Almost Avengers

Автор:  Разноглазая Лучший гет/джен 14000слов

  • Фандомы Almost Human, Captain America, The Avengers
  • Пейринг Стивен Роджерс | Тони Старк, Тони Старк | Баки Барнс, Стивен Роджерс | Баки Барнс
  • Рейтинг PG
  • Жанр Crossover, Detective Story
  • ПредупрежденияAU, Hurt/Comfort, OOC
  • Год2015
  • Описание Очень AU и по отношению ко "Мстителям", и по отношению к "Почти человеку". Детектив полиции Стивен Роджерс выходит из комы и приспосабливается к жизни в 2048 году, а после у него и его нового напарника возникают некоторые проблемы, причина которым - хороший, но невезучий парень по имени Джеймс Барнс.

  • Примечания:

    Персонажей в вырвиглазных кедах рисовала Klodwig.

imageimage

Часть первая, в которой время делает кульбит и прошлое передает будущему привет и кое-что ценное.

- Назовите свое имя и звание.
- Капитан Стивен Роджерс.
- Номер последнего дела, над которым вы работали.
- Двенадцать тридцать восемь, захват заложников и угроза взрыва.
- Назовите текущую дату.
- Я… не уверен. Наверное, сейчас уже октябрь? Две тысячи первый год, - Стив ответил и вопросительно посмотрел на собеседницу, не слишком красивую, но отчего-то привлекательную темноволосую женщину с хитрым, лисьим лицом. Он знал, что ошибся, нужно было только понять, насколько сильно.
- Есть проблема… - пробормотала женщина, будто и не ему вовсе. – Капитан, вы очень удивитесь, если я скажу, что вы проспали сорок семь лет?

Мгновение Стив был спокоен, а после вдруг нервно улыбнулся.
- Опять? Это начинает походить на мое хобби…
- То есть, вы мне верите? – женщина прищурилась, испытующе разглядывая Роджерса. Стоявший за ее спиной угрюмого вида мужчина в незнакомой форме с еще менее знакомыми знаками различия продолжил сверлить Стива взглядом.
- Я в больнице, так? Большая часть аппаратуры в этой палате мне незнакома. Ваш телефон, если это телефон, выглядит странно и почему-то проецируется прямо из ладони. За окном парк, но разбитый совсем недавно и слишком геометрически правильно, а за парком – какие-то огромные сверкающие здания. Меня удерживает в кресле что-то невидимое, но вполне действенное. Весьма похоже на будущее, как его представляли себе на рубеже веков – силовые поля, встроенные коммуникаторы, дома с солнечными батареями… К тому же, я ведь однажды уже просыпался в чужом времени. Тогда все тоже изменилось, хоть и не… так, - Стив осторожно преодолел упругое сопротивление невидимой силы и обвел пространство вокруг себя плавным жестом.
- Хм, может, проблемы и нет… - снова обратилась к кому-то невидимому женщина. – Видите ли, мистер Роджерс, мы с вами попали в интересную ситуацию. Вы пролежали в коме…
- Сорок семь лет, вы говорили. Это странно. Меня должны были отключить уже через пять – у управления просто не хватило бы денег на оплату оборудования… да и не захотел бы, наверное, никто…
- Вы недооцениваете и собственную значимость, и степень привязанности к вам некоторых людей, - женщина покачала головой. – Вам что-нибудь говорит фамилия «Старк»?

Стив нервно моргнул – первое его нервное действие с момента пробуждения.
- Конечно. Но… Говард ведь не бессмертный, так? А в две тысячи первом он, хоть и не собирался на тот свет, был уже глубоким стариком…
- Тем не менее, ваше поддержание… в норме… было оплачено компанией «Старк Индастриз», - женщина помолчала, давая Стиву осознать, потом добавила сочувственным тоном. – Мистер Старк умер тридцать пять лет назад. В оставленном им завещании очень много сказано о вас. Если захотите, я дам вам после ознакомиться с текстом.

Свежеразбуженному Роджерсу явно сделалось грустно, но истерически рыдать или даже просто тяжело вздыхать он не стал, замер, опустив взгляд, на полминуты, потом снова ожил.
- Захочу. Обязательно.
- Хорошо, - женщина хрустнула пальцами, потом вдруг экспрессивно хлопнула себя по лбу и досадливо фыркнула.
- Конечно, я все думаю, что же я забыла! Простите, мистер Роджерс. Я – капитан Сандра Мальдонадо, полицейское управление города.
- То есть, вы – это я, но через сорок семь лет? – после совсем незаметной паузы спросил Стив, едва заметно улыбнувшись.
- Куда уж мне. Но да, я занимаю именно эту должность. И хотя формально вы все еще числитесь в штате, боюсь, уступить вам ее не могу уже хотя бы по медицинским причинам.
- Я и не претендовал, - Стив мотнул головой. Эти самые причины, начиная с частичной атрофии мышц и заканчивая полнейшим незнанием обстановки, промелькнули перед его внутренним взглядом. – Но, раз я все еще числюсь в штате, могу я рассчитывать на возвращение к работе?
- Только после того, как вы пройдете реабилитацию, - твердо ответила капитан Мальдонадо, и мрачный молчаливый тип за ее спиной кивнул, пошевелившись впервые за весь разговор.
Стив перевел взгляд на мужчину.
- Простите, а?..
- Это МХ, - непонятно ответила Сандра. – Пока просто делайте вид, что его здесь нет. На терапии вам все объяснят.

Названный МХ-ом тип ни словом не возразил, снова принявшись сверлить Стива взглядом. Роджерс чуть пожал плечами и попытался представить, что никого, кроме них с Мальдонадо, в палате нет.
- Хорошо, я согласен на терапию, - Сандра вызвала свой странный голографический телефон из ладони и что-то на нем набрала, довольно улыбнувшись. – Но сперва скажите… мой напарник?..
- Мне жаль, - Сандра смотрела действительно сочувственно, насколько позволяли ее холодные, чуть раскосые глаза. – Вам повезло, но ему…
- Я просто понадеялся, - прошептал Стив, и вот тут его догнали воспоминания, яркие, совсем свежие, и не скажешь, что они провалялись в спецхране сорок семь лет…
- Рекомендую повысить дозу седативов, - безо всякого выражения сказал МХ, и Сандра ткнула в пульт, выбирая команду. Роджерс перестал биться и выть в силовом поле, обмяк и затих, устало опустив веки.
- Я вернусь на днях, - пообещала Сандра и вышла, оставляя Стива на попечение медперсонала. – Черт, вот что за судьба у парня, постоянно перескакивать свое время и терять близких?
- Статистическая вероятность подобных событий… - начал было МХ, и капитан махнула рукой.
- МХ, замолчи. Это был риторический вопрос.
**
В здание управления Стив вошел, чувствуя странный холодок в солнечном сплетении. Высотка из стали и высокопрочного стекла ничем не напоминала его прошлое место работы, да и герб, сияющий на полгорода, был не тот – и все же…
- Детектив Стивен Роджерс, – представился он охраннику, и тот кивнул на воротца металлоискателя. Пришлось пройти, и, слава богу, ничего в карманах не запищало. Не то чтобы Стиву было что скрывать, или он мечтал протащить в полицию что-нибудь запрещенное – нет. Просто не хотелось в первый же день создавать больше шума, чем нужно.
- Поднимайтесь на двадцатый, там зарегистрируйтесь, получите жетон, пропуск, оружие и чипы, - проинструктировал охранник и снова уставился в свои многочисленные мониторы.

Что ж… лифт на двадцатый этаж приехал очень быстро, Стив даже не успел порадоваться, что не страдает клаустрофобией, а вид из окон его отдела открывался просто замечательный.

На него вид, судя по пристальному вниманию новых коллег, открывался не хуже.
- Доброе всем утро. Меня зовут Стивен, и я…
- … дважды отморозок, - язвительно закончил кто-то, кого Стив не успел рассмотреть. Ничего, у него было время узнать, кому же он успел настолько насолить, едва появившись на этаже, и пообщаться с ним по душам.
- Не без этого, - неконфликтно пока отозвался он. – Но вообще-то я собирался сказать, что уже работал в полиции раньше, хотя теперь все изменилось. Надеюсь все же, что смогу быть полезен.
- Сможете, сможете, - появившаяся будто бы из ниоткуда капитан Мальдонадо цепко ухватила новичка за локоть и потащила к стойке регистрации. Стив чуть удивился – до сих пор он всегда разговаривал с Сандрой сидя и привык считать ее довольно высокой, а оказалось, что она едва до плеча ему достает. Впрочем, рост никогда в полиции особого значения не имел. – Так, хорошо, теперь подпишите здесь… и вот тут… и возьмите акт получения напарника.

Стив чуть поморщился. Он уже знал, что нормальной в этом времени стала связка «человек - андроид» и что МХ-ы были этими самыми андроидами, но совершенно не представлял, как именно будет работать в паре с угрюмым роботом, сверлящим его взглядом. Господи, с роботом, который заменит Баки!

- Это… обязательно? – неуверенно посмотрел он на Сандру. Та неохотно кивнула.
- Боюсь, что так. Но, возможно, вас порадует тот факт, что ваш напарник не из этой серии. Я, честно говоря, вообще не знаю, можно ли говорить о серии – насколько мне известно, он существует в единственном экземпляре.
- В смысле? Специально для меня собрали андроида, отличающегося от… этих? – Роджерс осторожно кивнул на ближайшего МХ-а, что тот, к счастью, проигнорировал.
- Именно. Я же говорила, вы недооцениваете степень привязанности к вам некоторых людей. Когда вы впали в кому и стало очевидно, что вывести вас из нее в ближайшее десятилетие не удастся, мистер Старк решил сделать кое-что про запас. Так сказать, подстелить соломки на случай, если вы проснетесь и вознамеритесь больно падать.

Стив помрачнел, кивнул и взял какой-то гибкий пластиковый прямоугольник, который от соприкосновения с его пальцами тут же превратился в заполненную заявку на андроида.
- Хм, генетический замок?
- Вроде того. Потом вам еще вживят чипы, но напарник важнее. Спуститесь на минус второй и найдите там мастера Лома. Вам нужно сопровождение? – Сандра явно намеревалась отправить с ним МХ-а, а этого Стиву совсем не хотелось, так что он заверил капитана в своей способности найти одного человека в глубоком подвале и направился обратно к лифту.

- Ричард, не вздумай к нему цепляться, - ровным голосом велела Сандра, когда новичок скрылся в лифте. – И, прежде чем ты обвинишь меня в фаворитизме: этот парень уникален. Как и вся его ситуация.
- Угу, уникальная сосулька с уникальным же напарником, собранным уникальным конструктором последних полутора веков, - пробурчал названный Ричардом тип, невысокий, смуглый и явно страдающий парой десятков комплексов по этому поводу. – Скоро плюнуть будет некуда от единственных и неповторимых, а работать кто будет?
- О, ты хочешь посостязаться с ним в эффективности? Ручаюсь, у тебя будет шанс, - улыбнулась капитан. – Дух соперничества – это хорошо, пока он не переходит в открытую вражду.
- Я буду с ним состязаться, только если он вообще способен работать, - непримиримо заявил Ричард. – Вы же видели заключение медиков, он пока совсем не в своей тарелке.
- Вот и помоги ему освоиться, - пожала плечами Сандра. – Кстати, в его способности работать ты тоже скоро убедишься. Думаю, - она вызвала на ладони коммуникатор и бросила взгляд на часы, – где-то к полудню.
**
На минус втором этаже было полутемно и играла музыка – знакомая музыка, что несколько приободрило потерявшегося было в новшествах середины века Роджерса.
- Reach out and touch faith… - промурлыкал себе под нос какой-то тощий длинноволосый субъект, неожиданно напомнивший Стиву его самого образца этак тридцать девятого года – тысяча девятьсот тридцать девятого, конечно, потому что двухтысячные он проспал.
- Your own personal Jesus… - подпел Стив, который тоже любил Депеш Мод – вернее, полюбил, когда проснулся в прекрасные послевоенные годы и стал жадно наверстывать упущенное. Говард смеялся, говоря, что он вечно предпочитает всякое старье, но, видимо, электронная музыка пережила ехидство мистера Старка.
- Ой. А, да. Заходите… ммм… капитан? – полувопросительно закончил субъект, отодвигая с лица сложную конструкцию из фонарика и целой грозди увеличительных стекол.
- Просто детектив, - разрешил его внутренние страдания Роджерс. – У меня тут вот это, - он с хрустом встряхнул испещренный буквами пластик, - и, если вы – мастер Лом, то это к вам.
- Я да, я Лом, только зовите меня Руди, - мастер чуть суетливым движением отодвинул от себя по столу что-то, изрядно напоминающее миниатюрную наковальню, на которой сидела…
- Бабочка? – удивился Стив.
- Это дрон слежения, – отчего-то покраснел до корней волос Руди.
- Это бабочка, - упрямо повторил Стив. – Синяя. Красивая.
- Ну… не все же заниматься этим, - мастер обвел жестом помещение, в разных углах которого громоздились ящики с руками, ногами и головами. Выглядело все это жутковато, но терпимо – без пятен крови-то.
- Понимаю. Я в свободное время рисую, - сознался Стив и заметил, что Руди явно стало легче, в том числе и дышать. «Тоже астматик, что ли?» - заинтересовался Стив, но вслух спрашивать не стал, только протянул новому знакомому заявку.
- Ага. Да, ясно. Сейчас… Он тут у нас давно висит, его надо переложить на стол для настройки… - забормотал Руди, отходя куда-то в дальний конец своего подвала, где на крюках, похожих на мясницкие, висело что-то, обернутое в матовый пластик. Мастер стал ворошить висящие предметы с такой легкостью, будто рубашки в шкафу сортировал, и, наконец, нашел нужный кокон.
- Вот. Помогите, если вам не трудно, он весит больше меня…

Больше Руди весить было нетрудно, с этим без сложностей справилась бы швабра, зонтик или пара котят. Стив осторожно придержал шуршащий пластик, обхватил его, чувствуя под руками что-то довольно твердое, и, приподняв, перенес на стол. Стол был очень похож на те, что стоят в морге, и вызывал в отмороженном мозге только одно прилагательное – «секционный».

