Демонология для квалифицированных магов

Авторы:  Летуния ,  Магнхиль Лучший ориджинал 12609слов

  • Фандом Original
  • Пейринг ОМП / ОМП / ОМП / ОМП
  • Рейтинг NC-17
  • Жанр PWP
  • Предупреждения PWP, Dub-con, NSFW, Threesome, Групповой секс, Инцест, Нецензурная лексика, Порка, Секс с использованием посторонних предметов
  • Год2014
  • Описание Демонов не существует. Это знает каждый квалифицированный маг, когда-либо обучавшийся в Академии. Религия глубоко ошибается, как ошибались и те глупые теоретики древности, когда-то выделившие демонологию в отдельный магический раздел. На практике-то так никого призвать и не удалось. В маге Эгланте упрямо живёт амбициозная мечта когда-нибудь вызвать настоящего демона и тем самым утереть нос заносчивым бородатым Архимагам! Но что он будет делать, если его изыскания увенчаются... тройным успехом?

  • Примечания:

    Присутствуют элементы нецензурной лексики, инцеста и намёки на изнасилование.

Вместо пролога или о том,
что бывает, если следовать древним манускриптам


«Чтобы вызвать демона, нужно взять курицу. Курица должна быть обязательно чёрного цвета. Клюв ей при этом лучше обвязать заговорённой красной нитью, чтобы криком своим она не растрачивала энергию, так необходимую демону. Поймана она должна быть на распутье дорог или отнята у старухи с бельмом на правом глазу, иначе не будет в курице достаточно могущества. Слабых демонов можно вызвать на чёрного цыплёнка. Нарисуйте на чёрном бархате знак Клети, а рядом - знак Солнца, встаньте в него голышом и разорвите курицу руками...»

- Великие предки, да вы были упороты, - с отвращением пробормотал Эглант, перелистывая страницу.
Ему, магу со стажем, было откровенно смешно читать весь этот бред, написанный чёрными-чёрными чернилами в чёрной-чёрной книжке. Капельки крови, потертость и ужасные гравюры прилагались к этому доисторическому рукописному труду, делая его ещё более «зловещим».

«Сердце поместите в середину. Кровь куриную в чашу соберите и окропите ею каждый угол звезды Клети, приговаривая: «Вени-вени-вени, ургууал! Калакас! Минаривар! Явись, о Великое отродье ... ». После этого назовите имя или вид демона, которого хотите призвать. Не выходите из круга! Не нарушайте границу Клети! Не гасите свечи до отправления демона обратно во Тьму!»

Ага.
Демон, который требует себе в жертву курицу, конечно же, сможет навредить высококвалифицированному магу.
Особенно если учесть тот факт, что демонов не существует.
Уныло хмыкнув, Эглант откинулся на спинку тяжёлого стула и прикрыл ладонью глаза, стараясь не смотреть на книгу, лежащую перед ним на столе.
Современная магия давно прогрессировала, сделав гигантский скачок от тех времён, когда всесильным колдуном считался любой дикарь, обвязанный шкурами, перьями и веточками, размахивающий бубном и завывающий на непонятном языке, желая призвать дождь. Природные стихии, некромантия, магия крови и целительство - каждая с кучей ответвлений и собственными принципами.
Единственным зияющим провалом во всём этом, как ни странно, была демонология. Демоны, сиречь существа церковные, всегда представлялись этакими антагонистами, воплотившими в себе всё мировое зло. Грехи, стихийные бедствия и моровые поветрия - во всём были виноваты демоны. Хотя совсем недавно Великие Маги смогли доказать, что всё это - бред.
Глупые верующие. Им бы только верить.
И всё же...
В Эгланте, молодом маге, разменявшем первую половину века, всё ещё жила человеческая вера в закономерности. Если все говорят о демонах, то почему бы демонам не существовать? Любая легенда должна же на чём-либо базироваться! Он был в этом просто уверен.
Именно поэтому вместо того, чтобы зарабатывать деньги или совершать великие открытия, способные продвинуть магию далеко вперёд, он выбрал другой путь. И теперь высококвалифицированный маг, с блеском закончивший Академию, вынужден ютиться в съёмном подвале, пытаясь отрыть в древнем рукописном хламе местного архива хотя бы крупицы истины.
Не слишком-то завидная участь.
В последние три года Эглант уже не был уверен, что наивная детская мечта увидеть живого демона когда-нибудь станет реальностью. Смешно сказать, в те времена, когда он ещё считал себя обычным человеком, не отмеченным поцелуем Великой Силы, он верил в то, что где-то высоко в небе живёт всемогущий Отец, создавший всё сущее, а глубоко под землёй, там, где земля красная и светится, ползают демоны, прогрызая себе ходы зловонными ртами.
И ждут, так и ждут, пока кто-нибудь позволит им оказаться наверху, чтобы творить бесчинства... или слепо подчиняться своему хозяину.
У мечтаний Эгланта была и вторая сторона: власть. Чтобы стать Архимагом, надо не только много знать, но и иметь длинную седую бороду. Сморчки из Академии просто загнобят молодого выскочку, вздумавшего, что силы в нём хватит, чтобы доказать своё могущество. Эта чёртова традиция каждые тридцать лет вынуждала молодых магов, только закончивших обучение, уходить в большой мир за тем мистическим «опытом», что приходит только с годами. Иначе все их великие открытия отнимались этими самыми Архимагами, мол, «у молодых даже великое в хлам превратится».
Вот только большой мир предпочитал магов есть, а не делиться с ними опытом. Нежить, монстры, разгневанные крестьяне, не понимающие, что их бога нет, а магия совсем не проклятие, а дар. Кто-то вовсе сдавался, уходя в наёмники или в семейную жизнь.
До звания Архимага доходили единицы.
Ах, если бы только Эглант смог заполучить в своё пользование могучую тварь, прибывшую прямиком из легенд! Это мгновенно изменило бы всё на свете: вековые устои, религию, отношение к молодым магам. Более того, открыло бы новую ветвь магии. И через несколько тысяч лет имя Эгланта всё ещё было бы на чужих устах...
Радужные мечты несколько рассеяли скептицизм, охвативший мага после прочтения очередного бреда. Склонившись обратно к книге, он заправил за ухо вороную прядку волос и задумчиво закусил длинный ноготь.
В общем и целом, если отбросить придирчивость, ритуал выглядел терпимо. Конечно, никакую курицу ловить Эглант не собирался. И уж тем более не собирался искать бельмастую старуху, у которой подобную курицу можно было отнять.
Впрочем, чёрной бархатной тряпки у него тоже не было.
Зато был ровный каменный пол, красные свечи и кусочек мела. А ещё была жертвенная чаша, изысканный ритуальный кинжал и своя собственная кровь, наверняка годящаяся для ритуала куда лучше, чем кровь какой-то съедобной птицы. Вопрос с сердцем решить уже было сложнее, но в его необходимости возникали не менее здоровые сомнения: что может решить какое-то куриное сердце?
Уж лучше девственницу поймать, если так сильно хочется кого-то убить. О них информация в легендах встречается хотя бы чаще... Жаль, что в нынешние времена в городе проще было найти старуху с бельмом и курицу, чем девственницу.
Эглант решил обойтись тем, что можно было найти в его подвале.
Знак Клети - обыкновенная звезда в круге с малопонятными закорючками вокруг - он нарисовал, впрочем, по правилам, повернув вершину в сторону запада. Разместил свечи, зажигая их лёгким прикосновением пальцев. Нож полоснул по запястью почти нежно, без боли, тяжёлые капли застучали по золоту чаши. Эглант щурил зелёные глаза, бесстрастно наблюдая за тем, как ёмкость быстро заполняется его собственной кровью.
Это завораживало.
Лизнув запястье и остановив кровь, маг окунул в чашу пальцы, обходя вокруг и щедро брызгая в сторону каждого луча звезды и, подумав, капнул немного крови в середину пентаграммы.
После чего, подобрав полы летящей мантии, он встал в защитный круг, любовно разгладив ткань. Эглант любил делать всё со вкусом, даже домашние мантии у него были из тонкого нежного шёлка. Раздеваться, конечно же, он считал лишним.
- И почему мне кажется, что я об этом пожалею?.. - скосив взгляд в парящую рядом книгу, маг откашлялся и торжественно произнёс: - Вени-вени-вени, ургууал! Калакас! Минаривар! Явись, о Великое отродье Изенлерда!
В первые несколько секунд ничего не происходило.
А потом резкая вспышка ослепила глаза, выроненная от неожиданности чаша зазвенела по полу.

