Лучший авторский RPS по Кей-поп фандому

Попутчик

Автор:  Rikarda J

Номинация: Лучший авторский RPS по Кей-поп фандому

Фандом: RPS (Dong Bang Shin Ki)

Бета:  Lady_Asher

Число слов: 10356

Пейринг: Пак Ючон (Micky / Микки) / Шим Чанмин (Max / Макс)

Рейтинг: R

Жанры: Action,AU_на_удаление,Humor

Год: 2014

Число просмотров: 458

Скачать: PDF EPUB MOBI FB2 HTML TXT

Описание: Соединённые Штаты Америки, палящее солнце и сотни миль трасс впереди. Согласившись подвести незнакомца, Ючон не предполагал, что его попутчик на самом деле не так прост, как кажется...

Примечания: Рейтинг с натяжкой, жанры юмор и экшн дозированы.

image
День первый

Солнце заняло свою пиковую позицию и нещадно заливало жаром с виду беззащитные и столь же бескрайние просторы Аризоны. В поддержку безжалостной акции кактусы злорадно выпячивали колючки, а ветер прятался в низкой траве, вынуждая людей, зачастую неспособных выдержать жару, искать редкие тени для укрытия.
Прислонившись к капоту своего кабриолета, Ючон барабанил пальцами по запылённой поверхности и озирал окрестности скучающим взглядом. Заправка, на которой он остановился, располагалась посреди трассы, и единственными признаками цивилизации на несколько десятков миль вокруг были лишь сама заправка, прилагавшийся к ней магазин и несколько машин, остановившихся неподалёку в тени развесистых, редких для этих мест деревьев.
Подобный пейзаж Ючону приходилось наблюдать уже не первый день. Здесь можно было бы сделать паузу и пожаловаться на судьбу, но Ючон признавал, что долгий и тернистый путь он выбрал по собственному желанию. Разве его кто-то заставлял сесть за руль, вместо того чтобы преспокойно преодолеть это расстояние на самолёте за несколько часов? Или это было не его собственным решением — не ехать напрямую, а петлять по штатам, тем самым удлиняя себе дорогу? Покажи кому этот маршрут на карте, любой бы покрутил пальцем у виска...

image

— Сорок три доллара, — известил Ючона пожилой мужчина, закрывая дверцу бензобака и тем самым выводя клиента из его задумчивости.
Переварив информацию, Ючон присвистнул и со вздохом достал из кармана несколько купюр. Расплатившись, он собрался было сесть обратно за руль, когда случайно зацепился взглядом за сцену, развернувшуюся рядом со входом в магазин, где высокий парень, стоявший к Ючону спиной, разговаривал со здоровым мужиком. Собственно, не заметить этого характерного представителя профессии дальнобойщика было просто невозможно, особенно с учётом изображения бросавшейся в атаку кобры на его правом плече — даже с такого расстояния яркий рисунок привлекал внимание. Двое активно жестикулировали, будто проясняя карту местности, и, в конце концов, парень, уперев руки в бока, наклонил голову и раздражённо выдохнул. И вот тут дальнобойщик как-то странно взглянул на Ючона, уже собиравшегося отвести от них взгляд, и что-то сказал, махнув в его сторону рукой. Парень обернулся, коротко ответил своему собеседнику и направился прямиком к Ючону. Уступив дорогу заправщику, как раз отдавшему Ючону квитанцию, парень преодолел последние несколько ярдов, и теперь, когда он стоял достаточно близко, Ючон мог с уверенностью сказать, что он азиат.
— Мне нужно в Майами, — коротко произнёс парень на лёгком английском, не снимая свои солнцезащитные очки. — Плачу наличными.
Ючон вскинул брови, но попытка отыскать взглядом дальнобойщика успехом не увенчалась. И чего он послал парня к нему? Из-за того, что тоже азиат, что ли?
Да и чёрт с ним, не в этом дело. Вообще-то, Ючон не привык возить в своём автомобиле чужих людей. Машина была для него чем-то почти святым, а в святое место кого попало не пускают. Однако перспектива хотя бы частично окупить расходы на бензин была очень заманчивой, тем более что в последнее время толщиной кошелька Ючон похвастаться не мог. Да и, в конце концов, если уж так сложилось, что им действительно по пути, почему бы и не помочь человеку?
— Окей, — поразмыслив, ответил он. — До Флориды нам по пути. Только предупреждаю сразу — я предпочитаю быструю езду.
Парень равнодушно пожал плечами и на чистом корейском ответил:
— Годится.
Хмыкнув, Ючон сел в машину. Когда парень закинул свою сумку на заднее сидение и щёлкнул ремнём безопасности, он вдавил педаль газа в пол и одновременно с этим произнёс:
— Пак Ючон.
Тщетно пытаясь пригладить взметнувшиеся от ветра волосы, его пассажир раздражённо ответил:
— Шим Чанмин.

* * *

Последующий час они провели в полном молчании. Отыскав более-менее приличную радиостанцию, Ючон гнал по межштатной автомагистрали номер десять, до боли однообразной благодаря своему пустынному пейзажу, и тихонько подпевал Элвису Пресли. Присутствие чужого человека в машине всё ещё напрягало его, но необходимость следить за дорогой сыграла свою полезную роль, отвлекая от неприятных ощущений.
Его неожиданный попутчик никак не реагировал на окружающую обстановку; за тёмными очками трудно было понять, меняет ли его взгляд хотя бы направление или постоянно нацелен всего на одну точку. Ючон был только рад такому сдержанному поведению, ведь это в очередной раз позволяло представить, что он всё ещё один.
Но вот впереди замаячили указатели, и Ючон сбросил скорость, вглядываясь в постройки, прилегавшие к дороге. Найдя то, что искал, Ючон заехал на парковку перед закусочной, и только тогда его пассажир впервые заговорил:
— Почему мы остановились? — его голос был сухим и вновь раздражённым. Это что, его постоянное состояние?
— Время обеда, — известил Ючон, выходя из машины.
— Прошёл всего час, — заметил Чанмин тоном, будто говорил с идиотом.
— И что? Я есть хочу, до следующего города ещё далеко. Не хочешь заходить — варись под солнышком, я не против, — тон его был насмешливым, и Ючон на мгновение сам удивился собственной грубости — всё-таки, они не были толком знакомы, чтобы позволять себе подобные высказывания.
Однако Чанмин, ничего не сказав, тоже вышел из машины.
В кафе работало несколько вентиляторов, и Ючон благодарно вздохнул, наслаждаясь прохладой. Сняв тёмные очки, Чанмин без интереса окинул взглядом помещение, впервые давая Ючону возможность разглядеть его лицо. Ничего такой. Симпатичный.
Пройдя к кассе, Ючон сделал заказ и, расплатившись, уселся за столик, наиболее удачно расположенный относительно вентилятора. С аппетитом вгрызаясь в гамбургер, он украдкой наблюдал за тем, как его попутчик, поморщившись, разглядывает меню. Заказав, наконец, всего лишь стакан холодного лимонада, Чанмин сел напротив Ючона и устремил взгляд в окно, полностью игнорируя довольное чавканье соседа по столику. Подобрев от воссоединения с едой, Ючон макнул картошку в соус и спросил:
— Зачем едешь в Майами?
Переведя на него безразличный взгляд, после короткой паузы Чанмин всё же ответил:
— По делам.
— Обычно в Майами едут хорошенько развлечься, — Ючон планировал широко ухмыльнуться, но со ртом, набитым едой, это было затруднительно. Чанмин хмыкнул и снова отвернулся к окну.
Мда, вот и поговорили.
То и дело нетерпеливо поглядывавший на часы Чанмин действовал Ючону на нервы, поэтому последние несколько кусков он проглотил не жуя и в итоге совсем забыл купить свежую пачку сигарет, лишив себя тем самым надёжного лекарства от нервов до самого вечера.

* * *

Плавно скатываясь за горизонт, солнце уступало место вечерним сумеркам. В свете фар дорога стала ещё более монотонной и утомительной, по радио крутили что-то заунывное, и потому Ючон испытывал исключительную необходимость завязать разговор:
— Доводилось мне пару раз бывать в Майами. Хотя не могу сказать, что многое помню из этих поездок, — он ухмыльнулся. — Алкоголь там точно хорош.
Он продолжал смотреть на дорогу, но мог поклясться, что после этих слов Чанмин долго смотрел на него своим странным взглядом.
— Я бывал там лишь однажды, — сказал он после короткой паузы. — И не могу сказать, что весело провёл время.
— Почему? — уцепился за возможность продлить разговор Ючон.
— Мы ездили на похороны, — тон Чанмина был абсолютно равнодушен, и от этого Ючон невольно поёжился.
— О. Извини.
— Да ничего. Вообще-то, я даже не знал этого человека, он был знакомым моего отца.
— Ааа, — понимающе протянул Ючон, не зная, как не упустить ускользающую ниточку разговора. — Надеюсь, сейчас повод для визита в этот город более приятный?
— Я бы так не сказал, — мрачно ответил Чанмин, тоном давая понять, что разговор окончен.

* * *

К девяти вечера они, наконец, добрались до Лас-Крусес, где Ючон заявил, что на сегодня с него хватит. Чанмин был явно недоволен тем, сколько они успели проехать, но, поскольку за рулём весь день просидел не он, Ючон плевать хотел с высокой колокольни на изощрения его мимики. Остановившись у ближайшего мотеля, они сняли две комнаты, обменялись парой коротких фраз и распрощались до утра.

