Персиковая косточка

Автор:  Laora

Номинация: Лучший авторский слэш по аниме

Фандом: Naruto

Число слов: 4680

Пейринг: Наруто Удзумаки / Саскэ Учиха

Рейтинг: PG-13

Жанры: Romance,Аdventures,Humor

Предупреждения: AU, Future-fic, UST, Насилие, Увечья

Год: 2017

Число просмотров: 576

Скачать: PDF EPUB MOBI FB2 HTML TXT

Описание: Перемещение во времени: тридцатидвухлетний и девятнадцатилетний Саске меняются местами. Предположительно, из-за персиковой косточки.

Примечания: возможен ООС, провисающая матчасть; футфетиш, разница в возрасте

Это был Саске.
Наруто узнал его безошибочно, несмотря на то, что под глазами Саске залегли морщины, а изменившаяся прическа скрывала риннеган.
Зато чакра не изменилась.
Саске казался старше лет на десять, но это был он — и Наруто мог только гадать, что он делает здесь, на летнем фестивале в небольшом городке, если, по недавним сведениям, в последний раз Саске видели в Суне. От Суны до этого города было бежать несколько дней. Впрочем, Саске продолжал осваивать пространственное перемещение, и он мог чувствовать чакру Наруто на расстоянии. Пожелай он встретиться...
Но зачем? После их расставания Саске, казалось, не горел желанием увидеться в ближайшее время. С ним всегда было сложно. И почему он так выглядит?
Наруто хотел окликнуть Саске, но тот заметил его первым. Приподнял руку в приветствии, а потом что-то протянул на раскрытой ладони. Второй руки у него не было — это не изменилось, подумал Наруто, машинально проверяя собственный протез.
Присмотревшись к тому, что собирался вручить ему Саске, Наруто остолбенел.
Саске не мог знать.

***

Жар, разлитый в воздухе, сменился упоительной прохладой, пустыня — смутно знакомым кабинетом Хокаге, из которого Саске когда-то хотел отдавать приказы. Если, конечно, осталось бы кому их отдавать, а сам кабинет не разрушили в процессе гражданской войны — Саске и год назад осознавал последствия.
Он понимал, что не продержится на посту мирового зла даже нескольких месяцев. Наруто был прав, Наруто не ошибся, Наруто оторвал ему руку и сказал: ты мой друг, и каждый раз, когда Саске вспоминал о нем, это было похоже на острый нож, проходящийся по культе.
Сейчас Саске не просто вспоминал о Наруто — он находился в кабинете Хокаге, который должен был занять Какаши, только вместо Какаши церемониальная шляпа венчала знакомую светловолосую голову. И этот плащ. Морщины, полоски на загорелых щеках, ярко-голубые глаза... Две руки, обнимавшие Саске — Цунадэ все же сделала протез. Постаралась.
Стоп. Морщины. У Наруто не было такого количества морщин, да и за год не взрослеют на десять, по меньшей мере, лет. А самое главное — почему Наруто обнимает Саске, сидя в кабинете Хокаге? И почему Саске практически устроился у него на коленях?
Кровь прилила к лицу. Одновременно глаза Наруто расширились:
— Са... Саске? Ты...
Чужие пальцы вплелись в волосы, огладили затылок с топорщащимися прядями так бережно, что мурашки по спине побежали. Чувствуя онемение в шее, Саске подавил нелепый порыв потянуться за ладонями, которые Наруто тут же убрал.
— Что происходит? — потребовал объяснений.
Повзрослевший Наруто тяжело вздохнул.
— Видимо, легенда об этом персике не врала, — сказал он.
— Персике? — Саске проследил за взглядом Наруто — и увидел на столе одинокую персиковую косточку.

