Тренинг для нетрадиционной семьи

Автор:  genushka

Номинация: Лучший авторский слэш по вселенной Гарри Поттера

Фандом: Harry Potter

Бета:  zlatik-plus

Число слов: 15400

Пейринг: Гарри Поттер / Северус Снейп, Северус Снейп / Гарри Поттер

Рейтинг: NC-17

Жанр: Romance

Предупреждения: AU, OOC

Год: 2015

Число просмотров: 713

Скачать: PDF EPUB MOBI FB2 HTML TXT

Описание: Семья Поттер-Снейп распалась, оставив только ненависть. А может быть не все еще потеряно?

Примечания: Любые отношения можно возродить. Да вообще влюбиться можно в любого, главное захотеть!

Часть 1



***



Дом на площади Гриммо был очень светлым и уютным. Нет, он ни капли не изменился за последний месяц, просто по контрасту со своим хозяином это был домик фей. Поттер сидел на кухне: лохматый, небритый, в старых домашних штанах и розовой майке с полустертой надписью «Секс-машина ХХI века». Он с маниакальной настойчивостью впечатывал в столешницу большую кружку, которая оставляла на ней коричневые круги от жуткого растворимого кофе.


- Не нравится тебе, чистоплюй?! А мне, может, нравится! Нравится! Нравится! Нравится!
Свободная рука ввинтилась пальцами в грязные волосы, продирая слипшиеся пряди.


- Да, у меня выходной! Вот завтра - на работу, тогда и помоюсь, а бриться вообще не буду. Сколько можно считать меня сопляком?! Мне уже тридцать лет скоро, а я все МАЛЫШ!!!


Уже месяц Гарри жил в одиночестве. Но на самом деле одного его как раз и не оставляли почти. Критчер ходил по пятам за хозяином, Грейнджер активизировалась и, несмотря на младшего сына, едва вылезшего из пеленок, почти каждый вечер сидела на его кухне, игнорируя скулящие жалобы из камина, издаваемые головой Рона, оставшегося с детьми дома. Достаточно часто Поттера стали приглашать на посиделки после работы. Несмотря на то, что субординацию никто не отменял, и его подчиненным явно было неудобно отдыхать под огненным взглядом главы аврората, попытки приобщить Гарри к корпоративной культуре не заканчивались.


Через неделю после "осиротения" даже личный враг и заступник его оппонента по семейным распрям - Люциус Малфой - соблаговолил пригласить Поттера на ленч и завуалированно намекнул на возможную попытку вернуть беглеца в лоно семьи.
Вернуть свой собственный бытовой раздражитель, уничтожитель личности, поглотитель хорошего настроения, тирана, мизантропа, бескомпромиссного хмыря, ядовитую язву - да сколько еще он мог наговорить эпитетов про этого человека! Поттер наконец свободно вздохнул, услышав стук входной двери, увидев пустые полки в шкафу, обнаружив девственно чистый подвал. Разве он хотел вернуть все обратно? Как он мог терпеть этот кошмар в своей жизни почти десять лет?


Если быть честным… мог. Когда-то он любил Снейпа за то, за что сейчас ненавидит. И за это чувство Гарри презирал своего (пока еще) мужа. Поттер не понимал, откуда взялась эта ослепляющая, эмоциональная ненависть. Он мучился от столь сильного и яркого чувства. Такого апогея не достигала даже его влюбленность на первых этапах совместной жизни. Ярость сжигала его изнутри, принося помимо моральной - физическую боль. Он не мог успокоиться, не мог спокойно отвлечься на работе, с друзьями, во время любимых занятий. Он все время что-то доказывал, делал назло, ругался с воображаемым оппонентом, доводя до абсурда свою жизнь и ввергая окружающих в шок.


Гермиона сначала поддержала Поттера и даже предложила помочь подготовить бракоразводные документы, но через какое-то время она уверовала, что этот брак можно и нужно спасать. Что отношения у них еще сложатся, и что оба все еще любят друг друга, просто им это нужно срочно понять.


Вот ничто не предвещало беды в то «прекрасное» утро, когда красивая сова влетела в открытое окно и приземлилась перед Поттером, брезгливо обходя кофейные кружки. К ее лапке было привязано письмо с гербом Малфоев. Ох, не к добру это.


Сначала Гарри хотел просто сжечь письмо, не раскрывая, но сова не собиралась улетать, с интересом и легким негодованием посматривая на Гарри, явно ожидая ответа. В письме было всего две строчки:

"Мистер Поттер, я буду Вас ждать в кафе "Виноградная лоза" сегодня в полдень. Нарцисса Малфой.


Ну ничего себе заявочка! Прямо в ультимативной форме без права отказа. Поттер написал на том же конверте: «Буду», посмотрел на часы и, чертыхаясь, побежал в ванную. Вот не спится великосветским дамам по субботам!
Ровно в 12.00 Поттер - чистый, выбритый и в свежей рубашке - нервно теребил салфетку за столиком в известном маг-кафе. Нарцисса не заставила себя долго ждать, тихо подошла и опустилась на стул напротив.


- Мистер Поттер, Гарри, ты, наверное, очень хочешь узнать, зачем я тебя сюда вытащила? Я не буду долго разглагольствовать по поводу и без. Ты помнишь, что у тебя долг жизни передо мной?


- Нарцисса, у вас что-то случилось?


Поттер напрягся. Отношения с этой женщиной у него были хорошие. Гарри помогал ее семье после войны, она помогала Поттеру осваиваться в новом мирном обществе. Их нельзя было назвать друзьями, но вот хорошими приятелями, соратниками и единомышленниками – вполне. Разговора о долге жизни за все годы ни разу не возникало. Так что же должно было случиться, чтобы благодарная Поттеру женщина потребовала возвращения долгов?


- Нет, Гарри, случилось как раз у вас. Я требую исполнения тобой ряда условий, за что прощу тебе долг жизни.


- Хорошо, ты же знаешь, что при такой формулировке я не в праве отказаться. Что за условия? – Поттер насторожился, всматриваясь в спокойное лицо Нарциссы.


- Ты проведешь ровно девять дней в маггловском мире, ограничивая свою магию.


Гарри непонимающе уставился на небольшой кусочек обычного рекламного проспекта с картонкой билета, которые миссис Малфой достала из сумочки.


- Ты пообещаешь пройти весь курс обычной психологической терапии, приложив все возможные усилия для достижения наилучшего результата в паре со своим мужем Северусом Снейпом, и ничего не сделаешь против воли тренера. Не смотри на меня так, у Северуса не было шансов отказаться. Его долг перед Люциусом тоже никто не отменял.


Женщина встала, оставив на столе яркий проспект, гласивший:


Тренинг восстановления нетрадиционной семьи.
9 дней в загородном кампусе на берегу озера.
9 дней, которые возродят вашу семью и чувства.
9 дней незабываемого понимания.


Часть 2



***



Они встретились у ворот загородного клуба. Поттер парковал свой "Рендж ровер". Снейп не стал заморачиваться с конспирацией и аппарировал прямо к парковке. Гарри вышел из машины, достал с заднего сиденья большую спортивную сумку и, поставив машину на сигнализацию, наконец осмотрел своего супруга.


Помимо обычной в последнее время ненависти на Поттера накатили ностальгия и возбуждение. А было от чего. Снейп стоял в узких джинсах, голубой рубашке и вельветовом коричневом пиджаке. Волосы затянуты в хвост, в ухе блестит небольшая серьга, на переносице - модные солнцезащитные очки, а в руке - выдвижная ручка крутого кожаного чемодана на колесиках. Поттер незаметно втянул воздух сквозь зубы. Хорошо, что за зеркальными стеклами не видно было его голодных глаз.


Сам Поттер напоминал боевика из дешевого голливудского фильма. Штаны цвета хаки, высокие шнурованные ботинки, черная майка, кожаная куртка и короткий ёжик волос, подстриженных на днях назло Снейпу, завершал картину.


Молча кивнув друг другу, они прошли в маленький домик администрации. Там никого не было. Небольшое помещение заставило их встать на расстоянии вытянутой руки. Запах любимого одеколона Снейпа раздражал рецепторы Поттера. Находиться с ним в одном пространстве было сложно.


В один момент в комнате стало еще теснее. В открытую дверь ворвалось нечто яркое, необычное и очень шумное. Девушка (а это существо было явно женского пола) была одета в клетчатые джинсовые кеды, штаны с графическим рисунком, изображающим страницы газет, ярко-желтую кофту и огромную дутую жилетку. Кругленькая барышня, не стесняясь своей пышности, носила яркие большие сережки, а ее русые волосы были заплетены в две косички. Вычислить ее возраст не представлялось возможным. Можно было дать ей двадцать три года, а можно и сорок. Она улыбнулась открытой и, как ни странно, честной улыбкой и, посмотрев в блокнот, обратилась к мужчинам:


- Вы - мистер Поттер и мистер Снейп. Очень рада вас приветствовать на нашем тренинге. Меня зовут Джейн Хафт, я ваш тренер. Сейчас пойдем оформляться, потом я вас поселю. Вы - первая пара, и потому у вас есть еще несколько часов на разведку.


Оформляя документы, задавая стандартные вопросы и занося все это в непонятные формы и таблицы, Джейн с интересом смотрела на игнорировавших друг друга мужчин. Резко черкнула что-то в блокноте, меняя ключи на рецепшн.


Она проводила Поттер-Снейпов в малюсенький коттеджик, стоящий в отдалении от основного сосредоточения домиков. Единственная комната была разделена на две зоны. В зоне сна находились большая кровать и шкаф, а в зоне отдыха, отгороженной этажеркой – диван и столик. У входа была открытая терраса, выходящая на живописное озеро.


Гарри молча бросил сумку на столик и вышел на улицу. Ему просто необходимо было проветриться. Близкое соседство мужа будоражило слишком сильные эмоции.


На террасе было только одно посадочное место - диван-качели с мягким полосатым матрасом. Гарри закурил и, покачиваясь, отключился от реальности.


Он не забыл... И это ужасно злило. Как можно одновременно чувствовать жуткую ярость, непреодолимую ненависть и безудержное желание? Причем последние полгода совместной жизни секса у них не было. И желание не появлялось. А сейчас ему хотелось Снейпа до зубного скрежета.


Сигарета истлела, и Гарри прикурил следующую. Ну как он мог хотеть этого урода? Нет, в физическом плане Снейп стал очень даже ничего. Небрежность и неухоженность со временем перешли в импозантность и грацию. Мирная спокойная жизнь рядом с героем магической Англии заставила зельевара превратиться пусть не из гадкого утенка в лебедя, но из облезлой вороны в коршуна - это точно. А вот характер свой он, конечно, никуда не дел. И с годами Гарри стал тяготиться полной неспособностью Снейпа подстраиваться под любимого или хотя бы идти на компромисс. Все положительные качества стали со временем просто отвратительными. Гарри понимал, что все осталось, как прежде, это он сам меняется и смотрит на вещи уже по-другому. А Северус не хотел меняться для него. Северус... Как давно он не называл мужа по имени даже про себя.


Его мысли прервал толчок качелей в обратную сторону и резкий запах мускусного одеколона. Снейп сел рядом и вздохнул.


- Предлагаю объявить девятидневное перемирие. Нам все равно никуда не деться от этого цирка. Я так понял, Нарцисса воспользовалась долгом жизни, а ты начисто забыл про обратный долг ее мужа и сына. Если бы у меня была такая возможность... Ну, да что ж. Давай договоримся, как мы будем жить эти дни.


- Я - начальник полицейского участка, а ты руководитель химической лаборатории. Вот вся твоя автобиография в маггловском стиле.


Поттер протянул лист простой бумаги с напечатанным текстом. На двух листах была описана вся их жизнь. Сухим языком были подобраны аналоги магической жизни супругов. Всего два листа, два листа жизни, два листа истории их любви.


- Это Грейнджер?


- Ну а кто еще?


- Ммм. Четко сработано.


Они сидели на диване-качелях, смотрели сквозь листки бумаги и молчали. Никто из них не верил. Не верил, что можно что-то вернуть, потому что возвращать было нечего. Ничего не осталось на пепелище их семьи, даже пепел развеял ветер. И никто из них не понимал, что на пустом месте не рождается ненависть, что ненужного человека не обдают яростью, что обоюдное желание, испытанное ими сегодня - это что-то да значит. Конечно, этого мало, чтобы взрастить заново семейное древо, но ведь и они - не садовники.


Часть 3

***


POV Джейн


Сегодня прибыли все четыре пары. Девочки из Шотландии, дамы из Уэльса, джентльмены в возрасте и самая интригующая парочка лондонцев. Двадцать лет разницы, внешнее совершенно не соответствует внутреннему, и наижутчайшая смесь контрэмоций. Вкусняшка! Вот тебе и вызов, миссис Хафт. А то все просто-просто! А вот попробуй возродить из искры... Да какая там искра, там пламя тушить придется. Ну, хороши! А какой типаж, м-м-м, закачаешься!


В общей беседке, которая находилась прямо на пристани и нависала над прозрачными водами озера, уже все собрались. Я, как всегда, вприпрыжку скатилась ко входу и с улыбкой зашла внутрь. Все, я влюбилась!!! Ну какие же они клевые! Стильняжка и бруталька снаружи, а внутри - мятежник и консерватор. Как раз то, что я люблю. Ну что же, начнем.


