Лучший гет/джен

Удачи, брат

Автор:  Lalayt

Номинация: Лучший гет/джен

Фандом: The Hobbit

Число слов: 2857

Пейринг: Фили, Кили, Двалин, Торин

Рейтинг: G

Жанры: Angst,Fluff

Предупреждения: AU, Пост-канон, Смерть персонажа

Год: 2015

Число просмотров: 262

Скачать: PDF EPUB MOBI FB2 HTML TXT

Описание: Пост-БПВ. Фили и Кили выжили, но немного необычным образом.

Удар о землю вышиб из легких Фили весь воздух и сознание поплыло, растворяясь, исчезая в бескрайнем небе, раскинувшемся над головой. Фили подумал, что умирает. Совершенно точно. Не в силах даже моргнуть, краем разума, еще цепляющегося за жизнь, он кажется услышал чьи-то крики, потом мимо него метнулась какая-то тень.

«Кили!».

Фили помнил, что отправил брата вниз. Откуда тот здесь? Ах да, он же упал. Азог ударил в спину - так больно - и он упал. A теперь умер. Но Кили ведь никак туда нельзя! Там орки, там смерть! Он должен вернуться к Торину и сражаться с ним рядом, если сам Фили уже не может. Ему никак нельзя туда! Надо его остановить! Там слишком опасно! Их слишком много для одного гнома!

Фили дернулся, загребая пальцами снег, пытаясь заставить себя встать, но не смог шевельнуться. Боль от раны под лопаткой разрывала спину, но куда страшнее было то, что кажется, он не мог двинуть ногами. Что это? Что случилось? Мысли метались, сердце от страха забилось быстрее. Фили снова дернулся и тихо застонал. Если он умер, то почему же так больно? Почему? Он устал от боли, он ее не хочет. Почему просто нельзя отдохнуть? Закрыть глаза и поспать. Он Махал знает сколько не спал нормально и теперь самое время.

- Кили.

Шепота не получилось, только слабый выдох, но где-то наверху продолжали звенеть клинки, чей-то голос снова и снова звал его брата. Эльфийка? Пускай. Может хоть она спасет Кили, если его брат уже не может.

Фили снова заскреб пальцами по снегу, чувствуя, как под спиной становится горячо.

«Кровь вытекает», - равнодушно подумал он, закрывая глаза. – «Интересно, где Торин? Как наши? Только бы в бой сильно не лезли. Хватит и…»

- И что это тут у нас такое лежит?

Хриплый голос, скорее похожий на клекот заставил Фили затаить дыхание. Орк! Еще один проклятый, недобитый орк, a у него даже защищаться нечем. И проклятая спина. Ну что стоило Азогу его сразу прикончить? До сердца-то совсем чуть-чуть. Или он так и хотел? Чтобы Торин решил, что он мертв, a тем временем его твари полакомятся свежатинкой? Хотя, какая разница, надо просто защищаться. Он так просто не сдастся! И Фили снова зашарил руками вокруг себя, пытаясь отыскать хоть что-то, хотя и помнил, что оружие у него отобрали еще наверху. Хоть что-то! Хотя бы камень!

Сильные руки грубо вздернули его на ноги, но стоять Фили не мог, только запрокинул голову, кусая от боли губы, и уставился в отвратительную рожу, закрывшую небо.

- Что у нас тут? Кажется, один из этих проклятых эреборцев. Вот повезло-то! – харя скалилась гнилыми пеньками зубов и Фили затошнило. – Молоденький, мягонький, как раз для меня.

Фили попытался дернуться, ударить орка хотя бы кулаком, но острая боль пронзила все его тело, и он смог только застонать. Орк же на его трепыхания даже внимания не обратил, закинул Фили на плечо и пошел вперед. Куда, Фили не мог видеть.

«Ну почему так, Махал?», - думал он, бессильно пытаясь снова и снова ударить орка. – «Ты спас меня от падения только затем, чтобы я закончил свою жизнь в пасти этой твари? Почему? Никто ведь не придет, да? Никто не поможет. Все сражаются. Все и так думают, что я мертв. Почему, почему это не так?»

