Нереальные психопаты

Переводчик:  КП

Ссылка на оригинал: http://archiveofourown.org/works/4376744/chapters/9934409

Автор оригинала: nemo_baker

Номинация: Лучший перевод

Фандомы: Doctor Who, Torchwood

Число слов: 6762

Пейринг: Джек Харкнесс / Янто Джонс, Десятый Доктор

Рейтинг: PG-13

Жанры: Case fic,Crossover

Предупреждения: ER, Hurt/Comfort

Год: 2017

Число просмотров: 535

Скачать: PDF EPUB MOBI FB2 HTML TXT

Описание: Как бороться с убийцей, который существует, только когда ты его не видишь? Правильный ответ: не отворачивайся, не смотри в сторону и не моргай.

Примечания: Фик содержит цитаты из 10 серии 3 сезона ньюскула "Не моргай".

Глава 1

Пол ветхого склада был усеян бетонной крошкой с облупившихся стен. Хлипкий пол ходил ходуном под ногами Янто, и серая пыль липла к его туфлям. Янто посветил перед собой фонариком и пнул несколько кусков покрупнее, вслушиваясь в звуки, с которыми они отлетали в сторону.

Поступило заявление, что где-то здесь пропал человек, и Янто вёл расследование. Три дня назад женщина по имени Лора Донован зашла в этот дом и так и не вышла из него. Тело пока что не нашли. Джек решил, что на это стоит взглянуть.

Янто ткнул пальцем в наушник.

— Пока ничего необычного, Джек.

— Здесь тоже, — послышалось в ответ. — Проверь-ка второй этаж, а я обойду здание ещё раз и поднимусь к тебе.

— Ладно.

Янто поднялся по лестнице. Его шаги отдавались гулким металлическим эхом. На втором этаже было не очень светло: свет кое-где пробивался через разбитые окна. Помещение оказалось совсем пустым, только к дальней стене жалось несколько стеллажей. Хотя здесь явно нечего было искать, Янто всё же вошёл. Поднял голову, увидел паутину на потолке и пошёл к стеллажам.

Вдруг он услышал звук, словно у него над головой пролетела птица. Янто резко обернулся и заметил смутный силуэт человеческого тела. Он выхватил пистолет и направил в ту сторону.

— Эй, покажи... — Янто осёкся и расслабился. Это был не человек. Это была каменная статуя.

Странное место выбрал тот, кто её сюда поставил.

Янто подошёл к статуе, думая, сможет ли выяснить, откуда она взялась. Статуя изображала ангела с огромными, сложенными за спиной каменными крыльями. Перья были сделаны очень тщательно, с мельчайшими деталями. Ангел закрывал склонённую голову изящными руками.

Казалось, будто он плачет.

— Эй, тут ничего нет. Я сейчас поднимусь.

— Не надо, тут всё в порядке. Я сам могу к тебе подойти. Всё, что тут есть, — это статуя.

— Статуя?

— Да, ангел.

— Хм. В этой статуе есть что-то необычное?

— Я бы не сказал. Могу сфотографировать, если хочешь.

— Да нет, оставь её в покое. Сомневаюсь, что в ней есть что-то важное, особенно если сканер ничего не показал.

— Угу. Я спускаюсь.

Янто бросил на ангела ещё один взгляд и развернулся, чтобы идти к Джеку.

Эхо ещё шагов, по-видимому, потревожило ещё одну птицу: спускаясь, Янто слышал хлопанье крыльев.

***

— Ну да, что-то странное в этом есть, — сказал Джек, заезжая в гараж Торчвуда. — Но я не думаю, что мы имеем к этому какое-то отношение.

— Всегда есть вероятность появления чего-то нового. Наши сканеры неспособны обнаружить всё, что есть во вселенной, — ответил Янто.

— Возможно. Поищем подобные случаи в новостях, если ничего не всплывёт, забудем об этом.

— Хорошо. Сходим вечером в китайский ресторанчик?

— М-м. А за десертом отправимся к тебе домой?

Он закатил глаза в ответ на плотоядный взгляд Джека.

— Ты просто ходячая банальность, вот что!

***

Янто был уверен, что случай с Донован — не ерунда. Внутри того склада у него появилось ощущение некоего... смещения. Он даже себе не смог бы объяснить, что имеет в виду. Но вскоре его отвлекли проблемы куда более явные: в Разломе начался период неослабевающей гиперактивности.

— Я не понимаю, — устало сказала ему Тош после пятого нападения уивилов за сутки, — экстраполятор Разлома должен был предупредить нас об этом.

— Разлом загадочен, и был таким даже в лучшие времена, — ответил Янто.

— Он-то да. А программа — нет. Она может пропустить что-то подобное, только если оно изначально сделано так, чтобы его нельзя было обнаружить.

Похоже было, что её бесит сама мысль об этом, так что Янто сдержал улыбку.

— Хочешь сказать, это может быть совершенно новый феномен?

— Не исключено.

— Тревожный какой-то феномен...

— Возможно.

— Ещё кофе?

— Да, пожалуй.

Янто отправился в кухню с кружкой Тош в руках. Проходя мимо стола Гвен, он прихватил и её кружку. Сейчас они с Оуэном и Джеком уехали на вызов, но Янто помнил, что у неё ещё до отъезда глаза слипались.

Они все были на нервах. Даже Джека ожидание раздражало настолько, что он начал насмешничать в дурацкой подростковой манере, как будто его Оуэн покусал. Сам Янто уже чувствовал себя настолько уставшим, что постоянно остервенело тёр глаза. К счастью, кофе он умел готовить на автопилоте. Его мысли витали где-то вдалеке, когда он засыпал кофейные зёрна в машинку и она мерно зажужжала.

Экстраполятор, сделанный Тиш, должен был отслеживать регулярные (если их можно было так назвать) флуктуации в Разломе. Их группа выяснила, что во время этих флуктуаций происходили некоторые колебания естественной активности, и их можно было измерить. Таким образом, можно было узнать о предстоящей аномалии немного заранее.

Вчера утром внезапно взревел сигнал тревоги. Потрясённая Тош объявила о гигантском скачке показателей Разлома на окраине города, настолько значительном, что Джек счёл нужным вызвать на место всю команду.

Они не нашли ничего. Вообще.

