Наёмник

Автор:  Мирабель

Номинация: Лучший авторский слэш по компьютерным играм

Фандомы: Dragon Age, Mass Effect

Число слов: 17034

Пейринг: male!Тревельян / Дориан

Рейтинг: NC-17

Жанр: Drama

Предупреждения: AU

Год: 2016

Число просмотров: 307

Скачать: PDF EPUB MOBI FB2 HTML TXT

Описание: Макс Тревельян ищет биотика в команду, и он его находит.

Примечания: Беты: Эльдатиэр, Ханна Нираи

Звёзды мелькали в иллюминаторе бесконечной вереницей. Космос казался застывшим во времени, но это впечатление было обманчивым. Стоило только присмотреться, и сразу становилось видно, что на самом деле внешний вид созвездий, туманностей и скоплений стремительно изменяется вслед за движением небольшого шаттла.

Но происходившее за иллюминатором мало волновало мужчину, управлявшего полётом. Он следил за изменениями показателей на приборной панели и время от времени отвлекался на очередное сообщение виртуального интеллекта шаттла.

— Вам поступило сообщение от заказчика, — мелодично произнёс голос ВИ.

Мужчина скривился. Он и так это понял по вспыхнувшему ярким оранжевым светом огоньку внешнего коммуникатора.

— Соединяй, — он откинулся в кресле, быстро пробежав пальцами по бортовой панели и задав нужные параметры для автопилота.

— Господин Максвелл Тревельян, — прощебетала возникшая на экране миловидная девушка с кукольным личиком. — Заказчик интересуется, всё ли остаётся в силе?

— Мне казалось, моя репутация говорит сама за себя, — Макс передёрнул плечами. Он терпеть не мог пафосное имя, которым нарекла его мать, предпочитая менее вычурную сокращённую форму. — Я взялся за доставку товара, значит, он будет доставлен, — Макс отвечал нарочито грубо, но на туповатом лице секретарши не промелькнуло даже тени интеллекта.

«Наверное, такую боссу приятно трахать», — хмыкнул про себя Макс.

— Заказчик просил напомнить о рисках в случае нарушения конфиденциальности, — продолжала мурлыкать девушка.

— Послушай, я и без тебя знаю, что случается с особо болтливыми наёмниками. Это всё?

— Д-да, — секретарша ошарашено уставилась в дисплей и захлопала пушистыми ресницами.

— Тогда отбой. Свяжусь, как добуду груз. Конец связи, — компьютер считал команду и тут же отключил коммуникатор. — Идиотка, — фыркнул Максвелл. — Сколько ещё осталось до Омеги?

— Приблизительное время пути — пять часов двадцать семь минут сорок три секунды, — ответил ВИ.

— Пойду подремлю, — Макс выбрался из кресла пилота, потягиваясь до хруста.

— Желаете ли активировать автопилот на весь остаток пути?

— Ещё одна дура, — зарычал он и гаркнул в ответ: — Да!

«Вот за это я и не люблю женщин», — подумал Макс, уходя вглубь шаттла.

***


Станция «Омега» всегда служила пристанищем тех, у кого проблемы с законом. Здесь любой мог носить оружие, и тут не привыкли церемониться, поэтому, в отличие от «цивилизованной» части Млечного Пути, если уж на «Омеге» и возникали проблемы, то решались быстро и решительно, и порядок в итоге восстанавливался куда быстрее.

Макс посадил шаттл в доках. При виде малогабаритного судна тут же оживились столпившиеся у шлюза разводилы всех рас, надеясь увидеть пассажира, но, поняв, что вместо лёгкой добычи на борту бывалый наёмник, тут же ретировались.

Макс выбрался из шаттла и многозначительно похлопал винтовку, висевшую за спиной. Он мысленно в очередной раз проклял пирата, решившего напасть на его небольшой корабль. Разумеется, бандитов, решивших поживиться, Макс вместе с напарниками отправил в вечную ссылку в вакуум, но полученные повреждения требовали ремонта. Пришлось оставить свою пташку в судоремонтной мастерской на «Омеге» и взять на время менее презентабельное судно в виде шаттла. Мысль, что скоро он отделается от навязанного транспорта, приятно согревала.

Макс сверился с нужными данными и удовлетворительно хмыкнул. Решив, что после стольких неудобств он заслужил хороший отдых, направился в главный клуб станции — «Afterlife».

Музыку можно было услышать за пару кварталов. На входе традиционно толпилось множество людей, желающих попасть внутрь. После очередного отказа по всей веренице прокатывалась волна негодования, но в душе каждый лелеял мысль, что, возможно, его сочтут подходящим клиентом.

Макс обошел очередь, за что немедленно удостоился множества возмущённых взглядов. Вышибала тут же преградил ему путь, но, внимательно вглядевшись в стоящего перед ним человека, сделал шаг в сторону.

«Хорошие отношения с местными боссами — незаменимый козырь, — Макс хмыкнул и смерил презрительном взглядом тех, кто громче всех возмущался, и вошёл внутрь.

***


Макс остановился у барной стойки, заказав пойло покрепче. Он сел, глядя на извивающихся на шестах танцовщиц в откровенных обтягивающих, словно из латекса, костюмах. Девушки старались завести толпу, сотрясая ягодицами в такт музыке. Мужчины похабно посвистывали, тянули руки и пускали слюни. Но жёсткие правила клуба запрещали пытаться завалить сотрудниц, поэтому многие с диким стояком выходили за угол, где легко можно было за умеренную плату снять проститутку. Выгодный бизнес.
Макс поболтал в стакане странное ярко-синее пойло, от которого в голове вспыхивали фейерверки. «Лазурный контакт». Так вроде назвал его бармен. Наверное, речь шла об азари, чья кожа была в большинстве своём насыщенного синего цвета. Но в случае с ориентацией Макса это название приобретало особый смысл.

Он залпом опрокинул бокал и прижал рукав к лицу, занюхивая. Мощное пойло!
Макс поднялся, решив, что еще несколько таких «контактов», и он точно направится на поиски голубых мальчиков, а это сегодня не входило в его планы. Краем глаза он заметил у дальних столиков поразительно прямо держащегося мужчину. «Как кол проглотил».
Он о чём-то разговаривал с танцовщицей, а та лишь обескуражено смотрела на него.

— Любопытно, — хмыкнул Макс и направился к незнакомцу.

Музыка орала так, что пришлось подойти чуть ли не впритык, чтобы хоть что-то расслышать.

— Скажу ещё раз. Вы прекрасная женщина, но боюсь, в этой жизни я не смогу оценить прелестей времяпровождения с прекрасным полом, даже при просмотре приватного танца, — мужчина провёл по усам рукой, облачённой в перчатку.

— Я не женщина! — возмутилась азари и подалась вперёд, отчего в вырезе можно было увидеть ложбинку на пышной груди.

— Простите, но не в вашу пользу работают некоторые, кхм… аргументы.
Макс еле сдержался, чтобы не расхохотаться в голос. Судя по лицу танцовщицы, таких тактичных ответов она не слышала давно, если вообще хоть раз довелось.

— У азари нет пола! — не сдавалась она, стараясь подойти поближе, чтобы потенциальный клиент получше оценил все перспективы и сдался, заказав танец.

— Слушай, ты всё не так делаешь, приятель, — решил смилостивиться Макс и показать, как надо отшивать навязчивый сервис. Он подошел к азари, ехидным взглядом окинул её фигуру.

— Если хочешь, чтобы я выступила, то тебе придется заплатить вперед, — женщина с Максом не церемонилась, разглядев в нем типичного неотёсанного наёмника.

— Слушай, детка, давай проясним ситуацию. Ты захотела срубить бабла на том, кто явно неместный и при деньгах, — Макс кивнул в сторону незнакомца, на что тот вопросительно изогнул бровь. — Но ты не на того напала. Женщины, как я понял, вне списка его предпочтений.

— Я не…

— Твои сиськи говорят об обратном, — перебил Макс. — У тебя нет члена, комплекция и грудь, как у человеческих женщин, а ещё есть вагина. Нам насрать, как вы совокупляетесь между собой, чтобы не вымирать, но для нас вы женщины. Поэтому иди и обтирай свою задницу об другого клиента. Пошла вон! — танцовщица хотела броситься с кулаками, но ей хватило одного взгляда, чтобы понять, на что он способен.

Выругавшись себе под нос, женщина быстро растворилась в толпе.

— Вот так надо общаться здесь, — бросил Макс незнакомцу, который был явно возмущён таким обращением с прекрасным полом.

— Смотрю, такта и воспитанности тебе не занимать, — мужчина язвительно изогнул уголки губ. — Меня зовут Дориан. И я… благодарен, что ты помог, но не обижайся, я бы предпочел это сделать менее варварским способом.

Дориан развернулся, собираясь уйти. Но Макс не хотел так сразу упустить его из виду. Он положил руку на плечо Дориана, останавливая его.

— Пойдём выпьем за столиком и поговорим, а то ты привлекаешь слишком много внимания, — Макс сжал пальцы, заставив Дориана поморщиться.

— С чего ты решил, что я захочу пить с таким варваром? — Дориан скинул руку, потирая плечо, где наверняка через пару часов появятся синяки.

— С того, что таких птиц, как ты, я знаю, как облупленных. Если вы залетаете на «Омегу», значит, нужно либо затеряться, либо найти на кого-то информацию.

— Какая проницательность, — съехидничал Дориан. — Но ты заинтриговал. Я всё-таки пойду с тобой. Интересно, что ещё ты себе выдумал за несколько минут случайного знакомства.

Они заняли дальний столик на небольшом балкончике, возвышавшемся над танцполом. Макс заказал выпивку, даже не думая интересоваться предпочтениями собеседника, за что тут же удостоился недовольного взгляда.

— Так с чего ты решил…

— Что ты не местный богатей? — перебил Макс, отправив в рот несколько орешков из вазочки.

— Способность выслушать собеседника — не твоя сильная черта, — Дориан принюхался к выпивке и, решившись, залпом опрокинул первую рюмку.

— Экономлю время и деньги, — Максу был интересен Дориан, поэтому он, абсолютно не стесняясь, разглядывал его. — Но, отвечая на твой недосказанный вопрос, задам встречный: ты себя в зеркале видел?

— Если ты говоришь о моей красоте, то я и так о ней знаю.

— Да ты нарцисс! — хохотнул Макс. — Но я не об этом, красавчик. Я о том, как ты выглядишь и смотришься на общем фоне, — Макс деловито указал пальцем куда-то вверх. — Здесь вокруг тебя люди, потасканные жизнью и миром. Они говорят грубо, не заморачиваются одеждой, ставя функциональность выше внешнего вида. А еще от них воняет. От одних машинным маслом, от других сваркой, от третьих кровью, оружием и смертью. А ты… ты пахнешь деньгами и хорошей жизнью. Ярко выделяешься на общем фоне, поэтому и притягиваешь к себе жаждущих наживы.

— Ты сейчас говоришь за себя? —поддел его Дориан.

— Вроде того, — не стал лукавить Макс. — Но такие богатеи просто так не заваливаются на «Омегу», а значит, тебе нужно что-то.

— Ты ничем не лучше той танцовщицы, — Дориан взял наполненную Максом рюмку и отправил её вслед за первой.

— В отличие от неё, я не впариваю услуги, которые точно не нужны потенциальному клиенту, а ещё… я не пытаюсь затащить тебя в койку, чтоб потом потребовать откупные за молчание.

— Как это благородно.

— Нет, если ты хочешь узнать, каков я в постели, то я бы с удовольствием, да вот только есть одна проблема. Я не трахаю ни деловых партнёров, ни заказчиков.

— Допустим, мне нужно убежище, — Дориан выжидательно посмотрел на Макса. — Ты уверен, что можешь его здесь предоставить?

— Боюсь, ты выбрал не то место для бегства, — рассмеялся тот.

— «Омегу»? Ты издеваешься? Где ещё можно найти более «изящную» компанию, которой будет всё равно, кто я и откуда?

— Нет, в этом ты прав, но спроси любого, куда лучше податься в бега, и все первой назовут «Омегу», — Макс подмигнул Дориану, доедая остатки орешков. — Но таким, как ты, лучше оказаться на Иллиуме. Хорошая планета, куда слетаются богатые главари банд, казнокрады и все прочие крупные криминальные шишки. Там ты не будешь так выделяться. Все эти люди любят жить красиво. Да и найти кого-то на станции вроде «Омеги» намного проще.

— Ты уверен насчёт Иллиума? — Дориан подался вперед, всматриваясь в сидящего напротив него мужчину. Тот был груб, неотёсан, вёл себя по-хамски. Три неровных шрама на правой щеке и один на подбородке ярко говорили о его жизни. Но в то же время был весьма умен.

— Иллиум, может, внешне роскошен и пафосен, но черпани чуть глубже, и будет та же «Омега», только прикрытая завесой фальши. Идеальное место, — фыркнул Макс, положив локти на стол. — Ну так что? Тебе ещё нужно укрытие?

— Что ты предлагаешь?

— Я не знаю, кто твои преследователи, но мне достаточно взглянуть на тебя, чтобы понять ситуацию. Обычно за такие дела, включающие доставку пассажира в другой конец галактики, я беру дорого, но так вышло, что ты можешь отплатить мне встречной услугой.

— Мне не очень нравится двоякость этой фразы, — Дориан иронично посмотрел на Макса, но тот лишь расхохотался.

— Я уже сказал, что с заказчиками и клиентами не сплю. Нет, все тривиально. Мне нужно добыть один груз, и так случилось, что в моём небольшом отряде нет биотика. Поэтому я предлагаю такой вариант: ты помогаешь нам с получением и доставкой товара, не спрашивая, что везём, я же предоставляю тебе свой корабль, на котором вряд ли кто-то будет тебя искать. Как только дело выгорит, мы высадим тебя на Иллиуме.

— Как ты узнал, что я биотик? — насторожился Дориан.

— Я приметил шрамы на шее от импланта, когда разговаривал с тобой внизу, — Макс указал на танцпол.

— А где гарантии, что ты не решишь попользоваться мной и избавиться, когда моя помощь будет не нужна?

— Осторожничаешь? Это хорошо, — довольно протянул Макс, встав со своего кресла. — Выйди в местную сеть или поспрашивай здешних о том, какая репутация у Макса Тревельяна, и можно ли ему доверять в деле.

— Я сфотографирую тебя, чтобы быть уверенным, — Дориан поднял руку, делая снимок инструментроном.

— Не сильно фантазируй обо мне, извращенец, — подмигнул Макс.

— Вишанте каффас! — выругался Дориан на незнакомом языке.

— У тебя есть два дня. Иначе потом я улечу без тебя.

— И без биотика? — голос Дориана был наполнен легкими нотами веселья. Видимо, алкоголь дал о себе знать.

— Лучше уж так, чем нанимать малознакомых наёмников на «Омеге». Смотри, много не пей, — Макс похлопал Дориана по плечу и, расплатившись за выпивку, покинул клуб.

***


Дориан не был дураком, чтобы так быстро доверять первому встречному, тем более, на ЭТОЙ станции. Но за хорошую плату всегда можно собрать всю необходимую информацию. Удивлению Дориана не было предела, когда на дисплее коммуникатора вспыхнуло весьма любопытное досье.

— Внебрачный сын Джона Тревельяна? — Дориан отставил бокал на небольшой прозрачный кофейный столик, стоявший у двухместного диванчика, на котором расположился мужчина.

Дориан не просто слышал имя этого инвестора, но даже пару раз вместе с отцом бывал на его приёмах. Он ни разу не видел Макса, хотя, наверное, здесь постаралась жена Джона — Сьюзен. Вряд ли эта стерва потерпела бы выход Макса в свет, даже несмотря на то, что в нем признали Тревельяна.

— Хм. Любопытно, — Дориан пролистал дальше.