День второй

В дверь громко и требовательно постучали. Недовольно заворочавшись, Ючон накрыл голову подушкой, надеясь успеть досмотреть начинающий ускользать от сознания последний сон, но стук повторился, а спустя мгновение к нему прибавился и этот, видимо, вечно раздражённый голос:
— Пак Ючон. Уже девять.
С трудом разлепив глаза и бросив взгляд на часы, Ючон застонал. Ну что за напасть?! Зачем только он согласился взять с собой этого упыря? C учётом того, что накануне Ючон до трёх часов ночи просидел перед телевизором, уминая пиццу, сон был совсем не лишним, но к величайшим недостаткам Чанмина, по всей видимости, можно было прибавить ещё и пунктуальность...
Очередной стук отвлёк Ючона от мысленных проклятий. Повинуясь жестокой судьбе, он не без труда встал с постели и распахнул входную дверь, представ перед Чанмином во всей красе: помятый и невыспавшийся, в одних трусах.
— Чего тебе? — поприветствовал он гостя, щурясь от уже яркого в этот час солнца.
— Мы договаривались выехать в девять, — приподняв бровь, Чанмин окинул его неодобрительным взглядом.
— Купи мне кофе, — вместо ответа буркнул Ючон и закрыл перед его носом дверь, не оставляя Чанмину, в глазах которого успело промелькнуть замешательство, возможности что-либо возразить.

Наскоро умывшись и натянув уже запылившуюся одежду, Ючон вышел на улицу и потянулся под пока ещё тёплыми, а не обжигающими лучами солнца. Чанмина он нашёл на парковке рядом со своей ярко-красной машиной, в руках парень держал высокий стакан с кофе. Забрав свой скромный завтрак, Ючон сделал несколько жадных глотков и выдохнул:
— Спасибо.
В ответ Чанмин впервые за время их знакомства почему-то ухмыльнулся. Самым краешком губ, но всё же.

* * *

Утреннее шоссе было таким же тихим и неживым, как и в любое другое время суток жаркого летнего месяца. Изгибы дороги среди низких сухих кустов были так незначительны, что от желания заснуть Ючона отвлекали лишь сигареты, выкуриваемые одна за другой, — новую пачку он купил перед самым отъездом в магазине неподалёку от мотеля. После кофе их вкус был особенно приятен, и он с наслаждением глубоко затягивался, чтобы в следующую секунду встречный ветер подхватил дым и развеял его в воздухе.
Вынужденный вдыхать никотиновые выхлопы водителя, Чанмин недовольно морщился и поджимал губы. Заметив эту реакцию, Ючон рассудил — раз это его машина, он в праве себе позволить в ней хоть с бубном плясать, а если пассажира что-то не устраивает, он может выйти прямо здесь и ждать себе попутку под любым ближайшим кактусом, никто его не держит. Однако Чанмин продолжал стоически молчать, и Ючон решил просто приберечь своё инновационное предложение для удобного случая.
Солнце поднималось всё выше, пригревая их макушки и опаляя оголённые плечи и руки — Ючон предпочитал ездить с убранной крышей, чтобы ветер гулял по салону, приводя в полнейший беспорядок его длинные волнистые волосы. Чанмину была явно не по нраву и эта привычка водителя, но он так и не сказал ни слова против, вместо этого изредка запуская руку в спутавшиеся короткие волосы и то и дело глотая воду из припасённой литровой бутылки. С утра она, только взятая из холодильника, наверняка была божественно прохладной, но спустя несколько часов капли, стекавшие по подбородку к ключицам и ниже, вряд ли давали ему прежнее облегчение. Зато они неожиданно обращали на себя внимание Ючона, что было весьма некстати с учётом того, что на дорогу всё ещё нужно было смотреть.
Они давно пересекли границу штатов, и Техас, по просторам которого они колесили теперь, казался ещё более пустынным и однообразным, чем предшествовавшие ему земли Аризоны. Однако Ючон допускал и другой вариант, заключавшийся в том, что дальняя дорога в принципе переставала представляться ему увлекательной и интересной, значительно поднадоев за эти несколько дней. Он даже начал жалеть о своём спонтанном решении проехать вдоль Америки от океана до океана, когда впереди показался первый указатель, информировавший о приближении к Форт-Стоктону. Ючон бросил взгляд на приборную доску и милостиво оповестил пассажира:
— Заедем в город, бензин кончается. Заодно перекусим.
Они съехали с трассы и запетляли по улицам, заставленным низкими домами. Заправок здесь было хоть отбавляй и, выбрав ту из них, где по виду можно было найти что-нибудь съестное, Ючон свернул с дороги.
Пока Чанмин хмуро оглядывал очередное отвращающее его меню, Ючон заправился и отогнал машину на парковку. Успев быстро перекурить, пока его попутчик не начал поглядывать на него своим убийственным взглядом, Ючон проверил запасы никотинового счастья — к его сожалению, новая пачка была опустошена больше чем наполовину.
Когда Ючон зашёл в закусочную, Чанмин всё ещё стоял перед прилавком, видимо, в тщетной попытке выбрать что-нибудь наименее отравляющее его нежный организм. Усмехнувшись своим мыслям, Ючон заказал вместе с едой и новую пачку сигарет, тут же протянув Чанмину:
— Положи к себе пока, у меня карманы заняты.
Поморщившись, Чанмин всё же взял протянутую пачку, сунул в висевшую на плече сумку и снова уставился в меню. Выбор в еде и правда был скуден, но Ючон привык к фастфуду, и очередной гамбургер вместо нормального обеда его ничуть не смутил — в отличие от Чанмина, который, помимо новой литровой бутылки с холодной водой, всё-таки купил какие-то тосты и теперь жевал их с таким видом, будто это была самая худшая отрава в мире.
— Как же ты решился на такую поездку, если не привык к вредной еде? — пережёвывая очередной кусок, спросил Ючон. Чанмин поднял на него тяжёлый взгляд:
— Так сложились обстоятельства.
— И что ж, голодать теперь? Смотри, если грохнешься в обморок, я тебя откачивать не буду.
— Я не голодаю, — возразил Чанмин и стал неожиданно словоохотливым: — Вчера недалеко от мотеля я нашёл нормальное кафе и плотно поужинал, если тебя это так беспокоит.
— Вот ещё, — фыркнул Ючон. — Да хоть совсем не ешь, главное, за бензин платить не забывай.
Лёгкая ухмылка снова тронула тонкие губы, и, на мгновение засмотревшись на них, Ючон чуть не подавился очередным куском булки с кунжутом.

* * *

На выезде из города неожиданно обнаружилась пробка. Свернуть было некуда, и не меньше пары сотен автомобилей, застрявших на дороге, парились под палящим солнцем. Заглушив двигатель, Ючон, как и прочие водители, вышел из машины, вглядываясь в уходившую вдаль трассу.
— Авария, — крикнул кто-то впереди. — Уже растаскивают.
— Чёрт, — ругнулся водитель справа. — Теперь в Хьюстон точно до темноты не поспеть.
Почесав затылок, Ючон сел обратно в машину.
— Нам ведь тоже в Хьюстон? — спросил Чанмин, вытирая капли пота со лба.
— Ничего, заночуем под Остином, — пожал плечами Ючон. — Или ты торопишься?
Ничего не ответив, Чанмин взялся за спасительную бутылку, пока ещё хранившую прохладу, и жадно припал к горлышку, вновь игнорируя редкие струйки, побежавшие по шее.
Шея. Ючон тупым взглядом смотрел на неё в упор.
— Будешь? — ухмыляясь самым краешком губ, Чанмин протянул ему бутылку, стряхивая с Ючона наваждение.
— А? Ага, спасибо. Ну и жара, правда? Мозги плавятся.

* * *

— Итак, — сказал Ючон, когда пробка начала рассасываться, и они, наконец, медленно двинулись дальше, наслаждаясь лёгким ветерком. — Ты кореец, но живёшь в Америке. Почему? За ответ в стиле «так сложилось» получишь кулаком в бок, надоело уже.
В изнеможении развалившийся в кресле Чанмин медленно повернул к нему голову:
— Ничего особенного. Мои родители переехали сюда ещё до моего рождения.
— Ты говоришь по-корейски без акцента.
— Дома всегда говорили на родном языке. Да и я всю жизнь прожил в Лос-Анджелесе. Сам знаешь, сколько там наших.
— Да, — Ючон улыбнулся, вспоминая, как сам бродил по тем улочкам, до боли похожим на родной Сеул. — Есть там одно заведение, название которого я никак не могу запомнить, так там готовят самый вкусный самгёпсаль, который мне доводилось пробовать — вот те крест! Держит его наш земляк, как же его... Подожди-ка, дай вспомнить... Хм... А, точно, Джеджун! Случаем не бывал там?
Только что глотнувший воды Чанмин внезапно согнулся, заходясь в кашле. Ючон с удивлением скосил на него взгляд, но промолчал.
— Не припомню, — справившись с приступом, хрипло отозвался Чанмин и неожиданно ругнулся: — Чёрт, вода скоро вскипит! Как можно было собраться в такую поездку без сумки-холодильника?
— Можешь приобрести в ближайшем магазине, с удовольствием приму в дар, — хмыкнул Ючон, игнорируя тот факт, что ближайшие двести миль впереди не ожидалось ни одной постройки.
Пропустив ответный выпад мимо ушей, Чанмин откинул назад спинку сидения, будто уходя от разговора. Прикрыв лоб тыльной стороной ладони, он делал вид, что дремлет, тем самым предоставляя Ючону прекрасную возможность на длинных прямых участках дороги рассмотреть его получше.
Собственная заинтересованность Ючона ни капли не смущала — сам он был человеком свободных взглядов и посему ему уже приходилось засматриваться на некоторых представителей своего же пола. К тому же стоило признать, что полюбоваться здесь было чем: Чанмин был отлично сложен, носил выгодно подчёркивающую его фигуру одежду и явно осознавал, насколько привлекателен...
Тряхнув головой, Ючон заставил себя вновь сосредоточиться на дороге. Самое время было вспомнить, зачем он ехал в Джексонвилл.