Первый вечер будет просто легким знакомством. Рассказываю о себе, вызывая бурю эмоций у тренингуемых. Все предсказуемо. Если ведешь строго ориентированный на нетрадиционников тренинг, то и сама должна быть с ярко-розовой окраской, а тут - на тебе: замужем, двойняшки, счастлива в браке. Произношу заученную уже речь про то, что у любви нет пола, а вот у людей, которые любят - есть, и что у каждого свой подход именно к этому, и бла... бла... бла... Говорю, а сама на свою парочку смотрю. Они слушают вроде внимательно, а сами внутри сидят. В своей комнатке с выключенным светом. Ничего, включим, а если надо, то и электричество проведем.


Все начинают представляться. Лили и Тринити - дизайнерши, основавшие достаточно внушительную строительную империю. Уже много лет вместе, подыстончились отношения. Джон и Скотт, как ни странно, молодожены. Оставили семьи, детей и решили жить вместе, но никак не перейдут гетеро-отношений и боятся потерять свою позднюю, но выстраданную любовь. Дениз и Сара - встретились в больнице, одна - медсестра, другая - врач. Никак не могут поделить личную жизнь и работу.


И, наконец, мои мальчики. Северус, а имя то какое - Се-ве-рус.... блеск. Так вот, Северус, конечно, уступает право первого Гарри.


- Меня зовут Гарри, мне почти тридцать, я - начальник полицейского участка. По характеру я...


Северус улыбается только одним уголком губ, причем так, чтобы Гарри видел. Вроде случайно, но этого вполне хватает, чтобы взбесить партнера.


- По характеру я просто ужасен, а еще я дико ненавижу своего мужа. Твоя очередь, дорогой.


- Я - Северус, и, как уже сказал мой муж, я замужем за человеком с ужасным характером, и я гораздо старше его. По профессии - химик, владею довольно хорошей лабораторией.


Ну, я так и ожидала... Что ж, посмотрим, дорогие мои, кто кого. Я улыбаюсь и продолжаю, указывая на восемь круглых аквариумов у меня за спиной. Все утро акварель разводила в воде. Клево получилось, прямо лазурная, красиво.


- Вот аквариумы, на каждом - табличка с именем. Разберите их.


Все встали и подошли к стеклянным шарам. Мои не торопятся, хотя мелкий сначала рыпнулся, а потом, видимо, сдержался. Ух, и надрессировал его Се-ве-рус за все годы. Ставлю сто фунтов - он был его учителем. Проиграю - отдам на благотворительность, выиграю - куплю рюкзак тот и финтифлюшек себе разных, как мечтала.


- Посмотрите внимательно на воду. Это ваш океан. Попробуйте представить, что вы лежите на дне, а над вами проплывают ваши мысли. Какие они рыбы?


Мужики молчат, ну конечно, у каждого по стае барракуд да пираний проплывает. Таких специальных океанических пираний... Вот и описали всех рыбок. Так, теперь поговорим о том, как очистить сознание, убрав всех рыб. Се-ве-рус ухмыляется. Видимо, все рыбы от него сами смылись...


- Посмотрите внимательно на эту чашу. Здесь очень много различных камешков. Галька есть крупная, есть поменьше. Я прошу вас наполнить ваши аквариумы грунтом. Грунтом обид, плохих эмоций и претензий к партнеру. Но мы не переносим старый дерн из прошлой жизни. Тот аквариум вы выбрасываете со всем скарбом. Каждый камень - это эмоция, появившаяся именно здесь и сейчас. Вот фломастер, который не стирается в воде. Вот мой личный аквариум.


Я подхожу к своей баночке, зачем она мне? От таких ничтожных штучек я уже давно отказалась. Зачем тащить на себе домик улитки с обидами и предъявами? Беру гальку и пишу "волнение". Опускаю показательно в банку - правда же почти, завтра все равно достану.


- Это то, что я сейчас испытываю к вам. Мне не нравится это чувство, и я буду бороться с ним. Как только переборю, камешек вытащу и сложу в эту мусорную корзинку, понятно? Ну вот, смотрите. Гарри сейчас очень злится на Северуса. Это же видно... Не смущайся, Гарри, хотя румянец тебе к лицу. Ой, прости, это ты злишься... Так вот, Гарри, иди выбирай камень для этого твоего чувства. Ух, самый большой выбрал? Мне кажется, вон тот побольше. Ага... Пиши. Напоминаю, пишем чувства, относящиеся к партнеру. Ух...
Сразу не заполняйте аквариум. Созрейте до следующей эмоции. Подумайте. Еще раз напоминаю - только то, что чувствуете сейчас.


Все встают и идут за галькой. Се-ве-рус... Как же нравится называть его так. Ну-ка, попробую вслух.


- Се-ве-рус... нет-нет, выбирай камень, я просто.


Берет мелкую. Ну естественно, основы психологии он проходил, а подчеркнуть, насколько мало для него значит партнер - святое дело. Странно. Целых три подписал. А Гарри сидит со своей ненавистью. Вот ведь заморочил себе голову, вместо злости - НЕНАВИСТЬ написал. Ох, похоже, сегодня у них что-то произойдет...


- Северус, мы только отрицательные эмоции и позывы туда бросаем.


- Так это для меня очень даже отрицательно сейчас.


Уххх... Ну держись, Северус. С огнем играешь. Он же у тебя нестабильный сейчас. Вон косится. Не, так ему не видно. Надо, чтобы здесь прочитал, может, успеет до ночи остыть. Так... подхожу к Гарри. Смотрю на его булыжник. Привлекаю внимание Сева, ага... повернулся. Ух! Щеки вспыхнули!!! Все, Гарри, теперь поговорим. Дыши... Вот... Успокаивайся. Ну, Северус, с тебя, сука, должок! Хотя завтра тебе не до того будет.


Я еще долго разговариваю со своей группой. Все обычные, и проблемы у них ерундовые. И трех дней бы хватило. А вот моим мальчикам внимания надо побольше. Гарри перевожу на себя. Даю ему первую волну перебороть, пережить, перегореть. Нет, ну конечно, после того, что Сев там написал, просто это не закончится, но теперь я уверена, что это им даже надо будет. Заканчиваю поздновато и даю наставления на завтра.


- Вы все примерно одинаковые по комплекции с партнером, и это очень здорово. Наконец-то я смогу полностью провести одно упражнение. И это обязательно! Вы меняетесь чемоданами. Нет, средства личной гигиены у каждого свои, если хотите, конечно. А так - все вещи - белье, носки, если размер позволит, то и обувь партнера. С сегодняшнего дня вы одеваетесь, как ваша пара. И никаких возражений!


Северус поднимает бровь. М-м-м! Как он это делает. Закачаешься. Все, я готова! Пошла звонить мужу!


***



Северус и Гарри дошли до дома. Поставили круглые аквариумы на столик. Снейп молча взял спортивную сумку Поттера и закрылся в душе. А Гарри, постепенно закипая, остался буравить надпись на одном из камешков эмоций, которые не нравятся Снейпу. Там было выведено каллиграфическим почерком:
"Хочу его".



Часть 4

***



Снейп вышел из душа в боксерах Гарри и его белой футболке. Он на ходу вытирал волосы и потому не заметил горку вещей у двери. Поскользнувшись на штанах, он проехал до дивана, больно ударившись о низкий столик щиколоткой. Полотенце выпало из рук, и Северус наклонился к ушибленной ноге, закрывая лицо мокрыми прядями волос. Выпрямившись, он встретился с яростными зелеными глазами.


Поттер стоял в черном шелковом халате нараспашку, под которым ничего не было. Хотя нет, кое-что там как раз было, причем в полной боевой готовности.


- Так, значит, хочешь меня? И тебе противно от этого? Что, не достоин? Давно не хрупкий мальчик? Тебе субтильненького надо? А тут - лось такой БЕЗМОЗГЛЫЙ?


Поттер приближался к Снейпу, и полы халата демонстрировали смуглое натренированное тело. Северус понял, что без магии не справится с этим боевиком. Бегать от него или унижаться он был не намерен, поэтому сложил руки на груди и надменно уставился на разъяренного партнера.


- Да, ты меня раздражаешь, и потому возникшее вдруг влечение меня бесит. Но увы, ничего не могу с собой поделать.


- О, Мерлин, Снейп! Стоило разойтись, чтобы впервые, ВПЕРВЫЕ! услышать от тебя про явное желание. Десять лет я вымаливал секс. Как ребенок конфету на праздник - получал иногда ласки от тебя. А знаешь, что я больше всего ненавижу? То, что тебе это так же нравилось, как и мне, но ты все равно вынуждал меня умолять о сексе. Приставать к тебе, ласкать недовольную морду, чтобы потом ты мне сделал одолжение: "Ну да ладно, ложись, Поттер, я тебя трахну, а если ты оооочень хорошо себя вел, то, так уж и быть, вот тебе моя задница."


Гарри стоял очень близко и говорил все это тихо, но доходчиво. Нос к носу, губы в губы. У Снейпа пробежали мурашки по телу. Ощущения были такие же, как если бы напротив него стоял настоящий гризли. Жутко, и не верится, что это все. Из-за адреналина или еще от чего, но его член встал по стойке смирно, примешивая влечение к чувству опасности.


- А знаешь, что? Хватит! Вот теперь Я хочу и Я возьму!


Мокрые волосы Снейпа наматываются на большой кулак, и его голова опускается, заставляя упасть на колени. И самое главное, Северус ничего не мог поменять. Он, конечно, не хотел быть насильно насаженным на член, как дешевая шлюха, но все его мысли потекли медленно-медленно. Только иногда отмечая особенно не понравившиеся моменты.


Как в замедленной съемке, крупная, налитая кровью головка толкается ему в губы, размазывая смазку по зубам. Потом кожу на голове обдает жгучей болью и, дернувшись вслед за рукой, рванувшей волосы, Северус открывает рот. Сразу же крупный член партнера заполняет горло, задевая язык и заставляя задыхаться. Снейп выпрямляет голову, чтобы выставить глотку под нужным углом, потому что муж не жалеет его, вбиваясь туда, куда попадает, причиняя боль.


Вот опять неприятный рывок за волосы, и Северус перемещается на диван. Боксеры просто стягиваются до колен, а футболка, перекинутая через голову, спутывает руки. Мужчина падает на четвереньки. Поттер замирает и начинает грубо растягивать партнера. Боли нет, но чувство жутко неприятное. Магией, конечно, пользоваться нельзя, но беспалочковое очищающее и смазывающее - не в счет. Гарри с рыком входит в несопротивляющееся тело, почти разрывая давно не используемый в этом плане проход. Боль брызжет несдерживаемыми слезами и заставляет закусить губу. Не останавливаясь, Гарри продолжает вдалбливаться в супруга, проходясь по чувствительным, слишком резко растянутым стенкам.


Боль накатывает волнами и заставляет напрягаться. Ощущение, что эта скачка не прекратится никогда. Поттер не меняет темпа и механически входит в разгоряченное отверстие, никак не получая разрядки. Достаточно долгое время в комнате слышны только шлепки яичек и шумное дыхание обоих. Снейп расслабляется и начинает слегка подмахивать, запуская в партнере обратный процесс. Вот уже сзади слышится шипение, и резкий толчок обрывается глубоким проникновением, а руки с силой сжимают ягодицы. Поттера трясет, и он резко выходит из мужа. Тот переворачивается на спину и обнаруживает, что несмотря ни на что - возбудился. Гарри зло смеется.


- Ааааа, прости. Ведь это же ты меня хочешь, и это тебе же не нравится хотеть меня! Сейчас... Сейчас мы все исправим.


Он наклоняется и берет большой возбужденный член в руку. Грубо ведя шершавой ладонью вдоль него, Поттер смотрел в глаза своему супругу. Это был бой застарелых обид, унижений прошлого и настоящего, несказанных слов и откровений. Глаза в глаза, ненависть с презрением, боль от утраты, боль от возвращения. Горячая струя словно обожгла пальцы и живот, и оба отпрянули друг от друга.


Зарываясь в подушку на неудобном диване, Снейп не мог заснуть. Он проклинал упражнения, из-за которых Поттер забрал чемодан - в нем была заживляющая мазь. Он проклинал Малфоев и проклинал себя.


С трудом поднявшись, Северус надел кожаную куртку, джинсы и ботинки и вышел на улицу. Он спустился к озеру и сел на берегу. Первые лучи солнца пробивались сквозь редкий туман и разгоняли легкую морозность летнего английского утра. Поттер плохо спал, и по обрывкам фраз, проскальзывающим сквозь сон, Снейп понял, что ему плохо. Плохо от того, ЧТО он сделал. Было понятно, что несмотря на физическое завершение процесса, морально обоим было больно.


Северус держал в руках камень с двумя короткими "хочу его". Он понял, почему так презирал это чувство. Потому что ему хотелось умолять о близости, несмотря ни на что. И так было противно это осознавать... А Поттер умолял все десять лет...


Снейп размахнулся и запустил гальку в спокойное озеро, заставив его заволноваться перед тем как поглотить черный камешек, забрав с собой нечто сокровенное.

Сев развернулся и направился в домик, не замечая, что за ним наблюдают волнующиеся и все понимающие глаза его тренера.

Часть 5

***



POV Джейн


Утро. Первые лучи пробивают долбаный английский туман, а я все сижу с социограммами. Нет, все таблички я заполнила за два часа, а вот последние две… Надо выйти покурить и подумать. Интересно, как они там? Ох, не наломал бы дров мелкий. Хотя наломает! Вот точно наломает. А потом - совесть, самобичевание, и в ответ - презрение, игнор. Вот, блин, пинг-понг гребаный! Ни одним ключом, гады, не бьются. Все подходы попробовала… Все – курить, дышать, курить, дышать.