- Да, спасибо… Сейчас мы его распакуем… - Руди явно говорил сам с собой, не обращая больше особого внимания на визитера. Он нащупал в пластике шов и провел по нему рукой, заставив разойтись. – Вот. Любуйтесь и знакомьтесь: Стивен – Энтони. Энтони – Стив.

В пластике, казалось, спал какой-то вполне человеческого вида тип. Темноволосый, довольно смуглый в сравнении с самим Стивом или тем же Руди, похожим на подвальный цветок, полупрозрачный и чахлый. Чуть встрепанные волосы, аккуратная бородка, мимические морщины, ясно говорящие о том, что владелец часто улыбается и вообще только и делает, что корчит рожи…
- Это точно андроид? Он не похож…
- На МХ-ов? – чуть пренебрежительно закончил Руди. – Конечно. Если вам будут понятнее такие сравнения, МХ-ы – это конвейерные Форды Фокусы. А он – вроде розового Кадиллака Элвиса.
- Такой же незаметный и полезный в быту? – не удержался от смешка Стив.
- Это вы уже сами определите, - ушел от ответа Руди. – Вот, держите, - он протянул детективу что-то, похожее на высокотехнологичный лом. – Коснитесь этим его уха.
- Это что, жезл управления големом?
- Вроде того. Только не надо писать у Энтони на лбу никаких слов, святых или не очень, - серьезно предостерег Руди и подождал, пока Стив прикоснется устройством к уху андроида. Тот немедленно открыл глаза, хватанул губами воздух и стал осматриваться, выражением лица крайне напоминая проснувшегося в незнакомом месте человека.

Довольно скоро андроид сфокусировал глаза на Стиве и немного просветлел взглядом – в прямом смысле просветлел: карие изначально радужки вдруг засветились изнутри неверным синим огнем.
- Капитан Роджерс, - с улыбкой констатировал андроид. – Рад познакомиться. Приятно наконец-то встретить персонифицированный смысл жизни.
- Эмм… Доброе утро, - ничего умнее Стив не придумал. – Мастер Лом уже сказал мне, что вас зовут Энтони…
- Тони. И «тебя». Будешь выкать – буду постоянно говорить механическим голосом и наводить ужас пустым взглядом, - заявил андроид, свешивая ноги со стола. Стив немедленно закатил глаза – все-таки личность создателя явно накладывала отпечаток на его творения, а это конкретное творение очень напоминало Говарда, даже внешне. Руди же смотрел на пробужденного андроида с восторгом, как на ожившую внезапно античную статую или заговорившую Джоконду.
- Ладно… Тони. Мы теперь, вроде как, напарники.
- А, ладно. Сейчас, я накачаю из сети полезных обновлений за последние сорок лет – и можем приступать, - легкомысленно пожал плечами андроид.
- Боюсь, это невозможно, - покачал головой Руди. – У меня тут, - он потряс листом с заявкой, - есть несколько четких указаний, одно из которых сформулировано как «Не давать доступа ко всем файлам единовременно».
- Но тогда в чем смысл? – нахмурился Тони, подтвердив вывод Стива о живой мимике. – Какой от меня толк как от полицейского-напарника, если я ничего не знаю?
- Думаю, тут дело не в том, чтобы ты что-то знал, а в том, чтобы вы с мистером Роджерсом привыкали к настоящему одновременно, - предположил Руди. – А вообще, спросите у капитана Мальдонадо, это ведь она такое придумала.
- Обязательно, - пообещал Стив. – Ну что, идем? Нам еще обещали какие-то чипы…
- А, будут тыкать следящие устройства под кожу, - скривился Тони. – Всю жизнь мечтал. Впрочем, ладно, идем.
Он вдруг засиял, уже не одними только глазами, но всем лицом. Выглядело это красиво, хоть и несколько пугающе, а длилось недолго: андроид погасил огни и уставился на Руди обиженно. Тот только руками развел:
- Прости, у меня есть приказ. Твой выход в сеть заблокирован. Но это даже хорошо, поверь мне. Вся информация за последние сорок лет могла бы тебя шокировать.
- Известие о том, что на Земле наступил мир, процветание и всеобщее равенство могло бы меня шокировать, а остальное – вряд ли, – фыркнул Тони, но попытки достучаться до сети оставил, судя по отсутствию иллюминации.
- Идем, - повторил Стив и осторожно взял напарника за руку повыше локтя. Ничего, теплая и совсем как человеческая… - Нас, наверное, ждет какое-нибудь дело.
- Угу. Но сначала мне надо переодеться. Что это вообще за унылая арестантская роба? – немедленно вознегодовал андроид к вящему раздражению Роджерса и восторгу Лома.
**
Вживление чипов оказалось неприятной, но не слишком долгой и болезненной процедурой, так что обратно в отдел свежесостыкованные напарники вошли довольно скоро, одинаково потирая затылки и морщась.
А потом Стив подумал, что, наверное, сглазил, размышляя о прекрасном виде из окна, потому что в здании завыли легионы специально обученных демонов, а окна вдруг быстро оказались заслонены прочными металлическими ставнями. Разумеется, тут же стало темно, потому что энергоснабжение отказало, и, разумеется, аварийное освещение включилось только спустя полминуты. Как ни странно, Стив за это время успел совсем успокоиться: бардак во все времена был одинаков, и это вселяло надежду.
- Что случилось? – с любопытством спросил Тони, крутя головой и осматриваясь.
- Судя по тому, что наш этаж изолирован, какая-то внутренняя неприятность, - чуть напряженным голосом ответила красивая девушка, до того разглядывавшая что-то на стенде с фотографиями. – Валери Стал, специалист по поведенческому анализу.
- Энтони Старк, единственный и неповторимый андроид своей серии, - представился Тони, вызвав на лице Валери улыбку.
Впрочем, улыбка быстро погасла, когда детектив Ричард Пол, не ставший с утра нисколько добрее или доверчивее, поперхнулся множеством гневных слов и подошел поближе.
- Это с какого перепугу теперь у андроида вместо номера фамилия создателя? – громко вопросил он.
- Трудно сказать, - пожал плечами Тони. – Говард относился ко мне как к сыну и обращался со мной соответственно. Так что я не считаю зазорным носить его фамилию, - тут Стив издал нервный смешок. Ну, точно: его напарник пошел в Говарда всем, чем мог. Даже это его прекрасное хамски-снисходительное «не считаю зазорным» будто явилось из военного прошлого и сделало книксен. – И да, прежде чем вы успеете сформулировать еще хоть что-то: меня, пусть я и синтетик, создал величайший конструктор эпохи. А вы чем можете похвастаться?
- Тони, прекрати, пожалуйста, мы и без того достаточно сильно отличаемся, - попросил Стив, и низкорослый полицейский перевел свирепый взгляд на него.
- Велите своему синтетику молчать, - потребовал он.
- Синтетик, молчи, - послушно велел Стив.
- Разбежался. Может, мне еще этому типу ботинки почистить и ходули подать? – Тони фыркнул и демонстративно сложил руки на груди. Ричард заскрежетал зубами – видимо, он болезненно воспринимал все намеки на свой рост.
- Сами видите, это несколько… не работает, - пожал плечами Стив и протянул руку для пожатия. – Стивен Роджерс.
- Ричард Пол, - вынужден был представиться недовольный коллега, пожимая протянутую руку. – Лучше бы вам завести МХ-а.
- Лучше бы вам, детектив, завести сексбота и не компостировать окружающим мозги, - в тон отозвался Тони, который явно каким-то способом добрался-таки до запретной пока сети и радостно в ней рылся, озаряя лицо светом причудливых завитков на висках.
- Простите его, он проспал сорок лет и не мог получить обновления, – почти наугад сказал Стив, но, как ни странно, такое объяснение полицейского вполне устроило: он что-то недовольно пробурчал, но кивнул. – Не расскажете, в чем дело и почему мы теперь не видим неба? – спросил Роджерс, ухитряясь поглядеть одновременно на Валери и Ричарда.
- Трудно сказать, - начала Валери. – На моей памяти тревоги с полной изоляцией не случалось. Обычно она объявляется, только если в самом управлении совершено какое-то преступление, и требуется внутреннее расследование.
- Угу, только по протоколу изолируется все здание, а не один этаж, - добавил Ричард.
- Возможно, место преступления локализовано именно на нашем этаже? – предположил Стив, нелогично радуясь: он вообще любил сложные ситуации, потому что знал, как себя в них вести.
- Точно, - согласился Тони, погасив лицо. – Кажется, нас зовет капитан Мальдонадо. Наверное, ей есть, что сказать…