* * *

Чтобы найти в Остине мотель с вывеской «есть свободные номера», им пришлось изрядно покрутиться — видимо, пробка, в которой они простояли не один час, заставила многих изменить планы. Припарковав, наконец, машину и поручив своему попутчику взять номера, Ючон принялся копаться в багажнике в поисках нужных вещей, намереваясь сегодня помыться и сменить запылившуюся одежду.
Мрачный Чанмин вернулся через десять минут, держа в руках всего один ключ.
— Что за чёрт? — не понял Ючон.
— Всё занято, — оповестил его Чанмин. — Последний номер. И я так понимаю, что искать другой мотель бесполезно.
Тут Ючон спорить не собирался. Тяжело вздохнув, он достал из багажника сумку и раздосадовано захлопнул крышку.
— Ну показывай, куда идти. Надеюсь, хоть горячая вода там есть.

* * *

С силой растирая мочалкой разгорячённую кожу, Ючон наслаждался ощущением стекавшей по телу воды. Усталость и раздражение постепенно смывались, уступая место расслабленности и свежести. Продолжая напевать какую-то песенку, услышанную сегодня по радио, он выключил воду, вытерся полотенцем и, натянув шорты, вышел из ванной.
Чанмина в номере не оказалось. Пожав плечам, Ючон развалился на своей кровати — слава богу, в этом номере их было две, — и включил телевизор. По местному телевиденью как раз показывали репортаж про нетипичную для этих мест пробку, и в кадре ненадолго даже мелькнула его, Ючона, машина.
— Причиной пробки стала авария, — рассказывал репортёр, за спиной которого дымилось перевёрнутое авто. — Водитель грузового автомобиля не справился с управлением и врезался в легковую машину, ехавшую в попутном направлении. В результате столкновения грузовик развернуло поперёк дороги...
Зевнув от скуки, Ючон переключил канал, и именно в этот момент в номер вошёл Чанмин. Закрыв за собой дверь и бросив мимолётный взгляд на экран, где Спанч Боб надувал жевательную резинку, Чанмин поставил на небольшой столик бумажный пакет.
— Я купил поесть, — он вытащил из пакета несколько коробочек и добавил: — Но даже не думай прикасаться к еде, пока я не вернусь, а то всё перепутаешь, — с этими словами он скрылся за дверью ванной.
«Закрой рот уже, придурок!» — прокричал из телевизора Сквидвард. Ючон, а главное — его желудок, — полностью разделяли мнение осьминога.

Стоило отдать Чанмину должное: в ванной он пробыл не так уж долго. Вот только он абсолютно точно зря вышел оттуда в одном полотенце, пусть и нацепив при этом на лицо безразличное выражение. С трудом отведя взгляд от всё ещё влажной поблёскивающей кожи его торса, Ючон попытался взять себя в руки:
— Ну ты и копуша. Я тут чуть с голоду не помер.
— Чуть не считается, — хмыкнув, Чанмин подошёл к столу и начал перебирать коробочки. Чёртов стол находился как раз между кроватью Ючона и телевизором.
— Ну что ты встал посередь комнаты? — Ючон пытался игнорировать всё то, что вихрем взметнулось в области ниже живота. — Не видно ни черта из-за тебя.
Бросив на него недовольный взгляд, Чанмин сел на свою кровать и, протянув Ючону одну из коробочек, с ядовитой ухмылкой произнёс:
— Наслаждайся.
Ючон на секунду замер. Затем моргнул и принял еду.
— Спасибо.
Игнорировать. Да, точно, игнорировать.

День третий

Первая утренняя мысль была довольно чёткой и ясной: и всё-таки Чанмин невыносим.
Нет, правда. Весь его вид говорил о том, каким неотразимым и чертовски умным он себя считает, от него прямо-таки веяло чувством превосходства... Даже когда Ючон пытался им командовать — например, как сейчас, послав его купить кофе.
Эту мысль определённо нужно было перекурить. Похлопав себя по карманам, Ючон только через несколько секунд бесплотных поисков вспомнил, что отдавал новую пачку на хранение своему попутчику. Самого Чанмина в номере не было, зато его сумка лежала на кровати, и Ючон решил, что ничего криминального в том, чтобы забрать своё, нет. Припомнив, что Чанмин сунул сигареты куда-то во внутренний карман, он без промедлений расстегнул молнию и застыл раскрыв рот, едва разглядев содержимое. Однако прийти в себя пришлось за считанные секунды — в коридоре послышались уже знакомые по поступи шаги.
Быстро застегнув молнию и положив сумку на место, Ючон отскочил к окну и сделал вид, что занят созерцанием унылого пейзажа стоянки. Вошедший через мгновение Чанмин ничего подозрительного не заметил и начал диалог первым, протянув Ючону его кофе:
— Говорят, сегодня на шоссе всё не так уж плохо. Надеюсь, успеем добраться до границы с Флоридой. Если, конечно, ты опять не найдёшь удачного места для остановки, — он издевательски ухмыльнулся.
— Даже не надейся, что я поеду без перерывов. Пусть бензин пока есть, но мне тоже нужно заправляться и отдыхать, — заметил Ючон и как ни в чём не бывало попросил: — Кстати, верни-ка мне мои сигареты, курить охота.
— Какие сига... Ах, да, я и забыл, — Чанмин подошёл к кровати, с абсолютно безразличным выражением лица покопался в сумке и через пару секунд вытащил на свет искомую пачку.
«Что ж, — пришлось заключить Ючону, — из всех возможных попутчиков мне достался тот, кто со спокойствием слона носит при себе пистолет».

image

* * *

На парковке было куда свободнее, чем прошлым вечером — видимо, таких соней, как Ючон, среди путешественников было мало. И разумеется, Чанмин не мог не проехаться по этому поводу.
Оставив без внимания очередную колкость и загрузив сумки в багажник, Ючон сел на водительское место и повернул ключ в замке зажигания. Стартер несколько раз вхолостую прокрутил двигатель, и машина не завелась. Ючон попробовал ещё — с тем же выходом. Чанмин вопросительно поднял брови:
— В чём дело?
— Чёрт его знает, — нахмурился Ючон, и повернул ключ снова. Бесполезно. — Что за ерунда?
Следующие полчаса Ючон провёл под капотом, но кроме испачканной одежды никаких других результатов не добился. Чанмин с невозмутимым спокойствием наблюдал за его стараниями, стоя в тени козырька магазина при мотеле. Подойдя к нему, Ючон в весьма нецензурных выражениях признался, что самому ему, похоже, не справиться.
— Вам нужна мастерская? — спросил вышедший из магазина мужчина. — Здесь есть одна неподалёку, можно вызвать мастера.
— Будьте любезны, — кивнул Чанмин, пока Ючон продолжал злобно пыхтеть.

Мастер приехал довольно быстро, поколдовал над машиной буквально пятнадцать минут, и она заработала. Почувствовав себя под весьма красноречивым взглядом Чанмина конченым идиотом, Ючон расплатился, после чего они, наконец, смогли тронуться в путь.

* * *

В этом районе Техаса природа уже не была такой унылой: вдоль дороги вместо сухих колосьев и колючих кустов росла нормальная трава и невысокие деревья, искрившиеся свежей зеленью. На пути то и дело встречались небольшие города и отдельные хозяйственные постройки, навевавшие некоторую атмосферу уюта.
По радио передавали топ-10 этой недели, и Ючон в полголоса подпевал там, где знал текст.
И даже не сразу понял, когда молчавший всё это время Чанмин неожиданно вторил ему.
Возможно, дело было в конкретной песне. Возможно — в дарящем прохладу ветре и тёплых солнечных лучах. Или же — возможно — в Чанмине просто что-то неуловимо поменялось, — и Ючон не мог отделаться от ощущения, что в этом был определённый смысл.
Его голос во время пения оказался неожиданно зво̀нок, дрожащие ноты словно осыпа̀лись в ушах мелкими осколками. Ючон невольно заслушался тем, как в чистом голосе переливаются самые разнообразные эмоции — от гнева до отчаянья, — эмоции, определённо не желавшие укладываться в устоявшийся образ вечно сдержанного человека.
И вот они уже пели вместе — не тихо, словно скрываясь друг от друга, а громко, с надрывом, позволяя ветру отнести отголоски их слов дальше по шоссе, оставить память об этом моменте среди придорожных деревьев. Они пели — высвобождая весь страх и неуверенность, с ощущением безграничной свободы в душе. Пели, забыв про радио, — подставляя лицо встречному ветру, не стесняясь сфальшивить или ошибиться...
Но вот в песню вклинился ди-джей, чтобы объявить следующий номер, и Ючон, сбившись, шутливо фыркнул:
— Ну как всегда, не дают дослушать, а я только распелся, — он бросил быстрый взгляд на своего попутчика: — У тебя интересный голос, кстати.
Чанмин ухмылялся, прикрыв глаза.
— У тебя тоже, Ючон-а.
Либо у Ючона начались галлюцинации, либо в голосе Чанмина появилось нечто новое. Особенно когда тот произнёс его имя.
Встряхнув головой, Ючон покрепче сжал руль. Не хватало только съехать в кювет.

