Лучший гет/джен

Очень скоро все станет очень плохо

Автор:  derrida

Номинация: Лучший гет/джен

Фандом: Weiss Kreuz

Число слов: 2179

Пейринг: Шульдих, Фарфарелло

Рейтинг: G

Жанр: Drama

Предупреждения: AU

Год: 2015

Число просмотров: 269

Скачать: PDF EPUB MOBI FB2 HTML TXT

Описание: Детство героев. Non-paranormal AU. Не существует организаций паранормов, Розенкройц, Эсцет, Шварц. Фарфарелло не берсерк и не может выходить из тела, Шульдих не может читать мыслей. Но они и здесь не совсем обычные дети.

Джей долго копошился, собираясь на прогулку, Петер, устав ждать, помогал ему найти вещи и одеться, и прохлопал спрятанное лезвие. Джею нравились ножи, а взрослые нервничали, старались отбирать их, но он только лучше учился прятать. Еще он взял красный с белым Макларен с пультом, мамин подарок на день рождения.

Во дворе почти никого не осталось, малышня уже ушла, кто-то болтался на качелях. Они посмотрели на Джея, наверное, знали его, а он их в упор не помнил. Он запустил красный болид и бежал рядом. Потом бросил машину и полазил по деревянным лестницам.

Новый мальчик появился, когда уже темнело.
— Ничего так машинка, — восхищенно сказал он. — Дашь погонять?

Он подошел к Джею близко, как никто из чужих не подходил. Было непривычно, но Джей не разозлился, слишком был удивлен. У мальчика были волосы неправильного цвета и очень голубые глаза, и Джей ткнул пальцем, думал выковырять один и рассмотреть как следует. За спиной Петер вскочил со скамейки, но там и остался, а рука Джея налилась тяжестью и сама опустилась.

— Спасибо, — мальчик забрал у него пульт и поддал скорости. Машина понеслась по двору, огибая препятствия и ни обо что не стукаясь, у Джея бы так не вышло, и он следил затаив дыхание. Иногда думал отобрать управление, но так и не собрался. Потом мальчику надоело, и он бросил пульт в песочницу.

— Тебя как зовут? — спросил Джей.

Мальчик обернулся, оглядел его; опять он был слишком близко, и Джей не выдержал, коротко ткнул лезвием снизу. Это бывало здорово, всегда помогало, правда, потом все кричали и мама плакала. Но сейчас мальчик уставился на него не мигая, Джея прижало к земле, как в лифте, только сильнее, и нож сам вывалился из очень тяжелой руки. В голове стало ясно и пусто.

— Это ты делаешь? — с восторгом спросил Джей, когда это чувство прошло. — Прямо как на аттракционе! Сделай еще!
— Я тебе что, фокусник? — буркнул мальчик. — Ты зачем в людей ножиком тыкаешь?
— Мне нельзя, — насупился Джей. — Но это помогает.
— Вот как…

Подумав, мальчик протянул руку:
— Меня зовут Шульдих.
— Чего? У людей таких имен не бывает!
— А может, я не человек? — мальчик рассмеялся.
— Может, — с готовностью согласился Джей. — Ты можешь. А кто? Ангел?
— Возможно, я нетипичный ангел, — рассеянно сказал Шульдих. — Сам иногда задаюсь этим вопросом…
— Или демон.
— О! Это вариант!
— И ты можешь поднять меня на высокую гору, да?
— Э-э-э, что?..
— Мне рассказывали в церкви…
Шульдих замахал руками:
— Постой, я в богословии не очень. Но мы можем залезть на крышу. Потом. Хочешь кока-колы?
Джей, конечно, хотел, и Шульдих достал бутылку из рюкзака. Они распили из горлышка.

— Обожаю ее, сколько угодно могу выпить, — доверительно сообщил он.
— А мне мама не дает. А где твои мама с папой?
— Я живу один. — Он немного помрачнел, и Джей удивился, отчего: классно же. — Неплохо… но в этом есть и свои недостатки. Расскажи, почему тебе нельзя резать людей ножом. Вернее, сколько раз ты уже пробовал.

В голове опять стало хорошо, легко, Джей прислонился к лесенке и принялся вспоминать.

