Долина Желаний

Автор:  Alushka*

Номинация: Лучший авторский RPS по зарубежному фандому

Фандом: RPS (Supernatural)

Бета:  Jenny in the sky

Число слов: 22780

Пейринг: Дженсен Эклз, Джаред Падалеки

Рейтинг: NC-17

Жанр: Romance

Год: 2017

Число просмотров: 2722

Скачать: PDF EPUB MOBI FB2 HTML TXT

Описание: Немногие знают легенду о Долине Желаний, затерянной на краю мира. Но есть такие чудаки, которые верят, что если миновать все препятствия, пройти мимо Хранителя, найти волшебный камень на золотом пляже, зажать в ладони и закинуть в океан, то желание сбудется.

Примечания: Написано на ББ-реверс 2017 по заявке llarko

***


- А теперь закутывайся в одеяло, принцесса, и слушай сказку. Жил-был на свете отважный и добрый пират и звали его…
- Пап, но разве пираты бывают добрыми?
- Иногда бывают, детка. А еще нахальными, болтливыми, упрямыми и немножко безрассудным. Как все мы здесь. И не хихикай! Итак, пирата звали Джаред.

Когда Чад с Женевьев составляли план действий и рассчитывали бюджет, все казалось простым и понятным. Джаред должен был добраться до Кары примерно за три недели, и теоретически средств на дорогу хватало с лихвой. На деле же путешествие затянулось почти на два месяца, а деньги закончились сразу после пересечения пояса астероидов. Пришлось позабыть о морали и проявлять фантазию.
Разбитый при посадке на космодром старенький челнок было не жаль. В любом случае, фирма проката, из которой Джаред его угнал под видом тест-драйва, наверняка получила приличную сумму по страховке. Владелец, должно быть, вздохнул с облегчением, избавившись от древнего хлама, да еще и свечку поставил за здоровье удачливого угонщика - иначе объяснить тот факт, что Джаред добрался до пункта назначения целым и невредимым, было невозможно.
Кара встретила его сухим порывистым ветром и пыльным шариком перекати-поля, гуляющим по заброшенному на вид космодрому. Джаред допил остаток воды в бутылке, закинул за спину полупустой рюкзак, похлопал ладонями по многочисленным карманам в тщетной попытке обнаружить там забытую жвачку, горестно вздохнул и спрыгнул на потрескавшееся от времени покрытие, сквозь которое пробивалась чахлая трава.
- Тридцать сентаво!
Джаред вздрогнул и резко обернулся. За спиной у него маячил черноглазый смуглый ребенок, протягивающий сложенную ковшиком ладошку.
- Что?
- Тридцать сентаво.
Джаред сглотнул и завертел головой. Откуда он здесь взялся-то? Кто вообще пускает детей на взлетное поле?
- Эмм… Малыш, тут опасно находиться. Где твои родители? Давай, я тебя провожу.
- Тридцать сентаво! – настойчиво повторил ребенок. – Входная пошлина.
- Уф! – Джаред вздохнул и вытер со лба выступивший пот. – Так ты местный робот? Или… ну, часть операционной системы, да? Я не знаю, что такое «сентаво», у меня и галакты-то закончились. Давай ты меня пропустишь в кредит?
- Тридцать сентаво, - ребенок взмахнул рукой: – Терминал там!
- Да нет у меня денег, понимаешь? Вот совершенно, - Джаред снова полез в карманы и вдруг нащупал приставший к подкладке леденец. Вытащил его и протянул перед собой, держа за край замусоленного фантика: - Конфета вместо пошлины подойдет? Бери, не бойся, она вкусная, лимонная.
Ребенок ловко выхватил леденец, тряхнул шапкой неровно обрезанных смоляных кудрей и широко улыбнулся. Джаред принял это за положительный ответ и в свою очередь приободрился.
- Так куда идти?
- К терминалу нельзя, нужны деньги. Пойдем к забору, - непонятно объяснил ребенок и шустро побежал через поле.
Джареду пришлось поторопиться, чтобы успеть следом. И только уже возле ограды – такой же серой, потрепанной и унылой, как и все вокруг, он догадался, что его сопровождает девочка.
- Запасной проход, - подводя Джареда к неприметной щели между блоками и сверкая удивительно белоснежными зубами, пояснила она. – Если пролезешь.
Джаред протиснулся не без труда, мысленно поблагодарив вынужденную диету последнего месяца.
Снаружи космодром выглядел еще более убого. Учитывая расположение планеты: в зоне активных пиратских маршрутов, неподалеку от черной дыры, изобилия туристов здесь не предполагалось, но настолько явного запустения Джаред не никак ожидал. Хорошо хоть в прилегающем к полю низком здании тускло светились окна, а на стоянке стояли вполне современные автомобили - значит, какая-то деятельность здесь все же велась.
- Ну, спасибо, что ли, - сказал Джаред, смущенно потирая шею.
Определить, настоящая девочка или нет, не представлялось возможным.
- Тридцать сентаво. Будешь должен, - напомнила она, не пересекая линию ограды.
- Да без проблем. А не подскажешь, где у вас здесь Долина желаний? В какую сторону идти?
Девочка захихикала. Джаред обиделся:
- Чего смешного?
- В любую, - сообщила девочка. – Дорога тебя или выведет, или нет.
- Так какая дорога-то?! – не понял Джаред.
Но девчонка уже исчезла, испарившись без следа. Должно быть, и впрямь являлась частью хитрой операционной системы.
Джаред оглядел абсолютно пустое поле, на котором тусклым пятном выделялся разбитый челнок, покачал головой, развернулся и направился в сторону виднеющихся на горизонте гор. А через пару минут увидел смешной фанерный указатель в виде кривоватой стрелки, прибитой к тощему деревцу. Надписей на указателе не было, но Джареда такие мелочи не смущали. Он издал радостный клич и зашагал вдвойне быстрее, начиная замечать под ногами подобие дороги, вымощенной кое-где грязно-лимонными камешками.
- Добро пожаловать в Страну ОЗ, Дороти! – с энтузиазмом пробормотал он себе под нос.
Не то чтобы жизнь налаживалась, но можно было порадоваться хотя бы тому, что он сумел добраться до нужного места. Оставались сущие пустяки: найти Долину желаний и вынести с пляжа дюжину-другую волшебных камней. Какая ерунда!
Часа через два пути Джаред так уже не думал. Ноги гудели от вроде бы незаметного, но постоянного подъема, горы не приблизились ни на шаг, вдобавок сверху начал накрапывать дождик. Еще через час, когда куртка у Джареда промокла окончательно, а в кроссовках стало отчетливо хлюпать при каждом движении, он всерьез пожалел, что не завернул к стоянке – может, сумел бы найти попутчиков или подработку, чтобы хватило на такси. Хотя он сомневался, что в таком диком месте в принципе существовало такси. И когда Джаред уже практически отчаялся, позади послышался рев мотора.
- Эй! – обрадованно заорал Джаред, разворачиваясь и выставляя в сторону руку с отогнутым большим пальцем. – Э-ге-ге-гей!
Из дождя и тумана показался мотоцикл.
Джаред вытянулся во весь рост и подался вперед, всем своим видом показывая, что очень, вот просто очень нуждается в помощи.
Мотоцикл даже не притормозил. Промчался мимо на полной скорости, обдав Джареда потоком холодной мокрой грязи, потом проехал еще метров двадцать и вдруг заглох.
Здоровенный детина в черной кожаной куртке чертыхнулся, пару раз нажал на стартер, но мотор только пренебрежительно чихнул. Джаред злорадно заулыбался. Детина выругался снова, поправил волосы, забранные в хвост и развернулся в сторону Джареда:
- Ну, ты как, едешь?
Джаред от изумления едва не поскользнулся на очередном мокром булыжнике.
- Куда?
- А тебе куда-то конкретно нужно? – в голосе байкера послышалась насмешка.
- Ага! В Долину желаний, - не растерялся с ответом Джаред.
- Повезло, я как раз туда и направляюсь. Давай, приземляйся.
Джаред поравнялся с мотоциклом и уважительно присвистнул. Модель была ему незнакома, но выглядела просто потрясающе: черный обтекаемый корпус, сейчас глянцево блестящий от влаги, серебристый хром руля, колес и педалей, вытянутая вперед хищная морда с двумя фарами, похожими на раскосые глаза.
- Я б с удовольствием, да ты вроде застрял, - деликатно намекнул на проблему Джаред и, не удержавшись, погладил гладкий металл бензобака.
Мотоцикл довольно заурчал.
- Садись давай, горе-пророк, - фыркнул байкер. – Меня, кстати, Крис зовут. А это, - он ласково похлопал по рулю, - Линдси.
- Джаред, - представился Джаред, решив не удивляться никаким странностям. – Можно Джей.
- Это что, сокращение для тех, кому сложно запомнить? – ухмыльнулся Крис. – Чего застыл, ты едешь или нет?
Он газанул, демонстрируя полную работоспособность транспорта, и Джаред торопливо забрался на пассажирское сиденье. Похоже, удача ему все же благоволила.
Гонял Крис совершенно бесчеловечно. Уж насколько Джаред считал себя рисковым, смелым парнем, но дважды совершенно позорно пискнул и еще раз десять просто закрывал глаза, изо всех сил вцепляясь пальцами в кожаную куртку Криса. С такими психами он еще не катался. Благо, ехать пришлось недолго. Минут через десять бешеной гонки туман рассеялся, горы оказались почему-то за спиной, а впереди открылся сказочной красоты вид на живописную долину. Слева изгибался ручей, отделяя аккуратный луг, на котором паслись мультяшного вида чистенькие пестрые коровы; вдалеке утопал в зелени жилой поселок, сливающийся с уходящей к горизонту рощей; справа возвышались скалы, и просматривался выход к океану, где мерцала густой синью вода, а прямо по центру, на перекрестке, раскинулся здоровый двор с большим красивым домом за высоким забором.
- Держись крепче, - сказал через плечо Крис и лихо рванул под горку.
Мотоцикл взлетел, как на ралли, жестко приземлился и помчался еще быстрей, подпрыгивая на кочках. Джаред едва губу себе не прикусил.
Крис притормозил у гостеприимно распахнутых ворот и весело проинформировал:
- Вот мы и приехали. Добро пожаловать в Долину.
- Мгм, - выдавил из себя Джаред, пытаясь вернуть дар речи.
Во рту пересохло, в ушах до сих пор звенело.
- Тут у нас типа постоялый двор. Джим зовет его трактиром, но на втором этаже есть свободные комнаты. Тебе надо просто зайти и попросить, понял? Не спрашивать, а именно попросить, - он ухмыльнулся, - и тогда получишь все, что пожелаешь. В рамках прейскуранта, разумеется, но совершенно бесплатно. Спрыгивай!
Джаред слез с мотоцикла и сладко потянулся, разминая задеревеневшую спину.
Крис же доехал до стоящего в углу двора колодца и стал делать что-то странное. Джаред не был уверен в точной трактовке его действий, но, кажется, этот чудак заправлял бензобак колодезной водой.
Любопытство никогда не входило в число недостатков, с которыми Джаред пытался бороться. Напротив, он считал это качество в высшей степени полезным. А потому, вместо того, чтобы направиться к широкому крыльцу, потопал следом за байкером и убедился в том, что не ошибся.
- Эммм, а чем это ты занимаешься? – спросил он, прежде чем Крис закончил свои необъяснимые действия.
- Это колодец с живой водой, - неохотно буркнул Крис. - Заодно лечит все болезни. Ты ничем не болеешь? Если мало ли зуб ноет или живот скрутило – тебе сюда.
- О! – опешил Джаред. – Ты не шутишь? Весь цивилизованный мир уверен, что панацеи от всех болезней не существует.
- А мы не цивилизованные, поэтому не подчиняемся общим правилам. У Джима жена умирала от рака, вот он и загадал. Теперь, правда, привязан к этому месту, потому как вода сохраняет целебные действия только пока свежая, но мы тут все… привязаны, - Крис сердито зыркнул синими глазами: - А ты чего вообще уставился? Теперь так и будешь ходить за мной хвостиком? Я тебе не справочная служба, скажи спасибо, что довез!
- Спасибо, - искренне поблагодарил Джаред, не в силах отвести от Криса взгляда.
Со стороны тот производил впечатление двухметрового здоровяка. И даже сейчас, когда Джаред стоял почти вплотную, не потерял своего внушительного вида. Но при этом едва доставал макушкой Джареду до подбородка.
- Хватит пялиться, вали уже отсюда, - угрожающе процедил Крис, и Джаред поспешил ретироваться.
Ссориться с воинственно настроенным чокнутым байкером не хотелось.
Он прошел через двор, отмахнувшись от пары дружелюбных куриц, вознамерившихся попробовать Джареда на вкус, толкнул тяжелую дверь и ахнул от восхищения. Трактир был идеален. Весь, от темной лакированной стойки и двух рядов столиков с удобными диванчиками, компактно расставленных по залу, до роскошной деревянной отделки и дизайнерских светильников, создающих ощущение удивительного уюта. И запахи в воздухе витали умопомрачительные. Такое заведение стало бы популярнейшим в любом мегаполисе, критики верещали бы от восторга, а ценители бронировали столики за месяц, а здесь оно обидно пустовало, лишенное посетителей.
- Тук-тук! – громко сказал Джаред, подходя к стойке. – Есть кто?
- Минутку! – отозвался женский голос откуда-то из глубины зала, а следом послышался звук подзатыльника, который Джаред ни с чем бы не перепутал.
Мимо него стремительно прошмыгнул взъерошенный белобрысый мальчишка в футболке и обрезанных по колено джинсах, хлопнул дверью и был таков, следом показалась немолодая привлекательная русоволосая женщина с пакетом имбирных пряников в руках.
- Здравствуйте. Я бы хотел получить комнату. И поесть, - следуя совету Криса, с улыбкой сообщил Джаред.
Женщина хмыкнула, достала из кармана широкой юбки связку ключей, открепила один и положила на гладкую поверхность стойки.
- Вот. Надеюсь, ты только до новолуния?
- До чего? – переспросил Джаред.
Она закатила глаза.
- Ты же за желанием, да? Новенький? Господи, откуда вы беретесь, такие несмышленыши? Вам бы сперва все разузнать, изучить теорию, так нет же, сразу рветесь в бой. Желание можно загадать только раз в месяц, в новолуние.
- А, - сообразил Джаред. – Тогда да, до новолуния. Точнее…гм! А разве нельзя набрать камней с собой, а желания начать загадывать позже?
- Нет, конечно!
- Совсем балбес, - необидно резюмировал крепкий мужчина с залысинами, выходя из неприметной двери за стойкой. – Привет! Я – Джим Бивер, хозяин трактира. Иди-ка парень сюда, буду проводить тебе ликбез. И хватит строить глазки моей жене, я в курсе, что она красавица, поэтому ревную.
- Да я не… я… - Джаред взобрался на высокий табурет. – Меня зовут Джаред. Буду благодарен за информацию. Говорите, только раз в месяц и только на месте?
- Да, и только одно желание. Точнее, хоть каждый месяц, но по одному. Подробнее тебе Эклз расскажет. Если не сожрет сразу вместе с потрохами. Ты вообще как сюда попал?
- Крис привез.
- А, этот оборомот! Ну-ну, этот вечно всяких авантюристов на хвосте тащит!
Обидеться на «авантюриста» у Джареда не получилось. По сути, Джим был прав, Джаред вполне мог отнести себя к их пестрому племени.
- Милый, я на кухню, - бросила женщина, посылая Джиму улыбку. Потом повернулась к Джареду и серьезно предупредила: - Если станет совсем невмоготу, зови на подмогу. Джима порой заносит, так что не стесняйся.
Джаред дежурно улыбнулся и снова с интересом уставился на трактирщика:
- Так что там про желания?
- Ничего сложного на самом-то деле. Просто надо быть осторожней с формулировками. Крис, например, в первый раз загадал себе ранчо с мотоциклами, теперь разводит на ранчо мотоциклы. И, поверь, нелегкое это дело, его железные кони ох какие капризные! – Джим засмеялся. – Ну, Крису с желаниями вообще не везет, он у нас, можно сказать, спец по самым дурацким трактовкам, на него ориентироваться нельзя. Да и остальные… Вот ты, например, ради чего сюда явился?
Джаред вздохнул. Рассказывать про найденного Женевьев заказчика решительно не хотелось.
- Ну, я как все…
- Все у нас за разным приезжают, - отрезал Джим.
- Благополучие. Деньги, наверное. Счастливая жизнь.
- И что ты вкладываешь в понятие благополучие и счастливая жизнь? – полюбопытствовал Джим.
Джареду под его пристальным взглядом стало отчего-то неуютно.
- Давайте лучше про деньги. Если я загадаю миллион галактов, они что, на меня с неба свалятся? Или на карточку упадут?
- Нет. Потому что просто «миллион галактов» - очень расплывчатая формулировка. Они и так где-то есть. Так что желание ты просрешь впустую.
Джим наклонился, достал из-под стойки пару бутылок пива, одну открыл, вторую подвинул ближе к Джареду, насыпал в миску орешков и поставил между ними.
- Лимон будешь?
- Мне бы поесть, - признался Джаред, закидывая пару орешков на язык. – Со вчерашнего дня маковой крошки во рту не было.
- Сэм сейчас организует. А ты пока слушай. Загадывать «найти миллион галактов» тоже не стоит. Ты можешь найти их в глубокой старости. Или завтра, но потом окажется, что деньги ворованные, купюры меченые, и их разыскивает галактическая полиция.
- А если загадать стать богатым?
- Станешь. Но принесет ли это тебе счастье? Желание может исполниться как угодно. Умрут все твои родственники и оставят наследство. Или ты разбогатеешь на день, а потом все потеряешь. Или тебя вообще убьют из-за денег в первую же неделю. Поверь мне, парень, загадывать материальное – величайшая глупость. Особенно, если ты не собираешься оседать в долине. Попытка-то будет одна.
- А что, кто-то добровольно соглашается здесь остаться? – удивился Джаред.
- Вообще-то никто поначалу об этом не думает, - невесело усмехнулся Джим. – Но жизнь штука непредсказуемая. Вносит коррективы. М-да, - он задумчиво отхлебнул из бутылки.
- И что обычно загадывают? – прервал затянувшуюся паузу Джаред.
- Говорю же, разное. Об этом тоже лучше у Эклза узнать, если так уж интересно.
- А Эклз – это кто?
- Ну-у, - Джим сокрушенно покачал головой, - сразу сказать сложно. Честь и совесть Долины. Защита и опора. Хранитель, короче. Живет наверху, на скале, его дом не заметить невозможно. Сейчас эти мокрые тряпки с себя снимешь, отдохнешь, перекусишь, и можешь сходить познакомиться.
Джаред запоздало вспомнил о том, что ему и впрямь не мешает переодеться. Благо, запасные джинсы и футболка в рюкзаке имелись. Что касается куртки, в Долине было удивительно тепло. Не жарко, конечно, но вполне комфортно.
- А еда скоро приготовится?
- Кстати, да, что-то Сэм задерживается. Ты поднимайся пока, гостевые комнаты на втором этаже, по коридору направо. А я разузнаю, что там с обедом.