* * *

Время обеда застало их под Хьюстоном, и на сей раз Чанмин даже не возражал против остановки — видимо, потому, что у него кончился очередной запас воды. Вот только право выбора места для остановки он потребовал отдать себе, ссылаясь на то, что ему хочется хоть раз нормально поесть днём. По этой причине им пришлось довольно долго кататься по улочкам, пока вид одного из ресторанчиков не удовлетворил требовательного Чанмина. Хотя нельзя сказать, чтобы Ючон сильно противился — в конце концов, он тоже был не прочь поесть человеческой еды.
Заведение оказалось весьма уютным, а главное — прохладным. Продиктовав официантке заказ, они откинулись на спинки своих стульев. И если Чанмин привычно оглядывал окружение, то Ючон не скрываясь в упор смотрел на своего попутчика.
Какого хрена вообще? Что такого было в этом заносчивом парне, что мозг Ючона периодически начинал отказывать? Его ухмылка? Подумаешь, таких наглых пруд пруди. Его голос с нотками раздражения и издёвки одновременно? Очень приятно выслушивать все эти колкости, спасибо большое.
Нет, Ючон определённо не мог понять, что с ним происходило, и этот факт его не на шутку беспокоил. В конце концов, это просто опасно — иметь дело с человеком, оказывающим на него столь сильное влияние.
Вдоволь наглядевшись на интерьер, Чанмин посмотрел на Ючона и ухмыльнулся, встретив его пристальный взгляд.
Глаза. Эти чёртовы глаза с пляшущими в них хитрыми чёртиками. Если бы при их первой встрече Чанмин не был в тёмных очках, Ючон, быть может, сразу же заподозрил бы неладное и бросился прочь. А теперь для бегства было слишком поздно — взгляд этих самых глаз просто не отпускал его.
Игра в гляделки продолжалась до тех пор, пока официантка не принесла заказ. Но даже с наслаждением уминая сочный кусок мяса, Ючон продолжал искоса поглядывать на Чанмина.
Чёрт возьми, ему было просто жизненно необходимо разобраться во всей этой хрени! Иначе визит в Джексонвилл мог полететь ко всем чертям.

* * *

Едва оказавшись на улице, Ючон сразу же закурил. Вышедший следом за ним Чанмин довольно ухмылялся:
— Наконец-то нормальная еда. Осталось только воды купить.
— Я видел в той стороне магазин, — Ючон махнул рукой куда-то за спину.
— Прогуляемся? — по всей видимости, настроенный благодушно благодаря сытному обеду, Чанмин тут же зашагал в указанную сторону.
Мгновение помедлив, Ючон пошёл следом, смахивая пепел прямо под ноги. Недавно купленная пачка сигарет неожиданно быстро кончилась, поэтому в магазине он первым делом пополнил свои запасы, купив сразу целый блок. А что делать? Поездочка была весьма нервозной.
Чанмин застрял у кассы, и Ючон, желая успеть выкурить ещё одну сигарету, прежде чем они снова начнут петлять по городу, вышел на улицу. Но стоило ему вытащить зажигалку, как позади, за дверьми магазина, раздался дикий грохот, и в следующую секунду оттуда вылетел растрёпанный Чанмин.
— Бежим! — рявкнул он не своим голосом и рванул в сторону парковки, где они оставили машину.
Опешивший Ючон остался там, где стоял. Следом за Чанмином из магазина вылетело двое здоровенных мужиков, и Ючон, завидев у обоих на оголённых плечах знакомую татуировку с коброй, удивлённо вскинул брови.
— Что ты встал, идиот?! — послышалось откуда-то сзади. — БЕГИ!
Бугаи смерили Ючона очень нехорошим взглядом, отчего тот, наконец, осознал, что ему действительно пора уносить ноги, и припустил следом за Чанмином, дожидавшимся его на расстоянии пары десятков ярдов.
Такой скорости на своих двоих Ючон никогда прежде не развивал. И до этого прекрасного момента он полагал, что магазин располагался совсем недалеко относительно того места, где они оставили машину, но в обратном направлении дорога, почему-то, оказалась куда длиннее. Ючону уже чудилось, что он вот-вот оставит свои прокуренные лёгкие на разгорячённом асфальте, когда они, наконец, добежали до парковки.
Чуть не помяв крыло соседней машины, Ючон плюхнулся на водительское сидение и, справившись с дыханием, в шоке крикнул:
— Ты что, ограбил магазин?!
— Идиот! — злобно выплюнул Чанмин, с громким хлопком закрывая за собой дверь. — Поехали! Быстрее!
Лихорадочно глядевший только на дорогу, Ючон не знал, куда делись те двое. Он уже выворачивал с парковки, когда Чанмин, крутившийся на своём сидении как на горящей сковородке, вдруг крикнул:
— Пригнись!
Что-то просвистело мимо уха и с громким треском врезалось в приборную панель. Тупо уставившись на дымившуюся дырку, Ючон чуть не заехал на тротуар, по которому шли ничего не подозревавшие пешеходы, но вовремя спохватился и, вырулив, вдавил педаль газа, пытаясь покинуть это проклятое место как можно скорее.
Порывшись в своей сумке, Чанмин достал пистолет и, выглянув из-за спинки сидения, сделал ответный выстрел. В зеркало заднего вида Ючон увидел, как следовавшая за ним машина вильнула в бок, но тут же продолжила преследование.
Чанмин снова спрятался за сидение, сжимая в руке пушку, и на мгновение встретился взглядом с водителем. На немой, но весьма очевидный вопрос Ючона он ответил коротко:
— У меня есть разрешение.
Вторая пуля со звоном помяла багажник, и Ючон, застонав, болезненно поморщился при мысли, какой побитой может выйти из этой передряги его любимая красавица.
— Твою мать! — выпалил Чанмин, когда третья пуля чудом не задела его собственную макушку. До этого момента Ючон почему-то считал, что злость его пассажира молчалива, как и сам Чанмин, однако последние события упорно убеждали его в том, насколько сильно он заблуждался.
Тем временем Чанмин осторожно выглянул из-за сидения, и в следующее мгновение в воздухе прогремело сразу несколько выстрелов. На секунду зажмурившись, Ючон снова открыл глаза и с опаской покосился на соседнее сидение — Чанмин, целый и невредимый, тяжело дыша откинулся на спинку кресла. Приготовившись свернуть за очередной угол, в зеркало заднего вида Ючон успел разглядеть, как преследовавший их автомобиль с лопнувшими шинами замер поперёк улицы.
Сердце всё ещё колотилось как бешенное, когда они, наконец, выехали на привычную трассу. Ючон держал руль вспотевшими ладонями и то и дело проверял, нет ли за ними погони.
— Нужно свернуть на параллельное шоссе, там не так оживлённо, — взволнованно произнёс он.
— Нет, — отрезал Чанмин. — Они именно этого от нас и ждут. Поедем по той же трассе, что и раньше.
Не ответив, Ючон продолжил ехать прямо. На самом деле, его раздирало желание наорать на этого засранца и выяснить, какого хрена тут происходит, но Чанмин всё ещё был зол — об этом говорили его покрасневшие щёки и напряжённо сжатые кулаки. Хоть он и убрал пистолет обратно в сумку, рисковать своим здоровьем Ючон не хотел, хватит с него на сегодня, пожалуй.
Но если этот гад в самое ближайшее время не расскажет, во что втянул Ючона, тот сам его убьёт, не дожидаясь повторной встречи с двумя татуированными.

* * *

— Я хотел стать полицейским, — прервал их молчание Чанмин.
— А? — Ючон не был уверен, что чужой голос ему не послышался — так глубоко он погрузился в свои бессвязные мысли.
Чанмин нетерпеливо выдохнул.
— Я хотел стать полицейским, — вкрадчиво повторил он, — но бросил академию. Вместо этого закончил юридический.
— Почему не доучился? — Ючон был удивлён его внезапной откровенностью, хотя, конечно, это было меньшее, что мог сделать этот эгоист после сегодняшних событий.
— Какая теперь разница? — одёрнул плечами Чанмин.
— Впереди не меньше шестисот миль, так что, пожалуй, у меня есть время выслушать твою длинную историю.
— Тут и рассказывать нечего, — заметил Чанмин с излишней безучастностью в голосе. — Слишком многие ситуации оказываются для полиции патовыми. Меня это не устраивает.
— Вершишь правосудие самостоятельно? — Ючон вскинул брови.
— Не передёргивай. Это была самооборона, — в голосе появилось прежнее раздражение. — Ты, видимо, полагаешь, что было бы гораздо лучше, если бы у меня не оказалось оружия, и нас бы пристрелили на месте либо увезли в какой-нибудь подвал, где пытали бы, долго и злостно?
Невольно поёжившись, Ючон решил уточнить:
— А что, у них есть повод?
— Нет, конечно, — Чанмин возвёл глаза к небу. — Они просто так за мной гонятся, от делать нечего.
Определённо, сарказм — ещё одна прелестная черта характера этого во всех смыслах замечательного субъекта.
Стоп. Гонятся?
— Тебе не кажется, что я имею право знать... — начал было Ючон, но Чанмин тут же перебил его:
— Имеешь. Но тебе это совсем не нужно, поверь.
Впервые в его тоне послышались едва заметные — хоть и приказные — нотки заботы. И тогда, измотанный напряжёнными событиями, Ючон сделал несколько вдохов-выдохов и решил — вот так просто — забить и довериться ему.