***

— Значит, ты из будущего, — подытожил Наруто, глядя на половинку мороженого, перекочевавшую в его руку. Саске, его и одновременно чужой, степенно кивнул. В нем вообще было больше спокойствия и основательности, чем в Саске, которого Наруто всегда знал. Взрослый. Перерос большую часть своих проблем. Вот каким он станет... — А где тогда Саске из настоящего?
— Занял мое место, полагаю. — Саске приложился к своему мороженому. Наруто поймал себя на том, что смотрит на него во все глаза. Есть мороженое Саске явно умел, а ведь говорил, что не любит сладкое.
— И что... что он будет там делать?
— Зависит от того, насколько быстро ты в будущем поймешь: что-то изменилось. — Саске говорил совершенно серьезно, но в его словах сквозила легкая насмешка. Наруто почувствовал: волосы на затылке встают дыбом в предчувствии хорошей драки, как раньше, когда они были в одной команде. Никто не умел выбешивать его так качественно, только Саске. — И что именно попытаешься предпринять. Ты, скорее всего, свалишь все на «омолаживающий» персик, которым я тебя угостил. Принес из дальней страны, — объяснил Саске в ответ на недоумевающий взгляд.
— Не помню, чтобы ты чем-то меня угощал. Ну, кроме этого. — Наруто продолжил смотреть на мороженое в своей руке и дождался-таки: холодная капля упала ему на запястье. За ней последовала вторая — мороженое уверенно потекло. — Ай! — Наруто запрыгал на одной ноге, тщетно пытаясь хотя бы одежду не запачкать, когда его руку перехватили чуть повыше запястья. — Ты что де...
Палочка от мороженого Саске, с которым тот уже успел разобраться, отлетела в сторону. Во взгляде черного глаза, не прикрытого отросшей челкой, была насмешка, но, кроме нее, Наруто увидел еще что-то, и именно это, неопределимое, заставило его замереть. Он не вырывался, даже когда Саске поднес его руку ко рту и принялся слизывать холодные потеки.
У него были нежные губы и жесткий язык. Помимо собственной воли Наруто представил, каково это — чувствовать губы Саске на своих, а язык — у себя во рту, и понял, что потекшее мороженое — далеко не худшая его проблема.
Со «своим» Саске Наруто никогда бы не зашел так далеко, даже в воображении. Но этот располагал к подобным мыслям, провоцировал сам, первый, и Наруто невольно задался вопросом, что за отношения связывают их в будущем.
— Ешь, а то опять потечет, — сказал Саске как ни в чем не бывало и отстранился. — Давно я не был на фестивалях. Составишь компанию?
Только и оставалось, что кивнуть.