Три года назад Джон отказался от своего сына, вычеркнув его из семейного реестра. Наверняка леди Тревельян постаралась обезопасить своих прекрасных дочурок.

Вспомнив этих нахальных особ, Дориан невольно передёрнул плечами.

Дальнейшая информация была менее сенсационной, но полезной. В данных указывалось, что Макс был тем ещё грубым ублюдком, но если речь шла о заказах, то исполнял он их безупречно. Дориан выключил дисплей, устало обведя взглядом своё временное жилище. Оно больше походило на собачью конуру, но по местным меркам считалось весьма неплохой квартирой — с двумя комнатами, а не с одной, как это принято на старых станциях. Но главной ценностью было большое окно с видом на улицу и осколки астероида, парящие в небе.

Многоэтажные дома стояли настолько близко друг друга, что, сидя у иллюминатора, Дориан ощущал себя рыбой в аквариуме.

Неожиданно комм на его руке тревожно замигал красным светом, а на дисплее высветилось сообщение от местного информатора: «Тебя выследили. Уходи через район Светил».

— Варрик! Не мог сказать раньше! — ругнулся Дориан, схватив со стола шлем подержанного защитного костюма, который купил сразу после разговора с Максом в клубе.
Дориан надел шлем, активировав энергетическое забрало, скрывающее лицо. Вещи он брать не стал, так и оставив их рядом с кроватью. Возможно, это поможет выиграть время.

На выходе из дома Дориан чуть нос к носу не столкнулся с огромным бритоголовым верзилой, скалящимся, как заправский волк.

— Куда прёшь, утырок! — бугай сплюнул на пол, оттолкнув Дориана. — Шевелитесь, ребята. Нам хорошо заплатят, если поймаем его!

Дориан сжал зубы, и быстрым шагом пошел в сторону района, контролируемого Синими Светилами. Эти ребята точно просто так не пропустят левых наёмников на свою территорию.

«Какая ирония! Кажется, выбор у меня действительно невелик!»

***


Макс любовно поглаживал свою пташку, вернувшуюся из доков после ремонта. Это была единственная женщина в мире, к которой он мог испытывать нежные чувства. От неё ещё пахло новой краской и технической смазкой — лучшим парфюмом для Макса.

— Ты меня возбуждаешь, детка, —мурлыкнул Макс, проводя пальцами по обшивке там, где раньше была пробоина от попадания бортового орудия.

— Странное у тебя представление о женской красоте, — раздался ироничный мужской голос, и Макс обернулся, увидев Дориана, стоявшего у стыковочного шлюза. Он скрестил руки и с интересом наблюдал за представленной картиной.

— Смотрю, отоварился, — кивнул Макс на белый гермокостюм. — Но другого цвета ты выбрать точно не мог?

— Белый мне идёт, — в голосе Дориана зазвенело легкое раздражение, что Макса лишь повеселило.

— Значит, ты в деле? — спросил Макс.

— Компания грубых и неотесанных варваров не лишена своего очарования, — попытался уколоть его Дориан, но Макс лишь самодовольно ухмыльнулся.

— Смотри, как условия будут выполнены, можем заглянуть в один из отелей на Иллиуме, я как раз знаю хорошее местечко!

— Вишанте каффас! Если ты не заткнёшься, я уйду прямо сейчас!

— Не кипятись! — Макс примирительно вскинул руки. — Пойдём, представлю тебя остальной команде.

***


Спутников Макса оказалось трое, и один из них весьма колоритно выделялся. Дориан удивленно смотрел на двухметрового широкоплечего мужчину с одним глазом. Самой выдающейся частью его тела были огромные рога. Дориан слышал о незаконных экспериментах с человеческими генами, благодаря которым на свет появлялись причудливого вида дети. Но воочию до этого с этим не сталкивался.

Однако «рогатый» не испытывал никакого дискомфорта от повышенного интереса в свой адрес. Вместо этого он с неприкрытым любопытством смотрел на нового члена команды в лице Дориана.

— Вижу, он все-таки пришёл, — хмуро сказала женщина в камуфляжном костюме, перебиравшая в углу свою винтовку. Её короткая стрижка, одежда и висевшие на шее солдатские жетоны лучше всего говорили о прошлом.

— Это Кассандра. Отличный боец, но местами бывает слишком угрюмой, — Макс улыбнулся, видя, как загорелись щёки женщины.

— Я не… Хотя ладно, что с тобой спорить, — заворчала она, отмахнувшись от Макса, как от назойливой мухи.

— Дерьмо, где ты подобрал этого жирнючего аристократа! — заверещала сидевшая рядом с «рогатым» девушка с короткой рваной стрижкой. — Ещё и биохреник! Фу! — она скривилась так, будто её сейчас стошнит. — Даже не думай лезть мне в голову своим магическим дерьмом!

— Даже не знаю, что меня должно уязвить больше, — Дориан скептически посмотрел на неё, взвесив степень грубости и невежества. Потрясающе.

— Сэра, я сотню раз говорил, что биотики не умеют читать мысли, — Макс устало вздохнул и сел за столик напротив девушки.

— Мне пофиг. Просто пусть не лезет в мою башку, иначе получит четыре пули и контрольную в яйца!

— В лоб, — поправил её Дориан, а Сэра непонимающе уставилась на него. — Контрольный обычно делают в лоб.

— Смотрю, ты выбирал не только по способностям, — сказал рогатый мужик и хитро глянул на Макса.

— Мы идём на дело!

— Не вопрос, Босс, — развёл здоровяк руками. —Твой корабль, твои правила. Но если тебе интересно, — он повернулся к Дориану и, вальяжно раскинувшись на стуле, представился: — все зовут меня Быком.

— Даже догадываюсь, почему, — Дориан старался абстрагироваться от повышенного внимания к своей персоне со стороны Быка.

— Это, — Макс указал на нового члена экипажа, — Дориан. Наш биотик на это дело. Собственно, как ты, наверное, догадался, в углу у нас Кассандра, а за столом Сэра и Бык.

— Какая интересная компания для того, кто не жалует женщин, — не удержался от подколки Дориан.

— Они интересуют меня исключительно как бойцы. И, да! Я забыл представить главного члена нашей команды, — все сидящие устало закатили глаза. — Наша пташка под названием «Инквизиция»!

— Ты так назвал свой корабль? — Дориан кашлянул и с трудом проглоти рвущийся смех. — Тогда тебя я буду звать Инквизитором.

— Ха! Он мне нравится, Босс! — заржал Бык.

— Добро пожаловать на борт, Дориан.

***


Следующие несколько часов все члены экипажа за исключением Дориана были заняты подготовкой корабля к вылету со станции и к последующему уходу за пределы звёздной системы.

Дориан всё это время сидел в кают-компании, читая книгу и игнорируя шум двигателей и вибрацию пола.

Из машинного отделения то и дело выходила Кассандра, вытирая тряпкой выпачканные в масле руки. Она не глядя перешагивала через провода, лежащие связкой у двери в кабину пилота, и заглядывала внутрь для отчета Максу.

Бык вместе с Сэрой оккупировали грузовой отсек, проверяя герметичность люков.
Настроив автопилот, Макс по громкой связи дал команду собраться в общей комнате.

— Значит, план такой, — с порога начал он, — Летим в Туманность Орла, а конкретно — в систему Амун. Там забираем груз на станции и сваливаем. Всё просто.

— Да ты просто стратег! — не удержался от лёгкого сарказма Дориан. — По моему опыту, такие «безобидные» вылазки не обходятся без умопомрачительных приключений, поэтому я налью себе кофе и послушаю более развёрнутый рассказ, — с этими словами он шагнул к небольшой столешнице.

Дориан предпочитал натуральный свежесваренный, а не синтезированный в кофе-машине, но в подобных условиях привередничать не приходилось. Поэтому без лишних слов он нажал на сенсорную панель, активируя процесс приготовления.

«Наверное, у меня паранойя. Но, дыхание Создателя, у меня такое чувство, что костюм вот-вот прожгут два лазера! — фыркнул Дориан и, обернувшись, поймал лукавый взгляд Быка. — Очаровательно. Уже предвкушаю путешествие, полное утомительного флирта»

— Может, милые дамы тоже хотят? — спросил Дориан, и Касс, чуть покраснев, отвернулась и отрицательно качнула головой.

Было похоже, что она не привыкла к обходительному обращению. Скорей всего, у солдат не принято разводить церемонии, и галантное обхождение ей было в новинку.

— Фи! Как можно пить эту гадость! — Сэра демонстративно высунула язык и поёжилась.

— Согласен! Но что поделать. Сомневаюсь, что мои любимые сорта можно встретить на корабле наёмников

— Хей! — с ухмылкой возмутился Бык. — Значит, кофе только для девочек? А как же мы?

— А вы вполне в состоянии оторвать себя от стула и налить себе сами.

— Хочешь посмотреть на мою спину? Извращенец! — подколол Бык, поиграв мускулами, что заставило Сэру захихикать, а Дориана устало вздохнуть.

— Первое правило: никаких романов на борту! — возмутился Макс.

— Так всё же, господин Инквизитор, — Дориан спрятал ухмылку, отпив кофе из чашки, — зачем для такого простого дела тебе понадобился биотик? Хотя дай я угадаю! Система Амун у нас контролируется бандой Затмение? — Макс довольно кивнул. Ему, очевидно, нравилась осведомленность Дориана. — А значит, нам преградят путь прекрасные воительницы с синей кожей, защищенные биотическими барьерами?

— Они такие… Вау, — мечтательно протянула Сэра, подперев подбородок ладонями.

Дориан удивлённо посмотрел на девушку. Кажется, в их команде больше ценителей своего пола, чем он предполагал изначально.

«ЛГБТ-крейсер. Восхитительно», — Дориан допил и забросил кружку в моющий приемник посуды.

— Не обольщайся, — поддел девушку Макс. — Там будут и мужчины.

— Ты... ты всё испортил! — фыркнула Сэра, с ногами забираясь на сиденье.

— Дориан либо хорошо знает, что за груз, либо… — Кассандра вопросительно посмотрела на Макса и вздохнула. — Значит, ты решил его не посвящать.

— Если вы не прекратите об этом говорить, я поддамся демону любопытства! И начну выпытывать, что же вы собираетесь забрать. А я очень не хочу стать одержимым.

— Уговор есть уговор, — кивнул Макс. — После мы высадим тебя на Иллиуме и разойдёмся. А пока у нас есть неделя пути до Амуна и почти месяц до последнего пункта назначения. Обживайся, аристократ!

***


Дориан умирал от скуки, и даже книги не помогали. Он закачал первое, что попалось в электронной библиотеке, и, к сожалению, большая часть была истинным графоманством. Дориан не мог сдержать вздоха ностальгии, вспоминая огромную библиотеку в их доме. Отец был заядлым коллекционером и собирал старые книжные издания. Были также и бесполезные вещи, например, древние рукописи азари, которые не могли прочитать даже эксперты, но отец гордился всеми приобретениями. Это была, наверное, единственная особенность отца, которая не вызывала у Дориана негативных чувств.

Он снова и снова возвращался к досье Макса Тревельяна, стараясь найти разгадку к тайне этого человека. Дориану порой казалось, что Макс откровенно флиртовал с ним, если не сказать ещё грубей — подкатывал. Но, в отличие от Быка, отпускающего похотливые замечания, Макс держался более сдержано, и все его заигрывания начинали казаться лишь стилем общения.

Дориану было непривычно наблюдать такое, но — что кривить душой — в то же время занимательно.

Кассандра большую часть времени проводила в инженерном отсеке, проверяя настройки двигателей и уровень выброса энергии. Дориан заметил, что Кассандра предпочитала рабочую обстановку и исключительно спала в капсуле, похожей на те, что использовались на флоте на кораблях старого образца.

Бык всё время копался в шаттле: что-то перебирал или припаивал, не обременяя себя банальной защитой и работая по пояс голым, несмотря на риск. От него всегда пахло сваркой, маслом и потом. Оставшуюся часть времени он тягал железо или отжимался.

Сэра же занималась тем, чем хотела, и никто её в этом не упрекал. В один момент она могла начать придумывать оскорбления, чтобы втравить Дориана в словесную перепалку, в другой миг уже бежала в душ и начинала ковырять отверткой в системе подачи воды, монтируя в трубы банку с краской.

На третий день безделья на корабле в качестве развлечения Дориан заглянул в кабину пилота.

Макс сидел в кресле, чуть откинувшись назад. Перед его глазами с бешеной скоростью вспыхивали голографические экраны с показаниями сканеров, датчиков, информацией о курсе полета, о возможных отклонениях и много ещё чего. Макс водил пальцами в воздухе, листая сведения или корректируя нужные параметры на парящей в воздухе полупрозрачной голографической клавиатуре. Казалось, что Макс здесь в роли дирижера, управляющего слаженной игрой оркестра. Его пальцы были достаточно длинными и тонкими, Дориан мог даже назвать их изящными. Хотя вряд ли кто-то из наёмников мог такими похвастаться. Всё это контрастировало с родом деятельности Макса и привлекало еще больше.

— Решил понаблюдать за мной? — спросил тот, не оборачиваясь.

— Увидел в камеру? — Дориан обошёл Макса и сел в пустующее кресло второго пилота. — Интересно, где ещё ты их припрятал? А то я могу потребовать символическую плату в качестве моральной компенсации, — улыбнулся Дориан, поймав удивлённый взгляд Макса.

— Какой ты мелочный! — хохотнул тот, синхронизируя инструментрон с данными в системе корабля. Наручный комм тут же вспыхнул ярким оранжевым свечением.

— Я — прагматик.

— Вот значит как, — вздохнул Макс, выключая инструментрон. — Но боюсь огорчить тебя: в спальнях и уборной камеры не стоят, хотя ты подкинул мне идею.

Неожиданно, вбив очередные параметры, Макс развернулся в кресле, и система корабля тут же объявила:

— Запись в судовом журнале: переход на режим автоматического пилотирования. Через два часа тридцать одну минуту запрограммирована синхронизация с ретранслятором. Дальнейший курс проложен.

— Надо же. А я думал, ты и во сне не опускаешь руки, продолжая пилотировать.

— Увы, я не робот, поэтому биологические потребности у меня предусмотрены. Но я сомневаюсь, что ты пришел поговорить о таких пустяках. Ну? Нарыл что-нибудь в файлах моего досье?

— Ты ещё и любишь копаться в чужих коммуникаторах, — Дориан поморщился.

— Профессиональная привычка, уже пару раз спасшая мою жизнь, — кивнул Макс без тени раскаяния в голосе. — Ну так что? Какие вопросы?

— Если ты хочешь от меня прямоты, то ладно, уговорил, — Дориан пожал плечами и чуть подался вперёд. — В досье написано, что ты Тревельян.

— Если ты пытаешься тактично спросить, действительно ли я являюсь сыном инвестора Джона Тревельяна, то ответ у тебя есть, — Макс кивнул на коммуникатор Дориана.

— Мне как-то сложно представить, каково это — в одночасье перейти из статуса наследника строительной империи в разряд наёмников.

— Я незаконнорождённый сын, а у отца есть две дочери от законного брака. Меня приняли в дом несколько лет назад, я понял, что такая жизнь не для меня и свалил. Всё просто.

— Прости, мне, конечно, трудно сравнивать своё положение с твоим, но сомневаюсь, что так просто и легко можно от всего отказаться.

— Можно. И… слушай, давай установим рамки, — разговор надавил на что-то больное, и Дориан это понял, заметив, как переменился тон собеседника, — я не спрашиваю тебя о том, кто ты и почему скрываешься, ты же не роешься в личной жизни моей семьи и команды.

— Как пожелаешь, — пожал плечами Дориан, в душе осознавая, что столь резкий ответ лишь усилил его любопытство.

