Симбиоз

Переводчик:  Fate Лучший перевод 3431слов

Ссылка на оригинал: http://setissma.livejournal.com/789718.html

Автор оригинала: setissma

  • Фандом RPS (Supernatural)
  • Бета  Фиолетовая Лиса
  • Пейринг Дженсен Эклз / Джаред Падалеки
  • Рейтинг PG-13
  • Жанр Fluff, Humor
  • ПредупрежденияAU
  • Год2014
  • Описание Суровые будни профессора биологии Дженсена Эклза и его нового лаборанта Джареда Падалеки. Юмор и флафф прилагаются.

На факультете биологии существует иерархия кабинетных дверей. Экологи любят комиксы Гэри Ларсона. Ребята с кафедры эво-дево крепят насекомых. На дверях генетиков висит постер с геномом человека, как, пожалуй, и на любом другом факультете генетики во всем мире. На дверях физиологов ничего нет. Потому что физиологам ничего и не нужно. Поэтому у Дженсена висит табличка с его именем и стикер с часами приема. Белый стикер.

Так что, вернувшись из обязательного пятидневного отпуска и обнаружив, что дверь соседнего кабинета украшена вырезками из календаря с морскими выдрами, парой фотографий собак и распечаткой с каким-то альтернативным научным методом, Дженсен понимает, что у лаборантов, ведущих вводный курс, явно не все дома. А какое еще может быть разумное объяснение?

И пусть даже у них смежная дверь, которую Дженсен предусмотрительно закрыл на ключ, нового лаборанта он не видит еще четыре дня. Но стоит ему отправиться за кофе или проверить лягушек в лаборатории, как количество морских выдр увеличивается. В понедельник, как раз перед началом занятий, к выдрам присоединяются дельфин, тигр и плюшевая летучая мышь, прикрепленная к двери за крыло. Дженсен с трудом давит порыв избавить от страданий несчастное животное, поместив его в мусорное ведро.

Но самое страшное происходит в лаборатории. Когда Дженсен заходит туда проверить микроскопы для первого занятия, то обнаруживает, что весь стол заставлен саженцами капусты и тремя рядами баночек с рубками гуппи, в углу стоят четыре или пять детских бассейнов, наполненных водой, а все стены увешаны плакатами. Тот, что висит неподалеку от микроскопов Дженсена, гласит что-то вроде: «Восхитительные желатиновые черепашки — узнай о рептилиях еще больше!» — Дженсен не особо присматривался.

Больше всего его, однако, изумляет тот факт, что все микроскопы оказываются вычищены, настроены и подписаны. Дженсен более чем уверен, что это постарался предыдущий лаборант: вряд ли человек, додумавшийся притащить в лабораторию клетку с гекконами, смог бы разобраться в системе подписи микроскопов Дженсена.

Во вторник утром, когда Дженсен перед первым занятием разбирается со своей таблицей выдержек из журнала «Web of Science», дверь его кабинета распахивается.

— Я принимаю с четверга, — не глядя, произносит Дженсен, потому что всегда найдется какой-нибудь студент, уже добравшийся до сервера «Blackboard» и начавший паниковать по поводу итоговой работы.

— Я бы вошел через другую дверь, но, боюсь, в замок попала жвачка. Я еще вчера сообщил ремонтникам. У вас есть пять минут, чтобы обсудить программу?

Дженсен уже собирается внести некоторые изменения в вводную лекцию — зря он все-таки не предупреждает студентов, чтобы те не думали его преследовать — но, подняв взгляд, он понимает, что у него есть куда большие проблемы, потому что парень, стоящий в его кабинете, просто невероятно красив. Слишком взрослый для первокурсника, хотя лекции Дженсена нередко посещают человек пять старшекурсников, чтобы набрать дополнительные баллы, и два-три пост-бакалавра, которые хотят получить одновременно степень в подготовительных медицинских курсах и общей биологии. Может, он просто получает непрерывное образование? Дженсен очень надеется, что последний вариант окажется верным, потому что моральный кодекс, запрещающий отношения со студентами, не так категоричен, если эти самые студенты уже получили одно высшее образование.

— Да, я сейчас свободен, — говорит Дженсен, нарушив таким образом все восемь своих принципов касательно часов приема, но полученная в ответ улыбка того стоит.

— Я Джаред, — представляется потенциальный студент непрерывного образования (Боже, пусть это окажется так) и протягивает руку. — Я был здесь всю неделю, но все никак не успевал с вами встретиться. — Он достает кипу бумаг. — Я хотел спросить, что вы думаете по поводу того, чтобы поменять местами лабораторную по неврологии с пиявкам и ту, что по мышечной гистохимии. Ничего кардинально не изменится, а если мы займемся неврологией чуть позже весной, то я смогу достать пиявок получше. Потому что январские — полный отстой.

