Видя, что продолжать разговор бесполезно, она вышла, разочарованно качая головой. Скотт вытащил первую пачку за долгие-долгие шесть сотен лет.

- Мистер Видал просил передать, что груз в безопасности. Он благодарен за содействие и надеется на то, что вам еще выпадет шанс поработать вместе.

- Передай мистеру Видалу, что все зависит от его поведения. Что-нибудь еще?

- Кроме того, его сообщение гласит: “если когда-нибудь вас с СЭМом выкинут с Нексуса за неподобающее для Первопроходца поведение, ты знаешь, где вам всегда будут рады.

- Вам?

- Мне и тебе, Скотт, я с тобой до самого конца.

- Спасибо, СЭМ.

- Не за что, Скотт. И хоть исход подобного менее двух процентов, так как люди все еще настроены против полноправного союза ИИ и органической формы, предложение мистера Видала обнадеживает.

- Ты как всегда прав.

- Могу я сообщить информацию, касающуюся сексуального аспекта?

Скотт замер с сигаретой в руке, боясь сказать “да”. Его тяжелый вздох, наверное, был слышен до самой кабины пилота.

- Валяй.

- За время вашего недолгого физического контакта мой сканер показал, что гормональный фон мистера Видала идентичен твоему.

- А, - только и смог выдавить из себя Скотт и закурил.


Часть 3

Андромеда. Какое-то время спустя...


Через Арктур проходила нескончаемая толпа искателей приключений: некоторые возвращались с грузами, счастливые и легкомысленные; другие с оторванной ногой или рукой из-за того, что попали в плен, но выбрались; остальные не возвращались, их корабли дрейфовали обломками в безжалостной тишине космоса, и он же стал им могилой.

Ему было интересно, чем закончится их путешествие, и не ждет ли “Бурю” печальная участь, хроники имен на доске почета или вовсе бесславная смерть. Его утешало одно - СЭМ позаботится о его воспоминаниях. О том, как случился первый контакт. Как он познакомился со всей своей замечательной командой. Как его, Джаала и Лиама выгнали из душа в пене, перекрыв горячую воду. Как они готовили торт на день рождения Суви всем составом на маленькой кухне.

А потом СЭМ покажет это:

...Скотт поднимается вслед за молодым наемником на вышку, смотря ему в спину. Солнце светит им в затылок и нагревает, как теплой, ласковой рукой, и парень оборачивается с приторно-сладкой улыбкой, обещая, что с Рэми все в порядке.

- Как хорошо, что вы вызвались ее вернуть. Хоть кому-то на этой планете не насрать на обычных людей. Она ведь заплатила, а Слоан выкинула ее, не разбираясь.

Скотт растягивает губы в ответ. Он привык так улыбаться, на автомате, не чувствуя радости, а лишь имитируя ее, и парень отворачивается, чтобы открыть им двери. Драк подозрительно принюхивается и недовольно хмыкает - это его сигнал, что что-то не так. Пиби заполняет эфир, болтая о том, как здорово для разнообразия, когда тебя встречают не лазерным прицелом в лицо. Действительно здорово. Ему уже хватило Харибда-Пойнт, когда им пришлось убить всех изгнанников, решивших скрыть тот факт, что они украли фильтры из поселения ангара, тем самым став виновными в смерти всего соседнего поселения. Очень здорово.

Двери за ними закрываются, отрезая солнечный свет, и Скотт чувствует первые ноты знакомого сладковатого душка. Его рука сама ложится на рукоять пистолета, но он спокойно следует за Йоханом внутрь. Их ждут. Семеро изгнанников с оружием в руках, поселившиеся на вышке, и глаза их мертвее космической пустоты.

Рэми Тамайо жива, но выглядит хуже бездомной собаки, на грани обморока. Ее держат в клетке, и она прячется в углу, прижав к себе колени и спрятав голову, будто потолок вот-вот на нее рухнет. Гора трупов в камере напротив выглядит еще паршивей: внутренности вынули через живот, ноги и руки отрезали, и тела похожи на никому не нужные старые манекены для пошива одежды, скинутые вместе с мусором из сломанных бронников, сумок и рюкзаков.

Йохан ждет, что они испугаются, но Скотт просто смотрит.

Смотрит и думает о том, что ему жаль. Пройдет сто-двести лет, и их потомки прочтут о том, как они прилетели в Андромеду. Дети в школе будут учить даты и отвечать у экрана, где располагались первые аванпосты Инициативы, и как они вели войну с кеттами.

Учителям придется объяснять, что Инициатива прошла через суровые испытания, и что некоторые были не готовы к ним, ни умственно, ни физически. И что именно поэтому отряд Йохана съел всех этих несчастных. Да, у них были серьезные причины, кроме той, что это сборище больных ублюдков.

- Вот дерьмо, - ошарашенно произносит Пиби, выхватывая оружие, и стреляет по ближайшему изгнаннику, и следующие мгновения Скотт занят лишь тем, что держит биотический щит, пока их пытаются поджарить лазерными выстрелами.

Краем уха он слышит, как ревет Драк, ломается мебель, кто-то вылетает сквозь стену, и звук падения скрывается за перестрелкой. Он слышит в его реве призыв смерти, и, когда из банды остается только Йохан, спрятавшийся за контейнерами с личными вещами всех, кого он съел, Скотт приказывает отбой.

Когда-нибудь учителя скажут, что Алек Райдер был первым Первопроходцем и умер героем, пожертвовав собой на планете под названием Жилище-7. И никто так и не узнает, что его сын отволок молодого парня, пытающегося сопротивляться, к огромному железному чану, где наемники кипятили и фильтровали воду, закрыл его там и ушел под чужие крики.

- Думаете, этот мерзавец кричал правду? - спрашивает Пиби, помогая Рэми забраться в “Кочевник”. - Ну, что в Пустошах они такие не одни.

- Даже если и правда, - рычит Драк, - мы оставили вполне ясное послание.

- Что Инициатива такое не потерпит?

- Что всегда найдется рыба покрупнее.

Скотт криво ухмыляется и садится за руль.

- Тогда это будет значить, что мы еще страшнее, чем несчастная горстка каннибалов.

- А разве нет? Наша гора трупов гораздо больше, - говорит Драк, скаля драконью пасть.

Стоп. Снято. Герои уезжают в закат.

Скотт попросил, чтобы именно эту часть СЭМ стер после его смерти, пусть никто не узнает, какую неблагодарную работу ему приходилось выполнять. Сколько еще продлится война с кеттами? Триста? Четыреста лет? Пусть детали, как мерзко началось заселение новой галактики, останутся в тайне.

Вот только сейчас воспоминания были ярче реальности, а потому он пошел пить в бар с Гилом и Пиби. Те хотя бы не лезли с вечными “ты так молод, Райдер, ты еще так многого не знаешь, но вот незадача - у тебя нет времени учиться на своих ошибках, потому что ты Первопроходец. Твоя ошибка будет стоить всем нам жизни”. А для того, чтобы решать, кому умереть, а кому нет, вполне зрелый? Потрясающие двойные стандарты.

- Почему не “Кралла”? - спросил Гил, устраиваясь за столиком с напитками. - Нет, я, конечно, не жалуюсь, музыка здесь гораздо лучше, просто интересно.

- Ага. Музыка, - Скотт отпил из своего стакана и откинулся на диван. - И это не связано с тем, что ты заказывал нам напитки целую вечность?

- Что? Не смотрите на меня так.

Пиби хихикнула.

- Расслабься, парень, мне еще и сотни нет. Уж я-то понимаю, что такое “просто повеселиться”.

- А сотня по меркам азари - это много или мало?

- Это примерно как ты с Райдером. Слишком молода, чтобы мое слово имело вес. Тут тебе хотя бы повезло, - она глянула в сторону Скотта.

- Мне? - он фыркнул в стакан. - Ты что, спала на прошлом собрании? Чтобы меня услышали, мне, наверное, придется просить СЭМа бить всех током через импланты.

- Это ты не понимаешь, Райдер, - Гил опрокинул в себя стакан махом. - Ух, вот это гадость. Им приходится тебя слушать, ты здесь начальство. Ты заткнул Келло, и, видит бог, если нет, я бы точно зажал его ушастую голову дверью. Мы все здесь только благодаря тебе.

- Да, точно. И благодаря мне мы полетим искать Архонта, где все можем подохнуть во имя благой цели. Ай-е, выпьем же за мои успехи!

- За массовое самоубийство!

- В отличной компании!

Они шутливо чокнулись стаканами, и Гил попробовал содержимое тарелки.

- Звездные потроха, не думал уже, что когда-нибудь поем не реплицированную еду, а здесь такие деликатесы.

- Ты про мясо ящериц? - Пиби скривилась. - Блуэ.

- По крайней мере, эта еда не пытается укусить меня в ответ.