Джей думал, Шульдих хочет прийти еще, но и через день, и через два его не было. На третий появился.

— Демон, ты где был?
— А ты что, соскучился? — усмехнулся Шульдих.
— Да. Сделай еще раз, как ты тогда делал!
— Ты первый человек, которому это нравится, — Шульдиху это вроде было приятно, он заулыбался, толкнул Джея к скамейке, и тот сел. — А почему ты сейчас не бросаешься бить? Я думал, ты реагируешь, когда подходят слишком близко.
— Не знаю. Не хочется.
— Ладно. Вот твой фокус.

Тело приятно потяжелело. Джей думал откинуться на спинку, но не вышло, а вместо того ноги сами встали и понесли его к лесенке, он залез наверх и повис вниз головой.

— Давай я приду к тебе в гости, — предложил Шульдих потом.
— Ко мне никто не ходит.
— Ничего, я люблю быть исключением.
— Что? — не понял Джей.
— Никто не ходит, а я приду. Впечатляет, правда? Хочешь чипсов?
— Ага, — Джей с надеждой посмотрел на рюкзак, но теперь Шульдих ничего оттуда не достал, только показал пальцем на Петера:
— Как зовут твоего папашу?
— Марк.

Шульдих подошел к Петеру, посмотрел в глаза и сказал:
— Привет, Марк. Я друг Джея. Мы хотим чипсов. Пять… Десять пакетов чипсов. Спасибо.
Тот с сонным видом встал и отправился к киоску.

Джею стало любопытно:
— А зачем спасибо?
— Вежливость — первое правило демонов. Раз уж ты не забыл, кто я.
— А почему ты его Марком назвал?
— Так ты же сказал…
— Это Петер. Он не папаша. Ему мама платит.
— Тьфу!.. — Шульдих ударил в спинку скамейки и поморщился. — Не мог мне вовремя… а, ладно. А где папаша? Нет? За что платит, чтобы сидел с тобой?
— Чтобы я ничего плохого не делал. И уколы делает.
— О! Ты настоящий шизик с охраной! — восхитился Шульдих. — Ну ничего, сейчас мы получим живительных медикаментов!

Петер вернулся. Разобрав пачки чипсов, они сосредоточенно захрустели. Джей наконец понял:
— Так ты можешь что угодно! Банк ограбить, как в фильме! Давай ограбим банк!
— Нет, банк я не потяну, — вздохнул Шульдих. — Там камеры. И людей много. И полицию… не люблю. Это решаемая проблема, конечно. Но все равно. Это только кажется, что если можешь на людей давить, то можешь все. Я тоже сначала так думал. Но человеку надо спать, например. Надо отдыхать. Невозможно контролировать всех все время.

Он расстроенно замолчал. Глотнул колы и передал бутылку Джею. Тот возбужденно спросил:
— Так ты был в полиции? Видел пистолеты?
— О да, мой юный друг, — усмехнулся Шульдих. — Я был в полиции и видел пистолеты. А теперь, с твоего позволения, я удаляюсь.
— Какого позволения? — не понял Джей.
— Ну, так говорят. Не придирайся.
— А в гости? Ты обещал, что придешь, потому что никто не ходит.
— В другой раз.
— А вдруг до тех пор кто-нибудь придет в гости? Тогда ты уже не сможешь… ну…
— Язык мой — враг мой, — застонал Шульдих. — Ну хорошо, я приду в гости независимо от того, придет ли кто-нибудь до меня, в жопу оригинальность. Но не сегодня.

Не успел Джей спросить, почему в жопу оригинальность, как он сбежал. Потом пришла мама, смогла закончить работу пораньше, и она покормила Джея и поспрашивала, как дела. Он сказал, что играл с чужим мальчиком, и мама заволновалась, голос у нее стал резкий. Джей решил больше ей не рассказывать про демона. Перед сном она читала книжку, Джей не слушал, лежал и радовался, что Шульдих обещал прийти в гости, а потом сообразил, что демоны ведь не обязаны выполнять свои обещания.

Шульдиха опять не было и два дня, и три. Джей скучал дома, просился гулять и там скучал тоже. Подрался с ребятами, Петер оттащил его и дома сделал укол. На следующий день во двор его не пустили, и Джей сидел дома, щелкал каналы в телевизоре, потом, когда Петер ушел, стал играть с ножичком.