* * *

Они гнали по тёмному шоссе до тех пор, пока на приборной панели не загорелся значок, предупреждающий о том, что бензин на исходе.
— Нужно заправиться, — сказал Ючон, пытаясь проморгаться — глаза начинали слезиться от напряжения в свете встречных фар.
— До следующего города около десяти миль, — сообщил Чанмин, подсвечивая разложенную на коленях карту экраном сотового. — Там же можно и заночевать, город небольшой.
Воодушевившись этой новостью, Ючон прибавил газу, и уже меньше чем через десять минут они свернули с шоссе на местную дорогу. Остановившись на первой попавшейся заправке, Ючон вышел из машины и размял затёкшие ноги, украдкой оглядываясь по сторонам. Хотя их давно не преследовали, беспокойство не желало отступать так просто.
На пустой площадке перед заправкой не было ни души, в окнах магазина горел свет, и даже с такого расстояния было видно, что единственный кроме них живой человек в округе — кассир — дремлет за прилавком. Взяв себя в руки, Ючон залил полный бак, расплатился и сел обратно за руль.
Когда они проехали мимо второго мотеля подряд, Чанмин недоумённо спросил:
— Куда ты едешь?
— Бар ищу, — спокойно ответил Ючон.
— Какой ещё бар? — опешил Чанмин. — За нами устроили охоту, а ты...
— Убегать будем завтра, — тон Ючона был непреклонен. — Сегодня мне нужно как следует выпить.
Он был на сто процентов уверен, что Чанмину есть, что возразить, но вместо этого тот лишь сухо сказал:
— Нужно спрятать машину. Нельзя оставлять её на парковке.
Бар нашёлся буквально за следующим поворотом, неподалёку расположился и отель. Невдалеке начинался обычный американский пригород, и в начале узкой дороги на большой отдельной площадке стоял продуктовый магазин, окружённым деревьями. Среди них, позади здания, и было решено спрятать машину.
Закончив с маскировочными работами, парни дошли пешком до отеля и сняли номер — Ючон предложил снова взять одну комнату на двоих.
— Мы всё равно вернёмся такими пьяными, что стесняться будет глупо, а вот поддержка друг друга может понадобиться. Да и деньги сэкономим, — аргументировал он, и Чанмин лишь пожал плечами.

* * *

В баре было темно, шумно и накурено. Ючон никак не ожидал такого ажиотажа в небольшом городке, и Чанмин напомнил ему, что сегодня — пятница. В ответ Ючон лишь рукой махнул: в общем-то, ему было всё равно, если выпивки хватит на всех.
Первый стакан виски он выпил залпом, игнорируя глупые прелюдии вроде посмотреть-понюхать-поболтать — не ради этой ерунды он сюда пришёл. Разлившееся по груди тепло почти вернуло его в состояние душевного равновесия, и он заказал ещё, чтобы сразу же опрокинуть в себя и вторую порцию.
— Полегче, — нахмурился Чанмин, который пришёл сюда вместе с Ючоном исключительно для того, чтобы убедиться, что тот сможет добраться до номера без лишних приключений. — Тебе всё-таки завтра за руль.
— До завтра ещё дожить надо, — наставительно поднял палец Ючон. — Лучше закажи себе что-нибудь. Я угощаю! — своим широким жестом он чуть не свернул только что опустошённый стакан. — Вот чёрт... Бармен, повтори! И ему — то же самое.
Теперь на барной стойке стояло два стакана. Один из них Ючон протянул Чанмину и ухмыльнулся, когда тот брезгливо скривил губы.
— Что, трезвенник-язвенник? Может, тебе лимонад заказать?
Фыркнув, Чанмин принял из его рук стакан и выпил одним глотком, даже не поморщившись.
Ого. Ючон уважительно присвистнул.
Чанмин не переставал его удивлять.

* * *

Ючон попытался сфокусировать взгляд на барной стойке перед своим носом, но плывущая картинка не желала приобретать чётких очертаний, как бы сильно он не старался.
Пожалуй, ему не следовало пить так много.
Он старательно следил за тем, чтобы Чанмин не отставал от него ни на глоток, и добился только того, что теперь они оба еле держались на ногах — они, правда, пока не проверяли, но Ючон по опыту знал, что дело обстоит именно так.
С другой стороны, он также знал и то, что на следующий день будет как огурчик, а вот вид пьяного Чанмина его необычайно забавлял — раскрасневшиеся щёки, шальные искорки в глазах, алеющие влажные губы...
Так, что опять за хрень?
— За Родину! — встряхнув головой, провозгласил тост Ючон, почти расплескав содержимое своего стакана на шорты.
— Ючон-а, — протянул Чанмин, — нам пора.
— С чего ты взял? — искренне возмутился Ючон. — Вечер только начинается!
Не слушая его, Чанмин сполз с барного стула и, пошатнувшись, ухватился руками за колени Ючона, находя в них опору. От неожиданного прикосновения Ючон замер, и Чанмин с широкой ухмылкой по слогам произнёс:
— По-пал-ся.
Вот уж точнее не скажешь.
В ушах звенела громкая музыка. Ючон сглотнул.
Ему казалось, что прошло не меньше минуты, хотя на самом деле Чанмин отпрянул спустя несколько секунд.
— Пошли, — ухмылка никуда не делась с тонких губ, — пора в кроватку.
Предложение оказалось слишком заманчивым, чтобы от него отказываться, и Ючон всё-таки встал со своего стула.

Вцепившись друг в друга, будто это могло спасти их от падения, они медленно брели по улице. Свежий ветерок, нёсший прохладу вечера, немного освежил голову Ючона, и теперь он мог в полной мере сосредоточиться на всех тех ощущениях, что его окружали.
Например, на руке, крепко и уверено обхватившей его за плечи. Или на бедре, то и дело задевавшем его собственное. А ещё лучше — на помутневших глазах, полуприкрытых тяжёлыми веками с длинными-длинными ресницами...
Увлечённый своими мыслями, Ючон даже не заметил, как они добрались до отеля и оказались в коридоре второго этажа. Постепенно сбавляя шаг, Ючон прошёл ещё несколько ярдов, прежде чем окончательно остановиться.
Чанмин, всё ещё удерживаемый его рукой, перевёл на своего недавнего собутыльника недоумённый взгляд.
И вот тогда Ючон поцеловал его.
Ничего особенного. Просто прикосновение губ к губам. Мягкое и тёплое.
Чанмин не оттолкнул его, не убрал руку с плеча. Он даже не закрыл глаза, вместо этого внимательно разглядывая чужое лицо, — Ючон заметил это, когда приоткрыл свои собственные, и его сердце пропустило пару ударов, выжидая.
Но это Чанмин первый приоткрыл рот, чтобы облизать языком чужие губы — Ючон был в этом уверен, несмотря на всё то количество алкоголя, что плескалось внутри, затуманивая мозг.
И это Чанмин подтолкнул Ючона к стене и прижался к нему всем телом, вынуждая углубить поцелуй.
И уж абсолютно точно не сам Ючон забрался горячими пальцами под свою футболку, чтобы с силой вжаться в спину...
Но это Чанмин первый отступил назад, переводя дыхание.
— Спокойной ночи, — спустя несколько мгновений выдохнул он в чужие губы и скрылся за дверью их номера.
Ючон не знал, как долго он простоял в коридоре, не в силах отлепиться от проклятой стены. Но когда он зашёл в комнату, Чанмин уже спал в своей кровати.

День четвёртый

Сладкий сон медленно растворился в лучах утреннего солнца, унося с собой призрачное ощущение тепла и беззаботности. Глубоко вздохнув, Ючон покрепче обнял подушку, но сна не осталось ни в одном глазу, и он лишь бесполезно потратил время, проворочавшись ещё несколько минут. В конечном итоге сдавшись новому дню, он сел и неспешно потянулся, прогоняя остатки вчерашней усталости. Широко зевнув, он посмотрел, наконец, на соседнюю кровать, но на той лежали лишь скомканное одеяло и подушка.
Чанмин обнаружился в ванной флегматично чистящим зубы. Его помятое лицо и тусклый взгляд свидетельствовали о том, что вчерашние посиделки прошли для него далеко не так бесследно как для Ючона — в общем-то, как тот и предсказывал. Сплюнув пену, он одарил своё отражение коронным мрачным взглядом и пробубнил, обращаясь не к зеркалу, а к вторгнувшемуся на временно занимаемую им территорию субъекту:
— Больше никогда не буду с тобой пить.
В свете событий предыдущей ночи звучало это весьма двусмысленно, и Ючон с взволнованным нетерпением ожидал продолжения, которое получил после того, как Чанмин прополоскал рот.
— Чувствую себя отвратительно, выгляжу соответствующе, а тебе хоть бы что.
— Смотришься не так уж плохо, — ухмыльнувшись, подбодрил его Ючон, но в ответ не удостоился даже взгляда.
Всё это было так просто, легко, правильно, что, глядя на взъерошенный, недовольный вид Чанмина, Ючон рассмеялся и понял, как окончательно, по-идиотски, нелепо влюбился секунду назад.
Похоже, в Джексонвилл он всё-таки не доедет.