Ещё один скачок, а заодно толпа уивилов, заставили их практически без передышки носиться сломя голову. И снова скачок не привёл ни к чему. Однако, было непохоже, что такие скачки можно игнорировать. Ведь что-то же их вызывало, что?

В этот момент через вращающуюся дверь ввалился Джек, поддерживая истекающего кровью Оуэна, и все вопросы вылетели у Янто из головы.

***

— Их было четверо.

— Четверо?! Чёрт возьми, Джек, почему ты нас не вызвал?

— Некогда было, — огрызнулся Джек. — Они были необычайно агрессивны. Налетели на нас, пары секунд не прошло.

— Значит, можно считать везением, что у Оуэна неглубокие раны? — спросил Янто.

— Как скажешь.

Янто посмотрел на бледное, с заострившимися чертами, лицо Джека. Осунувшийся и замученный, Джек походил на привидение. У него были воспалённые глаза и всклокоченные волосы. Янто заподозрил неладное.

— Ты умирал, верно?

Джек кивнул, уставившись на собственный стол.

— Один из них хлопнулся прямо на меня. Переломил мне хребет.

Это объясняло, почему он такой бледный. Янто подобрался поближе и накрыл своей рукой руку Джека. После того, как Джек четыре месяца шлялся невесть где, ему, кажется, стало труднее умирать. Иногда Янто присутствовал при этом, и ему было очень хорошо видно, как во взгляде Джека на миг появлялась паника. Словно бы он не сразу понимал, где находится. Янто до сих пор не знал, что тогда случилось с Джеком, но явно ничего хорошего.

— Тебе нужно отдохнуть, — мягко сказал он.

Джек поднял бровь.

— У нас через каждые пять минут воет сигнал тревоги, я не могу...

— Можешь.

— Но мне не нужно...

— Нужно.

— Янто...

— Джек.

Джек свирепо посмотрел на него, но Янто ответил ему взглядом, исполненным безмятежного спокойствия. Он гладил ладонь Джека большим пальцем, наблюдая, как тает его решимость, а потом отнял руку.

— Ладно, но только пару часов.

— Хорошо.

— Пойдёшь со мной? Тебе тоже надо поспать.

— Ладно. Я скажу остальным, что они тоже могут немного отдохнуть.

— Договорились.

***

Тревога взвыла спустя пять часов блаженного беспамятства. Янто слетел с кровати и услышал у себя за спиной стон.

— Опять? — Голос Джека глухо доносился сквозь подушку.

— Судя по всему, — зевая, ответил Янто.

— Прелестно.

Они выбрались по лестнице из комнаты Джека. В главном помещении хаба Тош и Гвен склонились над центральным монитором.

— Что там у нас? — крикнул Джек.

— Опять большой скачок, — ответила Гвен, — но уивилов нигде не видно, так что здесь явно что-то происходит.

Джек вздохнул.

— Ладно, Тош, Оуэн пока не в порядке, так что ты идёшь со мной и Гвен. Янто, координируешь из хаба.

— Хорошо.

— Локация? — спросил Джек, плетясь по ступеням вниз.

— Старое здание «Арголл и Бэйнс», которое вы с Янто проверяли на той неделе, — ответила Тош.

— Вот как? Странно. — Джек повернулся к Янто. — Совпадение?

— Ты учил меня не верить в совпадения, — сухо ответил Янто.

— А ты прав, — ухмыльнулся Джек. — Пошли, девочки.

Они ушли, а Янто остался вместо со спящим Оуэном.

***

— У меня ничего.

Янто открыл свой комлинк.

— Наверное, это хорошо. Хотя было бы лучше, если бы удалось найти зацепку, которая помогла бы разобраться, что происходит.

— Ага, — отозвался Джек. — Хотя знаешь, было кое-что странное. Ты говорил, что видел здесь статую в прошлый раз?

— Большого каменного ангела, да.

— Значит, кто-то его, видимо, убрал.

— Что ты имеешь в виду?

— Что никакой статуи здесь нет.

Глава 2

После возвращения Джек созвал всех в зал совещаний.

— Так вот чем мы занимаемся перед лицом неизвестности? — проворчал Оуэн, недавно проснувшийся от медикаментозного сна. — Собрания проводим?

— Я знаю, что навыки совместной работы — не твоя сильная сторона, но, полагаю, ты выдержишь, — отозвался Янто.

— И на этом закончим пустой трёп, — вмешался Джек. — У нас тут вообще-то небольшой кризис, знаете ли. Кому-нибудь удалось выяснить, что за ерунда происходит с этими скачками?

— Увы, пока нет, — сказала Тош. — Я попыталась проанализировать их при помощи аппаратуры в нашем внедорожнике. Графики всех скачков выглядят одинаково. Они примерно одного размера, и сам скачок всегда фокусируется в одной небольшой точке. Но нет никакой закономерности ни во временных промежутках между ними, ни в местах, где они возникают.

— Это могут быть новые прорехи в Разломе?

— Вряд ли. Мы уже видели, что бывает, когда Разлом расширяется, а никаких признаков временных аномалий нет.

— А что эти скачки вообще из себя представляют? — спросила Гвен. — В смысле, это всплески энергии или что?

— Больше похоже на столб смерча или молнию, — ответила Тош.

— То есть локализуется в совсем крохотной точке.

— Именно.

— Как думаешь, кто-то делает это нарочно?

— Только Торчвуд обладает технологиями, способными на такое. Но думаю, это возможно.

— Мне не нравится эта идея, — пробормотал Джек, — но её надо иметь в виду.

— Но зачем кому-то создавать молнию в Разломе? — скептически возразил Оуэн. — Через Разлом ничего не проносят, иначе сканеры зафиксировали бы следы проносимых предметов. Даже если бы их уносили отсюда. Так зачем это всё?

У Янто возникла внезапная мысль.

— Может, используют саму энергию.

Джек закатил глаза.

— О, нет, только не это.

— Почему нет? Чем это грозит? — спросила Гвен.

— Сам Разлом почти полностью состоит из потенциальной энергии. Мощная штука, но вместе с тем невероятно нестабильная.

— Если высвободить слишком много энергии Разлома, нарушится баланс мощности во Вселенной, — пояснила Тош.

— Короче, — резюмировал Оуэн, — у нас начинаются весёлые деньки.

Гвен кивнула.

— И что мы будем делать?