Издержки богатого лексикона
при эмоциональном выражении чувств


Эглант не отшатнулся только лишь потому, что годы практики в алхимической лаборатории приучили: стой и не шевелись, если что-то взорвалось, а по телу ничего не потекло и камни из стен не загрохотали. А уж если тебя ослепило – стой полевой мышью, заслоняя глаза и молясь про себя, чтобы из-за нежданной ущербности не проморгать какую-нибудь важную реакцию химикатов.
Мозг мага лихорадочно работал. В успешность своего ритуала тот не верил ни капельки и теперь отчаянно пытался понять, что же случилось.
Не закрыл колбы после недавних экспериментов с гномским порошком?
Вроде плотно закрывал.
Случайно активировал магией крови какой-то скрытый под полом тайник?
Ха-ха, очень смешно.
Задел своим «заклинанием» энергетические нити мира, вызвав нежданный резонанс?
Возможно, но прогореть, как школьнику, на такой мелочи было бы стыдно.
- Оформление пакета документов завершено. Стандартный контракт подтверждён заказчиком. Отказ от претензий подтверждён заказчиком. Выезд к месту вызова осуществлён за счёт заказчика, - монотонно, словно по бумажке, зачитал приятный, хоть и чуть высоковатый голос. И, будто камешек, скатывающийся с горы всё быстрее и быстрее, зачастил, срываясь на ударениях. – Спасибо, что обратились в службу быстрого реагирования «У Изерленда»! Практикант шестого года стажировки Тирот Изерлендский прибыл и готов к выполнению вашего задания!
О, а вот и ответ. Ну да, всего лишь вызвал службу быстрого реагирования «У Изерленда». Бывает. А Эглант только начал волноваться за свои реаге…
Стоп.
Что?
- Не нервничай так, Тиро, - более низкий голос рычащими нотками поднял волоски на загривке Эгланта дыбом. Наверное, все дело было в тембре. Так не мог говорить человек. Быть может, эльф? – Медленнее, ровнее, спокойнее. Мы никуда не спешим, а смертный должен проникнуться величием нашей организации.
- Вспомни себя в его возрасте, - возразил глубокий, напитанный обертонами голос. Каждое слово в его исполнении казалось круглым и перекатывающимся по внутренностям, вызывая удушье и тошноту.
И головокружение, до слабости в коленях.
- Чего?.. – это Эглант сказал уже вслух, с силой протирая глаза. Мир дрогнул и проступил сквозь тьму, позволяя увидеть размытые черты своего подвала, четыре мерцающих огонька и три фигуры, которых тут не могло быть по определению.
Дверь всегда запиралась на ночь.
- Не отвлекайте, - сердито шикнул первый. Эглант тупо уставился на шнурованные ботинки, неуверенно переступающие в центре Клети, а тот, что в ботинках, звонко продолжил. – Уважаемый смертный, вы только что по полной форме вызвали специалиста по выходу из кризисных ситуаций и заверили договор собственной кровью, тем самым подтверждая согласие взять на себя все возможные издержки.
- Тирот, не забывайся, - от третьего голоса в глазах снова помутилось, а переносица заныла, словно мага только что с размаху приложили головой об стенку. – Не «уважаемый», а «жалкий».
- Жалкий смертный…
- И не забывай про уставные формулировки, по ним у тебя самый низкий балл.
- Да, куратор… - виновато пробормотали ботинки, судя по звуку, шаркнув по полу. – Прошу прощения…
- Вы… - голос сел до тихого писка, так что Эгланту пришлось откашляться. Его зеленые глаза прояснялись с каждой минутой. - Вы кто такие вообще?!
Ботинки сделали шаг вперёд, покидая слепое пятно, возникшее из-за специфического переплетения энергий, составляющих Клеть. У них оказалось продолжение в виде черных штанов, заправленных в высокое голенище, когтистых рук, тщедушного тельца в алой рубашке, смазливой мордашки в очках и аккуратных витых рогов по бокам лба, волной проходящих над головой. Никакой зловонной пасти для прогрызания ходов. Никаких налитых алым глаз, чешуи, громадных клыков и даже козлиной задницы где-то по соседству.
Судя по всему, он вызвал не демонов.
Удивительно, что вообще хоть кого-то вызвал.
- Я – специалист службы, практикант Тирот Изерлендский, - повторил рогатый паренёк, улыбаясь яркой, счастливой улыбкой. Видимо, по этой части балл у него был самый высокий. – А со мной – мои кураторы. Не беспокойтесь, они здесь, чтобы помочь мне помочь вам!
- Ну и дыра, - тем временем ворчал второй голос. Эгланту удалось разглядеть… большие когтистые лапы, с которых то и дело слетали хлопья сажи. Гость предпочитал скрываться в магической тени. – Что это за отсталый мир, Гиль?
- И это неплохо, что отсталый, меньше хлопот, - холодно ответил третий. – Я первого вызова ждал три десятилетия. Тебе повезло, Тирот. Не упусти эту возможность.
- Да! – радостно ответил «специалист». – Итак, жалкий смертный, изложите причину, по которой вы обратились в нашу службу. Я внимательно слушаю!
Эглант не ответил. Он зачарованно наблюдал, как по Клети с ленцой прохаживается второе существо, вышедшее из тени. Зловонной пасти у этого тоже не оказалось, но вот чешуйчатые мощные ноги и гибкий хвост, брезгливо вздёрнутый над самым полом, а так же горящие огнём глаза и громоздкие рога, сплетающихся воедино над головой существа, не оставляли места сомнениям.
Перед Эглантом точно находился демон. Три демона, если следовать логике.
- Эй, я слушаю.
- Что? – туповатенько переспросил Эглант, чьи глаза по округлости и размеру почти приближались к коллекционной золотой монете, ежегодно выпускаемой монетным двором. Была она довольно внушительна и одной такой монетой можно было убить при желании, просто сбросив ее на обидчика с балкона.
- Гильдерер, это ты? – подозрительно спросил самый демонистый демон из двоих видимых, глядя на мага с некоторым недоумением. – Я тебе говорил, подними щиты, твоя энергия по ним хуже катка проходится…
- Я на него не воздействую.
- Ага, конечно... а что у него с лицом тогда?!
- Не знаю.
Эглант хихикнул:
- Я вызвал демонов.
- О, очнулся! – обрадовался Тирот, подойдя вплотную к потрескивающей границе Клети. – Так чего желаете?
- Я сам вызвал демонов.
- Да-да. Давайте перейдём к делу.
- Я… - мозг Эгланта щёлкнул так, что по подвалу едва ли не прокатилось ментальное эхо. Брови дрогнули и дьявольски изогнулись, а аккуратные губы растянулись в немного нервную усмешку. – Я превзошёл Архимагов!..
Воздев руки вверх, маг рассмеялся. Сухо, икающе, немного безумно. Триумф затоплял всё его сознание, а собственное величие грезилось титаническими манускриптами, памятниками, бюстами в Академии и прижизненными портретами, тысячными тиражами расходящимися среди молоденьких магичек.
Демоны наблюдали за этим со здоровым недоумением. Даже многоопытный Гильдерер прежде не видел магов, настолько одержимых идеей вызова демонов.
- Может быть, сознание не выдержало скачка энергии? На переход хватило бы паршивой птички, а он как будто решил целую армию сюда затащить…
- Не исключаю. Тира, малыш, быстрее заканчивай с бумагами. Валить отсюда надо…
- Кхм-кхм, - Тирот совсем посерьёзнел, даже брови нахмурил для пущей грозности. – Жалкий смертный! Вы, конечно, всех превзошли, но я всё ещё жду!
- Ха-ха?
- Говорите! Сейчас! Чего вы хотите?!..
Контур Клети замерцал как-то нервно, свечки едва тлели. Наверное, он перенимал состояние своего создателя… По крайней мере, так решил маг, самым краем сознания ещё фиксирующий реальность. Смех оборвался столь же резко, как начался. Голос вывел Эгланта из забытья, наполненного амбициозным самодовольством, и на разум навалилась вторая часть осознания, шоковая.
- Ебать-колотить… - растерянно пробормотал маг, разглядывая демонов. – Еба-ать…
- Ч-чего? – Тирот, мгновением раньше почти сорвавшийся на крик, невольно отступил на шаг назад. Упал и голос, а с ним и не удержавшиеся на носу очки, застучав по полу. Демон вытаращился на обалделого мага, разом потеряв даже намёк на официозность. – Это чего, желание что ли такое?
- Судя по всему, - задумчиво покивал второй. – Судя по всему.
- Он что, совсем идиот? Совсем спятил?!.. – неверяще уточнил стажёр, попятившись настолько, что снова вошёл в слепое пятно, где недвижимо стоял неизвестный Гиль. – И чего мне делать-то, кураторы?!
- Почему ты так удивлён, стажёр Тирот? – в голосе третьего бархатисто прозвучал смешок. – Он был предельно конкретен.
- Чего?!
- Сначала ебать. Потом колотить. Потом опять ебать. Ничего сложного, как видишь.
- Но я не умею! – возмутился мелкий демон.
- Мы с Шитрисом здесь, чтобы делиться с тобой своим опытом, - мягко напомнил Гильдерер.
- Богатым опытом, - хохотнул названный, - оглядывая красивую фигуру мага в фиолетовой мантии, скорее подчеркивающей ладное тело, чем скрывающей его.
Эглант растерянно моргнул. И ещё раз, потихоньку начиная принимать реальность и осознавать, что же он только что сделал и, что важнее, сказал.
…а в волоске от линии, начертанной на полу и сдерживающей демонов, постепенно набухала кровавая клякса. Алые капли, так и не свернувшиеся, медленно, тягуче вытекали из опрокинутой чаши, этой неторопливостью больше напоминая мёд, чем кровь. Магия, энергия… Она самым загадочным образом влияет на элементы самой себя.

"А за базар ответишь",
или демоны выполняют любые приказы


Кажется, он сказал что-то очень плохое. Да нет, не плохое, а просто ужасное. Просто убийственно ужасное, невозможное, и далее по списку. Магички и прижизненные статуи в сознании смешливо сделали ручкой и упорхнули в неизведанном направлении.
Демоны.
Они же не всерьёз, да? Нет, ну как так можно: всерьёз принять за его желание вот эту случайно вырвавшуюся фразу, её практически можно назвать междометьем, устоявшимся выражением, которое не стоит принимать в расчёт!
Пока Эглант хватал губами воздух, в немых проклятиях костеря самого себя, свой несдержанный язык и саму культуру нынешнего века, демоны размышляли.
Вернее, размышлял самый молодой, кусая губы, переминаясь с пятки на носок и помахивая невесть откуда взявшимся тонким хвостом, оканчивающимся костяной пикой.
«Если есть приказ, - думал он, хмуро поглядывая на мага, - то его следует выполнять. В этом заключается сама суть моей работы. За выполненный приказ я получаю плату, сдаю её куратору, а он – вводит в общий поток эманаций, обеспечивающий жизнь в родных сферах. Но вызывать демона, чтобы дать ему такое задание?! На такое, пожалуй, только смертные с их ограниченной разумностью и способны…»
- Ну… Ладно, - сдался он через несколько минут, присаживаясь на корточки и подбирая очки. – Если вы мне поможете, то я, конечно, справлюсь.
- Можешь не сомневаться, - Шитрис усмехнулся, со вкусом облизнув оскаленные клыки. Поглядывал он то на мага, то на собственного подопечного, но алый жар его взгляда скрывал эмоции и было не разобрать, просто так он посматривал, или всё же сально.
- Эй, жалкий смертный! – воспрянув духом, позвал мелкий, поднявшись и снова улыбаясь – вежливо и довольно. – Вы или к нам идите, или выпускайте отсюда!
- Чего?..
- Чего-чего, будем твоё желание выполнять, - любезно пояснил Шитрис.
- Это ты мне? – на всякий случай уточнил Эглант, скрещивая руки на груди. Шок потихоньку проходил, нервный смех – тоже, почти не оставив после себя икоты. Так, горло порой сжималось, подёргиваясь и силясь сглотнуть ком. Или это не от икоты? – Не-не-не, не собираюсь я никуда идти. Мне и тут хорошо, знаешь ли.
- А как мне с приказом быть?! – возмутился младший демон
- Ну, если ты считаешь это приказом…
- Да, это приказ! Самый настоящий.
- В таком случае, не мои проблемы. Я вас пленил, а не желания выполнять вызвал.
- Плени-и-ил? – протянул Гильдерер, и Эглант машинально пощупал себя за шею, убеждаясь, что удавка на неё не накинута, и это действительно всего лишь влияние голоса демона. Или всё-таки икота. – А скажи мне, смертный… Ты считать умеешь?
- Я – квалицированный маг, а не зевака с рынка. Конечно, умею.
- И сколько свечей должно гореть для стабильной работы барьера?
- Пять.
- А у тебя сколько горит?
- Пя… кхм, - пересчитав огоньки и поняв, что их всё же четыре, а не нужное количество, Эглант не смутился, вздёргивая острый нос вверх: - И что с того? Выйти вы все равно не можете, как и зайти в мой круг! Так в книжке было написано!
- О, - насмешливо хмыкнул невидимый демон, а Тиро снова совершенно расстроился.
- Ну что теперь делать? – сморщил он нос, едва снова не уронив очки. – Мы не можем уйти, пока не выполним приказ! Мы не можем выйти, пока нас сдерживает эта линия. А я не хочу в плен в первый же день работы…
- А в другие тебя устроит? – Шитрис, хмыкнув, подошёл к краю барьера, рассматривая свечку напротив себя. – Этот маг даже не знает, что делать с демонами.
- Ой, за меня не волнуйся, я что-нибудь придумаю, - маг снова хихикнул, потерев себя за плечи узкими ладонями. – О, да-а, придумаю. Я вообще умный!.. Ха-х!..
- Отставить вторую истерику, смертный. Не пугай нашего стажёра.
- Ещё даже и не начинал…
- Интересно, как до этого отсталого мирка вообще дошло таинство ритуала? – внутри Клети полыхнуло.
- Может, межмирным ветром занесло?
- Не исключено.
Гильдерер, наконец, устал стоять на одном месте, и Эглант даже не удивился, поняв, что с каждым шагом этого существа камень под тяжёлыми копытами вспыхивает синим пламенем, но, не найдя себе пищи, тут же бесславно гаснет. Остановился главный демон – а его главенство буквально бросалось в глаза, если присмотреться к Шитрису, который избегал смотреть на коллегу прямо – за спиной у расстроенного мальчишки. Обычная человеческая рука в пене белого кружева легла на плечо.
- Расслабься, Тиро. Нет причин для грусти. Мы начнём без него.
- Без него?
- Да. А выбора у смертного всё равно нет, не было и не будет.
- Что вы имеете в виду? – спросил Тиро, подняв голову, без робости глянув Гильдереру в лицо, прямо в синие сгустки пламени, призванные изображать глаза на грубовато-красивом лице с крупными, правильными чертами, от прямого тяжеловесного носа, и до точёного волевого подбородка.
- Это всего лишь смертный, - ответил куратор, беря юношу за запястья и поднимая его руки вверх. – Всего лишь смертный, возомнивший себя повелителем демонов.
- У демонов нет повелителей, - рассмеялся Тирот, заметно расслабляясь. Если куратор говорит, что все будет хорошо, значит, так и будет. Он не видел лёгкой синеватой дымки, коснувшейся его висков.
- Теперь появятся, - невозмутимо отозвался Эглант, подзывая к себе перо и чистую бумагу. Дымку он тоже несколько проморгал, мерцающая завеса Клети искажала пространство. – Кто бы мог подумать, что в этой рукописи окажется столь ценная информация… как хорошо, что я закопался в эти дальние архивы!
- Дальние архивы, значит? Может, какие-нибудь странники… - Шитрис прошёлся вдоль барьера, покачивая хвостом. То и дело его кончик соприкасался с жёсткой энергией, вызывая электрическое потрескивание. Даже с одной потухшей свечой контур продолжал оставаться сильным, хоть нарушить его структуру могла бы даже мимо пролетавшая муха.
- По-моему, сейчас это не очень важно, - Тиро покрутил кистью, ещё не совсем понимая, зачем его вообще удерживают, пусть и всего лишь одной рукой. Второй очерчивая плавную линию талии… - Куратор?..
- Да, Тирот? – Гильдерер усмехнулся.
Ответа, впрочем, он не ожидал. Он действительно решил перейти от слов к делу, неспешно вытягивая рубашку мальчишки в своих объятиях из-под пояса штанов. Нырнув ладонью под ткань, он приподнял её, оглаживая кожу и обнажая плоский смуглый живот.
Приятного цвета кожа у Тиро оказалась. Ровная, смуглая.
Эглант отвёл взгляд.
- Если вы надеетесь, что эта демонстрация впечатлит меня, то вы ошибаетесь, - хмыкнул он, следя за танцующим пером. Он бравировал, бравировал, но, похоже, мог невыбравировать. Горло сжимало всё чаще, а дыхание спирало от повисшей в воздухе магии соблазна. Словно демоны действительно имели какое-то отношение к земным грехам. Например, похоти. – Я не по части мужского достоинства.
- Халат на тебе говорит об обратном, смертный. А пеньюар к нему у тебя есть?
- Это мантия, невежда!
- Я вижу на ней кружево.
- Какая кому разница, как я одет? – взвился Эглант, возмущённо сверкая зеленью глаз. Он понял, что Шитрис в этой компашке, похоже, был профессиональным провокатором. – Мой подвал, как хочу, так и одеваюсь!
- Вот и мы чем хотим, тем и занимаемся, - ласково улыбнулся ему второй демон, обнажая немалые клыки, вызывающие трепет. – В твоём подвале.