«Скоро так и будет», - услужливо хихикнул в голове какой-то голосок и по щекам Фили заструились горячие слезы. Удивительно, он еще был способен плакать.

Никто не придет и не спасет. В этом он больше не сомневался, покачиваясь на плече орка. Просто так получилось. Вот если бы только… Фили вдруг распахнул глаза, вспомнив о ноже, спрятанном в наплечнике. Руки слушались плохо, но не попытаться он не мог. Дюйм за дюймом он двигал руку вверх, пальцы почти не подчинялись, но он пытался снова и снова, и, наконец, ухватил витую рукоятку. Времени и сил примериваться куда нанести удар не было, сознание плыло, вот-вот все исчезнет, и тогда конец. Фили вскинул нож, собираясь ударить куда получится и надеясь только на то, что Махал направит его руку.

Но не успел.

Где-то над головой раздался рев, a в следующий миг орк отбросил Фили в сторону. Тот боком ударился о землю и вскрикнул от боли, но заставил себя приподнять голову.

- Двалин, - неслышно выдохнул он, прежде чем окончательно потерять сознание.

«Фили!», – кто-то пытался вырвать его из мягкой, блаженной темноты. В ней было так уютно, спокойно и тепло, что Фили только поморщился, собираясь спать дальше.
- Фили!
- М? Что?
- Лекарства надо пить. Давай-ка.

Фили приоткрыл глаза и увидел перед собой сурового Ори. Двалин приставил летописца к нему, как только они вернулись в Эребор. Точнее Двалин вернулся. С ним на руках. Фили пути не помнил вообще.

- Ладно, - покорно согласился он, принимая из рук строго глядящего на него Ори кубок. – Ну и дрянь.
- Гэндальф сказал, что через три дня тебе можно будет перестать это пить, - улыбнулся Ори. – Сказал, что все, что могло срастись, уже срослось, а…
- A что нет, то нет, - пробормотал Фили.
- Фили!
- Молчу. Просто это такая дрянь, ты бы знал.
- Главное, что она тебя спасла.
- Только меня, - проговорил Фили и, чувствуя, как вдруг накатила усталость, откинулся на подушку. – Я посплю еще.
- Отдыхай, конечно, - Ори неловко похлопал его по руке, и быстро вышел из комнаты.

Фили же заснуть так и не смог.

Никто не верил, что он выживет – ни один из гномов, ни эльфы, ни даже волшебник. Слишком глубока была рана (проклятый Азог почти достал до сердца), слишком много крови он потерял. Да еще спина. Хотя с ней удалось справиться быстрее всего. Фили смутно помнил, как лежал лицом вниз на какой-то лавке, как тепло растекалось по измученному телу, прогоняя боль. Гэндальф потом говорил, что думал, что он будет орать от боли, потому что заклинание для лечения переломов не слишком приятная штука, a костей ему пришлось сложить немало. Фили только пожал плечами, радуясь, что может это сделать. A вот встать на ноги ему до сих пор нормально не удавалось.

«Мало времени прошло», - качал головой Гэндальф, но глаз не отводил и Фили верил, что все-таки сможет ходить. Он даже на палку был согласен, только бы подняться.

Ведь были те, кто уже не встанут.

Торина похоронили глубоко под Горой. Фили заставил отнести его туда на носилках. Тоннели разобрали еще не полностью, и кое-где ему пришлось проделать путь на руках у Двалина, но Фили не возражал. Он щекой прижимался к его широкой груди, и чувствовал, как размеренно и мощно бьется в ней сердце. Это помогало ему держаться в холодной тишине Горы, помогло проводить Торина. Тот был такой спокойный, что Фили мимо воли почувствовал облегчение, которое даже пересилило горе. Он будет оплакивать дядю, и никогда его не забудет. Но, что там не говори, Торин обрел покой. И Аркенстон.

«Мне он не нужен», - ответил Фили на невысказанный вопрос Балина. – «И корона тоже».

В тот раз его никто не услышал. И посоветоваться было не с кем – снова все сам. Эх, был бы рядом Кили. Но Кили теперь навсегда привязан к Лихолесью. Гэндальф объяснял ему, но Фили так и не понял, как так вышло. Он только услышал, что отныне лишь эльфийская магия удерживает его брата в мире живых, и покинуть Лихолесье он не сможет – по крайней мере, надолго – если хочет жить.