— Выжидать, — мрачно сказал Джек. — Тош, ты продолжай анализировать данные, которые у нас уже есть. Янто, если поступит ещё один сигнал, ты пойдёшь со мной и Гвен, чтобы Тош могла изучать данные по мере их поступления. А сейчас я хочу, чтобы все задумались над вопросом: какое отношение к происходящему может иметь тот злополучный склад? Оуэн, ты опять слишком бледный. Иди приляг.

— Эй, я не младенец, чёрт возьми!

***

До конца дня ничего не произошло. К сожалению, не было и продвижения в их исследованиях.

Янто выяснил, что в истории склада нет никаких тёмных мест. Если «Арголл и Бэйнс» и скрывали что-то, то делали это очень хорошо. Тош провела все расчёты, которые смогла придумать, но впечатляющих результатов не получила.

— Я думаю, пора сделать перерыв, — сказал Джек. — Идите домой. Посмотрим на всё это ещё разок после того, как каждый из нас проведёт не меньше восьми часов с закрытыми глазами.

Все, кроме Янто, пробормотали что-то, выражающее явное согласие. Пока остальные собирались и плелись к вращающейся двери, он пошёл за Джеком в кабинет. Подождал в дверях, пока не ушла Гвен, потом подошёл к столу.

— Ты ведь собираешься остаться и ещё поработать, — заявил он.

Джек выглядел удивлённым.

— Да, а откуда ты знаешь?

— Я всё знаю. — Янто показал на монитор. — Кроме того, ты вошёл в базу данных Архива.

— А, вот оно что.

— Я тоже остаюсь.

— Ты не обязан это делать.

— Я знаю. Если понадоблюсь, я на месте.

— Спасибо, Янто, — сказал Джек, благодарно улыбнувшись. — Если понадобишься, я позову.

И он с головой ушёл в Архив. Был ещё один вопрос, в котором он хотел разобраться.

***

— Джек!

— Янто? Ты что-то нашёл?

— Да. Это касается жертвы.

***

— Лора Б. Донован. Она вела колонку в захолустном «Эберисвитском журнале» в тридцатые-сороковые годы. В основном писала о сверхъестественном, а во время второй мировой публиковала пламенные антивоенные воззвания. Она всю жизнь прожила в Эберисвитче, где и умерла в возрасте восьмидесяти четырёх лет.

— И как она связана с современной мисс Донован? — спросил Джек.

— Сначала я подумал, что одинаковые имена — просто совпадение, — пояснил Янто, — но вот её фотография из журнала.

Он показал Джеку скан старой чёрно-белой фотографии, а рядом — снимок, вытащенный из дела об исчезновении Донован. Джек изумлённо посмотрел на них.

— Они же одинаковые.

— Ага.

— Это... один человек?

— Я пришёл именно к такому выводу. О родственниках и происхождении старой Донован информации очень мало, чтобы не сказать нет вообще.

— То есть её, возможно, просто не существует.

Янто кивнул.

— Всё выглядит так, как будто она возникла сразу тридцатипятилетней.

Глава 3

Следующим пропавшим, о котором им сообщили, был Джеймс Райт: восемнадцать лет, фотограф, недавно закончил обучение. В последний раз его видели неподалёку от кладбища в паре миль от Бьют-Парка, и его исчезновение было очень похоже на исчезновение Донован. А кладбище, к тому же, оказалось местом первого скачка.

Гвен, Джек и Янто выехали на место происшествия с портативным сканером Тош. Янто надеялся, что им удастся наконец разобраться в происходящем, когда они побывают здесь, а то ему уже начало казаться, что они бегают по кругу, вместо того чтобы расследовать дело.

Маленькое кладбище было расположено возле лесопосадки. За ним явно хорошо ухаживали: трава была недавно подстрижена, вокруг могильных камней не было ни увядших цветов, ни грязи. Ветви плюща вились по металлической ограде; ветер шевелил листья.

— Остаточная энергия от скачка всё ещё есть, — сказал Янто, когда они вошли в ворота, — но она спадает.

— Да, этого я и ожидал, — отозвался Джек. — Походим здесь, поищем что-нибудь. Следи за сканером, вдруг что-то всплывёт.

Янто кивнул. Он свернул налево, а Джек с Гвен пошли направо. Реальной нужды разделяться не было, не такую уж большую территорию надо было обойти, но он не хотел путаться у них под ногами. В воздухе было что-то странное, похожее на то, что Янто чувствовал на том складе. Словно колючка тыкается в шею: не всё в порядке.

Янто шёл между могильными камнями; показатели не менялись. Проходя мимо могил, он читал имена и даты. В конце одного из рядов Янто нашёл того, к кому приходила их жертва.

— У него тут родственница похоронена, — воскликнул он.

Кто-то — скорее всего, именно Джеймс — положил на выбитые слова «Амелия Райт» жёлтую розу. Ветер оторвал от неё пару лепестков и бросил на могилу Евы Притчард.

— Ну, по крайней мере мы знаем, зачем он приходил, — ответила Гвен.

— Ага. Но я так и не понял, что тут, собственно, произошло, — сказал Джек, подходя. — А ты?

— И я тоже.

У Янто пискнул телефон. Чтобы вытащить его из кармана, пришлось отдать сканер Джеку.

— Тош прислала сообщение. Она нашла упоминание о Джеймсе Райте в девятнадцатом веке. Он был одним из первых, кто экспериментировал с фотографией, но славу ему принёс трактат о возможности путешествий во времени, который он издал незадолго до своей смерти в тысяча восемьсот шестидесятом году.

— Похоже на нашего парня.

— Именно.

— Может, вернёмся в Хаб? — предложила Гвен. — Думаю, здесь больше не на что смотреть. Изучим улики повнимательней и попробуем понять, с чем имеем дело.

Джек пожал плечами.

— Наверное, это имеет смысл.

И они направились туда, где стоял внедорожник. Дошли быстро. Тем временем начало моросить, и капли, падавшие на открытые участки кожи, казались на удивление холодными. Янто уже собирался сесть в машину, как вдруг что-то мелькнуло между деревьями. Он остановился и прищурился. Ствол дуба наполовину скрывал то, что Янто пытался рассмотреть.

Смутно различимую серую фигуру.

Янто моргнул, и она исчезла.

— Янто? Что случилось?

Он обернулся, увидел встревоженного Джека и покачал головой.