Мама пришла с работы и здорово взволновалась. Кричать она не стала, молча оттерла кровь, потом позвонила профессору и долго говорила плачущим голосом.

Джей подумал, что завтра его, наверное, отведут к профессору, и обрадовался, там было интересно.

Шульдих появился через пару дней. Джей увидел его из окна и закричал сверху.
— Ну выходи, — крикнул он в ответ.
— Нет, ты иди сюда!
Шульдих постоял с задранной головой, гримасничая, а потом заорал:
— Номер квартиры какой?
— Не помню!
— Открой дверь на площадку и посмотри!

На Петера Шульдих глянул, и тот ушел в большую комнату. Ребята засели у Джея, Шульдих спросил, где он прячет ножик.

— Тонко, — сказал он, увидев тайник.
— Хочешь поиграть? — Джей стащил рубашку, показал прошлые порезы. — Давай, это интересно.

Шульдих отступил, отпихнув нож от себя.
— Нет. Убери.
— Тогда сделай, как ты обычно делаешь.
Он посмотрел на Джея, и опять накатило то чувство приятной тяжести и головокружения. Потом спросил:
— Почему тебе это нравится?
Смотрел во все глаза, наверное, вопрос был важным, но Джею сказать было нечего, и он сам ответил вопросом:
— А тебе неприятно?

Шульдих обхватил плечи руками и сел на подоконник, качая ногой:
— Наверное, приятно. Вообще-то я не слишком нравлюсь людям. Вернее, ЭТО не слишком нравится. Могу их понять.
— А я нет. Это же здорово. Давай еще!

Шульдих сделал пару раз, потом устало проворчал:
— Я тебе не аттракцион. Совсем меня загонял. Хватит с тебя.
Он сполз с подоконника, выдохнул и заявил:
— Может, мы с тобой и ограбим банк.
— Когда?
— Не сегодня. А еда у тебя есть? Пошли на кухню.
Он вытащил из холодильника все, что нашел, вскипятил чай и сварил сардельки.

— Ты прямо как взрослый, — восхитился Джей, пока они наворачивали ужин. — А я рассказал профессору, что подружился с демоном.
— И он что? — невнятно пробурчал Шульдих с полным ртом.

Тут в двери раздался звук от ключа. Джей побежал встречать маму, притащил ее на кухню:
— Смотри, это мой друг-демон!
— Где, милый? — рассеянно спросила мама, глядя мимо стула, где сидел Шульдих. Он смотрел прямо на нее, зло и пристально, бросив еду.
— Да вот же сидит!
— Да, конечно, — устало отмахнулась мама и отвернулась. Джею стало не по себе, в первый раз с тех пор, как он познакомился с Шульдихом.

— Она что, тебя совсем не видела? — прошептал он, когда мама вышла.
— Меня здесь нет, — ответил Шульдих тихо и очень зло, как иногда говорила мама, когда слишком сердилась, чтобы кричать. — Это я умею внушать в совершенстве. Это первое, что я научился внушать. Теперь тебе не нравится то, что я делаю? Ничего, мы только начали. Сейчас станет куда веселее.
— Правда? — боязно все еще было, но мысль о новой веселой игре радовала.

Шульдих посмотрел на него и вдруг опустил голову, спрятав лицо в ладонях. Волосы полезли в тарелку, пачкаясь в кетчупе.

— У тебя волосы красные, — засмеялся Джей.
— Меня в детстве за это дразнили. — Злости в голосе больше не было, только откуда-то усталость.
— Ты всегда так ел? — не понял Джей.
— Что?.. — Шульдих убрал руки и увидел кетчуп. Вздохнул: — Ладно. Поболтали и хватит. Пойдем-ка в комнату. Лишнее одеяло есть?

Джей достал из ящика зимнее одеяло:
— Хочешь спать здесь? А куда ты ляжешь?
Шульдих положил одеяло на пол и завернулся в него.
— Здорово! — восхитился Джей. — Я тоже так хочу.
Пыхтя, он стащил свою постель и разгладил, как мог.