Комната Джареду понравилось. Небольшая, но уютная, похожая на номер в чистенькой провинциальной гостинице. Из окна открывался вид на часть рощи и задний двор. Во дворе играли в догонялки несколько детишек, включая белобрысого пацана, которого Джаред уже видел в трактире, валялись у стога сена брошенные грабли, а по другую сторону этого же стога стояла корова. Сеном она почему-то не интересовалась, зато с аппетитом жевала угол сохнущего на веревке пододеяльника с принтом из клевера.
Портить идиллическую картину и заниматься спасением белья Джаред не собирался, а потому быстро сменил влажную одежду на почти аналогичную сухую – все джинсы и футболки у него были однотипными – кинул рюкзак под кровать и сбежал вниз.
В зале снова было пусто, но из-за приоткрытой двери доносились голоса.
Джаред прислушался.
- …не могу я больше есть эти сезонные овощные блюда! Я не говорю, что невкусно, но мы же мужчины, нам нужно мясо!
- Мясо он хочет, удивил! Я тоже бисквит хочу. Но у твоей чертовой скатерти-самобранки ни меню невозможно задать, ни определенное количество порций. Все потому, что надо было не скатерть загадывать, а кухонную технику!
- Я и загадывал! Такое, чтобы готовилось само!
- Само?! По бабушкиным сказкам? Если б ты закончил институт пищевой промышленности, а не филологический факультет, такая проблема бы даже не встала! Неужели так сложно было задать технические характеристики?!
- Ну, Сэм, ну не сердись… Бисквит ты и сама печешь, как знаменитый шеф-повар! А скатерть…Хочешь, я ее у Симпсона на супергриль поменяю?
- Чтобы у нас в кухне вечно воняло костром? Нет, спасибо, не хочу! Уж лучше овощи на пару, чем это безобразие.
Заслышав шаги, Джаред едва успел приземлиться за ближайший столик и состроить незаинтересованную физиономию.
- Цветная капуста, милый, - ласково сказала ему Сэм, водружая на столешницу поднос. – Обжаренная в яйце и сухарях. Салат из свежих огурцов со сметаной. Клюквенный морс и смородиновый щербет. Приятного аппетита.
- Спасибо, - сглатывая слюну, искренне поблагодарил Джаред.
Жаловаться было не на что. Несмотря на вегетарианский тип обеда, и выглядели, и пахли все блюда просто потрясающе. Он воткнул вилку в соцветие капусты и вдруг заметил над стойкой небольшой экран телевизора. С экрана бодро вещал полненький мужичок в канареечном пиджаке, а внизу светилась дата. Сегодняшний день. Программа новостей центрального канала. Джаред аж подскочил на месте.
- Сэм, у вас тут что, спутниковая антенна есть?!
- Конечно, - невозмутимо отозвалась из-за стойки женщина. – На крыше. В Долине почти у каждого есть спутниковое телевидение - мы же должны быть в курсе последних новостей. К тому же Джим любит футбол, смотрит все популярные матчи, а я обожаю венерианские сериалы. В последней серии «Нового Айвенго» Ревекка рассказала про собственный рецепт крема для подтяжки кожи лица, все из натуральных ингредиентов, хочу попробовать.
- Мне вас сам бог послал! – радостно воскликнул Джаред. – Я с друзьями не общался больше двух недель! Они, наверное, совсем меня потеряли. Как отсюда можно позвонить?
Сэм пожала плечами:
- Никак.
Джаред опешил:
- В смысле – никак? У вас же спутниковая связь. Она ловит все космические передатчики.
- Да нет у нас никакой связи. Только телевидение. Джулиан Ричингс однажды заскучал, вот и загадал желание. Теперь вся Долина пользуется. А еще спутниковая тарелка отлично генерирует электричество, даже солнечные батареи не нужны.
- Господи, ну и дурдом! – вырвалось у Джареда.
- Ты с такими высказываниями поосторожнее, - посуровела Сэм. – И вообще, ешь уже и иди по делам. А если так нужна связь – загадай сам, хотя я сомневаюсь, что сбудется. Или прокатись до космопорта, у тамошнего начальства передатчик точно есть. По статусу положен.
- Простите, - повинился Джаред. – Просто мне и правда очень надо поговорить кое с кем.
- С любимой женщиной, наверное? – сменяя гнев на милость, заинтересовалась Сэм.
Джаред вспомнил Женевьев и отрицательно покачал головой. Врать не хотелось. Они с Жен и Чадом на самом-то деле даже друзьями по большому счету не были. Скорее давно сработавшимися деловыми партнерами. Женевьев находила клиентов, Чад обеспечивал материальную базу, Джаред выполнял задания. Как правило, все оставались довольны. Но в этот раз Джаред настолько выбивался из графика, что ребят стоило предупредить. Да и условия поменялись, камней, выполняющих желания, он привезти, похоже, не сможет. Надо было искать альтернативу.
- Ладно, я что-нибудь придумаю, - самоуверенно заявил Джаред и сунул в рот вилку с цветной капустой.
Вкус оказался точно таким, как готовила в детстве его бабушка. Идеальным.

Джим оказался прав. Дом на скале было видно издалека. Невысокий, стильный, словно сошедший с картинки из модного журнала, он смотрелся сюрреалистично на открытом всем ветрам утесе.
Джаред добрался до подножья скалы, принялся ее обходить в поисках подъемника наверх и вдруг попал в ничем не объяснимую полосу дождя. Дождь происходил из низко висящей тучки и щедро поливал крохотный огород и закутанного с головы до ног в болотного цвета дождевик человека, пропалывающего пышные грядки.
- Эй! – окликнул его Джаред, тщетно пытаясь прикрыться от плотных струй ладонями, сложенными над головой домиком. – Не подскажете, как мне попасть наверх?
- Пройдите дальше и налево, - отмахнулся тот.
- Спасибо! – проорал сквозь ливень Джаред и поспешил выскочить на сухое место.
Одежда на нем снова оказалось мокрой насквозь, но сейчас это уже не тревожило. Припекающее солнце должно было высушить ее в два счета. Больше волновало то, что ни подъемника, ни лифта в пределах видимости не оказалось, хотя, учитывая обстоятельства, кто-то вполне мог что-нибудь подобное пожелать. Наверх вели крутые узкие ступени и, едва представив, как ему придется по ним карабкаться, Джаред громко простонал.
Второй раз он простонал шестьсот шестьдесят шесть ступенек спустя перед стильной застекленной дверью, на которую скотчем была приклеена написанная от руки записка: «Ушел по делам. Буду вечером.»
- Вечером?! – едва не взвыл от огорчения Джаред, глядя на высоко стоящее солнце. – Какое, к черту, вечером? Это… Это же безобразие какое-то!
Он попытался обойти дом вокруг, пару раз чуть не сорвался вниз, пришел к выводу, что шанс обнаружить незапертое окно стремится к нулю, полюбовался беспокойным океаном и очень злой и расстроенный отправился вниз.
Дождь все так же поливал ровные грядки, но огородник уже выбрался на сухое место и внимательно разглядывал овощи, раскладывая их по двум большим корзинам.
- Добрый день, - запоздало поздоровался Джаред. – А что это у вас тут такое?
- А это дети балуются, - беззлобно отозвался мужчина, не отвлекаясь от своего занятия. – У них в Долине два основных развлечения: или стянуть имбирные пряники из хозяйства Лорен Коэн, или загадать какую-нибудь каверзу, чтобы устроить мне сюрприз. Но желания исполняются всего раз в месяц, и надолго их, как правило, не хватает. В последний раз сплошной дождь мне загадали, и я даже догадываюсь – кто. Хотите попробовать экспериментальную морковку?
Он повернулся к Джареду, скидывая капюшон, и тот замер, завороженный. Огородник оказался молод и весьма хорош собой.
- Хочу! – думая совсем не о моркови, согласился Джаред.
- Выбирайте любую. Их нечетное количество.
- А, так это вы предложили, чтобы сравнять счет, - догадался Джаред, но все же подошел и протянул руку.
- Кто съел мою морковь?! – яростно каркнул сидящий на столбе ворон.
- Простите, - смутился огородник. – Это Страшила, он у меня вместо пугала. Тоже когда-то дети загадали говорящую птицу, ну а мне его жалко стало, вот и прикармливаю. А он в свою очередь, стережет клубнику.
- Какую клубнику? – заинтересовался Джаред.
- Которая превратилась в корнеплоды. Это меня в прошлом месяце так разыграли, - грустно поведал огородник и представился: - Дженсен. Дженсен Эклз. Хранитель всего этого безобразия.
Джаред даже не сразу нашелся с ответом. С одной стороны, страшно захотелось высказать все, что Джаред думал про посылы «прямо и налево» и дурацкие записочки. С другой – бедняге, похоже, и без того несладко приходилось. Да и высказывать свое фи самому хранителю, как бы безобидно тот ни выглядел, казалось полной глупостью.
- Будем знакомы, - отмер он после небольшого замешательства. – Я – Джаред. Падалеки. А что, нельзя морковку обратно того… в клубнику?
- К сожалению, нет, - посетовал Дженсен. – Мне не дано загадывать желания на общих основаниях. А если б и мог, не стал бы тратить их на такую ерунду. Все равно у плодов клубничный вкус. Да вы попробуйте, они чистые после дождя! В правой корзине сладкий сорт, в левой – с кислинкой.
На носу у хранителя золотилась россыпь веснушек. И ресницы тоже золотились, невероятно длинные и слегка загнутые. Джаред сглотнул, взял-таки из ближайшей корзинки небольшую морковину и с хрустом откусил. Вкус оказался странным. Не вполне клубничным, но уже точно не морковным. Как лесная земляника в июле.
- Вкусно, - облизнулся он.
- Я рад, - грустно улыбнулся Дженсен. – Не поможете мне поднять все это наверх?
Джаред почти было кивнул, но вспомнил, чем только что занимался и заподозрил, что над ним тонко издеваются.
- Лучше в другой раз, - он снова хрустнул земляничной морковью. – Я сегодня уже подустал от скалолазания.
- Что же вы так, - посетовал Дженсен. – Молодой же человек!
Ощущение, что над ним издеваются, только укрепилось.
- Может, лучше вы мне пляж покажете? – на пробу поинтересовался Джаред. – Морковка все равно же никуда не денется, верно? Не убежит.
- Сид Третий грозился в следующий раз урожаю ноги приделать, - как-то задумчиво протянул Дженсен. – Но до новолуния еще больше недели, так что я думаю, пока не убежит. Ладно, пойдемте.
Он скинул дождевик на корзины и, не оглядываясь, зашагал в сторону океана.
Джаред поспешил следом, облизывая взглядом широкие плечи и сильную спину под тонкой вытертой тканью открытой белоснежной майки. На задницу он старался не смотреть, иначе не сдержался бы и наделал глупостей – всегда был ценителем аппетитных подтянутых задниц.
Дорога петляла между невысокими скалами, огибала гигантские валуны, бессистемно заворачивала то туда, то обратно, но через какое-то время все же вывела их к симпатичной маленькой бухте. Галечный берег плавно спускался к воде, и в первый миг Джаред даже не сообразил, что в нем такого необычного. И только приглядевшись, заметил среди гальки яркие солнечные камешки, похожие на янтарь.
- Это…они, да? – спросил он с благоговением, запихивая огрызок моркови в карман. Мусорить здесь казалось ему кощунственным.
- Именно, - неприязненно отозвался Дженсен. – Дурят людям головы, заманивают сказками. А по факту почти все, что обычно загадывается, вполне достижимо и без применения волшебства. При условии, конечно, приложения хоть толики усилий.
- Неправда! – горячо запротестовал Джаред. – Есть такие вещи, которых не добиться обычным способом!
- Значит, они и не нужны.
Сказал, как отрезал. Чеканный профиль закаменел, лицо помрачнело, он даже выглядеть стал старше.
- Я все равно буду верить в чудеса, - упрямо заявил Джаред.
Присел на корточки и поворошил гальку рукой. Нагретые солнцем голыши источали приятное тепло, но попавшийся среди них золотистый осколок едва не порезал ему острой кромкой руку.
- Если соберетесь купаться, не заплывайте далеко, тут пятнистые акулы водятся, - предупредил Дженсен, поглядывая на него с высоты своего роста.
- Буду знать, - щурясь от солнца, улыбнулся Джаред.
Настроение у него стремительно поднималось. Он в буквальном смысле держал в руках собственную судьбу. А может, и не только собственную.
- Слушайте, а они точно не работают в другом месте? Даже если здешней воды в бутылку налить? – спросил он на всякий случай.
- Уж поверьте. Не работают.
- А акулы вам здесь для чего? Охранять пляж со стороны океана?
- Акулы для поддержания природного баланса, к системе охраны они никакого отношения не имеют, - сообщил Дженсен таким тоном, что Джаред моментально прочувствовал всю глубину идиотизма собственных вопросов. – Вы что же, всерьез думаете, что дюжина-другая акул смогла бы отогнать от берега истинных охотников за наживой?
Людей, способных его смутить или вогнать в краску, Джаред встречал нечасто, он вообще обладал довольно крепкой броней в этом отношении, но сейчас почему-то стушевался.
- Эммм…я…
- Ладно, - сжалился Дженсен. - Идемте.
- А искупаться? Пока акул нет.
- Вам мало дождевого душа?
- Мне нужно притушить экстаз, - признался Джаред. – У меня внутри сейчас танцуют от возбуждения все клеточки, атомы и молекулы. Кажется, я и сам сейчас плясать начну. Или заполыхаю. До сих пор не могу поверить, что добрался до Долины Желаний и так вот запросто болтаю с ее хранителем.
Дженсен дернул углом рта:
- Могу предложить выплеснуть энергию другим способом. Перенаправить, так сказать, энтузиазм.
- О?!
Джаред и предположить не мог, что у них здесь настолько раскованные нравы. И не то чтобы он был неразборчив в связях, но от секса с таким красивым парнем грех было отказываться. Стоило представить в красках, как Эклз выглядит без одежды…
- Один местный байкер частенько устраивает небольшие гонки. Хотите? – прервал полет его эротической фантазии Дженсен.
- Крис? – предположил Джаред, медленно спускаясь с небес на землю.
- Уже познакомились? Да, он. Что-то вы сникли. У него бывают странности, просто не обращайте внимания. На самом деле Крис - отличный парень.
- Странности, угу. Здесь все со странностями, - поделился наблюдением Джаред.
- Не затрагивайте тему его внешности, и все будет хорошо, - посоветовал Дженсен. – Наш коротышка когда-то загадал выглядеть высоким, вот теперь так и выглядит. Но только выглядит.
Он проглотил улыбку.
- А Джим? – быстро спросил Джаред, пользуясь минуткой откровенности. – Почему он всех бесплатно кормит?
- Не всех. Кто попросит. Джим загадал владеть лучшим в мире трактиром, где каждый получит обслуживание на свой вкус. Так что если спросишь, сколько стоит виски или аренда комнаты, он выставит тебе нехилый счет. Все в мире имеет свою цену, Джаред. Каждое желание.
Дженсен развернулся и побрел обратно к скалам.
Джаред подхватился и побежал следом. Почему-то ему показалось, что хранитель терпеть не может свою работу. Но такого же не могло быть?

- Йоу-хоу! – радостно завопил Крис, когда упрямый мотоцикл сбросил Джареда в траву третий раз подряд. – Я говорил, что тебе не справиться с моей деткой! Хотя, надо отдать должное, ты не сдаешься сразу.
- Я вообще не сдаюсь, - пропыхтел Джаред, поднимаясь на ноги и снова усаживаясь верхом.
Сейчас, когда питомцы Криса не пытались изображать бездушную механику, а вели себя, словно дикие мустанги, гонять на них было гораздо интереснее. Хотя и в разы опасней. Сэнди, которая досталась Джареду, то и дело взбрыкивала задним колесом, шла юзом и вообще напоминала капризную барышню, поэтому, как Джаред ни старался, ни с оседлавшим любимого Линдси Крисом, ни с практически слившимся с юрким Алеком Дженсеном ему было не сравниться. Да он и не ставил себе задачу что-то доказать, потому и не огорчался. Перемазанный травой, песком и глиной, с вороньим гнездом на голове, он, тем не менее, получал немалое удовольствие от самого процесса.
Крис тоже откровенно веселился, расставшись, наконец, с вечно хмурым выражением лица, у Дженсена горели глаза и разрумянились скулы. Ну а то, как он выглядел верхом на железном коне, обвивая ногами его бока, можно было смело заносить в топ самых горячих зрелищ этого сезона.
Да, Джаред определенно искренне наслаждался таким времяпрепровождением!
- Давайте до ручья, – предложил Крис. – Ставлю пиво, если Джаред удержится в этот раз!
- Я сам проставлюсь, если не вылечу. А если вылечу, с тебя реванш! – заорал в ответ Джаред.
- Пиво ставит проигравший, - порешил Дженсен и газанул, улетая под горку.
- Фальстарт! – громко возмутился Джаред.
Они с Крисом сорвались с места одновременно, и в какой-то момент Джареду показалось, что у него получится вырваться вперед. Почти получилось. Но коварная Сэнди, набрав приличную скорость, у самого ручья вдруг застопорилась и крутанулась резко влево, скидывая Джареда в воду.
- Вот засада, - отряхиваясь всем телом и вытирая ладонью лицо, - простонал он, выбираясь на берег.
Каким-то чудом он себе ничего не сломал. Даже не ушиб.
Перемахнувшие через узкий ручей Крис и Дженсен ждали его на другой стороне.
Дженсен только раз взглянул на Джареда и тут же отвернулся к Крису:
- Только мне кажется, что он делает это специально?
- Что? – не понял Джаред.
- Приятель, на конкурсе мокрых маек ты взял бы первый приз! – со смехом заявил Крис.
- У тебя соски торчат и через ткань просвечивают, - ровным тоном добавил Дженсен.
- Правда? – удивился Джаред, стянул футболку через голову, отжал ее и одел обратно.
Выражение лица Дженсена стало бесценным.
- Я же говорю – специально, - все так же ровно заметил он.
- Ты кого соблазнить пытаешься, Падалеки? – фыркнул Крис. – Ладно еще, если б ты тусовался с трепетными девицами или манерными геями, но я же натурален, как собственные бицепсы, а Эклз по сути вообще не человек.
- Как - не человек? – у Джареда вытянулось лицо.
- Я могу менять форму, - словно закрываясь, сдержано проинформировал Дженсен. – На любую.
- Он – чистый разум! – гордо просветил Крис. - Вечный, беспристрастный и устрашающий. Либидо и прочие слабости не имеют к Дженсену никакого отношения. Так что подбери челюсть и прекрати томно хлопать ресницами - никто не оценит. Давайте лучше еще по кругу, а? Или погоняем вдоль ручья?
Крис с его удивительной бестактностью будто и не замечал того, как изменилась обстановка. Пропали азарт и кураж, без следа рассеялась непринужденная атмосфера.
- Я – пас, - сказал Дженсен, слезая с мотоцикла. – Алек доберется сам, а мне надо бы границы проверить.
- Дженсен, ну нет! Ты со мной так не поступишь! Черт! Только не сейчас! – выпалил Крис. – Ох, ёёёёё!
Джаред смотрел во все глаза и не мог наглядеться.
Дженсен менялся на глазах, как мультяшные персонажи в компьютерной графике. Если б не увидел сам, Джаред в жизни бы не поверил, что такое возможно. Вытягивалось, превращаясь в драконью морду, красивое лицо, увеличивалась масса всего тела, стремительно рос шипастых хвост. А потом вверх взметнулись крылья, и у Джареда от восторга едва не вырвался восторженный возглас.
Драконом Дженсен был не менее прекрасен, чем человеком, несмотря на всю чужеродность образа.
- Мммм, - утробно простонал Крис, изо всех сил вцепляясь в руль. – Эклз, сука, ну зачем же так сразу-то?!
Он неестественно побледнел, кожа приобрела нездоровый серый оттенок, лоб покрылся испариной, и выглядел Крис так, будто вот-вот хлопнется в обморок.
Джаред огляделся и заметил, что вокруг все буквально звенит от напряжения, даже примятая трава встала по стойке смирно. Примолкли сверчки, свернулись в бутоны мелкие цветочки, растущие на берегу, заглушили моторы и приросли к земле мотоциклы. Его единственного не затронула происходящая с хранителем трансформация.
- Дженсен, ты просто офигенный! – с чувством произнес Джаред и совсем тихо, себе под нос добавил: – С тебя бы картины писать. И не только обнаженку, хотя ее – обязательно.
Дракон смущенно повел длинной изогнутой шеей, вспыхнул ярким изумрудом, расправил крылья и прямо с места поднялся в воздух. Веса в нем было, наверное, не меньше тонны, но полетел он легко и изящно. Джаред так и пялился ему вслед, очарованный, пока сзади не отжил Крис.
- Охххх, ну и ну! Ты как на ногах-то держится?! Когда Дженсен включает эту фишку и начинает меняться, накрывает всех. Даже Джулиана Ричингса.
- Кто такой Джулиан Ричингс? – тут же насторожился Джаред. – У него с Дженсеном особые отношения?
- Шутишь, что ли? – к Крису медленно возвращался привычный цвет лица.
Он легонько шлепнул по сиденью мотоцикл Дженсена, и тот неторопливо покатил в сторону ранчо.
- А что еще я могу подумать? – ревниво процедил Джаред.
- Ричингс – старейший житель поселка, ему лет двести, наверное, - пояснил Крис. – Самый хитрожопый и прошаренный тип в нашей Долине. Вечно ходит всюду со своим блокнотиком и записывает в нем формулировки. А самое обидное, что ему, гаду такому, удается добиться задуманного с минимальным побочным эффектом! Я вообще не помню, чтобы Ричингс хоть раз сел в лужу. Он даже как-то сумел загадать и себе превращение в дракона. Раз в год, правда, зато без потерь для здоровья и долголетия. Вот, как?!
Обида Криса Джареду была вполне понятна, он и сам до сих пор не определился с желанием. Да и представить второго дракона рядом с Дженсеном…
- Раз в год, говоришь?
- Ну да. Я его как-то видел, скользкий такой черный дракончик, похожий на добермана величиной с лошадь, выглядит на редкость неприятно и устрашающе.
- Ничего общего с Дженсеном, да? – резюмировал Джаред.
- Конечно! Эклз вообще единственный и неповторимый! И абсолютно адекватный. Не понимаю только, что на него сегодня нашло… Он обычно до полуночи со мной гоняет.
Джаред хотел было вслух предположить, что именно нашло на Дженсена, но решил, что Крису о таком знать не нужно. У него на эту версию были собственные планы.
Он возвращался пешком, отправив Сэнди догонять Алека. Дорога плавно ложилась под ноги, над пиками гор догорал закат, тихо и мягко шелестела от ветра трава.
Джаред вспоминал мимику Дженсена, его улыбку, блеск глаз и острый юмор и не мог понять, почему Крис не видит очевидного. Несмотря на способность к трансформации и неоспоримое могущество, Дженсен вовсе не потерял человечности. Возможно, спрятал ее за ненадобностью, закрылся маской бесстрастного хранителя, задурил всем головы, но где-то в глубине души остался собой. Живым и способным на чувства. Иначе не отреагировал бы на его незамысловатый невербальный флирт и не обиделся так явно на глупые намеки Криса.
Почему-то мелькнула провокационная мысль, может ли Дженсен заниматься сексом в драконьем облике, а если да, то как, но Джаред тут же отмел ее, как преждевременную.
Они были знакомы всего день, а он уже чувствовал себя глупым безнадежно влюбленным мальчишкой. Какой там дракон, ему бы человека заинтересовать!