Когда тигр выходит из клетки,
неплохо иметь запасную - для себя


- Да как ты…
Тихий стон привлёк внимание.
Отвлёкшийся на возмущение Эглант совершенно забыл о том, что себя и своё тело надо держать в руках, что нельзя поднимать взгляда, что нельзя-нельзя-нельзя наблюдать за демонами. А когда вспомнил – было слишком поздно. Он уже смотрел, как бледная ладонь синеокого демона ласкает смуглое тело младшего в обрамлении расстёгнутой алой рубашки. В этих ласках точно жила толика магии – без неё Тиро вряд ли смог бы так быстро дойти до прерывистого дыхания, волнующих изгибов, в которых проступали ребра и рельеф плоского живота.
Маг сглотнул.
Оторвать взгляд от того, как юный демон запрокидывает голову, как кусает губы, как невольно дёргает руками, пытаясь освободиться, было почти невозможно.
Даже немножко завидно.
Да что там, очень завидно.
- Ну, перестаньте уже, - хныкнул стажёр, облизнув губы, припухшие от укусов. – Ну дядюшка-а-а…
- Вы ещё и родственники, - хрипловато пробормотал Эглант, покачав головой. – Во что я вляпался…
Увы, пристальная слежка за происходящим по ту сторону линии сыграла с ним плохую шутку – Шитрис появился перед магом неожиданно, вынуждая вздрогнуть и беспокойно передёрнуть плечами, чтобы побороть табун будоражащих мурашек, вздумавших пощекотать нервы.
Демон стоял ровно напротив, только тонкая преграда контура Клети отделяла его от беззащитного мага. Ну, и, наверное, преграда знака Солнца, пока что не проявлявшая себя. Его можно было в деталях рассмотреть так, как не получалось до этого.
Рогов на голове демона насчитывалось аж три пары. Самая мощная, первая, начиналась по бокам лба. За ней, немного выше, располагалась вторая пара, за второй – третья, и все они сплетались воедино, формируя словно бы щит над головой Шитриса. Тускло блестящий старым золотом щит.
Медного цвета волосы даже на вид казались жёсткими как проволока. Судя по тому, как они лежали, словно притягивая к себе свет и поглощая его, не оставляя на себе ни единого блика, впечатление это было обманчиво – слишком гладко медное полотно обтекало широкие плечи.
Лицо совершенно точно не принадлежало эльфу. Даже самые мужественные из них не позволили бы себе пусть короткую, пусть не особенно тёмную, но всё же щетину, подчёркивающую волевой подбородок. На нём даже ямочка была, как на картинках с рыцарями, которых так обожали пресловутые магички. Эти самые магички, должно быть, передрались бы за возможность оказаться в постели с таким вот красавцем с неоднократно переломанным, а потому несколько искривлённым носом с острым кончиком, густыми бровями и глазами, больше напоминающими текущую лаву.
- На чьём месте ты хочешь оказаться, смертный?
- На своём собственном.
- Уверен? – Эглант не знал, как он понимает, куда смотрит демон. Ведь у того даже зрачков не было… Однако, понимал. И послушно смущался, осознавая, что взгляд направлен туда, где мягкий шёлк мантии совершенно не скрывал внимание мага к происходящему между двумя демонами.
- Я не поведусь на это.
- Значит, станешь подстилкой для всех троих.
- С чего ты взял, демон?
- Потому что ты уже не можешь отвести взгляд от них, даже от меня. Я вижу похоть на твоём лице, похотью отмечено твоё тело. Хотя я ничего не делаю, - изо рта – кажется, обычного человеческого рта, с тонкими губами – вырвался низкий, прочувствованный и хриплый краткий рык.
Табун мурашек вернулся на второй забег, щекоча хребет, а в горле так некстати пересохло. Красные глаза Шитриса уже не сияли нестерпимым пламенем, маг мог в них смотреть и совершенно точно знал, что смотреть не стоило.
Но отвести взгляд не получалось.
- Ха! – голос прозвучал слабым писком. Пришлось кашлянуть. – Пока вы в магической клетке, ты ничего и никого не сможешь достать, кроме своего члена! А уж от этого я как-нибудь защищусь.
- Ты уверен? – демон положил на потрескивающий контур ладонь и опустил глаза, куда-то очень выразительно глядя.
Избавившись от зрительного контакта, столь волнующего сознание, Эглант тоже посмотрел вниз, недоумевая, что же так привлекло демона. Именно в этот момент кровь из опрокинутой чаши добралась до меловой границы. Словно попав в срез воды, алый узор пополз вверх по завихрениям энергии, постепенно застывая тончайшей яркой бумагой.
Всё выше, выше, выше…
- Ой…
Эглант заворожённо наблюдал, как красное марево, похожее на блеск инфернальных глаз, заволакивает демона. Как острый коготь взрезает окрасившийся барьер словно нежнейшую паутину, раздирая на куски. Оказалось, Клеть и часть звуков глушила – звонкий, чувственный стон ударил по ушам мага, заставляя его метнуться взглядом к демонической парочке. Штаны Тирота были лишь немного приспущены, и пальцы старшего поглаживали низ живота практически целомудренно.
Только реакцию при этом вызывали далёкую от целомудренной.
Магия. Чертовая демоническая магия!
- И кто теперь в клетке, смертный? – Шитрис сделал шаг, отделявший границу от барьера. Он оказался прямо напротив мага, лицом к лицу, а длинный хвост обернулся вокруг защитного круга, словно демон рассчитывал его сломать простым силовым давлением. – Так интереснее, не правда ли?
- Горите в подземном мире… - прошептал Эглант, краем сознания отмечая, что хвост у демона без чешуи, просто кожистый.
- О, мы только недавно из него.
Энергетический кокон Солнца, последняя защита, полыхнул желтоватым, когда Шитрис безбоязненно и кратко лизнул его аккурат напротив лица Эгланта. Язык у демона оказался длинным, с легким уклоном в синеву, а сам жест выглядел столь пошло, что маг едва не отшатнулся.
Вовремя вспомнил, что совсем недавно своими руками любовно расправил складки мантии, и теперь те лежали практически впритык к границам защитного круга.
Хуже и быть не может.
Демон, словно прочтя его мысли – или, быть может, его рассмешил розоватый румянец гнева на белой коже мага? – глумливо рассмеялся, и отошёл немного назад.
- Эй, р-родственнички, - хвост мёл над полом, сплетаясь гибкими кольцами, восьмёрками, спиралями. Показывая не только свою толщину, но и гибкость. – Нам тут предложили чувствовать себя, как дома, любезно пролив кровь на пол.
- Как это мило со стороны «повелителя демонов», - промурлыкал Гильдерер, и Эглант узнал, что его голос может не только выкручивать внутренности, но и гладить-царапать кожу.
«Это же готовый материал для диссертации…» - промелькнула непрошенная, но такая трезвая мысль, что она тотчас устыдилась своего наличия.
«Дожить бы до неё только…» - добавила рассудительность, и Эглант прерывисто вздохнул, силясь взять себя в руки.
- Немедленно вернись в Клеть, - потребовал он у Шитриса. – Я вызвал вас. Я – ваш повелитель!
- У демонов нет повелителей, - со смехом повторил тот слова младшего демона, прохаживаясь перед магом с ленцой, будто сытый зверь. Из всех троих Шитрис менее всего походил на человека.
И именно ему выпало с этим человеком общаться, пока Гиль упоённо исследовал рот племянничка языком.
Скучающе понаблюдав за парочкой несколько секунд, Шитрис счёл зрелище недостаточно экзотическим для него – это пусть всякие смертные слюну роняют, демонической страстью любуясь – и попёрся изучать, куда же их занесло в командировку.
Лаборатория у мага была небольшой. Стол для опытов, рабочий стол, несколько книжных шкафов. Шитрис было заинтересовался, заметив книги по демонологии, но, мельком проглядев парочку, с трудом сдержал воющий зевок.
Это всё было слишком скучно.
А вот алый полог, отделяющий проход куда-то, выглядел уже интереснее.
- Это что, новейшая система безопасности для лабораторий? – поддел он его когтем, и под возмущённый возглас ловко распорол ткань на несколько полосок, проходя во вторую половину подвала. - Как интересно…
Это была жилая часть, Эглант обставлял её в соответствии со своим вкусом, любовно выбирая каждую вещь. Теперь несчастному горе-демонологу приходилось вытягивать шею и бессильно кусать губы, наблюдая за тем, как свободно прогуливается по его святая святых какой-то призванный демон.
С другой стороны, это было куда как лучше, чем следить за двумя оставшимися демонами. С Эгланта хватало и стонов, проникающих под саму кожу.
Мурашки уже давно избрали его спину своим домом.