***

— Значит, мы... — начал Саске. Наруто смотрел на него сияющими глазами, но вместе с тем казался встревоженным. И кивал, как болванчик, в ответ на каждый вопрос. Точнее, вопрос был всего один, просто Саске никак не мог его закончить, а Наруто не спешил помогать. С ним, даже взрослым, все приходилось решать самому.
Ложь. Наруто прекрасно решил за них обоих в Долине Завершения, и Саске хотел бы ненавидеть его за это, но не мог. Было проще ненавидеть остальной мир.
— Ты и я... — продолжил Саске, чувствуя, что мучительно краснеет. Наруто снова кивнул. Нет, так далеко не зайти. — Когда это все, — он неопределенно повел ладонью, — началось?
— Ну, мы с тобой женились, — ответил Наруто.
Саске испытал острое желание присесть. К сожалению, кроме кресла Хокаге, садиться в кабинете было не на что, а на стол Саске постеснялся. Почему-то этот самый стол казался ему подозрительным, и мнилось: присесть на него — приглашение более откровенное, чем, к примеру, развалиться у Наруто на кровати.
— Мы... с тобой?
— Ага. — Не подозревая, как Саске близок к тому, чтобы побиться головой об стенку, Наруто уточнил: — Я — на Хинате, ты — на Сакуре.
— А-а-а! — Из груди Саске вырвался облегченный вздох. — Понятно. Мы жени... Погоди-ка. На Хинате?!
— Ну да. Она влюбилась в меня еще когда мы были генинами, — похвастался Наруто. — Или даже раньше. Ходила за мной всюду, мазь протягивала... от Пейна защитила. Помнишь?
О том, что Хината защищала Наруто от Пейна, Саске понятия не имел. А вот то, как выглядывала из-за столбов и деревьев, когда Наруто проходил мимо, помнил отлично. Они и правда были тогда генинами, и, глядя на наблюдавшую за Наруто Хинату, Саске думал: она же из клана Хьюга. Могла бы следить за ним на большем расстоянии при помощи бьякугана.
Ей хотелось, чтобы ее заметили.
— Так вот за ней явился Оцуцуки Тонери, родственник Кагуи со звезд. Похитил, жениться собирался. Ну, я и похитил ее назад. И сам женился, — бестолково объяснил Наруто. — Ты даже на мою свадьбу не пришел.
Саске красочно представил, как все-таки на свадьбу Наруто приходит — с тем, чтобы похитить жениха. Мысль показалась на удивление симпатичной.
— Ты через месяц позже в Коноху вернулся. И вы с Сакурой поженились — гораздо скромнее, чем мы. Даже никого не приглашали.
Саске вообразил, как приходит после своих странствий, совместных с миссией, в Коноху, обнаруживает, что Наруто женился, и после недолгих раздумий тащит расписываться первую попавшуюся куноичи. Неудивительно, что ею оказалась Сакура. Если бы Саске мыслил тогда здраво, он бы предпочел Карин. Хотя... Карин могла и не понять. Она была собственницей и едва ли согласилась бы на малую часть Саске, а на большее ей не следовало рассчитывать. К тому же, Карин была Узумаки. Каждый раз, глядя на ее лицо, Саске вспоминал бы, как проткнул ее Чидори, преследуя Данзо, и как несколькими годами раньше проткнул Наруто. Они не были похожи, Карин и Наруто, внешне — совсем.
Но они оба его простили.
Да, с Карин было бы нечестно.
— Ну, женился ты и почти сразу из Конохи опять ушел, мы даже встретиться не успели. Только через пару лет нормально опять увиделись. И все, — сумбурно закончил Наруто. — У нас, если хочешь знать, и дети есть...
Саске только чудом удержался от того, чтобы не подпрыгнуть.
— У тебя и...
— У вас с Сакурой — Сарада, девочка. А у нас с Хинатой двое — Боруто и Химавари. Ты Боруто еще учить взялся, и мне не сказал. — В голосе Наруто прозвучал намек на обиду. — Мне иногда кажется, что он наш общий ребенок.
Саске подавил искушение прикрыть лицо ладонью. Может, Наруто и стал Хокаге, но ума у него не прибавилось.
— Ты уверен, что дело в этом персике? — Саске решил сменить тему.
— В персике?.. А, ну да. Ты принес его из дальней страны, мы съели... И вот. Этот сорт персиков вообще очень редкий. Есть предание — кто такой съест, тот сразу помолодеет.
— Тогда почему я один «омолодился»? И почему помню только то, что мне по возрасту положено?
— У меня Курама, — напомнил Наруто. Саске не сразу вспомнил: это имя Девятихвостого. — Он много от чего защищает. А почему не помнишь... ну, омолодиться по-разному можно. Отправим эту косточку на экспертизу — узнаем точнее.
— Нужно узнать, чем я занимался последние несколько дней, — поделился своими соображениями Саске. — Думаю, персик ни при чем.
— А что тогда? Путешествие во времени? — озадачился Наруто. — Со мной такое уже случалось. С одной королевой тогда познакомился...
— Хм.
— То есть, с принцессой. Королевой она стала позже. Слушай! — Наруто вдруг спохватился. — Если ты из прошлого... тебе, наверное, ничего о будущем знать нельзя. Это может вызвать временную аномалию. Или память тебе стереть... мне вот с той принцессой стерли. Правда, надолго все равно не помогло...
— Поставим вопрос иначе. Если я из прошлого здесь — где я из настоящего?
Наруто посмотрел на Саске. Судя по взгляду, он понял, что тот имеет в виду.
— Скорее всего... рядом со мной из прошлого, — осторожно сказал Наруто.
Саске представил, как его более взрослая версия усаживается восемнадцатилетнему Наруто на колени — и испытал небывалый энтузиазм.
— Пошли, — заявил он, хватая здешнего Наруто чуть пониже локтя и увлекая за собой с энергией бешеного тануки.
Наруто не стал отпираться.