— Полагаю, просто игра света.

— Ты уверен?

— Да.

Но он не был уверен.

***

Возвращались почти что молча. Скорее всего, каждый разрабатывал собственную версию. Они въехали в зону дождя; серые тучи обкладывали небо всё плотнее. Янто почувствовал, что его энергия угасает вместе с солнечным светом. Он уставился в окно и позволил мыслям течь свободно. Но так или иначе возвращался к той странной фигуре, чем бы она ни была, которую он видел на кладбище. Она напоминала о чём-то, но он позабыл о чём.

Янто не заметил, как его веки сомкнулись. Когда машина дёрнулась, останавливаясь, он с удивлением открыл глаза.

— Мы возле моего дома?

— В точку, — сказал Джек.

— Но почему...

— Ты пробыл в Хабе почти сорок восемь часов подряд. Тебе надо отдохнуть.

— Так я отдыхал, — возразил Янто.

— Хорошо, тебе надо отдохнуть как следует.

— Просто иди домой хоть на несколько часов, — посоветовала Гвен с заднего сидения. — Ты на ногах не держишься.

— Я сижу.

— Янто! Ты понимаешь, что я имею в виду.

Она глядела на него дружелюбно, а Джек — непреклонно. Янто понимал, что трудно подыскать хороший аргумент в этом споре, когда только что заснул, глядя в окно. И тревога на лице Джека явно свидетельствовала, что Янто не разрешат остаться на работе, каким бы бодрым он ни пытался казаться.

— Ладно.

— Мы дадим тебе знать, если узнаем что-нибудь, — сказал Джек.

— Угу.

Он выскользнул из машины и какое-то время смотрел, как удаляется машина, увозя Джека и Гвен. Потом поднялся на крыльцо, отпер дверь. Нигде не горел свет: наверное, из-за бури пропало электричество. В остальном квартира выглядела такой же, какой он её оставил: безукоризненно чистой и вызывающе обезличенной.

Янто бросил ключи на кухонный стол и насилу доплёлся до спальни. Там обнаружилось, что он забыл закрыть окно; Янто пошёл закрыть его и выругался, наступив на мокрый коврик. Вой ветра стал тише, влажные занавески безжизненно опали. Вздохнув, Янто повернулся и рухнул в постель.

Уснул он, не успев разуться.

***

Через несколько часов Янто разбудил особенно сильный раскат грома. Электричество уже появилось: будильник мигал, ожидая, когда ему заново установят время, а льющийся с потолка свет был слишком ярким для уставших глаз Янто. Он сел; остатки сна слетели. Янто не помнил, что именно подсознание показывало ему, пока он спал, но это помогло найти то самое недостающее звено.

То, что он видел на кладбище, и правда было ему знакомо. Оно напоминало статую ангела, на которую он наткнулся на складе несколько дней назад. Хотя и странно было воспринимать это всерьёз, скачки показателей Разлома и исчезновения людей не оставляли выбора. Что если статуя — визитная карточка преступника? Она может привести к владельцу, и, может, тогда их команда перестанет наконец гоняться неведомо за чем.

Решив, что сейчас самое время выпить кофе, Янто достал из тумбочки ноут и отправился на кухню. По дороге он выглянул в окно и увидел, что дождь стих. Небо всё ещё было затянуто тучами, а траву пригибал сильный ветер.

Янто заварил кофе и сел к компьютеру. Повинуясь внезапному порыву, он открыл Гугл и набрал в поиске «плачущий ангел статуя». Потом закатил глаза и исключил результаты, связанные с садовым декором. Промотав пару страниц, Янто наткнулся на интересную ссылку: форум «Исследователи Пасхалки».

Янто кликнул на ссылку и выяснил, что «Пасхалка» — это таинственный бонусный материал с DVD, в котором некий мужчина говорит сам с собой. На страничке не было ни ссылки на видео, ни расшифровки слов. Только сотни комментариев с предположениями, кем бы мог быть тот мужчина и к кому обращались его слова.

Янто уже собирался закрыть страницу, когда его внимание привлёк комментарий некоего larry88. Судя по временной метке, он был оставлен два месяца назад, а сам larry88 уже покинул эту группу. Комментарий гласил: «Со мной только что случилось одно из самых жутких событий за всю мою жизнь. Но я наконец понял, о чём говорилось в пасхалке. Больше ничего не скажу. Слишком опасно. Просто хочу поблагодарить Доктора за то, что он спас жизнь мне и моему приятелю».

Доктора... Янто вспомнил, что говорил Джек о времени, проведённом вдали от Торчвуда: «Я нашёл своего Доктора». Интересно, не нашёл ли Янто только что своего?

На форуме был список из семнадцати DVD, на которых можно отыскать пасхалку. Янто прочёл его и понял, что один из этих дисков у него есть.

***

Янто долго психовал, не в силах отыскать в меню нужную строчку, но наконец на экране телевизора появился худощавый мужчина с растрёпанными тёмными волосами. Он щеголял костюмом в тонкую полоску и очками с прямоугольными линзами. Янто сел на пол, скрестив ноги, и смотрел в монитор.

Итак, это и есть Доктор.

— Да, это я.

Да уж, и правда странно. Янто покачал головой. Не может быть, чтобы странный мужчина читал его мысли. Должно быть, он всегда это говорит.

— Да.

И это.

— Да. И это тоже.

Блядь. Вот теперь и правда надо позвонить Джеку. Сделать копию и показать ему.

— Ты всё собрался читать?

Или просто принести диск... Чёрт возьми, да кто же этот тип таков?!

— Я путешественник во времени. Был им и застрял в тысяча девятьсот шестьдесят девятом году.

В кадре появилась женщина.

— Мы застряли! Он обещал мне всё пространство и время мира, а теперь я работаю продавщицей!

— Марта! — строго сказал Доктор.

Женщина смутилась, извинилась и исчезла из поля зрения.

В этот момент Янто почти поверил, что сходит с ума.

— Вполне возможно, — подтвердил Доктор.

У него в телевизоре мужчина, который читает мысли.

— Боюсь, что да.

За сорок лет до того, как Янто их подумает.

— За тридцать восемь.

— Но как?! — выпалил Янто.

Доктор какое-то время обдумывал его слова.

— Люди не понимают время. Это не то, что вы думаете.

— В таком случае, ты скажешь мне, чем же оно на самом деле является?