Никогда прежде он не испытывал такого азарта и желания докопаться до прошлого конкретного человека. Это интриговало.

***


До входа в систему Амун оставалось от силы три часа. Кассандра уже приготовила сменные батареи для щита и начистила винтовку до блеска. Хотя какой смысл был полировать её, если скоро в бой? Но, несмотря ни на что, Кассандра старалась следовать каким-то понятным только ей стандартам.

Бык облачился в гермокостюм — предмет его гордости. На одной из станций, сидя в баре, он хвалился, что на него не нашлось стандартного размера. Даже лучшие поставщики не смогли раздобыть броню, которая бы подошла его фигуре, поэтому его гермокостюм был сделан по индивидуальным чертежам, и второго такого не найти во всей галактике.

Сэра сидела у шлюза, небрежно постукивая своей снайперской винтовкой по полу. Любого человека, впервые видевшего девушку в бою, подобное обращение с оружием повергало в шок, заставляя усомниться в профессиональных навыках, но Сэра была виртуозом своего дела, способным стрелять из винтовки с кривым дулом и даже без прицела.

Дориан облачился в броню и взял в небольшом арсенале подходящий пистолет. Стрелять Дориан умел, и даже неплохо, но предпочитал полагаться на способности, избегая попаданий пуль и подрывая противников биотическими взрывами. Наличие тяжелой винтовки в данном случае очень быстро выматывало.

Макс до упора сидел в кресле пилота, вбивая в программу последние данные. У него перед глазами в воздухе парила схема станции Затмения, щедро предоставленная заказчиком. На ней красными мигающими огоньками подсвечивались бортовые орудия и силовые щиты, защищавшие станцию от солнечной радиации и внешних повреждений.

Макс живо бегал пальцами по прозрачной клавиатуре, и каждая голографическая кнопка вспыхивала при нажатии. Если всё рассчитано правильно, то на несколько минут системы станции дадут сбой, позволив «Инквизиции» избежать повреждений и благополучно причалить к стыковочному шлюзу. Дальнейшее — дело техники и профессионализма. Макса немного нервировала необходимость привлекать к делу Дориана. Он не знал, как поведет себя тот в случае опасности под множеством дул, нацеленных на него. Но, ещё раз пробежавшись по интерактивной карте станции, он в очередной раз убедился, что без биотика не пробиться в изолированные специальным полем отсеки.

— Пора, — выдохнул Макс, вставая с удобного кресла и спускаясь по аварийной лестнице в грузовой отсек.

— Ты из какого-то особого принципа или из банального желания покрасоваться не пользуешься лифтом? — не сдержал ехидства Дориан, услышав глухой стук ботинок о металлические ступени эвакуационной лестницы.

— Я — прагматик, а так быстрей, — Макс спрыгнул, сократив свой спуск на несколько ступеней, и, выпрямившись, отряхнул руки от пыли. Видимо, таким маршрутом он пользовался всё-таки редко.

— Охотно верю, — Дориан взял в руки шлем, настраивая в нём динамики и микрофон.

— В общем, пройдёмся конкретно по плану, — Макс активировал инструментрон, создав в воздухе проекцию станции.

— Босс, где ты раздобыл карту? — присвистнул Бык, закрепляя повязку на глазу специальным биоклеем, чтобы в запале битвы она не слетела.

— Читер! Ты - читер! — Сэра с ногами забралась на столик с оружием, за что тут же удостоилась недовольного взгляда щепетильной в этом отношении Кассандры.

— Не могу же я пойти на дело, не прикрыв свою жопу. Я сохранил её нетронутой до двадцати шести лет и собираюсь продолжить традиции, — подмигнул Макс, на что Дориан устало закатил глаза.

— Вернёмся к делу. Смотри, здесь у них система внешней защиты, — Макс провёл руками по карте, обозначив орудия и генераторы внешнего щита. — У нас будет пять минут, чтобы при выходе из гиперскорости затормозить и состыковаться.

— А вспышку сверхновой за это время нам не нужно устроить? — Дориан смотрел на Макса, как на психа.

— Что именно тебя смущает?

— Я даже не знаю с чего начать, ведь тут такой простор для выбора. Но пойдём по порядку. Во-первых, при таком резком торможении нас просто разорвёт. Это не истребитель, а обычный корабль, что, разумеется, ты знаешь и без меня. Может, кто-то хочет войти в историю как современный аналог камикадзе, но я не для того соглашался на эту авантюру, чтобы кануть в вакуум. Во-вторых, а что у нас там было… ах, да! Состыковка со станцией под градом выстрелов бортовых орудий, что в результате приведёт к тому же, что и первый пункт. И в-третьих, ты собираешься впятером захватить станцию? Не знаю, что больше меня поражает: безграничное высокомерие или беспредельная глупость.

— Красавчик прав, Босс, — кивнул Бык, подмигнув Дориану, когда тот поморщился от фамильярного обращения.

— Я прям заслушался! — хохотнул Макс, разглядывая Дориана. Возмущаясь, тот становился потрясающе притягательным. Настолько, что не к месту возникало лёгкое покалывание внизу живота. — Но ты зря нагнал паники. Заказчик позаботился нашим прикрытием. На станции установлена новая система виртуального интеллекта, управляющего всеми процессами. Во время его установки агент заказчика, поставлявший технику для станции Затмения, заразил ВИ. При получении нужного сигнала произойдёт блокировка оборонного периметра, а также перекрытие части отсеков и их разгерметизация.

— Но ты не ответил на мой первый пункт.

— А что тут отвечать? Я хорошо обращаюсь со своей девочкой, и я смогу сделать всё, что от меня требуется.

***


Макса вжало в кресло пилота, а уши неприятно заложило. «Инквизицию» трясло и швыряло из стороны в сторону так, что, если бы не ремни безопасности, Макс уже давно оставил бы свои мозги на бортовой панели.

Остальным тоже приходилось несладко: их вжимало в сидения, а экипировка и оружие, закрепленные специальными магнитными фиксаторами, больно давили на ребра и спину.

Корабль особенно сильно тряхнуло, и Дориан подумал, что у него вылетит желудок. И не через рот, а напрямую. Тело расплющивало от резкого торможения, а мигрень ввинчивалась в виски.

Макс скользил по тонкой грани, используя силу притяжения газового гиганта для балансировки корабля, но при этом не уходя с траектории, вне которой гравитация планеты Собек начнёт слишком сильно тянуть к себе, разрывая судно на части.

Справа от Макса вспыхнуло красное голографическое окно, предупреждающее о наведении орудий, через мгновение экран потух, а светло-голубой щит станции, парившей на орбите планеты, резко выключился.

Макс дал команду, и «Инквизиция» практически впечаталась в стыковочный отсек, отчего на корабле включился красный свет, извещающий об аварийной остановке.

— На выход! — заорал Макс, хватая с магнитной подставки свою винтовку и активируя через инструментрон голографические экраны щита, окольцевавших гермокостюм.

Бык и Сэра надели полупрозрачные маски для подачи кислорода, совсем не озаботившись защитой головы от шальных пуль. Остальные не были столь беспечны.

***


Дориан, сжимая в руках пистолет, наблюдал, как Бык вручную с помощью аварийного рубильника пытается открыть заклинившую дверь. Наверное, он был единственным человеком в галактике достаточно сильным, чтобы сделать это без специального оборудования.

Когда люк сдался под тяжёлым натиском, Дориан автоматически набросил на себя ярко-синий барьер, окутавший тело и подрагивающий в воздухе.

Шлюз станции был поврежден сильней, чем казалось сначала. Удар был достаточно сильным, чтобы выбить защитные панели, прячущие техническую оснастку от посторонних глаз.

С потолка свисала потрескивающая проводка, а на полу валялись трупы людей и азари. Кто-то из них умер при столкновении, судя по кровавым подтёкам на одежде, а кто-то не успел добраться до гермокостюмов, и их тела так и лежали у двери с мигающим красным индикатором, извещавшим о блокировке.

Макс вызвал карту и ещё раз бегло просмотрел, показывая рукой, куда нужно идти. Он ввёл данные в коммуникатор, активируя программу. Рядом возникла голографическая проекция ремонтного дрона, похожего на большой светящийся глаз.

Дрон подлетел к одной из закрытых дверей и синхронизировался с её панелью, взламывая код. Красный индикатор вспыхнул, распадаясь на фрагменты и перестраиваясь в нужном порядке, и, как только последний встал на своё место, цвет сменился на зелёный, и круглая дверь с гулким звуком скрылась в белой пластиковой панели.

По мере продвижения по станции Дориан не мог перестать удивляться тому, насколько гладко разворачивались события, чётко следуя намеченному плану.

Бык и Сэра предстали интересным тандемом. Для них любая стрельба была развлечением, поэтому, когда дело доходило до снятия биотических полей, прикрывала спину Дориану исключительно Кассандра, чему он был весьма рад.

Макс с каким-то садистским удовольствием убивал инженеров. Увидев на горизонте мужчину или женщину со щитом, похожим на его собственный, он сразу активировал инструментрон, взламывая систему питания гермокостюма противника и направляя энергию внутрь. Инженеров трясло от сильных электрических разрядов, и они падали замертво. Жуткое зрелище.

Добравшись до пункта назначения, Дориан увидел больше десяти огромных ящиков с символикой Затмения.

— Бык, Сэра, грузите их на корабль. Мы оттесним их, — крикнул Макс в громкую связь с такой силой, что микрофон противно зашипел.

— Есть, Босс.

Дориан быстро сработался с Максом. Они идеально дополняли друг друга. Дориан биотикой поднимал в воздух противника или пуленепробиваемые ящики, за которыми те скрывались, и Макс тут же укладывал их метким выстрелом из винтовки.

Дожидаясь команды выдвигаться к кораблю, Дориан увидел, как на Макса навели установленную турель. Неожиданно для себя Дориан бросился к нему, плотно прижавшись костюмом к Максу, и вскинув руки, создал барьер, содрогнувшийся от попадания целой очереди.

Через мгновение Кассандра швырнула в турель гранату, и аппаратура вместе с управлявшим ей инженером были обезврежены.

Перед уходом в последний шлюз, за которым располагалась зона стыковки, Макс разбил за собой приборную панель, вызвав блокировку дверей. Это задержало Затмение на пару минут, которых хватило, чтобы пулей влететь на борт и отстыковаться, уходя в гиперскорость ровно в тот момент, когда ВИ сообщила об угрозе прямого попадания.

***


Выгоревшее дело решили отметить хорошей пьянкой, но у Кассандры были другие планы на этот счёт. Дождавшись, когда Макс закончит прокладывать курс к одной из станций, где по договору с заказчиком должна была состояться передача груза, женщина в ультимативной форме заставила всех явиться в небольшую комнату, отведённую для скромного медотсека.

— Если вдруг нужна будет помощь… скажем, за ручку подержать, ты зови, я к твоим услугам, — подмигнул Дориану Бык, выходя от Кассандры и надевая на ходу футболку.

— Спасибо, как-нибудь обойдусь, — фыркнул Дориан, обходя назойливого поклонника.

Дориан вошёл в пахнущую стерилизующими средствами белую комнату и почувствовал себя крайне неуютно. Кассандра кивнула ему в сторону небольшого кресла, похожего на стоматологическое, правда, оснащённое фиксаторами для рук, ног и головы.

— Не знал, что у такой очаровательной женщины такие садистские фетиши. Что дальше? Прикуешь меня к стулу и начнешь пытать? — Дориан иронизировал, хотя на самом деле чувствовал себя крайне неуютно.

— Раздевайся по пояс и садись, — спокойным голосом ответила она, настраивая аппаратуру рядом с креслом.

Дориан скинул с себя костюм, оставшись в одном нижнем белье, но Кассандра не обращала внимания на его красоту, чем знатно уязвляла.

Как только Дориан сел в кресло и положил руки и ноги на специальные зажимы, они, громко щёлкнув, захлопнулись, а тот, что предназначался для шеи, чуть выдвинулся вперёд, аккуратно обхватывая за кадык и притягивая к подголовнику. Жуткое ощущение.
Кассандра разложила небольшие диагностические присоски, тут же схватившиеся за кожу, как пиявки.

— Ощущение, что меня исследует огромный осьминог, — пожаловался Дориан, когда одна из присосок закрепилась аккуратно под соском.

Датчик вспыхнул, посылая на инструментрон Кассандры считываемые данные, и она углубилась в их изучение. Закончив исследования, она сняла с Дориана диагностическую аппаратуру. Механические «пиявки» с громким чпоканьем отпустили свою жертву, оставляя после себя легкие покраснения.

— Всё в порядке. Повреждений нет, интоксикация отсутствует. Иди, — кивнула Кассандра, внося данные в свою аппаратуру.

«Вот теперь я точно хочу выпить!» — подумал Дориан, натягивая сменную футболку и тренировочные штаны. Не самый роскошный гардероб, но для космического корабля в самый раз.

***


Макс сидел в кабине пилота с выключенным освещением. После гулянки все кроме него завалились спать.

В кабине было почти темно, единственным источником света служила приборная панель. Со стороны каюты экипажа доносился храп Быка, периодически обрывавшийся, когда Сэра в очередной раз швыряла в него чем-то. Кассандра спала в капсуле, как привыкла, а Дориан без тени смущения заявил, что будет спать в каюте капитана, где условия более-менее сносны для его тонкой натуры.

Дориан.

Макс вывел на дисплей изображение его каюты.

Дориан спал на кровати, закинув руки за голову. Одеяло прикрывало промежность, позволяя разглядеть все остальное. Макс уже не мог отрицать банального: его влекло к Дориану. Он казался ему красивым, образованным, умным, а главное — интересным. Дориан рушил все барьеры Макса, заставляя видеть в нём не только делового партнёра, но и объект сексуального влечения.

Даже Кассандра, дождавшись, когда она останется наедине с Максом, намекнула, что пора перестать пытаться обмануть самого себя и посмотреть правде в глаза. Она подметила перемены в общении Макса и Быка. Если раньше они были закадычными друзьями, то теперь Макс все чаще срывался на товарища, и каждый раз это происходило после его попыток подкатить к Дориану. Правда, Макс уже и сам заметил, что один вид Быка, похотливо подмигивающего Дориану, заставлял кровь кипеть в жилах, а сердце молотить с бешеной скоростью, содрогаясь от гнева.

Это нужно было прекратить.

— Он лишь попутчик. Мы как две не параллельные прямые — встретимся лишь раз, но больше не пересечёмся, — тихо сказал себе Макс и с силой ударил по стене, не замечая боли. Все шло не так, как он планировал.

***


Макс встречался с людьми заказчика на небольшом товарном складе. Как и было оговорено, Макса сопровождал один человек. В данном случае это был Бык.

Макс бегло оглянулся, пока наёмники проверяли товары. На всех была форма Синих светил — группировки, конкурирующей с Затмением, — но, судя по потрепанным и старым гермокостюмам, заказчик набрал этих людей из числа списанных вояк.

— Всё хорошо, — кивнул их предводитель, дав знак своим людям забирать ящики и грузить на транспортник. — Деньги уже переведены на твой счёт, — бросил он, отчитавшись через коммуникатор с руководством.

На запястье Макса вспыхнул оранжевый индикатор, известивший о новом сообщении. Он открыл дисплей, сверяясь с данными денежных переводов.

— Всё чисто. Пойдём, — кивнул Макс Быку.

— Тревельян, — окликнул предводитель наёмников, — с тобой приятно иметь дело. Заказчик просил передать, что ждёт и в дальнейшем таких же результатов в совместной работе.

— Понял, — Макс нахмурился и вышел прочь со склада, перешагивая через маленького робота-уборщика.

— О чём он, Босс?

— О личном.