***

— Жареная кукуруза или такояки? — Очередь к лоткам была приблизительно одинаковой, видимо, этим и объяснялась постановка вопроса.
— Я буду есть только рамэн, — хмуро сказал Наруто. Поведение этого Саске было загадочным донельзя: Наруто вроде бы понимал его, а вроде бы и нет. Приходилось гадать, что у Саске в голове, и это ощущение Наруто не нравилось.
— Фестиваль же. — Саске посмотрел на него с легким осуждением. — Стоит попробовать разную еду. Как насчет сладкой ваты или яблок в карамели?
— Я тебе не ребенок, — буркнул Наруто. — Год назад мы победили Кагую, а она была богиней, если ты помнишь. Ребенок бы не справился.
— Просто забыл: ты тоже не особый поклонник сладкого. — Виноватым Саске не выглядел. — Не то что мой ученик.
— У тебя есть ученик? Это же очень круто, Саске! — Наруто, забывшись, полез обниматься и замер, когда Саске в ответ взъерошил ему волосы, а потом осторожно привлек к себе. От него пахло лавандой и посреди жары веяло упоительной прохладой.
— Он очень похож на тебя, — сказал Саске, а потом легко прижался к губам Наруто своими. Они были прохладными, как Наруто и представлял, настойчивыми, с приятным привкусом мяты, будто Саске недавно чистил зубы.
Поцелуй закончился прежде, чем Наруто сообразил, что делать. Он был сравнительно невинным, без языка, но даже такой поцелуй на людях...
Людям было все равно. Их, кажется, больше интересовали очереди у лотков.
— Значит, такояки, — определился Саске. — Знаешь, что можно обойти очередь при помощи шарингана?
— Это мошенничество, — пробормотал Наруто. Щеки пылали, сердце стучало гораздо чаще, чем прежде, и меньше всего это походило на предвкушение драки. Хотелось не подраться с Саске, а поцеловать снова, первым, с тем же напором, с которым Наруто атаковал его год назад, когда нужно было во что бы то ни стало доказать чужую неправоту.
Саске, которого он помнил, оказался в будущем. А у этого был свой Наруто — и загадочный ученик, на него похожий.
— Не одобряешь жульничество, а? Ты бы его вообще загнобил, — непонятно высказался Саске.
— Кого?
— Узумаки Боруто. Моего ученика и твоего сына. — Объяснение было таким исчерпывающим, что Наруто застыл на некоторое время — и отмер только когда Саске вложил ему в руки порцию такояки.
— У меня в будущем... сын? От кого? И ты с ним...
— Нет. — Саске покачал головой. — Только с тобой.
Других объяснений Наруто не требовалось.
— Может, пойдем сюда? — Он ткнул пальцем в первую попавшуюся вывеску, желая избежать повисшей между ними неловкости. Впрочем, не сказать, чтобы это чувство было неприятным.
— «Дом с привидениями»? Я думал, ты их боишься, Наруто. — Насмешка вернулась в голос Саске, и Наруто вспыхнул, как в детстве, послушно ведясь на «слабо»:
— Ничего подобного! Привидений вообще не бывает!
Саске едва уловимо улыбнулся.