* * *

Пока Чанмин сдавал ключи от номера, Ючон отыскал нужные кусты и очистил машину от накиданных сверху веток, после чего с тяжёлым вздохом осмотрел дыры от пуль в багажнике и на приборной панели, мысленно уже выставляя счёт за ремонт своему попутчику.
Всё это напоминало ему какой-то дурацкий, малобюджетный детектив с неважнецкими актёрами — не считая его самого, разумеется. Чанмин молчал как партизан, даже не думая раскрывать карты, и Ючону оставалось полагаться лишь на своё шестое чувство, которое подсказывало, что те здоровенные бугаи бандитской наружности вряд ли выступали «за хороших», а значит, он хотя бы тусовался по нужную сторону баррикад. Логика, может, и неважнецкая, но для успокоения его не слишком принципиальной совести этого было вполне достаточно.
Закурив очередную сигарету, Ючон невольно вспомнил события предыдущего дня. В ушах вновь зазвенели выстрелы, возвращая ушедшее было чувство, будто что-то нервно сжимается в животе. Вокруг не было ни души, но Ючона не покидало стойкое ощущение чужого присутствия, словно за ним следят. Вот-вот, и снова раздастся этот холодящий кожу свист...
— О чём задумался?
От внезапного вопроса Ючон вздрогнул всем телом и выронил сигарету. Чанмин ухмыльнулся:
— Я тебя напугал? Извини, — о да, его голос был полон раскаяния. — Поехали?
Чертыхнувшись, Ючон придавил ногой окурок и сел за руль. Впереди ждали несколько часов непрерывной езды, а его попутчик, похоже, сегодня был настроен весьма ехидно. Уж не из-за вчерашнего ли инцидента в коридоре, интересно?
— Думаю, сделаем остановку в Таллахаси, — в попытке отогнать излишне вдохновлявшие воспоминания сказал Ючон, заводя мотор. — Судя по карте, городок приличных размеров, вряд ли будем выделяться из толпы. А оттуда прямым ходом в Майами. Если очень постараться, можем успеть к ночи.
— Мы ведь договаривались, что ты подвезёшь меня только до Флориды? Я так понял, что где-то здесь наши пути разойдутся, — казалось, вопреки своим словам Чанмин нисколько не удивлён. Чёртов засранец. Даже не зная об истинных чувствах Ючона, он умудрялся ими пользоваться.
— Ну и что? Подумаешь, пара лишних сотен миль, — как можно более безразлично ответил Ючон, аккуратно выезжая из кустов на дорогу задним ходом. Чтобы лучше видеть, куда едет, он сидел вполоборота, положив правую руку на спинку пассажирского сидения, и старался не смотреть на того, кто сидел рядом. — Всё равно за бензин платишь ты.
Но Чанмин всё-таки перехватил его взгляд, и, заметив в этих хитрых глазах плясавшие искорки, Ючон понял, что сам подписал себе приговор.
Это будет длинная, изнуряющая поездка. Определённо.

* * *

— Если и дальше будешь так гнать, нас остановит полиция.
Ючон никак не отреагировал на очередную претензию Чанмина. Ему было совершенно не до того.
Шёл четвёртый час пути. И хотя ничего криминального за это время не произошло, Ючон никак не мог отделаться от того самого неприятного ощущения, которое с каждым часом по непонятной причине лишь усиливалось. То и дело поглядывая в зеркало заднего вида, Ючон каждый раз ожидал увидеть там нагонявших их бандитов. «Так недолго манию преследования заработать», — невесело подумал он и распечатал новую пачку сигарет.
— Может, хватит уже? — недовольно поморщился Чанмин. — Пыхтишь как паровоз.
— Если ты не заметил, ты всё ещё в моей машине, — на этот раз всё же ответил Ючон, в данный момент желая только одного — чтобы его пассажир заткнулся. — И за рулём всё ещё я.
— Это поправимо, — хмыкнул Чанмин. — Не уверен, что с такими нервами стоит сидеть за рулём.
— Твою мать! — Ючон резко остановился; щёлкнул ручной тормоз.
Чанмин открыл было рот — видимо, для очередного упрёка, — но всего за несколько секунд Ючон неизвестно как оказался у него на коленях, всем телом вдавливая в спинку сидения, и без стеснения жёстко смял тонкие губы своими собственными, заставляя, наконец, замолчать. Удерживая руками его голову, он вторгся языком внутрь, не изучая — захватывая чужую территорию, агрессивно и безжалостно, будто от этого зависела его чёртова жизнь. Даже если Чанмин хотел сделать ответный выпад, Ючон просто не оставил ему такой возможности, полностью контролируя ситуацию.
Он прервал поцелуй так же внезапно, как и начал. Ничего не объясняя, снова сел на своё место и резко тронулся, точно зная: Чанмин, сейчас впервые за их знакомство моргавший от удивления, спустя несколько мгновений почувствует себя опустошённым.
Уж в таких проучающих поцелуях Ючон знал толк.

* * *

Долгожданный Таллахаси оказался самым настоящим муравейником. Бесконечные улицы сменяли друг друга, выставляя напоказ аккуратные фасады невысоких домов и ровные газоны. Только проехав город практически насквозь, Ючон, наконец, свернул с дороги для остановки. Перед целым комплексом магазинов, среди которых виднелось и небольшое кафе, была большая парковка, но он не стал рисковать, вновь уводя автомобиль на задворки.
— Только попробуй изучать меню больше минуты, — остановив машину в надёжных, как ему показалось, кустах, Ючон впервые с момента памятного поцелуя нарушил молчание. Чанмин ничего не ответил, но его взгляд — вновь холодный и колкий — не предвещал ничего хорошего тому, кто вздумает им командовать.
В кафе было достаточно людно, никто даже не покосился в их сторону. Заказав первое, что попалось на глаза, Ючон не переставал оглядываться по сторонам. Тревожное чувство всё ещё не покидало его. Вообще-то, он не был паникёром, но зато отличался отличной интуицией, и именно это его и беспокоило.
Обед прошёл в полном молчании. Не снимая тёмных очков, Чанмин невозмутимо жевал свой гамбургер и явно не был расположен к беседе. Устав от его равнодушия и покончив с едой первым, Ючон решил не терять времени даром и пошёл искать туалет.
Зайдя в кабинку, он повернул ручку, закрывая дверь, и расстегнул ширинку. Погружённый в свои мысли, вначале он не обратил никакого внимания на скрип дверей соседних кабинок и грузные шаги по кафельному полу. Однако стоило ему услышать разговор двух мужчин, как живот опять скрутило от дурного предчувствия.
— Эти узкоглазые подонки должны быть где-то рядом, нутром чую, — злобно прошипел один, включая кран. — Если не поймаем их до завтра, босс башку оторвёт.
— Всё этот гадёныш мелкий, — вторил ему второй. — Нахрена ему надо было лезть в наши дела? Его папане это всё равно уже не поможет.
— Чёрт с ними, главное вернуть бумаги. Так что Барри говорит? Где их машина?
— Последний раз камера засекла их в центре города. Если и уехали, то недалеко. Давай, пошевеливайся, а то снова упустим.
Хлопнув дверью, бандиты вышли из туалета. Сделав, наконец, глубокий вдох, Ючон застегнул штаны и осторожно выглянул из кабинки — никого. Кажется, пронесло... Но не успел он взять себя в руки, как его вновь охватило волнение.
Они же пошли в кафе. Чанмин!..
Сердце забилось как сумасшедшее, будто пытаясь в панике пробить грудную клетку. Чуть не сбив с ног какую-то женщину в коридоре, Ючон выбежал в зал и принялся высматривать Чанмина, но ни его, ни двух бандитов нигде не было видно. Воображая самые кровавые картины, Ючон в мгновение ока пересёк зал и выскочил на улицу, но и там вопреки ожиданиям не было ни выстрелов, ни криков, ни их потенциальных источников. Первое, что пришло в голову, — проверить машину, — и уже через пару десятков секунд Ючон оказался позади зданий.
Там, неподалёку от машины, как ни в чём не бывало стоял попивавший воду Чанмин, сохраняя на лице это своё безразличное выражение.
У Ючона не было слов. Просто не было слов.
— Чёртов придурок!
Второй раз за этот день Чанмин одарил его удивлённым взглядом. Тяжело дыша после пробежки, Ючон подошёл ближе, стараясь как можно быстрее привести мысли в порядок.
— Меня в туалете поджидают с пушками, а он тут загорает! — наконец, выдал он, скрывая истинную причину своей идиотской паники.
— Что это значит? — в голосе Чанмина можно было различить нотки беспокойства и в то же время опасной решимости. — Они нас выследили? Что ты сделал?
— Они меня не видели, но это не значит, что мы, блядь, в безопасности! Какого хрена?! Следят за нами по камерам! Да кто они такие?!
— Успокойся, — положив руку ему на плечо, серьёзно сказал Чанмин. — Я всё объясню, обещаю. Но сейчас мы должны уехать. Хорошо?
От этого прикосновения Ючон, как ни странно, действительно почувствовал себя лучше. Прикрыв глаза, он несколько раз глубоко вдохнул, прежде чем ответить:
— Я с тобой с ума сойду. Поехали уже, что встал?

* * *

— Ты обещал объяснить, — первым заговорил Ючон, когда Таллахаси остался в пятидесяти милях позади.
Откинувшись на спинку сидения, Чанмин в задумчивости потирал пальцами губы. Возможно, тем самым он надеялся отвлечь Ючона, но тот тоже был не лыком шит.
— Ну так что? Мне высадить тебя прямо здесь, или ты всё-таки начнёшь говорить?
Бросив на водителя короткий взгляд, Чанмин, наконец, ответил:
— Одна организация нечестным путём обанкротила моего отца. Я достал кое-что из опасных для них бумаг и собираюсь передать их одному проверенному человеку в Майами. Это всё, что я могу сказать.
Видимо, хренов засранец долго продумывал свою речь. Сказал достаточно для того, чтобы Ючон перестал ощущать себя мальчиком на побегушках от постоянного пребывания в неведении, и в то же время не выдал ничего конкретного, чтобы обезопасить. Какая примечательная забота, спасибо большое.
— Эти бумаги при тебе, что ли?
— Ты меня недооцениваешь, — Чанмин ухмыльнулся самым краешком губ. — Они прибудут в Майами не со мной.
— Отлично, — фыркнул Ючон. — Приятно осознавать, что если подохну, то хоть не зря.