***


Дориан шёл по узким отсекам бывшей торговой станции. Когда-то она была перевалочным пунктом обеспечения здешней системы, но со временем колонии зачахли, и всё пришло в упадок. Наёмники быстро отбили уже никому не нужный сектор, обжив оставшуюся инфраструктуру.

Дориан огляделся, подмечая то, что осталось от прошлой жизни станции. Кое-где различались следы от старых вывесок; главные переходы были широкими и длинными, с удобными маленькими магазинчиками, сейчас переделанными под оружейные.

Центральные складские отсеки прилегали к стыковочным шлюзам для более быстрой доставки грузов. Но сейчас часть старых складов была переделана в жилые зоны.
В одной из таких расположился ночной клуб. В ней не стали ничего перестраивать, оставили всё как было, украсив декорациями и множеством неоновых ламп.

Дориан пил вместе с Сэрой, травившей какие-то несуразные байки о её прошлом в бедных кварталах Земли, где она вместе с такими же ребятами планировала хулиганские нападения на богатеев. Исходя из её рассказов, Сэра вместе с «Рыжими Дженни» несколько раз пробиралась под видом прислуги на приём, забрасывая несколько ульев с пчелами.

Кассандра сидела рядом и почти не пила. Она вообще не любила подобные заведения и к необходимости дожидаться здесь остальных относилась как к незаконченному делу.

Она встрепенулась, увидев Быка и Макса, лавирующих мимо беснующихся в неистовом ритме людей.

— Как всё прошло? — громко спросила Кассандра, закрывая левое ухо от рева из динамиков.
— Всё хорошо! Завтра на Иллиум, — Макс так же старался докричаться и, нажав дисплей на столе, выбрал в выскочившем меню несколько крепких напитков. — Гуляем!

***


Чем больше Макс вливал в себя «Чёрного крогана», тем сильней ему хотелось врезать Быку, схватить Дориана и оттащить в дальний угол клуба, где в полумраке Макс сможет прижать его к себе, стискивая руками крепкие ягодицы.

Мысли снова и снова возвращались к битве с Затмением. В момент, когда Макс ощутил спину Дориана и барьер, обволакивающий их обоих, он поймал себя на мысли, что они будто стали единым целым. Макс был готов поклясться всеми сокровищами галактики, что он ощущал ускоренный пульс Дориана, эхом отдающийся в уши, словно они два эмбриона в одной утробе. Страшное чувство, и всепоглощающее.

Неожиданно за столом знатно вырос градус веселья. Сэра довольно хлопала в ладоши, когда подвыпивший Бык стянул с себя футболку и начал красоваться мощными мускулами.

Кассандра устало закатила глаза, но Макс видел, как она время от времени косилась на полуголого Быка.

Подобная шумиха заинтересовала местных охранников. Тревельян демонстративно положил винтовку на стол, и Светила решили не влезать в чужой праздник до тех пор, пока всё проходит без стрельбы и насилия.

Бык между тем, подхватил Сэру, усаживая ее верхом на плечи. Девушка довольно верещала, размахивая рукой, будто держала хлыст.

— Ты только и можешь мускулами водить? — Дориан был навеселе. Он залпом осушил свой стакан и со стуком, утонувшим в канонаде звуков из динамиков, поставил его на стол.

— Так ты только посмотри на них, — Бык напряг бицепсы, как заправский атлет.

— Вот об этом я и говорю, — ухмыльнулся Дориан, наливая себе очередную порцию. — Играешь мускулами, ночью храпишь, как животное, а в голове все мысли лишь о битвах и оружии.

— Ты прав, — спокойно заметил Бык, ссадив Сэру. — Эта груда мышц прижмет тебя к стене, не позволяя вздохнуть, обезоружит, заставляя сдаться на волю победителя. И тогда я познакомлю тебя с тем, как мощно стреляет мой дробовик в унисон с твоим стволом. Это будет потрясающая битва!

Дориан закашлялся и ошалело уставился на Быка, стараясь понять, правильно ли понял его фразу, или всё-таки наёмник не был настолько умен, чтобы придумать такой подтекст.

Сэра гоготала в голос, а Кассандра покраснела, что наводило Дориана на мысли, что он не одинок в своих догадках.

Неожиданно вспылил Макс. Он слишком сильно сжал свой бокал, отчего тот разлетелся на кусочки, подобно плитке шоколада. Несколько осколков врезалось в кожу, но тот даже не обратил внимания. Макс уставился на Быка бешеным взглядом. Кассандра аккуратно активировала маленького, размером с кулачок, дрона, быстрым движением вытащившего стекла из раны и сбрызнувшего кожу защитным эластогелем.

Макс не замечал дрона, а всё так же буравил взглядом Быка. В какой-то момент нервы сдали, и Макс, не говоря ни слова, схватил Дориана, уволакивая его за угол под улюлюканье Сэры, ничуть не заглушаемое басами стереосистемы.

Макс втолкал Дориана в одну из подсобок, блокируя коммуникатором панель доступа двери.

— Твоя система поражает. Неужели ты можешь в мгновение ока открыть любой замок? Пожалуй, я должен лучше озаботиться защищённостью собственной спальни, — хотел скрыть неловкость за шуткой Дориан, но он видел, как горели глаза Макса, который в эту секунду казался большим животным, чем Бык.

Макс осторожно коснулся его губ, словно спрашивая разрешения, и, не получив жёсткого отказа, тут же обнаглел, вжимая Дориана и целуя так, будто пытался душу выпить.

Дориан ощущал горячие руки, проникающие под его одежду и оглаживая каждую мышцу грубыми и мозолистыми пальцами, возбуждавшими до одури.

— А как же правило — не спать с клиентами и партнёрами по бизнесу? — подшутил Дориан, разрывая поцелуй и глядя в расширенные от желания зрачки Макса.

— Заткнись. Считай, что ты исключение! — гаркнул тот, грубо дёрнув застёжку на штанах Дориана и опускаясь на колени.

Дориану всё это казалось дурацким сном, ведь как иначе можно было объяснить то, что он стоит в грязной рабочей подсобке среди средств для уборки и прочего инвентаря со спущенными штанами в то время, как грубый и неотёсанный наёмник дрочит его член. Нонсенс!

Но все эти мысли тут же улетучились, когда жадный и горячий язык пробежался по стволу, раздразнивая, а после Макс заглотил член целиком, играясь рукой с бархатной мошонкой.

Дориан не помнил, чтоб хоть один из его партнёров отсасывал с такой смесью животной страсти и осторожности.

Перед глазами Дориана вспыхивали красные точки, расползаясь в разноцветные искры, он чувствовал, как невольно поджимает пальцы ног, а все нервы сковывает сладким предвкушением. Дориан погладил его скулы, пытаясь отстраниться, предупреждая о скором оргазме, но Макс лишь усилил давление, вбирая особенно глубоко.
С протяжным стоном, прикрыв в истоме глаза, Дориан излился, а Макс вместо того, чтобы сплюнуть, проглотил и довольно облизнулся.

— Наглец, — выдохнул Дориан, ощущая легкое покалывание щетины у внешней стороны бедра, где Макс терся щекой.

— Даже не думай, что мне этого хватит.

***


Макс проснулся с головной болью и опустошенностью во всем теле. Ему казалось, что вчера он оставил на простынях всё содержимое яичек.

Он взъерошил волосы, стараясь прогнать мерзкую сонливость. Рядом лежал Дориан, по-хозяйски заняв три четверти кровати.

— Чтобы он спал на грязном белье? Да никогда, — грубым с утра голосом ворчал Макс, пока искал собственное бельё под кроватью.

— Поэтому я заставил тебя его сменить, — лениво раздалось из-за спины.

Макс бегло глянул на Дориана, сладко потягивающегося, щеголяя обнаженной грудью, на которой отчетливо виднелись следы свежих засосов.

— Надо же. У меня ещё силы на это нашлись, — Макс встал с кровати, собирая раскиданную одежду и краем глаза заметил то самое постельное бельё. Его не убрали в приёмник грязных вещей, и оно валялось комом в дальнем углу каюты.

— Если тебя это утешит, то признаюсь, что ты не сразу сдался. Просто я умею быть убедительным, — Дориан продолжал лежать, закинув руки за голову, и смотрел в стену напротив кровати, а его мысли витали где-то в другом месте. — Не хочу портить приятное утро, но я не люблю недосказанности.

Макс понял, к чему ведёт Дориан, и хотя разговор был ожидаемым, приятней от этого он не становился.

— Если ты про секс, то было неплохо.

— Неплохо? Да ты нахал, — в голосе Дориана слышались нотки возмущения.

— Не люблю сложностей. Давай доберёмся до Иллиума, а там решим, что делать дальше. К тому же, у меня там назначена встреча, — Макс натянул футболку, не поворачиваясь к Дориану.

— Если ты хочешь это прекратить и ведёшь к этому, то я бы предпочел сделать это сейчас, пока всё не зашло далеко, — Дориан сел на край кровати, скрестив руки на груди, словно отгораживаясь.

— Не изображай из себя невинность. Всё уже зашло дальше, чем планировалось, — Макса раздражала эта ситуация, а вкупе с головной болью значительно быстрей уменьшала лимит терпения. — Если ты думаешь, что я поступился принципами просто ради веселья, то очень жаль, — Макс вышел из комнаты, оставив в ней озадаченного Дориана.

***


Макс вёл себя как ни в чём не бывало, но что-то в нем изменилось, и это чувствовал не только Дориан. На следующее утро после той самой ночи, Бык перестал пытаться флиртовать и вёл себя в большей степени дружески. Сэра иногда отпускала пошлые шуточки, а Кассандра старалась лишний раз не заводить эту тему, и каждый раз осаживала говорливую девушку.

По мере приближения к Иллиуму Макс становился всё более подавленным и раздражённым.

Он запирался в кабине и сутками не вылезал из кресла пилота. Дориан замечал, что у него всегда горит индикатор новых сообщений, но Макс их игнорировал так же, как присутствие Дориана, при виде которого тут же начинал копаться в показателях датчиков.
Чтобы хоть немного отвлечься от неприятной ситуации, всё свободное время Дориан либо читал, либо играл с Сэрой в карты.

До конца полёта оставалось чуть больше суток, когда Дориана окликнул Бык.

— Слушай, поговори уже с ним. Босс стал невыносимым, — Бык стянул со стола бутылку с «Кроганом», рухнул на стул рядом с Сэрой и прямо из горла отхлебнул добрую четверть убойного пойла.

— И каким это образом относится ко мне? — Дориан сделал вид, что его больше интересуют доставшиеся ему карты, чем Макс.

— Брось, все знают про вас, — Бык как всегда прямолинеен.

— Надо же. Какая осведомлённость.

— Как-то после нашей с ним пьянки, он сказал, что загнан в угол и боится твоей ненависти после того, как высадит на Иллиуме. Ты не знаешь, о чем речь?

Дориан озадачено пожал плечами. Он и в самом деле не понимал, к чему были сказаны эти слова.

— Вам нужно всё прояснить, — отозвалась молчаливая Кассандра, проверявшая оставшийся провиант. — Другой возможности у вас не будет.

— Чудесно, — Дориан отбросил карты, так как желания играть уже не осталось. — Все так и стараются помочь! И… ладно-ладно, — он вскинул руки, — сдаюсь под вашим натиском.

Дориан поднялся и, сделав глубокий вдох, направился в кабину пилота.

***


Макс слепо шарил пальцами по экрану. За годы практики действия отработались до автоматизма, что иной раз выручало.

Все его мысли были о Дориане. Как бы он ни старался забыть его или найти занятие, позволявшее отвлечься, всё возвращалось на круги своя.

Макс уже тысячу раз проклял обстоятельства, столкнувшие их вместе. К чертям летели логика и прагматизм, вытесняясь из сознания, как ненужные вещи.

— Прости меня, моя девочка, — Макс любовно погладил приборную панель, отозвавшуюся на касание ярким светом.

— Выход из спящего режима, — сообщил ВИ корабля, зажигая приборную панель.

— Твоя верность «Инквизиции» одновременно восхищает и забавляет, — сказал Дориан, стоя в дверях. Он заметил, как вздрогнул Макс, но не стал язвить на эту тему.

— Ты что-то хотел, Дориан? — спросил тот, судорожно бегая пальцами по экрану.

— Завтра мы прилетаем на Иллиум.

— Знаю. Хочешь попрощаться?

— Вишанте каффас! Я хочу разобраться! — вспылил Дориан, с силой разворачивая кресло, чтобы Макс обратил уже на него внимание.

— Мы хорошо сработались, — Макс смущённо почесал нос. — Можно сказать, ты идеально вписался в команду.

— Разумеется. Я ведь совершенен, — сказал Дориан без тени смущения.

— Как всегда скромный, — рассмеялся Макс, чуть расслабившись, отчего воздух в кабине стал менее напряженным.

— Я говорю, как есть. Меня таким сделали, — пожал плечами Дориан и отошёл к одному из иллюминаторов, где открывался потрясающий вид на ближайшую туманность.

— То есть? — Макс подался вперёд и сощурился, стараясь разобрать перемены в лице Дориана.

— Как я и сказал. Меня спроектировали таким в лаборатории. Ты не спрашивал меня о моей семье, но раз завтра наши пути разойдутся… почему бы и нет, — Дориан всматривался в очертания газового облака, оставшегося после взрыва сверхновой. — Наверное, я пожалею об этом.

— Ты сам начал.

— Верно. Ну что ж… Мой отец — влиятельный бизнесмен. Можно сказать, один из главных богатеев. Среди людей, разумеется. Он задумался о том, где бы получить преемника, соответствующего всем его высоким стандартам. И чтобы свести к минимуму риски, возможные при естественном зачатии, меня сделали в лаборатории из его клеток. Всё, начиная от моего ума и внешности и заканчивая биотикой — оплачено им. Я — его инвестиции в будущее. Но моего согласия на это не спрашивали, поэтому… я в бегах.

— Стой… то есть, то, что ты называешь себя идеальным… — Макс старался переварить услышанное, но вместо ответов возникали одни вопросы.

— Это не моё мнение, а факт, задокументированный в отчёте генетической лаборатории. Меня создали в ней по эталонным параметрам. Разумеется, всё это обошлось в астрономическую сумму. Отец всегда хотел, чтобы я занял его место. Хотя он никогда не был горд мной, скорей наоборот. Все мои хорошие результаты укладывались в его ожидания, в отличие от неудач.

— Почему ты сбежал? — не смог удержать Макс рвущийся вопрос.

— Я не захотел следовать его планам. Наследование корпорации, брак с выбранной для меня женщиной и дальнейшее продолжение рода Павусов — вот оно, наследие отца, за которое он готов и душу продать, если потребуется. Я отказался, — Дориан смеялся, но в голосе вместо веселья чувствовалась боль. — А потом совершенно случайно я обнаружил в его документах запрос в лабораторию на коррекцию моей памяти и личности.

— Он… собрался вживить тебе в мозг чип? — Макс говорил тихо, не веря в услышанное.

— Да. Разумеется, он знал о возможных рисках, но для него они были не первостепенны.

— И после ты сбежал.

— Да. Сбежал. Но куда бы я ни направлялся, меня преследовали охотники, нанятые отцом.

Дориан не заметил, как Макс оказался сзади, поэтому вздрогнул, когда крепкие руки обняли его.

— Это похоже на сцену из дешёвой мыльной оперы, — пошутил Дориан, разбавляя тишину. — Двое влюблённых в полумраке обнимаются в кабине пилота, глядя на звезды за иллюминатором.

Дориан почувствовал, как его шею царапнула щетина. Макс прижался к нему щекой, вдыхая запах тела.

— Бык говорил, что ты боишься моей ненависти. О чём речь? — Дориан ощутил, как руки Макса окаменели.

— Просто пьяный бред. Не бери в голову.

— Я ему тут душу изливаю, а он от меня что-то утаивает. Ты уязвляешь моё самолюбие.