Сандре действительно было, что сказать.
- Несколько минут назад из нашего хранилища, - Стив понятия не имел, что за «наше хранилище», но остальные, судя по лицам, знали, где оно, - неким лицом была похищена важная вещь. Служба безопасности считает, что возможности вынести ее за пределы нашего отдела у преступника не было, так что этаж изолирован до тех пор, пока виновный не будет найден, а вещь – возвращена в хранилище.
- Прекрасно, - фыркнул Тони. – «В некотором часу некоторый человек спер некоторый предмет. Найдите его и верните в некоторое место».
- Именно так, Тони, - подтвердила Сандра, переведя холодный взгляд персонально на андроида. – Любой, находящийся на этом этаже, может быть преступником – кроме вас с мистером Роджерсом, поскольку в момент совершения преступления вы были на минус втором этаже. Вам и расследовать.
- Простите, а нельзя ли узнать, что это за предмет? – кротко спросил Стив, подозревая, что вся ситуация устроена исключительно затем, чтобы проверить его профпригодность, но не собираясь саботировать внутреннее расследование: в конце концов, это было что-то вроде экзамена, а экзамены Стив привык сдавать честно.
- Нет. Я не стану озвучивать эту информацию, чтобы не давать злоумышленнику возможность воспользоваться ей и ввести вас в заблуждение, - отрезала Сандра. – В хранилище есть опись. Вам придется сравнить имеющиеся в нем предметы с нею.
- Но это же займет сутки! – ужаснулся Роджерс.
- У вас есть напарник, помните? Он прекрасно умеет обрабатывать огромные массивы информации быстро.
- А я не хочу, - заявил Тони. – Могу, но не хочу. Я вообще не вижу себя в полиции, тем более обрабатывающим огромные массивы бесполезной информации, - андроид скрестил руки на груди и замер в позе «Я – памятник себе», показывая, что заставить его нельзя.
- Это нормально, - неожиданно спокойно ответил Стив. – Я тоже не видел себя в полиции. А потом мне предложили подумать и решить, где применить свои умения и склонности. И я применил их именно здесь – не потому, что мне хотелось быть полицейским, нет. Просто это было то, что я умел – а подходящей моим навыкам войны, к счастью, все не было. Подумай теперь и ты.
- Говоришь как мой отец, - буркнул Тони, и впрямь задумываясь, кажется.
- Ну, так это он и говорил, - Стив довольно легко смог принять тот факт, что андроид считал себя сыном Говарда: в конце концов, Говард и в самом деле отечески относился к своим изобретениям, так почему бы живому роботу не быть его сыном? Таким себе Пиноккио, только не из дерева, а из железа… стали… из чего там сделаны андроиды? – Только давно. В девяностых.
- Это когда ты в первый раз проснулся? – уточнил Тони, что-то раскладывая в голове по полочкам. – Веселое было время, должно быть.
- Ну… так, - пожал плечами Стив. – Зато много сериалов про животных показывали. Так ты поможешь с описью?
- Конечно, - пожал плечами Тони. – Будто у меня есть выбор. Все равно отсюда никто не выйдет, пока ты не решишь, кто мафия.
- Что?
- Ну, мафия, - повторил Тони. – Да ладно. Неужели в твоем замшелом прошлом никто не играл в мафию? Город засыпает, просыпается мафия и убивает мирного жителя. Потом город просыпается и долго обсуждает, кто именно из числа горожан мафия и кого по такому случаю надо тоже убить. Вот увидишь, сейчас именно это и начнется. Обожаю словесно-логические игры в реальности! – андроид только что руки не потирал. Стив покачал головой, спросил у Сандры, где же находится это самое хранилище, и отправился туда, сопровождаемый роботом и его рассказами о таких чудных персонажах, как проститутки, комиссары, маньяки и воскрешающие монашки. Вот они отчего-то особенно радовали Тони.
**
В хранилище Тони резко замолчал и сделал серьезное лицо, принявшись оглядываться.
- Ну что, начнем? Я буду называть предмет из описи, а ты – находить его? – предложил Стив, предчувствуя долгий монотонный труд.
- Нет, вот как раз игры, класса «найди в захламленном чулане велосипед, ведро и меч» я никогда не любил, - буркнул андроид. – Дай опись, я ее в себя загружу, а потом просто просканирую помещение на предмет недостающей вещи.
Стив протянул Тони гибкий лист, но считать с него буквы андроид не успел: они исчезли, и опись снова сделалась просто прямоугольником прозрачного пластика.
- Ну да, я не живой и у меня нет генетических образцов для твоего замка, тупая ты хреновина, но это же не повод! – вознегодовал Тони, протягивая лист обратно. Стив только вздохнул, подхватил его осторожно за края и расположил у напарника перед лицом.
- Так нормально, читается?
- Угу… Промотай теперь ниже.

Не без заминок, но Тони все-таки удалось получить полный список вещей, хранившихся в комнате, и даже узнать, зачем.
- Отдел, кроме текущей работы, еще регулярно пытается расковырять какие-нибудь незакрытые старые дела. Тогда из главного хранилища сюда поднимают нужные улики, а по завершении работы отправляют обратно. Просто чтобы не носиться каждый раз по двадцать с лишним этажей ради одной обгоревшей дверной ручки.
- Разумно, - кивнул Стив. – Итак, что пропало?
- Ну, давай посмотрим… - Тони обвел помещение взглядом, медленно поворачивая голову и давая Стиву насладиться переливами узоров на лице и сиянием глаз. Кажется, такой иллюминацией сопровождалось подключение к сети и вообще любая попытка обработать большое количество информации разом. – Ага. Прекрасно. Вот в этом ящике, кроме всего прочего, должна лежать такая маленькая штука… короче, выглядит она почти как авторучка, очень тяжелая, а по сути, представляет собой самонаводящуюся ракету среднего радиуса действия. Всяким террористам можно было бы забыть о смертниках-подрывниках, получи они такую и скопируй технологию.

Стив помрачнел и кивнул. Не то чтобы он когда-то любил террористов, но с момента нового пробуждения он испытывал к ним особенно сильное отвращение.

- Давай думать, - тем временем, предложил Тони, отодвинув какие-то коробки и усевшись на край стола. – Понятное дело, вся эта история затеяна только чтобы проверить тебя на способность работать, отдельно или в команде.
- Мне вообще начинает казаться, что люди андроидам-полицейским не нужны, - сознался Стив, понимая, что у него самого на обработку такого количества информации ушел бы день – и хорошо еще, если один. – Тут тебя впору проверять.
- А чего меня проверять? Я же напарник, делаю, что скажут, с предложениями не лезу, - удивленно отозвался андроид.
- Кстати, а они у тебя есть? Предложения, в смысле?
- Ну, раз ты спрашиваешь… Я бы сказал, что это Ричард спер ракету. Ты ему не нравишься, и он хочет осложнить тебе жизнь.
- Да я от него тоже не в восторге, но это не повод назначать его преступником, - возразил Стив. – И кстати, что я ему сделал, почему он с порога так реагирует?
- Ну как тебе сказать, - склонив голову на бок, протянул Тони. – Он мелкий, похожий на обезьянку и не пользующийся особой популярностью у женщин тип средних лет. Тут появляешься ты: антикварный полицейский в прекрасной сохранности, метр девяносто ростом, состоящий из девяноста килограммов совершенства, голубых глаз и легкого такого обещания улучшить генофонд загнивающего будущего, если понадобится… С чего бы, в самом деле, ему тебя не любить? Не делай такое лицо. Ты ведь привык к тому, что ты – такой, а другим требуется время, чтобы принять тот факт, что одним все, вроде красоты, здоровья, молодости и уникального андроида, а другим ничего.
- Вот теперь мне его даже жаль, - вздохнул Стив. – И, тем не менее, это не он. Не знаю, как там в твоей «Мафии», но в детективах самый несимпатичный и подозрительный тип, как правило, невиновен. А раз это дело срежиссировано, оно, скорее всего, следует канону детектива.
- Ага, то есть, грубо говоря, «преступником не может быть китаец», - подхватил Тони. – Тогда это Валери. Просто потому, что она тебе нравится и тебе не захочется на нее думать.
- Это прекрасно, конечно, но это не она. Над какими делами с уликами, да еще и настолько серьезными, может работать специалист по поведенческому анализу?
- А просто зайти в хранилище и взять нужное она не могла?
- Сам посуди: даже ты, при том, что робот-полицейский, не смог взять лист, предназначенный мне. Ручаюсь, тут тоже генетический замок, и открывается он только тем, улики по чьим делам тут лежат.

Тони уставился на дверь, сканируя.
- Ты прав, - недовольным тоном согласился он. – Тебе дали временный допуск… Хм, но мне-то нет! А я все равно здесь!
- Хочешь сказать, она пришла за компанию с кем-то?
- Хочу. И еще хочу сказать, что кражу мог совершить любой из этих жутких МХ-ов.
- Нет, - отмахнулся Стив. – МХ-ы не способны на кражу, мне про это сто раз повторили на терапии, чтобы я их не боялся и не подозревал во всем подряд. Они не способны на кражу, убийство и все такое.
- А если их кто-нибудь взломал? – не сдавался Тони.
- А тогда вспоминай правила детектива. У нас на этаже есть десять человек, из которых мы пока знакомы только с тремя, и штук пятьдесят абсолютно одинаковых МХ-ов.
- Да уж, полные близнецы не могут участвовать в сюжете, - тоскливо подтвердил Тони. – Так что, идем знакомиться с остальными семью подозреваемыми?
- Думаю, не нужно, - Стив покачал головой и тронул андроида за плечо. – Слезай, пойдем, поговорим с капитаном.
- Ну да, а то она решит, что мы в первый день забили на их дурацкую проверку и решили пообжиматься в кладовке для швабр, - пробурчал Тони к вящему смущению напарника.
**
- Как ваши успехи, господа? – поинтересовалась Сандра, когда Стив и Тони явились в ее кабинет. Стены кабинета были прозрачными, так что остальные узники этажа смотрели сквозь них с большим интересом, как в аквариум с диковинными рыбами.
- Кажется, неплохо, - вежливо ответил Стив. – Капитан, у вас на столе стоит коробка с уликами по делу, над которым вы работаете. Не возражаете, если мы в нее заглянем?

Мальдонадо кивнула и откинулась в кресле, скрестив руки на груди. Тони немедленно полез под крышку и принялся комментировать:
- Генетическая бомба с дефектом… маска-вспышка… еще маска-вспышка… какие-то образцы тканей… О, вы раскопали то дело о сексботах двухлетней давности! – он удивленно-радостно взглянул на Сандру, и та скривилась, поняв, что андроид, вопреки запрету, как-то пробрался в сеть. – Круто, может, хоть теперь станет ясно, зачем с них сдирали кожу… Кстати, а зачем вам самонаводящаяся ракета, капитан? – Тони осторожно, двумя пальцами выудил из коробки искомое, продемонстрировал благодарным зрителям и так же осторожно положил на стол.
- Это муляж, - отозвалась Сандра. – Вернее, это настоящая ракета, но без сердечника, можете убедиться. Боевая так и лежит в главном хранилище. Ну что, Ричард, убедился? Ни предрассудки, ни авторитеты на этих господ не действуют. А ведь подозреваю, что им ужасно хотелось свалить все на тебя.
- На МХ-ов больше, если честно, - сознался Стив, чуточку улыбаясь. Проверка действительно оказалась проверкой и уже закончилась.
- Ясное дело, у них такой взгляд, что мне самой регулярно хочется на них что-нибудь свалить. Например, рояль, - шепотом отозвалась Сандра. – Кстати, не хотите поделиться ходом рассуждений?
- Да было бы чем… Преступник обычно тот, кого мы знаем с самого начала, на кого трудно подумать и у кого, казалось бы, нет мотивов. Благородный дворецкий или там капитан полиции, - заулыбался Стив чуть шире. – Это точно не тот, на кого падает первое подозрение, не китаец, не близнецы и не сам ведущий расследование, либо его напарник. И это почти никогда не прекрасная дама, - Стив чуть поклонился в сторону Валери.
- Железная логика, - фыркнул Ричард. – Я понимаю, что сейчас она сработала, но вы-то не в детективе!
- Нет, он не в детективе, - согласился Тони. – Он сам детектив. И как-нибудь уж разберется без ваших советов.
- А ты? – вдруг уточнила Валери, которой явно спецдиплом не давал покоя, заставляя пытаться анализировать поведение странного андроида.
- Что – «я»? Я тоже обойдусь без его советов, - недоумевающее поднял брови Тони.
- Я не о том. Он – детектив, а ты?
- А я его напарник. Такая уж у меня специализация, - развел андроид руками. – Я с тем же успехом могу быть напарником пекаря, киллера и порноактера… вот последнее было бы особенно интересно, но, если то, что отец рассказал мне о моральном облике этого типа, правда, то мне не светит, - Тони сделал огорченное лицо, Стив чуть порозовел и глянул на него искоса. «Прекрати нести чушь», - одними губами проговорил он. – «Или хоть делай это не при людях».
- Ну вот, я же говорил? – тут же заявил Тони. – В любом случае, пока он детектив, я буду ошиваться тут, поблизости, дразнить МХ-ов, и вообще всех окружающих, и всячески деструктивно развлекаться.
Валери заулыбалась этой реплике так, будто намеревалась вставить ее в грядущую докторскую диссертацию о поведении внесерийных андроидов.

- Только попробуй сотворить тут что-нибудь деструктивное, - сурово отозвалась Сандра. – Ладно, капитан, надеюсь, вы нам простите эту маленькую проверку.
- Ничего, это было даже забавно. Такой короткий и очень герметичный детектив, - Стив и в самом деле не сердился. – Только, если можно, верните, пожалуйста, вид из окна. Я еще не успел к нему привыкнуть и перестать замечать.