***

В будущем наука Конохи достигла небывалых высот. Саске убедился в этом, когда приземистый крепыш в очках меньше чем через десять минут исследований уведомил:
— Это необычная косточка. Очень странные свойства. Омоложение, обновление памяти... вполне возможно.
— Прямо запретный плод с мирового древа. — Наруто довольным было не назвать. — Что вы имеете в виду под «обновлением»?
— Как возвращение к контрольной точке состояния системы на компьютере, — попытался объяснить ученый. — При этом все данные, накопленные позже, стираются.
— То есть, Саске помнит и знает только то, что было с ним до восемнадцати лет?
— Мне девятнадцать.
— Мы продолжим исследования. Если узнаем что-то еще — поставим вас в известность. — Ученый слегка поклонился, отдавая должное Хокаге — так поступали многие люди по пути в научный отдел, и Саске все никак не мог к этому привыкнуть.
Несмотря на заверения ученого, версия с омолаживающим персиком по-прежнему казалась ему нелепой.
— Человек не машина, — сказал он Наруто по пути в гостиницу — они оба решили, что к встрече со своей семьей Саске пока не готов. — Не этот... компьютер. Невозможно стереть начисто все воспоминания. Память тела в любом случае должна была остаться.
— Тела, говоришь, — Наруто прищурился — знакомо и одновременно так, как Саске раньше не видел. — Можем проверить.
Здешний Наруто отличался от того, которого помнил Саске, но вместе с тем это был он — его чакра, его мимика, его жесты, то же чувство в его присутствии, которое невозможно скопировать.
Вариант с гендзюцу исключался. Саске проверил его еще когда они шли к научному отделу.
— Ну давай. — Саске остановился, глянул на Наруто вызывающе — и не сумел подавить выдох, вырвавшийся из груди, когда Наруто толкнул его к стене ближайшего дома. Это был сильный, порывистый толчок, и в рот Саске Наруто впился губами так, что стало сразу ясно — друг с другом они не нежничали не только когда дрались.
Саске поймал себя на том, что задыхается. Его первый поцелуй с Наруто, первый настоящий поцелуй, сколько раз он думал об этом, но так далеко в своих прорывающихся фантазиях не заходил никогда. Он не мог ничего сделать в ответ, просто стоял, прижатый телом Наруто к стене, и позволял целовать себя — и трогать, потому что руки Наруто, казалось, жили отдельной жизнью, пробираясь под плащ, под водолазку, прикасаясь к обнажившейся коже. Саске вздрагивал от каждого прикосновения — он мог точно сказать, где протез, а где рука Наруто, они ощущались по-разному, а от движений чужих губ и языка тело стремительно немело, будто таяло. Промелькнула беглая мысль — он бы упал, не будь стены за спиной и Наруто перед ним.
Так не годится, подумал Саске. Я ему не уступлю.
Он вцепился пальцами в волосы на затылке Наруто, притягивая его еще ближе, не позволяя отстраниться, и ответил на поцелуй со всем пылом своих девятнадцати, большую часть которых потратил на тренировки. Саске не сразу понял, что требовательно потирается бедрами о Наруто, что они оба достаточно твердые и могут продолжить — где? Мысли разбегались.
Когда Наруто оторвался от него, они оба тяжело дышали.
— Ну что, вспомнил? — поинтересовался Наруто. Рука Саске соскользнула с коротких светлых волос, в которых кое-где уже проглядывала седина, на спину, прикрытую — кто бы мог подумать — плащом Хокаге.
— Нет. Продолжим? — с вызовом предложил Саске. В голубых глазах напротив было желание, голодное, сумасшедшее, подавляющее. Год назад Саске проиграл Наруто, который был младше его. Этого бы он не победил и подавно, и равным соперником для него бы не стал. Этот Наруто подчинил бы его своей воле, повалил на стол или выстиранные гостиничные простыни — и вытрахал бы из него душу. Саске мог представить, как все будет, сколько синяков и царапин потом останется на теле. Может, Наруто порвет его внизу, Саске знал, что такое случается, и эта боль напомнит — он не одинок.
Так он подумал, а потом в глазах Наруто появилось сомнение, и он отстранился.
— Я не могу.
Здесь, судя по всему, была осень. Ветер холодил обнаженный живот.
— Не имею права. — В голосе Наруто слышалась дрожь. Он потянулся, чтобы убрать с лица Саске отрастающую понемногу челку, которая должна была прикрыть риннеган, и Саске снова удивился, насколько нежным может быть Наруто. Он будто боялся, что Саске исчезнет. — Ты не знаешь меня таким. А я никогда не знал такого тебя.
— Значит, мы еще долго не увидимся, — сказал Саске. — В том... временном промежутке, откуда я пришел.
— Долго, — согласился Наруто. — Я же говорил...
— А ты не думал, что простого поцелуя недостаточно? Чтобы вспомнить.
— Мне бы хватило, — твердокаменной уверенности Наруто можно было только позавидовать. — Я помню всех, кого целовал... и кто целовал меня. Даже если не должно было остаться воспоминаний. Помню женщину с красными волосами, которая вырвала у меня поцелуй насильно — ты тогда жил у Орочимару, а я недавно вернулся в Коноху. Помню девушку с темной кожей в Хозукиджо, Кровавой Тюрьме. Эта девушка, Рьюзецу, поцеловала меня, прежде чем пожертвовать своей жизнью. Помню, как мне делала искусственное дыхание Сакура — во время Четвертой мировой. Я выжил только благодаря ей. Помню свой первый поцелуй с Хинатой... и все, что были после. И все поцелуи с тобой — ты не крал их у меня, мы крали их друг у друга. С самого начала.
Он был почти смешным в своей нелепой откровенности. Четыре девушки, все — случайные, сделавшие первый шаг к Наруто сами, и он, Саске, к которому уже Наруто приходилось делать первые шаги. Саске, отвечавший на вызов — вызовом, на поцелуй — поцелуем, принимавший все, что получал от Наруто, не желавший уклоняться.
А вот Наруто был волен уклониться в любое время. Отчасти поэтому в том, что касалось него, Саске никогда не предпринял бы инициативу.
Они будто иглы друг в друга втыкали, когда находились рядом, причем вслепую, не видя, куда попадают — в покрывающие кожу металлические защитные пластины или в обнаженное тело. Иногда удавалось не причинить боли. Чаще — нет.
Природа соперничества. Природа любви — другой Саске не знал.
Итачи уходил, заставляя снова и снова искать с ним встречи, заставляя его ненавидеть, и, встретив того, кого был готов полюбить, Саске поступил точно так же — ранил, тяжело, но не смертельно, и ушел. Он мог врать себе сколько угодно, что не повторяет путь Итачи... следуя этим путем.
Итачи хотел удержать Саске в стороне от своих загадочных дел, поэтому всякий раз отталкивал его. Саске хотел удержать в стороне от своих дел Наруто. Саске простил Итачи за убийство их клана и родителей, потому что любил его, Наруто простил Саске. Итачи умер в бою с Саске, не от его рук и даже не от болезни, попросту остановив собственное сердце.
Саске хотел умереть в бою с Наруто.
Но он выжил, потеряв только левую руку, и ушел снова.
Потому что именно так поступал Итачи.
Другого опыта отношений у Саске не было. Он не сомневался, что здесь, в будущем, ведет себя с семьей точно так же. С Сакурой и... Сарадой, кажется? Здесь у него есть дочь.
Здесь у него есть Наруто.
И, если верить даже не так чужим словам, как собственным ощущениям, с Наруто все иначе.
У того с детства не было опыта отношений, никакого вообще, поэтому свои отношения Наруто строил сам, без образца. Саске уходил — Наруто догонял, Саске атаковал — Наруто уклонялся, и так до тех пор, пока от опыта Саске, от заученной наизусть схемы ничего не осталось.
Во всяком случае, в том, что касалось Наруто.
— Пожалуйста, — сказал Саске.
И глаза Наруто открылись шире.