К трактиру Джима Джаред вернулся уже в сумерках. Прошел через привычно пустой обеденный зал, поднялся к себе в комнату, выглянул в окно. Грабли все так же валялись у стога сена. На месте пододеяльника с клевером висели две желтые наволочки с ромашками, коровы нигде видно не было.
Джаред сменил футболку, собрался было переодеть джинсы, но тут в дверь постучали.
В коридоре переминался с ноги на ногу белобрысый мальчишка.
- Привет, - застенчиво сказал он, уставившись куда-то в стену. – Ты мне не поможешь? Кажется, в моей комнате кто-то есть. Мне страшно.
- Оу! – опыт общения с детьми у Джареда был небольшой и не сказать, что очень успешный, но, по его мнению, оставить ребенка наедине со своими страхами не смог бы и самый черствый злодей. – Ну, пойдем, посмотрим…
- Пойдем! – обрадовался мальчишка. – Я – Сид. А тебя я уже знаю, ты – Джаред, тебя мама с папой приютили.
От пренебрежительного «приютили» Джареду стало как-то не по себе. А уж когда Сид завернул к соседней комнате, и вовсе возникло ощущение масштабного развода.
- И чего страшного? – спросил Джаред, оглядывая безликую спальню.
- Вон, - прошептал Сид, указывая на кулек на кровати.
Джаред приблизился и удивленно вскинул брови. Вцепившись в подушку, в одеяло кутался перепуганный…Сид. Джаред огляделся. Второго Сида нигде видно не было.
- Дяденька, - жалобно сказал Сид, - там кто-то под моей кроватью прячется. Я боюсь.
Ощущение развода усилилось. Джаред присел и ничуть не удивился, обнаружив под кроватью третьего близнеца.
- Что, кто-то занял твою постель? – весело спросил он у него.
Сид энергично закивал.
- И на такой дебильный розыгрыш еще кто-то ведется? – поинтересовался Джаред, выпрямляясь во весь рост. – А отец-то знает?
Сид-с-кровати угрюмо насупился.
- Или мне позвать Сэм, пусть разберется, чего именно вы боитесь?
- Не надо, - задушено пискнул Сид-из-под-кровати.
- Ссыкло! – бросил тот, который кутался в одеяло.
В дверях замаячила третья макушка:
- Не рассказывайте маме!
- И ты трус! Как вообще с вами что-то планировать?
Второй Сид, похоже, был самым боевым.
- Вы бы хоть с комнатой не палились, - посоветовал Джаред. – Гостевое же крыло! Сразу видно, что вы тут не живете: ни книг, ни игрушек. Планы составлять надо тщательнее, тогда и результат будет другим.
- Это ты такой смелый, - буркнул третий Сид. - Остальным и этих декораций хватает. Одна дура тут визжала, как ошпаренная, а потом в обморок грохнулась. Весело было.
Джаред ухмыльнулся, потрепал пацана по стриженным вихрам и решил все же поболтать с Джимом. Заодно и поужинать, если удастся. В животе голодно бурчало.
Джим гремел посудой в кухне.
- А еда какая-нибудь осталась? – спросил его в спину Джаред. – Или я бы яичницы себе пожарил.
Джим громко зазвенел упавшей тарелкой.
- Фу, напугал. Я тут шифруюсь от Сэм. Она считает, что у меня растет живот, и не разрешает есть после шести. А еще овощами пичкает. Закажи яичницу с беконом, а? Я сам пожарю. На двоих.
- Хочу яичницу с беконом! – послушно сказал Джаред. – Из десяти яиц.
Джим обрадованно закивал и поставил на мгновенно раскалившуюся плиту поистине гигантскую сковородку.
- А как же скатерть-самобранка? – удивился Джаред.
- Да ну ее, - смутился Джим. – Инструкции нет, и обращаться с ней толком я так и не научился. Сэм эта дрянь еще более-менее слушается, мне же вечно выдает что-то диетическое.
- Оу, - посочувствовал Джаред и присел на ближайший стул. – Кстати, я не знал, что у вас трое детей.
- Какое трое?! – махнул рукой Джим. – У нас только Сид. Сущее наказание.
Джаред почувствовал, что у него волосы на затылке шевелятся.
- Как только Сид? – упавшим голосом переспросил он.
- Это я виноват, - покаялся Джим, переворачивая аппетитно шкворчащие ломтики бекона. – Сэм долго болела и с детишками у нас не получалось, вот я и загадал сына. Умного, красивого и сообразительного. Это потом оказалось, что Сэм на тот момент уже беременная была. Сид родился в срок, как и заказывали, и поначалу никто подвоха и не заметил, а лет с трех началось. Он иногда растраивается. И это полный ужас: умный вечно ссорится с красивым, а сообразительный их подначивает и стравливает, считая первого слишком занудным, а второго откровенным дурачком. Катастрофа, а не ребенок. Но Сэм они побаиваются, так что, слава богу, вытворяют такое нечасто.
Джаред выдохнул.
- Понятно.
Джим достал тарелки, вывалил на них аппетитные порции, посыпал сверху свежей зеленью:
- Вилки в ящике поищи. И вообще, чувствуй себя, как дома. Придумал уже, чем потом собираешься заниматься?
Джаред отправил в рот потекший желток и уточнил:
- Когда потом?
- Да брось! Я же вижу, ты - наш. Наверняка останешься. Надо уже подбирать тебе какое-никакое занятие, в Долине никто не бездельничает.
- Джим, я уеду. Загадаю желание и уеду. Точно тебе говорю.
Джим покачал головой:
- У меня глаз наметан, уж поверь. Никуда ты не денешься.
- Ошибаешься.
Джим ухмыльнулся.
- Спорим? Если останешься, будешь должен мне услугу. Забор там покрасить или колодец прочистить. Договорились?
- Я тебе и так помогу, - пообещал Джаред. – А потом уеду. Меня люди ждут.
- А мы что же, не люди? – обиделся Джим.

Проснулся Джаред от коровьего мычания. Посмотрел на висящее над рощей солнце и сладко потянулся. Давненько он так хорошо не спал.
Во дворе Сид с хмурым видом ковырялся в сене. Корова дожевывала наволочку.
Джаред умылся, почистил зубы, кое-как натянул вчерашние джинсы и, забив на завтрак, отправился к Дженсену – налаживать отношения. Ему решительно не понравилось, как они вчера расстались, поэтому шестьсот шестьдесят шесть ступенек показались пустяковым препятствием. Вот только Дженсена снова не оказалось дома.
«Ушел купаться», - гласила записка на знакомой двери.
Джаред чертыхнулся и принялся разглядывать с высоты скалы маленькую бухту. Довольно далеко от берега на волнах качалось нечто неопределяемое. Вроде бы человек, но то ли со спасательным кругом, то ли на круглом плоту. Джаред вглядывался до рези в глазах, пока ему не стали мерещиться щупальца, махнул рукой и отправился вниз. На половине пути увидел нервно расхаживающего по узкой дорожке Криса и решил во что бы то ни стало заполучить его в качестве гида.
Долина простиралась на многие километры, передвигаться по ней на своих двоих было затруднительно, а Крис не расставался с мотоциклом, к тому же в силу прямолинейности мог поделиться интересной информацией.
- Бу! – сказал Джаред, выскочив из-за большого камня у Криса за спиной.
Дурость жителей Долины оказалась заразительной.
- Джей! – подпрыгнул на месте Крис. – Какого черта пугаешь?
- То-то, я погляжу, ты от испуга мое имя позабыл, - подколол Джаред. – Чем это ты тут занимаешься?
- А ты шпионишь?
- Нет, Дженсена ищу. А ты?
- Я… - Крис замялся. – Да у меня, понимаешь, проблема. Хочу в это новолуние желание загадать, но боюсь снова облажаться.
- А чего загадывать собрался?
По выражению лица Криса стало сложно понять, даст он сейчас Джареду в зубы за то, что тот лезет не в свое дело, или поделится наболевшим. Джаред умилительно задрал брови и Крис, немного поколебавшись, предпочел второе.
- Хочу женщину загадать, - признался он и ощетинился.
Джаред постарался воспринять сие откровение беспристрастно, и Крис воспрянул духом:
- Третий месяц мучаюсь. Не в смысле соблюдения целибата, а гадаю, как именно загадать.
- Умную и красивую? – хмыкнул Джаред, вспоминая Сида.
- Ну уж нет! – возмутился Крис. – Умных и красивых в Долине пруд пруди. В кого пальцем не ткни – и умная, и красивая.
Джаред пока ни одной женщины, кроме Сэм, не видел, потому и не стал спорить, хотя поверить в объективность Криса было сложно.
- Мне нужна такая, чтобы я ее полюбил, - мечтательно протянул тот. – Но как это сделать? Вот загадаю, предположим, подходящую или «себе под стать», а потом окажется, что мне подходит низенькая угрюмая байкерша с тяжелым подбородком, скверным характером и хорошо поставленным хуком справа. Или загадаю идеальную, а она меня запилит и заставит меняться в лучшую сторону. Ну и зачем мне тогда идеальная? Я ни в какую сторону меняться не хочу, мне и так хорошо.
- Ага, - поддакнул Джаред. – А что, с местными умницами и красавицами вообще никак не складывается? – поинтересовался он.
- А давай я тебя с одной познакомлю? - предложил Крис. – Все равно за пряниками к завтраку собирался, вот и повод.
- Давай, - согласился Джаред. – Ты где оставил Линдси?
Крис припарковал мотоцикл возле огорода Дженсена, и Джаред воспользовался этим, чтобы утащить себе морковку. Наклонился, согнувшись почти пополам, нырнул в дождь, дернул крайнюю и быстро выскочил обратно.
- Пиф-паф, ой-ей-ей, умирает зайчик мой! – членораздельно проговорил ворон, неодобрительно нахохлившись и кося лиловым глазом.
- Не каркай! – огрызнулся Джаред.
Спина и плечи у него прилично намокли, но спереди футболка осталась сухой.
- Да ты самоубийца, - таращась на него в откровенном изумлении, выдохнул Крис. – Это ж ручная птица Дженсена, она своим клювом в секунды может лицо в кровавое месиво превратить. А тебя почему-то не тронула.
- Наверное, я нравлюсь птицам, - пожал плечами Джаред. - А может, и только не птицам.
- Да уж, - согласился Крис. – Наверное.

Лорен Коэн, у которой, судя по словам Дженсена, местная ребятня иногда воровала имбирные пряники, жила в совершенно чудесном месте. Джаред как увидел игрушечный пряничный резной теремок, словно сошедший с картинок из доброй сказки, так мгновенно и очаровался. И, не обращая внимания на предупреждающий возглас Криса, первым соскользнул с мотоцикла и толкнул дверь калитки.
Шагов он успел сделать ровно три. Потом милые цветочные кусты по обе стороны дорожки зашуршали, выпуская отростки, ввысь взметнулись хищные лианы, и Джаред оказался спеленутым ими по рукам и ногам.
- Ой! – выдавил он и беспомощно оглянулся на Криса.
Тот почему-то не спешил заходить, зато принялся с силой колотить игрушечным дверным молоточком по специальному звонку.
На отчаянный трезвон из домика вышла молодая симпатичная женщина с короткой стрижкой.
- Ага, - потирая руки, сказала она. – Воришки!
- Возникло недоразумение! – запротестовал Крис. – Мы приехали с честными намерениями. Это вообще Джаред, он безобиден, как младенец.
- Младенцы – самые вредные и несносные в мире существа, - парировала женщина. – Орут, рыгают, писаются и отнимают все твое время.
- Лорен, я тебе клянусь, Джаред не такой. Он - хороший!
- Я просто познакомиться, - подтвердил Джаред. – Привет!
- Ходят тут всякие знакомиться, а потом предметы быта пропадают, - фыркнула Лорен и щелкнула пальцами.
Лианы ослабли и втянулись обратно в кусты, зато аккуратная дорожка у Джареда под ногами вспучила и выпустила наружу толстенький имбирный корешок. Тот принялся извиваться, расти, приобретать форму и через несколько секунд превратился в небольшого имбирного человечка, очертаниями похожего на длинноногого лохматого Джареда.
- Вот и отлично, - сказала Лорен и дернула его из земли.
- Лорен, не надо! – завопил Крис. – Пожалеешь!
- Это вы сейчас пожалеете, что явились без приглашения, - злорадно усмехнулась Лорен и хрустнула верхним отростком.
Джаред вскрикнул от мгновенно прострелившей левую руку боли и удивленно повел плечом. Рука повисла плетью, будто тряпочная. Он ее больше вообще не чувствовал.
- Дженсен тебе этого не простит, - угрюмо пробормотал Крис. – Какого черта ты творишь?!
- Дженсену наплевать, - заявила Лорен. – У него свой огород, у меня – свой.
- Кстати по поводу огорода, - примирительно начал Джаред и на пробу постарался дернуть пострадавшей рукой. Та не реагировала. – Вот, это вам, - он вытащил из правого кармана морковку и протянул женщине: – Крис не обманывает, мы хотели познакомиться. Ваши пряники знамениты на всю Долину, и я, конечно, надеялся, что Вы меня угостите, но воровать их точно не собирался.
Лорен, кажется, ни словечка из его речи не услышала, с ужасом таращась на подношение.
- Это то, о чем я думаю? – спросила она Криса. – Дженсен угощает его своими драгоценными клубничными морковинами?
- Дженсен с нами вчера по склону катался! – торжественно сообщил Крис. – Так что исправляй срочно, что натворила. Они с Джаредом уже почти друзья.
- Ох!
Она, кажется, не на шутку перепугалась и стала выглядеть очень юной и растерянной. Джаред хотел было заверить, что не в обиде, но тут Лорен кое-как присоединила обратно к корешку отломанный отросток, и весь его левый бок будто огнем опалило.
- Уй-еееей, - заскулил Джаред, хватаясь за синеющую и распухающую на глазах руку.
У него возникло ощущение, что ее пропустили через мясорубку и вдобавок обварили в кипятке - боль была адской. К тому же теперь рука выглядела не просто скверно, а на редкость отвратительно, да еще и едва слушалась. И пальцы неприятно покалывало, хотя чувствительность к ним так и не вернулась.
- Что это, блин, за нахрен такое? – зло процедил он сквозь зубы.
- Я прошу прощения, - виноватым голосом прощебетала Лорен. – Больше не повторится. Хотите пряников?
- Да сдались мне твои дурацкие пряники! Я спрашиваю, что ты сотворила с моей рукой?
- Она ее оторвала. По-настоящему. Ты что, не понял? – вмешался Крис. – А пряники тащи, Лорен, да побольше, а то я точно тебя сдам!
Женщина торопливо побежала к дому, по пути выдернула из небольшого живописного пенька расписанный под хохлому топорик и со всего маху рубанула по фундаменту. Вниз посыпалось что-то, напоминающее камни. Лорен собрала их в бумажный пакет и примчалась обратно, протягивая Джареду.
- Вот, берите! Я не со зла, правда. Приходите еще.
- Не дождетесь, - разминая руку, процедил Джаред.
- Оставь ее в покое, - посоветовал Крис. – Сейчас доедем до Джима, колодезной водой мигом все залечим. А пряники бери. Бери-бери, не смей отказываться. Домик злопамятный, если обидится – в следующий раз жгучего перца тебе добавит вместо начинки или вообще галлюциногенных грибов.
- Я тоже не всепрощающая мать Тереза, - сердито заявил Джаред, но «трубку мира» все же принял.
На удивление, в пакете оказались настоящие пряники – аппетитные, свежие, румяные. И ровненькие – один к одному.
Лорен любезно и чуть заискивающе ему улыбнулась и стала выглядеть, как вполне милая женщина. И не подумаешь, что такая ведьма.
- Поехали уже, - заулыбался Крис и с умыслом облизнулся.
От пакета вкусно пахло свежей выпечкой и имбирем.
Джаред вышел за калитку, уселся на мотоцикл и вцепился в Криса здоровой рукой. Как никогда раньше ему хотелось верить в чудеса. Боль в руке казалась просто невыносимой.