Капитан улыбнулась, нажала на какую-то кнопку на обратной стороне столешницы, и зловещие металлические ставни поползли вверх.
- Вернемся к делам. Стив, вам нужно где-то жить. Пока вы не обзавелись своим домом, управление предоставит вам ведомственную квартиру. Там тесновато, конечно, но…
- Я неприхотлив, - мотнул головой Роджерс. – Спасибо. А что с ним? – он кивнул на Тони, уже прилипшего носом к стеклу и разглядывающего город.
- Он будет ждать вас в управлении. На минус первом у нас зарядные ячейки МХ-ов, думаю, он там тоже поместится.
- Что? – мгновенно отлип от окна андроид. – Я не хочу жить с МХ-ами, они ужасные! Они огромные, злые, светятся красным, ненавидят меня, и с ними даже помериться нельзя!
- Подозреваю, последнее тебя особенно огорчает, - фыркнула Сандра, ничуть не расчувствовавшись. – Тебе не нужно с ними жить, устраивать очередность походов в душ или пользования туалетом. Ты просто будешь заряжаться в том же помещении.
- Да не нужно мне заряжаться! – возопил Тони. – В меня встроен автономный источник питания, я без подзарядки могу до тепловой смерти вселенной дожить!
- Как это? – удивилась Сандра, которая была не в курсе таких подробностей. Руди, конечно, был, но не то чтобы он часто поднимался из своего подвала с целью поделиться с коллегами своими ошеломляющими открытиями.

Андроид задрал на себе футболку, обнажив абсолютно человеческого вида грудь, потом вдруг нажал хитро под ключицами и на стыке ребер, заставляя грудную пластину отделиться, и продемонстрировал что-то круглое, сияющее той же безумной синевой, что его глаза и виски.

- Ой. Я знаю, что это, - вдруг понял Стив. – Я видел такой у Говарда, только он был огромной, с дом размером. Это реактор холодного ядерного синтеза, так?
- Ага. Отец довел его до ума и несколько… отмасштабировал. Я уже могу все прятать, или мне тут так и стоять с распахнутым сердцем, пока все налюбуются?
- Прячь, конечно… - Стив задумался и неуверенно посмотрел на Мальдонадо. – Слушайте, он, конечно, странный и несколько железный, но вполне человек, особенно в сравнении с МХ-ами. Нельзя его отправлять к ним, тем более, если это еще и абсолютно бесполезно. Он в депрессию впадет, или что там случается, когда человека отторгает коллектив, в котором он вынужден находиться?
- Я не железный, я титановый, - буркнул Тони, прилаживая панель на место. – И это коллектив впадет в депрессию, если будет вынужден постоянно находиться в одном помещении со мной.
- Роджерс, вы что, хотите забрать его домой? – Сандра потерла виски. - Вообще-то, не положено… Он ведь, вроде как, имущество управления…
- Ничего подобного, - ехидно заулыбался Тони, одергивая футболку, - я – свое собственное имущество, вот хоть в завещание отца на эту тему загляните… хотя, конечно, этот талмуд так просто не прочтешь, Говард его писал последние пять лет.
- Он что, знал, когда умрет, и готовился? – тихо спросил Стив.
- А как же. Он бы и до второго твоего пришествия дотянул, но решил не становиться совсем уж киборгом. Так что возложил эту почетную миссию на меня, а сам отправился… ну, куда там отправляются гении-атеисты, короче. Не переживай, у него была долгая и интересная жизнь, в которой временами был ты. Не худший вариант, правда.
- Да уж… - Стив неопределенно покивал, потом снова уставился на начальство. – Так можно нам поселиться вместе?
- Да селитесь, - махнула рукой Сандра. – Только учтите: достанет он вас – ко мне жаловаться не приходите.
- Меня трудно достать, правда, - довольно заулыбался Стив.
- Ага. Я уже проверил. Кстати, капитан, я забыл сказать: вы – мафия! – довольно заявил Тони, сияя лицом.
- Так, забирайте свои ключи и выметайтесь! Завтра в девять чтобы были здесь! – Сандра уже не знала, смеяться ей или плакать, так что просто подтолкнула к Роджерсу по столу обычный металлический ключ, ключ-карту и мини-карту с отмеченным адресом.
**
- Тут тесно, как в гробу, но зато нет МХ-ов, - довольно заявил Тони, переступив порог. – И я, честно говоря, удивлен, что ты решил забрать меня из этого замка ужасов.
- Но не оставлять же было тебе на растерзание несчастных МХ-ов? – усмехнулся Стив. Вообще-то, предполагалось, что он начнет распаковывать сумки, но сумок-то и не было. Вообще ничего не было, кроме андроида, пистолета и новых документов. Особенно не было денег, но их отсутствие Стив пока особо не ощущал.

В отличие от Тони.

- Нам нужна новая одежда, обувь…
- И мотоцикл? – усмехнулся Роджерс, обследуя кухонный закуток.
- Было бы неплохо, но лучше, конечно, машина. Ты, разумеется, забыл спросить о главном: когда в этом чудо-заведении выдают зарплату, и какого она размера. Ладно, надо что-то придумывать…
Тони уселся на подоконник, засиял лицом, пробормотал что-то на тему паршивого коннекта и надолго выпал из реальности. Стив успел сходить в душ, вернуться оттуда, обсохнуть и заскучать, а андроид все изображал дискотечную подсветку кухни.
- Готово, - вдруг заявил он. – Можешь звонить куда-нибудь и заказывать всякие нужные вещи. На машину пока не хватит, но на еду, одежду и прочую муть – вполне.
- Ты что успел сотворить? – тут же напрягся Роджерс, понимая, что жить рядом с вечно активным андроидом работы Старка – это как устроиться на отдых между вулканом и муравейником, покоя не жди.
- Ничего незаконного, не бойся. Я играл в покер. Там при регистрации в руме тебе дают для заманивания пятьдесят виртуальных долларов, ну вот с них и начал. Кстати, настрой спам-фильтр: тебе теперь с этого сайта постоянно будут сыпаться всякие предложения. Просто, своего айди у меня нет, пришлось регистрироваться под твоим,- андроид пожал плечами и спрыгнул с подоконника. – Не стой столбом, сделай что-нибудь со свалившимися на тебя деньгами. Например, закажи мне нормальную футболку, я не хочу, чтобы у меня на груди было написано мое имя, и каждый придурок мог его прочесть…
- Тони, - неожиданно отстраненным и спокойным голосом позвал Стив, и андроид замолчал на середине фразы. – Знаешь, вот теперь я верю, кажется, что действительно проснулся.
- А то как же, - хихикнул Тони, - не бойся, твой спящий разум не способен породить такое совершенство, как я. Закажи мне еще кеды. Какого-нибудь вырвиглазного цвета…
- Ты будешь ходить на работу в полицию в вырвиглазных кедах?
- Почему нет? Ну, хочешь, и ты ходи…
- Ты невозможен.
- Да. Но вот я есть. И, кстати, капитан тебе уже поведала, что у них в больнице не только ты валялся с давних пор?
- Что? Неужели… Но ведь она сказала…
- Она сказала, что он умер? – прищурился андроид.
- Нет, что ей жаль.
- Конечно, ей жаль! Баки не приходит в себя, а, вдобавок, ему оторвало руку! – фыркнул Тони. – Но это ерунда, правда. Ему уже заказали протез, и он очень милый. Как по мне, так в сто раз милее самого Баки, но это дело вкуса.
- Почему она мне не сказала?
- Слишком много новостей в один день. Кстати, мне тоже нельзя было про это говорить, но я забыл об этом, - Тони пожал плечами и сочувственно погладил Стива по спине. – Ну, откуда такое лицо, будто тебя пристрелили? Он живой и когда-нибудь придет в себя. Что осталось от его мозгов, конечно, пока неясно: не все ведь напичканы чудо-сывороткой так, что из ушей течет, и не все регенерируют быстрее, чем их пилят пополам, но шанс есть.
- И у меня снова будет напарник, - кивнул Стив и тряхнул головой, пытаясь изгнать из нее мрачные картины совсем недавнего, казалось бы, взрыва.
- Эй! – Тони предостерегающе поднял указательный палец и ткнул им в центр груди Роджерса. – Это я – твой напарник.
- Да. И я, кажется, понемногу начинаю быть от этого счастлив.
- Ну, наконец-то, - ворчливо заявил Тони и довольно заулыбался.

Часть вторая, в которой происходит почти что побег века и напарники обретают друг друга.

Быть иль не быть, вот в чем вопрос.
Что выше:
Сносить в душе с терпением удары
Пращей и стрел судьбы жестокой или,
Вооружившись против моря бедствий,
Борьбой покончить с ним? Умереть, уснуть -
Не более; и знать, что этим сном покончишь
С сердечной мукою и с тысячью терзаний,
Которым плоть обречена, - о, вот исход
Многожеланный! Умереть, уснуть;
Уснуть! И видеть сны, быть может?

У.Шекспир



– Я хочу его увидеть, – едва ответив на «Доброе утро» капитана Мальдонадо, заявил Стив.
– Капитан, лучше не спорьте, я уже выяснил: когда он так сурово сдвигает брови, он превращается в неостановимую силу, – Тони, сверкая глазами и заказанными кедами безумной раскраски, выглядывал из-за плеча напарника и вид имел легкомысленный и довольный.

В отличие от Роджерса.

Но запугать Сандру было не так-то легко.

– У меня эта вертикальная складка между бровей тоже не потому, что я считаю ее подходящей к разрезу моих глаз, – спокойно ответила капитан андроиду. – Так что, когда я так сурово сдвигаю брови, я превращаюсь в несдвигаемое препятствие.
– О, насколько я помню, если неостановимая сила встречает несдвигаемое препятствие, то сила останавливается… а препятствие сдвигается. Это классический парадокс противоречивых посылок, – Тони абсолютно все было нипочем, даже угрюмая решимость органического напарника сцепиться с непосредственным начальством.
– О чем ты сейчас? – Сандра вопросительно приподняла бровь, отчего львиная складка над переносицей несколько разгладилась.
– Ну… в житейском плане – то, что происходит сейчас, это ведь жизнь? – вас обоих можно уточнить словом «ранее». Неостановимая ранее сила и несдвигаемое ранее препятствие. Короче, я о том, что, может, вы расскажете, в чем суть вашего решения не говорить ему о напарнике? А то я ее не уловил, проболтался – и вот.

Капитан Мальдонадо помолчала, оценила градус заинтересованности во взглядах живых подчиненных, которым вообще не стоило бы знать об этой истории, и жестом позвала Стива и Тони за собой в кабинет.

– Простите, детектив, я не говорила вам о вашем предыдущем напарнике, предвидя вот примерно такую реакцию. Может быть, даже несколько более агрессивную, – Сандра потерла лоб и принялась расхаживать по кабинету – похоже, она была из тех людей, кому легче думается на ходу. – Не хотела зря расстраивать… и обнадеживать. Ваш напарник пришел в себя несколько раньше. На два года.

Стив молчал и смотрел тяжело – продолжайте, мол, а я потом решу, насколько сильно вы провинились.

– Как думаете, почему я держала вас в силовом поле, хотя вы были очень спокойны и доброжелательны?
– Обжегшись на молоке… – пробурчал Тони, и не желая влезать в нелегкий разговор, и не имея сил промолчать.
– Именно, – Сандра кивнула андроиду и снова обернулась к Стиву. – Мистер Барнс, едва придя в себя, демонстрировал редкое упорство в достижении единственной цели: убить все живое вокруг. К счастью, он, как и вы поначалу, не умел различать людей и МХ-ов, так что никто из живого персонала больницы не пострадал.
– Вы хотите сказать, что Баки, у которого нет одной руки, смог уничтожить хоть одного МХ-а? Как и зачем?
– Зачем – неясно. Он не склонен был озвучивать какие-то требования и вообще хоть как-то комментировать собственные действия. Как… Он оторвал двоим головы. Я бы сказала, одной левой, но вот левой-то у него как раз и нет.

Стив кивнул, принимая к сведению, что его напарник и лучший друг действительно способен на такие силовые экзерсисы.