— Я люблю тебя, — на выдохе признался Макс.

— Ты… ты играешь не по правилам, ТАК меняя тему! — задохнулся Дориан.

— А у нас есть правила? — улыбнувшись, спросил Макс, лукаво вглядываясь в лицо Дориана.

— Пока еще не придумал.

***



Макс не мог оторваться от губ Дориана, который уже начинал сетовать на затянувшуюся прелюдию. Такая медлительность больше подходила девственникам, а не двум взрослым и опытным мужчинам, и, сдавшись, Макс упал на кровать и вытянулся рядом с Дорианом, за что тот одарил его озадаченным взглядом.

— Давай сегодня попробуем иначе, — сказал Макс, отводя взгляд.

— Ты имеешь ввиду, что хочешь сегодня отдать право управлять кораблем? — Дориан навис над ним, потешаясь.

— Если ты хочешь оприходовать мою девочку, то забудь!

— Боюсь, она не в моем вкусе, — отшутился Дориан. — Ну что за лицо? Постой… ты никогда не был снизу?

— Ты уже мог заметить, что я люблю главенствовать во всем. Но если не хочешь, то…

— И сразу на попятную, — Дориан поцеловал его в уголок губ. Почему-то сейчас Макс казался уязвимым и открытым. Вряд ли он показывал себя с этой стороны кому-то ещё.

Дориан огладил пальцами отросшую щетину на скулах Макса, а после прильнул к его шее, вдыхая терпкий мускусный запах, возбуждавший лучше любого афродизиака.

Макс немного расслабился и поёрзал, укладываясь удобней. Он прикрыл глаза, наслаждаясь близостью, которую не позволял никому другому. Дориан был нежен, исследуя пальцами каждый уголок тела партнера, заново открывая Максу его эрогенные зоны.

Дориан стянул с тумбочки баночку со смазкой и, макнув в неё пальцы, начал растягивать.

— Не надо так вздрагивать, — Дориана забавляло, как напрягся Макс, ощутив первое прикосновение к сфинктеру.

— Если ты будешь всё комментировать, я быстро прикрою лавочку!

— Ну-ну, не злись, — Дориан спустился чуть ниже, целуя внутреннюю сторону бедра. Свободной рукой он игриво пробегал пальцами по члену Макса. Каждое такое касание заставляло того вздрагивать и шипеть проклятья сквозь зубы.

Дориан постепенно добавил ещё два пальца и медленно двигал ими, массируя простату и периодически раздвигая их, подготавливая.

— Давай! — не выдержал Макс, протягивая презерватив.

Дориан сам был уже на пределе, поэтому, не найдя в себе силы острить о торопливости Макса, зубами вскрыл упаковку, надел контрацептив и медленно толкнулся внутрь.

Макс зажмурился, привыкая к непривычным ощущениям. Он рефлекторно попытался отодвинуться, но Дориан тут же притянул его за бёдра обратно.

— Как ты? — спросил Дориан, нависая над Максом.

— Совру, если скажу, что классно.

— Так всегда вначале. Сейчас пройдёт.

— Надеюсь.

— Ты сомневаешься в моих талантах?

Макс хотел съязвить, но он прекрасно понимал, что Дориан просто заговаривает ему зубы, отвлекая от неприятных ощущений.

— Нет, — выдохнул он, притянув за шею Дориана, и поцеловал. — Я готов.

Они двигались медленно, смакуя каждое мгновение близости. Слизистая рта пересохла, и вместо стонов со временем стали вырываться хриплые вскрики. Воздух словно раскалился, опаляя жаром. Макс чувствовал, как постепенно боль притупилась, уступая приятному и ранее незнакомому ощущению.

По телу Дориана стекали капли пота, очерчивая мускулы и усиливая терпкий запах секса, который витал в комнате.

— Я больше не могу, — прохрипел Макс, судорожно доводя себя рукой до разрядки. Белые капли выплеснулись на поджарый живот, а мышцы ануса во время оргазма начали сильно сжиматься.

Дориан застонал от ощущений, и через пару мгновений толкнулся особенно глубоко, изливаясь.

Он аккуратно вышел из Макса и растянулся рядом, наблюдая, как тот постепенно приходит в себя.

— Я люблю тебя, — выдохнул Макс, облизывая пересохшие губы.

— Эй, неужели ты думаешь, что мы ограничимся одним раундом?

— Нет. Но дай мне немного времени, — рассмеялся Макс. Ему очень хотелось, чтобы завтра никогда не наступало.

***


Иллиум завораживал своей красотой. Дориан стоял в кабине пилота, наблюдая в иллюминатор за планетой. Она постепенно становилась всё больше и больше, и можно было отчетливо разобрать горящие миллионами неоновых огней города, где сейчас была ночь.

Тонкий слой атмосферы пронзительного синего цвета опоясывал планету, словно ограняя этот «алмаз». Завершающим штрихом выступали зеленоватые полярные сияния, создаваемые солнечным ветром.

— Тебе лучше пристегнуться, — бросил Макс, перенастраивая поток энергии силового щита. — При входе в атмосферу будет трясти.

— Сомневаешься в моих знаниях по астрофизике?

— Нет, — вздохнул Макс, устало потерев переносицу. — Просто сделай, как я прошу!

Дориану не понравилось, каким тоном это прозвучало, но он не стал заострять на этом внимание. За сегодняшний день это было не первое резкое высказывание Макса, который был явно на пределе. Казалось, даже малейшего повода будет достаточно, чтобы спусковой механизм сработал, и Макс принялся крушить все на своем пути.

— Как пожелаете, Инквизитор, — холодно ответил Дориан и направился вглубь корабля.

Во время посадки корабль сильно трясло. Макс сосредоточился на показателях датчиков, фиксирующих изменение параметров щита. Если что-то пойдет не по плану, то без своевременной реакции «Инквизицию» может сильно потрепать, что приведет к очередному дорогостоящему ремонту.

Макс не мог разглядеть планеты в иллюминатор, так как весь корабль объяло яркое свечение щита, горевшего алыми всполохами по мере погружения в плотные слои атмосферы.

— Мощность внешней защиты семьдесят процентов, — сообщил ВИ, а Макс мысленно послал её к черту. Он давно мечтал найти кнопку, отключавшую назойливый голос компьютера в моменты, требующие полного сосредоточения.

Постепенно тряска прекратилась, и в иллюминаторе показался плотный слой облаков, лежащих аккурат под кораблем.

На дисплее вспыхнул огонек входящего звонка, и Макс нажал кнопку приёма.

— Вас приветствует космопорт Иллиума, — прощебетал голос девушки-диспетчера. — Пожалуйста, назовите класс вашего судна и опознавательные номера.

— Фрегат «Инквизиция». Номер KPI3540. Запрашиваю разрешение на посадку, — ответил Макс.

Он знал, что все эти запросы были необходимы только для обеспечения безопасности потенциальных клиентов. Цели визита мало кого волновали.

— Посадку разрешаю. Проследуйте в док D, зону стыковки 54. Мы высылаем схему посадочного дока. Всего доброго, — девушка отключилась, а на дисплее высветилась карта, на которой красным цветом подсвечивалось место высадки.

Макс быстро переключился на автопилотирование, наблюдая, как «Инквизиция», маневрируя между десятками взлетающих и садящихся кораблей всех видов и размеров, летит по заданному курсу.

Макс выдохнул и понял, что у него трясутся руки перед встречей. Он не сказал друзьям на борту, что от самого входа в систему на солидном расстоянии за ними следовали корабли заказчика, провожая «Инквизицию» до Иллиума. Макс был уверен, что в доках их будут ждать.

— Создатель, если ты есть, помоги, — прошептал Макс, поднимаясь с кресла.
Из иллюминатора он видел, как корабль зашел в стыковочную зону, и четыре мощных магнитных замка опустились на фрегат, фиксируя его. Двигатели корабля тут же выключились.

— Фу! Я сейчас побегу блевать! — ворчала Сэра, отстегиваясь от кресла. Она тяжелей всех переносила посадки на планеты.

— Предпочту, чтобы ты сделала это молча. Так сказать, не вдаваясь в пикантные подробности, — лицо Дориана приобрело бледный оттенок. Видимо, вход в атмосферу ему тоже пришёлся не по душе.

— Босс, ты чего? — окликнул Бык, заметив обречённый вид Макса.

— На выход, — ответил тот. — И на всякий случай возьмите оружие.

— Что-то случилось? — насторожилась Кассандра.

— Это Иллиум. Тут в любой момент может что-то случиться.

***


В столице Иллиума Нос Астре был поздний вечер. Ещё стоя на платформе зоны стыковки, Сэра не смогла сдержать восторженного возгласа, увидев вдали высотки причудливой формы, покрытые множеством ярких неоновых вывесок. Они были настолько большими, что на огромном расстоянии не превращались в еле заметную полоску, и кое-где можно было разобрать буквы.

Вокруг небоскрёбов по воздушной магистрали летали тысячи машин, издалека превращающиеся в большой светящийся рой.

Макс увидел одну из сотрудниц космопорта, заполнявшую на парящем рядом с ней дисплее какие-то документы. У её ног кружилось четыре шарообразных дрона.

Заметив, что Макс и остальные покинули корабль, женщина дала команду роботам заняться осмотром «Инквизиции».

Дроны встрепенулись и загорелись ярким синим цветом. Они тут же взобрались на корабль, исследуя его и восстанавливая пробоины в щитах после посадки.

— Я ещё не оплачивал стыковку, — Макс нахмурился. На Иллиуме без предварительного перечисления денег за стоянку не дадут и шагу ступить. Что уж говорить об осмотре и ремонте.

— Всё уже оплачено, — сотрудница порта озадаченно посмотрела на Макса, сверившись ещё раз с данными. — Это сделал Ваш торговый партнёр.

— Боюсь спросить имя этого благодетеля. У тебя появился спонсор, и ты мне не сказал? — Дориан удивленно посмотрел на Макса, но краем глаза заметил, что в зоне стыковки стало слишком многолюдно.

Их окружили со всех сторон наёмники из Светил. Больше тридцати человек с оружием заняли позиции, не позволявшие укрыться или убежать.

Почувствовав, что запахло жареным, сотрудница порта тут же отозвала своих дронов и быстро ретировалась из зоны стыковки.

— Босс? — осторожно спросил Бык. Ему нужна была команда Макса, но тот, на удивление, не действовал, а стоял как вкопанный.

— Имя «благодетеля» тебе не понадобится, — раздался чуть хриплый мужской голос, заставивший Дориана застыть. — Сомневаюсь, что вкладывал в тебя настолько плохую память, чтобы ты забыл имя отца.

Несколько наёмников расступились, пропуская вперёд солидного мужчину в дорогом костюме. Рядом с ним маячили два телохранителя и кукольного вида секретарша.

— Вишанте каффас! Что ты тут делаешь?! — закричал Дориан, но его отец лишь разочарованно скривился.

— У тебя IQ под стать моему. Воспользуйся тем, что я тебе дал.

— Что дал?! — сорвался Дориан. — Я тебе не один из роботов, в которых ты закладываешь нужные параметры, и не инвестиция в твое наследие, которым ты так гордишься!

— Ты всегда был таким, — вздохнул мужчина. — Но это поправимо. Тревельян, — он переключил своё внимание на Макса.

— Вот, значит, как? — Дориан нервно расхохотался, поняв, что происходит. — Лучше оказаться на Иллиуме, — слово в слово начал он повторять слова Макса, сказанные в баре на «Омеге». — Хорошая планета, куда слетаются богатые главари банд, взяточники и прочие крупные криминальные шишки… Вот какой был план.

Дориану было больно так сильно, что впервые в жизни ему захотелось заплакать.
Он ведь поверил в слова любви и думал, что они с Максом делят это чувство на двоих, но реальность жестоко била по мечтам. Хотя чего ещё он ждал от наёмника, охочего до наживы?

— Босс, что, мать твою, происходит? — зарычал Бык.

— Ты продал его… одного из нас, — Сэра с отвращением смотрела на Макса. Впервые она признала Дориана членом команды. — Ты… УБЛЮДОК!

— Тревельян, успокойте своих друзей. Иначе я буду вынужден принять меры.

Наёмники Светил тут же вскинули винтовки, взяв Макса и остальных на прицел.

— Это мы ещё посмотрим, — сказал Бык, готовясь в любой момент выхватить дробовик. Сэра и Кассандра тоже взялись за оружие.

— Ни к чему лишнее кровопролитие, к тому же бессмысленное, — Дориан шагнул к отцу, загораживая товарищей. — Наверняка это не все люди, которых ты согнал сюда. Знаешь, я даже польщён. Сколько сил ради того, чтобы вернуть меня. Восхитительно, — Дориан вытащил пистолет и откинул в сторону.

— Дориан! — воскликнула Сэра, видя, как его аккуратно взяли под руки двое наёмников.

— Признаюсь, было весело, — он улыбнулся ей и, с болью посмотрев на Макса, добавил: — но нереально.

Бык и Сэра ругались, обливая проклятьями отца Дориана и Макса, так и стоявшего посреди стыковочной зоны с непроницаемым выражением лица.

— Тревельян, вы оправдываете свою репутацию. Вы идеально организовали доставку медицинского оборудования со станции Затмения, а также смогли привезти Дориана. Я распорядился перевести деньги на Ваш счёт. Всего доброго, — отец Дориана кивнул секретарше, и она тут же застучала пальчиками по комму. Инструментрон Макса вспыхнул, известив о новом сообщение.

Наёмники потянулись вслед за своим нанимателем, и через минуту в зоне стыковки остался только экипаж «Инквизиции».

Кассандра подошла и со всего размаху врезала Максу в челюсть, отчего тот свалился на бетонный пол. Опомнившись, к нему подлетела Сэра, пиная его ногами и осыпая проклятьями.

Макс даже не пытался закрыться. Он продолжал лежать, смиренно принимая каждый удар, оставлявший синяки и кровоподтеки.

Единственным, кто не стал распускать руки, был Бык. Он презрительно смотрел на Макса, не желая марать об того руки.

— Я думал, ты любил Дориана. Предатель, — Бык выплюнул последнее слово и, перешагнув через Макса, пошёл прочь из дока.

— Тебе потребуется новый экипаж, — Кассандра, выплеснув свою злость, схватила Сэру за руку и увела вслед за Быком.

Макс не чувствовал тела, но физические повреждения его не волновали. Сейчас единственным, о ком он думал, был Дориан.

Макс не знал, сколько времени он провёл, лежа на полу, но в какой-то момент азари, работавшая в порту склонилась над ним. В её лице читалось беспокойство.

— Вы в порядке? — неуклюже спросила она, а Макс встрепенулся, почувствовав, как внутри прорвало плотину.

Он закрыл руками лицо, чувствуя, как жгучие слезы защипали глаза.

— Создатель… что же я натворил?

***


Макс шёл по крупной торговой площадке Иллиума. На ней располагались сотни стендов, где обходительные продавцы были готовы чуть не облизать клиента, раскручивая на новые покупки.

Особо выделялись стенды, где предлагалось заключить официальный контракт на невольного рабочего, добровольно согласившегося на рабство за выплату долгов.

Макс расталкивал назойливых людей с отвращением, глядя на всплывшую сбоку голографическую рекламу, предлагавшую купить новую серию андроидов, способных также удовлетворить любые сексуальные запросы клиента.

Следующий ролик окончательно вывел Макса из себя. На стенде возник образ азари, рассуждающей о депрессиях и тяготах современного мира:

— Если вас предал друг, или вы потеряли свою любовь, то достаточно одной дозы красного песка, чтобы забыть обо всём и вновь почувствовать радость к жизни. Не думайте о запрете на него в других звёздных системах. Красный песок официально разрешён на Иллиуме.