После пятого или шестого ведра ледяной воды, сперва неспешно вылитого, а потом с размаху выплеснутого на плечо и предплечье, футболка у Джареда промокла окончательно, зато рука полностью вернула функциональность, а кожа стала лишь слегка желтоватой с зелеными разводами, как бывает, когда сходят застарелые синяки.
Джаред счастливо улыбался и то и дело сгибал руку в локте, сжимая и разжимая кулак, чтобы насладиться правильностью ощущений, и не обращал внимания на легкий ветерок, от которого по мокрому телу бежали мурашки.
- Я догадался. Это у тебя амплуа такое – повсюду ходить в прилипшей к телу влажной одежде, - услышал он насмешливый голос Дженсена.
Тот зашел во двор и рассматривал Джареда с лукавыми смешинками в глазах.
- Знаешь, если ты еще не определился с желанием, стоит загадать непросыхающую футболку, и проблема будет решена.
- Привет, Дженсен, - смущенно сказал Крис и громыхнул опустевшим ведром. – Я вас, пожалуй, оставлю. У меня дела, да и ведро надо на место поставить. Гм!
Ретировался он очень быстро, а Джаред, сияя улыбкой, подошел к Дженсену и крепко его обнял, сдавливая в кольце рук. Обниматься двумя руками было очень приятно.
Дженсен сперва закаменел, но через секунду расслабился и похлопал Джареда в ответ ладонью по спине.
- Что случилось? Что такого натворил Крис, что сбежал, едва меня завидев, почему ты снова мокрый и что у тебя с рукой?
- Ничего. Все хорошо, - заверил Джаред. – Давай, я переоденусь, и мы куда-нибудь сходим. Как у вас тут развлекаются?
- Каждый по-своему, - Дженсен выглядел озадачено. – А что ты хочешь?
- Что-нибудь позитивное и жизнеутверждающее. Я бы предложил пообедать вместе и посмотреть кино, но Джим предпочитает футбол, да и мне сидеть в трактире не хочется. Я вашу Долину почти и не видел.
- Кино могу организовать, - улыбнулся Дженсен. – Майкл устроит нам любое, какое захочешь. Полный экстрим с хэппи-эндом. Поедем сейчас или сперва перекусим?
Джаред глянул на подглядывающего из-за угла Сида и мелькающую в окне Сэм и без проблем определился:
- Сейчас.
- Я на мотоцикле, - предупредил Дженсен. – Кстати, тебе тоже советую арендовать какой-нибудь у Криса, он против не будет.
- Точно не будет, - подтвердил Джаред, вспоминая сегодняшний инцидент.
Дженсен покосился с подозрением, но ничего не сказал.
К тому, что в Долине ничто не напоминает типовой поселок, Джаред уже привык. Но такого странного дома, как тот, возле которого притормозил Дженсен, даже и представить себе не мог. Здание постоянно менялось, плавно перетекая от уютной соломенной хижины в кирпичный особняк, готическую башню, королевский дворец, современное шале, и снова возвращаясь к виду хижины, только уже из тростника.
- Майкл у нас иллюзионист, - пояснил Дженсен, заметив недоумение Джареда. – Причем великолепный. Можно сказать, в плане обеспечения безопасности он - моя правая рука. Помогает наводить морок, поддерживать иллюзии на границах, предлагает дополнительные идеи, где и как ставить ловушки для слишком назойливых гостей. Вдобавок разбирается в спецэффектах, взрывчатке и прочих атрибутах ярких зрелищ. Когда-то он работал на крупной киностудии, потом выбрал более узкую специализацию, а сейчас применяет свой опыт на практике. Здесь каждый привносит свой вклад в благоустройство Долины, но Майкл трудится побольше многих.
- И Крис? – из интереса спросил Джаред. – Ах, да, он же сдает мотоциклы напрокат.
- Вообще-то, нет, разве что в виде исключения. Крис исполняет роль почтальона. Ненавидит свое занятие, но все равно исправно раз в неделю катается на космодром за корреспонденцией. Привозит редкие письма и посылки; женщины выписывают модные журналы, я - «Научный вестник». Интернета тут нет, а совсем отрываться от мира не хочется.
Джаред кивнул. Подумал и вспомнил:
- Джим и Сэм держат трактир. А Лорен? Торгует выпечкой и имбирем? Колдует, используя куклы вуду?
- Нет, она – учительница. Но метод кнута и пряника применяет в буквальном смысле. Это она тебя так? – Дженсен кивнул на окончательно восстановившуюся руку.
- Мы уже разобрались, - деликатно увильнул от разговора Джаред. – Идем?
Дженсен кивнул, и они вошли в огромный тронный зал с теряющимся над головой потолком. По залу порхали птички, вились ленточки, играла органная музыка, а на высоком троне, опираясь спиной на один подлокотник и перекинув ноги через другой, развалился здоровый лысый мужик в золоченой короне и мантии на голое тело. Мужик болтал босой ногой, грыз яблоко, а свободной рукой дирижировал летающими перед ним в воздухе разнообразными предметами. Джаред заметил кружку, ложку, блюдце, надкусанный бутерброд, веер салфеток.
- Майкл! – громко позвал Дженсен.
Майкл вздрогнул, развернулся и вернул миру привычный вид. Следом вздрогнул уже Джаред. Пространство схлопнулось. Гостиная оказалась средних размеров, мантия превратилась в красный бархатный халат, трон – в велюровое кресло, а посуда сама по себе расставилась на небольшом, заляпанном подозрительными пятнами столе.
- Привет! – жизнерадостно поздоровался Майкл. – Ты с гостями?
- Ага. Это Джаред, - представил Джареда Дженсен. – А это – Майкл.
- Розенбаум, - скромно добавил Майкл.
- Что-то знакомое, - наморщил лоб Джаред.
Дженсен хмыкнул. Майкл махнул рукой:
- Не трудись вспоминать. Биография Тома Уэллинга.
- Ах, да!
Томас Уэллинг был самым известным из величайших фокусников этого столетия. Признанной звездой. Его знали все от мала до велика, его именем называли цирковые училища и художественные школы, стипендии и наградные знаки. Он погиб во цвете лет в финале самого прославленного шоу, идущего в прямом эфире по центральному каналу. И да, конечно, Джаред читал его автобиографию, как, впрочем, и любой цивилизованный человек. Кажется, она входила в школьную программу. Том в одной из первых глав писал, что Майкл Розенбаум был его другом и наставником, вот только больше никто и никогда ничего о Розенбауме не слышал.
- Майкл с Томом прилетели сюда вместе лет восемь назад, - сказал Дженсен. – И Том заказал всемирную славу. Вот и получил ее. Правда, посмертно. А Майкл просто остался.
- Если б можно было повернуть время вспять или оживить этого придурка, я бы ни перед чем не остановился, - пробормотал Майкл. – Говорил же ему…
- А что, у желаний есть ограничения? – неприятно поразился Джаред.
- Ты как с луны свалился! Не смотрел сказку про Аладдина? Всегда есть ограничения. Людей нельзя возвращать с того света. Отменять желания тоже нельзя. Нельзя пожелать волшебную палочку, золотую рыбку или аналоги предметов, исполняющих желания. Дженсен, - Майкл повернулся к Эклзу, – ты бы просветил этого простодушного юношу, а то он такого поназагадывает, что у нас с кладбища мертвецы поднимутся!
- У Джима есть рекламная брошюра, - пожал плечами Дженсен. – И он обожает всех консультировать. А я просто выполняю свою работу.
- Да ты наслаждаешься тем, как твои камешки выворачивают наизнанку самую светлую мечту!
- …сказал самый упертый скептик Долины.
Они помолчали. Из старомодных часов на стене выскочила кукушка и ритмично прокуковала ровно тринадцать раз. Майкл поморщился и принялся переставлять тарелки.
- Есть яблоки, бутерброды с колбасой и булочка с маком. Хотите?
- Не откажусь, - кивнул Джаред, безошибочно выбирая среди бутербродов самый большой и кидая на колбасу замеченный на столе кусок огурца. – Извини за бестактность, а почему ты остался?
- А почему нет? – в свою очередь спросил Майкл, покручивая огрызок за черенок. – Здесь лучшие условия для саморазвития. Волшебная обстановка, масса перспектив, адекватный народ, да еще и Дженсен, всегда готовый помочь. Я с каждым годом все больше оттачиваю мастерство. Если хочешь, могу навести иллюзию и превратить твой бутерброд в осьминога. Или в ананас. Он даже пахнуть будет соответственно, правда на вкус останется прежним.
- Нет, спасибо, - покачав головой, отказался Джаред. – Я все равно не понимаю. Ты мог бы загадать желание и стать лучшим иллюзионистом мира еще годы назад. Зачем терять время?
- А я его не теряю, - усмехнулся Майкл. – Все же зависит от точки зрения. Мне важно добиться всего самому, своим талантом, а не с помощью какого-то там левого камешка. Я вообще принципиально против стороннего вмешательства такого характера. Нравится мне изобретать что-то новое, продвигаться вперед, контролировать процесс. Ты представить себе не можешь, какое это удовольствие – детально разрабатывать очередную иллюзию!
- Майкл единственный, кто ни разу не воспользовался своим правом на желание, - с гордостью поведал Дженсен.
Джаред даже перестал жевать. Розенбаум, похоже, был каким-то альтернативно развитым человеком, потомком Ланселота или короля Артура, не иначе. Джаред, конечно, уважал его точку зрения, но сам так жить точно бы не смог.
- Мы к тебе, собственно, по делу, - прервал паузу Дженсен. – Джаред кино посмотреть хотел. Обеспечишь качественное зрелище?
- Какое кино? – тут же оживился Майкл.
- Приключенческое, - решил Джаред. – Например, про Индиану Джонса. А у тебя здесь домашний кинотеатр? – он огляделся.
Великий иллюзионист Майкл Розенбаум на самом деле жил очень скромно. Из гостиной просматривалась смежная кухонька со старым гудящим холодильником, паркетный пол был местами вытерт, кресло явно переехало сюда из прошлого века. В целом выглядело все уютным, но запущенным, бедненьким и совершенно не современным. Как в квартире какой-нибудь пенсионерки или престарелого фермера.
- Нет, кинотеатра точно нет, но необходимое оборудование имеется. Вам какую иллюзию навести: большого кинозала с заднего ряда с попкорном и целующимися парочками или кино на открытом воздухе, наподобие того, что смотрят из автомобилей? – деловито уточнил Майкл, потирая руки.
- На открытом воздухе, - определился теперь уже Дженсен. – У тебя диван продавленный, портит весь эффект, когда пружина в нежные места впивается.
- Да это когда было? – оскорбился Майкл.
- Когда мы «Капитана Немо» смотрели. А что, что-то изменилось? Ты поменял диван?
- Эммм… Нет.
- Тогда пошли на задний двор!
Они втроем вышли через неприметную обшарпанную дверь и оказались в не менее запущенном, хотя и явно часто используемом дворике. Сбоку стоял мангал с остатками золы в нем, поверх прорастающих сорняков валялись поленья, в углу высилась металлическая, местами проржавевшая конструкция непонятного назначения, за ней – остов древнего кабриолета, вросшего в траву.
- Нам как раз туда, - проинформировал Дженсен, подхватывая Джареда под локоть и направляя в нужную сторону.
- А может, не надо? – изучая потрескавшийся дерматин сидений, пошел на попятную Джаред.
- Да стоит мне включить фильм, как ты про все на свете забудешь! - возмущенно вмешался Майкл. – Я тебе обеспечу такой эффект полного погружения, какой вашим кинотеатрам и не снился!
- Он прав, - подтвердил Дженсен. – Верь мне, - и мягко подтолкнул Джареда под зад.
Дженсену Джаред верил безоговорочно, вдобавок сильно надеялся остаться с ним в определенной обстановке наедине. Несмотря на то, что день стоял в самом разгаре, здесь, в тени большого дуба, было довольно сумрачно и романтично.
- Ну и… - ерзая на сидении и сдвигаясь так, чтобы прижиматься бедром к ноге Дженсена, хмыкнул Джаред. – Где кино?
- Пять минут, - пообещал Майкл, – Сейчас только аппаратуру настрою.
И исчез, взмахнув полами халата.
- Ты не смотри, что порой он ведет себя, как придурок, - вполголоса посоветовал Дженсен. – Корона там и прочее – это все мишура. Майкл вообще-то один из умнейших людей в Долине, у него ученая степень по химии, просто иногда человек любит своеобразно расслабляться. Не нужно его недооценивать.
Джаред, которому подобное было отлично знакомо, активно закивал. Тут он с Розенбаумом был солидарен, сам частенько шалил, как подросток пубертатного периода.
- Он не сказал, какого Индиану Джонса собирается поставить, - в самое ухо Дженсену прошептал Джаред.
Подумал немного и лизнул языком нежную ушную раковину. Дженсен чуть повернулся. Джаред положил ладонь ему на колено, другой погладил по щеке и мягко, осторожно, поцеловал в губы. Прихватил совсем слегка верхнюю, потом нижнюю. Дженсен дрогнул, подаваясь вперед, Джаред обнял его за плечи, привлекая ближе и тут…
- Бдыдыщ, бдыдыщ!
Темнота накрыла резко и сразу. Где-то рядом шумел водопад, стрекотали цикады. Впереди маячили верхушки Гималаев и вход в пещеру. Пахло озоном, как после проливного дождя.
- Вперед, прямо сейчас на жутком алтаре, багровом от человеческой крови, злодеи приносят в жертву прекрасную девственницу! – паля из пистолетов в воздух прямо у них над головами, громко прокричал переодетый в археолога Майкл Розенбаум.
- Кажется, Индиану Джонса и Храм судьбы, - с легким смешком вполголоса предположил Дженсен.
- Я не понял, это какая-то современная версия? – опешил Джаред.
- Не вполне. Мы будем смотреть фильм через призму майклова восприятия. Вдобавок в его компании, это обязательное условие.
Джареду снова показалось, что его жестко развели. Впрочем, Дженсен и не обещал ему свидания. Только экстрим, и вот его-то хватало с лихвой.
- Я уже иду, красотка Уилли! – загрохотал Майкл, перепрыгивая прямо через них с багажника на капот машины.
Похоже, он не только всерьез собрался слиться с компанией Харрисона Форда, но и успешно проворачивал этот фокус уже не в первый раз.
Джаред глубоко вдохнул. Что ж, зато он наберется новых впечатлений. Кино обещало быть на редкость неординарным.

На развилке Дженсен с Джаредом попрощался.
- У меня действительно дела, - с явным сожалением сообщил он.
- Может, увидимся позже? – с надеждой поинтересовался Джаред.
- Если только совсем поздно.
- Вот и отлично! Пригласишь меня к себе, и полюбуемся вместе закатом. У тебя сверху наверняка прекрасный вид на закат, да?
Дженсен задумался:
- Не знаю. Рассвет над водой красивый, а закат по другую сторону гор. Если только… - он осекся.
- Что? – быстро спросил Джаред.
- Ничего, - Дженсен помотал головой. – У меня в горах построена беседка и есть местечко для пикника, но ты замерзнешь там, да и добираться…
- Верхом на драконе? – с потаенной надеждой выдохнул Джаред.
- А не много ли ты на себя берешь? – Дженсен вздернул бровь. – Уже и оседлать меня собрался.
- Да я и не скрываю, - согласился Джаред и полез целоваться.
Дженсен упираться не стал, и хотя целоваться посреди дороги оказалось не так уж и удобно, свою долю удовольствия Джаред урвал.
- До встречи, - сказал он, улыбаясь проступившему на щеках Дженсена румянцу. – Мы не закончили.
- Твой темперамент мог бы стать орудием массового поражения, - заметил на прощанье Дженсен.
Губы у него слегка припухли, левый глаз стал немножко косить, но держался он по-прежнему стойко. Джаред дал себе зарок во что бы то ни стало поломать эту невозмутимость и добиться-таки от сексапильного хранителя настоящих эмоций. У него самого вовсю стояло, пульс заходился, кровь бурлила, и в трактир он вернулся в состоянии далеко не легкого возбуждения.
- Смотрю, у тебя не только настроение приподнятое, - оглядев Джареда с головы до ног, заметил Джим, и бессовестно ухмыльнулся.
- Мне надо в душ, но я скоро спущусь! – прокричал Джаред уже с лестницы. – Приготовь, пожалуйста, чего-нибудь вкусного, да побольше. Я целую корову готов слопать.
- Эх, молодежь! – хмыкнул Джим и потопал в кухню.
Напряжение Джаред сбросил очень быстро. Стоило прикрыть глаза и вспомнить изгиб губ Дженсена, их неповторимый мятно-кофейный вкус и тепло тела, прижимающегося в кабриолете, как все произошло само собой. Джаред утробно застонал и подумал, что никогда раньше не был таким скорострелом. С другой стороны, давненько никто не цеплял его так сильно, как Эклз.
Насвистывая и в прекрасном расположении духа, он сбежал по ступенькам вниз, плюхнулся за столик в углу и повел носом. Пахло бесподобно. Жизнь казалась прекрасной и ничем не омраченной ровно до того момента, пока на стул напротив не опустился худой жилистый мужчина.
- Я присоединюсь, - ставя Джареда перед фактом, сообщил он и представился: - Джулиан Ричингс.
Непроизвольная улыбка тут же стекла у Джареда с лица.
Темные пряди тяжелых маслянисто блестящих волос Джулиан Ричингс собирал в низкий хвост, сухая пергаментная кожа туго обтягивала длинный череп, подчеркивая крючковатый хищный изгиб носа, а взглядом глубоко посаженных черных глаз можно было бурить скважины. Джаред поймал себя на мысли, что если бы хранителем был этот тип, число желающих загадать желание среди жителей долины сократилось бы в несколько раз. Сид так точно обходил бы пляж стороной.
- Чем могу быть полезен? – из вежливости спросил Джаред.
- Вы? Мне? Абсолютно ничем.
От уничижительного тона захотелось совершить что-то безумное. Например, расколотить о Джулиана Ричингса тарелку или воткнуть вилку ему в глаз.
Подошла Сэм с огромной пиццей на подносе, молча сгрузила ее на стол, поставила рядом заварочный чайник и две чашки и вопросительно посмотрела на Джулиана. Тот кивнул, и Сэм так же молча и с тем же невозмутимым выражением лица удалилась.
Ричингс переложил себе на тарелку кусочек пиццы, и принялся аккуратно есть его с помощью ножа и вилки.
- Саманте особенно удается плавленый сыр, - бесстрастно констатировал он.
Джаред в ответ оскалился и стянул самый большой треугольник руками, тут же запихнув половину в рот. Жевал он нарочито небрежно, громко чавкая и демонстративно постанывая от удовольствия.
Джулиан поморщился, но ничего не сказал, продолжая разрезать свою порцию на микроскопические квадратики. Джаред смачно облизал пальцы и потянулся за следующим куском.
- Как я понимаю, Вы близко сошлись с нашим хранителем, - с вопросительной интонацией произнес Джулиан Ричингс.
- Угу, - промычал с набитым ртом Джаред, продолжая двигать челюстями.
Джулиан налил себе в чашку какой-то зеленой остро пахнущей бурды, и Джаред тут же решил, что когда дожует, попросит у Сэм нормального чая.
- Так как надолго Вы планируете задержаться? До новолуния или несколько дольше?
Джаред проглотил то, что было у него во рту, и неприятно прищурился. Ему не нравился этот человек и еще больше не нравились вопросы, которые тот задавал. Чувствовался в его осторожной вежливости какой-то личный интерес.
Джаред подумал и пошел в контратаку:
- А как долго Вы уже коптите небо? Не задержались на этом свете?
Джулиан замер буквально на долю секунды, вилка скрипнула крайним зубчиком о поверхность тарелки.
- Мне нравится здесь жить, - с ледяным спокойствием ответил он. – Это занимательно. В Долине редко бывает скучно.
- А вам лишь бы не скучать? – Джаред примерился к четвертому куску.
- Скажем так, качество жизни имеет значение.
- Оу! – с явной издевкой протянул Джаред. – Да неужели?!
Джулиан положил приборы на стол, отхлебнул из чашки и отодвинул от себя тарелку с оставшейся на ней хрустящей золотистой корочкой.
- Благодарю за компанию, - все тем же бесстрастным тоном сказал он. – Кстати, я собираюсь прокатиться по делам до космодрома. Возможно, Вы захотите присоединиться? Начальник мне обязан и может предоставить в наше распоряжение канал спутниковой связи хоть на час.
Не дожидаясь ответа, он плавно поднялся, развернулся и пошел к выходу, а Джаред, еще пару секунд переваривающий информацию, едва не опрокинул стул, выскакивая следом, чтобы нагнать Ричингса.
- Вы это серьезно? – взволнованно спросил он уже в самых дверях.
- Разумеется, - Джулиан Ричингс впервые позволил себе показать некоторое удивление: – Что заставляет Вас думать, что я обманываю?
- Ничего, - смутился Джаред. – Но я Вам немного нахамил…
- Это выглядело забавно.
- И мне действительно нужно пообщаться с друзьями.
- Прекрасно Вас понимаю. Желание иногда следует не только хорошо обдумать, но и обсудить. Особенно, если оно касается не только Вас.
Джаред скрипнул зубами. Навязываться или быть обязанным этому человеку совсем не хотелось. Джулиан Ричингс ужасно его раздражал. Но другой возможности связаться с Чадом и Женевьев могло и не представиться.
- Когда Вы едете? – спросил он.
- Прямо сейчас. Или Вам нужно время?
- Нет, не нужно. Я готов, - решился Джаред. – Идемте.
Ездил Ричингс на бронированном катафалке. Джаред едва сдержал смешок, когда осознал этот факт.
- Какая у Вас…экстравагантная машина, - прокомментировал он, пристегивая ремень.
- Это потому что я – гробовщик, - спокойно сообщил Ричингс. – Вас что-то смущает?
Джаред фыркнул и тут же мысленно присвоил своему зловещему попутчику прозвище «Мистер Смерть». Лучшую кандидатуру на роль гробовщика и представить было сложно.
- Часто приходится работать по профессии? – поинтересовался он. – Я был уверен, что в Долине все живут долго и счастливо. Учитывая наличие колодца с живой водой и возможности раз в месяц получать все, что пожелаешь, это было бы логичным.
- У нас действительно очень низкий процент смертности. Но только среди постоянных жителей.
Продолжать Джулиан Ричингс не стал, однако Джареду хватило информации для размышления. Настроение от этого не улучшилось.
- И большое у вас кладбище?
- Приличное.
В салоне стоял почти арктический холод, Джареда немного знобило, предстоящий разговор обещал быть тяжелым, а тут еще всплывали такие откровения. Джаред достал из кармана заныканный пряник и откусил. Парадоксально, но от медово-имбирного привкуса на языке ему немного полегчало.
- А зачем катафалку броня? – спросил он спустя какое-то время, нахально стряхивая крошки прямо на пол. – Что мертвым сделается?
- Видите ли, молодой человек, покойникам броня, возможно, и ни к чему, а я слежу за своей безопасностью. На дорогах часто бывает беспокойно.
Джаред снова замолчал. Разговор с Мистером Смертью не клеился. А тут еще катафалк въехал в полосу сплошного тумана, и Джареду стало окончательно не по себе. Когда вчерашним утром он сидел на мотоцикле за спиной у Криса, туман был густым и молочно-белым, а сегодня с Джулианом Ричингсом напоминал ядовитый темно-серый дым. Шуршали по дороге колеса, в недрах машины что-то поскрипывало и стонало. Джаред хотел было попросить включить музыку, потом представил, какая подборка может оказаться у двухсотлетнего гробовщика, поежился и решил потерпеть в тишине.
Минут через десять катафалк выбрался к космодрому, и Джаред облегченно вздохнул.
- Спасибо Вам большое!
- Пойдемте, я отведу Вас и представлю, - прохладно предложил Ричингс.
Джаред благодарно закивал.