Посматривая на танцующих, Скотт отхлебнул из стакана и поежился:

- На Жилище-7 мне показалось, что некоторые грибы переползали с места на место, но ведь это не может быть правдой, да?

- Там ведь была аномалия из-за реликтов. Кто знает? - Пиби пожала плечами, прикладываясь к своему коктейлю.

- Если все нормализуется, и мы построим там аванпост, Райдер издаст указ, чтобы законопослушные грибы оставались на месте.

Скотт фыркнул и утер ладонью лицо.

- Только сначала их придется догнать.

- А затем построим казино, - мечтательно продолжил Гил, приобняв Скотта за плечи, - представь, через десять лет мы будем вспоминать об этом, как о приключении. У нас будет любимое в кластере кафе или ресторан, все разъедутся по базам и планетам и будут собираться раз в год вспомнить былое. Драк будет показывать фотки с пра-пра-правнуками…

- Ветра создаст собственный бизнес, - кивнула Пиби. - Или возглавит подпольный синдикат. Она может.

- Кора станет главой безопасности на Нексусе, - добавил Скотт. - Кандрос неплох, но она заткнет за пояс любого.

- Или выкинет с палубы в космос биотолчком.

- Тоже верно.

- Лекси станет главой медслужбы где-нибудь на Эосе, когда Продромос превратится в курортную базу. Лиам будет воевать в какой-нибудь горячей точке с кеттами, гоняя грави-мотоцикл, а Джаал заведет семью с пятью детишками, - вдохновенно продолжил Гил.

- А семнадцать не хочешь? - Пиби толкнула его в плечо. - У ангара очень многочисленные семьи. - Она драматично округлила чуть пьяные глаза. - Очень.

- Окей, семнадцать, хотя моя фантазия сейчас сломалась, простите. Мне тут одного предлагают, а эти ненормальные родовой общиной живут.

На этот раз Скотт и Пиби поперхнулись одновременно.

- Предлагают?!

- А вы не знали? На Эосе появились первые роженицы. Скоро заработает служба семейного очага.

- Дважды блуэ, - Пиби запрокинула голову, допив свой напиток.

- Ну, если нам удастся справиться с кеттами, почему нет, - Скотт вдруг ощутил острое, тоскливое чувство, будто он прощался с ними заранее, - но ты учти, что это, ну как бы, дохерища отвественности.

- А я не знаю?! - в голосе Гила мелькнула паника. - Как подумаю, что у меня может появиться ребенок, голова кругом идет и поджилки трясутся. Гет с ними, пеленки-распашонки не сложнее обслуживания грави-двигателя. Но что я буду делать с ним и “Бурей”? А вдруг нападение? А если я не вернусь? А если он окажется на борту, когда мы найдем какую-нибудь аномалию? Не то чтобы я напрашивался взять ребенка с собой, Райдер, ты ничего не подумай.

- А что? Нельзя? - вдруг спросила Пиби. - Если совсем прижмет, я могу настроить оповещатели, когда он проголодается или зайдет на запрещенную территорию. Или заползет. Лекси вылечит его, если он лизнет что-нибудь не то.

Скотт нахмурился, глядя перед собой.

- Я на самом деле не слышал, чтобы такое запрещалось на кораблях-колониях, так что, наверное, можно что-то придумать. Я поговорю с Эддисон и Танном, они мне все равно должны, - он пожал плечами, когда Гил вдруг перестал изображать истукана с открытым ртом, отмер и бросился его обнимать.

- Вот же ж кроган, - просипел Скотт куда-то ему в плечо, хватка у инженера оказалась просто каменная.

- Я не знаю, как тебя благодарить, Райдер. Я бы тебя зацеловал до смерти, если бы не знал, что ты занят.

- Райдер занят? Кем это? Когда это? Почему я не знаю? Это Ветра? Кора? А! - Пиби хлопнула себя по лбу, - это Джаал!

- Почему Джаал?

- Ну, ты с ним обнимался.

Так-так, у кого-то слишком болтливый рот для ангара.

- И?

Пиби изобразила, как ласково Скотт держал Джаала, поглаживая по спине.

- И? - снова спросил он. - Я кого угодно могу так обнять. Хочешь, тебя обниму?

- Это не может быть Джаал. СЭМ сказал, что у Райдера интерес к человеку.

- СЭМ? - Скотт позвал его через имплант, но тот остался нем к его возмущенному зову.

Вот же электронный паразит, теперь он делает вид, что занят. Определенно, команда подавала ИИ плохой пример, например, как уходить от ответственности. Им бы с Рейесом на пару дела тут крутить.

- Так кто это? - Пиби посигналила бровями, присаживаясь ближе.

- Никто.

- Ну Райдер!

- Как вам сегодняшние напитки? - к ним незаметно подошел Дагер и опустил на их столик поднос, уставленный бутылками.

- Спасибо, Киан, все по высшему разряду.

- Всегда пожалуйста, Первопроходец. Я слышал про судьбу Йохана и его людей, позволь выразить благодарность от лица изгнанников.

- Э-э, - Скотт кисло улыбнулся, только на Кадаре его могли благодарить за кучу убитого народа. - Ты слишком добр.

- О, это не я, - Киан улыбнулся будто их общей шутке. - Скажем, это от твоего преданного поклонника. Все за вашим столом сегодня бесплатно.

- Поклонник может катиться к черту.

- Ты можешь сказать ему сам.

Скотт представил, как поднимется к Рейесу на второй этаж и останется с ним наедине дольше, чем на пять минут. Пьяное воображение подкинуло ощущение теплого дыхания на шее, и он понадеялся, что не покраснел слишком сильно.

- Пожалуй, воздержусь.

- Он будет очень разочарован, - Киан ухмыльнулся и вернулся за барную стойку, пока Пиби и Гил наблюдали за этой сценой с немым удивлением.

- Поклонник, Райдер?

- Наверное, тот саларианец, для которого мы искали ученого в пещерах с берилием, - ну вот, он почти научился врать, не краснея.

- Я-то уж думал, что ты разбил сердце кому-то из местных, - хмыкнул Гил, с виду не особо веря ему на слово.

Рейесу разобьешь. Пока будешь искать, что разбить, тебя без последних штанов оставят. Хотя эту тему со штанами лучше не продолжать. Скотт скользнул взглядом по посетителям, отвлекшись на собственные мысли, как вдруг ощутил чужой взгляд - не праздного прохожего, а направленный прямо на их компанию - и безошибочно поднял глаза на балкон второго этажа.

Облокотившись на перила, Рейес смотрел на него сверху, и тени скрывали его лицо. На миг неоновый голубой свет осветил губы, расплывшиеся в улыбке, когда тот увидел, что его заметили. Вот бы кинуть сейчас в его самодовольную морду чем-нибудь тяжелым, - вздохнул Скотт про себя, пытаясь не обращать на него внимания и вернуться к разговору. Рейес не испортит ему вечер с друзьями, достаточно уже всего остального, что он натворил.

- Кстати, мне показалось, или ты бегаешь от Лекси, как от средневековой чумы? - спросил он Пиби.

- Она как машина по выуживанию информации! Ты ведь знаешь, что азари обладают небольшой телепатией? У нее порог восприятия выше среднего.

Гил хлопнул себя по лбу.

- Так вот почему она так здорово играет в покер? А я-то гадал, где она научилась блефовать, - он красноречиво посмотрел на Скотта.

- Что? Я просил СЭМа помочь мне только один раз.

- Ты мухлевал? - Пиби выпучила на него глаза и покатилась со смеху. - Райдер, да ты жулик!

- И это должно оставаться тайной, - произнес Скотт низким, шутливым голосом. - Иначе как я буду проводить дипломатические встречи?

- Кстати, про тайны, ты так и не рассказал, что сегодня случилось. После встречи со Слоан ты как будто сам не свой.

- Пас.

- В смысле, это не нашего уровня информация?

- В смысле, здесь я говорить на эту тему не буду.

Пиби довольно протянула:

- О-о, шпионские игры. Это я люблю. С тобой никогда не соскучишься, Райдер.

- С вами тоже. Я пойду проветрюсь, а вы тут постарайтесь не устроить пьяную драку.

- Ты нам не доверяешь, - Гил удрученно устроил голову в ладони.

- Ты не понял, - допив виски, Скотт поставил стакан на стол, - не начинайте без меня.

Он поднялся с дивана, чувствуя себя немного пьяным, от жара полыхали щеки. В ушах появился тоненький звон, и, хуже того, его не оставляло ощущение, что Рейес все это время следил за ним. Он посмотрел наверх, и Рейес действительно все еще стоял там, смотря на него не отрываясь.

Кровь бросилась Скотту в лицо. Боже, он просто жалок. Почему он не мог выкинуть его из головы? Почему одного присутствия Рейеса хватало, чтобы его ноги ослабли, во рту пересохло, а в паху начало все гореть, как на медленном огне?