На ошибках-то учатся...
Лишь бы не посмертно


Вторая половина подвала была чем-то вроде гордости Эгланта. Только самый квалифицированный маг, поселившийся в старом сыром подвале, мог превратить эти развалины в комнату особняка. Сырость в своё время ушла самой первой, стены очистились от плесени, а солому заменила большая двуспальная кровать с балдахином, цвет которого Эглант менял в зависимости от своих настроения и желания. Вот прямо сейчас балдахин был алым, идеально гармонируя с покрывалом и белоснежным пушистым ковром на полу. Шитрис тут же деловито перепачкал это произведение искусства сажей, с каким-то извращённым удовольствием оставляя на нём отпечатки лап.
Душа Эгланта безмолвно страдала, и даже тянущее возбуждение, поселившееся в паху, немного сошло на нет. Спальня! Его нежно любимая спальня под игом какой-то твари?!.. Ужас! Кошмар!
- О-о-очень мужественно, - вернул в реальность ехиднейший голос. Шитрис легко покачнул кресло-качалку, стоящую у тлеющего углями камина. – Прямо так и веет брутальностью. Ты тут вяжешь?
- Отвали, мне знакомая подарила, - огрызнулся Эглант, соврав. Кресло он собственноручно заказывал у гномов.
- Да-да, конечно. О, а вот это тебе особенно пригодится! – взяв с кровати шёлковую подушечку, демон помахал ею в воздухе. – Потом.
- Заткнись.
- Будешь подкладывать под задницу, чтобы не ныла.
- Заткнись и тащи свою задницу сюда! – рыкнул не хуже демона Эглант, определённо заволновавшийся, когда Шитрис подошёл к кровати. Румянец, конечно, гневливый, расползся по его щекам красными пятнами. – Не смей туда идти!
- Я уже сюда прошёл, - парировал демон, откидывая с кровати покрывало. Потускневшее было пламя глаз ярко полыхнуло от восторга, а коготь дотронулся до... – Ола-ла, беру свои слова назад, смертный.
- О, Великий Бог… - Эглант прикрыл глаза ладонью.
- На тебе всё-таки халат. А пеньюар лежит здесь!
- Он есть? – Гильдерер поднял голову, отвлёкшись от подопечного, который поспешил надышаться, пока эту возможность ему предоставили. Он даже обвис в ласковых руках, довольно изгибаясь. С его приоткрытых искусанных губ капнула тягучая слюна.
- Да, ты посмотри на эту прелесть! – тонкий паутинный шёлк, стоящий бешеных денег, заколыхался, когда демон приподнял обозначенный предмет интима за лямку. – Фиолетовый цвет, полупрозрачность… Он точно из комплекта с этой, хе-хе, «мантией». Ты знаешь толк в извращениях, смертный.
- Это мой подвал! – с каким-то отчаянием напомнил Эглант, тоскливо глядя в сторону демона. – И вообще, это моё право. В чём хочу, в том по дому и хожу!
- Только ходишь? Непозволительная трата денег впустую.
- Пошёл ты.
- Неужели ты девственник?
- Не твоё собачье дело.
- Никакого чувства самосохранения. Ну, по крайней мере, ты не клянёшься, что это бакалейщица забыла. А в шкафах у нас что?..
- Не смей туда лезть!..
Это было ошибкой.
Роковой непростительной ошибкой.
Запаниковав, Эглант дёрнулся. Подол длинной мантии словно только этого и ждал: струящийся шёлк перетёк, меняя своё положение, и закрыл меловую линию барьера. Рассеялся тот с тихим хрустальным звоном, совершенно заглушённым одним-единственным щелчком обычными человеческими пальцами. Лишь воздушное кружево колыхнулось, а эхо прокатилось по всему подвалу, закладывая уши.
Говорить и ругаться Эглант ещё мог, что и делал громко и от всей души. А вот ноги и руки его теперь совершенно не слушались, застыв, будто каменные. Заклинание демонов было куда сильнее возможностей мага.
- Тиро, детка, - ласково мурлыкнул Шитрис, возвращаясь к лаборатории. – Похоже, мы наконец-то добрались до твоего первого задания.
- А-а-а?.. – осоловело моргнул стажёр, и облизал без того влажные губы.
Он и сам не был уверен, что его удержат ноги, но хотя бы не думал об этом. Про работу он тоже уже забыл. Как и про всё остальное, впрочем. Он просто смотрел, как большой, сильный и страшный демон, нежно пропустив через пальцы длинные ухоженные волосы, берёт смешного человеческого мага за горло и швыряет в сторону стола. Зазвенело: на пол полетели немногочисленные склянки, книги, чернильница и нежно любимая металлическая статуэтка дракона…
Удар вышиб из Эгланта дух, прервав поток нелестных изречений. Маг даже немного прикусил себе язык, вынужденно затыкаясь. Его магия не работала, словно каменные блоки, державшие его конечности, обрубили эту способность с легкостью, внушающей ужас.
Это было нереально. Это было из разряда маленьких кошмаров.
Да что там, силой Эглант мог бы побороться с каким Архимагом! Он мог бы даже стереть с лица земли половину города. А тут…
Только теперь он начал понимать, насколько же серьезно влип за свой неуемный словарный запас. Сколько раз говорили ему учителя, что надо следить за тем, что говоришь?
Стоило их слушать.
Ох, стоило.
- Задание, Тиро.
- В котором придётся помочь, он покрупнее тебя, - рассмеялся Гильдерер, выпуская тонкие запястья из руки, и её мановением толкнул Тирота второму куратору. Хорошо толкнул, в полёт отправив через половину лаборатории…Вот только приземление у того произошло не в пример мягче, чем у мага.
- Ой! – вскрикнул юный демон, угодив в когтистые лапы, и удивлённо заозирался, теперь начиная понимать, что к чему. – Задание, да. Приказ. Выход из кризисной ситуации.
- О да, - сладко согласился с ним Шитрис, слизывая с подбородка мальчишки влажную дорожку. Эглант за этим следил с выражением вселенской тоски, но никак не похоти. – У «повелителя» явно последняя стадия кризисного недотраха…
- Соискание научной степени называется, - ехидно добавил Гильдерер, который успел подобрать с пола какие-то записи, и теперь небрежно их листал. Словно и не лапал только что племянника с такой страстью, что взгляда не отвести.
- Хм-м-м? Неужели и впрямь учёный? – Шитрис бросил взгляд на мага, силящегося двинуть хотя бы пальцем. Получалось только гусеничкой на столе извиваться, изгибая хребет в бессильных попытках вырваться.
- Типичный. К тому же, теоретик. Практик бы плевался огнём ещё стоя в знаке Солнца.
- Так мы будем выполнять приказ, или вы будете обсуждать его учёную степень?.. – неожиданно возмутился Тирот, и даже сам выбрался из когтистых рук, решительно так подходя к столу.
- Лучше обсуждайте степень, - поспешно подал голос Эглант, оскорбившись на звание теоретика. Ну не объяснять же этим недалёким демонам, что от успеха своего глупого ритуала он просто растерялся и не додумался вдарить по ним магией? – Хотите, я вам своё любимое заклинание расскажу?..
- Не хочу, - Тиро сел на край стола и склонился над магом, с любопытством разглядывая красивое молодое лицо, прослеживая подушечкой пальца выраженные скулы. Очки демон успел посеять ещё в Клети. – Я лучше начну.
- Я против.
- Вас не спрашивают, человечишка.
- Но я всё равно очень-очень против. Для протокола.
- Так и запишу в отчёте. Дядя, вы ведь подскажете?..
- Конечно, Тирот, - Гиль неслышно подошёл вплотную, коснулся пальцами мягких каштановых кудрей, кажущихся слишком жизнерадостными для демона. Его собственные жёсткие серебристые пряди были куда уместнее, как и драгоценная медь волос Шитриса.
Не обращая внимания на дядю, Тирот склонился ещё ниже. По губам беспомощно дернувшегося Эгланта скользнул влажный язык, на пробу пытающийся их раздвинуть. Вопреки ожиданиям, гнилостного смрада не обнаружилось даже вблизи.
От стажёра едва уловимо пахло корицей, а его губы оказались влажными и удивительно мягкими. Тиро ещё немного робел, это чувствовалось в неуверенном напоре, но целовался он умело. Настойчиво, терпко, не иначе как пропуская в мага заряды возбуждения. Исхитряясь углубить ласку безо всякого насилия. Эглант сам не заметил, когда внутреннее напряжение дрогнуло, прогибаясь, а язык подался навстречу языку, сплетаясь в жарком танце.
Вот только самообладание отказывало быстро – если в первые мгновения юный демон был нетороплив, то меньше, чем через минуту его колени уже сжимали бёдра мага. Поцелуй из робкого и почти просящего стал жадным, требовательным и немного жёстким, до оцарапанных губ и почти прокушенного языка. Сквозь мантию, взрезая нежную ткань, когти прочертили бледную кожу, на которой всякий след оставался недолго алым пятном.
Это увлекало, захватывало.
Почти нравилось.
Но со стороны смотрелось слишком культурно, словно два первокурсника вздумали потискать друг друга в уголочке.
- Шит, - позвал Гильдерер снова заскучавшего демона. – Тиро только целоваться и умеет?
- Ну…
- Ты не следишь за его воспитанием?
- Ещё может вырезать ему сердце, - последовал ленивый ответ. – Но это уже будет прямое неповиновение, пункт третий контракта. Да и ещё менее интересно…
- То есть, не следишь. В наказание займись… практической подготовкой, - усмехнулся Гиль, прикосновением к напряженной спине отвлекая племянника от его «жертвы».
Тирот нежно прикусил губу мага и поднял голову, вопросительно взглянув на куратора. Ухоженные пальцы немного грубо сгребли в горсть волосы юного демона, и Гильдерер потянул, заставляя приподняться навстречу куда более жадным и умелым губам.