Выхожу на свое крылечко. Домик у меня в этот раз люксовый. Но я же для дела. Здесь же ежу понятно, что моих мальчиков в коттедж с двумя спальнями и гостиной селить нельзя! Пусть контактируют.


Упс. Легок на помине. Се-ве-рус…. А ему прикид идет. Ох, а идет-то он как раз плохо. Досталось… Блин, аж плакать хочется! Ну ничего, красавчик, потерпи! Любой нарыв, он прорваться должен. А потом больно. А я помогу, подскажу, где вылечить и как. Ты же умный!


Умный. Выкинул. Возвращается. Ох, вижу не просто так все это будет!


***



На завтрак все пришли красивыми. Подчеркнуто вальяжные, демонстрирующие образ любимого во всей красе. Вот и мелкий. Ну ничего себе, я его мелким назвала. М-м-м, хорош. Люди в черном. С головы до пят. Стильно, модно, но слишком мрачно. Так вот ты какой, Се-ве-рус. Кажется, Гарри гораздо шире в плечах, а пиджак как влитой. Ну да ладно.


А вот и темный лорд. Ух! Мелкий, да ты неряха! Гротеск, конечно, но разнузданная милитарщина – это что-то. Как ни странно, тяжелые ботинки, штаны цвета хаки и футболка в обтяжку очень даже хорошо смотрятся на статном высоком профессоре. Все, Северус, ты для меня - профессор. Ну да, химии, раз у тебя лаборатория. Перевожу образ Гарри на Северуса. Да, если в таком виде, то точно, профессор. Не разговаривают и оба берут по кофе. Зову всех в беседку. Просто разговариваем, просто собираю информацию, отмечая незаполненные квадратики в своей голове, просто не отрываю глаз от моих мальчиков. Не смотрят, обоим плохо, им кажется, что это - точно все! Конец, амба, невозврат. Дураки. Это – начало. Вот и начнем, пожалуй.


- Я хочу поговорить про первый день. Самый первый день ваших отношений. Как вы считаете, что произошло тогда? Опишите его поминутно. Именно тот день, когда вы для себя решили, что вы вместе. Возьмите бумагу того цвета, каким был этот день, фломастер, ручку, карандаш, что вам угодно. На нашей части озера всюду есть уютные места. Расходитесь, вспоминайте, пишите. На все про все – час, ладно-ладно, два.


Они разошлись. Гарри выбрал салатовый листок, фломастер и отправился на дерево, которое нависало над самой водой. Я тоже там люблю сидеть. А Северус ушел далеко, взяв несколько бордовых листов и ручку.


Я прогулялась по берегу, засекая все укромные местечки, мечтательные взгляды, улыбки. Но тут я наткнулась на особенную улыбку. Северус сидел в беседке на берегу. Локти широко расставлены, рука быстро движется над листом бумаги, все время отрываясь от него и тыкая ручкой в стол. Как-будто макает перо в чернила. Прикольно. А вот лицо! Оно светится нежной мягкой улыбкой, от которой жесткое, словно вырубленное из гранита лицо превращалось в идеал. Ух. Надо, надо, надо, надо! По-любому, надо!


По возвращении - предлагаю сдать. Ну, тем, кто не против, чтобы зачитали всем. Некоторые краснеют. Гарри прячет глаза. Не сдаст. И вот Северус первым встает со своего места и отдает бордовые листочки мне в руки. Ну, конечно! Это был вызов! Вызов для него, который он не смог обойти стороной. Мне попадают еще четыре работы, и я зачитываю их для всех, завораживая слушателей, и настраиваю их на лирический лад. Последние листики беру, затаив дыхание, и читаю с хрипотцой и волнением:


«Это был осенний день. Желтые листья кружили в воздухе, когда мы встречались в третий раз, и я волновался. Вот солнце скользнуло, вычленяя из толпы людей лицо моего мальчика. Он улыбнулся, увидев меня, и по привычке провел пальцем по переносице, поправляя оставленные в прошлом очки. Я остановился и сел на лавочку в парке. Ноги не держали меня. Они подгибались.


Я давно уже был восхищен непосредственностью, бесстрашием, простотой и, в то же время, сложностью внутреннего мира этого - еще совсем недавно - ребенка, моего бывшего ученика. Я не видел его год после окончания школы, и при встрече мое восхищение переросло в более сильное чувство, имени которого я не знал.


Мы встречались по поводу его научного проекта по криминалистике в университете, с которым я согласился помочь. Помощи как таковой я не оказывал. Мы просто болтали, дискутировали, а под конец встречи вспоминали о цели и договаривались о следующей. Вот и сейчас он шел к моей скамейке, неся большой пакет с вредной и вкусной едой, а мое сердце билось только в ритме его шага. И мне казалось, что Гарри слишком быстро бежит, потому что я не успевал жить за своим глупым сердцем.


Я - жуткий мизантроп с гадким характером, с которым не то что жить, даже дружить небезопасно, а этот мальчишка сидит рядом и заглядывает своими огромными глазищами в душу, обрывая все тормозные тросики. Он садится рядом, говорит "привет", и я не успеваю сказать какую-нибудь колкость. Он резко придвигается и целует меня в губы. Вот так просто целует ненавистного учителя, вытягивая весь яд, готовый сорваться с губ.


А потом смотрит на меня и говорит, что так нельзя, что ему надоело смотреть на меня, что ему срочно нужно касаться. И ничего взамен не надо, просто держать меня за руку и все. И он держит, рассказывая новости из университета, держит, вынимая еду из пакета, держит, вытирая другой рукой кетчуп с моего пиджака, держит, слизывая мороженое со щеки, держит, смотря в глаза и произнося очередную глупость, держит...


И мне не важно было, что он говорил, как он выражался, и почему он это делал. Самое главное, что он держал меня за руку. Младше вдвое, он понимал жизнь гораздо лучше, чем я. Он знал тогда, чем надо дорожить, как надо любить. Мы гуляли по Лондону, и он держал меня за руку и молчал, а потом повернулся и сказал одну фразу, с которой и началась наша жизнь."


- Северус, так не честно, что сказал Гарри?


Мой профессор посмотрел на партнера, который просидел все это время с опущенной головой, и тихо проговорил:


- Он сказал: "Я буду держать твою руку всю жизнь"...




Часть 7

***



После упражнения с первым днем отношений Джейн предложила обменяться листочками. Гарри уронил свое салатовое творение на колени партнеру и вышел, взяв из рук тренера взволновавшее его откровение. А вот Северус положил свой лист в корзину с мусорными камнями, взял один голыш из тазика и ушел.


Этот день закончился скомкано. Джейн привлекла всех к строительству домика на дереве. Администрация кампуса закупила стройматериалы и даже скинула цену путевок, а взамен каждая группа тренируемых строила какой-нибудь объект для детского городка. Проект домика разработали Лили и Тинити. За годы совместного творчества женщины подстроились и изучили друг друга, и все с легкой завистью смотрели, как красавицы творили в четыре руки, в гармонии и понимании.


На первом этапе занялись подготовкой материалов и строительной площадки. Работа кипела, все весело общались, но Джейн, находившаяся недалеко и не принимавшая участия в процессе, подмечала, что ее мальчики старались быть как можно дальше друг от друга и ничего не делали совместно.


Ужин прошел в веселой обстановке сплоченного коллектива, а вечерние упражнения удались тренеру и шестерым клиентам. Двое исполняли все хорошо, но каждый из них находился в своей отдельной, очень некомфортной зоне. После подведения итогов Джейн взяла салатовый рассказ и пошла искать Северуса.


Как и предполагала девушка, профессор сидел один на берегу озера. Узенькая неудобная лавочка без спинки, прямая спина, взгляд в темноту. Только такое неудобное место могло привлечь этого наказывающего себя человека. Наказывающего за все и за всех. Будто физический дискомфорт мог как-то повлиять на окружающую обстановку. Джейн тоже было неудобно на этой жердочке, и потому, посидев несколько минут, она высказалась:


- Северус, я, конечно, понимаю, тебе надо поиздеваться над собой, но побереги толстую попу своего тренера, в которую впивается это сооружение, ошибочно называемое лавкой. Давай, ты мне поможешь, перейдя в зону моего комфорта вон на те большие подушечки, на которых можно поваляться.


Сев хмыкнул, но поднялся и пошел вслед за этим кругленьким недоразумением, которое очень шустро пробиралось на деревянный помост, плавающий у берега и заваленный креслами-грушами. Когда они уселись в этот апофеоз дизайнерской мысли, Сев, не ожидавший полного погружения в мягкую глубину, оказался не способен выпрямиться или напрячься. Хитрая Джейн смотрела на потуги мужчины и с улыбкой отметила момент его расслабления и принятия обстоятельств. Вокруг было огромное количество свечек в стаканчиках, баночках, колбочках и кружечках. Джейн достала сигареты, прикурила и передала пачку Северусу. Он помотал головой, продемонстрировал отсутствие зажигалки и не взял. Девушка зажгла свечку, прикурила от нее и передала мужчине. Выпуская дым, при свете свечи, поставленной между их подушками, они молчали, глядя на отражающиеся в озерной глади огоньки.


- Какое спальное место ты занял?


- В смысле?


- Ну, когда ты зашел в домик, то куда сложил свои вещи?


- На диван.


- Удобный?


- Нет.


- Ты же плохо спишь на мягком. Спина нетренированная, видимо, была травмирована. Болит по утрам. А почему?


- Что?


- Почему ты не занял кровать?


- Не подумал.


- Огромный детина, который с удовольствием уснет и стоя. Подумай… Ты хочешь ребенка. А знаешь, я предоставлю тебе такую возможность завтра.


Молчание продолжилось, но натянутость исчезла.


- Ты же знаешь?


- Про то, что у вас было вчера? Догадываюсь, но разговаривать про это не будем. Рано пока. Ты – молодец. И это не все. А знаешь, я прочитала твой первый день, неужто ты не хочешь узнать про его?


- Я уверен, что это первый секс в моем доме через две недели после тех событий.


- Ты не прав. Мне кажется, будет честно, если я прочитаю его тебе.


«Я сижу в школьной столовой и смотрю на этого строгого, застегнутого на все пуговицы человека. Он спас мою жизнь. Нет, не так, он спас смысл моей жизни. Хмуро смотрит в окно, поворачивает голову и смотрит прямо мне в глаза. А там тепло. Я серьезно увидел теплоту и что-то неуловимо нежное. Он отдернул свой взгляд, оставив во мне огонь. Такой горячий, сжигающий обиды и мытарства, открывающий глаза на мое будущее вне стен этой школы. Я знаю, как мне жить. Он заправляет свои тяжелые блестящие волосы за ухо и проходится пальцами по шрамам на шее. Я рассматриваю эти тонкие, но в тоже время сильные руки и не могу оторваться от них. Вот оно - то, что я буду делать всю жизнь! Я буду держать его за руки.»


Северус закрыл руками глаза и запрокинул голову. Этот мальчишка считал первым днем их отношений тот момент, когда он сам решил быть с ним. А старый «мудрый» профессор ждал первого шага от желторотика, трусливо боясь отказа, не признавая отношений без инициативы партнера.


Вернувшись в домик, он увидел свернувшегося на диване спящего Поттера.
Часть 8

***



Утро началось с сюрприза. В столовую влетели два ребенка и с криками "Мамочка!" повисли на Джейн. Они целовали ее в щеки, обнимали за шею, а она весело смеялась. Чуть позже в зал зашел высокий рыжий мужчина, явно ирландского происхождения. Джейн повернулась к нему, ответила на нежный поцелуй и представила свою семью команде.


- Знакомьтесь, это мой муж Дэниел и мои дети София и Максимилиан. Они - двойняшки, и им по пять лет.


Дети были очень похожи между собой, но, в то же время разные. Милые мордашки под россыпью русых волос задорно улыбались и хитро рассматривали взрослых. Смотреть, не улыбаясь, на этих обезьянок, повисших на маме, было невозможно. Джейн хитренько так объявила следующее задание:


- Вы все хорошо, как вы думаете, знаете, почему свой пол лучше, чем противоположный. А давайте проверим, насколько хорошо вы чувствуете разницу. В детстве мы не ограничены устоями социума, давлением общества, набранными комплексами и предрассудками. В этом возрасте дети такие, какими их создала природа, с минимальным набором примесей и установок. Перед вами мужчина и женщина в чистом виде. Я прошу мужчин забрать с собой Макса и присмотреть за ним до обеда, а женщины возьмут Софи. Строительство не отменяется, но переносится в творческую плоскость. Предлагаю оформить наружные панели нашего домика. Дети вам помогут. И да, пользуясь случаем, посмотрите на ваш прототип, поучитесь у них быть мужественнее и, соответственно, женственнее.


Макс с хитрой улыбкой подошел к мужчинам. С первых минут стало понятно, что они попали. Джон и Скотт, несмотря на большой опыт отцовства, через полчаса выкинули белый флаг. Это был реактивный двигатель с неуемной фантазией и катастрофически разрушающей силой. При попытке порисовать были перемешаны все краски, разбросаны кисти и сломаны несколько панелей. Мужчины с завистью посмотрели на женский кружок, рисующий солнышки, зайчиков и феечек, и направились к озеру. Совершенно неусидчивый ребенок отказывался делать что-либо дольше пяти минут. Северус с ухмылкой смотрел за попытками уследить за ребенком и не предпринимал никаких действий, чтобы помочь. Как ни странно, Гарри не проявил инициативу и скорее с научным интересом поглядывал на мальчика.