Он поспешил на улицу. Прохладный вечерний воздух показался райским блаженством, и Скотт достал пачку сигарет, однако возле самого входа в “Тартар” трое выясняли отношения, периодически друг друга толкая и посылая “соси мой хвост, ублюдок”, так что он нехотя поднялся на второй этаж.

Сделав первую затяжку, он прикрыл глаза от удовольствия. Лучше только сигарета после секса, когда все тело сладко ноет, ноги отнимаются от усталости, а мышцы подрагивают после напряжения. Первый вдох всегда самый прекрасный и глубокий, остальные - лишь попытка ощутить блаженство снова.

- Приходишь в “Тартар”, пьешь мой виски, дразнишь. Я бы сказал, что ты опасно играешь с огнем, Первопроходец.

Скотт очнулся от транса: Рейес стоял рядом, прислонившись к перилам спиной, и разглядывал его в той же самоуверенной манере, будто ему за это ничего не будет. Скотт хотел бы его послать куда подальше, но у него не было на это ни сил, ни желания. Он действительно пришел сюда, чтобы встретиться с Рейесом, вот только до сих пор не знал, для чего: врезать ему или стащить с него одежду, хотя и понимал умом, что хуже идей просто не придумать в его состоянии.

- В “Кралле” заседает вся моя команда, а мне надо было отвлечься, - вау, парень, твое вранье все лучше и лучше.

Рейес не поверил ни единому слову, улыбаясь от уха до уха.

- Могу предоставить свою кандидатуру. Я очень хорош в отвлечении от чего-либо.

- Например, от кражи груза на пару тонн.

Тот рассмеялся, его взгляд заметно потеплел.

- Каюсь, виноват.

- Полагаю, мне тебя не уговорить, чтобы ты его вернул?

Рейес скользнул по перилам ближе, чтобы встать с ним плечом к плечу, будто его тело само тянулось по закону притяжения.

- Ты мог бы попытаться, - он предложил порочным голосом, и от мурашек волосы на теле Скотта встали дыбом. - С другой стороны, в оплату могу предложить широкий спектр услуг: заказные убийства, шантаж, вымогательство, кража, подмена, пытки и, конечно же, взлом и дезинформация.

Скотт фыркнул.

- А где-то в этом списке есть просто поболтать?

Словно от удара Рейес удивленно моргнул и выпрямился, прекратив ерничать.

- Что-то случилось? - его беспокойство с виду было вполне искренним.

Скотт проверил по сторонам, не распустил ли кто уши, но балкон был полностью в их распоряжении, а снизу продолжались пьяные разборки.

- Это Слоан и ее сделка года.

- Она предложила тебе аванпост?

- Бинго, - Скотт уставился на выход из гигантской пещеры, где трущобы прятались от кислотных дождей. После перезапуска хранилища они прекратились, и техника “Отверженных” теперь стояла под открытым небом, как и несколько челноков и их “Кочевник”.

- Для человека, который получил, что хотел, ты выглядишь не слишком счастливым. Разве ты не этого добивался?

Скотт тяжело вздохнул, свесив голову между плеч.

- Давай представим, что я так и сделаю: приведу на Кадару людей, мы поставим ветряную мельницу, фильтры очистки, наладим доставку товаров и припасов. А затем Слоан начнет вымогать у аванпоста деньги за охрану. Если мы позволим привести своих “Отверженных”, а с ними - “Забвенье”, эту сраную наркоту, меньше чем через год местная колония превратится в притон. - Скотт испытующе посмотрел на Рейеса. - Скажи, что я не прав.

Печаль в желтых глазах сказала Скотту все, что нужно.

- Мы вляпались в первосортное кроганское дерьмо.

- Ты сообщил своему начальству о перспективах?

- Конечно. Танн проголосовал против аванпоста, изгнанники ему поперек горла. Эддисон отказалась решать, передав свой голос мне, а Кеш согласна на любые условия, лишь бы получить больше ресурсов. И она права. Нам надо будить людей, а от них даже несчастных больше толка, чем в крио-сне.

- Нелегкий выбор.

- Дерьмовый.

Рейес развернулся, смотря теперь в ту же сторону, что и Скотт.

- Цена?

- Найти оставшихся кеттов, которые промышляют разбоем и мелким пакостничеством.

- И для этого она обратилась к тебе?

- Говорит, если она пошлет своих людей, то покажет слабость, а я “нейтральная сторона”, - Скотт сделал пальцами воздушные кавычки, передразнивая ее.

- Хоть это и не в духе Слоан, ее довод понятен. Народ тебя любит.

- Недавно ты говорил обратное.

Рейес слабо улыбнулся и каким-то образом придвинулся еще ближе, чтобы они могли говорить вполголоса и все еще слышать друг друга.

- За это время великий Первопроходец починил планету, спас нескольких изгнанников и убил отряд каннибалов, которые никому не давали житья на севере. Это Йохан был в котле?

Скотт кивнул, недовольно нахмурившись. Он даже вспоминать не хотел об этой редкой мрази.

- Весьма впечатляющая демонстрация правосудия для тех, кто уже разочаровался в Инициативе. Ты использовал понятный им язык, и теперь для изгнанников ты один из них. Так что не удивляйся, если тебя начнут звать на свадьбы, дни рождения или на выгодное дельце.

Скотт слышал звук его голоса, чувствовал его крепкое плечо рядом, чувствовал запах теплой кожи и слабый серы - видимо, Рейес был сегодня где-то на серных источниках, и тот въелся в одежду хуже сигаретного дыма. Скотт сделал последнюю затяжку и с сожалением затушил окурок о перила.

- Перекур закончен? - игриво спросил Рейес у самого уха, и Скотт покачал головой.

- Решил бросить.

- Собираешься обходиться без меня, - в его голосе прозвучало настолько неприкрытое сожаление, что Скотту захотелось его ударить.

- Разве не ты первым решил молчать о своих планах, Рейес? Я готов был сотрудничать и помогать, однако ты выбрал все делать на своих условиях. Что ж, это твой выбор, я биться о стену не собираюсь. Как будто мне больше всех надо, - он двинулся в сторону лестницы, зная, что слишком пьян и может сказать в сердцах какую-нибудь глупость. Если уже не сказал.

- Скотт, - Рейес перехватил его за запястье, не давая ему уйти. - Мои планы замешаны на крови и страданиях. Не я это придумал, но таковы самые действенные и короткие пути в бизнесе, которым я занимаюсь. Если я вовлеку тебя, и ты пострадаешь…

- А я на корабле вяжу крючком и вышиваю единорогов! - Скотт спохватился, что говорил слишком громко, приблизился к Рейесу и продолжил злым шепотом: - Я не требую от тебя доверия. Меня не колышат твои секреты, мне и своих хватает. Но я считаю, что достаточно сделал, чтобы получить хоть какие-то объяснения!

Рейес удерживал его руку, однако при желании Скотт мог запросто вырваться, просто хотел услышать хоть что-то, ради чего они это продолжали.

- Я не изменюсь, Скотт, но я обещаю, что, как только от этой конспирации перестанет зависеть судьба всей планеты, я все расскажу.

Это немного остудило его пыл.

- Прямо-таки всей?

- Хотел бы я сказать, что преувеличиваю, но в этот раз все очень серьезно.

Армия Гидр на чьей-либо стороне, раздел территории между “Коллективом” и “Отверженными” и народ ангара, которые пострадают при любом раскладе, если конфликт интересов закончится кроваво. И во всем этом замешан Рейес, прямо в эпицентре.

- Пока что были только обещания, - проворчал Скотт без прежнего огня.

- Терпение, Райдер, и потом я сам сдамся в твои руки, - тот дразняще ухмыльнулся, смотря на него голодным взглядом, и, пользуясь моментом, огладил его запястье большим пальцем.

Фантазия Скотта услужливо подбросила, что именно он мог сделать с Рейесом, чтобы помочь ему разговориться, и он помотал головой, пытаясь стряхнуть наваждение.

- Тебе стоит завязывать говорить такие вещи, иначе я могу тебя не так понять.

- А что, если я хочу, чтобы ты понял меня неверно?

Они переглянулись, и чуть смущенная улыбка Рейеса заставила Скотта нервно рассмеяться. Господи, как не вовремя. Внутри все полыхало от его близости, Скотт облизнул губы и зачарованно шагнул ближе. Его рука сама легла Рейесу на грудь и надавила так, что они вместе прошли медленным шагом в закуток позади входа в бар. Рейес уперся спиной в стену, выжидающе смотря на него, будто боялся даже моргнуть.

- Мне надо вернуться к своим.