– Что вы с ним сделали?
– Ничего. Его погрузили в медикаментозную кому, в которой и поддерживают. Никто не знает, что с ним делать.
– То есть, вы намерены вечно держать его спящим, как ядовитую змею в холодной воде?
– У вас есть другие варианты?
– Да. Я хочу его увидеть. Может быть, на меня он кидаться не станет. Может быть, он меня узнает, и это как-то поможет.
– Может быть, он оторвет тебе голову и не почувствует даже тени сожаления, – тем же Тоном предположил механический Старк, заслужив мрачно-негодующие взгляды обоих капитанов. – Что? Я не верю в чудесное исцеление от припадков гнева. Но сам не отказался бы посмотреть на этого типа.
– Говорить с ним все равно не получится, даже не из-за его агрессии. Приведение его в норму после искусственной комы может занять пару месяцев, – Сандра уже поняла, что объединенными усилиями Стив и Тони пробьются-таки в больницу, вопрос только во времени, которое у них эта операция займет.
– А мне и не нужно с ним разговаривать, – фыркнул Тони. – Мне нужно на него именно что посмотреть. Есть идея.
– Какая? – Стив явно успел изучить повадки напарника, и точно знал: если у того появилась идея, лучше прятаться в бункер.
– Как думаешь, почему я сам дожидался тебя в спящем состоянии, а не в активированном? И не начинай про импринтинг, без которого я всенепременно бы тебя возненавидел и изводил весь остаток твоих дней – я и так буду.
– Ну… не знаю. Ты ведь объективно не стареешь, мог бы действительно лет сорок покурить в ожидании.
– Он еще и курит? – изумилась Сандра.
– Электронные сигареты. Компромисс между выпендрежем и здравым смыслом. И лучше не спрашивайте, что он делает с виски, я и сам не знаю. Возможно, заливает в реактор, – вполголоса отозвался Стив, и капитан Мальдонадо недоверчиво хмыкнула.
– Так вот, – с нажимом продолжил Тони. – Меня деактивировали потому, что после смерти Говарда я сделался нестабильным. Проще говоря, я стал беспричинно впадать то в эйфорию, то в гнев, и, когда я был в гневе, изуродованными МХ-ами дело не ограничивалось – просто за неимением МХ-ов в те далекие времена, – андроид отвел взгляд, будто ему стыдно было признаваться в ошибках молодости.

Стив удивился. Его новый напарник был совсем не похож на типа, способного впасть в амок и приняться крушить все вокруг себя. Впрочем, и его старый напарник тоже до поры ничем подобным не развлекался – а вот…

– Так что, тебя выключили, чтобы ты не наворотил еще больше дел?
– Примерно так. Выключили, перенастроили, провели профилактику, укрепили, можно сказать, защитные барьеры. Я не опасен, правда. Но раньше был.
– Замечательно, спасибо, что сказал хоть теперь – но к Баки-то это имеет какое отношение? – Стиву сделалось немного не по себе, но только немного. В конце концов, у них всех было прошлое, а горе от потери создателя – хороший повод несколько сдвинуться крышей.
– Если я неправ в своих подозрениях – никакого. Если я прав, его тоже нужно перенастроить.
– Он не андроид, – заспорил Стив.
– Почему ты так уверен? Если бы ты знал его с детства и рос вместе с ним, я бы тебе поверил – но ты встретил его уже после первого большого возвращения в мир живых.
– Тогда никто не делал андроидов.
– Говард создал меня буквально через пару лет. И он не единственный конструктор-гений тех времен – хотя и самый разрекламированный, конечно.
– Тони, он сорок лет пролежал в нашей больнице. Его изучили вдоль и поперек. Он человек, – вступила Сандра, понемногу начиная подозревать андроида в том, что в его голове поселились злобные тараканы-параноики.
– Тогда вы ничем не рискуете, правда? Покажите нам его, – Тони явно не собирался сдаваться, и Стив, хоть и не разделяя идей напарника, присоединился к его просьбе.

Капитан вздохнула.
– Хорошо, я отвезу вас к нему. Но имейте в виду: это не лучшее зрелище.
– Я переживу, – практически в один голос произнесли напарники, и Сандра только буркнула что-то на тему спевшихся балбесов.
**
К спящему Баки Стив подходил медленно, как в кошмаре, хотя ничего особенно кошмарного увидеть было нельзя. Отсутствие у друга руки, конечно, не радовало, но хотя бы не было неожиданностью.

Баки мало изменился с тех пор, как Стив видел его в последний раз; последние годы прошли мимо лежащего в коме парня, практически не задев его – ну, волосы отросли, да еще скулы обозначились резче…

– Он как-нибудь воспринимает нас? – отчего-то шепотом спросил Стив у Сандры. Та с сомнением покачала головой.
– Не думаю. Он безразличен ко всему – и это к лучшему; теплых чувств к миру он не испытывает, пусть уж лучше так. Но защитное поле я приказала не снимать. Мало ли, вдруг ваше присутствие действительно его неожиданно пробудит…

Тони совершенно не верил в возможность неожиданного пробуждения, судя по тому, как беспечно плюхнулся на койку рядом со своим преемником.

– А протез-то где? Чего этот спящий красавец тут полурасчлененкой лежит?
– Протез готов, его сейчас программируют. Тони, не беспокой его, – Сандра нахмурилась, андроид захихикал: интонации у капитана были как у строгой гувернантки: «держи спину ровно», «жуй с закрытым ртом», «приличные барышни не ругаются» и все такое.
– У него температура тела сейчас такая низкая, что его упавший сверху танк не побеспокоит, не то, что я, – полыхнув коротко висками, отозвался Тони и принялся рассматривать спящего с нездоровым интересом и блеском в глазах.

Впрочем, блеск, кажется, имел техническую природу: андроид сканировал Баки, и Стиву было от этого не по себе.

– Я был неправ, – задумчиво протянул Тони и, прежде чем ему успели что-то ответить, добавил, – но и вы тоже. Он не андроид. Но и не человек.
– А кто? Разумный кисель с Тау Кита? – вполголоса возмутился Стив. – Он человек.
– Почти. Вернее, он почти андроид.
– Ты бредишь, – Сандра скрестила руки на груди. – Он состоит из плоти и крови.
– Ага. А у черепе у него разъем под карту памяти, – легко согласился и дополнил Тони, зеркально отразив жест капитана Мальдонадо.
– Его запихивали и аппарат для МРТ чаще, чем некоторые завтракают. Будто у него в голове что-то такое…
– Его бы заметили, да. Если бы знали, что искать. А так у него просто есть прямоугольная полость в затылочной кости. Размером два миллиметра на три с половиной.

Стив помахал рукой между препирающимися коллегами, пытаясь привлечь их внимание.
– Во-первых, я хочу уточнить: с тех пор, как я уснул, появились такие миниатюрные носители информации?
– Нет, блин, у него в затылке пятидюймовая дискета должна торчать! Появились, конечно, – фыркнул Тони. – Они намного раньше появились, прототипы, по крайней мере. В массовое производство пошли уже после того, как ты эпически укололся веретеном террористов.
– Не фырчи, я застал еще трехсполовинойдюймовые дискеты и даже диски, мне позволительно удивляться, – миролюбиво отозвался Стив. – Во-вторых, разве физически возможно соединить человека с компьютером или его частями? То есть, на самом деле, а не как в «Джонни Мнемонике»?

Сандра скривилась как от кислого.
– Вообще-то, возможно. Лучшие хакеры нашего времени в буквальном смысле способны срастаться со своими компьютерами.
– Точно, – подтвердил Тони. – Тот же Руди, если надо будет, перезальет себя в сеть за пару часов, и останется там жить, даже если его физическое тело будет уничтожено.
– Руди – хакер? – сегодня явно был день открытий для Роджерса.
– Нет, он просто так способен отверткой и добрым словом призывать к послушанию андроидов!.. Хакер. Просто остепенившийся и перешедший под крылышко правительства, – Тони явно был ужасно раздражен: от него только что искры не летели, да и речь звучала слишком отрывисто.
– Но он ведь не из нашего времени. А в двухтысячных это было еще невозможно… – Сандра, похоже, решила принять на веру заявление о разъеме в черепе – других версий все равно не было.
– Возможно. Отец… в смысле, Говард часто говорил, что принципиальной разницы нет, и можно создать компьютер, который будет получать энергию, переваривая крошки в клавиатуре и запивая их чаем, но лично он этим заниматься не станет. Ему всегда была ближе механика, а не органика, – яркое подтверждение этого тезиса развело руками, давая полюбоваться на себя. – Этот тип…
– Баки, – поправил Стив, которому делалось все более не по себе. – Его зовут Баки, и он не тип. Он мой друг.
– Хорошо, этот твой друг может быть как раз таким существом. Био-андроидом. А может быть просто человеком с добавками. Киборгом, так их, кажется, называют? Сути это не меняет: у него в черепе не хватает памяти. Вот он и бесится. Личности нет, остались голые рефлексы.
– С тобой тоже так было?
– Ну, физически я память не терял. Но в целом – да. Моей социальной составляющей долго никто не видел, а остальные составляющие, крайне асоциальные, как оказалось, очень агрессивно старались защититься.
– Лучшая защита – нападение? – грустно усмехнулся Стив. – Нам надо найти его память. Где-то ведь есть улики с места… того происшествия?
– С вашей неудачной операции с заложниками? – уточнила Сандра. – Наверняка. Но это было очень давно, их так просто не найдешь…
– Неважно. Будем искать – вдруг, эта карта лежит прямо там в пакетике с номером? – предположил Стив, прекрасно понимая, что ничего подобного не будет, что память Баки обязательно окажется в населенном нечистью замке на вершине горы, охраняемой ордами нежити и драконом – так, в качестве вишенки на торте. – Пойдемте.

Капитан не стала спорить и первой вышла в коридор, Стив последовал за ней, а Тони задержался, тоскливо разглядывая несимметричную фигуру под простыней.
– Ничего, спящий красавец. Будет тебе рука и… мозги, видимо, раз сердце у тебя на месте. Или я ничего не понимаю в _своем_ напарнике, – глаза у андроида сверкнули синим и погасли, сделавшись совершенно по-человечески карими.
**
– Роджерс! – посреди ночи нервный голос капитана Мальдонадо из комма звучал как-то слишком резко. – У нас ЧП. Бери своего напарника и лети в больницу.
– В какую? – Стив умел быстро просыпаться и соображать, но некоторые вещи все равно требовали уточнений, а не дедукции.
– В ту, где лежит Баки... лежал. Кто-то похитил твоего друга.

Вот тут со Стива слетел всякий сон.
– Я еду, – коротко сообщил он. – Тони, проснись.

Ожидаемого шороха из облюбованного андроидом огромного кресла, похожего на кожаного бегемота, не последовало. Стив тут же принялся подозревать недоброе.

Через несколько минут он сам позвонил Сандре.
– У нас два ЧП. И, кажется, они связаны, потому что Тони пропал. На всякий случай – нет, он не имеет привычки выходить погулять посреди ночи и не прячется в шкафу, хихикая. На вызов не отвечает.

Капитан нахмурилась так, что вертикальная складка между ее бровей превратилась практически в Большой Каньон среди морщин.

– Плохо. Ладно, езжай, будем разбираться. Я дам нашим задание, пусть пока ищут Тони по маячку. Не справятся – запустим поисковых дронов, будем искать по лицам, благо, таких андроидов у нас не полгорода шатается.

Стив кивнул и отключился. Что-то подсказывало ему, что маячок найдется быстро, но не поможет в поисках андроида совершенно. И это же подсказывало еще, что программа распознавания лиц никого похожего на отправившегося в одиночное плавание механо-Старка не обнаружит. Но попытаться все равно стоило.


Ехать на задание в одиночестве было неожиданно тоскливо. Никто не вертелся на соседнем сидении, жалуясь на хватку ремня безопасности, не совал светящиеся пальцы в кофе, не переключал самопроизвольно радио на волну какой-то зубодробительной музыки и не начинал вопить усиленным голосом, «забыв» открыть окна. Одиночество, покой, кул-джаз из динамиков.

Стив вздохнул и выключил музыку.

Нет, что с Тони что-то неладно, понятно стало давно, практически сразу после возвращения из больницы. Но это «неладно» было так аккуратно уложено в рамки норм, что лезть с расспросами и претензиями просто не было повода. Не спросишь же у андроида «Эй, а почему ты больше не валишься на мою постель в грязных кедах?», если до того только отчитывал его за такое и изгонял? И предлагать пообсуждать рабочие моменты ближе к четырем утра тоже не станешь, если неделями до этого сам на такое предложение только страдальчески стонал и накрывал ухо подушкой…

Тони временами интересовался, как проходят поиски памяти в хранилище улик, отдалялся, делался тише и задумчивее, но это никак не сказывалось на его эффективности в работе, да и опасным не казалось: у людей тоже бывают периоды задумчивости, в неизменно ровном приподнятом настроении только идиоты и сексботы способны пребывать. А теперь Тони пропал, а Баки похитили.

Стив поморщился. Кому мог понадобиться человек, около сорока лет провалявшийся в коме? Зачем его похищать?