До Дженсена доходит далеко не сразу.

— Так ты не студент? — спрашивает он. Следом приходит осознание, что парень вот уже полминуты стоит с протянутой рукой.

Джаред наконец опускает руку. Ему явно неловко.

— Я новый лаборант.

— А, — Дженсен неприятно удивлен тем, что часть его мозга, отвечающая за общение, внезапно вышла из строя. Он еще полминуты пытается придумать, что бы такого сказать, не упомянув при этом размер ладоней Джареда.

— Эм, пиявки?.. — неуверенно напоминает Джаред.

— Пиявки? — переспрашивает Дженсен, а затем все-таки вспоминает, зачем Джаред вообще пришел. — Э... Март — это прекрасно. В смысле, лабораторная. В марте.

— Я заменю в расписании, — Джаред напряженно улыбается. — Спасибо.

— Отлично, — выдавливает из себя Дженсен и с трудом справляется с желанием спрятать лицо в ладонях, когда Джаред уходит.

Дженсен — профессионал. Он преподает биологию уже семь лет, десять — если считать с аспирантурой. Да, он сталкивался с коллегами с непростым характером, но у него никогда не возникало проблем в общении с кем бы то ни было. Он хороший преподаватель, большинство студентов его любит, а когда ему приходится организовывать корпоративы для кафедры, никто не жалуется на выбранную им еду. Да с ним даже заключили пожизненный контракт!

Правда, все это слабо помогает ему справиться с тем фактом, что он физически не способен на связную речь, когда рядом находится новый лаборант.

За первую неделю Джаред четыре раза заходит к нему в кабинет, и каким-то необъяснимым образом Дженсен умудряется повесить трубку посреди разговора с завкафедрой, опрокинуть стул, сидя на нем и дважды (дважды!) пролить на Джареда кофе.

Когда Джаред заглядывает к нему в четверг днем, Дженсен решает пойти на хитрость.

— Собрание! Со студентами! — провозглашает он, потому что уже неделю не может разговаривать связными предложениями, и последующие сорок пять минут прячется в зале факультета, делая вид, что рассматривает листовки с летними программами. Скорее всего, второкурсники что-то заподозрили, но Дженсену все равно.

Утром в понедельник Дженсен открывает свой кабинет и обнаруживает там спящую под столом собаку. Не то чтобы такое случается часто, но Дженсен решает не заморачиваться: сейчас семь утра и ему вполне может это привидеться из-за нехватки кофеина в крови. Собака нюхает его сэндвич, но больше никаких угрожающих действий не предпринимает, потому Дженсен решает, что подождет с вызовом охраны, пока не проверит почту.

Час спустя, когда Дженсен дочитывает статью про стратегии циклов развития и нарушения среды обитания, смежная дверь распахивается и в его кабинет врывается Джаред.

— Я понимаю, что это прозвучит глупо, — тяжело дыша, произносит он. — Но ты не видел здесь собаку?

— Такую большую, желтую и которая любит Макмаффины с яйцом? — Дженсен с трудом удерживается на стуле, когда пес подрывается из-под стола, бешено виляя хвостом.

— Плохая собака! — Джаред склоняется над ней, но заметно, что он скорее рад, чем зол.

— Мне, правда, очень жаль, — он хватает собаку за ошейник и попытается протолкнуть ее через двери. — Человек, который за ними присматривает, заболел, и я подумал, что они пока побудут в моем кабинете, а днем я отвезу их к сестре.

До Дженсена только сейчас доходит, что поскуливание доносится не от этой собаки, а из смежного кабинета. Джаред, наконец, проталкивает пса через дверь, и Дженсен краем глаза замечает еще одну собаку, но с шерстью потемнее.

— Я уверен, что закрывал дверь, — покраснев, оправдывается Джаред, запустив ладонь в волосы. — Наверное, замок сломался.

— Ничего страшного, — похоже, это первое связное предложение за эту неделю, произнесенное Дженсеном в присутствии Джареда Падалеки.

— Нет, правда. Я сейчас позову техников, они починят замок.

На следующее утро собака снова оказывается в кабинете Дженсена. Дверь между их кабинетами закрыта на замок, потому Дженсен приклеивает на входную дверь Джареда прямо возле морских выдр стикер с надписью «Гудини» и стрелочкой, указывающей на его кабинет.

Вернувшись к себе, Дженсен обнаруживает, что собака добралась до его завтрака.

— Тебе повезло, что я не так уж и голоден, — говорит он и садится проверять работы.

— Да что ж такое, — восклицает вернувшийся через полчаса Джаред.

— Твоя собака съела мой сэндвич. Думаю, она любит меня больше, чем тебя.