Рейес удивленно поднял брови, а Скотт, наперекор своим словам, прошелся ладонями по его груди вверх и остановился, обхватив его лицо ладонями. Выгнув шею под прикосновениями, Рейес смотрел на него, как на что-то удивительное. У него была гладкая кожа, теплая под пальцами, пульс бился быстро, дыхание вырывалось через чуть влажные губы, и несколько секунд Скотт бездумно гипнотизировал их заманчивый, вкусный блеск. Рейес подтянул его за бедра ближе и беззастенчиво потерся, и Скотту пришлось заглушить стон, уткнувшись куда-то в воротник. Перед глазами открылась длинная гладкая шея.

Боже, ну он же не железный. Скотт потянулся губами к коже за ухом, вдыхая запах его волос, кожаного комбинезона, пота, ощущая под пальцами короткие мягкие волоски на бритом затылке.

Рейес довольно выдохнул, устроив руки на пояснице, скользнул ими под толстовку, и Скотт буквально задрожал, чувствуя, как ноги ослабли. Они повернулись друг к другу лицом, и Рейес с готовностью приоткрыл рот.

Скотт ожидал, что тот будет куда настойчивее, что будет покусывать его губы и отстраняться, чтобы раздразнить, но, видимо, в этот раз Рейес был не в настроении играть. Он мягко подстраивался под любое желание Скотта, следовал за ним, отвечал на любое касание языка, и даже его руки изучали его тело под кофтой с щемящей нежностью. Как будто у них был только этот момент, а Рейес хотел сказать ему что-то без слов, без надежды быть услышанным.

Они разделились с влажным звуком, и губы Скотта пульсировали и горели при одной только мысли, что он в любой момент может снова поцеловать его, и тот ответит с тем же пылом.

- Мне все еще надо вернуться к своим, - Скотт не узнал свой собственный голос, хриплый, с неприкрытой жаждой.

- Ты это уже говорил.

Собственно, Рейес звучал немногим лучше, когда он, безвольно уронив руки вдоль тела, запрокинул голову и закрыл глаза на несколько секунд, чтобы вернуть самоконтроль. Скотт любовно прижался к его шее и несколько раз поцеловал, закончив где-то под ухом и с усилием заставив себя оторваться.

- Оставишь меня в таком состоянии? Как жестоко, - Рейес, тяжело дыша, положил руку ему на плечо, но лишь для того, чтобы удержаться на ногах. - Полагаю, я заслужил.

- Давай договоримся, - Скотт пытался отвлечь себя разговором, чтобы не наплевать на последние приличия.

Рейес приоткрыл глаза, как будто удивлялся, о чем можно говорить в такой ситуации.

- Я весь внимание.

- Ты ничего не говоришь, и я спокойно ухожу.

- А иначе? - Рейес облизнулся, не сводя с него взгляда.

- Иначе я у всех на глазах протащу тебя до твоей комнаты и покажу, что твой комбинезон снимается еще быстрее, чем моя броня.

- Зачем такая спешка? - похабная улыбка Рейеса совершенно не помогла. - У нас есть весь вечер, ты можешь снимать его сколько душе угодно.

Он дразнился. Проверял, насколько Скотт может держать себя в руках, проходя по тонкой грани. Или действительно хотел, чтобы они провели эту ночь вдвоем и плевать на последствия? С Рейесом никогда не угадаешь. Опустив голову, Скотт страдальчески выдохнул.

- Иисусе, ну почему с тобой все должно быть так сложно?

Рейес взял его за руку и, поднеся к губам, оставил на запястье легкий поцелуй. Ну и кто кого мучил?

- Это часть моего очарования.

- И, если без шуток, Рейес, учти - в следующий раз мы можем разойтись не так уж мирно, - предупредил Скотт, прекрасно зная, что, как бы им ни хотелось, за ними все еще остальной мир и его правила.

- Вполне возможно. Однако и ты помни, что не я буду тем, кто первым объявит войну.

Еще одно обещание, но в этот раз Скотт был уверен - Рейес собирается его выполнить. Кивнув, он вернулся в бар первым, ощущая чужой взгляд, как теплую ладонь на спине, и уселся за столик, где осталась только изрядно набравшаяся Пиби.

- За такое время можно накуриться до драконов в небе. Ты где был?

- Встретил настырного знакомого.

- Если принесут еще того виски, можешь с настырным знакомым зажигать хоть до утра, - икнула Пиби. - Мы тебя прикроем. Правда, Гил? Гил? Черт, вроде же тут сидел только что.

Скотт огляделся в поисках инженера, и успел только заметить, как они с Кианом скрылись в подсобных помещениях. Ну хоть кому-то этим вечером удастся отдохнуть как следует.

- Гил к нам не вернется, а тебе, кажется, пора завязывать.

- Ну-у нет. Отвяжись от моего стакана, - она хлопнула его по руке, когда он попытался отставить виски в сторону. - Я уйду только с ним.

Скотт тяжело вздохнул, раздумывая, куда катится его жизнь. Кругом столько народу надеется, что он разберется с кеттами и главным хранилищем реликтов, а он хомяков по кораблю ловит и пьяных азари уговаривает вернуться на корабль. С другой стороны, жизнь была бы так скучна без этих глупостей.

- Тогда спрячь его под курткой, раз уж мы собрались воровать из бара. - Скотт мысленно порадовался, что это хотя бы стакан, а не стул, стол или пожарная установка в углу, ее незаметно вынести было бы куда сложнее.

Пиби счастливо захихикала и поцеловала его в щеку.

- Я знала, что ты лучший.


Два подбитых челнока, украденный груз и нападение на лагерь “Отверженных” - след кеттов вел в пещеры возле Рифа Духов, и Скотт связался со Слоан, чтобы сообщить координаты. Мало ли, вдруг он не вернется из этих пещер, а так хоть она будет знать, где засела эта дрянь.

Вот только чего он не ожидал, так это того, что у входа в пещеру будет припаркован ее челнок, а сама Слоан, нетерпеливо постукивая носком сапога по земле, будет ждать его в компании Кетуса. Они вяло переругивались, как заправская женатая пара.

- Ты неоправданно рискуешь собственной жизнью.

- Когда понадобится, я спрошу твоего мнения.

- Я мог справиться сам! Тебе не обязательно было лезть на рожон! Садись и улетай, пока Шарлатан не услышал, что ты в Пустошах без охраны.

Слоан смерила его презрительным взглядом.

- Если бы ты мог справиться сам, мне бы не пришлось просить Райдера. И никто не сражался за меня и не будет, - она заметила Скотта и его команду и раздраженно кивнула на пещеру. - Сколько тебя можно ждать? Идем.

Скотт последовал за ней, оглядываясь по сторонам, душный, затхлый воздух с серным запахом забивался в нос, рот и едко заползал в глаза, отчего те слезились. Было слишком тихо, особенно для убежища кеттов.

- Они знают, что мы здесь, - тихо произнес он, держась ближе к стенам и позволяя Коре идти с правого фланга с биотическим щитом, пока он держал левый.

- Им это не поможет, - Слоан вышла за линию покрытия щита, и Скотт выругался. Только он подумал, что она не так уж плоха, как Келли снова выкинула что-то подобное.

- Ты что творишь?!

Она не удостоила его ответом, выставив на винтовке усиленный режим.

- Они нас боятся и правильно делают.

- Бояться будет некого, если вбежать прямо в ловушку, - закатила глаза Кора в своем любимом режиме “я с тобой, но я от этого не в восторге”.

Лиам с Кетусом прикрывали их со спины, готовые к любому раскладу. Сейчас как никогда не хватало Драка, который бы плюнул и ворвался вперед Слоан, разворошив гнездо и посеяв в рядах врага панику и хаос своими безумными криками на кроганском или “Смерть от Накмор!”.

Вместо этого у них была чокнутая Келли, которая шла в первых рядах, будто на ней был бронник N7, рискуя помереть от первого же разряда, но Скотт не собирался за нее рисковать собственной шеей. Хочет лезть на рожон? Да пожалуйста. Ему только легче будет, если она случайно подохнет.

Ну, кроме того, что его осудят за убийство главы “Отверженных” и казнят.

Идя по темному жерлу пещеры, он вдруг подумал, что Кетус переживал за нее не зря. С таким горячим характером, вылазками в одиночку и надменностью она просто умоляла, чтобы ее прибили где-нибудь за углом. Видимо, ей везло, что Шарлатан не особо мстительный, раз не следит за каждым ее шагом, выжидая, когда же она оступится.

Одной ошибки иногда достаточно, чтобы слететь с трона. Вывод один: Шарлатану не нужен ее трон. Пока что.

На них напали без особой хитрости: вперед выпустили обычных рядовых, прикрывая их снайперами, но Кора проскользнула к заднему кордону на биотяге и устроила взрыв такой мощности, что тела кеттов разлетелись, как кегли. Надо было отдать Слоан должное, она была отличным солдатом на поле боя: не отсиживалась за чужими спинами, шла бесстрашно, зачищая периметр.