Свечи, хвосты и медитация


Эглант тяжело задышал, практически жалобно хватая воздух губами, искусанными малолетним демоном. Только сейчас он понял, насколько сдавило лёгкие. Его зелёные глаза заволокла поволока возбуждения, а на повторную волну ругани не было ни дыхания, ни даже желания.
Зачем лишний раз напоминать о себе? Он лучше понаблюдает, с какой страстью Тиро припадает к губам дядюшки. С какой грубоватой нежностью пальцы старшего демона перебирают волосы мальчишки. Проследит красивую линию шеи Тиро, полюбуется на смуглую кожу в обрамлении алой ткани.
Увы, увлечённость родственников друг другом не гарантировала, что Эгланту позволят отдыхать.
Не отрываясь от губ дяди, Тирот запустил ладони в разрезы мантии, провёл пальцами по впалому животу, очертил грудную клетку и попытался сжать одной ладонью шею. Получилось плохо – Эглант только выдохнул нервный смешок, пытаясь увернуться от лапаний. У юного демона определённо не хватало размера ладони и внушительности для такого жеста.
- Практической подготовкой? Я?..
- М-мгм.
- Гиль, ты точно надо мной издеваешься, - на диво нежно пропел Шитрис. Эглант видел, как его когтистые руки снимают с плеч увлечённого поцелуем стажёра рубашку, как его тонкие губы отмечают смуглые плечи скупым поцелуем. Пальцы, обхватившие тонкую шею с куда большим успехом, легко полыхнули разрядами энергии, от чего Тирот выгнулся, заёрзав на несчастном маге. – Да будет тебе известно, что навык прятать когти не относится к моему роду. И чем я, по-твоему, должен это делать?
- Возьми свечу, о недогадливый куратор, - насмешливо посоветовал Гильдерер, отстранившись от губ Тиро.
Получив призрачную свободу, тот норовисто мотнул головой, склоняясь обратно к Эгланту. Он всё хотел сделать правильно: от ласки отступившего Шитриса, чьи пальцы только-только переключились на грудь, кружилась голова. Тиро не желал ни в чём уступать старшему. Обжигающая сила, подобная той, которой пользовался куратор, окутала тонкие пальцы – слишком обжигающая, и Тиро поспешно накинул сверху защиту от ожогов. Посылая волны жара в острый кончик, он царапнул когтем сосок мага, прочертив его по ореолу. Неотрывно наблюдая, как маг заламывает брови, закусывает губы, дергаясь от ласки чувствительных нервных окончаний. Как запрокидывает голову, как нервно сглатывает, от чего кадык красиво дергается, а связки шеи напрягаются, перекатываясь под кожей.
Невыраженный стон, вырвавшийся из горла, был слишком тих, но Тиро приосанился, подставляя свою собственную шею под поцелуи дяди. Это он уже посчитал своей маленькой победой.
- Молодец, мой мальчик, - мягко прорычал Гильдерер, прикусывая мочку острого уха племянника. – Ты просто умница…
- Не развлекайтесь без меня, - подал голос Шитрис, придирчиво изучающий всё ещё горящие свечи.
Одну из них – самую длинную и толстую – он выбрал практически сразу, безбоязненно накрывая ладонью язычок пламени. Мягкий воск смялся, принимая новую форму, а кончик свечи закруглился.
Вооружившись своим орудием, Шитрис обошёл лабораторию, сунул нос в спальню. Ароматное масло, которым смазывают запястья перед медитацией, он обнаружил практически сразу. Эглант был педантичен и всё расставлял на полочках так, чтобы это можно было легко найти.
Впрочем, сегодня расслабляющая медитация магу не грозила.
Тиро не хватало опыта, чтобы концентрироваться разом на двоих любовниках, так что Эгланта снова ненадолго оставили в покое. Ему от этого, впрочем, не было так уж легче – прямо перед глазами мага, чьё тело слишком уж охотно распалялось не то что от прикосновений, а даже от мимолётного взгляда, происходил демонический стриптиз. Старательный младший демон заплетающимися пальцами расстёгивал сперва расшитый сапфирами камзол, а когда тот упал на пол – рубашку. Кожа Гильдерера казалась совершенно алебастровой, белее молока и мела. Смуглые ладони прошлись по плечам старшего демона, сталкивая рубашку прочь, а заодно и отводя назад гладкие пряди серебристых волос, губы влажно коснулись мускулистой шеи, едва заметно блеснули острые зубы, оставляя круглую красную метку. В воздухе горячо пахнуло магией, от которой заныли колени и потянуло живот. Эглант не был магом крови, но даже он при желании мог бы черпать из этого силы.
Растянув губы в шальной улыбке, Тиро отстранился, уперся ладонями в грудь мага, опуская на него взгляд. Алые глаза, в отличие от глаз старших, сияли всё сильнее. В этот момент маг понял, что по его обнаженной ноге скользит гибкое и горячее, слегка царапая кожу кончиком. По щиколотке, щекоча. Под коленом, вновь сбивая дыхание. По нежной коже бедра, с нажимом. И выше, охватывая кольцами, сжимая крепко, но не доводя до боли.
Он совсем забыл, что у малолетки есть хвост.
Он никуда не планировал идти, поэтому на нём не было штанов.
Да, чёрт возьми, он даже трусами не озаботился, планируя после научных трудов завалиться в ванную.
Может ли всё быть ещё хуже?..
- Проклятье… - мат смешался с обречённым стоном. Эглант дёрнулся, выгнулся и, покачнувшись, бессильно обмяк, понимая, что сбросить Тирота у него не получится. Голос был хриплым, напряжённым и с головой выдавал истинное состояние. Далёкое от возмущения. – Куда ты лезешь?!..
- Я не заметил, чтобы вы были против, жалкий смертный, - вежливо ответил Тиро, сильнее сжимая кольца хвоста и скользнув костяной пикой по обнажившейся головке, вызывая звучный стон. Самую малость испуганный. Как и любой здравомыслящий парень, Эглант очень трепетно относился к своим гениталиям. – Дядя, он снова разговаривает.
- Очень неразумно с его стороны, - столь же церемонно ответил Гильдерер, поглаживая талию младшего. Вторая ладонь легла на лицо мага, накрывая, а длинные пальцы, указательный и средний, проникли в рот. Не стоило и надеяться вытолкнуть их языком, нежная кожа только царапалась об аккуратные ногти. Кусаться Эглант при всём желании не рискнул бы. Он ещё хотел жить, а шансы на это пока были. – Шит, ты скоро?
- А ты уже соскучился? – демон, чёрными следами от лап которого уже был испятнан весь ковёр в некогда уютной спальне, подошёл к столу, постукивая когтями по полу. Как очень, очень-очень большая собака. – Тиро, приподнимись.
- Да, куратор, - послушно привстал тот, обернувшись на Шитриса, в изгибе оттопыривая задницу. Эглант издал невнятный стон, когда хвост снова шевельнулся на его достоянии: это стажёр приподнял его, волной завершая движение на самом кончике, все ещё находящемся на члене. Штаны, держащиеся на честном слове и магии под хвостом, послушно поползли вниз, а ремень перекочевал в свободную руку Гила.
- Больше внимания приказу, - посоветовал Шитрис, зубами открыв колпачок. И как только не отгрыз…
По комнате поплыл дурманящий запах полыни и лимона, когда он щедрой рукой пролил густую жидкость меж ягодиц стажёра. Несколько капель попало даже на ноги Эгланта, напитывая ошмётки халата.
Варвары.
Это масло стоило едва ли не больше, чем пеньюар.

Психология общих бед и прелести вуайеризма


Тирот вздрогнул.
Ароматическое масло было прохладным, а демон – разгорячённым, да и в принципе привыкшие к жару Преисподней инфернальные существа холод не любили. Послушный распоряжению куратора, Тиро снова склонился к лицу Эгланта, и тот почувствовал, как его губ касается горячий язык, как он скользит в рот вдоль пальцев Гильдерера, лаская, вылизывая, как проникает практически до глотки, вынуждая прижать язык собственный.
Шея мага дернулась, дышать стало почти невозможно, а горло судорожно сжалось, пытаясь не то сглотнуть посторонний элемент, не то вытолкнуть тошнотой. Гильдерер шевельнул пальцами, негромко хмыкнув. Его голос снова проникал до самих костей, словно демон страстно шептал прямо у уха Эгланта, а не стоял над ним.
- Тошнота от такой малости? Удивительно для любителя столь смелых пеньюаров.
Эглант не смог бы ответить при всём желании. Только зубы чуть сжал, самую малость.
Ладони служащего-стажёра двинулись вниз по телу мага, неспешно поглаживая между полосами жестоко изрезанной до пояса мантии. Уткнувшись запястьем в ткань, Тирот немного раздражённо полоснул когтями, чудом не вскрыв поджатый от паники живот, но даже не обратил на это внимания. Он наконец-то оставил рот мага в покое, поднимаясь, выцеловывая руку дяди, скользя губами и языком по предплечью. Мальчишка быстро учился, и уже был вполне в состоянии и демона дразнить-ласкать, и с магом играть.
По крайней мере, хвост он заменил ладонями вполне успешно.
Вернее, практически успешно.
- Лучше убери коготки, Тиро, - присоветовал Шит, проводя ещё тёплым кончиком свечи между слегка напрягшимися ягодицами. – Иначе магу окажется нечем кончать, и тебе будет очень сложно справиться с заказом.
Юноша ответил негромким согласным мычанием и послушно положил руки Эгланту на тяжело вздымающуюся грудь. Почувствовав некоторую нервозность племянника, Гильдерер убрал пальцы, позволяя магу жадно задышать. Слюну он вытер о чёрные волосы, разметавшиеся по столу, и положил ладонь на макушку младшего, расстёгивая брюки.
- Догадаешься, что делать надо? – со смешком спросил синеглазый демон, и Тиро, сглотнув, кивнул, во все глаза глядя, как бледные пальцы расправляются с крючками.
Зажмуриться Эглант не успел.
А потом уже не смог отвести взгляда от крупного, перевитого синеватыми венами члена. Он был размерами не хуже, чем те игрушки, что лежали в шкафу. В том самом, до которого Шитрис, к счастью, так и не добрался. Нет, вовсе нет, Эглант никогда не использовал их на себе.
Он их просто коллекционировал.
Должно же быть у мага хоть какое-то хобби?
Зачарованный демоническими размерами, Эглант и не заметил, как дернулись собственные пальцы рук. Зато с его места было великолепно видно, как Тирот прикасается влажными губами к розоватой головке… и, запрокидывая голову, рычаще стонет через стиснутые клыки, выбивая стон и из Эгланта когтями, расцарапывающими грудь в опасной близости от сосков.
Шитрис не отличался ни осторожностью, ни ласковостью, и толстую свечку в мальчишку втолкнул довольно грубо, пусть и не особенно глубоко.
- Тиро, - ровным, спокойным голосом напомнил о себе Гильдерер, и его племянник, переведя дыхание, слегка подрагивая, повторил прикосновение. Скользнул губами, прослеживая крупную вену, и зажмурился, отозвавшись новым стоном, прерывистым и звучным, на ритмичные толчки. Шитрис был достаточно осторожен, чтобы не сломать свечку, но не настолько, чтобы не причинять боли девственнику.
Долгих минут пять Эглант был вынужден наблюдать за лаской пухлых губ. За тем, как Тирот старательно лижет, целует и обхватывает головку, как скользит вдоль и опускается к тяжелым яичкам, как увеличивается член демона и как все сильнее проступают вены.
О, Великий Бог, он у него ещё и ребристый…
Эглант протестующе застонал, но этот стон больше походил на писк придушенного котёнка. Быть изнасилованным одним Тиротом уже казалось не такой уж плохой идеей – всё, что угодно, лишь бы не знакомиться близко с его кураторами и методами их курирования.
Жар в собственном теле мешал сосредоточиться. Молодой демон ёрзал и сжимал его бёдрами, сбивая с мыслей, подавался к свече, постепенно привыкая. Со стороны казалось, что о маге демоны потихоньку забывают. Термин «подстилка для всех троих» приобретал иное, щадящее значение. Стать подстилкой для трахающихся демонов, конечно, та ещё честь. Но лучше, чем испытать их похоть на самом себе.
В общем и целом, надежда, конечно, субстанция хорошая, хоть и не отличается материальностью. Надеяться можно на то, что Клеть останется цела. На то, что не подведёт круг Солнца. На то, что демоны забудут про приказ. Даже на то, что их внезапно разобьёт паралич. У всех этих надежд был только один недостаток – они имели обыкновение бесславно рассеиваться.
На сей раз этот трогательный момент ознаменовался болезненным вскриком. Свечку мгновением раньше Шитрис отбросил на стол рядом с магом. Опустив взгляд вдоль тела Тирота, Эглант увидел…
Кулак.
По счастью, этот кулак никто никуда не пытался засунуть – когтистый демон всего лишь сжал кожистый хвост подопечного, вынуждая его проползти по магу выше. Стажёр, болезненно закусив губу, обернулся, не понимая, что на этот раз не нравится строгому куратору, но сказать ничего не успел. У основания хвоста собралось слишком много нервных окончаний, что практически исключало возможность сопротивляться, и, прекрасно об этом осведомлённый, Шитрис именно таким образом заставил Тиро насадиться на возбуждённого мага – попросту с силой потянув его вниз за хвост.
Термин «ебать» также принял иное значение. Возможно, на этом демоны бы остановились. Возможно, с Эгланта хватило бы одного Тиро.
Всё это пронеслось в голове мага за секунды. Ахнув не хуже стажёра, он выгнулся, зажмуривая глаза от внезапного ощущения удовольствия, заставив мальчишку всхлипнуть от более глубокого толчка. Конечно же, во всём была виновата магия, разливающаяся в воздухе и давящая на нервы не хуже, чем самые изысканные ласки. Тело реагировало охотнее разума и было совсем не против подобного обращения. Как там этот бледный сказал? Недотрах от соискания научной степени? В каком-то смысле это было правдой. Сексуальная жизнь Эгланта в последние месяцы ограничивалась протиранием пыли с собственной коллекции.
Может, стоит расслабиться?
Может, стоит просто получить удовольствие, а попозже повторить ритуал, уже лучше к нему подготовившись?
Может, всё и не так плохо?..
Даже наоборот. Молодой демон столь ощутимо сжимался от непривычного ощущения, что уже одним этим позволял пережить насыщенную гамму чувств. Сердце Эгланта уже давно билось о его грудную клетку, а теперь и вовсе зашлось в сумасшедшем ритме. Если приглядеться, в межключной впадинке кожа так и пульсировала, подчиняясь кровотоку.
- Шит, сними уже с него штаны. Портят весь вид, - заметил Гильдерер, ладонью поглаживая собственный член. Тиро временно был неспособен доставлять дядюшке удовольствие, и тот это прекрасно понимал. Как понимал-замечал и другое. – Заодно взгляни на смертного.
- Хм-м?
- Кажется, он уже не особенно против.
- Проверь, - хмыкнул довольный Шитрис, когтями разодрав шнурки на ботинках младшего демона и стянув их. Располосованными оказались и штаны, кучей тряпок оставшись на полу. – Тиро, хватит сидеть. Не на производственном совещании всё-таки.
Что старшему демону предлагали проверить, стало ясно буквально через несколько мгновений, когда отмерли не только пальцы, но и руки вообще. Казалось бы – вздымай их и попробуй чего-нибудь намагичить. Потолок обвалить там, стол.
Но именно этот момент стажёр выбрал, чтобы медленно приподняться на члене мага, упираясь ладонями в тощую грудь, покрытую уже подсыхающими кровавыми мазками. Неглубокие раны отозвались болью, но шипящий стон заглушил новый вскрик Тиро, которого снова дёрнули вниз за хвост, заставляя не только насадиться обратно, но и сжаться от сильной боли едва ли не в клубок – во всяком случае, Тиро прижался к груди мага, спрятав лицо на его плече и поскуливая.
- Ну, Шит, это уже садизм, - хмыкнул Гильдерер, всё это время просто наблюдавший. – Убери свои когтистые лапы от моего племянника. Дорвался, дикарь…
- Я тоже имею право на небольшие развлечения, - отозвался демон, наклонившись к младшему и со вкусом прочертив языком вдоль выступающего хребта от хвоста до самых лопаток.
- Предлагаю тебе немного подождать, - Гиль оставался спокоен. Или равнодушен? – Своё получит каждый.
- Ну вы и… козлы, - хрипло, сдавленно пробормотал Эглант. Плохо слушающиеся руки приподнялись, почти осторожно накрывая ладонями плечи подрагивающего демона.
Как ни странно, такое отношение к Тироту сближало. Общая беда, как известно, стирает разногласия. Если молодой демон страдал не меньше, чем сам маг, то почему бы ему не посочувствовать, не погладить по коже, про себя отмечая её шелковистость.
Старшие демоны переглянулись.