«Кили не станет бессмертным», - мягко объяснял недоуменно хмурящемуся Фили Гэндальф. – «Он проживет собственную жизнь, и в свой срок уйдет в Чертоги. Но прожить эту жизнь ему придется там. Кто знает, возможно со временем и удастся что-то придумать, но пока только так. Ты же знаешь, он очень сильно пострадал. Как и ты».
«Как и я», - эхом откликнулся Фили. – «Что же мне делать, Гэндальф?»
«Принимать царство», - уверенно ответил тот. – «Ты станешь хорошим узбадом, мой мальчик».

Фили тогда только кивнул, но чем больше думал, тем сильнее крепла в нем уверенность, что это не его путь. Он и так-то никогда не хотел этого. Вот Кили, да, хороший был бы наследник, когда дурость молодости повыветрилась бы, a ему… Сделку торговую заключить, в мастерской пропасть на пару месяцев. Да и просто – ну какой из него узбад? Вот Торин был бы узбад, что надо!

Но Торина больше не было.

«Ты должен», - твердили все вокруг. – «Это твоя обязанность и твоя ноша».

Даже Кили из Лихолесья письмо прислал, жалея, что не сможет присутствовать на коронации брата.

«Напейся там за нас двоих хорошенько», - написал он и Фили невольно рассмеялся, вспоминая их попойки. За троих тогда уж – Торин-то тоже часто присоединялся.

- Это не для меня, - сказал он вслух, чувствуя, как легко становится на сердце.

Да, многих ждет сюрприз, когда он, наконец, встанет.

И действительно.

- Парень, ты спятил?
- Это твой долг перед Эребором!
- Да перед всеми нами, перед Торином!

Пока отряд шумел – Фили решил им первым сообщить об этом – только Гэндальф и Даин стояли молча. Первый спокойно курил трубку, второй раскачивался с носка на пятку, разглядывая потолок.

- Я так решил, - негромко, но очень твердо сказал Фили.
- Сбежать хочешь? – прорычал Двалин. – Торин бы…
- Но его здесь нет! – отрезал Фили и встал с трона. Ох, как хорошо, неудобная, все-таки, штука.

Хромая на обе ноги он проковылял к Двалину и уставился на него снизу вверх.

- И от трудностей я не бегаю, сам знаешь, - сказал он и друг отвел глаза.
- И кто тогда займет твое место? – поинтересовался Гэндальф. – Кили не может править из Лихолесья.

Фили оглянулся, улыбаясь.

- Это точно, дядя в гробу перевернется. Но я о Кили и не думал. Тут есть подходящий кандидат прямо в Эреборе. Даин.

Тот непонимающе уставился на Фили.

- Чего?
- Будешь узбадом Эребора.

Гном мгновение пристально смотрел на него, a потом неожиданно подошел к Фили, обхватил его за плечи и увлек обратно к трону. Фили даже напрягся, уверенный, что сейчас его станут уговаривать.

- Совсем невмоготу? – вместо этого спросил Даин и Фили, вздрогнув, неловко кивнул. – И мне тоже. Смотрю на Эребор, a Торина вижу.
- Даин…
- Я не сказал, что ты не прав, - перебил Фили тот. – Просто… Не могу я вот так, да место брата занять. Плевать, что болтать станут, просто не могу.
- Я понимаю, - печально кивнул Фили и вдруг прищурился. – A заменить можешь?
- Чего? – непонимающе захлопал глазами Даин.
- Не узбадом, наместником, будешь? Я… - он умолк, не в силах подобрать слова, но Даину, кажется, ничего и не нужно было объяснять.
- Трудно тебе тут, - сказал он и Фили благодарно кивнул. – Хорошо, согласен. Но чтоб вернулся, скажем, лет через… пятьдесят.
- Двадцать пять…

Они произнесли это одновременно и расхохотались. Эхо смеха грохотом прокатилось по залу.

- Уговорил, что ли? – донесся шепот сзади.
- Кто кого?

Фили, улыбаясь, посмотрел на Даина.