Он заехал на больничную стоянку, припарковался и решил, что это вполне себе рабочий вопрос. Показывать, что это дело личное, не стоил: его могли и отстранить. Итак, у них было похищение из больницы…

Стив оглянулся через левое плечо и не увидел никого.
Черт.
У _него_ было похищение. И напарник, объявленный в розыск.
**
– А я говорил, что этот ваш уникальный андроид принесет больше хлопот, чем пользы, – Ричард даже сочувствовать ухитрялся так, словно злорадствовал; не видь Стив его лица, не поверил бы, что детектив Пол вообще способен на сочувствие. – Вы его лучше знали, как думаете, зачем ему похищать вашего предыдущего напарника?
– Стоп. Я вообще пока не вижу ничего, что указывало бы на то, что Тони причастен.
– Не бывает таких совпадений, – возразил Ричард.
– Еще как бывают. Докажите, например, что самого Тони никто не похитил?

Оставив Ричарда размышлять над таким вариантом, Стив пошел по палате, осматриваясь. Через несколько минут он уже мог кое-что сказать о произошедшем, но не разобраться в этом, так что появление капитана Мальдонадо встретил с радостью.

– Капитан, не думаю, что Баки кто-то похищал.
– Ошизеть! Парень-коматозник сам сбежал, так, что ли? – Ричард тоже подскочил к начальству, и вдвоем со Стивом они насели на Сандру как добрый и злой духи, обычно висящие незримо над правым и левым плечами. Их могли бы рассудить записи с камер, да вот беда: они показывали абсолютно нейтральные картины жизни больницы и ее окрестностей.
– Ему кто-то помог, но при этом не похищал его. Вот какая у вас версия? Мой напарник сошел с ума, вломился в палату через окно, находящееся, между прочим, на пятом этаже, схватил Баки, выдрав из него все провода и иглы, и унес? – ирония Стиву всегда удавалась не слишком, но сейчас, кажется, удалась: даже Сандра хмыкнула, признавая, что это крайне маловероятно.
– А хотя бы! – запальчиво заявил Ричард. – Вон, окно расколочено – а это ведь не просто стекло, оно пуленепробиваемое и усиленное полями. Титановый андроид, особенно если создатель не пожалел для него пары репульсоров, вполне может такое разбить.
– И при этом не попасться ни единой камере, ни одному полицейскому дрону, ни даже любопытному прохожему с мобильником? Действительно, самое незаметное зрелище в мире: андроид летает вокруг больницы и бьет стекла.
– Так, успокойтесь, – Сандра потерла переносицу и явно подавила зевок. – Я поняла: Ричард будет настаивать на том, что человек сам не смог бы провернуть все это, а Стив будет защищать напарника. Давайте оставим спекуляции и посмотрим на голые факты. Во-первых, это окно разбито изнутри.

Стив досадливо поморщился, но кивнул. Конечно, если бы с ним с порога не сцепился Ричард, он бы и сам заметил, что большая часть осколков оказалась по ту сторону окна. Детектив Пол, коротко глянув на своего МХ-а, тоже кивнул и почти зеркально скривился. Версия о том, что кто-то влетел через окно, рассыпалась.

– Во-вторых, – продолжила Сандра, рассматривая уцелевшие куски стекла, торчащие в раме как одиночные больные зубы во рту старика, – никаких репульсоров здесь не было. Это стекло просто разбито чем-то очень твердым, и сам удар пришелся примерно… МХ, восстанови видимость стекла, – велела Сандра, и андроид Ричарда послушно закатил глаза, включая встроенные в их оборотную сторону проекторы. Капитан рассмотрела получившуюся призрачную поверхность с намеченными следами трещин, кивнула и показала, – вот сюда. Если бы я, к примеру, была на две головы выше и пропорционально шире в плечах… Хотя нет, Стив, подойдите. Отлично, а теперь сделайте вид, будто бьете в эту точку кулаком левой руки.

Роджерс, чувствуя себя идиотом, сражающимся с ветром, честно сделал вид.
– МХ, включай симуляцию.

Ничего не произошло, картинка осталась той же. Сандра закатила глаза.
– Прими условие: левая рука детектива Роджерса в основе титановая, начальная скорость ее движения – втрое выше обычной для людей.

Стив, подивившись такому условию, изобразил удар еще раз. Теперь голографическое стекло красиво треснуло и разлетелось на призрачные осколки.

– Ага. Прекрасно. То есть, андроид все-таки мог его разбить, а человек – нет, – Сандра довольно кивнула и велела МХ-у записать эксперимент в память.
– Если под андроидом вы имеете в виду Тони, то он тоже не мог. Он только чуть выше вас, капитан, и руки у него короче, чем у меня.
– Тогда кто это сделал? – Ричард с сомнением покосился на своего андроида. МХ был ненамного ниже Роджерса, так что…
– А сам Баки не мог? – вдруг спросил Стив. – Если, к примеру, у него уже был протез левой руки?

Капитан Мальдонадо задумалась.
– Вообще-то, не должен был… Его намеревались сперва аккуратно вывести из комы, и уж потом оснащать протезом, но… Надо проверить. Пошли запрос в местную хирургию, – велела она, и МХ коротко просиял красным узором на виске.
– Протез мистера Барнса был подготовлен для проведения операции еще вчера, капитан.
– И кто авторизовал операцию?
– Вы.
– Таак… значит, пока камеры показывали, что ваш друг мирно спит, а в больнице все спокойно, кто-то подделал мою электронную подпись и забрал из хранилища протез, а потом приделал его к мистеру Барнсу, причем успешно, судя по разбитому окну… – протянула Сандра, которая новостям особенно не обрадовалась.
– Вот _это_ уже похоже на Тони, – вынужден был признать Стив. – Но странно, что он стал помогать Баки.
– Вы называете это помощью?
– Он, судя по всему, отключил подачу препаратов, удерживающих Баки в коме, отключил поле, присоединил руку и помог скрыться. Да, я называю это помощью, потому что у Тони несколько странные представления о правильном и неправильном – и еще потому, что если бы он хотел просто избавиться от конкурента в лице Баки, он бы мог выбросить его в окно, к примеру, – мысль продрала жутковатым холодком по позвоночнику, и Стив коротко вознес молитву всем существующим и вымышленным богам, радуясь, что Тони не стал идти по пути наименьшего сопротивления.
– Хм, допустим… Давайте искать дальше. Что-то должно быть. Если здесь был ваш беглый напарник, он мог, конечно, скрыться ото всех камер, обманом добыть протез и даже собственноручно провести операцию, скачав курс хирургии, но совсем не оставить следов ему не под силу, – Сандра принялась задумчиво блуждать по палате. – Мою подпись он подделал, положим, потому, что ему как андроиду некоторые двери без авторизации просто не открыть – генетические замки. Тут я понимаю, и зачем, и, в принципе, как – ну, можно потом у Руди уточнить. А вот как он объяснил вашему другу, что не надо отрывать ему голову…
– Я бы не рисковал, дожидаясь, пока он полностью придет в себя, а просто написал бы ему записку и скрылся, – предположил Стив. – Но Баки вряд ли оставил ее тут нам на радость.
– Хм… как посмотреть, – Сандра добралась в своих блужданиях до мусорного ведра и воззрилась на него задумчиво. – Если цикл уничтожения еще не запущен, мы можем что-нибудь найти тут…

МХ понятливо – вот чудо-то! – распотрошил ведро и высыпал прямо на пол небогатую добычу: пару обрывков бинта, какие-то пластиковые жгуты, целый букет толстых коротких игл, что-то вроде сломанной отвертки и россыпь мелких клочков бумаги.

– Ага… Съесть эту записку или развеять ее по ветру ваш мистер Барнс не догадался, – довольно протянул Ричард, принимаясь всматриваться с обрывки. – И я его не виню: после сорока лет в коме как-то не тянет, наверное, жевать целлюлозу, да и интеллектуальных подвигов ждать не приходится. МХ, построй модель клочков и восстанови целостность листа.

Андроид принялся сверкать висками, обрабатывая информацию и складывая прямо в воздухе голографический паззл. Стив признал, что именно для таких дел напарники-андроиды были более чем полезны: у человека на восстановление записки ушли бы часы, а не считанные минуты.

– Посмотрим… – пробормотал он, когда МХ закончил и продемонстрировал лист, явно оборванный по низу. Послание, написанное довольно ровным острым почерком, гласило:

«Привет.
Писать ручкой по бумаге – редкий отстой, ну да ладно.
Ты меня не знаешь, и себя тоже, и это проблема.
Тебя зовут Джеймс Бьюкенен Барнс, ты сорок лет провел в коме, а еще у тебя огромный провал в памяти и нет одной руки.
С памятью пока ничего не получается, но протез должен работать ничего так. Не стоит благодарности.
Если ты хочешь хоть что-то о себе узнать, я оставил тебе адрес. И даже нарисовал карту (правда, красивая?). Постарайся добраться туда без шума.
Камеры в здании и вокруг еще пару часов будут показывать ложную картинку, тебе должно хватить.
Учти, убьешь кого-нибудь – и у тебя будут ужасные проблемы.
Удачи».

– Ну? Кто-нибудь все еще считает, что Тони сошел с ума и попытался убить или похитить моего друга? – со странной, еле сдерживаемой радостью в голосе поинтересовался Стив.
– Нет, теперь мы думаем только, что он сошел с ума, – «успокоила» Сандра, переглянувшись с Ричардом. – Странно это все. Мне казалось, он привязался и готов ревниво оберегать свое место рядом с вами. Припадок альтруизма по отношению к конкуренту как-то не вписывается в его характер…

Стив пожал плечами, не зная, что ответить. Он тоже считал Тони ревнивым собственником, но готов был скорректировать свою картину мира.
**
– Нет, давайте разберемся, – Стив спускался на парковку и продолжал беседовать с оставшейся для оформления бумаг Сандрой и едущим в управление Ричардом, про себя тихо изумляясь, что мобильник работает в лифте и под землей. – Никто не пострадал. Протез получил именно тот, кому он предназначался. Все, что можно найти в больнице криминального – это разбитое окно. Выпишите кому-нибудь из них двоих штраф – и полно. Можете выписать лично мне.
– «И полно»? Роджерс, твой напарник организовал побег опасного типа из больницы, сбежал сам, а перед этим еще и похитил личность капитана полиции! – возмутился Ричард, но Сандра прервала его покашливанием, давая понять, что с кражей своей личности уж как-нибудь справится.
– Тони действительно несколько перегнул палку в своем стремлении делать добро – если, конечно, им руководило именно это стремление. Но надо для начала найти всех замешанных, а потом уже оценивать последствия их действий и определять меру наказания. Есть идеи, где хоть кто-нибудь из них двоих находится?
– Маячок этого хренова андроида нашли, – тут же отозвался Ричард. – Он обнаружился… гм. Короче, он был приклеен жвачкой к одному из… экспонатов в витрине секс-шопа.
– Что ж, Тони ясно дал понять, как относится к слежке и на чем он ее вертел, – Сандра не знала, смеяться ей или плакать. – Что с Баки?
– Думаю, место, куда Тони отправил Баки, не так чтобы очень далеко от больницы. Тот все-таки долго лежал в коме – он ослаб и просто неспособен на марш-броски, даже в погоне за памятью. И, собственно говоря, о памяти: где в городе можно узнать о событиях сорокалетней давности, если у тебя нет мобильника с выходом в сеть?
– В центральном городском архиве, – тут же ответил чей-то голос со стороны Ричарда – очевидно, его МХ решил поучаствовать в разговоре.
– Отлично. Там наверняка хранятся подшивки газет за долгие годы, кое-что о наших делах там мелькало… и от больницы недалеко, – Стив явно воодушевился, заторопился к машине.
– Роджерс, помните про МХ-ов. Не летите туда в одиночестве, подождите подкрепления, – Стив не видел, но был уверен, что Сандра хмурится.
– Если Баки добрался до архива и никого при этом не убил, мне тоже ничего не грозит. А если и грозит, то, уж простите, я буду покрепче МХ-ов, хоть и не титановый. Все будет в порядке.
– Супермен хренов, вот подожди, переживешь эту историю – скинемся всем отделом, купим тебе плащ, чтобы развевался на ветру… – пробурчал Ричард крайне злобно, но Стива удивил уже сам факт того, что детектив Пол, оказывается, волнуется за него.
– Не забудьте еще трико и обязательно контрастные стринги поверх, – хмыкнул он, чувствуя себя очень странно: будто за плечом откуда-то снова возник Тони и принялся активно суфлировать. – Я отправляюсь, следите за маячком. Обещаю не идти по стопам напарника и не украшать своим присутствием сомнительные заведения.