Кеттов действительно было немного, небольшой отряд, запертый в пещере без челнока и даже без связи с основным флотом. Перебивались редкими разбоями. Легкая добыча, вымотанная месяцами партизанской жизни. Неудивительно, что они раскатали их, как лепешку, только Лиам неудачно кинул гранату, и та взорвалась в опасной близости от Скотта, что его оглушило.

Он не понял, как все стихло - он этого просто не услышал. Звон глушил все звуки вокруг. Слоан что-то пыталась ему сказать, но Скотт потряс головой, и она махнула на него рукой. Видимо, они поговорят позже.

Скотт решил, что лучше посидеть возле “Кочевника” и прийти в себя, пока Лиам остался в пещере, чтобы проверить запасы кеттов на что-нибудь стоящее. Потому, когда челнок Слоан поднялся в воздух, Кора резко посмотрела наверх и в противоположную сторону, и он понял, что что-то не так. Несколько секунд он пытался разглядеть, что заметила Харпер в небе, когда внезапный взрыв в полной тишине расцвел ярким смертельным цветком.

Он не слышал ни криков, ни сигналов о помощи, ни звука искореженного железа или треска огня. Челнок завалился на бок уцелевшей половиной и рухнул на край горы. К тому времени, как он скатился по откосному краю, от него остался лишь голый остов, да и тот пожрал огонь, вспыхнувший с новой силой.

На шум выбежал Лиам и, судя по губам, спросил что-то вроде “какого хрена?”.

- Первопроходец, я вычислил место запуска ракет. Координаты добавлены на карту твоего омни.

- Все на борт, посмотрим, кто это сделал. Быстро, - громко скомандовал он и, запрыгнув в “Кочевник”, направил вездеход на запад.

Точка была отмечена недалеко - буквально в миле от пещеры кеттов, на возвышенности, откуда открывался отличный обзор на весь Риф Духов. Пропустить вылет Слоан было невозможно. Скотт понимал, что рискует. Тот, кто смог сбить челнок, мог также запустить ракеты по их вездеходу, но “Кочевник” был быстрее, маневреннее, за ним сложнее уследить, и он собирался использовать свой шанс.

- Впервые рад, что Райдер водит, как психопат, дорвавшийся до комбайна, - наконец разобрал Скотт ворчание Лиама, пока тот держался за верхний поручень, пытаясь не удариться головой о корпус при очередной кочке.

- Ага, я бы сама в нас не попала даже с системой наведения. О господи! - Кора непроизвольно выставила щит, чтобы смягчить их падение с уступа. Конечно, они могли объехать каньон, но это заняло бы гораздо больше времени.

Летели секунд десять, и Лиам уже начал молиться, когда Скотт включил нижний выброс топлива, и вездеход, замедлившись у самой земли, мягко приземлился, качнувшись на рессорах.

Расчетное время семь минут. Кто бы ни сбил челнок Слоан, он не мог улететь так быстро. Или мог? Периодически он бросал взгляды в небо, но то было чистым и на удивление безоблачным.

- До цели триста метров. В земле обнаружены мины, рекомендую дальше идти пешком.

Скотт резко нажал на тормоз, и они втроем чуть не впечатались лицами в приборную панель, а Лиама ударило плечом в бок, потому что он плохо закрепил ремни.

- Райдер, кто тебе выдал водительские права, он явно был не в своем уме!

- Пф, сержант Эсвер водила еще лучше. Это же экстремальное вождение, а не гражданское. Осторожнее ступаем, тут мины, идем вслед за мной.

Скотт спрыгнул с вездехода и поспешил к концу гряды. Судя по карте на омни, дальше по рельефному срезу находилась небольшая низина, смахивающая на старый кратер. При желании там можно было спрятать что угодно. Например, небольшую установку с пусковой частью гидр, выставленных батареей.

- Это... “Коллектив”? - Лиам присел возле камней, где они прятались. - Это же та дамочка, Южный Крест.

Знакомая рыжеволосая женщина действительно стояла возле челнока, руководя погрузкой установки обратно в грузовой отсек в челнок. Остальные: две азари, саларианец и три человека, похоже, были из высшего звена и выглядели ужасно довольными собой. Местами раздавался смех, саларианец ударил кулаком в кулак азари, и та хлопнула его по плечу, поздравляя.

- Смотри, - Кора указала на человека, стоящего в стороне с планшетом в руках, и Скотт хотел бы соврать, что был шокирован до глубины души, увидев Рейеса.

Но он ведь сам сказал ему о планах Слоан. Скотт сжал кулак, еле сдерживаясь, чтобы не ударить по камню от злости. Идиот, какой же он идиот. Теперь он замешан в ее смерти точно так же, как и Видал, отдавший приказ своим прихвостням.

“СЭМ, сколько процентов на то, что Рейес не Шарлатан?”

- Менее одного процента, - невозмутимо ответил электронный голос в его голове.

Кора сжала его плечо и, видимо, сделала молчаливый знак Лиаму. Они оставили его одного, вернувшись к “Кочевнику”, и Скотт фыркнул. Не так уж он хорошо и скрывался, раз они обо всем догадывались. А он все время был непроходимым дураком.

Из-за свинцовой тяжести в животе его затошнило, и он с трудом сглотнул, горло перехватило от обиды и гнева. Скотт знал, что ничего уже было не исправить. Что злиться глупо, не далее как полчаса назад он сам думал о том, что, если бы Слоан сдохла, это решило бы очень много проблем.

Участие Рейеса во всем этом должно было все изменить, но на самом деле ничего не меняло.

Скотт вышел из-за камней, не боясь больше быть обнаруженным, и мрачно уставился на Рейеса. Тот сразу почувствовал его взгляд: ему будто стало физически неудобно, он отвлекся от планшета, смотря куда-то перед собой, а затем поднял голову. Ему понадобилось несколько секунд, чтобы заметить фигуру Райдера, и они встретились взглядами.

Скотт ничего не слышал, словно его снова оглушили, а Рейес стоял на месте, не шевелясь.

- Отверженные все еще в Порту. Я могу сообщить им, кто убил Слоан, предоставив твои воспоминания как неопровержимые доказательства вины мистера Видала и “Коллектива”.

“Что его ждет?”

- Казнь.

Они все еще стояли, как истуканы, не отрывая друг от друга глаз. Рейес, наверное, чертовски устал ждать на такой жаре, Скотт мог найти лагерь гораздо позже. Сколько Видал уже здесь? Несколько часов? С самого утра? Как давно он знает, что именно здесь прятались остатки кеттов?

- Твое решение, Первопроходец?

Тишина и легкий звон в ушах.

- Мы уезжаем.


Он проснулся в медотсеке, чувствуя тяжесть в голове, как после длительной ночной попойки. Омни показал вечер следующего дня, то есть он проспал почти сутки. Ну просто прекрасно. Приподнявшись на локтях, Скотт увидел Лекси за столом с кружкой кофе - точнее, жидкостью, которая для азари имела те же свойства, что и кофе для людей.

- Райдер, - Лекси кивнула, допечатывая что-то по омни. - Барабанная перепонка зажила, вторая восстановлена заново. Показатели СЭМа в норме, так что можешь быть свободен.

- Ты меня вырубила.

- Решения твоего лечащего врача не обсуждаются, пока ты не на задании, - она отвлеклась от экрана и улыбнулась уголком губ. - Кроме того, если бы ты вертелся, гель бы вытек из ушей и твое восстановление могло занять больше времени.

- То есть, я должен тебя благодарить, - мрачно произнес он, стирая сонливость с лица. Даже руки весили тонну, не то что тело. Как он вообще собирался встать?

- Всегда пожалуйста, Скотт. Это всего лишь моя работа, хотя ты постоянно делаешь ее труднее.

- Где остальные?

- Ночью к нам приставили охрану и запретили выходить. Сейчас вроде все утихло, и Ветра с Драком пошли разузнать, как прошел переворот.

Мигрень будто только и ждала этого момента, чтобы навалиться до черных точек перед глазами. Ах да, он и забыл, что Рейес его использовал, чтобы добраться до Слоан. Он медленно сполз с койки.

- К нам пыталась пробиться толпа с вилами?

- На удивление, нет. Похоже, “Отверженные” очень быстро сменили флаги, узнав о смерти своего предводителя. Возникает вопрос о преданности в этих краях.

- Преданность мешает выжить.

Снова оторвавшись от планшета, Лекси странно на него глянула.

- Кадара преподала тебе суровый урок.

Скотт отмахнулся и медленно проковылял в свою каюту, чтобы освежиться. После приема питательной пасты он почти смахивал на человека. Он выбрал гражданскую одежду: черную ветровку и штаны, самое удобное, что было в гардеробе, ведь ему предстоял нелегкий разговор, прежде чем они завтра отправятся обратно на Нексус.