* * *

Время близилось к полуночи, когда они, наконец, въехали в один из дальних округов Майами.
Улочки микрорайона, освещённые лишь тусклым светом фонарей, были настораживающе безлюдны. Глухую тишину нарушали лишь далёкие отзвуки музыки, отражавшиеся от поверхности залива Бискейн, и шум мотора единственной проезжавшей здесь в этот час машины.
Дом, за безопасность которого Чанмин ручался головой, они нашли практически сразу: надёжным убежищем оказался небольшой коттедж, скрытый от любопытных взглядов каменной оградой и высокими деревьями. Выйдя из машины, Чанмин подошёл к кодовому замку и быстро набрал нужную комбинацию. Тяжёлые ворота с едва различимым скрипом сдвинулись в сторону, а большего приглашения Ючон и не ждал — желание как можно скорее убраться с просматриваемой дороги было слишком велико. Только заехав вглубь сада и убедившись, что ворота плотно закрылись за спиной, он смог вздохнуть с некоторым облегчением... когда из темноты неожиданно вынырнул Чанмин, чуть не доведя Ючона до сердечного приступа.
— Твою дивизию!! Ты что, кошка, так бесшумно передвигаться?! — зашипел Ючон и устало откинулся на спинку сидения.
— А что, было бы лучше, если бы я гремел на всю округу мусорными баками? — ехидно спросил Чанмин, ничуть не стыдясь своего эффектного появления, чем навёл Ючона на мысль, не было ли это сделано специально. — Загони машину в гараж, и пошли в дом. Не знаю, как тебе, а мне не терпится проверить холодильник.
— Чур готовишь ты, — незамедлительно переключился Ючон, вовремя добавив: — И на двоих, а не только на себя.

Закрыв гараж и в последний раз настороженно осмотревшись по сторонам, Ючон, наконец, зашёл в дом. На первом этаже расположилась просторная уютная гостиная, совмещённая с кухней, где Чанмин уже вовсю гремел посудой, наверняка поминая находчивого водителя недобрым словом.
Бросив на диван сумку, Ючон достал оттуда мобильник, все эти дни провалявшийся в выключенном состоянии. Если бы не эта мера, телефон наверняка разрывался бы от настойчивых звонков денно и нощно. Но тянуть дальше не было смысла — Ючон давно об этом догадывался, вот только никак не мог себе в этом окончательно признаться. До сегодняшнего утра, наверное.
Включив телефон и поколебавшись несколько секунд, он всё же набрал тот номер, что намеренно игнорировал столько дней. Всего пара гудков — и вот на том конце провода послышался её взволнованный голос.
— Слушай, я не приеду, — не зная, как выразиться мягче, в лоб сказал Ючон, прервав поток расспросов. — Нет, со мной всё в порядке, но тут такое дело... Мне машину надо ремонтировать, и вообще... Короче, не приеду. Совсем.
— Ну и иди к чёрту, придурок! — динамик заскрипел от крика. — Ты всегда любил свою машину больше меня!
Обрыв связи — и Ючон не сдержал вздоха облегчения. Всё могло кончиться хуже, гораздо хуже.
— Боюсь спрашивать, — слегка вздёрнул брови Чанмин — не услышать пронзительный вопль было просто невозможно даже из другого конца комнаты.
— Моя невеста, — едва заметно пожав плечами, Ючон вытащил из бокового кармана сумки маленькую бархатную коробочку и продемонстрировал Чанмину. — Была бы. Вот только одна беда: я до неё так и не доехал.
— О, — брови Чанмина поднялись ещё выше. — Дай-ка угадаю. Она живёт в Джексонвилле?
Вот и всё. Всё равно что засветить карты перед последним раундом.
Только Ючону почему-то казалось, что он не просто не прогадал, а наоборот — приобрёл.
— А ты соображаешь, — с уважением и насмешкой одновременно подтвердил он, вновь выключая телефон. — Кажется, на заднем дворе я видел бассейн. Пошли купаться.
— Ты на часы смотрел?
— Плевать я хотел на время. Пошли, говорю.
— Никуда не пойду, пока не поедим, — упрямо покачал головой Чанмин. — И между прочим, ты мог бы ускорить этот процесс, если бы помог мне.
На такой веский аргумент найти достойное возражение было трудно, поэтому Ючону не осталось ничего другого, кроме как взять в руки нож и внять инструкциям шеф-повара.

* * *

Отложив в сторону приборы, Ючон не сдержал довольной сытой улыбки.
— Начинаю подумывать о том, чтобы загнать тебя себе в рабство.
Как раз отпивавший из стакана сок Чанмин чуть не подавился от такого откровения. Но стоило ему откашляться, как привычное ехидство тут же вернулось к нему вместе с заигравшей на губах ухмылкой:
— Боюсь, в случае попытки лишения меня свободы я буду вынужден применить оружие.
Ючон присвистнул. Этот парень ведь понимал, насколько опасно подкидывать ему мысли об оружии, наручниках и прочей атрибутике, правда? А то создавалось такое впечатление, что совсем не понимал...
— Мы собирались идти купаться.
— Нет, это ты собирался идти купаться.
— Слушай, я же резал лук, — Ючон постарался вместить в это словосочетание как можно больше испытанной им боли и страданий, — так что ты просто не можешь не проводить меня до бассейна, а то вдруг я заблужусь.
— Только проводить? — со смешинками в глазах уточнил Чанмин.
— Ну это для начала, — невозмутимо пояснил Ючон. — А дальше как пойдёт.
— У тебя или у меня пойдёт? — уже откровенно веселился Чанмин.
Границы двусмысленных намёков между ними всё больше размывались.
— Ой, там видно будет! И что ты пристал с дурацкими расспросами? Пошли давай...
— У меня плавок нет.
— Я тебя умоляю, — выражение лица Ючона было столь красноречивым, что Чанмин не выдержал и... рассмеялся. Впервые за эти долгие, сумасшедшие четыре дня.
Звонкие смешинки радостно заплясали в ушах Ючона, заставляя то глупое ощущение в груди задрожать с новой силой.

* * *

Ровная лазурная гладь воды едва заметно колыхалась, тёплыми отблесками гуляя по выложенной вдоль бассейна плитке. Ючон не сдержал одобрительного кивка: подсветку хозяева замутили что надо.
В ночной тишине было слышно лишь стрекотание цикад в кустах да всё ту же далёкую музыку, доносившуюся из центра большого, вечно гуляющего города. Успевший остыть воздух пробирался под футболку, и Чанмин, конечно же, не преминул усомниться в актуальности купания при такой погоде, но Ючон не обратил на это замечание никакого внимания. Вместо этого он стянул футболку и штаны, бросил их на ближайший шезлонг и попробовал ступнёй воду — та оказалась в меру прохладной. Довольно улыбнувшись себе под нос, Ючон набрал в грудь побольше воздуха и нырнул. Долгожданное, ни с чем несравнимое ощущение окутало с ног до головы, и Ючон так увлёкся, что проплыл до противоположного конца бассейна и лишь после этого остановился отдышаться. Отфыркиваясь от всё-таки попавшей в нос воды, он убрал длинные намокшие волосы с лица и только тогда взглянул на Чанмина.
Тот как-то странно смотрел на него в ответ.
Как-то очень... серьёзно.
Ючон не мог решить, нравится ему этот взгляд или нет, поэтому просто взмахнул рукой, подняв вверх тучу брызг, и окликнул:
— Так и будешь там стоять?
Помедлив лишь секунду, будто додумывая какую-то очень важную мысль, Чанмин решительно шагнул вперёд, одним уверенным движением снимая футболку и одновременно заставляя волоски на шее Ючона взволнованно подняться.
Никогда прежде он не думал, что кто-то может так непринуждённо, без всякой неловкости избавиться от штанов за какой-то десяток секунд — без спешки, но и без лишнего промедления. Прекрасно зная, что за ним наблюдают, Чанмин нагло этим пользовался: подойдя к краю бассейна, он размял шею и медленно потянулся, выгнув спину. И только после этого прыгнул.
Короткий, стремительный рывок, и вот он уже вынырнул совсем рядом, убирая назад тяжёлые пряди и жадно вдыхая носом воздух. В этой части бассейна им было всего лишь по пояс, поэтому Ючон мог видеть, как по обнажённой, хорошо сложенной груди Чанмина скатываются тяжёлые капли.
Когда их взгляды вновь встретились, Ючон почувствовал, что не может пошевелиться, будто тело за секунду налилось свинцом... Возможно, из-за того, что Чанмин снова смотрел на него с той пугающей серьёзностью. Или из-за того, как плавно, не торопясь он подошёл к Ючону и остановился, не дойдя всего несколько дюймов.
Сердце забилось с такой силой, будто пыталось выпрыгнуть из груди и оставить после себя лишь возникшую из ниоткуда смущённость. Но уверенной натуре Ючона претило чувствовать себя неопытным юнцом, поэтому собрать волю в кулак оказалось делом нескольких секунд.
Подняв руку, он положил ладонь Чанмину на шею, чтобы пропустить пальцы сквозь мягкие мокрые волосы и тут же притянуть его ближе, затягивая в новый, совершенно другой поцелуй, не похожий ни на жадные глотки в коридоре отеля, ни на яростное наступление в машине. Не был он похож и тем, что в этот раз Чанмин ответил сразу, с первой попытки подхватывая его настроение.
Прошло несколько тягучих, сладких минут, прежде чем их ласки стали смелее, а напор — решительнее. Прижатый к борту бассейна, Чанмин довольно урчал, и Ючон не знал, что может быть лучше — ему казалось, что он так долго, чертовски долго ждал этого момента.
Как можно было насытиться этими губами, прикосновениями, запахом? Или остановиться, чтобы глотнуть ртом прохладного воздуха? Нет-нет, никаких передышек, никаких пауз, только жаркие поцелуи и властные прикосновения, только движение навстречу, такое нужное, такое взаимное...
Словно оно могло заменить собой всё.
Ючон сходил с ума, не иначе.