Джейн увидела отстраненность своей парочки и поспешила исправить ситуацию. Она просто попросила помощи у второй пары. Видите ли, ей срочно нужны были мужчины для личной беседы. Северус взял Макса за руку и повел его вдоль озера, показывая деревья и травы. Мальчик выдержал несколько минут, после чего вырвал руку и побежал в обратную сторону. Мужчины побежали за ребенком, потому что они отошли довольно далеко от их домиков.


Пропажа обнаружилась на качелях в соседней базе. Рядом с ним стоял пухленький мальчик и тряс веревку, пытаясь освободить себе место. Макс ни в какую не хотел уступать и молча смотрел из-под козырька кепки. Настырный малыш не отставал, а Гарри подошел к подопечному и шепнул ему что-то на ухо. Тот с вопросом посмотрел на мужчину, но после его кивка настроился и резко увильнул от руки пухлика, тем самым увлекая его за собой. Мальчик опрокинулся и заревел, а Макс с Гарри, скооперировавшись, захихикали над страданиями второго претендента на качели. Впрочем, это развлечение тоже скоро наскучило Максимилиану, и он вприпрыжку поскакал к своему кампусу.


Мужчины шли сзади, и Снейп был явно не доволен. Поттеру, видимо, надоела эта напряженная тишина, и как только он увидел, что Макс побежал к отцу, то сразу повернул к своему домику, разворачивая плечом Снейпа.


- Что, Гарри опять ведет себя, как ребенок? А мудрый взрослый Северус не доволен.


- Ты сам все сказал.


- А что же надо было сделать Максу? Может, дать ему по морде? Но это слишком по-гриффиндорски, не так ли?


- Иногда лучше дать в морду, чем поступать, как подлый мелкий ребенок, хотя нет, ребенок все же лучше тебя. Он усомнился в твоем совете.


Они заходили в комнату, а разговор становился все громче и громче. Гарри резко развернулся и выплюнул в лицо Снейпу:


- Так что же ты никогда не давал?!


- Никогда не поздно начать!


Гарри не ожидал молниеносного удара в переносицу. Было слышно, как хрустнул нос, а спустя еще мгновение - удар грузного тела о пол. Северус помассировал руку, переступил через валяющегося на полу Поттера и направился в душ, чтобы переодеться к обеду и втереть в костяшки заживляющий бальзам, втихоря вытащенный из своего чемодана. Абы кого в упивающиеся смертью не берут.


Выйдя из душа, светясь от хорошего настроения, и с элегантно переброшенным через плечо кожаным пиджаком, Северус прошелся взглядом по лежавшему на диване Поттеру с пакетом льда на лбу. Под глазами уже светили два прожектора, а на полу и рубашке были следы крови. Снейп подошел к супругу, убрал лед и, взявшись за переносицу, с хрустом вставил нос на место. От неожиданности Гарри вскрикнул, а из глаз брызнули слезы.


- Так гораздо лучше. Не хочется смотреть на твой кривой нос до конца отпуска.


С нордическим спокойствием Снейп вышел за дверь, даже не осознав, какой огромный груз он снял со своего мужа.


Часть 9

***


POV
Джейн


Северус залетел в обеденный зал каким-то помолодевшим и в приподнятом настроении. Таааак. Произошло! По-моему, слишком рано, хотя Макс ускорит кого угодно. Вот мой сыночка - молодец! Второй раз у мамы на работе - и вторично помог. После прошлого раза я и ввела своих детей в работу. Нечаянно заехали - и порешали кучу проблем, проносясь мимо нашего размеренного бытия жуткой оравой из двух человек. Бедный мой Ден, я тут наслаждаюсь работой, а он - в садик собери, отвези, забери, успокой, уложи. А ведь еще и за рестораном присматривает.


Причина жизнерадостности Северуса вплыла в зал чуть позже. В темных очках, с проглядывающими из-под них ярко-сиреневыми кругами, и с пятнышками неотмытой крови на щеке. Все замерли. Но как только раненый приземлился рядом со своим партнером, народ ожил. Блин, они все еще не разговаривают, но лед растаял. Северус потянулся за солью. Ой, как мило... "Случайно" задел Гарри. Проверяет, жив ли.


Так, все, у меня сейчас рожа от улыбки точно треснет. Отвернулась и смотрю на мужа. Он понял, что я опять влюбилась. Тогда это была парочка из Венгрии. Такие крутые девчонки! Приглашена к ним на свадьбу. В прошлом году крестила ребенка у моих любимых тенниссистов. Эх, Дениел закатывает глаза и готовится услышать про жизнь и слезы сладких мальчиков из Лондона. Эти особенные, я просто чувствую большую тайну, которую никогда не узнаю, но от того будет еще интереснее.


Ко мне подходит моя принцесса. Софи - красавица. Ни один мужчина не устоит перед ее голубыми глазищами. Ну что, солнышко, будем покорять крепость! Подхожу к моим мальчикам, а из-за моей ноги выглядывает моя доченька. Выстрел голубых глаз в черные, и жалостливый вздох в зеркальную поверхность очков. В следующую секунду эти самые очки находятся в маленьких ручках моей любимки, которая восседает на коленях мужчины и причитает над болячечками и синячками. Да, я не ожидала такого. Нос явно сломан, кожа на переносице лопнула и стянута пластырем. Вот это профессор! Уважаю! Софи смотрелась гномиком на коленях этого громилы, и видеть его растерянность перед лицом маленькой девочки было смешно.


- Мама, я останусь с Гарри, поиграю с ним в доктора?


Ох, ты ж моя умница! Вот лиса! Вся в маму.


- Мальчики, побудьте с Софи, хорошо? Только далеко не уходите, будьте на глазах. А мы все идем строить! Девочки, в вашем распоряжении Макс, только поаккуратнее с ним.


Мы отправились к домику, а моя красавица утащила мужчин на маты под раскидистым дубом. Их было хорошо видно, и я отвлекалась от индивидуальной беседы с нашими медиками. Я так поняла, что Сара осмотрела Гарри и сказала, что нос очень грамотно вправлен на место. Вот так Северус! Многое бы отдала за то, чтобы увидеть, как это было. В данный момент они втроем валялись на мягких подушках, а Софи переключилась на более интересного для нее Северуса. Вот, блин, вырастет! Обольщает, стесняется, улыбается, даже смущенно ножкой двигает. Так, приложила листики на нос мелкому и повела Северуса... а, к машине. Показывать игрушки, раскраски, короче, Сев попал. Смотрю, Гарри внимательно наблюдает за ним. Обходительный, слегка отстранен, но внимателен. Ведет себя с ребенком, как со взрослым, но несколько мягче. Внимательно выслушивает детские рассказы, что-то учтиво спрашивает. Берет Софи в оппозицию, и они шуточно подтрунивают над больным.


На целый день моя дочь оккупировала мужчин. После ужина наблюдаю, как они с Северусом плавают по озеру на лодке, а Гарри сидит на своем дереве. Подведение итогов девочка собиралась провести с нами, но уснула и была отнесена Гарри в машину. Обаяла все-таки обоих. Дэн улыбнулся мне, обнял и поцеловал так, как может только он. Нежно и требовательно. Соскучилась по нему... Осталось шесть дней.


Возвращаясь в домик, замечаю Гарри на дереве. Нет, если бы не огонек сигареты, то увидеть ночью мужчину, застегнутого на все пуговицы в черное, было бы нереально. Бедный Северус, настолько отгораживаться от мира - мимикой, жестами, походкой, речью, одеждой, цветом. Гарри постоянно подчеркивает это, выбирая из вещей партнера только черное. Ощущение, что он не учитель, а жутко секретный агент, воспитанный с пеленок в теневой организации.


Подхожу к нему и вскарабкиваюсь на свое место, молча отодвигая Гарри. Он не против. Его переполняет, а я готова слушать. Да я записывать за ним готова! Только давай уже!


- Я мудак, Джейн.


- Да. И что?


- Я унизил самого близкого мне человека, не унизил, а уничтожил, понимаешь?


- Знаю.


- Я не смог сдержаться, да что я говорю, я и не хотел сдерживаться! Я получал удовольствие от его унижения! Впервые в жизни! Я - животное. Урод, радующийся самому жуткому унижению родного человека!


- Да, так и есть.


Гарри удивился. Нет, он ничего не сказал, но темнота в том месте, на котором сидел мистер полицейский, заискрила возмущением и удивлением. Ах, я еще и успокаивать его должна?! ЩАААЗ! Разбежалась! Так, эмоции бедненького мальчика убрали, начали думать, анализировать. Я прямо слышу скрип шестеренок.


- Джейн, он ведь специально меня ударил. Чтобы мне легче стало. Он ведь понял, как я ненавидел себя. Мне утопиться хотелось, сдохнуть потихонечку, только чтобы он не знал и потом себя не корил. Я же уже план, как подставиться на работе, придумал. Чтобы убили на задании, потому что нельзя такому чудовищу эту землю топтать. Он же, он же... он у меня самый близкий. Нет, у меня есть близкие, но он... а я его предал, подставил, воспользовался. А сейчас он мне нос сломал и как-будто затер все те эмоции. Мне легче стало...


Мы сидели молча две сигареты подряд. Потом он понял, а я решила объяснить, что понял он неправильно.


- Я не знаю, как на тебя давил Северус, подозреваю, что сексом, раз уж твое насилие было таким, - молчит, права.


- Так вот, скорее всего, он заставлял тебя просить о близости, выдавая авансы как поощрение, - темнота опять удивилась. Молодец, Джейн! Возьми булочку... и выбрось, ты - на диете!


- Понимаешь, это своего рода насилие. Насилие над личностью. Ты спросишь - зачем? А представь, что твой сильный и несгибаемый партнер боялся. Боялся потерять, боялся своей трусости и выбрал подсознательно такой способ управления и подтверждения своей власти. Он же отрабатывал в постели? Я права? - кивает, вижу по огоньку сигареты. Блин, с такой работой скурюсь!


- А скажи, как он сегодня общался с Софи? Ты же вроде наблюдал.


- Сначала умилялся, а потом до меня дошло, что он ведет себя с ней так же, как и со мной. Я для него всегда буду ребенком.


- А ты вырос?


Мы молчим еще две его сигареты. Я - пас.


- Я смотрел сегодня на твоих детей. Они классные, непосредственные. Макс, конечно... Блин, как ты с ним справляешься?!


Опять молчим. На этот раз в полной темноте.


- Я всегда старался быть старше, соответствовать ему. Всю жизнь, понимаешь. Я был начальником на работе. Ооооочень строгим и авторитарным. А дома я доказывал, что начальник и авторитарный... А все зря...


Молчим, курю я.


- Смотрел на Макса, а он так же делает. Я старался быть, а на самом деле - вел себя как ребенок. Значит, не вырос... Хотя нет, вырос! На работе-то я вел себя и чувствовал по-другому. А почему...


- Все просто, Гарри. Один не смог принять, а второй - стать...


- Я понял. Ну, тогда получается, ему действительно было сложно терпеть такого меня. А я... Выходит, что...


- Ты хотел соответствовать, но не был самим собой.


- Точно... А каково ему было?


- Не знаю.


Опять удивление... Да что же, я - великая мать-природа, чтобы все знать?! Да, я не всесильна. Подумай сам. Да, блин, напутали они там вместе. Северус, конечно, урод, но и второй накрутил. Каково ему было?! А представь, дурень, что человек, которого ты любишь (то, что любит - бесспорно, так конкретно нос размозжить) ведет себя, как придурок малолетний, постоянно делая глупости. Ну да ладно, там с обеих сторон всего намешано. Главное, мы все снесли на хрен и теперь будем строить заново. Обнимаю Гарри и шепчу ему на ухо:


- Плохо ему было, плохо. Как и тебе. Но оставь это в прошлом. Он любит тебя. Сколько камней у него сегодня в аквариуме?


- Там пусто.


- А у тебя?


- Один... нет, пусто.


- Вот и умничка.

Часть 10

***



Гарри вернулся домой за полночь. На душе было легко и хорошо. Северус спал на кровати. Лунный свет обволакивал спокойное и расслабленное лицо. Его красивые тонкие пальцы лежали на покрывале, и Поттеру захотелось взять его за эти пальцы, но он не мог. Гарри сел на пол и сложил руки на постели, положив на них голову. Он любовался хищным профилем своего мужа. Джейн права. Навертев столько в своей жизни, проще забыть и начать сначала, чем распутывать. Он любит... А это главное...


Легко, словно ветерком, прошлись загрубевшие пальцы по скуле, носу, потрогали руку. Гарри подпер ладонью голову, радуясь нынешней непривлекательности своего лица...


Раннее солнце разбудило Северуса наглым приставучим лучом, прокравшимся под ресницы. Давно не спал так хорошо профессор Снейп. Потянувшись, он понял, что слева что-то мешает одеялу. Открыв глаза, он увидел коротко стриженную голову Поттера, спокойно спящего на краю его кровати. Самое главное, что кроме головы и сложенных, как на уроке, рук, ничего больше не было. Остальное тело обнаружилось на полу, неудобно сидящее на прикроватном коврике. Рука так и тянулась пройтись по ежику темных волос. Нежно погладить по посиневшей скуле и начавшим чернеть кругам под глазами. По-детски пухлые губы слегка приоткрыты, и Северус вздохнул сквозь зубы, пытаясь охладить поднимающееся желание. Откинувшись на подушку, он продолжил свое путешествие по каждой черточке такого знакомого, но в тоже время чужого лица. Он вырос и стал мужчиной: с квадратным подбородком, чернеющим от двухдневной щетины, выступающими скулами, морщинками около глаз и между бровей. Все эмоции на лице - аутсайдер за покерным столом. Но стоит признать, он стал настоящим руководителем и очень мужественным самцом. И этот самец принадлежит Северусу Снейпу, и никаких других вариантов не будет!