Начальник космодрома - невысокий мужчина с хитрыми бегающими глазами и глубокими залысинами трепетал перед Джулианом Ричингсом так явно, что это казалось почти комичным. А когда Мистер Смерть назвал Джареда своим другом, часть подобострастия переместилась и на него.
- Да нет же, не нужен мне ни чай, ни кофе, - в третий раз повторил Джаред. – Подключайте уже этот чертов передатчик, да побыстрее!
Ричингс покинул кабинет почти сразу, отправившись по своим таинственным делам, а начальник продолжал маячить у Джареда за спиной.
- И поговорить я бы хотел наедине! – веско добавил Джаред, чувствуя, что иначе, чем прямым указанием, от неуместного свидетеля не избавится.
Тот недовольно скривился, но вышел.
На удивление, передатчик на Каре оказался вполне современным. И до Чада удалось дозвониться с первой попытки.
- Джей! Приятель! – не то удивился, не то обрадовался не вполне трезвый Чад.
Связь работала исправно, но с открывшегося ракурса Джаред видел только кусок дивана, взлохмаченную макушку и верхнюю часть лица.
- Виддер опусти, - настойчиво потребовал он. – У меня очень мало времени.
- А мы думали, что ты погиб, - пьяно протянул Чад. – Уже, считай, заочно похоронили. Даже оплакали. Ты где?
- На Каре. Я все же добрался.
- Упс! – изображение сместилось, мелькнул ковер, яркий носок, вскрытая упаковка презерватива, а потом Чад принял вертикальное положение: - Так это же отличные новости, чувак! Я говорил Женевьев, что рано ставить на тебе крест, а она заладила одно и тоже: что шансов особо и не было, и что ты не справишься. Коза! Но я в тебя верил. Когда вернешься, мы выкинем того пацана, что взяли вместо тебя и заживем по-старому. Как там на Каре? Ты добрался до камней?
- Да, Чад, добрался, - медленно протянул Джаред, разглядывая помятую физиономию и хитрые глаза подельника. – Говоришь, мне уже нашли замену? Ну-ну, быстро же вы.
- Джей, от тебя семь недель никаких вестей не было! Что мы могли подумать? Я горевал! – Чад почесал нос и деловито продолжил: – Так что, эта хрень и впрямь выполняет желания?
- Еще как, - заверил Джаред. – Меня сейчас подбросил мужик, которому двести лет и, прикинь, он умеет превращаться в дракона.
- Ух ты! – восхищенно выдохнул Чад. – Ты набери там этих камешков побольше, ладно?
- А вот с этим, Чад, - неохотно признался Джаред, - возникла проблема. Камни нельзя вывозить. Желания работают только здесь.
- Ох, бля! – у Чада приоткрылся рот. – Я догадывался, что должен быть подвох!
- Именно. И он есть. Сплошной огромный подвох. Я вот думаю, что мне загадать: собственный космический корабль класса люкс с чистыми документами, выигрыш в лотерею или что-то менее прозаическое, типа способности к регенерации и полной неуязвимости.
- Загадай умение проходить сквозь стены! – выпалил Чад. – Или невидимость! Прикинь, сколько банков мы сможем ограбить? Или…пожелай личный островок в курортной зоне, мы век бедствовать не будем. Джей, черт, тут покумекать нужно. А почему нельзя вывозить камни? Может, получится как-то обойти запрет?
- Ничего не выйдет, - покачал головой Джаред. – Я узнавал.
- Жен будет очень недовольна, - Чад снова почесал нос, потом потер затылок, и Джаред вдруг понял, что он не на шутку нервничает.
- Выкладывай, что случилось, - потребовал Джаред. – Я же вижу, как ты психуешь.
- Так это…Она же задаток взяла. И мы его спустили. Думали погасить страховкой, если что.
- Какой страховкой? – не понял Джаред.
- Жен тебя застраховала перед полетом. Ну, тем вечером, когда мы все нажрались, отмечая получение крупного заказа. А тут и деньги потрачены, и ты жив, и камней не будет. Заказчик вряд ли обрадуется. Так что желание надо загадать так, чтобы получилось отмазаться. А ты можешь попросить способ превращать металл в золото? Или угадывать результаты скачек? Нам позарез надо как-то рассчитаться с долгами!
Джаред скрипнул зубами.
- Вы же взяли вместо меня какого-то пацана, вот и крутитесь! Аванс-то тратил не я, так что и спрашивать будут не с меня. И вообще, странно как-то слышать претензии, что я не отбросил коньки.
- Эй! Эй, ты чего, обиделся что ли? – переполошился Чад. – Джей, прекращай! Мы в одной лодке. По крайней мере, этим заказом все повязаны. Ты просто обязан что-то придумать!
- Я придумаю, - кивнул Джаред и соврал: - Время сеанса заканчивается, свяжусь с вами позже.
Чад с той стороны, кажется, сверзился с дивана, рванув к монитору и хватаясь за камеру.
- Не смей кидать меня, чувак! Мы на тебя рассчитываем!
- Пока Чад.
Джаред выключил передатчик и потер лоб. Голова пухла от мыслей. Он не обманывался насчет Женевьев и Чада, и все же известие, что люди, с которыми он работал годами, так грязно его использовали, изрядно задело. Когда Чад едва не попал в тюрьму, Джаред заложил почти все, что у него было, чтобы заплатить залог. А сколько раз они выручали Жен, помогая отвязаться от обманутых любовников! Джареда же, как выяснилось, не просто похоронили, а еще и попытались нажиться на его смерти.
Он поднялся из глубокого кресла, будто в прострации вышел из кабинета, повертел головой, пытаясь сообразить в какую сторону идти, и решительно зашагал по коридору налево. И снова налево. Оказался в тупике, толкнул пару неприметных дверей, нашел незапертую и сбежал по служебной лестнице. Этажом выше послышался топот ног, какой-то шум, грохот мебели. Джаред спустился еще на этаж и выбрался на улицу, в тень навеса за мусорными бачками. Ветер гонял по серому потрескавшемуся асфальту обрывок рекламного постера, обещающего райские наслаждения. Воняло помойкой.
Джареду страшно захотелось оказаться отсюда подальше. Желательно на берегу с нагретой солнцем гладкой галькой и янтарными искорками волшебных камней, там, где дует легкий бриз и пахнет прохладой и свежестью, где воздух оседает на губах морской солью, а на скале возвышается необыкновенный дом из темного, почти багрового дерева.
Вот только на стоянке, где Джулиан Ричингс оставил свой катафалк, машины не обнаружилось. Джаред сначала было решил, что ошибся, или что тот просто перегнал свой жуткий автомобиль, и лишь через пару секунд до него дошла неприглядная истина - гробовщик специально вывез его из Долины. Заманил в ловушку и избавился от неугодного туриста. Это была катастрофа.
- Вот дебил! – обругал сам себя Джаред, лихорадочно соображая, что ему теперь делать.
Чуть дальше, за представительными седанами и двумя пыльными джипами копошились трое, укладывая в полувоенный грузовик продолговатые ящики. Джаред рассмотрел мысль познакомиться с ними поближе, но отмел ее как непродуктивную. Груз был слишком похож на оружие, а он еще помнил эмоциональные разглагольствования Джима о всяких проходимцах, норовящих попасть в Долину. И о том, что Дженсен с Майклом охраняли границы территории, тоже помнил. Нет, связываться с подозрительными незнакомцами не стоило, оставался еще шанс попасть обратно прежним путем – по дороге, вымощенной желтым булыжником.
Джаред взлохматил волосы и направился к полю космодрома. Интересно, если пойти вдоль ограды, он сможет разглядеть указатель в стремительно надвигающейся темноте? Или хотя бы найти начало тропы? Солнце почти скрылось за линией горизонта, на небе стали проявляться первые звезды. Джарду следовало поторопиться, если он собирался успеть к обещанному Дженсену свиданию.

Девочка сидела на заборе и болтала ногами. Ее было отлично видно в свете фонаря.
- Привет, - сказал Джаред и тут же предупредил: - Осторожнее там, а то упадешь!
- Ты принес тридцать сентаво? – серьезно спросила она.
Джаред отрицательно покачал головой, а потом вспомнил, что у него остался еще один пряник.
- Вот, держи, - он подошел вплотную и протянул его девочке: – Это вкусно.
Она взяла, нахмурилась и принялась с недоуменным видом рассматривать узор из глазури.
- Имбирный, - добавил Джаред. – Ешь!
Высунув язык, девочка лизнула пряник раз, потом другой, просияла и запихнула его в рот почти полностью. Джаред ужаснулся:
- Ты что, никогда пряников не ела?
Она отчаянно замотала головой. Пряди волос казались такими же неопрятными, личико – чумазым, а общая неухоженность вида только усилилась. Но больше всего Джареда добила прореха на грязном джинсовом комбинезоне.
- Послушай, - осторожно начал он, - а ты настоящая?
Девочка закивала и попыталась что-то промычать. С набитым ртом и раздутыми щеками, она казалась похожей на грустного хомячка.
- А где твои родители?
Она пожала плечами. Джаред вздохнул. Ребенка было жаль до слез.
- Может, это и похоже на киднеппинг, но… не хочешь пойти со мной? Я уверен, что смогу найти для тебя дом и, может, даже папу, - почему-то Джареду вспомнились мечты Криса.
А что? Тот искал женщину, которую будет любить, о которой захочется заботиться. Эта кроха точно подходила по всем параметрам. И вряд ли у нее было намерение превратить жизнь Криса в ад. Опять же, желание тратить не придется.
- У тебя будут новые игрушки и обновки. А еще много вкусной еды, - пообещал он. – Хочешь?
Девочка прожевала, проглотила и улыбнулась. Блеснули белоснежные зубы:
- За тридцать сентаво? У меня нет.
- Это бесплатно, - заверил ребенка Джаред. – Так что ты решила?
Она снова улыбнулась. А потом странно напряглась и соскочила с забора прямо ему в объятья.
Ограду тут же прострелило током – Джаред аж зажмурился от яркости вспышки. В здании космодрома мгновенно погас свет, через секунду все фонари вдоль поля тоже вырубились, и они оказались в кромешной тьме.
Точнее там, в здании, кто-то кричал, зажглись фары у пары автомобилей, замелькали вспышки фонариков, но здесь было темно настолько, что хоть глаз выколи.
- Вот попали, - пробормотал он.
Девочка наощупь нашла его руку и крепко сжала. В разрывах облаков мелькнула луна.
- Ты помнишь, куда я в прошлый раз пошел? Кстати, как тебя зовут?
- Кара-ван, - уверенно ответила девочка.
Джаред присел на корточки.
- Нет, так не пойдет. Кара Ван, а дальше? Ван Хельсинг? Ван Дамм? Ван Гог? Ты не можешь быть просто Кара Ван, караван – это цепочка верблюдов. Вот я, например, - Джаред Падалеки.
- Кара-ван, - снова упрямо повторила девочка. – Позывной.
Джаред потряс головой.
- Вас, современных детей, не поймешь. У нас были прозвища, у вас – ники, позывные, скоро еще что-то придумаете. Давай ты будешь Кэрри, согласна? Нравится?
Девочка кивнула.
- Смена настроек произведена, - сообщила она и поинтересовалась: - Местонахождение дома и папы?
- Это в Долине, - пояснил Джаред. – Где-то там! – он махнул рукой в сторону гор. – Только я дороги не знаю.
- Просто пойдем, - предложила девочка. – Дорога всегда найдется.
Они бодро топали в полной темноте не меньше получаса, когда до Джареда дошла вся абсурдность ситуации. Уже он, здоровый взрослый тридцатилетний мужик, начал спотыкаться на ровном месте, а каково же приходилось бедняжке Кэрри, которая ни разу ни пискнула и даже не пожаловалась на усталость? Ей с виду было от силы лет пять-шесть.
- Понести тебя? – притормаживая, спросил он. – Не устали ножки?
- Нет, - Кэрри крепче вцепилась в его руку. – Расскажи, что у меня еще будет? Обновления. Игры. А еще? Никаких вирусов?
- Никаких, - заверил Джаред. – У Джима во дворе колодец с живой водой, он все болезни лечит. А ты что, болеешь? – он ужаснулся: – Или у тебя вши?
- Вши – это кровососущие паразиты, которые относятся к отряду пухоедовых и проживают на коже животного или человека, - отрапортовала Кэрри и, помедлив, добавила: - В пределах видимости не обнаружены.
- Ну и хорошо! – обрадовался Джаред.
Его смущала отрывистая, специфическая речь девочки, но среди беспризорников часто встречались и совершенно неприспособленные социально, и вовсе безграмотные дети, так что Джаред был уверен, что все исправимо.
В этот момент луна снова показалась из-за туч, освещая дорогу, и Джаред с удивлением и нарастающей паникой отметил, что они с Кэрри, оказывается, топают по ущелью. Очень и очень узкому, всего метра два-три шириной, и вдобавок неприятно бесконечному на вид. Над их головами едва не смыкались скалы, впереди клубился туман.
- Не бойся, малышка, - сжимая ладошку Кэрри в своей, успокоил не то ее, не то себя Джаред. – Я верю, что все будет хорошо. Хочешь ко мне на спину? Поедешь верхом, почти как на лошадке.
Она кивнула. Джаред присел, развернулся спиной, подсадил почти ничего не весящую девочку и подхватил ее под колени.
- Так лучше?
- Да, - она обвила ручонками его шею. – Определяю расстояние до цели. Не определено.
- Какой цели?
- Выхода на открытое пространство.
- Так ты его видишь? Ну и зрение у тебя! Зоркий глаз! – Джаред заметно приободрился и зашагал веселее. И все равно вышел к Долине еще совсем не скоро.
В небе сиял узкий серп месяца. Мерцали рассыпанными по черному бархату брильянтами звезды. Долина казалась тихой, уютной и почти родной.
- Счастье-то какое! - выдохнул Джаред, присаживаясь на выступ скалы и пересаживая Кэрри на колени.
- Дом? Папа? – требовательно спросила она.
- Сейчас передохну, потом пойдем к Джиму. Все остальное – завтра.
Она серьезно кивнула. Джаред обернулся, чтобы посмотреть, из какой расселины они выбрались, но ничего, похожего на проход, не нашел. Скала казалась сплошной, монументально-монолитной. Впрочем, видимость оставляла желать лучшего. А еще что-то странное творилось со временем. Джаред покинул космодром, когда начинало темнеть, и добирались они с Кэрри, по его ощущениям, не больше пары часов, но, судя по тому, что он видел в небе, уже близилось утро.
- Я понимаю, что мы оба устали, но давай-ка поторопимся, детка. В трактире можно будет и поесть, и поспать, и вообще привести себя в порядок, - предложил Джаред, поднимаясь на ноги. – Сама дойдешь? Вон до того большого дома на перекрестке.
- Где сходятся семь путей? Дойду.
Джаред пригляделся и фыркнул. И как это он раньше не обратил внимания, что заведение Джима стоит на перекрестке семи дорог?

До трактира они дошли, когда стало светать. У Кэрри заплетались ноги, да и Джаред чувствовал себя, как выжитый лимон. Даже пошатывался от усталости.
Джим, собирающийся кормить кур, при виде их вытаращил глаза и отставил в сторону тазик:
- Джаред? – удивился он. – Но разве ты не уехал? Джулиан Ричингс сказал…
- Этот мудак бросил меня на космодроме! – перебил Джима Джаред и поспешил к колодцу.
Набрал полведра воды, от души напился и предложил Кэрри. Та подошла и по его примеру принялась жадно зачерпывать воду сложенными ковшиком ладошками.
Джим смотрел на них, как на привидения.
- Джулиан сказал, что ты захотел уехать. Дженсен очень расстроился. Он никак не мог поверить, что ты – предатель и работаешь на пиратов.
Джаред аж поперхнулся.
- Я – что? О, господи! Да мне всего-навсего нужна была спутниковая связь, чтобы дать знать друзьям, что я жив и здоров. Они меня уже похоронили!
Воспоминание о разговоре с Чадом неприятно царапнуло.
- И ты попросил Джулиана отвезти тебя к начальнику космодрома для важного разговора, верно?
- Как-то так. Хотя это он предложил.
- Вот же хитрожопый сукин сын! – одновременно восхищенно и осуждающе покачал головой Джим. – И ни словом же не соврал! Наверное, и тебе не обещал, что дождется и вернет обратно.
- Верно, - нахмурился Джаред.
- Мы до сих пор не можем определить, по каким критериям Долина впускает гостей и позволяет людям остаться здесь, так этот ублюдок на всякий случай подстраховался. А для нас все обставил так, что мы подумали… - Джим махнул рукой. – Неважно! А кто эта очаровательная леди?
Кэрри поднялась, оправила комбинезончик и посмотрела на Джима исподлобья.
- Джаред хороший!
- Никто и не спорит, - согласился Джим. - То, что ты сумел вернуться… Кстати, как?
- Пешком, - признался Джаред. – Ноги отваливаются. Нам бы поесть и поспать.
- Все будет. Ты нас представишь?
- Да, конечно. Кэрри, это дядя Джим. Надеюсь, вы подружитесь. Сегодня мы гостим у него. Джим, эта очаровательная барышня теперь будет жить с нами. Ей срочно нужно принять ванную и найти какую-то одежду. Как думаешь, Сэм сможет что-то подобрать? Где тут у вас в принципе берут детскую одежду?
- У нас есть Мисси, а у нее – волшебная чудо-прялка. Понятия не имею - как, но сшить может что угодно. Рад познакомиться с тобой, Кэрри. Ты откуда взялась?
- С космодрома, - ответил за нее Джаред. – Кэрри немного странная. Утверждала, что ее зовут Кара Ван.
- Настройки изменены, - возразила Кэрри. – Возврат к прежним настройкам невозможен.
У Джима медленно отвисла челюсть.
- Джаред, - почему-то шепотом спросил он, – ты что, вообще не догадываешься, кого с собой привел?
- Маленькую голодную девочку, - огрызнулся Джаред.
- Мне шесть лет, восемь месяцев и четыре дня, - сообщила Кэрри, с интересом разглядывая топчущихся вокруг Джима кур. – Обновленная версия.
Джаред не успел даже глазом моргнуть, как она тенью метнулась вперед, схватила ближайшую несушку за шею и вздернула в воздух. Курица истерично закудахтала, забилась и замолотила крыльями. Джим глухо хрюкнул в бороду раз, потом другой, а после откровенно расхохотался.
- Дженсен будет в восторге! Я даже не представляю, как тебе это удалось.
- Что? Позволить обвести себя вокруг пальца какому-то древнему гробовщику? – вспылил усталый, голодный и злой Джаред.
- Нет же! Джаред, ты уникально везучий болван! Или просто уникальный. Умудриться вернуться после того, как тебя выставил вон Джулиан Ричингс, при этом еще и не просто хакнув, а физически умыкнув с космодрома искусственный разум главной операционной системы – это тянет на подвиг!
- Что-что? – снова повторился Джаред.
Голова у него после всех потрясений и бессонной ночи соображала неважно. Он вспомнил сбой электричества и панику на космодроме и повернулся к Кэрри:
- Я же спрашивал тебя, ты – настоящая?
Девочка выпустила курицу, которая в панике побежала прочь, и несчастно потупилась.
- Я – настоящая. Только не рождена человеком, - она шмыгнула носом: - Теперь не будет дома? Не будет папы? Мне придется вернуться?
Джаред почувствовал себя настоящим засранцем.
- Нет! Нет, конечно, детка! Но… - он поднял голову: - Джим, я понятия не имею, что делать.
- Что делать - что делать? – ворчливо передразнил его Джим. – Помыть и накормить ребенка, раздобыть ей платье. То, что и собирался. Или для тебя принципиально ее происхождение?
- Нет, но…
- Вот и помолчи! – Джим протянул девочке руку: – Пойдем, я покажу тебе комнату. О каком папе ты болтаешь? Джаред решил тебя усыновить?
- Я Крису хотел предложить, - Джаред поплелся следом.
- Отличная идея, ему будет полезно, - воодушевился Джим. – А если откажется, Кэрри можем взять и мы, Сэм согласится. Она давно мечтала о дочке. Ох, хотел бы я видеть лицо Дженсена, когда он узнает последние новости!
Джаред встрепенулся:
- Ты говоришь, он переживал?
- Не то слово. Я и представить себе не мог, что нашего хранителя что-то может настолько вывести из себя. Он раньше никогда так остро не реагировал. Думаю, найди Дженсен способ выбраться за периметр Долины, спалил бы к чертям весь космодром.
- Наверное, мне нужно к нему.
- Вот только не прямо сейчас, - возразил Джим. – Сперва поспи и приведи себя в порядок. А потом уже ступай виниться и каяться, глядишь, и Дженсен к тому времени поостынет. Он у нас порой бывает… вспыльчивым. В прямом смысле. Особенно когда превращается в дракона.
- Представляю, - вздохнул Джаред. – Но, поверь, у меня и в мыслях не было…
- Джаред! – из хозяйского крыла выглянула простоволосая Сэм в ночной рубашке. – А что ты здесь делаешь? Ты разве не сбежал к своей банде головорезов?
- Вот и объясняйся теперь с каждым, - хмыкнул в бороду Джим.
- А у вас есть тридцать сентаво? – вмешалась Кэрри.