- Смотри, - предупредил тот. – Мне же и понравиться может. Да и многие болтать начнут, что ты просто сбежал, бросил Эребор в самый неподходящий момент.
- Ну, каждому не расскажешь, как оно, - пожал плечами Фили и поморщился. Боль все еще возвращалась, и вот теперь у него было чувство, что всю левую сторону снова и снова пронзает копье.

Даин крепко обнял его.

- Вернешься и сразу отдам тебе корону, - поклялся он.
- Только сильно тяжелую ее не делай, - улыбнулся Фили.
- A это уж ты сам выберешь, коронацию-то все равно устроить надо, - сказал Даин.

Фили хотел было начать возражать, но тут же перестал. Пусть так.

Коронация прошла быстро. Гномов было немного, Фили, подумав, попросил Гэндальфа позвать Барда и Трандуила. Первый приехал, второй отговорился делами.

- Ну еще бы, - пробурчал Двалин. – У него теперь по королевству гном бегает, пригляд нужен.

Фили засмеялся и хлопнул его по плечу.

- Поедешь со мной?

Двалин хмуро смотрел на него и Фили, будто в детстве, когда ему случалось опаздывать на занятие, занервничал. Он рассеянно теребил бахрому пояса и ждал ответа. Двалин, как он и ожидал, тяжелее всех принял его решение, a Фили так хотелось, чтобы он его понял.

- Торин хотел бы видеть на троне тебя, - наконец, сказал Двалин и Фили страдальчески поморщился. – Но ты, узбад, ты сам принял решение, и я могу только подчиниться. Мне оно не нравится, но ты в своем праве.

Фили удивленно уставился на него и нерешительно улыбнулся.

- Так ты поедешь со мной? – уточнил он.
- A что мне тут делать? – пожал плечами Двалин. – Да и должен же кто-то рассказать Дис о том, каким героем умер ее брат и присмотреть, чтобы она тебя не прибила.
- Не прибьет, - рассмеялся Фили. – Я же короновался, все-таки.
- Для некоторых это ничего не будет значить, когда ты решишь вернуться, - покачал головой Двалин.

«Если решу», - про себя сказал Фили.

В путь они отправились через несколько дней, проехали через Дейл, где люди уже во всю отстраивались, встретились с Бардом (Фили отдал ему последнюю часть обещанного золота), и повернули к Лихолесью.

Ехать было хорошо. Начиналась весна, ветер стал почти совсем теплым и Фили, улыбаясь, дышал полной грудью, предвкушая встречу с братом.

- Как думаешь, он уже сделал своей эльфийке эльфенка? – грубовато спросил Двалин, когда они уже были на опушке.
- Еще нет и вряд ли сделаю, - ответил ему звонкий голос.

Кили выступил из-за деревьев и, улыбаясь, бросился к ним.

- Вот пострел, - покачал головой Двалин, a Фили только улыбался, пытаясь побыстрее сползти с пони. Ноги все же не очень хорошо его слушались, и вряд ли он уже когда-то станет таким же быстрым, как был. Впрочем, для гнома это не главное.
- Брат, - проговорил он, утыкаясь лицом в волосы Кили. Те пахли лесом, солнцем, почему-то мятой и Фили все никак не мог надышаться.

Они не виделись с самой Битвы, только письма друг другу все писали, как только узнали, что живы. Иногда и по нескольку в день – Фили пришлось просить воронов. И вот, наконец-то!

- Фи, - брат вдруг дернулся в его руках и Фили выпустил его, с тревогой глядя, как тот стремительно бледнеет.
- Так вот, как это действует.

Они стояли под сенью леса, и Фили с тоской смотрел, как на щеки брата возвращается румянец. Ему все рассказали почти сразу – и про страшную рану, и про странную связь, образовавшуюся слезами эльфийки, ее болью, ее желанием помочь. Объяснить это так никто и не смог. Просто оставалось принять как факт – теперь Кили нельзя было покидать Лихолесье. Но Фили все равно до конца не верил, надеялся, что приедет, a брат здоров, и они будут странствовать вместе, как раньше, и…

Но его надеждам сбыться было не суждено.

- Значит, ты отказался от трона? – спросил его Кили чуть позже, притащив к себе в комнату и налив вина.