Если бы не чертов аванпост на Кадаре, он бы тут же вызвал всех на корабль и слинял в космос, а не ехал по лифту вниз, с удивлением отмечая, что охрана между трущобами и верхним городом исчезла. Больше того, стоило лифту остановиться, а ему выйти, он заметил, что мусор из серных луж убрали, как и совсем уж сгнившие и заржавелые контейнеры. Груда металлолома валялась за забором в ожидании утилизации, а со стороны Пустоши небольшой очередью стекался народ - охранники допрашивали их, сверяли документы и провожали на верхний ярус в бывший штаб “Отверженных” для ночлега.

Конечно, торговцы тоже хлынули в город. Скотт заметил парня, у которого брал на день рождения Кеш отменную ангарскую брагу, тот припарковал челнок с другой стороны ворот и ожидал, пока ему составят накладную.

Надо же. Народ выглядел неприлично деловым и возбужденным, будто только и ждал, пока злой босс исчезнет с горизонта. Скотт в растерянности прошел до бара.

Народу в “Тартаре” набилось - плюнуть некуда, как будто здесь собралась вся Кадара разом. Увидев решетки, он с облегчением выдохнул - хоть что-то не менялось, а то пришлось бы проверяться у Лекси еще раз не сошел ли он с ума, и не проспал ли столетие разом.

Перепрыгивая через ступеньки Скотт поднялся на второй этаж, но в комнате Рейеса не оказалось - официантка протирала стол, составив пустую бутылку и стакан на поднос. Ну вот, еще одна странность. Хотя он же не ночует здесь, ведь так? Скотт спустился обратно в поисках Киана за барной стойкой.

- А вот и мой любимый клиент, - заметив его, Дагер с готовностью подошел ближе. - Отмечаешь?

- Вообще-то ищу Рейеса.

- Он уже ушел.

- Это я заметил, - Скотт тяжело вздохнул. - Естественно, ты не скажешь, как найти его.

- Отчего же, скажу.

Они переглянулись, и Киан, хитро сверкнув глазами, написал что-то на салфетке и передал ее вместе с бутылкой через решетку.

- Это для всех такая услуга или только для меня?

- Я бы сказал, что ты теперь вообще на особом положении на Кадаре. Приятного вечера, Первопроходец.

Не зная, что сказать, Скотт задумчиво хмыкнул и ушел на улицу. На особом положении? Интересно. Сказано было вполне всерьез, а не в виде издевательства, после того, как Скотт ненарочно послужил планам Рейеса. Или тот выставил это так, что Первопроходец лично помогал ему справиться со Слоан? Скотту оставалось лишь теряться в догадках.

На листке были написаны координаты, и Скотт пошел вглубь трущоб, с опаской глядя по сторонам. Непривычно тихие улицы, даже тише, чем раньше. Рабочие ангара куда-то исчезли, зато мимо прохаживался “Коллектив”, следя за порядком, кое-кто узнавал его и здоровался, будто он был знаменитостью. На месте притона остался пустой контейнер с единственной табличкой “Продажа наркотиков на территории Порта запрещена под страхом смертной казни. Второго предупреждения не будет”, и Скотт ненадолго перед ней затормозил.

Что ж, правление Шарлатана шло верной дорогой уже на первых сутках, что не могло не радовать. Скотт почти чувствовал, что это все оправдывает. Почти. Однако он больше не верил Рейесу, и только время могло показать, насколько честны были его намерения.

Скотт дошел до неприметных старых домов, оставшихся от ангарской базы с широким навесом и большими окнами. Тот, что ему нужен, был разделен надвое узким коридором, делая из здания букву Н. Скотт поднялся по ступеням и ввел запрос через омни на замок, и ему вышло сообщение “Ожидайте”.

Вдали кто-то пьяно горланил песни, и Скотт непроизвольно улыбнулся. Как будто с трущоб спала мрачная завеса отчаяния. Не последнюю роль сыграл Дагер, который сегодня угощал всех бесплатно, чем местные воспользовались, чтобы с фанфарами проводить смерть Слоан. Про Кетуса никто и не вспоминал, будто его и не было.

Двери открылись с легким пшиком, и слова приветствия умерли у Скотта на губах. Рейес стоял в одном полотенце, правая рука спрятана за дверным проемом, видимо, из-за пистолета, а с мокрых волос капало прямо на пол.

- Райдер? - удивленно спросил тот, утирая воду с глаз.

- Киан тебя не предупредил? - Скотт был уверен, что бармен держит его в курсе всего, что происходит в “Тартаре”, тем более сообщает о незваных гостях. Или Дагер решил специально умолчать, уверенный, что для Рейеса появление Первопроходца будет приятным сюрпризом?

Рейес окинул взглядом улицу и посторонился, без вопросов пропуская Скотта внутрь. Ему пришлось пройти в считанных сантиметрах от Видала, и он вдохнул теплый, влажный запах его тела. Он старался не пялиться, решив с преувеличенным интересом осмотреть его жилище.

Выглядело вполне прилично: в гостиной стоял огромный экран с мелькающими таблицами и картой Андромеды, мягкий диван, гораздо приличнее, чем у Лиама, шире, с подушками и тройной секцией - на таком одно удовольствие валяться и смотреть фильмы, холодильная камера и небольшая кухня. Судя по тому, что он увидел через коридор, в другом крыле располагалась спальня и ванна с туалетом.

- Не думал, что увижу тебя так скоро.

Скотт опрометчиво повернулся на голос: Рейес как раз отложил пистолет и включил свет. Он уже ходил в тюрьме без рубашки, но с блеском от воды кожа просто манила взгляд своим роскошным бронзовым цветом. Темные соски, гладкая, удивительно безволосая кожа, чуть мягкие бока и живот, слегка выступающий над полотенцем. Волосы, которые Рейес обычно зачесывал гелем в укладку, спадали на лицо, придавая ему дикий, первобытный вид, как и желтые, прозрачные, словно подведенные глаза. Рейес многозначительно посмотрел на бутылку в руках Скотта, и тот стушевался.

- Это тебе от Киана.

- Как великодушно доставить мне ее лично, - Рейес даже не пошевелился, чтобы забрать виски.

Наступила неловкая тишина, и Скотт, выгадывая себе время, поставил бутылку на кофейный столик, которым служил кусок дерева на металлическом блоке. Да что ж такое, соберись. Ты пришел не затем, чтобы пялиться на полуголого Рейеса Видала, хотя это и приятный бонус. Ты вполне можешь вести дела, как профессионал.

- Великодушие - это как раз обо мне, - мрачно произнес он.

Рейес выглядел настороженным, но, казалось, бурчание Скотта заставило его расслабиться.

- Я думал, ты найдешь меня днем в “Тартаре”.

- Собирался. Лекси решила, что мне нужен живительный сон под медигелем, пришлось задержаться.

- Ты пострадал? - Рейес нахмурился и сделал шаг вперед, будто хотел лично проверить, не осталось ли на Скотте царапин.

- Не от твоего красочного взрыва. Во время перестрелки с кеттами. Сейчас я жив, цел и снова готов к использованию.

На последнее Рейес еле сдержал улыбку, хотя и явно понимал, что лучше изображать искреннее сожаление.

- В свое оправдание хочу сказать, что, будь моя воля, я бы использовал тебя для совершенно других целей.

Говорить это в одном полотенце явно не стоило, потому Скотт сглотнул, на секунду опустив взгляд ниже, чем следовало приличным людям.

- Это должно меня утешить? - он фыркнул. - Не хочешь одеться?

- Если ты хочешь.

“Не хочу”, - хотел сказать Скотт. - “Но так будет гораздо легче вести переговоры, не отвлекаясь на посторонние мысли”. В любом случае, лучше перевести тему.

- Значит, Шарлатан.

Рейес тяжело вздохнул.

- Ненавижу конспирацию и все эти уловки с кодовыми именами, но по-другому никак. У всех моих заместителей тоже прозвища.

- Да уж, вряд ли кто назовет свою дочь Южный Крест, я как бы догадался.

- На самом деле ее имя Мелисса.

- Зачем ты мне это говоришь? - с подозрением спросил Скотт, медленно прогуливаясь по комнате.

Ни фотографий, ни картин, одна странная композиция из песка за стеклом в виде домика для насекомых.

- Разве ты пришел сюда не за ответами?

- Я пришел, чтобы узнать, что будет с договоренностью за аванпост.

Рейес присел на диван, очевидно, ожидая долгий разговор, и поправил съехавшее полотенце. Одеться он так и не соизволил.

- Я думал, все ясно и так, он нужен нам обоим. И в отличие от Слоан, я гарантирую защиту бесплатно.

- Надеюсь, ты не обидишься, если я не стану верить тебе на слово, - Скотт сложил руки на груди, глядя на Рейеса испытующе.

- Кадаре нужны связи и ресурсы Инициативы, от сотрудничества выиграют обе стороны. Зачем мне врать?

- То, что я не знаю, зачем, не значит, что ты не врешь.