В центральном городском архиве было практически пусто – несколько замученного вида студентов, очевидно, пишущих курсовые работы по вопросам многовековой давности, пожилой мужчина профессорской наружности, увлеченно чертящий на планшете чье-то генеалогическое древо, да андроид какой-то устаревшей модели, похоже, играющий роль справочного киоска, библиотекаря и гида одновременно.
– Добрый день, я детектив Роджерс, – представился Стив, и андроид, просветив его глазами и получив подтверждение личности, кивнул. – Скажите, у вас сегодня не появлялся человек с синтетической левой рукой и очень устаревшими паспортными данными?
– Вы говорите о мистере Барнсе, – не переспросил даже, а просто проинформировал андроид. – Он здесь. Он попросил предоставить ему отдельный кабинет для ознакомления с исторической хроникой.
– Попросил?
– Он был очень вежлив. Правда, разбил консоль регистрации. Очевидно, его протез неисправен, – спокойствию андроида можно было только удивляться – или списывать оное на отсутствие в старой модели блока симуляции эмоций. – Но я не вызывал полицию, только отправил отчет о несчастном случае в техническую службу…

Стив подошел к консоли. В мертвом экране была глубокая дыра, явно оставленная кулаком. Да уж, вопрос о том, кто расколотил больничное окно, кажется, был закрыт, а клерк-андроид и не подозревал даже, насколько его несчастный случай на самом деле счастливый.
– Проводите меня к нему.
– Конечно, детектив. Могу я попросить вас не уничтожать документы?
– Что? Зачем мне уничтожать документы?
– Вероятность того, что мистер Барнс не захочет разговаривать с вами или добровольно отправляться куда бы то ни было, равна шестидесяти восьми и трем десятым процента. В случае открытого сопротивления вы будете вынуждены применить силу. Постарайтесь не уничтожать при этом документы – они весьма редкие и хрупкие, – с какого потолка клерк взял вероятность, Стив не знал, но к сведению ее принял.
– Так зачем же вы выдали ему оригиналы?
– Мистеру Барнсу недоступны цифровые копии. Генетический замок не снимается. По-видимому, система считает, что он мертв.
– Тьфу… Ладно. Я постараюсь. Ведите.

Отдельный кабинет оказался небольшой комнаткой без окон, зато с двумя огромными столами, заваленными бумагами, и несколькими экранами, сейчас темными. Баки обнаружился почему-то не за столом, а в углу; он вместе с несколькими папками втиснулся в небольшой промежуток между стеной и массивным шкафом и сделался практически незаметным.

– Вы свободны, – негромко сказал Стив, вовсе не желая любоваться на оторванную голову андроида. – Дальше я сам.

Что именно он дальше сам собирался делать, Стив не знал.
Баки, услышав посторонние звуки, осторожно выглянул из своего убежища. В больнице все казалось не настолько печальным, но сейчас выглядел он именно так, как в гроб кладут: скулы заострились опасно, глаза запали и блестели нездорово, губы обметало, отросшие и кое-как стянутые шнурком волосы были тусклыми…
– Синтетическая калибровка не завершена, – вдруг сообщил не слишком приятный женский голос, и Баки дернулся, перестав разглядывать визитера, ляпнул протезом по стене.
– Замолчи! – в слове не было ни одной рычащей согласной, но он все равно умудрился прорычать его. В стене, явно сделанной не из гипсокартона, осталась глубокая вмятина.
Стив вздохнул.
– Знаешь, это не поможет. Я узнал про твой протез. Ему нужен полный заряд батареи и около трех часов покоя, чтобы подстроиться к тебе.

Мрачный призрак Баки смотрел сумрачно, оценивая степень опасности незваного гостя – а может, он просто ненавидел голосистый протез, заменивший привычную руку.
– Ты – не он, – заявил наконец парень, и голос у него был плоский и сухой, как кленовый лист, забытый между страницами книги.
– Нет. Но он – мой друг, – понял, о ком говорит Баки, Стив. – И ты, хоть ты этого и не помнишь.
– Я ничего не помню, – чуть напряженно ответил Баки, не торопясь вылезать из-за шкафа. – Зачем ты пришел?
– За тобой. Я пытался найти твою память, – он и сам понимал, как бредово это звучит, но ведь правда же пытался! – и не смог. А пока я искал ее, ты сбежал из больницы. Не стоило, правда. Тебе там ничего не грозило…

Замученное лицо страшно исказилось, будто Баки хотел одновременно улыбнуться, заплакать и вцепиться Стиву в горло.
– Ты не знаешь…
– Знаю. Я пролежал в коме на два года дольше тебя. Проверь свои записи – ты ведь сюда за записями пришел? Меня зовут Стивен Роджерс, и мы были напарниками.

Баки, кое-как призвав лицо к порядку, выбрался из закутка и дал Стиву возможность себя рассмотреть, заодно и сам присмотрелся.

Одет беглец был во что-то вроде мягкого спортивного костюма – такие выдавали в больнице тем, кто шел на поправку и проходил реабилитационные курсы, Стив и сам в таком пощеголял несколько дней. Висел костюм на Баки как на вешалке или на скелете. Вообще казалось, что живыми у него остались только глаза – настороженные, злые и больные. Узнавания в глазах не было.

– Я читал про тебя, – сообщил он. – Но я тебя не помню. Как такое может быть? Как я мог забыть все? Кто – я?
– Ты – Джеймс Бьюкенен Барнс, хороший парень и мой друг. С тобой случилась куча неприятностей, но они уже все позади, а те, кто их тебе организовал, уже мертвы. А с остальным мы справимся, – мягким и очень ровным голосом, будто уговаривая огромного хищного зверя успокоиться, пообещал Стив. Кажется, это хоть немного, но сработало: Баки добрел до стола и зашелестел газетными листами, валяющимися в беспорядке.
– Вот. Мы, – он развернул чуть пожелтевший лист с заметкой – что-то об удачном спасении похищенной девочки – и огромной фотографией: они оба, довольные, хоть и явно измотанные, смотрят в камеру, а девочка, сидящая на руках у Стива, только опасливо косится в объектив. – И вот. Это тоже мы? – этот газетный лист несколько поновее, и заметка куда как больше. На фотографии какие-то руины, что-то догорает, а к «Скорой» тащат носилки с чем-то, прикрытым простыней.
– Да. Это тоже мы. Но, как видишь, мы живы. Хотя тут наверняка написано, то мы героически умерли при исполнении. Или что наше состояние крайне тяжелое, и мы непременно умрем. Неважно.
– Важно, раз моя память осталась там, – Баки посмотрел на снимок как на личного врага, поджал губы. – Как я мог забыть вообще все? Кто этот «я», который забыл?
– Во-первых, ты не забыл «все». Ты помнишь, как дышать, ходить и говорить, ты совершенно точно умеешь читать и даже что-то соображаешь, раз послушался совета и не стал убивать направо и налево, – Стив осторожно придвинулся ближе. – Понимаешь, я сам не очень представляю, как это возможно, но все твои воспоминания хранились на карте памяти. Вроде как были записаны на кассету, как в видеокамере. И вот эта кассета куда-то делась – поэтому у тебя нет воспоминаний. Но камера есть, и она работает. Можно записать что-нибудь другое. Лучше.
– Кто-то… записал _меня_, а потом забрал запись? – очень медленно, явно пытаясь уложить новость в голове, проговорил Баки, присаживаясь на край стола. Ноги его явно держали с трудом.
– Не тебя. Только твои воспоминания. Пойми, люди всегда больше, чем набор их воспоминаний. А ты – все равно ты, – Стив тоже опустился на край стола, отодвинув газеты и какие-то папки, подсел ближе.

Баки ощутимо напрягся из-за этого, но агрессию проявлять не стал. Он только насупился и засопел как злой кот.
– Я все-таки хочу хоть что-то про себя узнать, кроме этого, – он кивнул на архивные материалы. – И про тебя тоже. Черт, это ужасное чувство: видеть человека, который утверждает, что он твой друг, и не иметь ни одного воспоминания о нем! – подбородок у Баки задрожал, будто он собирался заплакать, но никаких слез не последовало, только новый приступ злобного сопения, а потом дрожь унялась.
– Как дежавю, только наоборот, – понятливо кивнул Стив. – Ничего. Это пройдет. Наши личные дела подойдут для начала знакомства?
– Жамевю, ага, – вдруг очень легким, почти по-старому легким тоном откликнулся Баки. – Подойдут. Только где их взять?
– Не поверишь, там же, где и всегда: в полиции. Я по-прежнему офицер и ты, подозреваю, тоже. И да, с французским у тебя всегда было лучше, чем у меня. Барышни очень впечатлялись.

Баки неуверенно дернул углом рта в намеке на улыбку, а его рука, будто восприняв упоминание барышень на свой счет, опять принялась жаловаться на незавершенную калибровку.

– Пойдем, – предложил Стив. – Тебе очень нужно восстановиться после комы. И откалибровать руку. И пройти адаптационную терапию.
– Я не хочу, – вдруг очень жалобно и по-детски заявил Баки, порываясь сползти со стола и спрятаться под ним. – Я не хочу снова засыпать!
– И не надо, – Стив подхватил его и осторожно потянул к себе, удивляясь тому, какой парень легкий и холодный. – Тебя никто больше не заставит спать, я обещаю, только не бросайся на всех, кого видишь. Я понимаю, тогда ты был в шоке, и тебе было страшно, но теперь все по-другому.
– Я смутно помню, что оторвал кому-то голову, – признался Баки. – Меня ждут неприятности?
– К счастью, нет. Это был не человек, так что убийство тебе никто не вменит. Но больше так не делай, – Стив замолчал, почувствовав, что худые плечи в его руках вздрагивают. – Ну что ты?.. – начал было он, и тут сообразил, что Баки не плачет, а нервно ржет.
– Звучит так, будто я разбил бабушкину вазу, и мама меня отчитывает – хотя я понятия не имею, были ли у меня вообще бабушка и мама. Хорошо, детектив Роджерс, я постараюсь больше не отрывать головы людям и не-людям, – он сорвался на истеричное хихиканье, но Стив, за неимением вариантов, решил считать его хорошим знаком.
**
– Не беспокойтесь, детектив, ваш друг очень быстро пойдет на поправку, – прощебетала симпатичная девушка в форме медсестры, и Стив не смог бы определить, человек она или андроид, даже под дулом автомата.
– Только, пожалуйста, не заставляйте его спать, – передал пожелание друга Стив.
– Конечно, – девушка мило улыбнулась и испарилась.

Стив ободряюще кивнул Баки – уже гладко выбритому и даже несколько подстриженному.

– Видишь? Все будет хорошо.

Баки тоже кивнул и попытался улыбнуться. Андроид-медик воспринял это как сигнал к действию и покатил кресло с усаженным в него возвращенным беглецом куда-то вглубь больничных коридоров.

Сандра попытку улыбнуться заметила и тяжело вздохнула.
– Роджерс. Вы же понимаете, что он – не вы и не сможет быстро вернуться к норме.
– Вы не знаете Баки, – осторожно уперся Стив. – Да, он ничего не помнит о себе, но стремление служить и защищать никуда не делось. Поверьте, он пройдет тесты и сможет вернуться в штат.
– Об этом пока рано говорить, – отрезала Сандра. – Детектив, который временами забывает о голосовом управлении у лифтов – это нормально, несколько старомодно, но даже мило. Детектив же, который при звуках собственного имени начинает оглядываться в поисках того, к кому обращаются – это нонсенс.
– Об этом действительно рано говорить. Но, поверьте, он удивит вас.
– Я уже устала удивляться, – призналась Сандра. – Но еще одно удивление, пожалуй, переживу. Скажите, где ваш напарник?
– Я точно не уверен, – начал Стив, – но, кажется, идея есть. Нам надо вернуться в управление.
– Что, думаете, он решил спрятаться там, где его никто не станет искать? – сощурилась Сандра. – На рабочем месте?
- Я – нет. Так подумал Баки. Вот заодно и проверим его способность делать выводы.

Судя по лицу капитана Мальдонадо, в эту способность она верила еще меньше, чем в торжество справедливости, которое непременно грядет. Но к машине Сандра пошла охотно.