Джаред продрых до четырех вечера, то вздрагивая, то порываясь куда-то бежать во сне. Скинул одеяло, сбил белье и проснулся в холодном поту. Ему снилось, что желтая дорога обрывалась над пропастью, что ущелье вдруг заваливало камнями, что в последний момент, когда они уже почти вернулись, появлялся Джулиан Ричингс и за шкирку, словно котят, выбрасывал их с Кэрри обратно на космодром.
Душ Джаред принимал долго и тщательно, потом так же основательно побрился. Выбрал самые чистые джинсы и единственную рубашку на пуговицах, радуясь немнущейся ткани, причесал волосы, протер кроссовки. До щеголеватого денди типа Чада ему было, конечно, далеко, но выглядеть он стал не в пример лучше и приличней обычного.
Кэрри, которую Джим поселил в комнате, где Сид устраивал представление в трех лицах, в трактире не оказалось.
- Они уже поели и убежали на луг, - протирая столы, пояснила Сэм. – Впервые вижу, чтобы кто-то так серьезно влиял на моего оболтуса. Девчонка трижды выиграла у него в эрудит, дважды в нарды и раз пять в морской бой.
- Так ему и надо! Больше не будет обзываться малявкой и недооценивать соперников, - добавил из-за стойки Джим. – Твоя протеже у него теперь в авторитете. Сид даже согласился провести для нее экскурсию по своим любимым местам. Прощай новое платье, после посещения коровника оно будет ни на что не годным!
Джаред рассмеялся.
- Рад за нее. Крис не появлялся?
- Нет еще. Но к вечеру точно заскочит. Мы по четвергам смотрим гонки на скутерах.
- И глушите пиво, - осуждающе добавила Сэм.
Джаред обменялся с Джимом понимающими взглядами и взял информацию себе на заметку. Гонки и пиво – отличное развлечение при отсутствии прочих.
- Ну… Вы присмотрите тут за Кэрри, пока я к Дженсену хожу, - ухватив из корзинки на столе свежий пирожок, попросил он.
Сэм попыталась шлепнуть его по руке, но он успел увернуться. Джим снова захрюкал в бороду.
- Что? – наивно удивился Джаред. – Похудею я с вами от таких волнений и жесткой диеты.
На этот раз уйти от укоризненного тычка маленьким острым кулаком под ребра ему не удалось.
- Поосторожней там, - напутствовала его Сэм. – Дженсен, когда не в духе, бывает страшен.
- Для меня он всегда прекрасен! – оптимистично заявил Джаред. – Иного не наблюдал.
Что такое шестьсот шестьдесят шесть ступенек для окрыленного влюбленного? Сущая ерунда. Но для того, кто в очередной раз жестоко обманулся в надеждах, это суровое испытание.
Записка на двери гласила: «Никого нет дома. И нечего сюда ходить!»
Джаред аж опешил от такой формулировки. Повертелся на крылечке, попытался заглянуть в окно и сдался, понурив голову.
- Почему ты грустный? – спросила за спиной Кэрри.
Джаред аж подпрыгнул.
- А? Кэрри! Как ты здесь оказалась?
- Ты обещал папу. Он живет здесь?
- Нет! Совершенно точно не здесь, - представить Дженсена в роли отца оказалось почему-то невозможно. – Твой потенциальный папа обитает на ранчо и гоняет на байках. А здесь… Здесь один человек живет, с которым мне очень нужно поговорить. Но его нет дома.
- Будем ждать? Или спускаться?
- Спускаться, конечно! Дожидаться бессмысленно, неизвестно, когда он вернется. Он вообще очень непредсказуемый.
Кэрри кивнула и лихо поскакала по крутым ступеням вниз. Джаред запереживал было, что она может споткнуться и пострадать, но потом сообразил, что имеет дело не с обыкновенным ребенком и быстро успокоился. Он и полпути не прошел, а ее темная макушка уже мелькала у зелени огорода. С другой стороны просматривалась полоса пляжа, но она выглядела мрачной и негостеприимной. Море волновалось, заливая берег высокими буйными волнами, в толще которых мелькали золотистые искорки, над водой клубились тучи. Где-то в горах гремел гром. Джаред подумал, что времени остается все меньше, а он так и не придумал желание, но тут же отмахнулся - сейчас у него были заботы поважнее.
Кэрри нашлась на границе огорода. Джареду показалось, что она разговаривала о чем-то с вороном, но при его появлении оба замолчали.
- Так, - строго сказал Джаред, подходя ближе. - И чем же вы тут занимаетесь?
Девочка пожала плечами.
- Эксперримент, - каркнул ворон. – Подпррогррамма.
Джаред посмотрел на Кэрри еще строже. Та смутилась.
- Да ничего особенного. Птица, покажи!
Ворон приподнял левое крыло, и дождик почти прекратился, превращаясь в легкую изморось. Правое крыло вызвало ливень – потоки воды захлестали так плотно, что почти скрыли огород. А потом ворон взмахнул обоими крыльями одновременно, и сверкнула молния.
- Ух ты! – восхитился Джаред. – Не знал, что такое возможно.
- Программка на три минуты, - снисходительно пояснила Кэрри и напомнила: – Ты обещал обновления. И папу.
Джаред кивнул:
- Обещал. Помню. Все будет, - он отвлекся на темную тень, пикирующую к скалам со стороны моря. – Эммм… Детка, ты можешь сама добраться до трактира? Сэм с Джимом найдут тебе занятие. Там Джиму вроде надо помочь со скатертью-самобранкой разобраться, можете даже составить расширенное меню.
Кэрри обрадованно заулыбалась:
- Правда?
- Да. А у меня дела. Буду позже.
Кэрри убежала, и Джаред тоже заторопился – встречать Дженсена. В том, что это был он, не оставалось никаких сомнений. Не Джулиан же Ричингс так элегантно и грациозно парил над волнами.
По мере приближения к берегу, воздух сгущался, становился плотней, начинал звенеть от напряжения. Тянулся вверх и потрескивал, словно наэлектризованный, камыш, гудели скалы. Джаред свернул на крутом повороте и почти натолкнулся на Дженсена, пребывающего уже в человеческом обличии и крайне мрачном расположении духа.
- Джаред, - замер на месте тот. – Ты вернулся?
- Этот подлый гад, который зовется гробовщиком, хотя по нему самому давно могила плачет, развел меня как наивного лоха, - накляузничал Джаред, бесстрашно подходя вплотную. – Наобещал спутниковую связь, вывез за кольцо гор и бросил на космодроме. Я всю ночь обратно добирался!
Дженсен ошарашенно моргал.
- Да-да, я знаю, что сам дурак, но, блин, ты не представляешь, как я струхнул. Боялся, что не смогу снова попасть в Долину. До сих пор, кстати, не знаю, как у меня получилось.
- Но у тебя получилось, - медленно проговорил Дженсен и констатировал очевидное: - Ты вернулся. Ко мне.
- Конечно, к тебе! – подтвердил Джаред и поправил Дженсену воротник. – Кто-то же рассчитывал на свидание.
В глазах Дженсена полыхнул жидкий огонь. Он ничего не сказал, лишь выдохнул с чувством, ухватил Джареда за плечо и впечатал спиной в ближайшую скалу. В глубине его зрачков сверкали самые настоящие искры, кожа казалась почти горячей. А еще он, кажется, не контролировал трансформацию. Во всяком случае, если обычно Дженсен был на пару дюймов ниже и лишь самую малость шире в плечах, то сейчас почему-то возвышался на полголовы, нависая на Джаредом и подавляя его своей массой.
Лицо едва заметно изменилось, острее стали казаться черты, в них проглядывало что-то нечеловеческое, язычески-прекрасное, яркие губы разомкнулись, мелькнул влажный язык.
Джаред и опомниться не успел, а уже был зажат, распластан и полностью дезориентирован.
- Мой! – пророкотал Дженсен, опаляя его кожу дыханием, и рванул полы рубашки.
Посыпались пуговицы. Джаред трудно вдохнул и почувствовал, как лихорадочно колотится сердце. Такой яростно-темпераментный Дженсен обеспечивал ему стояк на раз, но, кажется, это больше не было проблемой.
Дженсен рванул ремень его джинсов, одним движением сдернул их на бедра и удовлетворенно заурчал, обхватив ладонью пульсирующий от притока крови член. Джаред умоляюще застонал и толкнулся вперед. Дженсен дьявольски усмехнулся.
В следующий миг Джаред получил самый запоминающийся и страстный поцелуй из всех, что когда-либо случались в его жизни. Дженсен не ограничивался малым – язык и небо Джареда словно опалили, поцелуй сочетал остроту желания и кофейную сладость, яростный напор и бесконечную нежность. Он выбил из головы все мысли, заставляя растворяться в процессе и превращая все тело Джареда в желе. Колени подкосились, по телу разлилась истома. Джаред не считал себя законченным романтиком и довольно прагматично относился к сексу и сопутствующей ему ерунде, но то, что происходило сейчас, полностью перевернуло все его представления о глубине наслаждения. Он даже под кайфом никогда ничего подобного не испытывал.
Дженсен снова глухо рыкнул и переместил ладони ему на задницу, втискивая в себя и давая почувствовать масштабы собственного возбуждения. И эти масштабы более чем впечатляли. Джаред держался на ногах только благодаря тому, что был зажат между скалой и горячим телом хранителя. Голова шла кругом, тело мелко дрожало, Джаред цеплялся за Дженсена, как утопающий, мало соображая, что творит, отдавая всю инициативу на откуп своему фантастическому любовнику, по-прежнему балансирующему на грани трансформации. От зашкаливающего удовольствия и желания кончить он готов был заскулить и упасть на колени, но на колени внезапно опустился Дженсен. Стек вниз по его телу, глянул исподлобья своими колдовскими глазами, пошло облизнулся и жадно вобрал в рот изнывающий от напряжения ствол, принимая сразу до самого горла.
Джаред вскрикнул и откинул голову назад, больно ударяясь затылком о скалу. Эта боль на миг ослепила, позволила оттянуть финал. Дженсен сосал ритмично и жестко, умудряясь насадиться на член до самой мошонки, втягивая щеки и не отвлекаясь на сторонние ласки. Разве только мял руками джаредовы покрытые мурашками ягодицы, то разводя их в стороны, то оглаживая горячими ладонями. Джаред стонал, подавался бедрами, вцеплялся пальцами в волосы Дженсена и кусал губы, переживая невероятные по глубине ощущения. Над водой клубились тучи, пространство пульсировало в сердечном ритме, а морской ветер закручивал вокруг них небольшое цунами.
- Джен-сен, - со сладкой мукой выдохнул Джаред и отпустил себя в оргазм.
В следующий миг Дженсен уже оказался на ногах, снова поддерживая, не давая упасть, целуя в губы и щедро делясь ядерной смесью вкусов: острой терпкостью спермы и ноткой того мятно-кофейного привкуса, что Джаред заметил еще в первый раз.
Зрачки у него по-прежнему были расширены, дыхание сбито, и Джаред ловко скользнул рукой в его штаны, собираясь вернуть услугу. Видит бог, как же он мечтал Дженсену отсосать! Но тот был на пределе и дернулся уже от первого же прикосновения ладони к крупному гладкому истекающему смазкой члену. Зарычал сквозь зубы, прикрыл глаза, содрогаясь, и шумно выдохнул ноздрями, одновременно стискивая правую руку в кулак и волшебным образом сметая огибающий их воздушный вихрь.
- Джеееенсен, - возвращая себе способность внятно говорить, плавно позвал Джаред и облизал испачканные жемчужными потеками пальцы. Сперма тоже казалась сладкой, как кофейный десертный крем.
Тот медленно приходил в себя. Закусил губу, благодарно посмотрел на Джареда, погладил по щеке. Черты лица на глазах смягчались, становясь прежними, фигура превращалась в обычную. Атмосфера вокруг тоже приходила в норму – опадала трава, прояснялось небо.
- Это же мне не приснилось? – вполголоса спросил Дженсен. – Ты здесь?
- Да. И я официально заявляю, что ненавижу Джулиана Ричингса.
Дженсен отмахнулся, дернул плечом:
- Он свое получит. Как тебе удалось?
- Как-то так. Не знаю, - Джаред робко улыбнулся, потянулся в ответ погладить Дженсена по плечу и вдруг заметил то, на что не обратил внимания раньше.
Левый рукав у Дженсена был обожжен и частично оборван, а кожа на предплечье покрыта неприятными на вид алыми узорами, напоминающими ожоги.
- У тебя травма?
- Пустяки. Немного повоевал с очередными идиотами. Пытались спалить меня напалмом.
- Но… тебе больно!
- Скоро пройдет.
- Нет, - решительно заявил Джаред. – Мне плевать, регенерация там у тебя или что, но это надо обработать. У тебя есть противоожоговая мазь? Или…да что же это я? Пошли скорее к Джиму, сделаем компресс с живой водой! Мне сразу помогло.
- Джаред, я…
- Ничего не хочу слушать! Я тебя прошу, Дженсен. Пожалуйста.
Тот кивнул и улыбнулся одними глазами:
- Хочешь полететь на драконе?
- Только не тогда, когда у тебя не зажили свежие раны! – категорически воспротивился Джаред. – Тут если быстро, за двадцать минут можно до трактира добежать. И я клянусь, что попрошу у Криса мотоцикл. Только пошли!
Он умоляюще задрал брови, поддернул джинсы и быстро завязал рубашку в узел над пупком.
Дженсен засмеялся:
- Хорошо, пошли. Кстати, ты выглядишь, как пират!
- А ты – как… как… черт, как кинозвезда ты выглядишь, причем всегда. Конкретно сейчас – как героический шериф из вестернов.
- Это тебе к Майклу, - снова засмеялся Дженсен. – Тот оценит фантазию.
- Не хочу Майкла, тебя хочу, - шепнул Джаред Дженсену в ухо.

До Джима они добирались почти час, прерываясь на разные невинные ласки, но рассказать подробно о своем вечерне-ночном приключении Джаред так и не успел.
Счастливый визг Кэрри он услышал уже на подходе к трактиру. Сдвинув ковбойскую шляпу на лоб, во дворе стоял Крис и, ухватив девочку за запястья, с хохотом раскручивал ее вокруг себя на манер центрифуги.
Дженсен как увидел это зрелище, сразу сбился с шага.
- Это что? – сурово спросил он.
- Не что, а кто. Кэрри. Сейчас познакомлю.
- Ты привел с собой искусственный разум главного компьютера? – Дженсен остановился, между бровями залегла тревожная морщинка. – Думаешь, так проще будет открыть границы для своих приятелей? Действуя изнутри?
Джаред тоже остановился и сдержал порыв покрутить пальцем у виска.
- Дженсен, ты – параноик, - мягко сказал он. – Мы уже смогли попасть сюда без посторонней помощи, я и Кэрри. Снаружи, между прочим, и без особых усилий. Если б хотели, привели бы с собой армию. Подумай сам, зачем мне тебя обманывать? Кэрри – не троянский конь, она просто нуждающаяся в помощи девочка, которая, так уж вышло, оказалась частью операционной системы. Поэтому оставь свои подозрения и архаичный тон и притворись, что ты разумный человек.
- Я – не человек, - напомнил Дженсен.
- Спорное утверждение, - не согласился Джаред и поцеловал Дженсена в щеку, одновременно огладив ему поясницу.
Их наконец-то заметили.
- Ой, - сказал Крис, резко прекращая движение и ставя Кэрри на землю. – Привет!
Девочка потрясла головой и тоже увидела Джареда с Дженсеном. Сперва заулыбалась, а потом нахмурилась.
- Значит ты – та самая хитрая егоза, которая постоянно пытается пробить нашу защиту? – не вполне любезно спросил Дженсен, проходя в ворота.
Сэм, развешивающая на веревках белье, выглянула из-за простыни и укоризненно поджала губы.
- Со мной работали не самые компетентные программисты, - серьезно ответила Кэрри. – Средних способностей хакеры. А у вас сильные блоки, шансов не было.
- Но ты все равно заставила нас поволноваться!
- Я больше не буду, - она потупилась и расчертила носком сандалика пыль.
- Дженсен, оставь ребенка в покое! – вмешалась Сэм. - Что ты придираешься?
- Она теперь под моей опекой, гарантирую, что я за ней прослежу, - добавил Крис. - Больше никакого вредительства.
- Клянусь! – честно округлила глаза Кэрри. – Могу подсказать, где вам стоит усилить защиту и как.
Дженсен помолчал немного и чуть заметно улыбнулся. Кажется, его отпустило.
- Ладно, договорились. Крис, с тебя самый лучший мотоцикл для Джареда в неограниченное пользование. Девочку берешь на себя, бережешь, как собственную дочь, заботишься и отвечаешь за нее головой.
- Без вопросов! – кажется, Крис обрадовался, что так легко отделался.
- Сэм, поскольку Крис у нас папаша молодой и зеленый, ничего не знает и не ведает, пусть Джим составит ему краткую инструкцию…
- …я помогу! – вмешалась Кэрри.
- …а ты подбери одежду, обувь, заколки, книги, учебники. Крис запишет ее в школу.
- А не рано? – удивился Джаред. – Ей лет-то всего ничего.
- Поверь, Джаред, оперативной памяти и информации у Кэрри достаточно, чтобы сдать выпускные экзамены, - терпеливо пояснил Дженсен. – И логического мышления тоже. Но ей социализироваться надо, а для этого лучшего места, чем школа, не придумать.
- Лорен охренеет! – фыркнул вдруг Крис. – Какая тонкая коварная месть с твой стороны - подкинуть ей такой подарок. Будет знать, как с тобой связываться.
Дженсен нахмурился:
- С Лорен у тебя тоже проблемы?
- Нет, - честно ответил Джаред. – У меня здесь вообще ни с кем проблем нет. Я разбираюсь, как умею. И вообще, мы тебе руку пришли лечить.
Теперь уже все остальные уставились на Джареда, как на имбецила.
- Тебе разве никто не сказал? – удивился Крис. – Дженсена невозможно вылечить обычными методами, живая вода на него тоже не действует. Он вообще не может использовать желания для себя.
- Зато я регенерирую, - напомнил Дженсен и продемонстрировал руку с едва заметными следами. За время пути ожоги значительно поблекли.
- Ах ты!.. – задохнулся оскорбленный в лучших намерениях Джаред.
- Сэм, с тебя обед. Мы есть хотим. И торт детям организуй. Крис, девочку надо подстричь и научить основным правилам поведения. Джаред…
Джаред подошел к Дженсену со спины, подул в затылок и горячо прошептал в ухо:
- Ну и ладно. Зато ты такой сексуальный, когда командуешь, а у меня здесь комната наверху, и на пляже мы не закончили. Пойдем?
Дженсен дернулся, и кончики ушей у него зарделись.
Крис вытаращил глаза, а Сэм, напротив, деликатно отвела взгляд.