Даже у терпения Рейеса были границы, и он раздраженно проговорил:

- Я не стану шантажировать ваш лагерь для быстрой наживы. Я не стану производить наркотики для контроля населения. Я не позволю бандам нападать на аванпост, чтобы держать их в страхе и подчинении. Скотт, ты меня знаешь.

- Мне тоже так казалось до вчерашнего дня, но ты полон сюрпризов.

Рейес нахмурился сильнее, сжав губы в линию.

Скотт не поддастся желанию верить человеку напротив, как бы сильно он ему ни нравился. Гнев помог ему видеть Рейеса яснее, чем когда-либо. Его наигранную расслабленность, то, как он просчитывал ходы, сведя брови. Он нетерпеливо постукивал пальцами по подлокотнику, и только сейчас Скотт заметил их - зажившие ожоги до самого локтя. На полтона светлее его обычной загорелой кожи, они шли сплошными кляксами, будто его пытали кислотой, а затем вылечили медигелем.

- Этих отметин не было до отбытия.

Рейес очнулся от раздумий, с удивлением взглянув на свои руки, и пожал плечами.

- Лицо Слоан тоже было чище пару месяцев назад, - произнес он деловым, сухим тоном, словно они обсуждали денежные вопросы.

Скотт вспомнил ее отметины возле носа и огромное пятно на шее.

- Это ты?

Зловещая ухмылка мелькнула на лице Рейеса.

- Не своими руками, разумеется.

- Чем ты заслужил такое суровое наказание?

Сощурившись, Рейес мрачно заметил:

- Полагаю, я должен радоваться хотя бы тому, что ты не спросил наоборот, не начал ли я первым.

- Я тебя умоляю, - Скотт сам не понял, как подошел ближе, чтобы удостовериться, что пятна на руках - единственное последствие их разборок. - Ты избегаешь насилия, пока тебе не оставят выбора.

- Странно, только что ты говорил, что совершенно меня не знаешь.

А, черт. Справедливое замечание. На секунду Скотт прикрыл глаза, надеясь, что головная боль утихнет и позволит ему думать, а не огрызаться до конца вечера, будто Рейес пнул его щенка. Соберись, гет тебя дери.

- Я могу быть... предвзятым, когда дело касается тебя, - наконец признал Скотт, сглатывая ком в горле.

Внутренний голос все еще говорил ему, что это вина самого Рейеса, раз он не смог ему довериться. Что старые разборки со Слоан его не оправдывают. Что он натворил достаточно, чтобы Скотт имел право на недовольство. А ему не было обидно и больно каждый раз, когда тот обводил его вокруг пальца? Что, язык отсох договориться, как взрослым людям?

Однако его чувства были запутанным коктейлем из сочувствия, гнева на Слоан и ее методы, злорадства и удовлетворения от ее смерти, и желания немедленно коснуться Рейеса и попросить его прекратить это. Ему было физически плохо от их ссоры, будто Скотт наказывал себя сам.

Вот почему люди не смешивают личный интерес с делами.

Рейес поднялся с дивана и, приблизившись к нему вплотную, поправил ворот его кофты. Его голос был тих и нежен.

- Пожалуй, здесь мы в одной лодке.

Скотт поднял на него глаза, и Рейес несмело улыбнулся.

- Я хочу попытаться снова заслужить твое доверие. Ты позволишь мне?

- И что, никаких секретов?

- Никаких. С этого самого момента, - подтвердил Рейес, прижимаясь к нему ближе обнаженным телом, и Скотт через ткань почувствовал, какая горячая у него кожа.

- Докажи.

Несколько мгновений Рейес раздумывал, а затем из него вырвался нервный смешок.

- Это будет глупо.

- О, теперь я точно должен это услышать.

Тот тяжко вздохнул, собираясь с храбростью.

- Как бы мне ни нравилось болтать с тобой, твое появление застало меня врасплох, и я не до конца смыл мыло. Теперь оно ужасно мне мешает.

Скотт оглядел его с ног до головы.

- Где?

- Где-то между ягодиц.

От неожиданности Скотт рассмеялся, чем вызвал легкий, довольный румянец, который шел Рейесу гораздо больше, чем нахмуренные брови.

- Тогда тебе стоит вернуться в душ.

- Присоединишься? - Рейес приподнял брови, соблазняюще скользнув руками по груди Скотта. - Не то чтобы мне нужна была помощь, но от приятной компании я точно не откажусь.

Во рту пересохло, и Скотт с трудом сглотнул, чтобы уточнить:

- Ты предлагаешь то, что я думаю?

- Если ты думаешь о том, чтобы предаться со мной страсти в душе, где вполне хватит места нам обоим, то да.

Вместо ответа Скотт одним движением стянул полотенце с его бедер.


В душевой Рейеса действительно было гораздо удобнее, чем в плексигласовой кабине на “Буре”, где все мылись специальной обеззараживающей пенкой, а температура воды едва считалась за теплую в самые лучшие дни. Здесь на них полился практически кипяток со странным тяжелым, металлическим душком.

Рейес помог ему раздеться на ходу, и в душевой он оказался в одних трусах, увлеченно зацеловывая шею Рейеса от ключиц до самого подбородка. Когда Скотт присасывался и втягивал кожу между зубов, тот низко стонал, ощутимо вжимая пальцы в его спину и плечи. Иногда до боли. Волосы намокли, под включенным душем их тела были восхитительно скользкими, струи воды лезли в глаза и в рот вместе с теплым языком, но Скотту было все равно, даже если он в итоге получит отравление. Боже, как давно он этого хотел. Будто отвечая его мыслям, Рейес прижал его спиной к стене, вытащив тем самым из-под горячей струи воды, и прижался вставшим членом в район живота. Ох. Одно дело заигрывать с ним, а другое - чувствовать, как Рейес его хочет, как жадно блуждают его руки по телу, изучая, гладя, вычерчивая широкие круги.

Казалось бы, Рейес старше и умудреннее, опытнее, у него было гораздо больше партнеров на ночь, чем у Скотта с его характером и долгой службой на отшибе галактики. Но его пальцы подрагивали от предвкушения, и он целовал Скотта, будто боялся, что тот вдруг передумает и уйдет, что должно было казаться смешным, может, даже жалким, но лишь заводило Скотта еще сильнее.

Он прошелся растопыренными ладонями по гладкой коже его спины, бедер, мышцы перекатывались под его руками. Мягкие ягодицы призывали смять их в собственническом жесте, прижать Рейеса еще ближе. Смять, отпустить, огладить, спуститься ладонями под бедра и вернуться, чтобы повторить все снова. Указательным и средним пальцем он потер самое начало ложбинки между ягодиц - мокро и горячо, пальцы сами скользнули глубже, и низкий стон раздался куда-то ему в щеку.

Рейес потрясающе сладко стонал. Не наигранно, а на выдохе, протяжно, как будто звук в нем зарождался вместе с возбуждением, растекающимся по телу. Скотт чувствовал, как его яйца тяжелели, наливаясь, член полностью выпрямился, натянув мокрую ткань трусов, и головка освободилась из-под резинки. Прикосновение гладкого живота к его члену заставило его громко простонать.

Рейес спустился поцелуями к его шее, широко лизнул, а затем накрыл кожу губами, отчего ноги Скотта резко подкосились, и он обхватил того за широкие, гладкие плечи, второй рукой вцепившись ему в затылок, прижимая его к себе. Он сам не узнал свой голос, когда из него вырвался громкий, хриплый стон, и скорее почувствовал, чем увидел, как Рейес улыбнулся, касаясь губами его шеи.

Рейес будто вплавился в него, навис над ним, скользнув руками по груди, по мышцам живота, а затем к резинке трусов. Он оттянул ее в сторону, заставив резинку впиться в член, и медленно опустил его трусы на бедра. Засранец. Чертов подлый засранец, ох и доиграется он. Скотт жалобно выдохнул, помогая ему снять их полностью, и, когда они оба остались полностью голыми, Рейес скользнул по его стволу рукой.

Душ был довольно просторный, но вот сейчас Скотт не был уверен, что за пределами их сплетенных конечностей что-то вообще существовало. От горячей воды поднимался пар, сам он был мокрым от пота или воды, хлещущей с лейки душа, встроенной в потолок - уже не разобрать, скользко, влажно и абсолютно волшебно.

Воспользовавшись тем, что Рейес стирал лишнюю воду с лица, Скотт развернул их, поменявшись с ним местами, и с готовностью съехал на колени на жесткий пол, уткнувшись носом ему в пах. Руки сами легли на бедра, сжали сзади ягодицы, скользя вверх по роскошной выгнутой линии спины и вниз к коленям. Внутренняя сторона бедер у Рейеса была мягкой, невероятно нежной, и Скотт не удержался и прошелся ладонями по его ногам от паха до колена, вжимая пальцы в кожу и пробуя, насколько она податливая.

Бедра перед ним приглашающе разошлись, и Скотт поднял глаза. Рейес ответил ему тяжелым взглядом, дыша прерывисто и надрывно, отчего его грудь поднималась и опускалась в такт.