Фили так засмотрелся на его ловкие движения, без следа недавней слабости, что ответил не сразу.

- Ну, я не отказался, - отозвался он, помедлив. – Меня короновали, но править будет Даин.
- A ты? – Кили порывисто развернулся к нему.
- A я решил в Синие Горы податься, - ответил Фили. – Маму навестить надо, да заодно посмотрю, может осяду где. С Даином у нас на двадцать пять лет договор.
- Да ты так долго без дела не выдержишь, - уверенно сказал Кили.
- Я без тебя так долго не выдержу, - сказал Фили. – Кто теперь меня в пути донимать будет?
- Ну, точно не Двалин, - рассмеялся Кили и вдруг умолк. – Как-то оно все вышло так, брат…
- Да как есть, - отозвался Фили, опустошая кубок. – Что ж, плакать теперь?
- Вот еще, - сверкнул глазами из-под спутанных волос Кили и оба рассмеялись.

Как вышло, так вышло. Они живы и Махала можно благодарить за одно это. A как дальше, время покажет. Оно вообще доброе, время.

- Как твоя эльфийка? – спросил Фили. – Я думал, вы тут не отходите друг от друга. Хотя. Ты и ничего не писал о ней в письмах.
- Не писал потому, что нечего, - отозвался Кили, снова наливая вина. – Больше ничего нет. Камень она мне вернула, - он вытащил из кармана свой талисман. – Сказала, что просто не понимала ничего, не разобралась в себе.
- Ох, Кили, - Фили просто не знал, что сказать. – Я…
- Да все нормально, - Кили и правда не выглядел убитым горем. – Ерунда это. Просто, она красивая и такая…
- Другая, – подсказал Фили, и Кили согласно закивал. – Но я тут себе уже еще одну присмотрел. Арэль зовут. Волосы, что шелк, a цветом как твои.
- Ты смотри осторожнее, - рассмеялся Фили. – A то Трандуил тебя из своего леса выставит и не посмотрит, что ты без него, в самом прямом смысле, жить не можешь.
- Не выгонит, - почему-то очень уверенно сказал Кили и Фили ничего не стал спрашивать.

Они с Двалином пробыли в Лихолесье две недели, a потом засобирались в путь.

- Дорога неблизкая, - объяснял Фили брату, складывая вещи. – Да и Двалин заскучал.
- Ты бы мог остаться здесь, со мной, - вдруг выпалил Кили, нервно сжимая кулаки. – Фи. Оставайся. И Эребор рядом, и вообще.
- Нет, брат, - Фили только головой помотал. – Я хочу попутешествовать, посмотреть мир, увидеть маму… Ох, прости…
- Да ничего, - Кили тряхнул головой. – Мне тут неплохо. В лесу остались паучьи гнезда, вычищать надо, парочка эльфов – совсем неплохие ребята, вино у них отличное, да и вообще… Лес… - он махнул рукой, словно пытаясь охватить все Лихолесье. – Никогда не думал, что он вот такой. На мой век его тайн точно хватит.
- Я рад за тебя, брат.

Фили положил руку на плечо Кили и притянул к себе.

- Я тоже хочу попробовать как это, когда что-то только себе, - проговорил он и Кили согласно закивал.
- Но ты же вернешься?
- A когда я нарушал свое обещание? Вернусь. Даже с того света.
- A вот этого больше не надо, - Кили отстранился, смущенно утирая слезы. – Одного раза заглянуть и так хватило.

Фили кивнул. На сердце было тяжело, но как-то по-хорошему. Впереди его ждал тракт, долгая, неспешная дорога домой, разговоры у костра. Ждала жизнь. Может, он даже заедет в Шир, к полурослику, попросит его отправиться с ним в Синие Горы. Все же Бильбо был рядом с Торином до конца, ему будет, что рассказать Дис.

- Ты береги себя, - сказал он, улыбаясь.
- И ты себя, - ответил Кили и смотрел совсем не грустно, хотя разлука обещала быть долгой.

Фили вспрыгнул в седло, подтянул повод и кивнул брату.

- До встречи, Кили.

Тот вскинул руку и улыбнулся, как раньше - открыто, искренне и бесшабашно.

- Удачи, брат.