— Сложно.

— О, да, поверь мне. Я знаю.

— Очень сложно.

— У меня вся жизнь сложная. И я разговариваю с собственным телеком. Уж прояви ко мне снисхождение, пожалуйста.

— Люди полагают, что время — это чёткая последовательность причин и следствий. Но с нелинейной и объективной точки зрения оно больше похоже на огромный шар колеблющего, волнующегося вещества. Туда-сюда, тайми-вайми...

— Ты это сам придумал?

— Да, сам удивляюсь.

— Вау. Как будто ты и вправду меня слышишь.

— Но я слышу тебя.

— О господи.

— Ну, не совсем слышу, но знаю всё, что ты скажешь.

— О, так стало намного понятнее, конечно.

— Посмотри налево.

Янто покрутил головой, но не увидел ничего, кроме пустого кресла.

— Я не понимаю.

— У меня есть окончательный вариант, я читаю с экрана.

— Но окончательного варианта этого разговора не существует!

— Я же путешествую во времени. Получил его в будущем.

— Что за ерунда?.. Погоди. Этот файл мне на самом деле не предназначался. Кто-то другой записал наш разговор, в будущем, а ты откуда-то добыл запись.

— Туда-сюда, тайми-вайми.

— Придётся поверить тебе на слово.

— Важно то, что мы можем общаться. У нас сейчас большие проблемы. Они забрали голубую будку, да? Ангелы захватили телефонную будку?

— Опять же, не думаю, что это имеет ко мне отношение. Но ангелы... кто они такие?

— Существа из другого мира.

— Прекрасно, — вздохнул Янто. — Но они же из камня!

— Только когда их видишь ты.

— Поясни.

— Одинокие Убийцы, так из называли. Никто точно не знает, откуда они пришли, но они стары, как мир. И просуществовали так долго, потому что обладают самой совершенной системой защиты. Называется «квантовый замок». Их нет в тот момент, когда их видят. В том момент, когда на них смотрит другое существо, они превращаются в камень. Избежать этого нельзя, такова их биология. Под взглядом живого существа они каменеют. А убить камень нельзя. Естественно, и камень не может тебя убить, но стоит тебе отвернуться или моргнуть, и они смогут.

Янто почувствовал, что в горле у него пересохло, и нервно сглотнул. Всего несколько дней назад он был буквально в паре дюймов от такой штуковины.

— Вот почему они закрывают глаза. Они не плачут; они не могут смотреть друг на друга. Их величайшее достижение ещё и страшнейшее проклятие. Их никто не видит. Самые одинокие создания вселенной. И мне правда жаль, очень, очень жаль. Но теперь вы сами по себе.

Он и вправду выглядел расстроенным.

— Что именно? — севшим голосом спросил Янто.

— Синяя будка — это моя машина времени. В ней такой мощный источник энергии, что они смогут питаться ею вечно, но это погасит солнце. Тебе следует вернуть мне мою будку.

— Да нет у них твоей телефонной будки, Доктор. Они похищают людей. И копаются в Разломе.

Что бы они могли... о, нет. А вдруг они пытаются присосаться к потенциальной энергии, из которой состоит Разлом?

— Как мне их остановить?

— И... ох, боюсь, это всё. Твоих реплик у меня больше нет, эта последняя. Не знаю, что тебя остановило, но могу догадаться. Они тут. Ангелы идут за тобой, но послушай меня, от этого может зависеть твоя жизнь. Не моргай, не моргай! Моргнёшь — и ты труп. Они быстрые, быстрее, чем ты можешь представить. Не отворачивайся, не смотри в сторону и не моргай. Удачи.

Видео закончилось. У Янто голова шла кругом. Самое время звонить Джеку.

Он потянулся направо, за телефоном, лежавшим на кофейном столике, и его сердце пропустило удар.

В окно гостиной на него смотрел Плачущий ангел.

Глава 4

Янто хватанул ртом воздух, отпрянул, сбив стул, и с трудом подавил желание зажмуриться от боли. «Не моргай, даже не моргай. Только раз моргнёшь — и ты мертвец», — вспомнилось ему.

Взгляд ангела был пустым и жутким. Он пригвоздил Янто к ковру, лежащему на полу, он окатывал волнами ужаса, отчего по позвоночнику бежали мурашки. На каменных плечах и голове блестели капли воды. Рука его тянулась к окну, и пальцы уже коснулись стекла. Больше всего на свете Янто хотелось бежать. Но невозможно было покинуть квартиру, не сводя с ангела глаз.

А он ведь даже не знал, один ли здесь этот ангел.

Он снова медленно потянулся к столику, схватил телефон и не глядя набрал номер Джека.

Два длинных гудка тянулись вечность.

— Да, слушаю.

— Помоги мне.

В его голосе прозвучало несколько больше паники, чем он планировал.

— Янто? Что случилось?

— Это статуи, Джек, — сказал Янто. — Статуи ангелов на самом деле живые. Они отправляют людей в прошлое и пытаются поглощать энергию Разлома. А один из них сейчас у меня дома и пытается меня убить.

— Возьми пистолет, закройся в своей комнате...

— Я не могу уйти из гостиной. Он способен двигаться, только когда я не смотрю на него. А пистолет не поможет, потому что чёртов ангел сделан из чёртова камня!

— Ладно, тогда просто держись. Выезжаем прямо сейчас.

— Ты можешь оставаться на линии?

— Да.

— Пожалуйста, поторопись.

***

Время никогда не тянулось так долго. Секунды ползли убийственно медленно, а ангел всё смотрел. Янто держался за телефон, как за спасательный круг. Глаза жгло и щипало.

— Джек... — он запнулся.

— Четыре минуты.

— Кто ещё с тобой?

— Все.

— Ух ты. Передавай привет от меня.

— Через пару минут ты сможешь сделать это сам.

— Ты сказал через четыре.

— Через три с половиной. — Джек помолчал. — Всё будет хорошо.

— Я знаю.

— Держись.

— Держусь.

Он медленно подошёл к телевизору и стал ощупывать DVD-плеер в поисках кнопки извлечения диска. Несколько раз нажал не ту кнопку, но наконец диск выехал. Когда Янто пытался положить его в коробочку, он выскользнул из пальцев, и взгляд Янто на миг дёрнулся вниз.

Его ошибка ознаменовалась звоном разбитого стекла.