В мастерской Руди все было совершенно обычно: ящики с руками, ногами и прочей синтетической расчлененкой, множество мониторов и проводов, сам хозяин мастерской, паяющий гигантского бурого таракана для слежки и мурлыкающий что-то в такт музыке, и его помощник, занимающийся ровно тем же, только вместо таракана тыкающий миниатюрным паяльником в полуразобранную механическую руку…

– Откуда у Руди помощник? Он же даже стажеров на порог никогда не пускал? – тихо поинтересовалась Сандра, и Стив, довольно улыбнувшись, ответил:
– Этого попробуй не пусти… Тони!

Андроид, как раз мурчавший что-то на тему «If you've suffered enough, I can understand what you're thinking of, I can see the pain that you're frightened of…», вздрогнул, отвел с лица защитную маску и обернулся.

– Да?
– Не хочешь рассказать, что вообще происходит? Кстати, Руди, это и к тебе относится, – Стив и Сандра, похожие на двух предельно контрастных духов мщения, принялись продвигаться по захламленной мастерской к своим жертвам.
– Ну, я дал ему уже списанную руку, – принялся излагать в своей обычной манере Руди, моргая как не вовремя разбуженная сова. – Он на ней тренировался, только не знаю, зачем, а сейчас вот ковыряет механизм калибровки… А что, это запрещено?
– Это? Нет, конечно, нет. А вот укрывать разыскиваемого чуть не половиной дронов беглого андроида… – угрожающе протянула капитан. Руди моргнул особенно жалобно.
– А он разыскиваемый?
– Весьма, – Сандра поджала губы и уставилась на Тони требовательно. – Излагай, а там решим, стоит ли отдавать тебя в переплавку.
– Нет уж, никакой переплавки, – Стив автоматически вступился за Тони, но тот, кажется, и не нуждался в защите.
– У меня были причины поступить именно так, капитан. Больше двух, и все личные, так что я оставлю их при себе. Не думаю, что кому-то был причинен вред, так что объявите мне взыскание за самовольный уход с работы и отсутствие на месте более двух часов…
– Ты – _андроид_,- с нажимом проговорила Сандра, прерывая поток слов. – Взыскания объявляются _людям_. Твоему напарнику придется ответить за твои действия, а тебя ждет в лучшем случае коррекция поведения. В лучшем случае. Так что просто рассказывай.

Тони выбрался из-за стола, отложил маску и выключил паяльник. Лицо у андроида нервно светилось – похоже, он просчитывал варианты своего будущего, и варианты эти ему особо не нравились.
– Когда тебя заставляют уснуть и просто дожидаться команды «Встань и иди!», это ужасно. Считается, что деактивированные андроиды ничего не чувствуют и не понимают, что время для них не тянется, но это не так. Знаете, когда вас искусственно погружают в сон, ощущение такое, словно вас заживо заколачивают в гроб, зачем-то снабженный маленьким окошком. Вы не можете шевелиться и хоть как-то влиять на происходящее, но можете видеть, как жизнь движется мимо вас. Мысли медленные и вялые, но они есть. И смиренное ожидание длится только первые пару лет, дальше приходит злость и желание – как у джиннов из сказок – убить первого, кто выпустит из гроба… бутылки… кто разбудит, в общем, – Тони убрал со стола тренировочную руку и взгромоздился на освободившееся место, подтянул колени к груди. – Правда, чудо-жезл превращает это желание в щенячью радость и беззаветную преданность разбудившему, но это детали: память-то никуда не девается… Этот парень спал точно так же. И при этом практически ничего не соображал. Представьте на минуточку, что вас заперли в гробу, а вы понятия не имеете, кто вы, за что вас так, и кончится ли это когда-нибудь, – он передернулся, будто увидел что-то предельно гадкое, и тихо добавил, – мне повезло. Меня разбудил Стив. А его никто не собирался будить, потому что он считался опасным.
– Ты его… пожалел? – удивилась Сандра.
– Нет. Жалость – это не ко мне. Я его хорошо понимал. Можно сказать, я ему посочувствовал – в самом первом значении этого слова. У меня был второй шанс. У Стива – даже третий. Он тоже заслуживал этого шанса. Я читал про него, он действительно хороший парень… и напарник.
– Тони, ты хоть понимаешь, как это все выглядело со стороны? Тут кто угодно решил бы, что ты хочешь избавиться от потенциального соперника, – кажется, капитан в своем гневе несколько поутихла – возможно, живое воображение заставило и ее посочувствовать Баки.
– А кто угодно не помнит, что теперь по всем правилам людей ставят в пары только с андроидами? – фыркнул Тони. – Он мне не соперник и никогда им не был. Мы как бы из разных временных линий. Вы же не считаете, что Стив проснулся только затем, чтобы сместить вас?
– Я понял, – Стив подошел к столу и сел рядом с Тони, понимая, что история действительно повторяется дважды, и хорошо еще, если нервный механический Старк не полезет прятаться от жизненных невзгод под столом. – А ты не мог как-то… предупредить, что ли? Думаю, к твоим доводам бы прислушались. И не пришлось бы проводить операцию на коленке и выдергивать из комы полуживого парня с амнезией…
– Простите, – судя по тому, как Тони повесил голову, ему действительно было стыдно за шум, который поднялся вокруг его самодеятельности. – У меня не было времени. Надо было успеть в ближайшие сутки, иначе мистер Барнс рисковал бы остаться без напарника.
– Он пока рискует остаться без значка и на пенсии по инвалидности, а ты думаешь о напарнике? – Сандра снова начала разъяряться, и Руди решил, что, пожалуй, уйдет по стеночке от греха подальше.
– Он справится, – легкомысленно отмахнулся Тони. – Вырастит себе нового себя, пользуясь исключительно свежими воспоминаниями. Капитан, вы же знаете, стремление служить и защищать – вроде безусловного рефлекса. Те, у кого он есть, ни к чему другому, в общем, не приспособлены…

С этим капитан Мальдонадо поспорить не могла. По крайней мере, сама она точно была катастрофически неспособна ни к чему другому, так что нехотя кивнула.

– Напишешь отчет о проделанной работе, а в графе «Выводы и предложения» изложишь идею насчет напарника. Раз уж это так срочно, что и сутки подождать не может.
– Эмм… а по какой форме отчет писать? – несколько растерялся морально готовый к перепрошиванию мозгов андроид.
– Ну, ты подал всю эту авантюру так, словно это была операция по спасению заложника. Вот так и оформляй, – Сандра хмыкнула, приблизилась к столу и заглянула в карие глаза андроида со значением. – И еще раз выколупаешь из себя чип, чтобы украсить им городские достопримечательности – я тебе эти достопримечательности запихаю… в ухо! Ясно?

Тони в буквальном смысле просиял и закивал, показывая, что яснее некуда, а огромный фиолетовый фаллоимитатор – это как раз то, чего ему в ухе и не хватало.
**
– Человек в паре определяет цели, а андроид ищет способы их достижения. Его же бесполезно ставить в пару с МХ-ом, он сам – почти МХ, – с некоторым сочувствием протянула Сандра, глядя на Баки, который, ожидая ее решения, с упорством, достойным много лучшего применения играл в гляделки с андроидом Ричарда. Андроид, кстати, регулярно проигрывал.

За прошедшие месяцы Баки пришел в норму, насколько это было возможно в его случае. О своем прошлом он по-прежнему узнавал только из газетных статей и отчетов об операциях, которые ему вместе с утренним кофе таскали Тони, окончательно решивший взять шефство над еще одним пришельцем из прошлого, и Стив, просто считающий, что бросать друзей, даже если они тебя не помнят, нехорошо. Баки практически перестал бояться засыпать, научился отзываться на любое из трех своих имен и даже прошел все тесты на пригодность к жизни в будущем вообще и службе в полиции в частности. Тесты он прошел, как и предсказывал Стив, очень легко – в остальном же легкости ждать не приходилось: в нормальную жизнь Баки втягивался тяжело, как застрявший в болоте танк. Его эмоции и характер не могли быть записаны на сгинувшую карту памяти и, наверняка, оставались в нем – но где-то очень, очень глубоко. Стив из-за этого тревожился, но Тони был куда более оптимистичен, заявляя, что, раз уж Баки соизволил заметить, что его психотерапевт – красивая девушка, он явно идет на поправку.

– Так в чем проблема? Ему всего-то нужен напарник, который будет почти человеком и сам сможет определять цели, – Тони, ярко репрезентующий именно этот тип напарников, пожал плечами, показывая, что вот уж где проблем нет. Настоятельная просьба Стива уберегла его от попыток сделать менее самостоятельным и более послушным, и не сказать, чтобы хоть кто-то жалел о том, что Тони остался прежним. – Я как раз одного такого знаю, я даже писал вам про него. Руди, правда, говорил, что его собирались списать на космическую станцию, но пока не списали что-то, и вы-то точно могли вмешаться… – он хитро поглядел на капитана Мальднадо. – То есть, я тоже мог, даже от вашего имени, но…
– … но тебе и так сидеть бы за кражу личности, будь ты человеком, – поморщилась Сандра. Разговор о напарнике для детектива Барнса велся не в первый раз, но, даст бог, в последний. – Хорошо. Попробуем. Хуже ведь точно не будет, – она потерла переносицу и спросила, кажется, у мироздания в целом, – как мне удалось проморгать момент, когда полицейское управление превратилось в приют убогих, совмещенный с цирком шапито?
– Зато в этом дурдоме никогда не бывает скучно, – примирительно проговорил Стив, пропуская «убогих» мимо ушей. В конце концов, они все здесь действительно были несколько травмированы.
– Вот уж точно… – Сандра снова потерла переносицу, будто пытаясь заставить глубокую складку между бровей разгладиться, и вдруг улыбнулась. – Я учла предложение вашего напарника, детектив. И андроида, о котором он говорит, действительно никуда списывать не стали. Что ж, посмотрим, не зря ли он ждал. Это должно быть интересно.

И это было интересно. По крайней мере, выражение лица Баки в момент тыканья активирующим жезлом в ухо будущему напарнику было бесценно: такое ожидание не то взрыва, не то вовсе апокалипсиса надо еще постараться изобразить.
Будущий напарник резко вдохнул, дернулся, светлея глазами, и сел на столе, на котором успел пролежать уже несколько часов, пока Руди что-то настраивал и калибровал.
Андроид, политкорректно смуглый и черноволосый, быстро огляделся, явно считывая информацию о столпившихся вокруг людях и андроидах (а в небольшой закуток мастерской Руди и впрямь набилось порядком народу – всем было интересно посмотреть, что за «живой» напарник достанется очевидно мертвому изнутри доисторическому детективу), потом сфокусировал чуть подсвеченные изнутри голубые глаза на разбудившем его человеке и улыбнулся.
– Добрый день, детектив Барнс. Мое имя Дориан, и я буду рад работать с исторической личностью.

Баки неуверенно улыбнулся в ответ, и тут его протез, очевидно, почуяв публику, решил показать стервозный характер и возопить о незавершенной калибровке. Тони вознамерился придавить его голос, чтобы тот не портил такой момент, да и Руди дернулся к столу с инструментами, но свежеразбуженный андроид успел раньше, коротко просияв узором на виске и посмотрев на протез внимательно и строго, как учитель на ученика, порющего чушь на экзамене.

Рука заткнулась, и Баки осторожно протянул ее для пожатия.
– Рад… познакомиться, – голос у него точно был куда менее живой, чем у Дориана, но это должно было со временем пройти.

Андроид спрыгнул со стола и ответил на рукопожатие.
– Я понимаю, что андроиды для вас в новинку, но заверяю…
– Нет, не надо. До сих пор я от них видел, – Баки коротко покосился на Тони, который тут же сделал самое независимое лицо из всех возможных, – только хорошее.

– А что ж это он андроиду левую руку протянул? – забурчал Ричард, которого происходящее отчего-то умилило и тем самым напугало. – Подобное к подобному, что ли, механику к механике?
– Баки левша, детектив, – абсолютно синхронно прошипели Стив и Тони, демонстрируя редкую для пары «человек-андроид» сонастроенность.

Судя по короткой вспышке света на виске Дориана, эту ценную информацию о своем человеке он услышал и принял к сведению.

fin

Отзывы

  • nuezla 2019-06-27

    Здорово. А есть продолжение? Нашли они память Баки в итоге?

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить отзыв, ставить лайки и собирать понравившиеся тексты в личном кабинете