О пользе глаз на затылке,
или что происходит, если их нет


- Ты тоже это слышал?
- Я это даже вижу.
- Как смертный, нахамив нам, успокаивает демона, который ему голову откусит и не подавится?
- Да, именно это. Кроме того, этот смертный тянет руки к моему племяннику.
- Я вижу, тебе это начинает нравится.
- Не исключено. Но я считаю, что пора напомнить, кто здесь главный…
- Тут… главный я, - с каким-то обречённым торжеством заметил Эглант, зажмуриваясь. Тирот продолжал подрагивать и шевелиться, пусть незаметно, но слишком ощутимо для сексуального контакта. – Вы выполняете моё желание… Моё. А не наоборот.
Замер даже Тирот.
Повисшая тишина, нарушаемая только звуком дыхания мага и младшего демона, казалось, с каждой секундой становилась всё плотнее – хоть ножом режь. Не было слышно даже ночного города за каменной стеной. Только магические угли в камине слабо-слабо потрескивали, реагируя на количество волшебства, разлитого в воздухе.
Эглант, однако, пока был жив. И убивать его не собирались.
- А теперь это нравится и мне, - с кратким смешком заявил Шитрис, рывком отодвигая массивный стол от стены. Тиро только покачнулся, приподнимаясь на локтях – локтями больно упираясь застонавшему магу в рёбра. – Гиль?
- Да, - отозвался тот, наклоняясь к племяннику. – Исправляй.
Тот было встревоженно подобрался, от непривычных ощущений совершенно растеряв всякое возбуждение, но прикосновение ладони к спине позволило вновь расслабиться, потянуться к ласкам, легко сбрасывая с себя ладони мага, позволяя им сползти на бёдра и там замереть.
Эглант не настаивал. Ему совсем не хотелось, чтобы демоны обратили внимание на его свободу от магических оков.
По телу Тирота разнёсся уже знакомый жар магии соблазна, на которую дядя был щедр. Шитрис, обойдя стол, встал напротив Гильдерера, наблюдая, как бледный и смуглый демоны снова, осторожно, практически нежно, но с каждым мгновением всё более жарко целуются. Увлечённо, страстно и так жадно, что Эглант начал подозревать, что там, на своей мистической родине, эта парочка так оттягиваться не имеет права.
Впрочем, это не позволяло магу считать, что о нём снова забыли: Тирот то сжимался, то снова расслаблял мышцы, невольно не позволяя Эгланту расслабиться и начать думать о чём-то ещё, кроме растущего возбуждения, с каждой минутой промедления требующего всё более активных действий.
Увы, активных действий, направленных на мага, пока не предвиделось.
Шитрис тоже касался Тирота, не Эгланта. Увенчанные когтями пальцы лаской скользили по груди, губы отмечали тонкие плечи, мелькал длинный язык, собирая скудную солоноватую влагу с кожи.
Почти невесомо.
Ужасно пошло.
Специально склоняя голову и вынуждая Тиро выгибаться так, чтобы от Эгланта не ускользнуло ни одно действие.
В два рта и четыре руки демоны быстро довели Тирота до лёгкого безумия, читающегося в помутневших глазах. Мальчишка на пробу качнулся на маге и застонал уже сладко, жмуря алые глаза. Эглант поддержал его тихим шипением: собственное возбуждение уже дошло то того пика, когда удовольствие начинает отдавать слабой болью, и даже гордость почти не помогает сдержать конвульсивные порывы задвигать бёдрами в стиле свихнувшегося кролика.
- Вот так, Тиро, - промурлыкал Гиль, помогая мальчишке найти амплитуду движений, подобрать ритм. – Посмотри на нашего смертного… Он, кажется, уже на всё готов.
- Пшёл ты, - душевно посоветовал Эглант, вложив в это и совет заткнуться, и совет отвернуться. Он бы ещё и что неприличное дрожащей рукой показал, да не успел – движения Тирота стали ощутимо более энергичными, теперь позволяя в лучшем случае стонать и сжимать пальцы на смуглых бёдрах, но уж точно не рыпаться.
Пожалуй, если бы дело ограничилось этим своеобразным «изнасилованием», Эглант даже остался бы вполне доволен экспериментом, да вот только кураторы стажёра, демоны взрослые, искушённые, и даже пресыщенные, не собирались придерживаться каких-либо границ. Маг понял это, когда в воздухе вновь сильнее пахнуло полынью и лимоном, Шитрис ухмыльнулся как-то по-особенному погано, а к влажному от пота бедру мага прикоснулось скользкое и горячее. Из-за Тиро, загораживающего обзор, Эгланту было не видно, что именно его там лапает, но вариантов, если подумать, имелось не так много.
Когда в него с силой проник кончик покрытого гладкой кожей хвоста, Эглант резко выгнулся с протестующим и немного болезненным стоном. Хвост демона был не в пример толще свечи, а его горячая поверхность воспринималась намного иначе, чем что-то неживое. В каком-то смысле магу повезло куда меньше, лучше бы уж свечкой...
Напряжение не привело ни к чему – Тиро, приподнявшись, снова обрушился на мага, сводя на нет слабое сопротивления бёдер.
У Эгланта не оставалось выбора.
Вскинув руки, он полыхнул молнией. К запахам ароматического масла и магии примешался новый, озона и электричества.
- Мне не показалось? – единственным итогом магического воздействия стали собственные волосы, распушившиеся и прилипшие к мокрому лбу, да приподнятая рука Гильдерера, который умудрился погасить мощный магический импульс квалифицированного колдуна одним кратким движением.
- Нет. Он сопротивляется.
- Правда?
- Ну, пытается.
- Козлы-ы-ы, - тоскливым стоном подтвердив недавно поставленный диагноз, Эглант бессильно откинулся на стол и прогнулся навстречу хвосту, вынуждая Тиро покачнуться снова.
Воодушевлённый этой покорностью, Шитрис сильнее толкнулся, заставляя мага стиснуть зубы. По счастью, возбуждение, старания демона-стажёра и опытность Шита не позволили дискомфорту стать сильнее, чем имеющееся удовольствие. В отличие от Тиро, Эглант не был девственником и умел получать наслаждение от происходящего.
Просто последние несколько лет он предпочитал женщин.
Никак не демонов.
Пожалуй, практика сейчас доказывала ему, что он немного ошибался. Удовольствие, сопротивляющееся грубым толчкам хвоста, даже приобрело новые грани, стало глубже, острее, горячее. Привлечённый движением, Эглант снова мог наблюдать, как Тирот, склонившись вбок, старается не срываться с движений, лаская ртом крупный член. На сей раз золотистый, а не кипенно-белый, принадлежащий усмехающемуся Шитрису, неизвестно когда успевшему избавиться от одежды. Тому самому Шитрису, чей хвост вынуждал прогибаться, вздрагивая до стона каждый раз, когда столь длинный орган проникал всё глубже.
Это должно было что-то означать.
Что-то очень важное, невозможно опасное. Что-то, что он упускал из виду, из понимания. Но сознание уже отказывалось толком даже фиксировать реальность, что уж говорить о даже простейшем анализе.
Тем более, что через несколько секунд всё стало ясно и без размышлений. Сначала Эглант перестал чувствовать собственную глотку, да и рот вообще. Не успел он удивиться, как его за волосы вынудили запрокинуть голову, а очередной стон оказался вдавлен обратно в горло.
Тем самым, белым и ребристым.
Пиздец подкрался незаметно.
Со спины.
Протестующе замычав, Эглант приподнялся на лопатках, пытаясь отползти. Его ладони упёрлись в Гильдерера, словно он то ли оттолкнуть его надеялся, то ли оттолкнуться самостоятельно. Особо мощное движение хвоста внутри погасило этот порыв. Насаживаться на него хотелось ещё меньше.
«Он же не станет… он же не станет, правда?» - промелькнула паникующая мысль. Словно прочтя её, демон начал двигаться – довольно плавно, давая магу возможность вдохнуть и, кажется, не собираясь разрывать ему горло. Гиль уже показал себя демоном сдержанным, и это, пожалуй, было единственным, на что было можно рассчитывать.