***

— П-п-призрак! — Подскочивший было Наруто снова обессиленно повис на Саске, когда из-за «призрака», то есть, картонной рекламы, изображавшей девушку в белом платье и во весь рост, вышел продавец и принялся сосредоточенно поправлять свою витрину. «Воздушные фонари», — гласили иероглифы вдоль квадратного фонарика, который девушка держала в руках.
— Хочешь фонарь? — предложил Саске невозмутимо. Его теплая ладонь лежала у Наруто на поясе, и это было кстати, потому что после дома с привидениями тот продрог насквозь, невзирая на летнюю жару. Создавалось впечатление, будто руки Саске изменяют температуру по заказу.
— Неужели тебе совсем не страшно, — пробормотал Наруто.
— Как тебе может быть страшно, вот чего я не понимаю, — Саске сверкнул на него взглядом. У него было безучастное выражение лица, но Наруто знал Саске, любого, даже повзрослевшего, достаточно хорошо, чтобы понять — тому сейчас весело. — Ты стольких врагов победил. Некоторые были пострашнее призраков. Даже Орочимару им сто очков вперед даст, что уж говорить о Кагуе, к примеру.
— Но они из нашего мира! Их можно победить, а п-призраки, — Наруто поежился. — Против них даже чакра бесполезна! Они могут проклясть и утащить к себе...
— Суеверия — твоя слабость.
— Это не суеверия, а житейская мудрость! Ведь не зря говорят: если чашка треснет — непременно случится что-то плохое, а всплывшая чаинка — наоборот, к удаче. Это все сбывается. Вот и с призраками точно так же! Лучше с ними не связываться... не злить их.
— Ты еще скажи, что, встретив черную кошку, надо поплевать через левое плечо.
— И это тоже! — в сердцах выпалил Наруто. Он был жутко зол на Саске, но до сих пор не мог от него отлепиться — колени дрожали.
— А глядя вместе с кем-то вдвоем на фейерверк, следует поцеловаться.
— И это... — Наруто осекся, уставившись на небо. Первый фейерверк распустился в нем, как огненный цветок. — Что, уже время?
Саске смотрел с насмешкой. Он откровенно дразнил Наруто и не испытывал никаких угрызений совести по этому поводу.
Он наслаждался.
Никто не умел бесить Наруто так, как это удавалось Саске, потому, больше не заботясь о том, кто и что подумает, Наруто притянул своего лучшего друга и вечного противника к себе за воротник.
И впился в его губы своими.