Макс не выдержал и, активировав инструментрон, с силой ударил по панели вывода изображения. Картинка дрогнула, вытягивая лицо азари, и рассыпалась множеством пикселей.

Через секунду перед Максом возник робот-охранник, известивший о нарушении закона. Треклятая жестянка тут же передала счет для перевода средств на покрытие ущерба и оплаты штрафа.

Макс не стал возмущаться. Он знал правила Иллиума, где в случае отказа от оплаты за ним приедут полицейские для задержания, после которого начнется сущий бюрократический ад.

Нажав несколько кнопок на своём коммуникаторе, Макс дождался подтверждения от робота о переводе средств, после чего направился в ближайший бар, чтобы забыться.

***


Макс сидел за барной стойкой, глуша крепкий алкоголь без закуски. При виде его смурной рожи, все сидевшие рядом перебрались за свободные столики, чтобы не портить себе вечер.

Азари-бармен протирала бокалы, изредка бросая беглый взгляд на странного посетителя.

— Ещё «Поцелуй вечности» — обратился Макс к дисплею для заказов, и перед ним прямо из специального подъёмника в столе появилась очередная рюмка с крепким напитком. — Мне интересно, — лениво начал Макс всматриваясь в темного цвета алкоголь, — если здесь такая система доставки, то на кой чёрт нужен бармен.

— Слушай сюда, пьяница, — грубо отозвалась азари, забрав из рук Макса рюмку, — я не знаю, какое горе произошло в твоей жизни, но мой тебе совет: после того, как протрезвеешь, умой свою рожу и сделай что-то более полезное

— Смотрю, сервис здесь отличный, — расхохотался Макс. Ему нравилась эта азари. Такая может ещё и вышибалой работать по совместительству. Не из робкого десятка.

— Ты спросил, зачем нужны бармены? Так и быть, отвечу, — она села напротив Макса и к его удивлению вытащила из-под стойки бутылку, прикладываясь к ней. — Выпивка помогает расслабиться и забыться, но столу, каким бы технически оснащенным он ни был, ты не сможешь излить душу. Точней, сделать это возможно, но он совета тебе не даст.

— То есть ты мне дала совет? — Макс попытался сфокусировать взгляд на азари, но в глазах упорно двоилось.

— Именно. Я таких вижу, как облупленных. Хоть упейся, но твоих проблем это не решит. Поэтому прекращай мотать сопли на кулак и пошевели мозгами.

— Боюсь, в моём случае ничего не поможет.

— Эту хрень я слышу каждый день, и всегда оказывается, что я была права.

— Боюсь, не в моем случае.

— И это тоже слышу, — скучающим голосом сказала азари.

— Понимаешь, я даже не знаю, с чего начать.

— Все проще, чем ты думаешь. Если речь о деньгах — через две улицы у нас биржа, где набирают работяг. Ты мужик крепкий, таким хорошо платят. Если тебе нужно что-то купить, то я знаю хороших торговцев. Одни продают оружие и защитные костюмы, другие красный песок, а третьи информацию.

В голове у Макса что-то перещёлкнуло на последнем слове, и он встрепенулся.

— Видимо, что-то из сказанного попало в яблочко, — усмехнулась азари, возвращая Максу его рюмку с «Поцелуем».

— Мне нужен информатор.

— Не вопрос. Я знаю нескольких. Есть те, что попроще, а есть профи. Берут много, но свою работу знают.

— Плевать на цену. Скажи, где найти нужного человека, — Макс взял протянутый азари чип, вспыхнувший голографической картинкой с адресом офиса. — Ах да, это же Иллиум. Здесь законна любая торговля, — улыбнулся Макс и, щедро расплатившись, покинул бар.

***


Макс арендовал автомобиль на местной парковке. Небольшой дрон у аппарата оплаты подлетел, сканируя потенциального клиента. Робот несколько раз провел лучом анализатора по лицу Макса, и индикатор загорелся красным.

— Пробы дыхания показали наличие алкоголя, — вынес свой вердикт дрон, кружа вокруг Макса, как назойливая муха. — Аренда транспорта разрешается только с условием блокировки ручного управления. Вы согласны?

— Да, — кивнул Макс. Выбора у него особо не было.

Раздался щелчок, извещавший о снятии блокировки с замка автомобиля.

Макс уселся на переднее сидение и хмыкнул, увидев на приборах мигающие восклицательные знаки. Активной оставалась только одна панель с настройкой навигатора. Достаточно было поднести руку, чтобы в воздухе возникла клавиатура, а экран увеличился на несколько дюймов.

Получив нужные параметры, двигатель автомобиля запустился, и транспорт медленно начал подниматься в воздух, набирая высоту. Достигнув необходимой отметки, плавно вклинился в поток движения, набрав скорость. Спустя полчаса полета Макс оказался на месте.

В деловом центре, как всегда, было многолюдно. И за десять минут до заданной точки назначения на одном из дисплеев появилась карта парковки для резервирования свободного места.

Перед Максом стояло высокое здание примерно в сто семьдесят этажей. Увешенное сотнями рекламных вывесок. Оно сверкало, как новогодняя ёлка. На входе на специальной платформе располагался автономный модуль виртуального помощника, без умолку произносящего приветственный текст.

— Мне нужен офис J645, — коротко сказал Макс, остановившись у платформы.

— Вам нужно пройти в центральный холл и подняться на 104 этаж. Там на информационном табло будет карта с подробным расположением офисов, по которой Вы без труда найдете нужный, — с улыбкой ответила голограмма.

Неожиданно программа дала сбой, и по изображению прошла рябь. И уже вместо симулированного на компьютере голоса послышалась из динамика речь живого человека.

— Господин Тревельян, — сказала какая-то женщина, — за вами следят. Отключите свой инструментрон и возьмите новый. Вы его найдёте в холле за горшком с цветами, расположенным между фонтаном и окном с видом на залив. Устройство настроено на защищенную линию. Нас не подслушают.

— Я не люблю, когда со мной играют в прятки, — возмутился Макс.

— Вам требуется информация, а нам не нужна несанкционированная утечка. Выбор за вами, — на платформе снова стояла улыбающаяся фигура женщины-помощника. — Приветствую в офисном центре…

Макс не стал слушать дальше, а сел на небольшую лавочку рядом с торговым автоматом недалеко от большого фонтана в виде космического корабля. Мимо суетливо проходили люди и роботы, но Макс их не замечал.

— Наверное, я сошел с ума, — выдохнул он, увидев тот самый злополучный горшок с цветами. Нужно выяснить, что происходит.

Отыскав небольшой сверток, Макс извлек из него наручный коммуникатор. Аккуратно выключив свой и отложив в сторону, Макс защелкнул новое устройство на своём запястье.

— Хорошо, — сразу после загрузки известил из динамика женский голос. — Поднимайтесь на последний этаж.

— Что я там забыл? — спросил Макс, но при этом он как загипнотизированный следовал указаниям.

Он зашёл в полупрозрачный лифт, нажал нужную кнопку, и створки плавно закрылись.

— Там выберетесь на чердак. Это здание соединено переходом с соседним небоскребом. Как только окажетесь в нём, спуститесь на двадцать этажей вниз и войдите в офис L907. Вас встретит мой секретарь.

— Я не люблю быть мальчиком на побегушках, — огрызнулся Макс, теряя терпение.

— На вас поступил заказ от Галварда Павуса. «Инквизицию» захватили его люди. Сейчас они упорно разыскивают вас и ваших друзей по всему Нос Астра.

— Мерзкий ублюдок! — Макс с силой ударил кулаком по стене лифта, мечтая свернуть шею этому мужику.

Лифт издал гулкий сигнал, открыв проход в хозяйственные помещения.

— Второй лифт следует за вами. Я торможу его, но времени мало. Торопитесь. Высылаю карту этажа.

Макс бежал по коридорам, заставленным различными коробками. Роботы пытались остановить его, требуя предъявить право доступа в этот сектор, но каждый раз, протягивая механические руки к Максу, роботы перезагружались и возвращались к работе.
Переход в другое здание пролегал на открытом пространстве и больше походил на мост. Всюду валялись кабели проводов и стояли огромные батареи, питавшие небоскребы энергией.

— В здании напротив мои люди устанавливают турель, — донеслось из активированного инструментрона. — Не беспокойтесь, как только доберётесь, будете в безопасности.

Неожиданно один из энергетических узлов взорвался рядом с Максом, рассыпаясь сотней искр и отбрасывая того на метр. Несколько верхних этажей обесточило, но уже через несколько секунд активировалось аварийное питание, перенаправляя энергию.

Макс заполз за выход вентиляции, избегая выстрелов.

— Вот он! Не дайте ему перебраться! — кричал грубый мужской голос.

Макс выглянул на мгновение, увидев пять наёмников Светил. Среди них затесалось два инженера, запускавших в этот момент боевых дронов.

— Вам нужно добраться до турелей, — раздался женский голос из коммуникатора. — Здесь не наша территория, и защитить вас мы не сможем.

— Заткнись. Ты мешаешь мне думать! — гаркнул Макс.

В нескольких метрах от него располагалась следующая секция энергетических батарей. Если перенаправить нужный уровень напряжения, то он сможет значительно усилить щиты. Это позволит добраться до соседнего здания. Но это звучало хорошо в теории, на практике же любая ошибка могла закоротить устройство и направить поток электричества под защитный костюм.

Макс на уровне автоматизма настроил инструментрон и бросился в сторону батареи. У самого уха просвистели пули, а несколько зарядов попали в него, отражаясь от щита. С каждым новым попаданием Макс чувствовал, как все сильней нагреваются минигенераторы, питавшие костюм энергией.

Упав рядом с энергетической батареей, Макс зашипел от жгучей боли, расползавшейся по телу, как кислота. На защитном костюме потухли индикаторы, а коммуникатор сообщил о замыкании в системе питания.

«Пробили генераторы», — Макс закусил губу, судорожно придумывая новый план действий. В пределах прямой досягаемости уже были дроны, пускающие электрические импульсы. Нужно срочно менять план.

Макс кулаком разбил щиток на энергетической батарее. Внутри было множество маленьких рубильников и сотни проводов, перенаправляющих потоки.

— Можешь запрограммировать взрыв через пятнадцать секунд? Я дам тебе доступ, — прорычал в динамик Макс, пригибаясь от пуль.

— Могу. Подключай коммуникатор.

Макс быстрым движением пальцев активировал инструментрон, подсоединяя к системе питания. Перед лицом вспыхнул экран, где с огромной скоростью появлялись новые закладываемые данные.

На наручном дисплее возникло цифровое табло с отсчетом.

Наёмники были уже достаточно близко к батарее, когда Макс кинулся прочь. Они вскинули оружие, готовясь расстрелять беглеца, но сильным взрывом нескольких энергетических узлов их отбросило назад.

Макса же швырнуло вперед

Быстро сориентировавшись, он вскочил, добегая последние метры до турелей, где стояло пятеро людей.

— Цель на месте, — отрапортовал один из них. — Стрелять на поражение!

Макс слышал, как пулеметной очередью обстреливали переход между зданиями, но ему было всё равно. Он на одном дыхании нёсся как сумасшедший до лифта. На табло высвечивался номер сто девяносто восьмого этажа. У Макса не было сил даже нажать на нужную кнопку, поэтому он активировал голосовой режим и хриплым голосом сказал:

— Сто семьдесят восьмой этаж.

***


Макс вышел в пустой коридор, слегка растерявшись. Вокруг никого не было, даже роботов-уборщиков, присматривающих за порядком. Даже информационные табло не работали.

Сперва Макс погрешил на взорванные энергетические батареи, но свет работал исправно, и, значит, дело было не в них.

— Хорошо, что вы добрались, — раздался голос из-за спины. Макс рефлекторно отскочил, чем весьма позабавил стоявшую перед ним девушку.

Она была настолько низкого роста, что её можно было принять за карлицу. Но черты лица были весьма миловидными и не походили на те, что появлялись при данном заболевании.

— Меня зовут Хардинг, я ассистент и секретарь Соловья.

— Кого?

— Ну… женщины, с которой вы общались, пока добирались сюда. Я вас провожу. У вас, наверное, накопилось много вопросов, — Хардинг подошла к одной из стен.

Она приложила к висевшей там картине руку, активируя скрытый за ней сканер. Издав короткий сигнал, часть потухших дисплеев, занимавших стену от пола до потолка, разъехалась, прячась где-то в пластике.

Перед Максом была массивная металлическая дверь с несколькими уровнями защиты.

Хардинг активировала панель управления, запуская мини-дрона, считавшего её сетчатку. После этой процедуры она назвала пароль, и ВИ вынес утвердительный вердикт. После всех процедур дверь открылась.

В огромном кабинете, похожем на зал, горело больше сотни мониторов. Почти два десятка работников и семь андроидов следили за беспрерывным потоком информации. Кто-то переговаривался по внешней связи, другие загружали новое программное обеспечение.

В центре зала висело несколько голографических схем разных районов Нос Астра. Сотрудники называли нужный сектор и тут же всплывал экран с записью видеокамер.

Хардинг завела Макса в небольшой кабинет, где у огромного окна с видом на ночной город стояла женщина.

— Я рада, что вы добрались, — коротко бросила она, повернувшись.

— Кто вы и какой вам прок от происходящего? — Макс, не дожидаясь приглашения, уселся в удобное кресло для клиентов рядом с офисным столом.

— Оставь нас, — женщина кивнула Хардинг и расположилась напротив Макса за своим рабочим местом. Она закинула ногу на ногу, чуть покачиваясь на стуле из стороны в сторону. — Давайте начнем по порядку. Меня зовут Соловей. И разумеется это не моё настоящее имя. Вы получили визитку от одного из моих агентов, которым было приказано разыскать вас раньше Синих Светил.

— Я не люблю, когда мной манипулируют, — Макс нахально закинул ноги на стол, но ей было наплевать.

— Мало кто любит. Если не возражаете, я перейду на «ты». Так вот, Максвелл, — Соловей с интересом наблюдала за дрогнувшим лицом собеседника, — предлагаю объединить усилия. Я помогу тебе, а ты мне.

— Если ты хочешь поторговаться, то делай это лучше. Клиента сначала нужно заинтересовать.

— Мы можем продолжать пререкаться, но давай начистоту. Я хочу убрать Галварда Павуса, а ты — спасти Дориана от того, что собирается сделать с ним отец.

— Откуда? Кто слил информацию? — Макс убрал ноги и впился взглядом в Соловья.
Обычно люди чувствовали себя как минимум неудобно, когда Макс так смотрел, но женщина даже бровью не повела.

— Я хороший торговец информацией и умею её добывать. Чтобы смягчить ситуацию, позволь объяснить. Галвард Павус начал спонсировать большую программу ксенофобской направленности. Он пропагандирует превосходство человеческой расы, собирая под свои знамёна тысячи единомышленников. Мои клиенты хотят, чтобы кто-то из моих людей ликвидировал его, пока создаваемая господином Павусом организация не набрала силы.

— Знаешь… всё это слишком хорошо звучит. Ты предлагаешь мне такой сомнительный союз сразу после того, как мой предыдущий заказчик собрался меня ликвидировать? Я грубый и неотесанный мужлан, но уж точно не идиот.

— У Галварда была причина желать твоей смерти. Во-первых, он крайне ревностно относится к своему наследию в лице Дориана, а ты и твоя команда могли обнародовать информацию о налёте на станцию Затмения. Какой позор! — Соловей хищно улыбнулась. — Сын такого влиятельного человека хоть и недолго, но был наёмником.

— И это все аргументы против меня? — Максу с его биографией вся ситуация казалась вдвойне забавной.

— Даже этого было бы достаточно, но нет. Во-вторых, он догадался о твоей связи с его сыном. Для гомофоба это отдельный пункт в его личной ненависти. К тому же, он не мог рисковать, ведь вдруг ты передумаешь и бросишься следом?