— Она полюбит тебя еще больше, когда я верну ее в питомник, — вздыхает Джаред и тащит пса в свой кабинет.

Днем перед уходом Дженсен открывает смежную дверь и подпирает ее учебником по нейробиологии. Дома он находит в шкафу старый плед, а следующим утром по дороге на работу покупает второй сэндвич. Он приезжает раньше Джареда, но не успевает допить и вторую чашку кофе, как слышит в коридоре его шаги. Через несколько секунд в кабинет врываются две огромные собаки.

— Сэди, — кричит Джаред вслед.

— Доброе утро.

— Я так надеялся, что ты опоздаешь, — извиняющеюся произносит Джаред. — Я придвину к двери шкаф, чтобы она не открывалась.

— Да ладно, все...

— Честное слово, я заберу их буквально через пять минут.

— У тебя лабораторная с девяти до одиннадцати. А я свободен до половины двенадцатого. Можешь оставить их здесь, пока я выставляю оценки, — предлагает Дженсен.

Вторая собака трется мордой об его бедро, и Дженсен, достав второй сэндвич, предлагает ей половину. Гудини же стразу устраивается под столом.

Джаред так долго на него смотрит, что Дженсен начинает краснеть.

— Если тебе... Я правда не против.

— Только если ты разрешишь угостить тебя кофе, — с широкой улыбкой произносит Джаред, и внутри у Дженсена все замирает.

— Конечно. Я только «за».

Собаки остаются в кабинете Дженсена на все утро. Когда он возвращается после ланча, они все еще спят на диване.

Джаред заглядывает, когда Дженсен уже доедает сэндвич.

— Через десять минут у меня начнутся приемные часы. Я могу закрыть дверь, если боишься, что студенты будут тебе мешать.

— Не волнуйся об этом, — отмахивается Дженсен. Дело в том, что студенты никогда не приходят, пока не начинают паниковать по поводу экзаменов. Сам Дженсен просто прикрывается часами приема, чтобы не ходить на собрания, но признаваться в этом не хочется.

Дженсен немного удивляется, услышав, что кто-то стучится в кабинет Джареда. Впрочем, зачастую находится кто-нибудь, кто нервничает по поводу отчета по первой лабораторной. Через полчаса к Джареду заходят еще пять человек, и та собака, что побольше, отправляется на разведку. Всего приходит человек пятнадцать, включая одного пост-бакалавра. Дженсен уже подумывает, не предупредить ли Джареда, что он не должен их принимать, но в этот момент Джаред заглядывает к нему в кабинет.

— Слушай, Лиза Девитт принесла мне интересную статью про нейронные сети. Она хочет кое-что уточнить, а я не очень в этом разбираюсь. Ты не мог бы посмотреть?

— Эм…

— У меня есть печеньки.

И теперь Дженсен трижды в неделю проводит сдвоенные часы приема.

Дженсен не влюблялся серьезно со старшей школы. Он периодически ходит на свидания и встречался некоторое время с парой человек, но никогда не хотел никого дольше пары дней. Он либо забивает, либо добивается, и этот подход не подводит его всю сознательную жизнь. Но спустя полтора месяца он внезапно понимает, что пропал: он без ума от парня из соседнего кабинета и совершенно ничего не может с этим сделать.

Джаред умеет работать со студентами, даже с теми, кому предмет дается с большим трудом, и у Дженсена еще никогда не было такого легкого семестра. В основу лабораторных ложится материал, что Дженсен дает на лекциях, а, значит, студенты действительно понимают, что учат. Джаред понравился бы ему даже за одно это, но чем больше они сближаются, тем Дженсену сложнее сопротивляться, ведь Джаред болеет за вечно проигрывающие команды и никогда не может подобрать одинаковые носки.

За два дня до экзаменов Харли крадет модель плечевой кости и спешно утаскивает ее в кабинет Джареда. Дженсен как раз пытается достать ее вместе с давно утерянной малоберцовой костью из-под стула, когда замечает, что Джаред спит за столом, прямо на кипе бумаг с зажатой в пальцах красной ручкой.

— Черт, — Джаред подскакивает, когда Дженсен касается его плеча. — Я десять минут назад должен был быть в лаборатории. Мы повторяем нервную систему.

— Все в порядке? — Джаред выглядит неважно.

— Да, — Джаред отодвигается от стола. — Я до трех читал работы. Хочу успеть проверить все отчеты по потенциалу действия к экзамену.

В такие моменты Дженсену хочется, чтобы Джаред не был таким милым или был преподавателем похуже. Это бы сильно облегчило Дженсену жизнь.

— Понятно. Иди поспи на моем диване, я проведу лабораторную.

— Я же знаю, что ты очень занят. И я не так уж и устал.