***

— Не могу, — шептал Наруто, отрываясь от губ Саске только для того, чтобы начать целовать его шею. Они в итоге оказались в гостинице, прокрались под Хенге — неверные мужья, нашкодившие юнцы. Саске не до конца определился, какую «их» версию считать правильной — хотя, возможно, верны были обе. — Девятнадцать лет... Почти в сыновья годишься. Не могу, — продолжал он, задирая на Саске жутко мешавшую водолазку, оглаживая мышцы пресса и груди ладонью. — Такой молодой, такой... горячий, — слушать эту бесконечную чушь было невозможно, поэтому Саске потянулся к Наруто сам, прикусил его нижнюю губу, одновременно выпутываясь из водолазки. Было не так просто, как казалось, ему не хватало руки — или рук, да еще Наруто все время мешался, всегда. Он ничуть не изменился с возрастом. — И кожа...
— Юная и упругая? — осведомился Саске, машинально стирая стекавшую из уголка губ слюну. Водолазка наконец была отброшена в сторону, он хотел спустить штаны на бедра, а потом помочь Наруто раздеться, но тот не позволил. Оттолкнул его руку, отстранился, опустился на пол, оставив Саске сидеть на кровати. Без Наруто было пусто, и на мгновение Саске почувствовал себя очень глупо — так, будто его провели.
Чувство ушло, потому что Наруто дотронулся до его голени, безошибочно нашел, где заканчивается обмотка, потянул за нее, одновременно прижимаясь губами к участку голой кожи — там, где заканчивалась поперечная перемычка сандалии и начинались ровные полосы ткани.
— Придурок! У меня ноги грязные, — Саске попытался пнуть его второй ногой, но Наруто был настороже — заслонился локтем.
— Очень нежная, — сказал Наруто мечтательно, и, пока Саске пытался сообразить, кто именно нежный и не путает ли Наруто его со своей Хинатой, раз на женский род перешел, — пустил в ход язык.
Это не было щекотно и смешно, как могло показаться. Саске сам не понял, отчего его бросило в жар.
— Твоя кожа, — наконец объяснил Наруто, но Саске уже не мог угнаться за его мыслями. Собственный разум плавился, медленно стекая куда-то вниз, и Саске не был настроен так легко сдаваться. Ведь в эту игру можно играть и вдвоем, а у Наруто тоже хватает обмоток — вот хотя бы на протезе. Если перехватить его руку и взяться за обмотку зубами...
Наруто сглотнул — Саске увидел, как движется кадык на чужом горле, представил солоноватый привкус кожи.
Повзрослевший или нет, это был Наруто. И Саске совершенно не хотел ни отпускать его, ни с кем-либо делить, все равно, какие там схемы были у Итачи. Чего хотелось по-настоящему — это скомкать белый плащ Наруто собственными руками и отбросить в сторону, чтобы не осталось этой проклятой навязанной ответственности, чтобы Наруто остался голым, не так физически, как морально. Хотелось снять с него Хинату, детей, память о вынужденных поцелуях, Сакуру, титул — множество лишних вещей. Хотелось снять с себя — Итачи, клан, Орочимару. Всех, кто когда-либо влиял или пытался повлиять.
Чтобы они с Наруто остались только вдвоем, чтобы больше никому не было места, и ничей голос не звучал, пока Наруто снимает с ног Саске сандалии и разматывает обмотки, а на его щеке, к которой Саске прижимает ладонь, явственно чувствуется проступающая щетина.
Это желание было у Саске всегда, бесконечно эгоистичное — присвоить Наруто себе, все равно, при жизни или после смерти.
В итоге Наруто победил в главном своем бою, а Саске проиграл.
Уйти не получилось. Оставалось только принять последствия и взять на себя ответственность.
— Ты же хотел быть Хокаге, — пробормотал Наруто. — Хочешь, я буду называть тебя Хокаге-сама?
— Иди ты, — прочувствованно послал его Саске.