Размеры магической наглости


Видимо, не станет.
Видимо, бояться нечего.
Но зачем он наложил оковы? Думал, что Эглант решит кусаться?
Может, там уязвимое место демонов? Ну, в смысле, и демонов тоже…
Синхронное движение из двух толчков выбило мысли. Скользнув ладонями по ногам демона, маг расслабился, смиряясь. Со своей позиции он имел весьма скудный обзор, поэтому предпочёл закрыть глаза. Он уже не видел, как Шитрис знаками показал Гилю, что тоже не против натянуть кого-нибудь во всё горло, но синеглазый только головой покачал, памятуя о несдержанном нраве и жестокости второго куратора.
Зато маг имел возможность слышать. И, что важнее – чувствовать.
Чувствовать, как хвост, входя все глубже, щекочет нервные окончания, расположенные в мышцах, и отдаёт тянущим ощущением в животе. Как минует один из внутренних сфинктеров, вынуждая изогнуться со сдавленным всхлипом.
Чувствовать, как член скользит по языку, с каждым толчком продвигаясь немножечко дальше, вскоре упираясь в гортань. Как почти выскальзывает изо рта, дразня возможностью подышать и, взяв разгон, резким толчком проходит дальше, натягивая горло, но не вызывая никакого дискомфорта, кроме нехватки дыхания – теперь маг понял, к чему было нужно блокировать чувствительность. Никаких позывов к тошноте.
Чувствовать, как вокруг его собственного члена сжимается, ритмично двигаясь, страстный и очень быстро обучающийся юный демон, легонько царапая короткими когтями живот. То и дело сбрасывая скапливающуюся магическую страсть, огнём прокатывающуюся по телу.
Первым кончил именно Тирот. Пройдя знаменитую точку невозврата, демон опустил голову, разом утратив всякий интерес к третьему любовнику, и заметно ускорился. Движения стали достаточно мелкими, по крайней мере, пока мальчишка со звонким стоном не насадился до предела, судорожно вздрагивая всем телом, тягучими белыми кляксами пачкая живот Эгланта.
Когда стажёр опал на мага, тяжело дыша, трогать его не стали. Видимо, демонам всё же была свойственна кое-какая солидарность. А кому понравится, если его начнут дёргать после первого же секса, да ещё и вполне себе феерического?
Жалость, впрочем, свойственна им не была.
Ведь именно без особой жалости демоны продолжали терзать тело мага, только-только начавшего подходить к конвульсивными прогибам. Лёгкое удушье, вызванное глубокими проникновениями Гиля, разрасталось, туманя сознание. Горло часто сжималось от нехватки кислорода, а, если верить ощущениям, хвост уже давно проник как минимум наполовину. От этого расслаблялся пресс и пропадало ощущение реальности.
Это пугало, если бы Эглант всё ещё мог пугаться чего-либо.
Когда стало казаться, что вот-вот маг с успехом присоединится к Тироту, Шитрис в очередной раз доказал, что он – самый жестокий демон из имеющихся: он убрал хвост. Плавно и осторожно вытянул наружу, и, судя по времени этого медленного и осторожного, мага трахали намного глубже, чем на длину самого крупного члена. Когда демон заставил Эгланта согнуть ноги в коленях и дёрнул на себя за бедра, резко насаживая, ещё быстрее стало ясно, что кончик хвоста, на самом деле, довольно-таки тонкий.
А ещё – что масло всё-таки нужно лить на член. Оставшегося после хвоста явно не хватало для комфортного секса.
С другой стороны, подобная энергичность позволяла дышать, почти вскрикивая.
Пусть и недолго.
- Забываешься, - прошипел Гильдерер, из-за рывка лишившийся горячего горла. Но санкций за возмутительное поведение не последовало. Демон лишь заставил полу-оглушённого Эгланта пошире открыть рот, и снова втолкнулся, тут же начиная интенсивное движение, от которого по лицу мягко шлёпало.
Почти медитативно. Расслабившийся маг, окончательно смирившийся со своей ролью, горловито стонал, проскрёбывая пальцами по столу. Лежащий на нём Тиро и не думал слезать, порой лениво двигая бёдрами, так что ощущения мага были насыщенными.
Впоследствии, он так и не смог сказать, что же сдалось первым: сознание или тело. Просто в какой-то момент, когда пик наслаждения накатил вновь и не встретил преград, Эглант выгнулся почти дугой, едва не скидывая возмущённо вякнувшего Тиро, и прочертил ногтями сияющие полосы на столе. Возможно, он даже сорвал бы себе горло, но сильные руки удержали его на месте – Гильдерер наслаждался судорогой мышц. Шитрис, продолжающий мощно трахать смертного мага, даже залюбовался прикрывшим глаза, оскалившимся демоном, впервые за последнюю пару сотен лет лишившимся самообладания в рабочее время. Воистину, необычность ситуации подстёгивала даже бессмертных.
Это, впрочем, стало последней мыслью Шитриса. Хлестнувшее по нервам зрелище, конвульсивно сокращающиеся мышцы, очень плотно обхватывающие член, сжимающие его едва ли не волной, магия, напитавшая подвал и даже плотный запах секса – всё это обрушилось на демона ярким оргазмом, породившим отнюдь не метафорические вспышки под веками – глаза Шита в этот момент полыхали чистой, неудержимой магией, хоть сам демон и принадлежал к касте воинов, о чём говорил весь его диковатый облик.
Эглант был без сознания, когда демоны отступили. Гильдерер с комфортом расселся, казалось, прямо на воздухе – на деле, сплетя в подобие кресла обрывки барьера Клети – и материализовал в пальцах тонкую трубку красного дерева. Воздух наполнился пряным запахом табака и корицы, тем самым объясняя аромат дыхания Тиро. Шитрис же, небрежно оттолкнув от себя стол с магом и мелким демоном, просто привалился к стене. Он немного сбился дыханием, но, судя по так и не угасшей заинтересованности во взгляде, был совсем не против повторить…
Ещё, по крайней мере, пару раз.
Тиро, всё ни в чём не желая уступать взрослым, уже оправившимся после причинённого удовольствия, сполз на бок, рассматривая мага. Красное лицо, перепачканные и прилипшие ко лбу волосы, тяжело вздымающаяся грудь и расцарапанное тело. Как ни странно, даже по мнению мальчишки это выглядело соблазнительно. Пьяно хихикнув, Тирот подался, мягким движением языка слизывая сперму с краешка рта Эгланта.
- Горчит… - тут же недовольно отметил стажёр и брезгливо облизнулся.
- О, так значит, наш айсберг не простаивает? – Шитрис довольно хохотнул, щуря пламенные глаза. – Или рукоблудием развлекаешься, а, Гиль?
- Я, во всяком случае, способен получить удовольствие от того, что предложено, - с достоинством ответил демон, выдыхая терпкий дым. – А тебе, как вижу, нужно больше.
- Если бы я столько просиживал с этими вашими тонкими энергиями, тоже радовался бы стояку исключительно по праздникам. Тиро, там этот смертный ещё не преставился?
- Ну, он выглядит до смерти удовлетворённым, но вполне живым, - ответил юноша.
- Хорошо. Значит, задание не провалишь.
- Задаа-ание?.. Но я же молодец…
- Ага. Молодец. Только у тебя ещё два пункта как минимум.
- Мм-м, - это подал голос уже маг, приоткрывший бессмысленные глаза. Его пострадавшая задница, не иначе, как почувствовала грядущие проблемы.
О том, что у его «желания» есть ещё два пункта, Эглант успел благополучно забыть.
- А он выдержит? – засомневался Тиро, пихнув мага пальцем в плечо. Тот вяло мотнул головой, крабиком пытаясь отползти от любопытного демона. Получилось у него, естественно, весьма посредственно. – Как-то по нему не скажешь…
- Хн-н...
- Совсем. Не хотелось бы в первый же раз остаться без оплаты.
- Он может отказаться, - равнодушно бросил Гильдерер, выпустив мундштук из бледных губ. – С выплатой неустойки, разумеется.
Естественно, такой вариант Эгланта чрезвычайно заинтересовал. Во-первых, ему не хотелось помирать в самом расцвете сил. Во-вторых, он бы предпочёл остаться с демонами в деловых отношениях – ему, как-никак, ещё Архимагов к ногтю прижимать, и убойная парочка старших была бы в этом отличным подспорьем. В-третьих…
Кому хочется быть «поколоченным»?
Эглант кашлянул, проверяя состояние горла, и с трудом сглотнул, прислушиваясь к саднящему ощущению. Говорить оно не мешало, только делало голос хриплым, томным и практически соблазняющим.
- А что за неустойка?.. – уточнил он.
- Полная сумма оплаты за каждый отменённый пункт соглашения, - бодро ответил Тиро и гибко потянулся, поводя длинным хвостом. – То есть, три стандартные оплаты, если вы отменяете два пункта.
- Ага… ага… А берёте чем?
- Натурой, - фыркнул Шитрис, перебивая только-только открывшего рот Тирота.
- Три раза натурой… Хм-м, - маг позволил себе тонко ухмыльнуться. – В таком случае… разве неустойка не выплачена? Вы втроём – вполне походите на тройную оплату.
У Шитриса слов не нашлось. Он просто вытаращился на Эгланта, разом став удивительно похожим на Тирота недавно. Может, внушительный и опасный демон был не так уж и «стар»?
- Поздравляю, смертный, - Гильдерер тонко усмехнулся. – Тебе удалось меня удивить. Восхитительная наглость.
Эглант не успел горделиво надуться и порадоваться, что так легко отделался. По полу зазвучали тяжёлые шаги с костяным стуком когтями о камень.
- Нет уж, детка, - Шит навис над Эглантом лицом к лицу, вынуждая того вжаться в стол. О тонком барьере Клети впору было мечтать, вблизи демон оказался весьма впечатляющим. - Я не для того в этот задрипанный мирок перемещался, чтобы разок трахнуть тщедушного смертного колдунишку. Сам ляпнул такой приказ – теперь придётся отдуваться по полной программе. Тебе всё ясно?
И кто придумал, что неодетый мужчина априори жалок? В случае с демоном-воином этот закон срабатывал с точностью до наоборот. Довольно свободная одежда ещё давала какую-то надежду на иллюзорность внушительных габаритов, с голой кожей же это совершенно не прокатывало. Маг покосился на литые мышцы золотистой груди и сглотнул снова, предпочитая ограничиться кратеньким кивком.
Определённо, физическая внушительность крайне положительно сказывается на исходе спора с хилым оппонентом. У Эгланта не было и шанса.
- Вот и умница, - самодовольно усмехнувшись, Шит сгрёб волосы мага, вынуждая его сесть с тихим шипением. – Тиро, ты готов?
- Этого я точно не умею, - буркнул мальчишка, надувшись, как мышь на крупу. Только что умницей был он, а не какой-то там смертный, пускай и добрый-ласковый. Тиро прекрасно помнил нежные прикосновения, отвлекающие от резкой боли. До благодарности магу, конечно, он ещё не дошёл.
Но запомнил.
- Научишься, - жёстко припечатал Гильдерер, резко поднимаясь из своего импровизированного кресла. – Вот сегодня и научишься.

Если собираешь большую коллекцию,
будь готов, что её обнаружат совершенно невовремя