Рука тянется к такому желанному затылку и резко встряхивает, слегка задержавшись и погладив по коротким волосам.


- Поттер, какого хрена! Ты аврор или кто? Когда в последний раз бегал по утрам? Поднимайся, и через десять минут чтобы был готов и стоял у понтона с подушками. Да, в моем чемодане есть шорты и кроссовки. И они черные.


Джейн стояла у своего домика и улыбалась во все 43 зуба. Двое мужчин бежали вместе по деревянным дорожкам, отстукивая легкие шаги в тишине утреннего пейзажа. Они не общались, но бежали рядом друг с другом, и на их лицах было умиротворение и ожидание.


После завтрака тренер пришла с ночными повязками в руках и объявила первый "слепой день". План на день был грандиозным. Предстояло воздвигнуть платформу для домика, пройти несколько упражнений и к вечеру остаться живыми. Все потому, что в каждой паре один партнер становится полностью слепым на целый день. И его жизнедеятельность полностью зависит от второго. Джейн раздала повязки парам, давая им самим сделать выбор первого "слепого", но к своим ребятам она подошла конкретно и вручила Северусу красную повязку со словами:


- Это тебе, Северус! Будем раскрашивать твою жизнь яркими красками.


Полностью невидящий, Северус долго сидел, просто дезориентированно замерев на месте. Все уже ушли строить домик, а он не мог собраться с мыслями. Проигнорировал руку Гарри и пошел к выходу. Споткнувшись о стул, он был пойман крепкими руками и прижат к широкой груди. Чувство полного подвластия полыхнуло в профессоре, обжигая с ног до головы. Такой зависимости он никогда не испытывал. Но Гарри будто невзначай взял его за руку и быстро повел к строительной площадке.


- Северус, нам предстоит поднимать балки. У ребят уже возраст, девчонки слабоватые, остались только мы. Идем быстрее. Эка невидаль, не видит он, велика беда!


- Мерлин, и когда это ты вырос?


Сев прикрывал сарказмом и гримасами удивление и некоторую растерянность. Чувства, о которых он не вспоминал годами, а здесь все и сразу...


Он нервничал, сыпал сарказмом, хмыкал, язвил и ворчал. Короче, как мог прикрывал свою беспомощность и смущение. Во время строительного процесса было слышно только:


- Поттер, смотри куда идешь, ты специально выбираешь гористую местность?


И самое частое:


- Я не буду делать это в паре с косоруким качком, давайте меняться партнерами.


А через пару минут:


- Поттер, где тебя носит, я же не могу один закрепить эту балку!


Гарри улыбался и смотрел на своего такого несгибаемого, сильного и уверенного в себе партнера. Все его выпады и наезды означали одно - он не может быть слабым. И с каждым часом вынужденной неполноценности он становился все напряженнее. Поттер посмотрел вопросительно на Джейн, а та засмеялась и пальцем показала на туалет. Ну конечно! Разве может Северус Снейп спокойно попросить... Как бы не хотелось Гарри дождаться того критического момента, после которого просить придется, он понимал, что это только нарушит хрупкий мир, образовавшийся между мужчинами. Он вытер руки и, взяв Северуса за рукав, попросил. А как еще можно было управлять этой слизиринской язвой? Он наклонился к уху мужа и прошептал:


- Северус, сделай мне одолжение, пойдем до домика.


В голосе Снейпа мелькнула нота облегчения, но обычный сарказм взял верх над благодарностью.


- Что, Поттер, устал? Отвык от нормального физического труда? Это тебе не воришек мелких опрашивать.


- Нет, у меня сильно пересохла кожа на переносице. Она трескается и болит. И вообще-то, да - устал. Пойдем, а?


Снейп поперхнулся подготовленной порцией яда и поймал себя на мысли, что роли, кажется, поменялись. Всю дорогу до коттеджа он анализировал свои чувства и поступки. Во-первых, он полностью доверял сильным и надежным рукам, мягко поддерживающим его. Что заставляло Сева так незрело себя вести? Значит, у Гарри именно поэтому было раньше такое поведение? Просто страх быть не таким, каким он себя видел. А вот реакция Поттера на свое ребячество очень удивила Северуса. Вот не ожидал он от своего мужа таких мудрых и зрелых действий. И если сначала это упражнение раздражало Снейпа, то теперь он начал получать удовольствие от контакта с таким другим и незнакомым партнером. И даже зависеть от него было приятно.


Дойдя до домика, Северус молча зашел в туалет, куда его сразу отвел Гарри. Сделав свои дела, он нащупал баночку с заживляющей мазью и вышел в комнату. Гарри не отозвался, и, аккуратно дойдя до дивана, Снейп обнаружил потерю, которая тихо посапывала на подушке. Дотронувшись до него, Северус убедился в том, что Гарри спит. Он задержал ладони на родном лице. Провел кончиками пальцев по густым ресницам, скулам и губам. Он никогда не задумывался, какие они на ощупь. Приятные... Северус коснулся пальцами своих губ, как бы вбирая в себя вкус любимого. Он не видел, каким голодным взглядом Гарри провожал исчезающие во рту пальцы... Снейп открыл баночку с мазью, зачерпнул пахнущую травами субстанцию и осторожно втер ее в переносицу мужа.


День закончился на позитиве. Северус шипел только для вида, и Гарри чувствовал твердые и уверенные рукопожатия и полное доверие партнера. Повязку можно было снять только в полночь. Но после напряженного дня мужчины ушли спать раньше.


Ночью одиночество Джейн было нарушено одетым в костюм цвета хаки Северусом. Они молча сидели на ступеньках ее домика и смотрели на звезды. Потом Северус поднялся, поцеловал ее пухлую щечку и со словами: "Спасибо, дорогая" ушел в ночь.


Часть 11

***


POV
Джейн


Утро… УУУУУУ! Что же я за человек такой. По отбою – стопроцентная сова, по подъему – приходится быть петухом. Даже в выходной позже девяти утра не встаю. Стою смотрю, как Северус Гарри из домика выводит. На пробежку - даже со слепым. Бегут, держатся за руки, красота. Гарри чувствует себя более уверенно, чем партнер. Ну, конечно - полиция, травмы, беспомощность. Привык, наверное, что Сев за ним ухаживает. А на этой почве - опять комплексы неполноценности… Ну, стандартный набор.


На завтрак впервые пришли вместе. А куда бы они делись. Ну что же, друзья, думали, что приспособились? А вот ни фига!


- Вы научились более-менее доверять друг другу. Второй день проходит легче, и партнер, привыкший быть «за главного», уловил смысл и подстроился под ситуацию. Сегодня я впервые объясню вам, что и для чего сейчас происходит. В каждой паре есть ведущий по жизни и ведомый. Во всяком случае, вы так это себе представляете. Тот, кто старше, выше по положению, умнее, сильнее, да и еще тысячи сравнений, думает, что он главный в паре. Снисходительно иногда дает поверховодить партнеру. А давайте посмотрим, кто вы есть на самом деле? И сможете ли вы общаться на равных. Я составлю пары лидеров и пары подчиненных. Вы выполните несколько упражнений, а потом поделитесь своими впечатлениями.


Начнем с физической нагрузки. Все вы видели, что рядом с нашим кампусом развешана по деревьям куча веревок. Это - так называемая тропа доверия. Вот сейчас мы и посмотрим, каково будет пройти по ней без этого чувства.


На месте я их разделила. Первой парой пошли Северус и Тринити. Оба - явные ведущие в парах, что на самом деле вылезает им боком. У профессора есть преимущество – глаза. Сначала они дружелюбно облачались с помощью инструктора в экипировку, затем пошли на трассу. Второй парой отправились Дениз и Джон – самые солнечные и светлые человечки нашего тренинга. Простые, незамороченные, легко относящиеся к жизни. Несмотря на большую разницу в возрасте (больше тридцати лет), они гармонично смотрелись вместе и, шутя, отправились на испытание.


Скотт и Сара напоминали снайперов на минном поле. Сосредоточенные, настроенные на победу. «Слепой» ювелир и ответственная врач буквально ворвались на полосу препятствий.


Гарри и Лили напоминали двух неуклюжих бегемотиков. Рассеянная женщина "за сорок" и громила с красной повязкой на глазах смешно пытались облачиться в ремни и карабины. В итоге инструктор пристегнул их к канатам и отправил в путь.


Я оседлала своего железного коня – велосипед - и поехала наблюдать. Конечно, тренер не бука, но так я не смеялась очень давно! Сев прыгал вокруг партнерши, пытаясь выпутать ее из веревок, а она еще пыталась руководить этим процессом. Гарри, хоть и невидящий, шел, как бронепоезд, вытягивая за собой Лили на страховочном тросе.


К финалу все добрались живыми и физически невредимыми. Про эмоциональное состояние лучше не вспоминать. Но я, подлая, заставила всех возвращаться на обед в этих же парах. Да еще и кушать вместе. Надо было видеть глаза Северуса, когда он смотрел на Гарри. Тринити подробно рассказывала ему, как АККУРАТНО налить ей супчика и принести хлебушка. А Гарри, в свою очередь, отбирал ложку у пытающейся его накормить Лили. Весь его вид говорил о полной неспособности женщины к точным действиям. Во всяком случае, пятна соуса живописно смотрелись на черной шелковой рубашке. Единственные, кому было комфортно - Дениз и Джон. Они смеялись и шутили. Им было все равно, что они проиграли все этапы трассы, и только мнение партнеров слегка омрачило их общение.


После обеда я подвела итоги и поменяла пары.


Все высказали мысли по поводу своего доминирования. Северус неожиданно оказался женоненавистником и разразился тирадой, выставив матриархат причиной всех проблем, получил за дискриминацию по половому признаку и был освистан всеми без исключения членами тренинга. Гарри обвинил меня в ошибочных выводах. Он утверждал, что ведомым быть не может из-за своего характера. Северус решил влезть в дебаты, но был тут же жестко осажен партнером:


- Дай мне сказать! Посиди молча и подумай над своим поведением! Ты обидел женщину, теперь наказан! Джейн, ну пожалуйста, можно я посмотрю на выражение лица Северуса!!!!!


Все смеялись, смеялся и Северус, в очередной раз прикрытый своим партнером, который затер недавний конфликт шуткой. Я снова объяснила им свой выбор:


- Вы попробовали быть в паре с условно-равнозначным партнером, попробуйте теперь с условно-доминирующим над вами или подчиняющимся вам компаньоном. Новая игра – квест. Я даю вам по одному конверту, в котором будет зашифровано место нахождения следующего пакета. Сколько их - я не скажу. За пределами территории их нет.


Следующие пары были разбиты мной по остаточному принципу. Сильный – слабый, слепой – видящий. Гарри – Сара, Северус – Дениз, Лили – Скотт, Тринити – Джон.


Забегая вперед, скажу, что выиграла команда Северуса, практически одновременно пришедшая к финишу с Гарри. Покладистая и идеально-исполнительная Дениз выполняла роль легкого балласта, а вот Саре пришлось идти на компромисс и договариваться с мелким о сотрудничестве. Разбирая модели поведения, все пришли к выводу, что идеальная пара – это сотрудники, по очереди, в зависимости от своих пристрастий, берущие на себя функцию ведущего, но никак не унижающие партнера.


Пары сошлись только перед сном, и настоящим бальзамом мне на душу стала картинка удаляющихся мальчиков, крепко держащих друг друга за руки, и улыбка Северуса, который знал, что Гарри все равно не увидит его довольного лица.

Часть 12

***



Утром Северус встретил Гарри уже на пробежке. Он молча присоединился к партнеру. Когда пришло время передохнуть, они остановились у домика и начали разминку.


- Ты сегодня рано встал, не спалось?


- Надо было подумать, да и ты прав, не пристало мне жирком заплывать.


- И как подумалось?


- Хорошо!


- ??


- Все будет хорошо.


Гарри улыбнулся, и Северус, словно подхватив задор партнера, притянул его к себе и поцеловал. Слегка касаясь пухлых губ, Сев оставил горячую отметину на сердце и, подмигнув, убежал в дом, первым занимать душ. А Гарри еще долго стоял на улице, пытаясь переварить происшедшее и остановить забившееся сердце. Такого Снейпа он еще не видел.


Всю первую половину дня они строили домик, и работа доставляла истинное удовольствие. После прошлого разделения и слепых дней все партнеры жались друг к другу и старались все делать вместе. Гарри постоянно касался мужа, «нечаянно» оступаясь, помогая подняться, поддерживая, да просто убирая волосы с лица. Это было вполне взаимно, и смотрящая со стороны Джейн лучилась от увиденного счастья.


После обеда Джейн опять сделала финт ушами, разделив пары и отправив две команды готовить творческое представление для партнеров. К вечернему концерту каждая группа подготовила по набору номеров для своих вторых половин. В беседку все пришли в приподнятом настроении - с кучей реквизита, музыкальными инструментами и костюмами.


Первой выступала команда Гарри. Везде потух свет, и в углу импровизированной сцены зажглась одна свеча, освещающая стилизованного под призрака Джона.