Не задумываясь, что делает, Скотт широко лизнул бедро к самому члену и закончил движение поцелуем. Повторил с другой стороны, на этот раз задев паховые волосы. Кожа на бедрах у Рейеса была гладкой, с выпирающими венами и рисунком под деревце, и грех было не проследить их языком до самых тазовых косточек и мягкого живота.

Член у Рейеса был темно-коричневый, как и он сам, с чуть более темной мошонкой в окружении черных, курчавых и жестких волос. Продолжая гладить его бедра, Скотт провел языком вдоль крупного ствола, и Рейеса под его руками пробрала дрожь, мышцы ягодиц конвульсивно дернулись, а сам он запустил руку Скотту в волосы.

Долго стоять на коленях было тяжело, к тому же, собственный член остался без внимания, поэтому у Скотта не было особого времени нежничать. Он подразнил гладкую головку языком, впустил ее в рот к правой щеке, растягивая губы на пробу, затем к левой. Боясь задеть нежную плоть зубами, он начал осторожно, приноравливаясь прикрывать острую кромку губами. Челюсть с непривычки довольно быстро заныла, но стоны Рейеса и его непроизвольное подрагивание всем телом было лучшей наградой за старания. Он оказался громким, когда дело касалось его собственного удовольствия, и беззастенчиво стонал от каждого толчка в рот Скотта, поглаживая его по мокрым волосам, путаясь в них пальцами, сжимая пряди в очередной судороге, не в состоянии себя контролировать.

Скотт чувствовал, как тот буквально тает у него в руках, под его губами. Иногда Рейес бросал на него взгляд, будто до сих пор не верил, что это происходило, и ему нужно было удостовериться заново. Но недолго: стоило Скотту перейти на постоянный ритм, Рейес закатил глаза, бормоча что-то невнятное. Скотт подмахивал ему ртом и всем телом, скользя губами все плотнее, сжимая их до онемения на члене и с каждым разом впуская его все глубже.

Он напоминал себе дышать через нос, но каждый раз, отвлекшись на очередной низкий стон, пропускал ритм, срываясь на судорожный короткий вдох. Сглатывать слюну уже не помогало, она капала с губ, оставалась на члене блеском и гладкой смазкой для его рта, стекала на мошонку и запутывалась в паховых волосах.

Голова кружилась от жары. Скотт прикрыл глаза, сосредоточившись на скольжении вперед и назад, стараясь расслабить горло или подразнить на излете языком нижнюю сторону головки, возле самой уздечки, проникнуть кончиком в отверстие уретры, чтобы снова заглотить до самого неба и даже глубже. Его горло сжималось в спазмах, но Скотт вовремя выпускал член обратно, чтобы мышцы успели успокоиться, дразня Рейеса стонами, которые тот явно чувствовал кожей.

Открывать глаза так резко не стоило, и окружающие краски навалились с особенной яркостью. Скотт застонал совсем уж жалостливо, и Рейес усилил хватку, перехватывая инициативу и помогая ему: входил и выходил короткими толчками, сам дыша над ним, как загнанная лошадь. Скотт максимально расслабил шею, горло, придерживая бедра Рейеса, пока колени на твердом полу убивали его медленно, но верно, как и ноющая боль в челюсти. Ощущение подступающего оргазма Рейеса он уловил по совсем быстрому дыханию, крепкой хватке на волосах и более длинным, глубоким и беспощадным толчкам. Скотт не возражал, он хотел этого момента, когда тот перейдет грань, его пальцы покажутся сталью, мышцы бедер станут твердыми и напряженными, как камень, а затем он медленно, лениво обмякнет, пока теплая струя выстрелит внутри горла Скотта, а затем стечет вниз с губ ему на грудь. В последний раз Скотт провел сомкнутыми губами по члену, который с каждой секундой становился все мягче, и выпустил с пошлым звонким звуком.

Рейес сполз по стене к Скотту на пол с абсолютно обалдевшим выражением лица, смотря на него из-под лениво опущенных ресниц, красивых и длинных, как у девушки. Желтые глаза практически светились в свете лампы, а голос стал слаще, темнее, будто полностью состоял из хриплых перекатов.

- Райдер, ты страшный человек.

- Вот как? - Скотт вытер ладонью капли с подбородка, чувствуя, как струи воды, все это время бьющие куда-то в спину, стали уже не такими горячими. Вода заканчивалась.

- Ужасный. Я и понятия не имел, - он потянул Скотта к себе, заставляя того разогнуть ноги. Скотт скривился, поминая все ругательства разом. Рейес развернул его и, усадив у себя между ног прямо на полу, и обхватил его член.

Его рука была сильной и уверенной и чудесно скользила по стволу, распаляя недавний жар, заставляя его дышать все громче и громче. Они двигались вместе, Скотт чувствовал, как тот покачивался вместе с ним, и их бедра словно срослись. Чудесный ритм, Скотт мог представить, как они точно так же будут двигаться в постели, когда Рейес будет внутри него, или сам Скотт доберется до этих заманчивых мягких ягодиц, разведет их пальцами, намнет вдоволь и доберется внутрь языком.

А пока он чувствовал, как удовольствие стягивалось внизу живота, растекалось до самых пальцев ног, прежде чем выплеснуться от быстрых движений руки на его члене. Рейес целовал его в шею, плечо, куда мог достать, иногда за ухо или в щеку, а когда Скотт повернул голову, утянул его в медленный, ленивый, глубокий поцелуй. Они скользили языками внутри и снаружи, смазанно облизывая губы, попадая на подбородок, захватывая нежную кожу под носом и целуя в самый его кончик.

Скотт устало растекся по Рейесу всем весом, его тело весило тонну и одновременно было легче перышка. Легкое, но совершенно неподъемное. Сам Рейес дышал ему в шею, теплый, удобный и какой-то совершенно уютный.

- Боюсь, я не смогу встать даже если захочу.

Рейес сыто рассмеялся ему в висок.

- На этот случай у меня есть еще несколько идей.

- Кроме помыться?

- С мытьем их становится в два раза больше.


Во сне Сара выглядела ужасно похожей на отца, будто пребывала в вечных думах. Складка между бровей не расходилась, делая ее старше, чем она была на самом деле, и Скотт погладил ее руку, проверяя, будут ли ощущения такими же, как он помнил. Будет ли ее рука такой же слабой, как у мамы.

Что ждет их семью? Кто останется в этой семье? Он один?

Стоило ему коснуться ее, как она дернулась, веки затрепетали, будто она вот-вот проснется. Ее сильный дух бился в теле в поисках выхода, в нетерпеливом ожидании, когда же она сможет открыть глаза и потребовать ответов.

Учитывая, сколько он ей наврал, когда они связывались через СЭМа, Скотт не знал, как будет расхлебывать эту кашу. Может, записать ей аудио послание, чтобы она прослушала его прежде, чем кто-либо расскажет ей о смерти отца, о Жилище-7, о кеттах и скверне? Тут ему пришла в голову идея.

- СЭМ, если Сара проснется, можешь кое-что для меня сделать?

- Конечно, Скотт.

- Если меня не будет рядом, чтобы ей все рассказать, покажи ей все, как было. Как ты делал с воспоминаниями отца.

- Могу я уточнить? Ты уверен, что записи о сексуальных контактах с мистером Видалом помогут ей разобраться в нынешнем положении дел?

Скотт нервно рассмеялся.

- Их показывать не надо.

- Записи о кинопросмотрах, часах полета к планетам, бытовые подробности?

- Э-э, это тоже убери.

- Значила ли твоя просьба выбрать из твоих воспоминаний самые важные для отчетности и показать ей краткую сводку?

Скотт порадовался, что СЭМ достаточно умен, чтобы не воспринимать все, что он говорил, буквально.

- Да, именно это я имел в виду.

- Когда я закончу видеоряд, я пришлю его для проверки на твой компьютер.

- Спасибо, СЭМ. Что бы я без тебя делал?

- Смею предположить, что имели бы долгий и неприятный разговор о дезинформации собственной сестры во имя ее блага.

- Ты осуждаешь меня? - спросил Скотт, глядя на спящую Сару.

- У меня нет морального компаса, кроме тех принципов гуманизма, которые заложены в моей программе. В данный момент знание о реальном положении дел усилило бы ее уровень стресса, что могло помешать процессу восстановления. Однако должен заметить, что, учитывая ваш недавний разговор с мистером Видалом, я считаю уместным напомнить тебе одну человеческую поговорку.

Прозвучало загадочно, и Скотт взглянул на его терминал, переливающийся всеми оттенками синего.

- Ну-ка.

- Чья бы корова мычала.

Скотт рассмеялся, все еще держа руку Сары в своей, и покачал головой.

- Ты абсолютно прав, СЭМ.

- Всегда рад помочь, Первопроходец.