Задница саднила.
Если бы это было единственной проблемой Эгланта, он бы сейчас танцевал от счастья. Хотя нет, это слишком смело. Скорее, радовался бы как ребёнок, сидя в кресле-качалке. На шёлковой подушечке, да-да. Той самой, что сейчас была подложена под локти, чтобы было мягче упираться в кровать. Забота демонов прямо-таки умиляла.
Молить о пощаде, впрочем, маг и не собирался. Способствовали ли этому плотоядные и пламенные взгляды Шитриса или во всём было потихоньку проявляющееся удовольствие от ситуации – доподлинно неизвестно. Эглант предпочитал не задумываться о первопричинах, смиряясь и только лишь ёрзая.
Стоять на коленях, отклячив задницу вверх, ему было неудобно. Хорошо хоть установили его полубоком, позволяя видеть, как переговариваются демоны, похоже, уже чувствующие себя лучше, чем дома. Тиро ещё немного смущался, поглядывая на мага с очевидной неуверенностью, однако, именно он смущённо попросил что-нибудь из одежды, чтобы атмосферу соблюсти, а то ему неловко. Сомнительно правда, чтобы короткие кожаные шорты и такая же майка сделали его увереннее… Кажется, он имел в виду что-то другое. Но Гильдерер ухмылялся чересчур довольно, так что требовать что-то другое мальчишка не рискнул.
- А мне ты такое не материализуешь, - Шитрис было попробовал подколоть демона-колдуна, но быстро понял, что вот-вот окажется наряжен в лучшем случае в такой же прикид, только с бантиком на рогах, и счёл за лучшее прикинуться, что вовсе ничего не говорил только что, и вообще занят.
Например, вытягиванием из межпространственного кармана длинного, тяжёлого кнута. Оказавшись в руках демона, тот полыхнул всей длиной, а на кончике с небольшой кожаной кисточкой и вовсе язычок пламени возник. Пропустив между пальцев двухметровый хвост, проверяя, чтобы в идеальном плетении не было торчащих элементов, а сам кнут не задубел, демон свернул его кольцом и протянул Тироту.
Мальчишка даже посерел.
- Это… Я должен? – он сглотнул, во все глаза уставившись на орудие пытки.
- В нём нет стальных нитей, - успокоил его Шитрис.
Почему-то помогло слабо.
- А я его не покалечу? – стажёр, неуверенно облизав пересохшие губы, взял в руку тяжёлое кольцо и, толком не зная, что с ним делать, перехватил за ручку, позволяя хвосту расправиться, зазмеиться по полу. Ковёр мгновенно затлел, но запах пропал, толком не успев проявиться – по щелчку бледных пальцев.
- Главное – себя не покалечь, - предостерёг племянника старший демон. – С этим нужно уметь обращаться.
- Вы знаете… ваш стажёр не выглядит как тот, кто умеет такое, - осторожно начал маг, побледневший ничуть не хуже молодого демона. Даже румянец пропал. – «Колотить» имеет большой спектр реализации… Например, мы можем ограничиться фингалом. Или… может, он меня пошлепает ладонью, и на этом завершим?..
Судя по взгляду, которым мага нагладил Шитрис, с демонами рискнул заговорить не квалифицированный специалист, а… ну, букашка какая-то. Впрочем, довольно сексапильная, так что у неё были весьма неплохие шансы на выживаемость.
Эглант сглотнул.
- Либо ты затыкаешься, либо тебя затыкаю я, - погипнотизировав взглядом, ласково произнёс демон.Но хлыст у подопечного забрал обратно.
Вздох Тиро слился с кратким выдохом мага. В обоих слышалось облегчение.
- Разумное решение, - одобрил Гильдерер, проделывая те же манипуляции, что и Шит недавно. Только вытащил он всего-навсего многохвостую плеть. – Начинать лучше с чего-то вроде этого.
- Ты бы ему ещё шлёпалку дал, - недовольно проворчал Шитрис, любовно сворачивая кнут. – Притащил какую-то бабью фиговину…
- Для разогрева перед твоим выступлением.
- Другое дело.
Тиро рукоять сжал с обычной своей неуверенностью. Плеть была легче, а её хвосты – мягче, чем кнутовище. Такой вещью он мага, наверное, не покалечит… Разве что очень-очень постарается.
Сам себе кивнув, парень решительно подошёл к кровати со стороны торчащих ягодиц. Для начала – огладил их тёплой ладонью, царапнул слегка когтями и хихикнул. Человек был таким нелепым без своей шёлковой тряпки, которую Гильдерер чуть ранее спалил, когда перетаскивал его на кровать… Но почему-то всё равно казался привлекательным. Наверное, дело было в мягких волосах. Тироту нравилось их касаться, у дяди волосы были совершенно другими…
Нет, на попе волосы не росли. Но сам факт – касаться их было приятно!
- Извините, презренный смертный, - Тиро пропустил между пальцами длинную шелковистую прядь. – Сейчас будет немножко больно…
- Да не тяни ты уже, - тоскливо пробормотал Эглант и зажмурился, готовясь принять все муки подземного мира как минимум.
В следующую секунду он распахнул глаза и, повернувшись, несколько ошарашенно вытаращился на молодого демона.
Закусив губу, зажмурившись и, на всякий случай, отвернувшись в сторону, Тирот снова решительно крутанул запястьем. Мягкие хвосты с тихим шелестом рассыпались по ягодице и бесславно обвисли. Практически лаская. Нежа.
Наверное, если бы котёнок решил вооружиться кнутом, это выглядело примерно так же. Или маленькая воздушная эльфийка, ничего тяжелее цветка в руке не державшая.
Из ступора Эгланта вывел посторонний звук. Сначала магу показалось, что он ослышался, но звук повторился: Гильдерер тихо хрюкнул, и тихий звук перешёл в ещё менее достойный демона стон. Гиль явно изо всех сил старался удержать себя в руках и не расхохотаться. Для этого он даже прикрыл глаза ладонью. Ну, ещё чтобы не видеть Шитриса, с некоторым смущением ковырнувшего многострадальный ковёр когтём и сосредоточенно рассматривающего свой кнут.
- Скажи мне, милый друг, - Гильдерер фамильярно привалился к коллеге-куратору боком. - Как давно вы занимались пытками и боевой подготовкой?
- Тирот не проявляет способностей по этой дисциплине, - независимо ответил Шит, глядя в сторону. – Я решил его не заставлять.
- Удивительная чуткость для тебя.
- Простите… - подал голос Тиро, в голову которого закрались некоторые подозрения. – Я что-то делаю не так?..
- Не-не, всё просто замечательно! – поспешил заверить маг, и даже весьма натурально застонал. – Ах, как больно!..
Гиль закусил губу, чтобы не расхохотаться, глядя, как Эглант вертит задом, постанывая и безумно смущая Тиро, который, по меркам демонов, всё ещё оставался сущим ребёнком. Даже осторожно погладил и без того обласканную плетью кожу. В прямом смысле «обласканную». Вот же парочка подобралась…
- Я его сейчас убью, - тихо, но внушительно пообещал Шитрис, и Гильдерер понял, что пора брать дело в свои руки, не уточняя, кого именно собрался убивать его «коллега».
- Дай сюда, -он подошёл к племяннику и забрать плеть. – Смотри.
Замах был кратким, удар – почти беззвучным, но Эглант задохнулся своим юродством, выгибаясь с вскриком, не удержавшимся в саднящем горле. На нежной коже, побелевшей на мгновение, проступили красноватые полоски. Пришлось даже уткнуться в связанные впереди руки, словно надеясь сбежать от огня, казалось, поселившегося под кожей, и податься в сторону в попытке уйти от второго удара.
Гильдерер только усмехнулся, придержав заваливающуюся на бок тушку и вернув её в исходное положение. Второй удар был столь же быстр, зато реакция – даже ярче. Хребет проступил под кожей мага, обрисовывая позвонки, когда тот сгорбился, пытаясь увернуться задницей. Более он не мог ничего – магия демона держала крепче.
Вскрики были больше похожи на всхлипы, Эглант оказался совершенно не готов к подобному роду развлечений, демонстрируя даже некоторую нетерпимость к боли. В этом плане он выглядел самой настоящей жертвой, попавшей в лапы маньяков. Чего стоили только вновь проступившие слезы – и это после пятого-то мастерски сделанного удара!..
Совершенной неожиданностью стал Тиро, прикоснувшийся к руке дяди, которую тот приподнял для нового замаха.
- Не надо, - тихо, но серьёзно попросил юноша, глядя в сторону. Ему не нравилось, что маг стонет от боли, а не от возмущенного удовольствия.
Что и говорить, совершенно недемоническая слабость.
- Детка, ты безнадёжен, - Шитрис подошёл только чтобы перехватить руку стажёра, который откровенно мешал экзекуции.
Но руку у него, вопреки ожиданиям, тут же вырвали.
- А с вами я вообще не разговариваю, - с достоинством парировал Тирот. И демонстративно прикрыл ладонями основание хвоста, показывая, из-за чего именно не желает говорить. – Ищите себе другого стажёра, чтобы руки распускать.
- Ну, тогда считай, что нашёл, - нехорошо усмехнулся демон, вновь разворачивая плеть и глядя на горящую задницу Эгланта, как на самое прекрасное зрелище в его многовековой жизни.
Увы, показывать ягодицами неприличные жесты Эглант не умел, даже если учесть весь его магический опыт и потенциал.
Зато он мог говорить, пусть слова и прерывались поскуливаниями.
- Вы ведь… вы ведь чёртовы бюрократы?..
- Не ругайся, смертный. Мы всё-таки демоны. Хоть и бюрократы, здесь ты прав.
- В таком… в таком… я всё вижу, не смей замахиваться! В таком случае: где мой договор?
- Что?..
- Договор. О заключении сделки на желание… с описью того, что я должен получить, - Эглант говорил торопливо, сбиваясь с дыхания. – Пока что это выглядит импровизацией. И я до сих пор… ох… не могу понять, что в этой импровизации столь активно… делают эти рожи? Даже если они кураторы…
- Что-что этому хлюпику нужно? – снова спросил Шитрис весьма нехорошим голосом. – Я же ему сейчас всё-всё покажу…
- Они… Ну, сами видите. Показывают и помогают, если я не справляюсь, - Тиро сел на кровать, материализуя в руках папку, наполненную тонкими, отлично выделанными листами кожи. – Вот, пожалуйста, пункт второй: «причинение физической боли, не несущее за собой долговременного урона здоровью». Ну, про урон – это чтобы вы сохранили платёжеспособность. Можно убрать…
- Если… если я буду платить натурой, то моя платежеспособность под угрозой.
- Не волнуйся, - фыркнул Шитрис. – Твоего ротика мой кнут не коснётся.
- Но моей жопы ты больше не увидишь…
- Я её сейчас вижу. И, хочется тебе того, или нет, в любой момент могу попользовать.
- Не хочется.
- Дядя, пожалуйста, - Тиро поднял жалобнейший из всех возможных взглядов на Гильдерера. Он прекрасно умел понять, к кому нужно обращаться за помощью. – Формально-то пункт выполнен.
- Формально – да, - неохотно согласился демон, опуская руку.
И вот этого Шит уже не стерпел. Возмущённо втянул носом воздух, полыхнул взглядом – казалось, сейчас пойдёт мебель крушить.
Но нет, он всего лишь ругался, меряя шагами комнату:
- Чёрт знает что! Секс – невразумительный, убить никого не дали…
- Помучить не разрешают, - несколько ехидно добавил Гиль, лениво развеивая орудие труда. – Ужас. Кошмар.
- …ещё и издеваются, - укоризненно заметил Шитрис.
И пнул шкаф.
Тот самый, который хранил коллекцию мага.
Дверцы, следуя всем известным законам подлости, распахнулись, и на пол посыпалась эта самая коллекция во всём её пупырчатом, ребристом и изысканном многообразии. Эглант, только-только расслабившийся, затаил дыхание. Тирот покраснел. Гильдерер удивлённо приподнял брови, только убеждаясь в том, что тип им попался весьма интересный.
И только Шитрис неожиданно улыбнулся. Хищно и, что уж там, весьма сексуально. Мага, по крайней мере, в жар бросило, несмотря на горящую огнём задницу.
Судя по этой улыбке, третья часть «договора» обещала стать особо незабываемой что для Эгланта, что для неудовлетворённого демона.

Вместо эпилога, или когда спадают маски


- Ну что, подписал? – лениво поинтересовался Гильдерер и сделал глоток вина из хрустального бокала.
- Как миленький, - кивнул Тирот, садясь за круглый столик и придвигая к себе тяжёлую папку меню. – Полный пакет, включая страхование жизни.
- Значит, ближайшие несколько сотен лет нам обеспечены жильё, еда и регулярный секс, - Шитрис жмурился довольным котом, и длинноватые клыки только усиливали это впечатление. – А главное – никаких командировок по мирам!
Все трое устроились на пообедать в одном из лучших ресторанов столицы. Разумеется, от демонических элементов облика они загодя избавились, а Гильдерер наколдовал всем подходящие случаю костюмы. Светило солнце, по тротуарам прохаживались леди с зонтиками и изнеженные эльфийки в шелках.
Мир радовался очередному дню, а высокие шпили башен пронзали небо, не украшенное даже тенью облаков. В подвале одной из них сейчас лежал объект обсуждения разговора и страдал.
Но это, конечно же, были только его проблемы.
- Хорошо, всё же, что удалось подкинуть магу ту книгу, - старший демон с ленцой покрутил в пальцах тонкую ножку бокала.
- Да ладно. Ему бы и пергамента с запиской хватило, и без всей этой театральной сцены.
- Но это было бы не так интересно, Шит, согласись.
- Пф.
- Ушлый вы, дядя, - фыркнул Тиро. – Ушлый, вредный демон.
- Но и маг не промах. Вспомнил таки про своих Архимагов, сообразил подписать долгосрочный контракт.
- Только всё равно это – как из пушки по воробьям стрелять, - вставил Шит своё веское слово.
- А вам так хочется работать в полную силу? – Тирот приподнял аккуратную бровь, явно копируя мимику дяди. – Погоняем немного старичков, усадим смертного на магический трон…
- А дальше?
- И будем наслаждаться жизнью в этом допотопном мирке. Без неудачных вызовов и сверхурочных без желания.
- Согласись, он не лишён своего обаяния.
- Ты сейчас говоришь о маге или мире? – Шит скептично приподнял брови, посмотрев на своего сребровласого коллегу.
- Попробуй догадаться, - тонко улыбнулся тот.
Переглянувшись, демоны стукнулись бокалами.
Эглант, бывший не в курсе этого диалога и сейчас действительно страдавший в подвале башни, икнул и намазал очередную порцию заживляющей мази на ягодицы.
На свою поруганную коллекцию, валяющуюся возле кровати, он старался не смотреть.

Отзывы

  • Bastien_Moran 2019-06-30

    Спасибо, повеселили) Какие демоны находчивые оказались) А Эглант - ну прямо как тот самый маг-недоучка из известной песенки)

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить отзыв, ставить лайки и собирать понравившиеся тексты в личном кабинете
Другие работы по этому фандому
ОМП / ОМП

 Gierre
ОМП / ОМП

 <Kid>
ОМП / ОМП

 <Kid>