Почти горячая галька приятно согревала живот, солнце припекало спину. Джаред лежал прямо на камнях, поджимал пальцы и щурился, разглядывая линию горизонта. По берегу бродил Крис в цветастых бермудах, то и дело запуская в воду блинчики, за невысокими скалами слышались детские вопли и визги – там играли в салочки представители следующего поколения.
- А почему все пытаются пробраться в Долину через горы? – лениво поинтересовался Джаред. – Что с воды никто не атакует?
- А с моря к нам не попасть, - обернулся к нему Крис. – Долина-то особенная, то ли в другом измерении находится, то ли по фазе времени сдвинута. Но факт остается фактом – береговую линию с той стороны изучили всю в подробностях, нет на ней нашей бухты. И скал этих нет, и дома Дженсена тоже.
- Ого! – Джаред присвистнул.
- Скажу больше, с воздуха Долину тоже не видно. Вертолеты и спутники попадают в полосу тумана – и все. Видимость нулевая, все данные пропадают, беспилотники вообще не возвращаются, их потом Майкл разбирает на запчасти. Так что только через горы, да и то никогда не знаешь, удастся ли найти дорогу.
- Ты поэтому не любишь свою работу? – догадался Джаред.
- Ага. Хочу поговорить с Дженсеном, пусть ищет другого камикадзе. У меня теперь дочь, не собираюсь я больше рисковать. Возить почту на самом-то деле кто угодно сможет. Любой дурак на ослике, если уверен, что вернется, - он снова запустил плоский камень в воду.
Джаред перевернулся на спину и прикрыл глаза ладонью, подставляя солнечным лучам грудь и живот. Давно пора было раздобыть где-нибудь солнечные очки, но он все забывал, как забывал про крем для загара, панаму и плавки. Время безвозвратно утекало. Ему и дней-то здесь осталось пробыть всего ничего, а желание, между тем, так и не придумалось.
Джаред однозначно решил для себя, что обратно к Чаду и Женевьев не вернется. Пусть сами теперь крутятся, раз уж досрочно с ним попрощались. Можно было загадать что-то материальное, например, корабль с верной командой. Примкнуть к пиратам, которые крутились вокруг Кары, собирая богатую дань с доверчивых туристов или заняться официальной деятельностью по лицензии: торговлей, перевозками. А корабль зачаровать на удачу. Или придумать что-то особенное для себя, незаметное внешне, чтобы его не упекли в психушку или не принялись изучать, как мутанта, но существенное. Чтение мыслей, например, но лишь по собственной инициативе, чтобы голова не взорвалась. Самое неприятное, что чем ближе подходил срок, тем меньше у него оставалось идей.
Джаред снова перевернулся и увидел знакомый изгиб ног – со стороны прибоя к пляжу подходил босой, в белоснежных шортах и открытой майке Дженсен. Он тут же вскочил на ноги и стряхнул с бедра пару прилипших мелких камней:
- Дженсен, привет!
Крис показательно поморщился:
- Падалеки, твоим сиянием ослепить можно. Два голубя, блин! Еще за руки возьмитесь!
Дженсен подошел, коротко поцеловал Джареда в губы и сплел их пальцы.
Крис закатил глаза.
- Почему бы тебе не поискать себе более продуктивное занятие, чем тупая детская игра? – ровным тоном спросил Дженсен. – И свой отряд юных скаутов прихвати. Устрой им у Лорен мастер-класс по выпечке пряников. Я слышал, она очень рьяно взялась помогать тебе с обустройством детской.
- Ранчо становится похожим на дом Барби и Кена, - пожаловался Крис. – Везде мелькает что-то розовое, лежат вышитые салфеточки, разная девчачья хрень. Причем, Кэрри все это не нужно, я узнавал. Она вообще будущий сисадмин, сто процентов. А вот Лорен…
- Крис, почему ты еще тут?
Под испытующим взглядом Дженсена Крис попятился и едва не упал, споткнувшись о выпирающий кусок скалы.
- Ладно-ладно, исчезаю!
- Сурово ты с ним, - довольно протянул Джаред.
- Он отнимает у нас время, которого и так немного, - пояснил Дженсен. – А еще я, кажется, готов защищать тебя от всего мира.
Джаред улыбнулся:
- Но я не нуждаюсь в защите.
- Знаю, и это печально. Ты первый за долгие годы увидел во мне человека. Хотелось бы как-то тебя отблагодарить.
Джаред хотел напомнить, что Дженсен только за эту ночь отблагодарил его аж три раза – дважды членом и совсем под утро ртом, но решил благоразумно промолчать.
- Как так вышло? – вместо разговоров о сексе, решился спросить он: – Почему ты стал таким? Когда?
Дженсен вдруг помрачнел лицом, и Джаред резко пожалел, что затронул опасную тему.
А Дженсен крепче стиснул его ладонь и посмотрел на воду.
- Отлив. Мы еще успеваем. Пойдем, покажу тебе, с чего все начиналось.
Джаред резко обернулся:
- Серьезно?
- Только болтай поменьше, ладно?
- Вообще молчу.
Хлипкий челнок, оставленный между скалами, выглядел так, что в нем и кошку-то везти было страшно, не то, что двух здоровых мужчин, но Дженсен смело перелез через низкий бортик и кивнул на скамью напротив. Джаред помешкал, но все же неловко сел. Колени оказались почти вровень с подбородком. Дженсен привычно заработал единственным веслом, держась опасно близко к скалам, и в какой-то момент свернул в крохотный проход.
- Голову пригни.
Потолок нависал так низко, что Джареду пришлось скрючиться в три погибели, вдобавок течение оказалось встречным, и Дженсен удерживал челнок не без труда, мелькая веслом все быстрей. Когда они выбрались в большую круглую пещеру, Джаред с облегчением вздохнул. Огляделся по сторонам и ахнул:
- Где это мы?!
- Под моим домом. Молчи и просто иди за мной.
Он пристал к почти отвесной скале с вырубленными в ней крутейшими ступенями и принялся ловко забираться наверх. Джаред последовал его примеру, вцепляясь пальцами в гранит и стараясь не вертеть головой, хотя посмотреть было на что – пещера выглядела невероятно загадочно.
Дженсен поднялся до плоской площадки и протянул Джареду руку. Потом приложил палец к губам. Джаред понятливо кивнул. Отсюда стало видно, что пещера очень велика – гораздо больше, чем представлялась вначале. Джаред провел параллель – внизу была как бы прихожая, а тут – все остальное. И это остальное манило частой капелью, плеском волн, таинственно-мерцающим золотым светом.
Дженсен быстро пошел вперед, жестами показывая, что следует поторопиться, но Джаред и так понимал, что когда закончится отлив, они окажутся в ловушке, и едва не бежал. Пока не застыл на месте.
В середине пещеры блестело озеро. Это оно мерцало и рассеивало по стенам волшебные блики. Идеально круглое, прозрачное и, кажется, бездонное. В самой глубине мелькали длинные, похожие на человеческие тени, а в центре сквозь толщу воды просматривался гигантский, сияющий прозрачным золотым янтарем, неровный пик.
Джаред безошибочно узнал его, не узнать было невозможно: осколки именно этого камня усеивали пляж, выполняя желания. Но, боже, какой же он был громадный!
Джаред коснулся руки Дженсена, повернулся к нему, открыл было рот и тут же захлопнул обратно. Дженсен смотрел на эту нереальную красоту с такой ядерной смесью эмоций, какой Джаред и представить себе не мог. Отвращением, ненавистью, досадой, тоской. Смотрел и сжимал руки в кулаки в бессильной ярости.
Одна из теней в глубине неожиданно отделилась и быстро поплыла к поверхности, превращаясь в самую настоящую девушку с рыбьим хвостом. Длиннющие, ярко-красные, как у диснеевской Ариэль, волосы окутывали почти все ее тело, губы напоминали цветом вишню. Она остановилась, не доплыв до водной глади пару метров, запрокинула голову и погрозила Дженсену пальцем. Тот вздрогнул и скривился. Потом махнул рукой, развернулся и потянул Джареда за собой.
Выбирались они так же молча и торопливо, только вода в узком канале уже стала подниматься, так что под конец Джаред пару раз зацепился о скалу головой.
Дженсен довел челнок до прежнего места, привязал к высокому острому камню, перемахнул через борт и по пояс в воде побрел к берегу, не обращая внимания на тыкающихся в него медуз. Джаред не рискнул повторить его трюк и, оскальзываясь на пиках, добрался до пляжа кружным путем.
- Ты знаешь, когда колонизовали Кару? – спокойно, будто ничего не случилось, спросил Дженсен, отжимая шорты.
Джаред прочистил горло.
- Лет триста-четыреста назад, во время Большой Паники, да?
- Да. Тогда все боялись войны и отправляли исследовательские экспедиции в самые дальние уголки Вселенной. Цеплялись за любую возможность найти пригодную для жизни планету. Вот на таком корабле-разведчике я сюда и прибыл.
Джаред сдвинул брови, пытаясь осознать услышанное. Дженсен никак, ну вот совершенно не тянул на четырехсотлетнего. Но спрашивать, не разыгрывает ли он его, было по меньшей мере нелепо. К тому же, какая разница? Он принял Дженсена драконом, стоило ли переживать из-за возраста? В любом случае, рядом с хранителем Джаред постоянно чувствовал себя настоящим мальчишкой.
- Ты был первооткрывателем? – тупо переспросил Джаред, сообразив, что Дженсен пристально смотрит на него, ожидая какой-то реакции.
- Именно, - кажется, Дженсен облегченно вздохнул. – Это мы открыли Долину. И мы же ее закрыли. В исследовательскую группу входило пятеро: двое мускулистых парней из отряда быстрого реагирования, обвешанные оружием, как новогодние елки, и три члена научной команды, - он потер переносицу. – Мы тогда понятия не имели, во что влипли. Не знали ни про волшебные камни, ни про то, что нужно контролировать свои мысли и слова. Натянули скафандры химзащиты и были уверены, что они уберегут нас от любого вредного влияния атмосферы. Радовались, как дети, что нашли планету, богатую на природные ресурсы, восхищались любой ерундой.
Он надолго замолчал, а потом досадливо бросил:
- Я даже не помню, что именно загадал! Кажется, сказал, что хотел бы иметь неограниченное время для изучения этого прекрасного минерала и узнать о нем все возможное.
Джаред сглотнул.
- И чего захотела Данниль, тоже не понять, - запальчиво продолжил Дженсен. - Ты видел ее в озере – ту русалку. Она была нашим биологом. После…всего Джефф еще мог с ней как-то общаться и шутил, что Дани на роду написано было стать владычицей морскою. Она, кажется, не возражает. Я не знаю. Мы не особенно дружим.
- Джефф?
- Наш научный руководитель. Он же глава экспедиции. Джефф стоял вон на том утесе, - Дженсен повернулся к скалам, показывая жестом, - и смотрел на Долину. Весь такой мрачный и величественный. И вот его-то проникновенную речь я запомнил почти дословно. Джефф пожелал, чтобы это место никогда не менялось и навечно сохранило свой волшебный колорит. Чтобы ни один мудак не мог сюда явиться со своими рационализаторскими идеями и все здесь испортить. Много чего наговорил. А потом с силой зашвырнул в море маленький желтый камешек. Вот так. Так все и началось. Это Джефф запечатал Долину.
Джаред осторожно погладил Дженсена по руке. Тот никак не отреагировал, так и застыл истуканом, невидяще глядя куда-то сквозь пространство. Впервые за все время, что Джаред его знал, безупречный хранитель выглядел подавленным и надломленным. Обозначились морщинки в уголках глаз, под нижними веками залегли глубокие тени.
- И где теперь Джефф? – спросил Джаред, чтобы как-то разрядить обстановку.
- Отжил свой век и тихо умер. Мне кажется, он единственный среди нас, кто был целиком и полностью удовлетворен выполнением своего желания. Джефф был здесь счастлив.
- Но не ты?
- Не я. Ни единого дня, - Дженсен скрипнул зубами.
Джаред интуитивно подался вперед и прижал его к себе, заключая в мягкое объятье и поглаживая по спине. Дженсен больно вцепился в него пальцами и тяжело дышал в шею, не делая попыток высвободиться.
- Тщщщ, - прошептал Джаред. – Все хорошо.
– Это сейчас я сумел ограничить активность камня новолунием, - глухо признался Дженсен. – В первые дни приходилось контролировать каждое слово. Я же могу пожелать тут… каждому. Кроме себя. Не на пляже, а там, в пещере, в любой момент. Могу сделать так, чтобы у Джулиана выросли рога, а Лорен обзавелась бородавкой на носу, могу…
- Не надо!
- Я знаю, - Дженсен сглотнул. – Знаю и держусь. На меня это тоже не лучшим образом влияет. Чем больше я использую камень, тем меньше остаюсь собой. А было время, когда сбывалось вообще все, произнесенное вслух, а иногда и слишком назойливые мысли. Эта штука – немного телепат, потому Дани не любит, когда я появляюсь у озера. От меня слишком фонит негативом. Но есть вещи, которые не забываются. Когда Данниль обернулась русалкой, один из охраняющих нас парней так обалдел, что брякнул: «Лопни мои глаза», и угадай, что случилось?
- О, черт! - Джаред представил и прижал Дженсена к себе еще крепче.
- Второй бравый вояка сбежал в горы и, похоже, сошел там с ума в попытках выбраться. Горы-то сомкнулись! Мы слышали, как улетает корабль. Думаю, капитан все сделал по инструкции: выждал двенадцать часов, высадил вторую группу, которая собрала образцы почвы, воздуха, воды и растений в радиусе ста метров, и отчалил. Меньше чем через год сюда прилетели первые поселенцы. Благо, к тому времени мы были почти ко всему готовы.
Дженсен отстранился и вздохнул.
- Я не виню это место. Оно на самом деле сказочное. И камень почему-то ко мне благоволит. Я для него - первенец, любимый, непослушный, вечно недовольный бунтующий отпрыск. Мне кажется, он – живой. Во всяком случае, точно разумный, хотя и не в общепринятом человеческом понимании. Просто другой. И он не желает зла, наоборот. На самом деле, люди сами виноваты в своих бедах, - Дженсен ссутулился, опуская руки. - Вот только ты не представляешь, как я от всего этого устал! От одиночества, непонимания, вечной войны. От того, что чувствую на плечах всю тяжесть ответственности за живущих здесь людей. Данниль бережет только камень, в этом смысл ее существования, а я… Я должен хранить целую Долину. И никогда не смогу ее покинуть.
Что на это ответить, Джаред не знал, потому молча поцеловал Дженсена в губы. А потом еще раз. Солнце подобралось к вершинам гор, близилось время ужина, и Джареду ужасно не хотелось возвращаться в трактир.
- Почему ты никогда не приглашаешь меня к себе? – спросил он у Дженсена. – Давай поднимемся. Обещаю, если у тебя беспорядок, я не буду ворчать.
Дженсен отрицательно покачал головой.
- Нет, не стоит.
- Но почему?
- Потому что совсем скоро ты уедешь, а я буду тебя там помнить. Это больно.
Джаред не нашелся, что ответить.

В горах было холодно. Джим выдал Джареду теплую куртку со смешным каракулевым воротником, а Сэм от себя добавила мягкий шарф крупной вязки, но даже они не спасали от покалывающего мороза. Изо рта при каждом выдохе вырывалось облачко пара, нос покраснел. Джаред прятал руки в карманах, приплясывал на месте и отчаянно мерз в своих слишком легких кроссовках.
- Прости, - виновато сказал Дженсен. – Я тебя предупреждал…
- Да ладно! – отмахнулся Джаред, ежась все сильней. – Зато как здесь красиво!
- Красиво, - согласился Дженсен, не глядя по сторонам. – Небо на закате становится совсем багровым. Но я тебя столько времени здесь не продержу. Заболеешь.
- Не заболею. Джимовой воды напьюсь.
- Новолуние уже сегодня.
Они помолчали. Никому не хотелось обсуждать неизбежное.
Джаред подышал на коченеющие пальцы и спросил:
- А как получается, что у тебя такая терморегуляция? Тебе же совсем не холодно, да?
- Совершенно, - признался Дженсен. – Наверное, это наследство от ящера. Или от дракона. Что-то из области трансформации.
- Ящера? – Джаред так заинтересовался, что прекратил подпрыгивать на месте. – А ты и так умеешь?
- Как угодно, - подал плечами Дженсен. – Я и гибриды могу воплощать, вообще любые фантазии.
- А покажи!
Дженсен покачал головой и тихо рассмеялся:
- Тебе все мало, да? Верхом на драконе, закат в горах, на другой конец Вселенной за желанием… Теперь гибрида на блюдечке подай. В этом весь ты!
- Угу, - кивнул Джаред. – Ты забыл добавить пункт про самого красивого парня Долины, - он ухватил Дженсена в охапку, зарылся лицом в его волосы и звонко чмокнул в макушку. – Так покажешь что-нибудь выдающееся? Не особо страшное, но чтобы я впечатлился.
- Куда я денусь, - Дженсен тоскливо дернул углом губ. – Любое твое желание…
- … независимо от камня, в твоем исполнении, и все для меня. Дженсен, я знаю, что ты – волшебник, но если не хочешь – не надо.
- Но я хочу! Хочу и буду делать тебе приятное, пока у меня есть на это время. Смотри, - он отступил еще на шаг.
Джаред забыл, как дышать. Дженсен вытягивался ввысь весь, полностью, меняясь неуловимо, но неуклонно, чуть медленнее, чем раньше, чтобы он уловил все нюансы превращения. Расширялись плечи, уже становился таз, кожа заблестела, засверкала в лучах закатного солнца золотой чешуей.
Пространство вокруг пело и вибрировало, звенело от напряжения, дрожала под ногами каменная крошка, застыл, превращаясь в упругие, почти осязаемые струи ветер. Меняя Дженсена на свое усмотрение, камень дал ему дар вбирать энергию на трансформацию практически отовсюду – дошло до Джареда. Дженсен и брал – непроизвольно, конечно, но именно из-за этого становилось плохо Крису, это отбирало силы у железных коней и высасывало соки из земли и травы. А на Джареда его магия почему-то не действовала.
Дженсен закончил переход и моргнул золотыми глазами – почти человек сверху, песчаный змей ниже плеч.
- Офигенно! – восхитился Джаред, протягивая руку, чтобы погладить блестящие роговые чешуйки.
Потом не удержался, потянулся, припал к твердым губам, неудобно выворачивая голову. Запустил язык Дженсену в рот и ахнул, когда ему навстречу скользнул другой – гибкий, длинный, раздвоенный. Поцелуй тут же превратился во что-то совершенно непристойное, и Джаред тихо застонал, прикрывая глаза. Попытался незаметно поправить стояк, но тут же был уличен.
Дженсен торжествующе улыбнулся, пустил туловище извиваться кольцами и поднялся еще выше.
- Это брачный танец, – догадался Джаред. – Ты меня соблазняешь? Тут? Я не против, только боюсь задницу отморозить.
Дженсен раздраженно выдохнул, раздул ноздри и зарычал, плавно перекидываясь в дракона. Против дракона Джаред не возражал. Помимо всего прочего, тот был теплым, почти горячим. Он погладил гладкую морду, сердитые надбровные дуги, поцеловал в кожистый нос. Дракон требовательно ткнул его мордой, указывая направление.
- Что? – огорчился Джаред. – Уже домой? В смысле… обратно?
Морда уверенно кивнула и скосила глаза на беседку. Та едва держалась. Да и горы вокруг до сих пор ощутимо подрагивали. Неудивительно, что Дженсен с такой легкостью устраивал обвалы – его способность была поистине разрушительной для остального мира.
- Ну, раз пора, тогда летим, - почти не огорчился Джаред, забираясь дракону на спину.
Держаться приходилось за шею, и замерзший Джаред прилип к ней всем телом. Дракон щедро дарил тепло, согревая даже через слои одежды.

Дженсен оставил его у подножья гор, где их дожидались мотоциклы. У него снова появились какие-то таинственные дела.
- Но я так хотел последнюю ночь провести с тобой, - жалобно признался Джаред.
- Тогда просто приходи на пляж пораньше. Я тоже буду.
- Это совсем не то, - он сдвинул брови.
Дженсен бессердечно хмыкнул:
- Не дави. Прояви хоть немного понимания.
Понимание Джаред проявлять не желал, но выбора у него не было. К тому же, Дженсен и так уделял ему почти все свое время, может, ему действительно требовалось проконтролировать что-то важное? Джаред выжал сцепление, запустил двигатель, послал Дженсену воздушный поцелуй и первым сорвался с места.
Скорость он всегда любил. А уж после того, как они с Сэнди по-настоящему подружились, вообще перестал себя ограничивать. Был уверен, что его девочка не подведет. Поэтому мотоцикл несся под горку птицей, едва касаясь колесами земли, а Джаред широко улыбался, легко задавая направление и наслаждаясь бьющим в лицо ветром. За скалой он лихо свернул в сторону трактира и вдруг заметил невесть откуда взявшегося Майкла. Тот стоял посреди дороги, засунув руки в карманы, и вовсе не собирался отходить.
Джареда спасла хорошая реакция. Он с ругательством ударил по тормозам, резко вывернул руль, почти физически ощущая боль и обиду Сэнди, завалился на бок и по инерции проскользил по дороге еще метра два. Посмотрел на растоптанные ботинки с зелеными шнурками, оказавшиеся прямо перед глазами, с трудом выполз из-под тяжелого мотоцикла, потирая ушибленный локоть, и еще раз смачно выругался.
Джинсы он порвал, левое колено обильно кровоточило.
- Ты сдурел?! А если б я на тебя наехал?
Майкл пренебрежительно фыркнул.
- Ты какого черта тут стоишь?
- Тебя жду.
- Меня?! - Джаред оттянул Сэнди на обочину, ласково погладив между глазами-фарами, и похромал обратно. – Зачем?
- Поговорить, - Майкл перекинул зубочистку слева направо с таким хладнокровным видом, будто не его только что чуть не размазали по всей дороге.
- О чем? – не понял Джаред.
- Сваливаешь после новолуния, да? – Майкл недобро оскалился.
- А тебе-то какое дело?
Страшно саднило содранное колено, кровь пропитала штанину до самого низа, ужасно жаль было испорченных джинсов и пострадавшую Сэнди, и тупые вопросы Майкла невыносимо раздражали.
- Да мне-то ничего, - сказал Майкл и точно рассчитанным движением врезал Джареду по носу.
Лицо опалило болью, нос стал стремительно распухать.
- Охренел совсем?! – заорал Джаред, утирая брызнувшую кровь предплечьем и сжимая руки в кулаки.
Майкл снова оскалился:
- Значит, явился сюда, весь такой красивый и безупречный, поиграл ямочками на щеках, потряс волосами, посверкал улыбками, задурил всем голову и был таков, да?
- А тебе завидно, что ли?
Майкл хмыкнул:
- Ну да, логично. Я же лысый и страшный, отчего еще я могу беситься?
Джаред осекся. Страшным Майкл не был. Его некрасивое интеллигентное лицо отличалось редким обаянием, да и гладкая блестящая лысина удивительно подходила импозантной внешности.
- Я не понимаю, какого рожна ты от меня хочешь? – возмутился Джаред, пытаясь обойти этого психа по кругу.
Майкл сделал шаг в сторону и снова загородил дорогу.
- Ты себя спроси, чего ты сам хочешь? Зачем ты сюда приехал? И зачем уезжаешь?
- И ты туда же! – Джаред скрипнул зубами. – Да с чего вы все решили, что тут у вас медом намазано? Крис, Джим, теперь ты!
Он снова вытер текущую из носа кровь. Почему-то она не останавливалась. Да и сам нос по ощущениям стал напоминать баклажан – раздулся настолько, что даже обзор загораживал. Джаред запрокинул голову, уставившись в темнеющее небо, и гундосо продолжил:
- Меня ждет целый мир. Не ограниченный кругом гор и горсткой сумасшедших.
- Ну да, - с иронией протянул Майкл. – В этом мире тебя прямо дожидаются. Спят и видят, когда ты явишься и всех осчастливишь. Наверное, ты должен спасти человечество, да? Или совершить великое открытие. Или нет, дай угадаю, у тебя там красавица-жена и семеро детей без папки страдают, и ты, как верный Одиссей, просто обязан к ним вернуться. Вот скажи, чего такого есть там, в этом великом мире, чего тебе так не хватает? Звезд? Развлечений? Любимой работы? Куда ты рвешься?
- Куда надо, туда и рвусь, - буркнул Джаред.
- У тебя желание-то хоть выбрано? – прозорливо ухмыльнулся Майкл.
Джаред не выдержал и бросился на него с кулаками, готовый от души врезать, но Майкл в последний миг скользнул в сторону, и Джаред растянулся на дороге, отплевываясь от пыли.
- Тьфу, черт!
- Герой-любовник фигов! – с ядом в голосе добил его Майкл.
До Джареда наконец-то дошло:
- Так ты за Дженсена меня бить пришел? А его спросить забыл? Может, мы сами разберемся?
- Ему и без тебя нелегко, а тут еще ты добавляешь до кучи, - хмуро сказал Майкл. – Никогда не пытался поставить себя на его место?
Джаред стиснул челюсти, снова потрогал раздутый мячиком нос и метнул в Майкла испепеляющий взгляд. Того не проняло.
- Все с тобой в порядке, - снисходительно сообщил он. – Это иллюзия.
И растаял в воздухе.
Джаред сидел на пустой дороге в полном одиночестве. Мотоцикл валялся в стороне, болело содранное колено, но на лице и рукаве никакой крови не было. Зато на душе стало очень гадко.