Янто вскрикнул и выронил телефон. Ангел просунул в окно кулак, а его лицо теперь было искажено злобой. В открытом рту виднелись острые как бритва клыки.

Несмотря на охвативший Янто ужас, он всё-таки услышал приглушённый голос Джека. Янто наклонился и трясущимися руками нашарил диск и телефон. Глаза слезились.

— Янто, ответь, пожалуйста.

— Прости, я в порядке, прости пожалуйста.

— Что случилось?

— Он разбил окно, — глухо сказал Янто.

— Мы сворачиваем на твою улицу.

— Не заходите в квартиру.

— Что надо делать?

— Просто скажи, когда увидишь его. Я смогу выбежать к вам.

— Я его вижу.

— Отлично. Не моргай. Не своди с него глаз.

— Я не буду моргать. Выходи скорее.

Янто прижал диск к груди и побежал.

***

— Итак, я отправил тебя домой поспать, — сказал Джек, когда они вернулись в Хаб, — а ты каким-то образом умудрился за семь часов распутать дело и влипнуть в смертельную опасность.

Янто пожал плечами.

— Не люблю ничего делать наполовину.

— Это точно! — проворчал Оуэн, налепляя на лоб Янто ещё один пластырь-бабочку. Его порезало осколком, но он не заметил, пока Гвен не сказал, что он весь в крови.

— Может, объяснишь, что случилось? — спросил Джек. — И почему единственное, что ты спас из подвергшегося нападению дома, — это коллекционный диск «Грязного Гарри»?

— О, поверьте, это не была попытка сохранить в веках актёрский талант Клинта Иствуда, — ответил Янто. — Я начал подозревать, что статуи имеют какое-то отношение к нашему делу, и стал искать. Оказалось, что этот диск — один из семнадцати, на которых есть скрытый бонус.

— «Пасхалка»? — озадаченно спросила Тош.

— Ага. Видео, на котором мужчина объясняет, кто такие ангелы и что они делают.

— Какой мужчина? — спросил Джек.

Янто посмотрел ему прямо в глаза.

— Доктор.

Плечи Джека закаменели.

— Что?!

***

Они сгрудились у монитора Тош и смотрели «Пасхалку» с начала и до конца. Янто проговаривал свои реплики (немало подредактированные во имя профессионализма) и объяснял, как ему казалось, что Доктор разговаривает с ним.

— Но я не думаю, что изначально сообщение предназначалось именно мне, — сказал Янто. — Нет никаких оснований полагать, что телефонная будка у ангелов и что их вообще больше одного. А комментарий, который я нашёл на форуме, позволяет предположить, что события, связанные с «Пасхалкой», уже произошли.

Он чувствовал себя слегка выбитым из колеи. Последние несколько минут Джек пялился на него и, кажется, не собирался отворачиваться. Янто решил игнорировать это настойчивое внимание и вместо того, чтобы встретить его взгляд, принялся рассматривать остальных членов команды.

— Но с чего ты взял, что они пытаются всосать энергию Разлома? — спросила Гвен.

— Это логично. Если ангелы могут питаться от машины времени, логично предположить, что энергия Разлома им тоже подходит. Он же и правда разрывает пространство и время, — ответил Янто.

— Должно быть, Разлом сияет им, как путеводная звезда, — предположила Тош.

— Ага.

— Итак, — сказал Оуэн, — теперь нам всего лишь надо понять, как их остановить, только и всего.

— И почему они гоняются за Янто, — добавила Гвен. — Ты ведь даже не был эпицентром скачка, почему вдруг они тобой заинтересовались?

— К сожалению, на эту часть вопроса я, кажется, знаю ответ, — вмешался Джек.

— Так скажи же нам, — с интересом отозвался Янто.

— Скачки — это их попытки добраться до Разлома, так? — начал Джек. — Но кто сказал, что попытки увенчались успехом? Тош, ты же сама вчера говорила: Торчвуд — единственное известное место на Земле, из которого можно манипулировать Разломом. Может, ангелы столкнулись с проблемами и хотят воспользоваться технологиями Торчвуда.

— Используя Янто, чтобы проникнуть в Хаб, — подытожила Тош.

— Такова моя версия.

— Как думаешь, ангел следовал за Янто, когда мы его забрали? — спросил Оуэн.

— Возможно. Если ангелы чувствуют энергию Разлома, то, наверное, они уже выяснили, где мы расположены. Полагаю, один из них мог попробовать въехать в Хаб на наших плечах, так сказать.

— То есть сейчас он, возможно, ждёт снаружи Хаба, — пробормотал Янто.

Джек кивнул.

— Поэтому нам всем лучше оставаться здесь, пока мы не найдём решение проблемы.

— Я тогда, наверное, заварю кофе.

Янто соскочил с секционного стола и пошёл по лестнице, практически уверенный, что Джек последует за ним.

***

— Могу я поинтересоваться, чего ты так на меня уставился? — спросил Янто.

Теперь взгляд Джека был прикован к мойке, как будто он пытался уговорить её ответить вместо себя.

— Я не хотел, чтобы тебя что-то связывало с Доктором.

Это, конечно, объясняло, почему Джек никогда даже не упоминал о нём, разве что туманно намекал.

Янто поднял бровь.

— Почему?

— Я... У нас с ним несколько общих черт, — сказал Джек, наконец подняв глаза.

— И которая из них тебя беспокоит?

— За ним следует смерть и разрушение. Куда бы он ни пошёл.

— Джек...

— Он в разы лучше меня, — продолжал Джек почти шёпотом. — Он спас миллионы жизней. Да что там, он целые миры спасал! Но в одном мы с ним одинаково преуспели: мы отлично умеем втягивать в неприятности тех, кто нам небезразличен.

Янто подошёл поближе, как будто для того, чтобы наполнить кофеварку, и встал так, чтобы касаться Джека плечом. Он сохранял контакт всё время, пока наливал кофе в кружки.

— У меня есть пара возражений, — сказал он. — Во-первых, я нахожу крайне сомнительным предположение, что на свете есть кто-либо лучше тебя. Так что можешь снизить градус самоуничижения, он запредельно высок.

Янто добавил в кружку Гвен сливки и поставил её на поднос.

— И во-вторых, пожалуйста, прекрати ставить себе в заслугу все те неприятности, в которые я прекрасно впутываюсь собственными силами.