— Так и правда веселее, — сказал он, улегшись и разглядывая комнату снизу. — И под кроватью все видно.
— Да, это очень полезно.
— Ты обещал со мной еще поиграть.
— В другой раз. Сейчас спать хочу, — пробурчал Шульдих. Джей замолчал, но вскоре опять не выдержал:
— А обычно где ты живешь?
— По-разному бывает. То тут, то там… — Шульдих сбросил одеяло и сел на полу. — На самом деле, я мог бы даже завязать. Присмотреть приличных людей, позволить себя усыновить.

— Я даже пробовал, — заговорил он после паузы. — В принципе, нормальные были люди.
— И что? — спросил Джей, не дождавшись продолжения.
— Да ну его. Слишком много возни, и зачем, непонятно. В школу ходи, то да се. Ну и… Зачем нужно заводить рядом тех, кому все время придется морочить голову?

Он снова лег, и тут Джей догадался:
— Им не нравилось ЭТО?
Шульдих хмыкнул, потом сказал:
— Я заставил их об этом забыть. В конце концов. И вообще обо всем. С глаз долой, из сердца вон. Совершенное прощание в моем стиле. Спокойной ночи.
Он посмотрел на Джея, и того сразу сморил сон.

Когда Джей проснулся, второе одеяло было пустым.

В следующий раз Шульдих появился через неделю. Джей болтался на качелях, глядя в небо, и как раз думал, где его приятель сейчас.
— Привет, — Шульдих обвел взглядом двор. — Не вижу твоей коллекции гоночных автомобилей.
— У меня только один. Хочешь, можем зайти домой, взять.
— Не стоит, — отмахнулся Шульдих. — К нашим услугам весь автомобильный парк Баварии. Вперед, навстречу приключениям!

Они вышли из двора, Шульдих поднял руку, и сразу остановился фолькс. Водитель стал спрашивать о чем-то вроде, что они тут делают, Шульдих не ответил. Открыл дверь, Джею тоже кивнул, они уселись, и машина тронулась.

Сначала было не особо интересно. Джей открыл окно и ловил лицом ветер. Потом дома по сторонам дороги кончились, стали мелькать деревья. Тачка разогналась, ветер засвистел так сильно, что Джей поднял стекло. Он никогда не ездил так быстро, а сейчас прямо казалось, что они летят, как на крыльях, над землей. Он с восторгом смотрел, как всё проносится мимо и исчезает, едва показавшись.
— Нравится скорость? — прошептал Шульдих. Он улыбался.
— Да, круто!
— Вот так!
Машина вильнула, и на секунду Джей подумал, что они сейчас врежутся в стволы деревьев на обочине. Потом они выровнялись, проехали еще немного, сбрасывая скорость, и понемногу остановились.

Шульдих сидел, откинувшись на спинку, лицо у него было очень бледное. Потом, не говоря ни слова, он открыл дверь, сошел с трассы и побрел вглубь леса. Джей, подождав немного, вылез и побежал следом, отпихивая ветки.

Далеко Шульдих не ушел. Он устроился на прогалине, прислонившись к дереву и уткнувшись лицом в колени.

Джей побродил вокруг. Обнял дерево, кора была шершавая, он водил по ней рукой, залезая пальцами в бороздки. Отломал серый гриб со ствола, тот прирос прочно и никак не хотел отрываться, но Джей победил. Потом ему надоело, и он вернулся к приятелю, подергал его за волосы:
— Ну что? Что будем делать?
Тот не отозвался. Джей сказал:
— Я хочу домой.
— Ну иди, — вяло сказал Шульдих. — Помнишь, в какой стороне шоссе?
— Но как же…
— Подними руку. Когда увидят одинокого ребенка на трассе, любой остановится. Вот твой адрес, — он вытащил листок и написал что-то. — Тебя сразу отвезут домой. Или даже в полицию. Увидишь пистолеты.
— Я не хочу без тебя.

Шульдих поднял голову, Джей думал, что он хочет заставить, но того чувства не было, было просто неспокойно как-то.

— Ладно, — вдруг улыбнулся он. — Пойдем.
Легко поднялся, взял Джея за руку — в другой тот сжимал гриб, — и они двинулись обратно. На земле виднелись пятна, освещенные солнцем. Было так здорово, что Джей подпрыгнул от радости.