* * *

Когда Чанмин уже мирно спал, укрывшись огромным одеялом, Ючон достал из сумки ноутбук и запустил браузер. Несмотря на то, насколько чудесно окончился вечер, в голову вернулись тревожные мысли, и Ючон знал, что не сможет уснуть, пока хотя бы не попытается что-нибудь прояснить.
Перепробовав кучу запросов типа «бандиты татуировка змея» и так ничего и не обнаружив, он уже собирался бросить бессмысленное занятие, когда на глаза случайно попалась фотография. На ней был заснят мужчина, одетый в дорогой костюм, а подле него стояли уже знакомые Ючону двое громил. Здание, рядом с которым они стояли, было похоже на казино; логотип над входом был выполнен в виде знакомой агрессивной кобры. Открыв страницу, Ючон пробежался взглядом по тексту и неодобрительно покачал головой.
Ему лишь оставалось надеяться, что Чанмин знал, что делает, затевая опасную игру с гангстерами Лас-Вегаса.

День пятый

image

Даже несмотря на ранее утро, залитая солнечными лучами набережная была довольно многолюдной. С прибрежного кафе вновь доносилась, казалось, никогда не замолкавшая музыка, и Ючон невольно дёргал ногой ей в такт. Подставляя лицо тёплому солнцу, он с удовольствием любовался высокими пальмами, длинные листья которых перебирал лёгкий бриз, принося с собой запах залива. На душе было удивительно спокойно — видимо, он не до конца проснулся, или же его интуиция знала, что делает.
— Держи, — пейзаж загородила пёстрая упаковка, оторвав Ючона от блаженного созерцания. Когда он с удивлением принял из чужих рук неожиданный презент, Чанмин уселся рядом на скамейку и открыл своё мороженое, чтобы с удовольствием лизнуть шоколадную глазурь.
С недавнего времени не имея больше причин скрываться, Ючон неотрывно смотрел на него.
Стало ли ему легче делать это после вчерашнего вечера? Чёрта с два. Всё стало только хуже. И Чанмин, кажется, это заметил. Лукаво улыбнувшись, он посоветовал:
— Кушай мороженое, Ючон-а. Тебе нужно остудиться.
С этим было трудно поспорить, поэтому ненадолго восстановилось молчание, прерываемое лишь шуршанием упаковки. Разделавшись со своей порцией, Чанмин заговорил первым:
— Помнишь, я говорил, что бумаги, из-за которых происходит вся эта катавасия, — довольно опасные?
— О, ты вообще такой разговорчивый, что из потока твоей болтовни сложно запомнить хоть что-то, — саркастически заметил Ючон. Всё-таки эта ехидна дурно на него влияла.
Проигнорировав его замечание, Чанмин продолжил:
— Я лишь хочу, чтобы ты понял, насколько это серьёзно, — в его тоне снова не было веселья. — И что я не могу допустить, чтобы по моей вине ты был втянут в это дело настолько, что выпутаться уже не получиться.
Ючон наклонил голову на бок. Ему показалось, или это была... забота?
— Тебе стоило подумать об этом до того, как ты подошёл ко мне на той заправке, — заметил он с улыбкой.
— Ты серьёзно думаешь, что тогда я думал, что всё обернётся вот так? — поднял брови Чанмин.
— По крайней мере, ты должен был понимать, с кем связался, и что с ними шутки плохи. Гангстеры, знаешь ли, так просто от своих врагов не отстают.
Взгляд Чанмина стал внимательным.
— Раз ты был так умён, чтобы понять, с кем я имею дело, ты будешь не менее умён, принимая решение, что тебе делать дальше.
Теперь пришла очередь Ючона поднять брови:
— Что ты имеешь в виду?
— Я не могу больше подвергать тебя такой опасности, не спросив прямо. Подумай хорошенько, нужно ли тебе с этим связываться. Для тебя ещё не поздно уехать отсюда, переждать где-нибудь с месяц — например, в Джексонвилле, — и навсегда забыть о том, что ты успел увидеть и услышать.
Несколько минут прошли в полной тишине. Ючон снова прямо смотрел на Чанмина, не зная, обидеться, накричать или набить ему морду.
— Ты совсем идиот или притворяешься? — наконец, спросил он ровным тоном.
Недоумённый взгляд Чанмина ясно говорил — намёка он не понял. Тяжело вздохнув, Ючон наклонился вперёд и поцеловал его, мягко скользнув языком меж тонких губ. Он не знал, как выразиться яснее.
Спустя несколько секунд застигнутый врасплох Чанмин, наконец, отпрянул, в смущении — да ладно?! — прикрывая ладонью влажные губы и стараясь не замечать косые взгляды прохожих.
— Хорошо, хорошо, я понял. Пошли.
— Куда?
— Забирать документы.
— Я думал, мы встречаемся здесь, — нахмурился Ючон.
Уже вставший со своего места Чанмин одарил его красноречивым взглядом.
— Ты совсем идиот или притворяешься?
Шагая рядом с ним вдоль набережной, Ючон думал о том, будет ли ему когда-нибудь известна хотя бы половина того, что творится в голове этого человека?

* * *

Настоящим местом встречи оказалась тихая кафешка вдалеке от шумного центра. Они лишь успели заказать по молочному коктейлю и сесть за угловой столик подальше от окна, когда на двери звякнул колокольчик и в прохладное помещение вошёл новый посетитель. Щеголяя глубоким треугольным вырезом, он кошачьей походкой сразу же направился к их столику, давая понять, что он — именно тот, кого они ждут.
— Где-то я его... — начал Ючон и тут же замолчал на полуслове, потрясённый своим озарением. — Джеджун?!
— Давно не виделись, — лучезарно улыбнулся тот, снимая солнцезащитные очки. Ну конечно же, Джеджун, его нельзя было ни с кем спутать.
Ючон бросил на Чанмина осуждающий взгляд, но тот не обратил на него никакого внимания, приветливо улыбаясь их общему знакомому.
— Рад тебя видеть. Добрался без приключений?
Джеджун плавно опустился на стул и пожал плечами:
— Со мной не произошло совершенно ничего интересного, даже обидно, — он на секунду замолчал и хитро продолжил: — Зато у вас, смотрю, выдалась неделька, полная приключений.
Ючону понравилась та двусмысленность, что прозвучала в его тоне, и он ухмыльнулся в ответ:
— А что, всегда мечтал побегать от бандитов.
— Да-да, конечно, — закатил глаза Чанмин. — Понимаю, вам не терпится это обсудить, но сейчас не время и не место. Ты принёс документы?
— Вот именно потому, что я знал, что ты обязательно нарвёшься на неприятности, я их не принёс. Тебе лучше немедленно смываться отсюда, я и сам могу передать всё нужному человеку, если ты оставишь мне контакты.
Несколько минут Чанмин размышлял, постукивая пальцами по столу. Наконец, он произнёс:
— Чтоб ты знал: мне эта идея совершенно не нравится, но я понимаю, что в данной ситуации это самый верный выход.
— О боги, сколько же тебе понадобится времени, чтобы понять, насколько я умён? — притворно вздохнул Джеджун.
Проигнорировав его высказывание, Чанмин достал из кармана уже изрядно помятый листок бумаги и пальцем пододвинул его к Джеджуну. Ючон успел прочитать имя «Чон Юнхо», прежде чем Джеджун взял листок в руки и внимательно изучил написанное.
— Мне довелось провести с ним достаточно много времени, чтобы понять — он человек чести, — прокомментировал Чанмин. — И его работа в отделе по борьбе с наркотиками — отличная отправная точка.
— Значит, ему можно доверять? — уточнил Джеджун.
— Полностью.
— Ладно, голубки, — лучезарно улыбаясь, Джеджун поднялся со своего стула. — Не будем задерживаться здесь надолго. К тому же, мне не терпится познакомиться с этим твоим надёжным человеком.
Чанмин болезненно скривился — видимо, уже жалея, что отправляет к достойному человеку такой развязный сюрприз. Ючон прекрасно понимал его чувство.
Когда Джеджун скрылся из виду, он спросил:
— Что теперь?
— Надеюсь, ты не склонен к морской болезни? — вопросом на вопрос ответил Чанмин, поднимаясь со своего места.
— Вроде бы нет. А что?
— Мы отправляемся в небольшое путешествие.

* * *

На безоблачном небе солнце стояло в своём зените, щедро заливая палубу ярким светом. Встречный ветер превратил длинные волосы Ючона в сплошное воронье гнездо, но он не обращал на это никакого внимания. С удовольствием вдыхая влажный воздух, он любовался искрящимися волнами и Чанмином, чьи руки уверенно и в то же время спокойно держали штурвал, направляя яхту в неизвестном Ючону направлении. Его короткие волосы метались на ветру, как и в тот первый день, когда они познакомились, только сейчас Чанмин не выказывал никакого неудовольствия этим фактом. Поймав на себе изучающий взгляд, он ухмыльнулся:
— Мне начинать бояться своего выбора остаться с тобой в замкнутом пространстве?
— Определённо, — Ючон ответил ему такой же ухмылкой.
Как так получилось, что всего спустя несколько дней после знакомства он был готов последовать за этим человеком на край земли? Странная, странная штука — сердце.
Но Ючону нравилось то, что оно ему велело.

image