- В одном небольшом провинциальном городке, толком не знаю, в каком, возможно, в нашем, находился старый театр. Около его кассы уже давно не стояла очередь из любопытных зрителей, а на его сцену лет десять не поднимался ни один актер. Старый (когда-то - красный, а теперь - грязно-бордовый) занавес висел клочьями вперемешку с обрывками паутины. Выгоревшие от света софитов доски сцены были покрыты толстым слоем пыли, и не было видно ни одного следа. Но по ночам можно услышать, а если повезет, то и увидеть репетицию старинной театральной труппы.


На площадку у озера вышли Дениз и Тринити в подобии старинных платьев, сделанных, по всей видимости, из покрывал, и под музыку шотландской баллады исполнили танец. Все действо освещалось лишь свечами и казалось слегка нереальным. Зрители смотрели, затаив дыхание, а средневековые дамы краснели, прикрываясь веерами, сделанными из бумаги.


Свечи были затушены, и рядом с Северусом опять зажегся свет. Джон сидел там и проникновенным голосом говорил:


- В третьем ряду сидел старый ворчливый режиссер. Он всегда молча смотрел на репетируемый отрывок, а после вскакивал и играл все роли сам, громко ругаясь, жестикулируя и расталкивая актеров. Практически на рассвете все тени уходили. Наверное, они просто не переносили света. Но один, самый тихий, самый прозрачный актер оставался до самого утра, и лишь с первыми лучами солнца, проникшими в забитые ставни зала, он растворялся в темноте кулис.


На сцену вышел Гарри. Он был загримирован под актера Шекспировских времен. В полной темноте, с дрожащим огоньком свечи, слегка освещающим бледное лицо, он читал стихи. Взгляд его был направлен в никуда, но Северус понимал, что именно в его глаза.


Давай начнём всю жизнь сначала,
Откроем все, что накипело на душе.
Останется от прошлого так мало,
Нам надо выкинуть весь хлам уже.


Построим новый мир на месте ссоры,
Покрасим стены в яркий цвет,
Оставим за дверьми все наши споры
И включим в доме яркий свет.


В наш новый сад мы высадим две ивы
И будем чай под ними пить.
Любить совсем без прошлого - красиво.
С любовью - легче в мире жить.


Давай начнём всю жизнь сначала.
Хочу, чтоб просто рядом был.
И хоть пришлось нам пережить не мало,
Как за руку держать, я не забыл.*


На протяжении всего монолога Северус не дышал. Он понимал, что это были строчки для него и о нем. Это было своего рода признание в любви, предложение начать все сначала, всю их долбаную совместную жизнь - сначала! И - да! Северус хотел этого! Хотел так же сильно, как и тот актер, рассказывающий это стихотворение своему возлюбленному.


Джон вышел на сцену и подытожил их выступление:


- Вот так закончилась очередная репетиция в старом театре. И опять режиссер будет кричать, а одинокий актер изо дня в день будет читать поэмы давно ушедших писателей. Театр будет жить по ночам. Жить до тех пор, пока живет искусство.


Все четверо вышли на поклон, и зрители долго аплодировали этому выступлению.


Второе отделение концерта с фокусами от Лили и акробатическими клоунскими этюдами Сары и Скотта было более юмористическим. До тех пор, пока на сцену не вышел Северус с гитарой. Надо было видеть Гарри, чтобы понять, что он не в курсе таких талантов мужа. Сказать, что он был удивлен - ничего не сказать. А после первых аккордов на парня вообще страшно было смотреть. Тонкие красивые пальцы Северуса пробегали по грифу гитары, а жгучие глаза неотрывно смотрели на пораженного супруга. Когда же профессор начал петь, то волосы встали дыбом не только у его партнера. Все слушатели были до мурашек очарованы глубоким хрипловатым голосом, который проникал буквально в душу. Песня на французском языке только способствовала невероятному трансу.


Gitan
Je revais enfant
De vivre libre comme un gitan
Je voyais des plages de sable noir
Ou couraient des chevaux sauvages
Et je dessinais dans mes cahiers
Les sentiers secrets des montagnes d'Espagne


Гарри не понимал ни слова, он просто пытался не потерять взгляд любимых глаз, которые смотрели только на него. Каждое слово впивалось в его душу, сердце, и воображение рисовало почему-то степь, ветер, стадо лошадей, несущихся за горизонт, и эти пальцы, быстро перебирающие струны.


Vivre ma vie comme un gitan
Avoir la musique dans le sang
Et pour l'amour n'avoir dans la peau
Qu'un seul homme a la fois


Vivre ma vie comme un gitan
Vivre ma vie comme je l'entends
Avoir la liberte pour drapeau
"Sans foi ni loi" pour credo


Сильные строчки припева выносили Гарри из этого пространства, заставляя вдыхать всей грудью запах раскаленной на полуденном солнце земли, и проходили по всему телу ощущением свободы.


Gitan
Je le suis et le resterai
Le temps de mon vivant
Mes guitares sont d'Amerique
Et mes paysages de grands espaces blancs
Ou je roule seul dans ma caravane
En eternel exil dans la jungle des villes **


Все время Северус пел только для Гарри, это понимали все, поскольку силу этого посыла можно было ощутить физически. Они смотрели всю песню глаза в глаза, симметрично наклоняли голову. Не отдавая себе отчета, Гарри водил пальцем по своим губам, а взгляд Северуса провожал это движение, и в голосе добавлялось страсти, будоража всю группу. Когда отыграли последние аккорды, Северус закрыл глаза, и несколько минут стояла тишина. Потом все начали сумасшедше аплодировать. Никто не заметил, как к зрителям присоединился персонал базы, так что овации получились достойными.


Поскольку было уже далеко за полночь, Джейн отпустила всех без подведения итогов. Северус сразу исчез со сцены, а Гарри отправился успокаиваться на понтон с подушками и креслами.



***


В главе текст песни на французском выложен не полностью.

Перевод песни Garou - Le gitan, вдруг кому интересно:-)


Цыган...
Будучи ребенком, я мечтал
Жить вольно, как цыган.
Я видел пляжи, покрытые черным песком,
Где скакали дикие кони.
И я рисовал в своих тетрадях
Тайные тропы, что в горах Испании.


Цыган...
Позже, когда я учил
Свои первые аккорды на гитаре,
Я отправлялся в дорогу налегке,
Мечтая о других пейзажах,
Где я следовал за кочевниками
В их караванах
Под звуки цыганских скрипок.


Прожить жизнь как цыган,
Чтоб музыка была в крови,
И любить всей душой
Только лишь одну женщину.

Прожить свою жизнь как цыган,
Прожить свою жизнь, как знаю,
Под флагом свободы
И с кредо «без веры нет закона».

Цыган...
Я цыган и останусь им
На всю жизнь.
Мои гитары - из Америки,
А мои пейзажи – бескрайняя белая даль,
Куда я направляюсь один в моем караване,
В вечном изгнании городских джунглей.

Прожить жизнь как цыган,
Чтоб музыка была в крови,
И любить всей душой
Только лишь одну женщину.

Прожить свою жизнь как цыган,
Прожить свою жизнь, как знаю,
Под флагом свободы
И с кредо «без веры нет закона».

Ла-ла-ла-лай...
Прожить жизнь как цыган,
Чтоб музыка была в крови,
И любить всей душой
Только лишь одну женщину.

Ла-ла-ла-лай...
Прожить жизнь как цыган,
Зарабатывать на жизнь моментом,
Под флагом свободы
И с кредо «без веры нет закона».
Примечание к части

*Автор – лентяй. Стихов, соответствующих ситуации, искать было в лом. Потому они быстро были написаны мной на салфетке в гостях у беты)


**Песня потрясающего Garou. Попробуйте читать этот кусочек, слушая ее, вот тогда картинка будет полной. http://ololo.fm/search/Garou/Gitan я только поменяла в одном месте слово "женщина" на "мужчина"

Почти тот самый Снейп http://www.kentguitarclassics.com/wp-content/uploads/2009/03/Esteban-Antonio-500x375.jpg


Часть 13

***



Поставив гитару в угол комнаты, Северус накинул куртку и вышел на улицу. Воздух здесь был просто замечательный. Свежий, хвойный, сладкий с горчинкой. За домиком надрывались птахи, а у озера квакала одинокая лягушка, изредка прерываясь, и тогда ее сменяли цикады, занимая место первой скрипки.


Вдохнув полной грудью, Северус пошел прогуляться. Ходить куда-то было опасно, луна спряталась за облаком, и видимость была минимальная. Подумав об аскетичной лавочке, Снейп решил в пользу комфорта и пошел на понтон. Подойдя к нему, он увидел несколько горящих свечей и уже хотел уйти, но одинокая фигура, сидящая в центре огромной подушки, привлекла его в последнюю секунду перед поворотом назад.


Гарри сидел, расслаблено ссутулившись, и курил. Точнее, он просто сбивал пепел с тлеющей сигареты и смотрел на пляшущий огонек свечи. Рядом с ним кто-то опустился, и тонкие сильные пальцы вытянули у него из рук сигарету. Повернув голову, Гарри увидел в свете яркого при затяжке уголька закрытые от удовольствия глаза и улыбку, выпускающую кольца дыма, пропадающую в темноте по мере отстранения от лица сигареты.


Не давая себе времени подумать, Поттер протянул руку и убрал волосы Северуса за ухо, чтобы в следующую затяжку рассмотреть эту чертову улыбку, от которой сдавило в области диафрагмы. В тот же момент красный уголек начал обратную дорогу, и следующая затяжка озарила темные пальцы с обкусанными ногтями на бледной коже и черные глаза, смотрящие вперед, а вот улыбку Гарри опять увидел вскользь, быстро отдернув руку.


Сердце начало биться где-то в горле, смотреть на черный греческий профиль и видеть слегка изогнутый контур губ было наивысшим кайфом для Гарри. В следующую затяжку огонек меняет траекторию, и вот он освещает уже не профиль. Оба черных глаза смотрят на темный силуэт, а свечи за спиной Гарри только мешают Северусу увидеть супруга. И он решил изменить расстановку. Огонек сигареты летит в воду, и с грациозностью кошки Сев опрокидывает партнера на спину.


Свечи теперь находятся рядом с головой Поттера, и они оба жадно рассматривают друг друга. Минуты проходили, как вечность, а двое мужчин застряли в одном мгновении, пожирая взглядом, расплавляясь, сгорая, взрываясь и возрождаясь заново. Упираясь левой рукой в подушку, удерживая себя над партнером, правой Северус медленно проводит по лицу, шее, шелку рубашки. Пальцы проскальзывают около кожаного ремня и устремляются под тяжелую ткань к бусинкам сосков, которые были такими твердыми, что Сев вздрогнул от возбуждения. Его глубокий вздох слился со сдавленным стоном Гарри.


Поттер захлебнулся накатившими ощущениями на пике боли от возбуждения и удовольствия. Он продолжал смотреть в глаза своего мужа, несмотря на то, что видно было лишь отблески пламени свечи, отражающиеся на лице и меняющие линии тени и света. Он думал, да о каком «думал» может идти речь? Он просто решил, что нельзя оторваться от этого взгляда. Нельзя, иначе его унесет порывом бешеных чувств, которые сплелись в невыносимую гамму удовольствия и любви. Нельзя, потому что разобьется на осколки без этого взгляда неразличимых в темноте глаз.


Движения прохладных пальцев по телу оставляли ледяные ожоги снаружи и огненные внутри. Слишком много чувств было у обоих, слишком ярко все это они переживали, на них свалилось все, что не досказали, не долюбили, не дожили…


Северус сдался первым. Он откатился на бок и резко прижал к себе Гарри. Трясущимися от переполнявших его эмоций руками Сев гладил намертво вжавшегося в него мужа. Нос к носу, губы к губам. Они лежали и тяжело дышали друг другом, пытаясь успокоиться. Врастая чувствами, телами, они успокаивались, скидывая лишнее, глубоко вдыхая запах партнера, смешанный со сладко-горьким влажным воздухом.


Руки Северуса начали спокойно гладить спину супруга, забираясь под рубашку. Гарри же освобождал партнера от куртки и футболки, отвлекая его от своего горячего разомлевшего тела. Синхронно щелкнули пряжки ремней, быстро избавляя хозяев от брюк и джинсов. Никто не уделил отдельного внимания белью, отправив его вместе с другой одеждой. Обнаженные, разгоряченные, они начали снова заводиться и потому опять остановились, прижимаясь и восстанавливая дыхание.


Это было похоже на первый секс двух подростков, но это и на самом деле было впервые для них. Без страха, без обид, без надежд и без взаимных претензий и ожиданий. Просто потому, что любят, просто потому, что хотят.


Северус начал покрывать легкими поцелуями от подбородка до пальцев ног любимое и заново открываемое тело. Выгибаясь, Гарри стонал, и его голос смешивался с громкими трелями незнакомой птички. Растягивать удовольствие не было сил ни у одного из партнеров. Северус воспользовался беспалочковым, и его скользкие пальцы нежно раздвинули сжатое колечко мышц. Гарри напрягся, но после первого проникновения расслабился и откинул голову. Палец Сева нащупал заветную выпуклость, и стоны возобновились, на этот раз уверенно занимая партию первого голоса в природном хоре.