— Но и это ещё не всё?

— Догадливый. Дело в твоем отце.

— А это тут причём? — нахмурился Макс.

— Джон Тревельян выступает главным противником проводимой Галвардом Павусом кампании. Не стоило больших усилий, чтобы найти информацию о внебрачном сыне Тревельяна.

— Моему отцу было наплевать на меня. Он сам выпер меня из дома, когда эта шлюха, его жена, придумала сказки о том, что я трахнул родную сестру. Эти уроды даже мой использованный презерватив где-то выудили и размазали сперму по ее постели.

— Твой отец узнал об обмане и пытался найти тебя, — леди Соловей протянула маленький чип. — Будет интересно — посмотришь.

— Не будет. Говори дальше.

— Галвард раскопал всё это и решил подставить твоего отца, якобы это он нанял наёмных убийц, чтобы убрать сына.

— Но какой смысл был нас отпускать в порту, тем более оплатив оказанную услугу?

— Это Иллиум, и тут свои правила.

Повисло долгое молчание, пока Макс пытался переварить услышанное.

— Как мне выйти на этого ублюдка?

— Он собирается провести операцию над сыном. У Галварда есть хорошая станция-лаборатория на одном из астероидов в соседней звёздной системе.

— И как я должен туда попасть?

— Раз в три недели на станцию привозят провиант. Завтра как раз отбывает грузовой корабль. Я могу организовать тебе допуск на него. По прибытии на станцию, ты должен будешь саботировать системы обороны, чтобы военные корабли могли разнести это место, не оставив камня на камне.

— То есть я должен делать это один? Похоже на попытку самоубийства, — расхохотался Макс, понимая, что другого шанса спасти Дориана у него нет. — Что с моими друзьями?

— Мы позаботились о наёмниках, — Соловей отвлеклась на коммуникатор, читая сообщение.

— Обеспечьте их безопасность.

— Боюсь, не смогу этого гарантировать, — хмыкнула женщина, пролистывая информацию на дисплее. Краем глаза она увидела, как нахмурился Макс, и её губы чуть дрогнули в улыбке. — Я подобрала тебе команду.

Соловей нажала кнопку и дверь за спиной Макса открылась. Он лениво глянул через плечо и остолбенел, увидев друзей.

— Ты правда решил его спасти? — по тону Сэры было ясно, что она все еще зла на Макса. Тот уверенно кивнул. — Хорошо. Иначе я бы нашпиговала твою задницу старыми булавками, скотина!

— Я не могу так легко простить тебя, — ледяным тоном сказала Кассандра. — Но я согласна на ещё одну миссию с тобой, чтобы спасти Дориана.

— Он ведь один из нас, Босс, — единственный, кто улыбался Максу, был Бык. Видимо, тот с самого начала предполагал, что всё закончится именно этим.

— Если вы все закончили, то прошу освободить мой кабинет, — Соловей вернулась к своим компьютерам. — Вечером получите экипировку и новые id-карты, позволяющие попасть на борт грузового корабля. Учитывая немногочисленный состав вашей группы, я распоряжусь выдать инструментроны, разработанные нашими инженерами. Их возможности превосходят стандартные модели, поэтому рассчитываю, что вы окупите все затраты, – с этими словами она погрузилась в работу.

***


На станции погрузки никто не обратил внимания на новых сотрудников. Макс протянул удостоверения на входе, а оператор, бегло сверившись с данными, вернула обратно, даже не глядя, те ли люди перед ней, что на фотографиях в деле. Великолепная система защиты.

На погрузочной станции работало множество транспортеров и всюду разъезжали погрузчики.

Здесь можно было найти и ящики с партиями красного песка, и одежду, и продукты.
Попав в указанный Хардинг сектор, Макс и остальные сразу же влипли в погрузку на корабль огромного количества ящиков. За всем процессом наблюдали летающие роботы-регистраторы, фиксировавшие каждое передвижение. Заметив два лишних ящика, специально привезённых агентами Соловья, дроны подлетели, считывая со специальных штрих-кодов данные.

— Что у вас там? — спросил мужчина, контролирующий слаженность работы.

— Мерзкая козявка пристала, — выругалась Сэра, раздраженно наблюдая за роботом.

— Сейчас проверим, что там, — сказал прораб, включая лазерный резак.

Макс закусил губу, готовясь вырубить мужика гаечным ключом, и, если потребуется, угнать судно, но на дроне загорелся зеленый индикатор, и он оставил ящики с экипировкой в покое.

— Видимо, платы барахлят, — хмыкнул прораб, выключая инструмент. — Вот вам и надёжность современной техники. Ну, чё встали? Заносите их на борт! До вылета всего час, а если опоздаем хоть на минуту, то лишимся всех бонусов к оплате.

Сэра судорожно вздохнула и, подхватив ящик, чуть не бегом понеслась на корабль. Увидев её прыть, прораб не удержался от иронии:

— Хе! Как за деньги переживает.

Макс подавил рвущуюся ухмылку. Он успеет вовремя попасть в лабораторию, и скоро Макс увидит Дориана.

***


Коридоры грузового корабля были заставлены грудой разного хлама. В некоторых проходах были сняты защитные панели, чтобы техническому персоналу было проще добраться до содержимого. Вентиляция работала плохо, и всё время воняло пропиткой для деталей.

Корабль трясло, и каждый, даже лёгкий манёвр ощущался как вход в атмосферу. Новый персонал никого не удивлял. Первые несколько дней к Кассандре и Сэре клеились старые работяги, желая затащить их в дальний угол. Но обе были неробкого десятка, и как следует отметелили излишне похотливых.

На пятый день они добрались до пояса астероидов.

Момент посадки Макс запомнил надолго. Тряска была такая, что не спасали защитные ремни, и приходилось включать гравитационные ботинки, фиксировавшие ноги на одном месте. Постоянно что-то отваливалось, с грохотом катаясь по отсеку, а проводка болталась, как бельё на верёвках в сильный ветер.

Неожиданно всё стихло, и капитан корабля сообщил о посадке. Макс отстегнул себя, мечтая выкинуть пилота в ближайший шлюз. Сколько ошибок сделал этот ас пилотирования при заходе на объект, лишенный гравитации и окруженный множеством обломков, трудно было даже сосчитать.

— В каком, мать его, училище обучали этого гения, — выдохнул Макс, приглушая рвотные позывы.

— Что, новичок, в первый раз? — хохотнул один из старожилов корабля. — Привыкнешь. Все так вначале.

— Надеюсь, — Макс сглотнул тошнотный ком и, слегка шатаясь, направился на выгрузку.


***


— Вау, — выдохнула Сэра, завороженно наблюдая за небом.

Астероид изолировали защитным экраном, который вспыхивал при столкновении с осколками, но большую часть времени оставался прозрачным. Можно было разглядеть даже самую маленькую звезду в вечно ночном небе.

— Будешь широко открывать рот — залетит радиоактивная соринка, и отрастишь себе заостренные уши, — подшутил Бык на Сэрой, и та уставилась на него с испугом.

— Ты врёшь? Ты врёшь, засранец, — Сэра поставила ящик и, недовольно поджав губу, затараторила: — Если у меня появятся уши, это… фу! Слишком… эльфячьи! Гадость!

— Хватит её подначивать, — вздохнула Кассандра, ставя на ленту транспортера ящик и направляясь за следующим.

— Я просто предположил, — Бык пожал плечами и насторожённо глянул на застывшего Макса. — Босс, ты чего?

— Он там, — сдерживая гнев, прошипел Макс и кивнул куда-то наверх.

У огромного окна кишкообразного коридора, соединявшего разные зданий лабораторий, стоял Галвард. Он что-то объяснял людям в белых халатах и самодовольно ухмылялся. Мимо него провезли каталку, и в этот момент сердце Макса чуть не выскочило из груди. А что если там был Дориан?

— Босс, возьми себя в руки, — Бык похлопал Макса по плечу, приводя в чувство.

— Я убью этого мудака.

— Мы все здесь для этого.

***


Макс пробрался в лабораторию, действовав по-свойски.

Курировал процесс выгрузки и доставку ящиков со специальными устройствами, названия которых Макс в жизни бы не выговорил, молодой парень. Юный лаборант был так воодушевлен рассказами о потенциальных открытиях, для которых нужно это оборудование, что не заметил, как, улучив удачный момент, Макс втолкнул его в одну из подсобок.

— Сейчас ты закроешь рот со своими грёбанными расчетами, — угрожал Макс, хотя в это время сжимал горло лаборанту с такой силой, что тот при всём желании не произнёс бы ни звука. — Твой босс должен был приехать не один, а с сыном. Моргни два раза, если я прав.

Лаборант тут же выполнил поставленную задачу.

— Я уберу руку, и ты расскажешь всё, что знаешь о местоположении Дориана. Если ты попробуешь пикнуть, то я размозжу тебе череп. Поверь, твоим мозгам будет лучше оставаться внутри, а не снаружи, — Макс отпустил руку, готовясь при первых признаках непослушания исполнить свою угрозу, но лаборант закашлялся.

— Только… не убивай… прошу, — задыхаясь, прохрипел он.

— Если будешь тянуть с ответом, то пожалеешь.

— Хорошо-хорошо. Господин Павус привёз сына в исследовательский сектор. Наверное, хочет приобщить к делу. Не знаю, — лаборант говорил быстро и отрывисто, стараясь отдышаться.

— Как попасть в этот сектор?

— У меня нет туда доступа. Там зона повышенной секретности.

— Бесполезный, — Макс замахнулся, чтобы вырубить лаборанта, но тот заскулил:

— Н-не надо! Я всё сказал. Пока работают подстанции, туда не пробраться через оборонный периметр.

— Пока работают подстанции? — Макс довольно оскалился, а лаборант в ужасе вытаращился на него, поняв, что только что подбросил план.

Макс уловил попытку парня нажать на инструментроне кнопку вызова, но ему было далеко до скорости Макса. Тот поставленным ударом вырубил лаборанта, прихватив напоследок его идентификационную карту.

Макс вынырнул в коридор, заблокировав за собой дверь.

Нужно было связаться с Соловьём, но, как она предупреждала, на астероиде были установлены глушители, не позволяющие сигналу уходить дальше в космос.

Обесточив защитный периметр, он восстановит внешнюю связь, но одновременно это будет сигналом к наступлению. Макс рисковал не только жизнью Дориана и своей, но в том числе и друзей.

— Это Инквизитор, — вызвал Макс остальных по защищенному каналу.

— Босс? — с готовностью ответил Бык.

Макс пересказал им ситуацию, решив, что не имеет права решать такие вопросы в одиночку. Когда он замолчал, на линии повисла недолгая пауза.

— Мы своих не бросаем, — первой отреагировала Кассандра.

— Да пошло всё к демоновой матери! Заберём его, и пусть всё взлетит на воздух! Вот это будет зрелище! Класс, — бесновалась Сэра.

— Босс, свяжемся с Соловьём. Может, она задержит огонь по исследовательскому центру.

— Ты лучше меня знаешь, что военные могут и не пойти на такой риск, — сказал Макс шёпотом, прячась за ящиком с новой аппаратурой. Судя по маркировке это был один из тех, что хранился у Затмения.

— Босс. Касс всё сказала. Мы команда.

— План действий? — спросил Макс, не сдерживая улыбку.

— Касс и Сэра займутся центром энергоснабжения. Я пойду с тобой.

— Хэй! — возмутилась Сэра. — Почему это тебе достанется всё веселье?

— Не беспокойся, — послышался флегматичный голос Кассандры. — Как только выйдет из строя подстанция, на нас бросятся ближайшие силы.

— Серьёзно? Круто!

— Бык. Высылаю координаты.

Макс и остальные добрались до ящиков с экипировкой, предоставленной Соловьём, и, утащив всё в дальний угол, переоделись. Первыми ушли Сэра и Касс, направившись к подстанциям.

***


Вой аварийной сирены эхом разносился по исследовательскому комплексу, отражаясь от стен и устремляясь в сторону защитного купола. Весь астероид погрузился во тьму, и единственным источником света стали красные маячки, работавшие на встроенных аккумуляторах. Макс активировал гермокостюм и, вынув из-под нагрудной пластины небольшой респиратор, надел на лицо. На руке загорелся индикатор, сообщив о начале подачи кислорода из встроенного в костюм баллона.

В небе над поверхностью постепенно таял защитный экран, распадаясь на пиксели. По мере утечки кислорода, вой сирен становился тише. Он утопал в образовывавшемся вакууме и оставался только гулким отзвуком, будто доносился из-под толщи воды.

Через пару секунд после исчезновения щита, уловив отключение генераторов притяжения, активировались гравиботинки, фиксируя ноги для свободного передвижения.

Макс и Бык пробирались к исследовательскому центру, подгоняемые внутренним дурным предчувствием. На ходу приходилось ругаться с Соловьём и командиром отряда, начавшего штурм объекта.

Макс стоял на своём и категорически отказывался покидать это место без Дориана. Вояка на это орал так, что закладывало уши.

— У вас есть полчаса, — вмешалась Соловей.

— Вы в своем уме?! — взревел командир.

— Без них эта операция была бы под вопросом. Полчаса, а после приведёте в действие основной план.

— Спасибо, — Макс кивнул, хотя собеседница и не могла этого увидеть.

У исследовательского центра стояло несколько солдат, блокировав вход. Макс присвистнул, когда под светом аварийных маяков, увидел четыре турели и блоки дополнительного энергетического щита. Галвард очень не хотел, чтобы внутрь кто-то попал.

Макс хищно оскалился.

У него было время изучить возможности нового инструментрона. Он умел производить сильные электрические импульсы, охватывавших большее расстояние, ещё имелись программы для взлома кодовых замков и дверей, и помимо этого присутствовала стандартная возможность вызывать дронов. Единственным недостатком для такого количества наворотов была слабая батарея. Поэтому нужно экономить.

Но Макс решил не медлить и пренебрёг этим, выкрутив мощность почти до потолка возможностей. Он выпустил несколько сильных импульсов, от которых кожу под инструментроном сильно обожгло.

Щиты солдат не выдержали разряда такой мощности, и потоки электрических импульсов полностью отключили костюмы, оставив вояк подыхать без кислорода.

Выждав около минуты, чтобы у солдат не осталось сил сопротивляться, Бык выхватил винтовку и, сжалившись, добил их.

Из бронированных окон исследовательского сектора пробивался слабый свет внутреннего освещения, разгоняя кромешную темноту до полумрака.

— У них здесь есть резервные генераторы, но энергию они экономят.

— Скорей всего, здесь есть что-то, требующее постоянной и бесперебойной работы оборудования, — Макс подключил проводки одного из терминалов к своему инструментрону, загружая карту здания. Как только раздался сигнал, известивший об окончании процедуры, Макс спроецировал её в воздух. — Вот, — ткнул он пальцем в медицинский блок. — Здесь операционная. Пойдём. Боюсь, как бы заботливый папаша не решил ускориться.

Чем ближе они пробирались к медблоку, тем отчаянней солдаты сопротивлялись. Они ставили щиты, бросали дымовые шашки, всячески стараясь выиграть время. Постепенно к обученным военным добавился персонал, стрелявший настолько хаотично и неумело, что пугал больше всего. Невозможно было предугадать их дальнейшие действия, но в то же время они были отличным пушечным мясом, не умевшим прятаться.

Добравшись до закрытого блока и взломав серьезную трёхуровневую защиту на бронированной двери, Макс обнаружил, что запаса кислорода осталась только половина.
Внутри Макс был готов увидеть несколько анатомических пособий, пробирок и аппаратуру. Вариантов было много, но то, что тщательно скрывалось за столькими преградами чуть не заставило его опорожнить желудок.