***

— Напомни-ка мне, что мы тут делаем, — попросил Наруто, окидывая гостиничный номер подозрительным взглядом.
— Стремимся к самому логичному развитию событий.
Наруто замешкался, соображая, что именно Саске имеет в виду. Краем глаза отметил проблеск седины в черных волосах: пока еще немного. Волосы всегда начинают седеть с висков.
— Думаю, это подойдет, — Саске продемонстрировал Наруто тюбик загадочного вещества, судя по всему, тоже купленного на фестивале.
— Это... то, что я думаю? — осторожно уточнил Наруто.
— Не переживай, не для тебя. Для меня.
— Ты уверен, что... так?
Во взгляде Саске было знакомое поддразнивание:
— А как еще? Если тот я, который сейчас в будущем, узнает, что тебя кто-то трахал, вас с ним ждет очередная битва в Долине Завершения.
— Но я понял, что ты и так меня... то есть, мы с тобой...
— Это другое.
— А в чем разница-то?
— Вот и не протестуй, если нет разницы.
Крыть было нечем.
— Если я хоть немного себя знаю, я из прошлого сейчас тоже времени зря не теряет, — добавил Саске, и у Наруто сразу появилось чем крыть. Он совершенно не хотел, чтобы его Саске проводил время с кем-то другим, тем более, так. Даже если «кто-то другой» — это Наруто из будущего. А может, Наруто из настоящего только повзрослевшего Саске заинтересовать и способен? В юности тот, скажем, предпочитал кого постарше.
Ну и чушь в голову лезет, посокрушался Наруто и решил перейти к делу.
— Расскажи, чем ты занимался, прежде чем притащил мне-из-будущего редкий персик.
— Искал разрывы между мирами, — Саске-из-будущего передернул плечами, поразительно напомнив Наруто его Саске, девятнадцатилетнего.
— И что, нашел что-нибудь?
— Нет. Разве что твой Девятихвостый мне встретился.
— Курама, — поправил Наруто машинально. — Погоди-погоди. Где он тебе встретился?
Саске нахмурился.
— Не помню.
— И ты молчал о такой важной вещи?!
— Я только сейчас вспомнил. Он, кстати, был недоволен, твой Курама. Говорил, что мы мало того что не живем по правде, так еще и женам лжем, и детям. Ладно бы просто от всех скрывались, а так... Тоже мне, любитель романтики нашелся. Как-то не такого подхода ждешь от огромного девятихвостого лиса.
— Может, он книжек Извратшельника перечитал, — задумался Наруто. — Мы же их вместе редактировали. Эй... Саске?
Ответа не было.

***

Он уже попадал сюда три года назад, когда впервые оказался в подсознании Наруто. С той поры многое изменилось — исчезла застоявшаяся вода с пола, пропала клетка, да и само помещение не выглядело старым и заброшенным. Скорее, оно напоминало уютную нору.
— Значит, это все твои проделки, — подытожил Саске. — Спасибо хоть, что перенес меня сюда, когда я сам решил уходить.
— Ты всегда уходишь, Учиха, — хмыкнул Девятихвостый, чьего имени Саске так и не запомнил. — Никогда не пробовал для разнообразия остаться? Наруто в тебе нуждается. Будешь неизвестно где ходить — найдет тебе замену. Сам потом пожалеет. И все остальные — тоже.
— И чтобы этого не произошло, ты решил поменять меня из настоящего со мной из будущего. Чудесный план, — фыркнул Саске. — Особенно если учесть: все, что в будущем, уже произошло.
— Будущее не предопределено. Его можно менять по своему усмотрению. Все зависит от вас с Наруто.
— Мне запрещено отвлекаться от миссии в течение нескольких лет.
— Но ты можешь объяснить ему. Он найдет тебя сам.
— Откуда у тебя такая сила?
— Мы, хвостатые звери, проходим через чистый мир, когда умираем, и снова возрождаемся. Мы знаем о перемещениях во времени куда больше, чем тебе может показаться, — фыркнул Девятихвостый. — Тем более, я отлично помню твою чакру. И вот что скажу: ты в будущем — та еще паскуда.
— Значит, персиковая косточка была ни при чем, — пробормотал Саске.
— Я несколько видоизменил ее свойства. Чтобы запутать ученых, да и вас тоже. Это было легко: я всегда там, где Наруто.
— Ты этим гордишься, что ли?
— Хм-м. Лучше ответь мне: теперь ты понял, что делать? — спросил Девятихвостый.
И Саске ответил:
— Да.

***

В следующий раз Саске и Наруто увиделись через несколько недель, и последний все еще не был женат.