Джек смеялся недолго, но искренне.

Глава 5

— Хорошо, как убить скалу? — спросила Гвен у всех, кто собрался в зале для совещаний.

Янто без проблем мог предсказать, что после этого вопроса воцарится мёртвая тишина. Так и случилось.

— Ну, можно её взорвать, — предположил Оуэн.

— Просто получим много камней поменьше, — возразил Янто.

— Именно, а ещё мне не очень нравится идея убивать древнее существо просто за то, что оно хочет выжить, — сказал Джек.

— Для тебя это что-то слишком личное, да? — ядовито поинтересовался Оуэн.

— Может, и не надо его убивать, — сказала Тош, не давая Джеку ответить. — Я имею в виду, и правда же невозможно убить то, что не живо. Возможно, достаточно будет сделать так, чтобы ангел больше не смог двигаться?

— Верно, — согласился Янто.

— Итак, он не может сдвинуться с места, пока на него смотрят... — размышляла Гвен. — Кто сможет смотреть на него до скончания веков?

— Может, электронный глаз? Камера какая-нибудь? — предположила Тош.

— Нет, это точно не живое существо, — возразил Янто.

Все снова замолчали.

— Хорошо, что ещё мы о них знаем? — сделал ещё одну попытку Джек. — Они очень древние. Невероятно быстрые...

— И питаются потенциальной энергией, — добавила Гвен. — Для чего обычно отправляют людей в прошлое.

— А, — воскликнула Тош, — и ещё их называют Одинокими Убийцами.

И в этот момент в голове у Янто щёлкнуло.

— Доктор сказал, что они не могут рисковать, глядя друг на друга. — Он повернулся к Джеку. — А если поглядят, что случится?

Джек откинулся на спинку стула.

— Окаменеют.

— Навсегда.

— Ладно, но у нас проблема, — подал голос Оуэн. — У нас только один ангел.

— Если другие существуют, их появление — дело времени, — сказал Джек. — А если нет, придумаем что-нибудь ещё.

— Например, взорвём его.

— Нет, Оуэн.

— Джек, — нерешительно сказала Тош, — у нас может не быть выбора.

— Мы не можем просто позволить ему разгуливать по улицам, время от времени выдёргивая с них людей, — добавила Гвен.

— Об этом я и не говорю, — запальчиво ответил Джек, — но ты же сама сказала, Тош: может, и не надо его убивать.

— Я могу ошибаться.

— Но можешь и быть права.

— Ладно, на данный момент мы ничего лучше не придумали, и если мы будем переругиваться, это вряд ли поможет найти выход получше, — перебил их Янто. — Мы разберёмся, как установить его местонахождение, и тогда подумаем, как удержать его на месте. Я правильно понял план?

После секундного колебания все кивнули. Джек открыл рот, возможно, пытаясь перехватить управление собранием, но в этот самый миг взвыл сигнал тревоги.

***

— На сей раз обычный скачок, — сказала Тош, заливая новые показания. — В музее недалеко отсюда.

Янто рассматривал график скачка, который казался ему знакомым. Он посмотрел на Джека, но тот как раз глядел в монитор через плечо Тош.

— Программа предупреждала о нём? — спросил Джек.

— Да. Думаю, мы просто забегались со всем этим и потому пропустили.

— Звучит разумно.

— И что мы будем делать? — спросил Оуэн.

— Понятия не имею, — ответил Джек. — Ангел наверняка ждёт нас снару... о нет.

— Что? — встрепенулась Гвен.

— Я просто подумал... Может ли ангел определить, что Разлом открылся?

— Думаю, это возможно, — сказал Янто. — А что?

— Он может следить за трещинами в Разломе так же, как следит за нами.

— Это звучит весьма разумно, — заметила Тош.

— То есть пока мы тут болтали, он, возможно, отправился в музей, — подытожил Янто. — И что мы теперь будем делать?

Джек победно улыбнулся.

— Пойдём и поймаем его, конечно же.

Янто кивнул. Тош встала из-за компьютера, Гвен и Оуэн рванулись вперёд. Джек поднял руку:

— Нет. Вы трое остаётесь здесь, присматривать за Хабом.

— Как это? Почему? — возмутилась Гвен.

— Если ангел всё-таки не пошёл в музей, вы должны проследить, чтобы он не пробрался сюда, пока нас с Янто не будет.

— О, нет, — простонал Оуэн.

— О, да.

— Только потому что мы не согласны...

— Мы не будем это обсуждать. Решение окончательное. Янто, пошли.

Не обращая внимания на выражения лиц оставшихся членов команды, Янто пошёл следом за Джеком в гараж. Когда они отошли достаточно далеко, Янто заговорил:

— По поводу графика...

— Да, я тоже заметил, — сказал Джек. — Этот всплеск не выбрасывает ничего наружу. Он должен поглотить что-то, или кого-то, кто стоит в его эпицентре.

***

Пока они ехали, Янто всматривался в темноту за окном. Буря прошла бесследно, только лужи ещё не успели высохнуть, и из-под колёс во все стороны летели брызги.

— Какой у нас план? — спросил он у Джека.

— Я же сказал: поймаем его, — последовал очевидный ответ.

Янто развернулся.

— Это я понял. Меня интересует скорее техническая сторона: как именно мы собираемся это сделать?

Джек не ответил. Янто поднял бровь.

— То есть, если я правильно понимаю, — начал он, — мы собираемся остановить того, кого непонятно как останавливать, пока он не присосался к Разлому. Причём есть немалый риск, что это он нас поймает, а не наоборот. И у нас нет вообще никакого плана.

— Ну, если сформулировать это так...

— То тот, кто это придумал, кажется полным дебилом? Да, ты прав.

— Но мы ведь уже проворачивали подобное. Ввяжемся, а там возможность сама предоставится.

— Я рад, что ты так уверен в успехе.

— Да разберёмся мы, — уверенно сказал Джек. Янто пожал плечами и подумал, что дёргаться уже слегка поздно, остаётся лишь поверить ему на слово.

Они завернули за угол и увидели Национальный музей. Джек припарковался, а Янто вытащил портативный сканер. Они проверили фонарики и достали оружие. Янто выглянул, высматривая ангела, но никого не увидел. Наконец к нему повернулся Джек.

— Готов?

— Нет!

— Отлично, вперёд.