Северус видел только полумесяц освещенной кожи по контуру подбородка Гарри. Слегка приподнявшись над ним, Сев увидел запрокинутую голову с широко открытыми глазами. Он наблюдал за изменениями мимики в моменты проникновения каждого пальца. Переход от внезапно серьезного, с глубокой морщинкой на зажившей переносице, выражения лица к полной безмятежности с резко проявляющимися взрывами наслаждения и экстаза.


Закушенная нижняя губа обозначила первое проникновение, а слезы счастья - небольшой дискомфорт. Абсолютная наполненность восстанавливала внутреннюю гармонию Гарри, и впервые за всю свою жизнь он был счастлив. Его тело, сознание, душа, наконец восстановили свою целостность. Слезы облегчения, не переставая, катились по щекам и смешивались с капающей влагой. Это был не дождь, это было возрождение Северуса. Впервые выставленная на показ слабость. Легкие движения возобновились, и плеск воды о бортики понтона регулировал амплитуду, сливаясь со шлепками двух разгоряченных тел, наконец прозревших и любящих друг друга людей.


Оргазм одного повлек в пучину другого. Долгое возвращение в реальность. Ленивые ласки, поцелуи и нарушение правил.
«Акцио плед» - единственные слова этой ночи, произнесенные Северусом, обнимающим своего уснувшего супруга.


Ранним утром Джейн смахивала внезапно набежавшие слезы умиления и радости. На большой подушке посреди понтона лежали ее любимые мальчики. Они обнимали друг друга, и клетчатый шерстяной плед обтягивал их сросшиеся в объятиях тела. Вокруг валялись вещи и дымились в предсмертном порыве свечи…


Часть 14

***



POV
Джейн


Стою у окна, улыбаюсь, как дура. Все удалось! Ура! Ура! Ура! Теперь отшлифовать, стразиков налепить и в жизнь запустить. Заходят, голубчики! Ух, все из-за стола встают и аплодируют. Ну конечно, картину маслом не одна я видела. Думала, они смутятся, но нет, раскланиваются, улыбаются. Ну да ладно, пошла встречать Ника и Алекс. На выходе из обеденного зала встречаюсь глазами с Северусом и подмигиваю. Надо же, сколько благодарности во взгляде!


На стоянке уже стоит маленький джипик ребят. Они женаты. Ник ездил на симпозиум в Москву и встретил прогрессивного сексопатолога Александру. Они сошлись во взглядах на профессию, затем - по отношению к любви, а под конец и в понимании семьи. На мой взгляд, они слишком прогрессивны, но это не отменяет того, что лучших специалистов по моему профилю я не найду во всей Англии. Мы идем к беседке, и Алекс делится со мной последними новостями.


- Джейн, у нас будет маленький!


- Класс, Ник, наверное, счастлив, что будет отцом.


- Ник – счастлив, только отцом будет его любовник Сетт.


- Ох, Лекса, как у вас все сложно!


- Наоборот, у нас-то как раз все просто!


Алекс догоняет Ника, и они влетают в беседку, как две экзотические птички. Яркие, не зашоренные, без комплексов и предрассудков. Новое веяние ХХI века. Новая мода, новые отношения, новая жизнь. На контрасте с ними я – дикая консерваторша. Дожила. Всегда была впереди планеты всей, а смотрю на них и понимаю, что я, скорее, середина. Но зато золотая! А если принять во внимание мой вес, то ооооочень дорогая! Золото сейчас в цене.


Ник забирает мальчиков, и они идут на понтон. А Алекс остается в женском кружочке рассказывать, а зная ее, и показывать премудрости женской любви. Сегодня я с мальчиками. Мне там будет интереснее. Иду к понтону и занимаю крайнюю подушечку. Ник приземляется в большое кресло и выуживает из-под себя черные боксеры.


- Это, я так понимаю, с практического занятия осталось.


Гарри все же смутился и молча забрал потерянный атрибут. Северус притянул его к себе и громко так прошептал на ухо:


- А вот там-то ты и не искал. Это мои любимые.


Он забрал из рук партнера белье и запихнул во внутренний карман кожаного пиджака. Гарри покраснел еще немного, хотя куда уже больше, а все присутствующие не смогли больше сдерживаться и зашлись громким смехом, отражающимся от поверхности озера.


Ник начинает с легкой медитации. Обожаю именно его форму. Расслабляюсь со всеми и ухожу далеко за пределы этого времени, мира и места. Вот я – маленькая девочка, мечтающая стать солдатом, а вот я получаю кубок за первое место в соревнованиях по стрельбе. Прыгаю по своим «хочу» - «сделала» и понимаю, что я – молодец. Вот, блин, то, что я – молодец, мы уже давно выяснили. Ты кто, Джейн? Тренер? Вот и работай! Открываю глаза, а Ник показывает мне на моих мальчиков. Он начинает опять всех возвращать в детство, и у обоих мрачнеют лица. Сильно мрачнеют. Поднимаясь по лестнице возраста, морщинки разглаживаются и проступают более спокойные эмоции. Настоящие положительные всплески начинаются у Северуса и Гарри только от момента их жизни вместе, то есть с отметки десять-одиннадцать лет назад. Бедняжки вы мои! И они еще собирались разбежаться! У меня выступают слезы. Да что же это такое, опять реву, как ивушка над реченькой. Так, соберись, тряпка! Сейчас-то уже все хорошо!


Мы заканчиваем с погружением в прошлое, и сексуальный голос Ника, хотя... слышал бы он пение Северуса… Короче, наш гуру секса начинает вводить всех в экстаз, погружая в страстную ночь, полную неги и прикосновений. И правда, чувствуются поглаживания и поцелуи. Да, сознание – это наше все! Вот если бы у меня еще и член был, по которому Ник так подробно проходится языком, точно бы кончила. Северус расслабился, опираясь на Гарри, и наверняка не слушает нашего учителя, потому что пальцы партнера поглаживают тыльную сторону руки, и рассказ о чьем-то минете их уже не касается.
А вот Джон и Скотт, похоже, восприняли информацию и отдались на волю бархатного голоса Ника.


После нескольких дыхательных упражнений мы закончили стадию раскрепощения, и Ник начал рассказывать о мире секса. Причем вопросов больше задавала я - ну, просто не понимаю, как и куда, а главное, зачем. Все хихикали, рассказывали мне премудрости однополой любви, а некоторые моменты даже изображали. Раскрепощенные до предела Северус с Гарри продемонстрировали акт с партнером на руках, конечно, чисто номинально, в одежде, но мне этого хватило, чтобы возбудиться. Не думала, что мужчина, держащий на руках второго мужчину, который обхватывает партнера своими ногами, а руками держится за шею… Так вот, первый держит обтянутые джинсами упругие ягодицы, сминает их и начинает поднимать и опускать своего партнера… Все! Амба! Хочу! Чего, не знаю, но хочу! И побольше!


Джон со Скоттом начали возмущаться о разной физической подготовке, и что такое не всем доступно. Тут понеслось! И с боку, и справа, и слева, и ноги, и руки, и внезапно, и из подвыподверта. Я была в восторге от демонстрации на моих мальчиках особенно интересных кульбитов, а они наслаждались процессом и, самое главное, никто не комплексовал по поводу явной заинтересованности в штанах, лишь иногда делали дыхательные упражнения, а если не помогало, Ник нажимал на какие-то точки на руке и шее, и все! Вот, блин – пульт управления!


Потом перешли к играм и игрушкам. Мне захотелось записывать. Не первый раз слышу все это, но каждый раз что-то новенькое. Недавно ребята были в Японии на каком-то там семинаре и теперь вводили новые штучки в свою работу. Короче, к обеду Ник всех отпустил спускать пар, пригласил на личную беседу Джона и Скотта, а моим мальчикам пожелал всего хорошего. Думаю, они побежали рысцой к домику именно за всем хорошим.


После трапезы мы собрались в микроавтобусе и направились в город. Конечно, в Сохо. Первым пунктом нашей остановки – секс-шоп. Каждая пара получает от меня задание – приобрести как минимум по две игрушки, которые понравятся обоим.


На выходе проверяю задание. Костюмы, наручники, плетки, фаллосы, ну, короче, все банально. Но вот мои мальчики меня удивили: две анальные пробки для постоянного ношения с вибратором на пульте управления, керамический анальный стимулятор выдающейся формы и насадка на член в виде летучей мыши. Гарри смеется, Северус поводит бровью. Ну, что-то, видимо, предвидится…


Часть 15

***


В огромном клубе «Чертова дюжина» для пар с нетрадиционной ориентацией было не так и много народа. Северус с Гарри сразу направились в туалет. Они взяли из рюкзака по красивой коробке и закрылись в кабинке. Эти помещения явно были рассчитаны на пребывание там не одного человека. Помимо кипенно-белого унитаза, там еще было откидное сиденье, несколько баночек с различными салфетками и автоматическая коробка с презервативами. Встав в кабинке друг напротив друга, супруги приняли заговорческий вид и наколдовали непроницаемый купол.


- Гарри, ты уверен?


- Уверен, иначе не начинал бы. Давай пари.


- Ну, блин, Поттер, я себя не узнаю! Ладно. Я, Северус Поттер-Снейп, принимаю условия пари, по которому в случае … блин… ощущения, нет, получения оргазма раньше Гарри Поттер-Снейпа обязуюсь выступить в нижней позиции с проникновением в меня грозной летучей мыши…


- И…


- И…?


- Надеть…


- Гарри, может, не…


- Северус, может, да…


- Ладно, надеть точно такой же костюм, какой был на нашем тренере в первый день знакомств, и пройтись в нем по Косой аллее перед первым сентября. Во время проведения испытания обещаю специально не стимулировать супруга и магией не пользоваться. Доволен? Теперь ты.


- Я, Гарри Поттер-Снейп, принимаю условия пари, по которому в случае испы.. получения оргазма раньше Северуса Поттер-Снейпа обязуюсь выступить в нижней позиции с проникновением в меня грозной летучей мыши, прийти в первый рабочий день в старом рабочем костюме моего супруга и назначить с десяток отработок подчиненным. Во время проведения испытания обещаю специально не стимулировать супруга и магией не пользоваться. Ах, да, срок испытания закончится ровно в полночь.


- Так, хорошо, ты - первый.


Северус разорвал яркую коробку и достал черную латексную анальную пробку. Он выдавил из дозатора на стенке смазку и распределил по гладкой поверхности игрушки. Гарри выдохнул сквозь зубы, спустил брюки и повернулся к Севу задом, наклоняясь и расставляя ноги. Заостренный кончик пробки покружил вокруг входа и скользнул внутрь. Стон удовольствия сорвался у обоих. Сильнее надавив, Северус стал медленно вводить всю игрушку, загибая нежную кожицу внутрь. Он остановился, выдавил еще немного смазки и прошелся скользким пальцем по контуру растянутого сфинктера, возвращая пробку назад. Гарри зашипел и прогнулся.


- Северус, мы же договаривались без стимуляции. Так нечестно!


- Ну, хочешь, можешь вставить сам.


- Нет, продолжай, только прекрати меня ласкать, а то я проиграю, так и не начав пари.


Северус надавил на ручку и резко вогнал всю пробку внутрь. Гарри подергал ногами, пошипел, натянул брюки и несколько раз присел.


- Ну что ж, терпимо.


И тут Северус достал пульт и нажал на кнопку. Гарри вздернулся, его глаза закатились, а нижнюю губу он закусил.


- Ох, ты поаккуратнее. Давай сразу договоримся. Использовать не часто и только на самой низкой скорости. Поворачивайся.


Северус спустил джинсы и развернулся к Гарри стратегическим местом. Поттер смазал пробку и сначала занялся сфинктером Сева. Он нежно помассировал колечко, а затем растянул его двумя пальцами, не проталкивая их на всю длину. Потом аккуратно вставил игрушку до самого конца и пошлепал по упругой ягодице. Северус выпрямился, размялся, привел одежду в порядок и резко вздрогнул. Гарри хмыкнул, засовывая пульт в карман пиджака.


- Постой, Сев, а если никто не продержится, или если мы оба не дотерпим одновременно?


- То, тогда я снизу, а ты в моем костюме.


- Ок. Эй, подожди, так не честно.


Гарри догнал Северуса, несмотря на необычную походку резко выскочившего в коридор, и наткнулся на Джона. Сев схватил мужа за руку и крикнул:


- Джон, скажи «свидетельствую»!


- Свидетельствую. А что?


- Спасибо.


И растерянный Поттер остался один.


Вечер был потрясающий. Коктейли сменялись калейдоскопом: синий, красный, сиреневый со сливками, "секс на пляже", "голубая лагуна", "багама мама" и по кругу. Танцы были зажигательными, мальчики соблазнительными, а девочки горячими. Джейн отжигала наравне со своей группой, а Сев и Гарри просто стали душой компании.


Выяснилось, что радиус действия пульта – полтора метра, и потому они часто держались подальше друг от друга. Джейн занервничала, но когда увидела черный пульт в руках Северуса и закушенную губу Гарри, то расхохоталась и расслабилась.


К ночи объявили конкурс парных танцев. Северуса с Гарри вытолкнули на танцпол. Под зажигательную латиноамериканскую мелодию они изобразили танец – борьбу. Борьбу за власть, борьбу за главенство, борьбу за любовь. Танцевали они так, что жарко становилось всем зрителям. Страсть двух сексуальных мужчин, которые выплескивают ее с избытком и не боятся поделиться с окружающими.
На каждый шаг Сева приходился шаг Гарри, рука к руке, синхронный поворот головы, бросок – подхват, борьба и любовь. Красиво, жарко, сексуально.