Кэрри возилась на коленях у колодца и чертила что-то на мокрой земле.
Припадая на одну ногу, Джаред прошаркал через двор, достал воды и полил из ведра на колено. Кэрри внимательно проследила за его действиями и кивнула:
- Привет!
- Привет, - ответил Джаред и заинтересованно посмотрел на ровные ряды непонятных символов и цифр. – Что делаешь?
- Просчитываю вероятности.
- О! – ссадина стала затягиваться, и Джаред полил на нее еще раз. – Какие именно?
Она по-взрослому вздохнула:
- Никто не хочет, чтобы ты уезжал. Вообще никто. Даже Джулиан Ричингс, потому что когда ты уедешь, он станет первым в «списке ненависти» Дженсена. Вот я и считаю шансы, - Кэрри смешно наморщила нос. - Дженсен мог бы не выпустить тебя своей волей, но вероятность этого меньше семи сотых процента. Он уважает твои решения, даже самые абсурдные.
Джаред дернулся, но Кэрри быстро продолжила:
- Вероятность того, что тебя уговорит остаться Джим, меньше двух процентов. Что Сид подсыплет тебе снотворного, и ты пропустишь это новолуние – около шести процентов. Папа Крис мог бы схватить тебя, связать и спрятать на ранчо, но это тоже меньше двух процентов. Хотя я предлагала такой вариант. Майкл может создать иллюзию, которая не позволит тебе выбраться, его шансы почти восемь с половиной процентов, но этого все равно мало. Получается, как бы мы ни старались, ты не останешься. Меня это огорчает.
Джаред слушал девочку с открытым ртом.
- Папа Крис и Дженсен запретили мне вмешиваться, - скорбно добавила она. – Хотя, если бы я применила свои способности, ты бы пробыл с нами еще некоторое время. Месяца три как минимум. Но они говорят, что каждый имеет право на свободу воли. Что удерживать человека против его желания – запрещено. Ерундовая какая-то свобода, когда человек рвется туда, где ему заведомо будет хуже, чем здесь!
- Почему это хуже? – мрачно заинтересовался Джаред.
Кэрри оживилась:
- Могу составить для тебя сводную таблицу. С учетом твоих физических данных, внешних экологических факторов, уровня риска для жизни за пределами Долины, вероятности открытия успешного бизнеса для начинающих, основанных на информации о твоем жизненном опыте и IQ…
- Стоп! – прервал ее Джаред. – Достаточно. Не надо таблицы. Кэрри, ты понимаешь значение понятия «перспектива», точнее « отдаленная перспектива»?
Она закивала:
- У каждого человека отдаленная перспектива с вероятностью в сто процентов приводит к смертельному исходу!
- Э-эээ… Вообще-то я немного не об этом.
- Средний срок жизни на Каре составляет пятьдесят три года. В пределах этого галактического сектора – тридцать восемь с половиной лет, тут опасная зона. Средняя продолжительность жизни постоянных жителей благополучных центральных районов при условии привязки к местности приближается к семидесяти шести годам. Средний срок жизни в Долине – сто двенадцать лет, - проинформировала она и преданно уставилась Джареду в лицо своими черными глазищами. – Таким образом, простейшая статистика показывает, что Долина является самым безопасным и желанным местом обитания человеческих особей.
Джаред моргнул и смирился с тем, что операционную систему компьютера ему не переубедить. Потом подвигал ногой. Колено больше не болело, место ссадины затянулось молодой кожей. О произошедшем инциденте напоминала только грязная одежда да растрепанные волосы. Но джинсы можно было бесплатно заказать у Миссури, хоть дюжину, любого бренда и фасона. Джаред попытался причесать шевелюру пальцами.
- А хочешь, я тебе косичку заплету? – заискивающе предложила Кэрри. - Меня Лорен научила.
Джаред покачал головой:
- Не хочу.
Он вообще перестал понимать, чего именно хочет. Твердо знал одно – у него не было никакого желания расстраивать Дженсена. И почему они не могли улететь с Кары вместе?
- Кстати, - кое-что вспомнив, Джаред обернулся к Кэрри. – А зачем ты все время просишь тридцать сентаво? Для чего они тебе?
Девочка удивленно округлила глаза:
- Ну как же! – и высоким, чистым, удивительно взрослым голосом, явно подражая услышанной где-то рекламе, звонко проскандировала: «Лотерея МММ! Всего тридцать сентаво за билет! Покупайте, и вы получите шанс выиграть все, что угодно. Роскошный автомобиль, просторный дом, романтическое путешествие на двоих, ужин в дорогом ресторане, коллекцию одежды от модных кутюрье, книги, косметику, бытовую технику и электронику! За тридцать сентаво мы дарим Вам шанс на настоящую жизнь!»
- Но это же развод, - нахмурился Джаред. – Ты что, не знаешь принципы лотереи?
Кэрри фыркнула:
- Знаю, конечно. Но они обещали настоящую жизнь, а я умею верно использовать даже самые мизерные шансы!
Джаред предпочел не заметить намека.
- Если найду место, где в ходу сентаво, обязательно пришлю тебе по почте пару монет, - пообещал он.
- Уже не нужно, - мягко улыбнулась Кэрри. – У меня теперь все есть.

Записка на двери гласила: «Джаред, я на пляже».
Джаред потоптался на крыльце, отчетливо понимая, что законным образом побывать у Дженсена в гостях ему так и не доведется. Невероятно хотелось посмотреть, как все же живет хранитель. Какая у него мебель – разляписто-уютная или в стиле современного минимализма, лежит ли на полу пушистый ковер, как почему-то представлялось Джареду, какого цвета постельное белье, чем украшены стены – картинами или светильниками, есть ли кофеварка и не стоит ли где на столике забытая грязная чашка? Дженсен был настолько безупречен, что грязные чашки, расставленные по всему дому, или разбросанная где попало одежда пошли бы ему только на пользу.
Джаред поцарапал ногтем стекло на двери и вздохнул. Дженсен так и не захотел до конца пустить его в свою жизнь. Вроде бы раскрылся, обнажил душу, поделился сокровенным, но в то же время остался загадкой. Это задевало. И даже понимая, что он вот-вот уедет навсегда, Джаред все равно надеялся узнать больше, чтобы помнить потом Дженсена настоящим. Может, все же попытаться залезть в дом через окно?
Джаред представил, как срывается со скалы и летит в море, плашмя ударяется о воду, как его разбитое тело выносит к берегу, и поежился, с сожалением отказавшись от опасной идеи. Медленно и осторожно спустился по ступеням, помахал охраняющему огород ворону.
- Моя любовь, моя морковь! – пафосно прокаркал тот.
- Как скажешь, - согласился Джаред, угостился морковиной и пошел по тропинке к пляжу.
Он столько раз видел берег в свете ярких солнечных лучей и облитый лунным сиянием, приходил сюда каждый день и знал, сколько шагов разделяет скалы и линию прибоя, где галька более острая и шершавая, а где напоминает крупный морской песок, подолгу изучал бухту и угадывал рельеф морского дна, но сегодня едва смог узнать это место.
Вода мерцала дивным ровным светом, а вся береговая линия горела и искрилась пронзительно-пылающим янтарем. Волшебство камня превращало пляж в заколдованный райский уголок, нечто сказочное, неимоверно прекрасное, но при этом совершенно нереалистичное.
В какой-то миг Джареду показалось, что ничего этого на самом деле нет: что он не летал на Кару, не было ни живых мотоциклов, ни исцеляющей воды, ни превращающегося в дракона Дженсена. Что он просто накурился дурной чадовой травы и скоро очнется у себя в съемной квартире, на тринадцатом этаже высотки мегаполиса с жуткой головной болью. Стало до того страшно, что Джаред даже ущипнул себя за запястье. Берег никуда не делся. И горящие в ночи волшебные камни тоже. А с левой стороны под утесом проявились очертания крепкой мужской фигуры.
Дженсен стоял у самой воды, полностью обнаженный и похожий на морского бога. Джареда мгновенно опалило пониманием, почему он не потрудился одеться, и по коже побежали мурашки предвкушения. Он сглотнул вязкую слюну, поспешно выпутался из собственной одежды и пошел вперед, ускоряясь с каждым шагом. Золотое сияние давало не так уж много света, но Джаред жадно впитывал все детали: рельеф мускулистой спины, бугрящиеся бицепсы, крутой изгиб поясницы, перетекающей в поджарые ягодицы, сильные ноги с накаченными икрами.
Сегодня была их последняя ночь, самая последняя, и понимание этого придавало всему какой-то болезненный оттенок.
Джаред так торопился, что споткнулся в шаге от Дженсена и едва не рухнул на него, вцепляясь в плечи, обнимая со спины, притираясь уверенным стояком.
- Так хочу тебя…
Дженсен медленно обернулся. В расширенных зрачках плескалось что-то темное, непонятное, влекущее – затягивало, будто в пучину.
- А ты? – облизывая пересохшие губы, продолжил Джаред. – Ты тоже? Как ты хочешь? Возьмешь или дашь?
- Все сразу, - хрипло ответил Дженсен и надавил ладонью, заставляя опуститься вниз.
Джаред предпочел бы траву. Галька тут была мелкой и влажной от недавнего прилива, неприятно царапала спину и впивалась острыми краями в кожу. Но по Дженсену было заметно, что предлагать варианты или медлить бесполезно – он был будто одурманеный. Джареду оставалось два выхода: смириться или бежать без оглядки, и второй вариант его явно не устраивал.
Он откинулся назад, чуть сгибая ноги в коленях и готовясь к тому, что его сейчас начнут беспощадно драть, но Дженсен и здесь его удивил. Шало улыбнулся, сверкая глазами, и плавно опустился сверху, помогая себе рукой.
- Охххх… - только и сумел выдохнуть Джаред.
Подготовка Дженсену не понадобилась. То ли он все еще был растянут с прошлой ночи, то ли применил свои колдовские приемчики, но член Джареда скользнул в него без всякого сопротивления, а через секунду его со всех сторон стиснуло упругим влажным жаром. Дженсен чуть откинул голову, поерзал, приноравливаясь, и начал движение. По кругу, сверху вниз, справа налево. Расслабляясь и принимая до упора на толчке, чуть сжимаясь и сдавливая Джареда, когда плавно поднимался обратно. Сначала медленно, а потом все быстрее и быстрее, наращивая темп. Сладко, мучительно, невыносимо. Джареда колотило от наслаждения, он никак не мог расслабиться, дрожал, подавался бедрами вверх, напрягался и все хватал Дженсена за бока, но тот лишь улыбался и замедлялся именно в те острые моменты, когда Джареду казалось, что он вот-вот кончит.
Шумели волны, приглушенно сияли звезды. Впившаяся в спину галька уже вообще не ощущалась, Джаред весь сконцентрировался в одной точке, чувствуя только Дженсена, свой член, туго сжатый его нутром, жар его тела и острую, бесконтрольную похоть. Дженсен откинул голову, открывая взгляду сильную шею и плавную линию челюсти, его тело казалось выточенным из мрамора - светлое, гладкое, безупречное. От пупка вниз стекала едва видимая дорожка волос, а чуть ниже в паху прятались тени, но Джаред видел, как у него стоит. Головка блестела от влаги, истекала предэякулятом, и когда с нее сорвалась капля, падая вниз, Джареда вышвырнуло в оргазм.
Он кончал долго и ярко, бормоча что-то невразумительное, он готов был объять весь мир и – первым – Дженсена. Было так хорошо, что под зажмуренными веками вспыхивали звезды.
Дженсен чуть приподнялся, высвобождаясь, и распахнувший глаза Джаред даже в сумеречном мраке заметил, как густое жемчужное семя течет у него по внутренней стороне бедер. Ему тут же захотелось сделать что-то безумное, неприличное, сумасбродное. Он съехал всем телом ниже, с готовностью приоткрывая рот и слегка высовывая язык, и Дженсен понимающе усмехнулся, пристраиваясь у него на груди. Он и впрямь был весь перемазан спермой Джареда – та до сих пор сочилась из приоткрытого канала, пачкая мошонку и промежность, а теперь еще и Джареда.
Джаред втянул в рот гладкую круглую головку, расслабил челюсть, давая Дженсену возможность вставить до самой гортани, и не удержался. Огладил его ягодицы и ввел в разработанное отверстие сразу четыре пальца – средние и указательные. Потянул в стороны, погладил гладкие, скользкие стенки внутри и протолкнулся еще глубже, до самых костяшек, растягивая на пределе. Дженсен что-то одобрительно промычал, впился пальцами Джареду в плечи и выплеснулся ему в горло. Плавно вытащил член и поводил им Джареду по губам, размазывая остатки спермы и слюну. Джаред бездумно улыбнулся:
- Пойдем на лужайку… пожалуйста.
Кажется, его спина напоминала минное поле – наверняка наутро будет вся исцарапана и покрыта синяками, но прямо сейчас Джаред не возражал против продолжения. Да и Дженсен, как он убедился за эти дни, был нечеловечески вынослив. У него уже заново вставало, а тягучий темный взгляд, облизывающий Джареда, обещал еще много-много удовольствия.
Дженсен протянул руку, помог ему подняться и подтолкнул в сторону скал.
- Нас никто не увидит? – спохватился Джаред.
- Во время новолуния берег для каждого - свой. Хоть сто человек придет за ночь – они не встретятся.
- Только мы с тобой, - медленно вымолвил Джаред. – Мы встретились.
- Только мы, - подтвердил Дженсен и погладил Джареда по пояснице, подталкивая и направляя.

Они разлепились, когда жар янтаря стал гаснуть, а небо светлеть. Джаред еще никогда не чувствовал себя настолько затраханным, даже знаменитые оргии Мюррея, где он менял по пять партнеров за ночь, не шли ни в какое сравнение. Дженсен был жаден и ненасытен, как никогда раньше, он будто пытался забраться Джареду под кожу, вывернуть его, дать тот максимум, который человек едва способен вынести, и одновременно самому набрать впрок, а впрочем – почему будто? Джаред все время забывал, что это их последний раз. Совсем последний.
У него болело все тело, сперма Дженсена хлюпала внутри, вплавилась в кожу, терпко горела во рту, и в другой раз Джаред чувствовал бы себя грязным и использованным, но не сегодня. Сегодня все воспринималось иначе – все метки Дженсена, следы его пальцев, засосы, покрывающие шею и грудь, следы укусов - все это было клеймом его принадлежности. Вот только чем ближе подбиралось утро, тем отстраненней и хладнокровней становился Дженсен. Телом он был все еще здесь, рядом, жарко целовал Джареда и двигался в нем, выбивая слабые стоны, но на красивое лицо все плотнее наползала маска хранителя.
- Дженсен, - слабо протянул Джаред, накрывая его ладонь. – А что бы пожелал ты, если б мог загадывать желание?
- Посмотреть мир. Каким он стал, - глухо ответил Дженсен.
Их пальцы все еще переплетались. Нога Джареда по-прежнему лежала на его бедре.
- Ты бы мог все здесь бросить? – изумился Джаред.
- Почему бросить? Мне бы и пары недель хватило. Я принадлежу Долине, принадлежу навсегда. Но это не значит, что я не хочу иногда брать отпуск.
Он отодвинулся в сторону и поднялся одним слитным движением. Красивый до одури и бесконечно чужой.
- Ночь заканчивается. Тебе пора, Джаред. Загадывай свое желание и прощай.
Он ушел к воде, ни разу не обернувшись. Из глубины бухты тускло сияли янтарные осколки. Джаред сел и нащупал под рукой камешек. Тот еще слабо светился изнутри.
Желание было тщательно обдумано и даже записано на бумажке, а потом заучено наизусть. Джаред все взвесил. Небольшой юркий корабль с гиперприводом и усиленной защитой, надежная команда, необходимые лицензии, талисман на удачу. Свое собственное дело, интересные заказы, новые миры… Впереди его ждала долгая увлекательная жизнь, полная открытий и плодотворной работы. Так почему же сейчас все это казалось таким неважным и незначительным?
Дженсен уходил по воде все дальше, к линии горизонта. Когда он скрылся по пояс, раздался шумный всплеск, и Джаред вытянулся в струну, вглядываясь в загустевший над морем воздух и нахлынувшую на берег волну. Пространство гудело и вибрировало, а вокруг Дженсена, подобно лепесткам диковинного цветка, взметнулись, роняя капли, расправляясь во все стороны и вновь закручиваясь, мощные плотные щупальца. Мелькнули и скрылись в глубине. Обернувшийся морским чудовищем Дженсен, разрезая грудью водную гладь, быстро поплыл в темноту скал. Подальше от мира.
Джаред прикусил губу. В детстве бабушка читала ему сказки. Про красавицу и чудовище. Про русалочку. Про рыцарей, верность и благородство. Нелепые и наивные истории, не имеющие никакого практического смысла, но почему-то запавшие в память.
Джаред подумал, что сейчас сделает самую феерическую глупость в своей жизни, и еще раз посмотрел туда, где скрылся Дженсен. Волны с гулом накатывались на берег, но их мрачную монотонность разбавляли искры золотистых светлячков.
Это планы должны быть рациональными, желания же должны идти от души.
- Хочу, чтобы мы с Дженсеном были счастливы, - поднимаясь на ноги, выдохнул в кулак с зажатым камнем Джаред. Подумал и добавил: - Вместе.
А потом зашвырнул вспыхнувший жаром осколок чуда в пенный прибой.

Он проснулся на плотном жестком матрасе, укрытый легким покрывалом. Ужасно саднила и чесалась спина. Джаред потерся лопатками, выгнулся и замер, не понимая, где находится. Над головой нависал потолок из темных деревянных панелей, едва ощутимо пахло корицей и сандалом, а наволочку и простыню украшал узор из тонких воздушных соцветий сакуры. Джаред осторожно повернулся и уперся взглядом в тумбочку, идеально вписывающуюся в интерьер. К высокой тонкой вазе, полной камышей, был прислонен конверт с эмблемой крупного туристического лайнера класса люкс. Джаред протянул руку, взял его, встряхнул, и ему на грудь выпали две путевки в двухнедельный круиз «по самым живописным уголкам Галактики». Джаред зажмурился, потряс головой, убрал путевки обратно и пристроил конверт на тумбочке. Сел, чувствуя непривычную расслабленность в теле, и огляделся.
За широкими панорамными окнами занимался рассвет. Комната была светлой и удивительно чистой – ни грязных кружек, ни фантиков, ни разбросанной одежды. Но на спинке кресла висело мятое полотенце – видимо, перед сном Дженсен принимал душ. А на полу лежал-таки белоснежный квадратный ковер с высоким пышным ворсом. И стояли смешные тапочки-сланцы. Кровать оказалась огромной – на ней и пятеро бы свободно поместились, но Дженсен спал у Джареда под боком, завернувшись во второе покрывало, как в кокон. Во сне он выглядел моложе и беззащитнее – длинные пшеничные ресницы отбрасывали легкую тень, под ними едва угадывались рассыпанные по скулам крапинки блеклых веснушек, на макушке торчал хохолок.
- Дженсен, - все еще не веря в происходящее, тихо позвал Джаред и потыкал в то место, где у Дженсена должно было находиться плечо: – Дженсен, с добрым утром!
Тот распахнул глаза, недоуменно нахмурился и уставился на Джареда с той смесью изумления и восторга, с которой дети воспринимают мелкие бытовые чудеса.
- Доброе утро, - повторил Джаред.
- Что... что ты тут делаешь? – выпутываясь из своего кокона, растерянно спросил Дженсен. Радость расцветала на его лице несмелым румянцем. – Как ты сюда попал? Ты же…
- Кажется, я загадал правильное желание, - счастливо улыбаясь, поделился Джаред.

- И жили они счастливо, и умерли в один день.
- Папа, но Джаред и Дженсен не умерли! Что ты глупости говоришь? Я провела диагностику, они будут жить еще очень-очень долго!
- Правда?
- Да. И ты тоже. Только тебе будет нужен небольшой апгрейд.
- Что-то мне уже страшно.
- Не переживай, я все проконтролирую. И пап?…
- Что?
- Мне сегодня Сид про любовь рассказывал. В общем, я люблю тебя, папочка.
- Я тебя тоже, детка!

Комментарии

Laluna 1 2017-08-23 17:26:47 +0300

Спасибо за волшебство.Чудесная долина,прекрасная сказка..

Alushka* 2017-08-23 19:08:40 +0300

Спасибо огромное, я очень рада, что тебе нравится!

Laluna 1 2017-08-23 19:12:44 +0300

Я и не сомневалась что мне понравится.Это же сказка,а я так люблю сказки!

Lexx73.73 2017-08-28 11:33:00 +0300

Прекрасность невозможная)))) спасибо большое за доставленное удовольствие)))

Alushka* 2017-08-28 22:03:04 +0300

Сказки - наше все! )))

ивла 2017-08-28 21:30:53 +0300

Прекрасная история, удачи!

Alushka* 2017-08-28 22:03:23 +0300

Спасибо!

boeser_Kobold 2017-08-30 20:05:41 +0300

Очень крутой фик. Голосую всеми частями тела)

Alushka* 2017-08-30 20:10:05 +0300

О, спасибо огромное!

TsissiBlack 2017-08-31 07:38:30 +0300

Отличная сказка, добрая и светлая! С удовольствием погрузилась в ваш удивительный мир) Спасибо!

Alushka* 2017-08-31 07:41:33 +0300

Очень рада, что сказка понравилась!

Xlamushka 2017-09-01 14:10:08 +0300

Перечитала ещё раз ♥ и думаю не в последний)))

Salamia 2017-09-01 18:35:02 +0300

офигенный, волшебный, чудесный фик!
Обязательно буду перечитывать, и не один раз.
Тут прекрасно всё - сюжет, созданный автором мир, герои конечно же, в общем, это любовь с первого взгляда♥♥♥♥♥

Дженс_миша 2017-09-03 21:02:50 +0300

Обожаю хэ

Июнь_ 2017-10-05 20:13:51 +0300

Спасибо)))))

Somefairytales 2017-10-10 19:47:07 +0300

Это самый обворожительный твой фик на Реверсе этого года! Спасибо большое, что ты его написала.:)

Alushka* 2017-10-10 19:50:49 +0300

Спасибо огромное-преогромное всем за столько добрых слов!!!
(мне кажется, что была кнопочка ответить - для комментариев - но почему-то я ее сейчас не вижу. Может, глюк системы?)
В любом случае, дорогие мои, я вам очень благодарна за ваши эмоции. Этот фик писался для вас! Без читателей и автор бы слился "в стол".
А еще миллион благодарностей мои прекрасным артеру и бете - благодаря которым текст получился таким, какой получился. ))