***

Янто посмотрел на сканер, потом — на схему, висевшую у входа в музей.

— Да вы издеваетесь! — пробормотал он.

— Что такое? — спросил Джек.

— Разлом раскрывается. Посреди галереи статуй.

— О, нет, — застонал Джек.

— Знаешь, я так зол на тебя сейчас.

— Ну извини. Мне правда жаль.

— Пошли уже.

Они вошли в лифт и в напряжённой тишине добрались до третьего этажа. Янто судорожно сжимал в руке сканер, пока в его голове прокручивались всевозможные варианты провала. Лифт мягким «дзинь!» возвестил о прибытии и открыл двери. Они с Джеком вышли.

Янто всматривался в широкую галерею с высокими потолками. Повсюду были расставлены красиво выточенные каменные статуи, которые отбрасывали зловещие тени на стены. Казалось, каждый вздох отдаётся эхом в многочисленных нишах. Дурное предчувствие, и до того не оставлявшее Янто, усилилось.

— Галерея разделена на два крыла, — сказал Джек у него за спиной. — Тебе западное, мне восточное. Комлинк не выключай.

Янто кивнул, хотя меньше всего на свете хотел, чтобы они разделились. Он проследил, как уходит Джек, обходя кругом каждый пьедестал на своём пути, сглотнул и отправился в противоположный зал.

Он шёл, светя фонариком на статуи на своём пути. Звук собственных шагов бесил, как будто Янто боялся побеспокоить статуи, проходя мимо них. Было сложно не вздрагивать, случайно посмотрев им в глаза. Темнота вокруг была почти непроглядной.

Наконец он дошёл до конца зала и отыскал дверь, ведущую дальше. Открыл её, и свет из глухого окна осветил помещение. Янто вошёл, и у него перехватило дыхание.

Разрыв Разлома находился прямо посередине зала. От него исходило мягкое золотистое сияние, рассыпавшееся в воздухе узорными бликами. Меньше чем в футе от него стоял Плачущий ангел и тянулся к свету.

Остальные статуи замерли вокруг молчаливыми стражами. Единственные свидетели.

Янто не мог ни пошевельнуться, ни вымолвить хоть звук. Тысяча мыслей проносилась в его голове, но лишь одна была чёткой и ясной. Он поколебался пару мгновений.

А потом закрыл глаза.

Глава 6

Пару дней спустя Янто разбудил телефонный звонок. Он сладко зевнул, потянулся за лежавшим на тумбочке телефоном и снова откинулся на подушку.

— Привет, Джек.

— Привет. Не волнуйся, новых скачков так и не было. Просто звоню спросить, можно ли к тебе заехать.

— Заезжай. Лёгкий денёк был, да?

— Ага. Похоже, Разлом ждёт, когда ты вернёшься после выходного.

— Как любезно с его стороны. Ну, до встречи.

— Пока.

Янто повесил трубку, не сдержав лёгкого вздоха. Спальня была залита солнечным светом, таким ярким, что становилось совершенно очевидно: на дворе послеполуденное время, а вовсе не утро, когда солнце светит мягко и ласково. Странно, но Янто проспал совсем немного. Прошлой ночью он чувствовал себя таким усталым, что думал, воспоминания о случившемся в музее ещё долго не уступят место другим мыслям.

***

Когда Янто открыл глаза, трещина в Разломе выглядела так, как будто её заварили.

Ангела не было.

Янто судорожно выдохнул и привалился к двери. Его переполняли одновременно чувства облегчения и стыда. Какое-то время он просто пялился в темноту, а потом у него в ухе зазвучал голос Джека:

— У меня ничего. А у тебя?

Янто закусил губу.

— И у меня ничего.

***

Чтобы избавиться от навязчивых мыслей, Янто встал с постели и побрёл на кухню. Джек вот-вот появится, надо его чем-то накормить. Проходя через гостиную, он покосился на кусок брезента, которым было завешено разбитое окно. Вчера он впервые после нападения пришёл домой ночевать, и его встретило море мелких осколков на полу.

Зато кухня выглядела такой же аккуратной, как всегда. Янто достал свою верную кофеварку, вынул из холодильника лоток яиц и принялся за дело. Обычно готовка не приносила ему радости, и его кулинарные таланты простирались ненамного дальше умения сварить макароны. Но сегодня домашние дела знаменовали для Янто долгожданный отдых.

Он как раз перекладывал яичницу со сковороды на тарелки, когда услышал, как открывается входная дверь.

— Янто? — раздался из прихожей голос Джека.

— Я на кухне.

Послышался звук приближающихся шагов, и Джек появился в дверях.

— Кажется, пахнет чем-то съедобным.

— Возможно, когда-нибудь мне всё же удастся услышать от тебя о «чём-нибудь аппетитном».

Джек хмыкнул, сел за стол и придвинул к себе одну из тарелок. Янто придвинул ещё один стул и сел напротив.

— Ты хорошо выспался? — спросил Джек, прежде чем положить в рот кусочек яичницы.

— Угу. Очень хорошо.

— Ладно. А то я волновался, ты пару последних дней был немного рассеянным.

Янто оставалось лишь надеяться, что со стороны не видно, как у него напряглись плечи.

— Я в порядке.

— Не сомневаюсь. Просто знаю, каково это — чувствовать себя виноватым.

Янто вспыхнул, живот скрутило болью. Он немигающим взглядом уставился на стол. Джек всё знает. Хотя он вроде бы не сердился, что Янто нарушил приказ и дал ангелу уйти, было невыносимо глядеть ему в глаза и видеть в них разочарование.

— Я тоже знаю, каково это, — осторожно ответил он, — когда устаёшь принимать решения.

Рука Джека легла на его собственную руку, и он наконец поднял глаза, встретив понимающий взгляд. Джек немного грустно улыбался.

— Иногда мне нужно, чтобы кто-то принял решение за меня.

Янто кивнул.

Они доели в тишине, чувствуя, как грусть понемногу растворяется в воздухе и исчезает. Когда Янто доел, Джек отнёс грязную посуду в мойку. Переведя дух, Янто налил им по чашке кофе.

— Может, посмотрим «Грязного Гарри»?

Джек фыркнул и посмотрел на него так, что у Янто гора с плеч свалилась: он и в самом деле прощён.

— Да, — сказал Джек, — неплохая идея.