Партнеры закончили танец в объятьях друг друга и были встречены шквалом аплодисментов. Их вызвали на сцену для вручения награды, и самые глазастые заметили, что этот танец довел до оргазма не только зрителей, но и самих танцоров. Получив огромную бутылку шампанского, Поттер-Снейпы переглянулись и засмеялись. Пари было проиграно обоими.


Часть 16

POV
Джейн


Я встречаю моих мальчиков с улыбкой. Весь обратный путь они не отрывались друг от друга и, вернувшись в кампус, испарились. Утро у них выдалось бурное. Об этом я могу судить по расслабленному виду и слегка ленивой мягкой походке. Разрешив вчера одеваться в свое, я даже не подозревала о таком эффекте. Все сравнялись, перемешались, срослись. Строгая и консервативная Тринити щеголяла огромными яркими сережками и разноцветными туфлями, Джон не снял кроссовки Скотта, а тот, в свою очередь, разбавил свой спортивный стиль классикой. Наши медики вообще сделали меланж из двух стилей, а Северус с Гарри пришли в голубых джинсах и черных в обтяжку футболках с белой надписью «I love sex».


Посмеявшись над некоторыми, до сих пор не отошедшими от клуба, мы попили кофе и направились в беседку.


- Ну что ж, дорогие мои. Мы проработали ваш внутренний мир, пространство вашей пары, телесное и эмоциональное. Вчера прошлись по социальной стороне. Нам осталось самое главное – ближний круг, семья.
Мы сделаем с вами сегодня фотографии нашей группы, это будут восемь семей, ой, а как же я? – девять семей. Участвовать могут столько человек, сколько вам надо, но не больше девяти, конечно. Не буду долго рассказывать об условиях упражнения, я построю свою семью.


Я закрепляю фотоаппарат на штатив, настраиваю кнопку и зажимаю ее в руке.


- Итак, начнем с самых близких. По характеру к Дэну ближе всего… Никто. Ну, тогда чисто внешне подойдет Скотт.
Вывожу на середину, становлюсь перед смутившимся мужчиной и кладу его руки себе на талию, заставляя обнять.


- Так, как вы думаете, кто из вас Макс?


Вариант у всех был один – Гарри. Объяснили возрастом и мальчишеской непосредственностью. Я сажаю своего «сыночку» перед собой и заставляю обнять ногу. Выбор Софи был очевиден – Сара. Хитрая, красивая, целеустремленная женщина.


- У меня есть мама, и это – Лил, только умноженная на двадцать, как минимум. Лил, тебе придется быть везде одновременно и нигде в ту же секунду. Ладно, встань у зятя и возьми его под локоть. А ты, Скотт, слегка отстранись.


Все засмеялись. Дениз и Джон стали «родителями мужа», я усадила их в обнимку и ближе к детям. Объяснив каждому краткий портрет членов моей семьи, и почему они занимают именно эти позиции, мы прокричали «чиииз», и я нажала кнопку, слегка ослепив всех вспышкой.


Дальше мы смеялись два часа. Чаще всего я становилась чьей-то мамой. Эх, знали бы вы, какая я жуткая мама. Нет времени мне ею побыть и все тут.
В каждой паре один партнер строил семью, мы фотографировались, а второй потом вносил свои коррективы, менял персонажей, расстановку, объяснял, ругался, спорил. Я объясняла, влезала, прикалывала, наводила на нужное решение, разряжала обстановку.


Пришла очередь Гарри. Он вышел вперед сразу с Северусом за руку.


- Это – моя семья. И да, я все еще держу его за руку. У меня больше нет родных, но есть близкие люди, и я бы хотел видеть их на моей фотографии. Скотт – ты мой лучший друг Рон. Не слишком образованный, слегка хамоватый, но преданный и честный. Я всегда могу на тебя рассчитывать, и даже если мы не видимся неделями, то не скучаем, нам некогда, но при встрече безумно рады. Становись за правым плечом. Да, ты женат на моей лучшей подруге.


Сара, выходи. Тебя зовут Гермиона. Мы все учились вместе. Ты любишь знания и потому много учишься. Слишком целеустремленная во всем. Ты безумно любишь своего мужа, своих детей и почему-то меня. Становись рядом с «Роном», но чуть впереди, у вас – матриархат.


Тринити, прости, но ты – мужчина. Сейчас поймешь, почему. Ты властный, аристократичный, богатый держатель мира. Ты недолюбливаешь меня, но уважаешь моего мужа, являясь его единственным другом. Ты стоишь рядом с ним, но все равно являешься моей семьей. В семье же не без урода.


Джейн, ты жена этого «урода», его, кстати, Люциус зовут. Ты, так же как и она, все понимаешь, но молчишь. Мне порой кажется, что у тебя помимо какого-то неведомого аристократического образования есть дипломы стратега, психолога, мудреца и как минимум курсы Снежной королевы. Тебя зовут Нарцисса, и ты – королева. Я тебя уважаю, мы - друзья, а ты иногда таешь и можешь побыть собой, и тогда мы часами пьем чай и болтаем.


Так… У меня есть люди, которые мне заменили родителей и показали, что это такое, когда тебя любят просто так, а не за что-то. Я безумно благодарен им, и они до сих пор моя настоящая семья, где я прячусь иногда и становлюсь самим собой. Я попрошу Джона и Дениз побыть Молли и Артуром - родителями Рона - и стать передо мной. Вы добрые простые люди, любви которых хватает на семерых детей и меня.


У меня - все! Джейн, можешь фотографировать.


Я нажала на кнопку и решила, что обязательно распечатаю себе эту фотографию. Я держала под руку Тринити, и мы обе были аристократами и владели миром. А еще мы были семьей Гарри, и это ощущалось.


Северус вышел вперед, посмотрел на всю эту картинку, передвинул молча Джона и Дениз посередине и встал на свое место, притянув к себе Гарри и обняв его.


- Северус, объясни! Нам всем очень интересно. И мне, и группе. Мы все остаемся теми же?


- Вы все остаетесь теми же. Я никогда не думал так и совершенно точно еще неделю назад убрал бы большую часть этих людей с фотографии. Но сейчас… Я понял, что все вы и моя семья тоже. Причем занимающая те же места. А, нет…


Северус взял меня под руку и переставил Тринити с другой стороны. Глаза Гарри округлились, Северус усмехнулся, а я нажала на кнопку.


Я провела остаток дня, подводя итоги, много разговаривая, часто общаясь с ребятами тет-а-тет. К вечеру мы устроили пикник с барбекю и танцами. Смеялись, шутили, пели у костра под гитару и разошлись по домикам уже под утро.


На следующий день все возвращались домой. Самыми последними я провожала моих мальчиков. Они обнимали меня вдвоем, а потом умильно вытирали слезы с моего лица и сами готовы были…

Примечание к части

Здесь я объявляю флеш - моб. Если вы хотите PWP в том месте, где Сев в нижней позиции, а Гарри - жуткая летучая мышь, готова написать мини-сиквел, если наберется 20 желающих. Проголосовать можно под этой главой. Достаточно написать "+1"
Эпилог

***



Гермиона носилась по домику в Тупике Прядильщиков как сумасшедшая. Она проверяла каждый уголок. Схватив фотографию с каминной полки, она побежала на улицу.


- Гарри, я же просила убрать все магическое!!! Представляешь, что будет, если она увидит, как фотография сама целуется, тьфу ты, как вы с Северусом сами целуетесь на фотографии.


- Герм, успокойся! Магглы видят простые фото, для них они не двигаются. Поставь фотку обратно. Мы и так целую неделю с Севом перетаскивали вещи с Гриммо, чтобы здесь все выглядело по-домашнему. И почему нельзя было организовать все в ресторане?


- Гарри, как ты себе представляешь Малфоев в маггловском мире? А Артура, прыгающего, как ребенок вокруг какого-нибудь автомата с газировкой? Так, успокоились, успокоились, успокоились… Рон, ты куда понес эти стулья? В сад деревянные!


Герми устремилась помогать мужу, а Гарри был уведен супругом в гущу сада, где и был прижат к дереву и наглым образом облапан и зацелован. Стояла отличная погода для конца сентября, и на влюбленных были только тонкие кашемировые свитера, которые были сброшены и валялись на траве. Оба задыхались и не могли налюбоваться на блестящие под поздним осенним солнцем тела.


Крик Молли привлек супругов, и, надевая на ходу рубашки и джемпера, они поспешили к беседке у дома, в которой накрывали белой скатертью стол. Молли ругалась на Рона, разбившего на пороге кувшин с ее фирменным компотом. Артур с Гермионой носили блюда с кухни. Одетый в деловой костюм Люциус читал «Таймс», а Нарцисса в длинном цветастом платье и фартуке вытаскивала из духовки мясо и ставила его на подоконник, выходящий во двор.


Гарри улыбнулся и сильнее прижался к своему супругу, который прошептал ему на ухо:


- А ведь ты для них тоже семья, Гарри. Посмотри, даже Люц с Циссой оделись в маггловские вещи ради нас с тобой.


- Не я, Северус, мы.


В доме послышалась трель звонка, который Артур лично подсоединил этим утром к двери, и Поттер-Снейпы направились встречать дорого гостя.


На пороге стояла Джейн. Она была в ярко-красном платье и кедах, с огромными сережками, и смотрелась просто невозможно неуместно на пороге аккуратного домика в пастельных тонах. Но вдруг сразу начинаешь понимать, что без этого пятна дом просто не жил, и вот теперь он начал по-настоящему радоваться возвращению своих хозяев, и все вокруг стало таким уютным и родным.


Мужчины прижали к себе девушку и долго стояли на проходе, обнимая свой проездной билет в будущее. В последний вечер подвыпившая Джейн назвала себя билетершей семейного счастья, продающей билеты в один конец. Но Гарри со Снейпом воспринимали ее этим самым проездным документом. Они провели свою гостью в сад и познакомили со всеми. Праздник вышел отличный. Все говорили тосты, шутили и смеялись. Джейн узнавала все образы с фотографии семьи Гарри и Сева и была очень рада, что у ее мальчиков такие хорошие близкие люди. Она поднялась для очередного тоста, и все замолчали.


- Дорогие мои Гарри и Северус, мы собрались здесь для того, чтобы отметить десятилетие вашей супружеской жизни, и я привезла вам маленький подарок к этой дате. Я не буду говорить пышных тостов, разводить «бла-бла-бла», так сказать, я просто хочу подарить вам первый альбом вашей новой семьи. Мы оформили его вместе с моими детьми, и думаю, вы продолжите вставлять фотографии и рисунки.


Джейн протянула большой сверток, украшенный ниточками, бантиками и клочками разноцветной ткани. Все завороженно провожали взглядом этот неведомый подарок.

Вечер продолжался. Джейн настояла на песне от Северуса, и только три человека не открыли рты от удивления, увидев грозного зельевара с гитарой и услышав французскую балладу (Гарри так понял, что поет Северус исключительно на французском), спетую чарующим голосом.


Проводив Джейн и договорившись о дальнейших встречах, маги расслабились и продолжили праздник под магическими огоньками и с выдержанным огневиски. На большой лавочке примостились Поттер-Снейпы и тихонечко хихикали над чем-то. Постепенно все гости перетекли к центру происходящего, и вот уже по вечернему саду прокатывались всплески веселого смеха под острые комментарии молодоженов.


- Это Сев в первый день, когда это Джейн успела его сфоткать? Ты посмотри на это выражение лица!


- А это аквариум Гарри, видите этот булыжник? Это его ненависть! Ух, ты ж моя злюка!


- А вот это Сев в моей походной форме, я ее из багажника достал и в сумку запихал, чтобы она там не валялась, а он ее в первый же день нацепил…


- А вот мы с Максом, сыном Джейн. Это постоянный взрыв, а не ребенок! Ой, смотрите, а это по ходу он нас нарисовал.
*

- И подписал: Мама, Гарри, Я и Скучный человек…


- А это Софи лечит Гарри. И ее рисунок.
**

Мама, Больной, Макс, Я и мой Принц. Понял? Принцы скучными не бывают.


- Ох, а это мы на веревках!!!


- А это я веду Сева строить!


- А это наш концерт, и Северус поет.


- А вот это мы пролистнем… Люциус, убери руки! Ты что, никогда голых мужиков под пледом не видел? Все, хватит!


- Вот это мы точно все перелистываем, и это, и это! Это все мы перелистнем. Герми, это тебе должно быть не интересно! Северус, да когда же она успела нас сфоткать на занятиях Ника? Я вроде не видел у нее фотоаппарата!


- А это Сохо, и дальше точно не надо смотреть. Ладно, листаю быстро – магазин, наши покупки, меряем товары, еще меряем, примеряемся, нет, не остановлю. Это клуб, это Гарри хорошо, это мне хорошо, это мы выиграли приз, да, именно вот так выиграли. Это мы в автобусе. Нигде моя рука, глазастый ты наш. Это мы пьем приз, это мы жарим мясо. Это мы с Джейн. А это просто Джейн передает нам воздушный поцелуй.


- Гарри, а давай я принесу те фотографии с работы, где ты в костюме Северуса заставляешь всех чистить туалеты и мыть ножки у стульев. Да, я поснимал чуток, ну такое нельзя было пропустить! Ой, Герми, спаси меня! Я все же отец твоих детей…


А в это время Джейн приклеивала фотографию своих любимых мальчиков, сидящих за столом со своей семьей и улыбающихся друг другу. Она вздохнула, погладила их по головам и закрыла альбом с надписью.

«Самые интересные практики терапии. Положительный результат».