Бык, повидавший на своём веку много кровавых и жестоких убийств, тоже поёжился.
В полупрозрачных баках плавали тела инопланетян. Некоторые из них больше напоминали фарш, чем что-то живое, но тикающие датчики, отслеживавшие показатели давления и пульс, доказывали, что подопытные ещё не мертвы.

На нескольких столах лежали изуродованные азари. Создавалось впечатление, что до начала нападения именно их тела истязали местные исследователи-изверги.

У одной из азари так и осталась вскрытая брюшина, где в утробе лежал семи-восьмимесячный эмбрион человека с видными невооруженным взглядом мутациями. У изголовья стола мерцал экран со звукозаписью. Поддавшись какому-то импульсу, Макс на ватных ногах подошел к дисплею, стараясь избегать взгляда на тело женщины, и активировал файл.

— Запись 23, — сказала возникшая в воздухе фигура Галварда. — Азари размножаются партеногенезом, но предпочитают связи с инопланетными расами. Мы нашли особь, страдающую редким генетическим заболеванием, не позволяющим потенциальным партнёрам выживать после интимной связи. Эти азари считаются стерильными, но мы внедрили в её тело модифицированный эмбрион. До двадцать третьей недели развитие было стабильным, а после её организм начал бороться с плодом. Но что примечательно, из-за болезни мозг подопытной подвергся значительным повреждениям. Нужно изучить состояние плода, возможно, исследования позволят найти способ внедрить гены азари, отвечающие за долголетие, людям. Исследованиям присвоить второй класс важности.

Макс разбил инструментроном экран, и последние слова Галварда прозвучали растянуто, как на старой ретро-плёнке. В висках больно стучало, а глаза наливались кровью и гневом.

— Этот ублюдок не заслужил быстрой смерти! — прорычал Макс, держась рукой за стол, и с состраданием посмотрел на мёртвую женщину.

— Босс. Время, — напомнил Бык.

— Ты прав.

***


За каждой новой дверью Макса и Быка поджидали исследования, превосходившие своей бесчеловечностью все увиденные ранее.

Перед коридором в операционную располагались морозильные камеры, где стояли огромные сосуды с мутировавшими телами. От шлангов, подводивших жидкий азот к бакам, исходил белый морозный пар, клубившийся у ног. В приглушённом освещении сюрреалистичная картина становилась подобна дешёвому клише из фильмов ужасов, но в этот раз всё происходило не на экране монитора, а вживую.

— Что это такое? — Макс с омерзением уставился на несколько полупрозрачных цистерн, в которых мерно покачивались тела, пронизанные множеством трубок.

Макс не мог определить, какого пола или расы были существа. В них отчётливо виднелись вживлённые электронные устройства, но на органическом уровне виднелись признаки, свойственные людям — цвет кожи и анатомическое строение костей, но в то же время у «чудовищ» были гребни и по две пары глаз.

— Ты становишься проблемой, Тревельян, — донеслось из динамика в углу. В воздухе образовалась голографическая фигура Галварда в белом медицинском халате, расхаживающая из стороны в сторону. — Хотя, предполагаю, это семейное качество.

— Где Дориан, ублюдок?! — зарычал Макс, активировав на инструментроне лазерное лезвие.

— Там, где ему и место, — на лице Галварда расцвела омерзительная ухмылка, а Макс почувствовал, как его сердце ухнуло вниз. — Он теперь совершенен!

— Ты…. Я размажу тебя по стенам твоей мерзкой лаборатории! — Макс ударил лезвием прямо в небольшого летающего дрона, моделировавшего тело Галварда. Тот ухмыльнулся напоследок и растаял в воздухе.

— Не беспокойся. Я найду занятие тебе и твоему другу, — Галвард продолжал говорить из динамика. — Активировать прототипы С4 и А7.

Неожиданно несколько цистерн-инкубаторов резко загудело, откачивая воду и выпуская из тесного пространства модифицированных монстров.

— Дыхание Создателя! — Макс не был религиозным, но даже он невольно уверовал при виде межрасовых гибридов с огромными склизкими щупальцами. Они кричали в голос, испуская волны нестабильной биотики, ломающей остальные цистерны и расплёскивающей их содержимое.

В Макса неожиданно полетело несколько биотических зарядов. Они почти достигли цели, если бы не Бык, активировавший инструметрон и закрывший друга огромным ярко-оранжевым щитом, сформированным коммуникатором.

— Откуда?

— Забыл? Соловей не только тебя снабдила оружием! Босс, поторопись! Может, ещё есть шанс спасти Дориана! — крикнул Бык, заслоняясь от ещё четырёх зарядов.

— Но как же ты? — Макс подбежал к двери, ведущей в предоперационные помещения и запустил процесс взлома замка.

— Их всего шесть. Справлюсь, — бросил Бык, вытаскивая свой дробовик. — Иди!
Макс кивнул другу на прощание и закрыл за собой проход.

***


Операционная пахла антисептиками, мерзкий запах которых можно было услышать ещё на подходе. Макс ворвался внутрь, наставив винтовку на перепуганных докторов. Прямо за ними на столе лежал Дориан, а медицинское устройство гудело, готовясь вскрыть ему череп.

Глаза Макса заволокла кровавая пелена, а где-то внутри разъяренно заклокотал разбуженный демон гнева.

Он убил всех, пачкая белоснежный пол, стены и тумбы с инструментами алой кровью жертв. Макс не слышал ни криков, ни проклятий в свой адрес. Он словно оглох, погрузившись в вакуум собственного разума. Наверное, это было тем, что называют аффектом.

Перерезав горло последнему хирургу, Макс кинулся к операционному столу, но путь ему преградило энергетическое поле, изолировавшее Дориана.

— Я не позволю тебе прервать операцию, — сказал вошедший Галвард. В этот раз не было ни голограммы, ни фонограммы. Перед Максом стоял тот, кого он считал своим личным врагом.

Рядом с ним стояло два выращенных варрена, похожих на гибрид крупной собаки и ящера. Их шкуру окутывали всполохи биотики, окрашивая «псов» в синий цвет.

Макс попытался выстрелить в варренов, но те создали щит, оберегавший не только их самих, но и хозяина.

— Я купил их за бесценок. Отличные тренированные биотики. Я усилил их имплантами и полностью контролирую, — в голосе Галварда чувствовалась гордость собой. Он активировал коммуникатор, и медицинское оборудование, нависавшее дамокловым мечом над Дорианом, запустилось.

— Раньше мой отец казался мне редкостным скотом, но до тебя ему как до Андромеды на вшивом звездолёте, — ругнулся Макс, уклоняясь от биотических зарядов. Варрены выпускали их и подкидывали носом.

— Я хочу только лучшего своему сыну. Он будет идеальным, — Галвард навёл пистолет на Макса, попав несколькими выстрелами в щиты.

Макс попытался спрятаться за одной из кушеток, но мерзкие варрены тут же подняли её в воздух.

Следующий выстрел больно обжёг плечо, взрывая щит осколками. Повинуясь внутреннему инстинкту, Макс вскинул руки, выпуская мощный электрический заряд, закоротивший платы в инструментроне.

Импульс попал четко в коммуникатор Галварда, спалив устройство. Барьер, защищавший Дориана, потух, а медицинское оборудование выключилось.

Варрены встряхнули мордами, огляделись по сторонам и, увидев отползавшего в сторону Галварда, оскалились и кинулись на него.

Истошный крик эхом отскакивал от стен, множась на сотни повторяющихся звуков. Видимо, Галвард контролировал вживлённые в варренов импланты со своего инструментрона, и когда тот был уничтожен, цепные псы освободились. И, как все бывшие невольники, они были злы на хозяина.

Послышалось несколько выстрелов и варрены, заскулив, упали замертво. Макс вскинул винтовку и подошёл к кряхтящему на полу человеку. Сейчас он не был похож на сильного мира сего, а был обычным изуродованным куском мяса, медленно умирающим от кровопотери.

Макс выбил из его рук оружие и не без удовольствия пнул под рёбра, вырвав протяжный крик.

— Мерзкое чудовище, — сплюнул Макс, глядя на обезображенного Галварда. — Я мечтал убить тебя, но теперь мне противно об тебя марать руки. Ты умрёшь здесь в одиночестве, когда военные разнесут к чёртовой матери этот астероид! — Макс с силой ударил прикладом, вырубив мужчину.

Убрав оружие, Макс кинулся к операционному столу, на котором спал Дориан. На нём была легкая сорочка, а часть головы была обрита. В опасной близости к черепу располагалось оборудование для вживления чипа.

Макс осторожно отвел в сторону адский агрегат, снял маску и выключил подачу газа, удерживавшего Дориана без сознания. Макс потряс его за плечо, стараясь привести в чувства.

— Вставай, спящая красавица. Принц пришёл, — реакции не было. — Эй, очнись! Ну же, давай! Чёрт!

— Почему в моём сне я вижу ТЕБЯ. Что за злая ирония, — Дориан вяло ворочал языком и с огромным трудом приоткрыл глаза.

— Ты жив, — Макс прижал его к себе, как самое дорогое сокровище. — Надо уходить, пока здесь всё не взорвали. Вот, — он подставил Дориану плечо, — обопрись.

— Только не думай, что я собираюсь тебя прощать!

***


Они медленно шли назад, а Макс прикидывал план на случай, если Бык не справился. Его полёт мысли резко оборвался, когда земля под ним содрогнулась, а с потолка посыпались куски перекрытий.

«Неужели время вышло!» — кровь в жилах Макса застыла, и он с опаской глянул на растерянного Дориана.

— Всё хорошо. Мы успеем.

У холодильных камер их ждал Бык. Весь израненный и вымазанный в странной слизи. Рядом с ним валялись трупы мутировавших тварей, на которых Дориан смотрел со знатной долей брезгливости.

— Босс! Ты слышал? — Бык подбежал к Максу, перехватывая Дориана, на что тот начал ворчать.

— Нужно выбираться, — неожиданно зал сотрясло ещё сильней, и послышались взрывы. — И срочно!

Бык, чертыхнувшись, грубо закинул Дориана на плечо, как какой-то мешок или свёрнутый ковёр.

Макс бежал впереди, пробираясь через рушащееся здание. Он остановился у аварийной станции в одном из коридоров и разбил защитное стекло, вынув оттуда маску и кислородный баллон. Скоро резервные подстанции исследовательского сектора выключатся, и без воздуха Дориан задохнется.

Дориан не стал громко возмущаться, когда Макс довольно грубо натянул на него маску и активировал подачу кислорода.

При входе в последний модуль Бык чуть не уронил Дориана, когда воздух устремился в разрушенную комнату, где уже царил вакуум.

— Касс, Сэра, вы слышите? — Бык запустил инструментрон, настраивая радиосигнал.

— Вы мерзкие засранцы! — завопила Сэра и по голосу казалось будто она плакала.
— Я убью вас! Какого вы вырубили связь!

— Здесь стояли глушители. А Босс лишился своего инструментрона. Мы спасли Дориана.

— Военные начали бомбежку астероида, — вмешалась Кассандра. — Включи аварийный маячок, мы подберем тебя на шаттле, пока они тут всё не взорвали.

Укрывшись под небольшим навесом из камней, прячась от осколков, оставленных взрывами, Бык запустил маячок, и в ухе тут же раздалась грубая солдатская ругань командира военного отряда, прерываемая Соловьём. Бомбёжка стихла, а в небе возникли очертания приближавшегося шаттла.

***


Макс, не удержавшись, высказал всё, что думает о командире, решившем начать обстрел раньше положенного срока на пять минут.

Отведя душу, он с гордым видом направился в медицинский модуль под удивленные взгляды солдат на корабле.

Дориана перевели в палату для осмотра. Рядом с ним сутками кружили дроны, считывая показатели и анализируя их. Время от времени они запускали специальную аппаратуру для взятия крови или проверки мозговых волн.

Макс стоял в коридоре, наблюдая за спящим Дорианом через стекло медблока. Никто не осуждал его вслух, но чувство вины разъедало изнутри. Будь проклят тот день, когда Макс согласился на доставку треклятого живого груза!

С силой ударив по защитному стеклу, он направился в инженерный отсек, где нашёл спокойный и немноголюдный закуток.

Он сидел, привалившись к теплой трубе и погрузившись в собственные мысли. Сообщение, вспыхнувшее на новом инструментроне, одолженном в местном арсенале, вернуло его в реальность.

— Касс? — Макс удивлённо уставился на подругу, смотрящую на него из монитора. — Ты что, не могла со мной поговорить с глазу на глаз?

— Боюсь, это не тот случай, — Кассандра чуть улыбнулась, что сильно удивило Макса. — Я хотела узнать про твои дальнейшие планы. Собираешься вернуться к наёмничьей жизни?

— Не знаю, — Макс вздохнул, уставившись в пол. — Раньше всё было просто и понятно, а сейчас… после того, что я видел... Не знаю.

— Соратники сенатора Павуса будут искать нас по всей галактике.

— Ты умеешь поднимать настроение, — расхохотался Макс.

— Я знаю людей в командовании Альянса. Они узнали о нашей операции на астероиде и предложили вступить в их ряды.

— Военные? — Макс брезгливо поморщился. — Альянс — поросшее бюрократией общество, где, прежде чем чихнуть, нужно собрать кучу бумаг с разрешением.

— Поэтому они и связались со мной, — Кассандра была довольна собой, и это интриговало Макса.

— Выкладывай.

— Они ищут наёмников, чтобы те в качестве шпионов наблюдали за внешним сектором. Нам предстоит также воевать с пиратами, выполнять операции по доставке грузов и в то же время бороться с такими, как сенатор Павус.

— Но что будет с «Инквизицией»?

— Её модернизируют и вернут в наше распоряжение. Соглашайся, Макс. Адмирал Хаккет — человек слова. Ему можно доверять.

Эпилог.

Макс любовно гладил приборную панель нового корабля. Фрегат был больше и вмещал в себя сотню человек — таких же бывших наёмников, которых Макс смог убедить в необходимости перемен к лучшему. На всё ушло почти два года, но результат стоил того.

— Пилот будет недоволен, что ты занимаешь это кресло, — саркастично сказал искусственный интеллект корабля.

Макс устало закатил глаза. Иногда он скучал по старой модели «Инквизиции», где был установлен стандартный ВИ, неспособный к свободомыслию.

— Вивьен, с каких пор ты спелась с Калленом? — Макс улыбнулся, проверяя приборную панель.

— С тех самых, как ты решил пробраться в мой блок питания и изучить. Тебя не учили, что копаться в белье леди неучтиво?

Макс ошарашено уставился на динамик, откуда доносился женский голос. Кто был тот умник, решивший установить своенравный компьютер на борт «Инквизиции», Макс не знал. Но Вивьен, которую члены экипажа прозвали Железной леди, несмотря на всю пользу была крайне стервозной.

— Ещё собственный корабль меня не отчитывал, — Макс передернул плечами, настраивая маршрут для взлёта.

— Босс, — в кабину вошел Бык, подперев дверь и не позволяя ей закрыться. — Может, лучше перекинемся с Сэрой и Касс в карты?

— Для начала советую убрать свои руки и не ломать мое оборудование, — возмутилась Вив, и Бык, вздрогнув, тут же убрал руку.

— Простите, мэм.

— Не обращай на неё внимания. Она сегодня не в духе, — хмыкнул Макс, открыв на большом дисплее фотографию Дориана, сделанную месяц назад на станции Цитадель.
Он стал помощником советника и с пользой расходовал средства, доставшиеся ему после смерти отца. Дориан спонсировал множество фондов, в том числе те, что боролись с любым проявлением ксенофобии.

— Думаешь, Совет одобрит твой запрос на временное назначение Дориана послом на наш борт? — Бык с интересом глянул на Макса. Тот самодовольно улыбался.

— Куда они денутся. Ведь так случилось, что у нас на борту не хватает биотика, а я уже выбрал того, кого хочу получить.