— Я просто доделывал экзаменационные вопросы.

— Ты же не знаешь учебное пособие, — зевнув, говорит Джаред.

Дженсен смеется и подталкивает его в сторону своего кабинета.

— Учитывая, что это экзамен по моему предмету, то, думаю, я как-нибудь справлюсь.

Студенты, что не удивительно, не особо радуются, увидев вместо Джареда Дженсена, но он без проблем раздает им отчеты и прогоняет по основным вопросам. После группового обсуждения книги для лабораторной работы, он отпускает их пораньше и возвращается проверить, как там Джаред.

Тот спит под Харли и Сэди на диване, накрывшись пальто Дженсена. Собаки виляют хвостами, но не встают, и Дженсен садится доделывать вопросы к экзамену и отвечать на письма, старательно не глядя на спящего Джареда.

Дженсен надеется, что Джаред проснется сам, или Сэди наступит ему на почку, тем самым ускорив процесс пробуждения, но он уже шесть раз проверил почту, дважды перечитал вопросы и дописал пару абзацев для гранта в Государственный научный фонд, за который не собирался садиться еще несколько месяцев. В общем, он приходит к выводу, что Джаред вряд ли скоро проснется.

— Эй, — зовет он, склонившись над диваном. Джаред не реагирует, и он касается его плеча, стараясь не замечать распахнутый ворот рубашки и покрасневшие ото сна щеки.

— Эй, — сонно отвечает Джаред и улыбается. Дженсен отстраненно думает о...

Джаред рывком садится и трет лицо.

— Черт, уже темно. Как долго я спал?

— Где-то пару часов. Я подумал, что ты, наверное, захочешь пойти домой.

Джаред проводит ладонью по шее.

— Собаки, должно быть, ужасно голодные.

— Извини, — Дженсен усмехается. — У меня кончились сэндвичи. Но я могу тебя проводить.

— Я, эм, — робко начинает Джаред. — Я забыл снять линзы утром, а запасную пару использовал на прошлой неделе. Ты не мог бы подбросить меня до дома? Мы живем неподалеку.

— Без проблем.

Джаред загружает собачьи клетки на заднее сидение «Субару» Дженсена, пока тот закрывает лабораторию и вывешивает статью на «Blackboard». Обычно он уезжает раньше, поэтому на полпути домой ему уже очень хочется есть. Он думает было предложить заехать куда-нибудь за едой, но замечает, как Джаред щурится от яркого света придорожных фонарей.

— Думаю, у тебя появится куча проблем, если студентки поймут, что ты вампир, — шутит Дженсен.

— Что? — Джаред поворачивается к нему.

Дженсен протягивает руку и опускает козырек от солнца, хотя на улице и так темно.

— Светочувствительность.

— Я почти весь день ничего не вижу, — угрюмо произносит Джаред. — У меня раскалывается голова. Так что никаких шуток про Эдварда Каллена.

— В бардачке вроде был эксцедрин.

Джаред заглатывает несколько таблеток и к тому моменту, как Дженсен подъезжает к его дому, выглядит относительно неплохо.

— Спасибо, что подвез. Завтра увидимся?

Дженсен паркуется перед домом и тянется за поводками на заднем сидении.

— Не думаю, что ты сейчас в состоянии их выгулять.

— Уверен? Если тебе нужно ехать домой...

— Да нет, я могу задержаться и погулять с ними.

— Может, останешься на ужин? — предлагает Джаред.

Наверное, Дженсену стоит отказаться. Все и так непросто, а ведь они только делят соседние кабинеты. Но его желудок урчит ответ за него.

— Думаю, можно заказать пиццу. А то, кажется, я умру голодной смертью по дороге домой.

Дженсен выводит собак из клеток и гуляет с ними вокруг дома. Он знает, что обычно Джаред с ними бегает, но вынужден признать, что слишком голоден для этого. Как и собаки, что радостно тянут его вверх по лестнице.

Квартира оказывается несколько более современной, чем Дженсен ожидал, с высокими потолками, симпатичной мебелью. Посреди гостиной возвышается огромный аквариум, журнальный столик погребен под бумагами, а в прихожей громоздится куча обуви.

Собаки кидаются на кухню, и Дженсен, разувшись, следует за ними.

— Я решил, что приготовить спагетти выйдет быстрее, — говорит Джаред, помешивая что-то на плите.

Дженсен с трудом заставляет себя остановиться в дверях, потому что Джаред босиком, с закатанными рукавами и в очках, и сейчас было бы слишком просто сделать какую-нибудь глупость.

— Спагетти подойдут.

Они ужинают в гостиной под хоккей по телевизору, а Дженсен параллельно проверяет работы по бихевиористической эндокринологии. Закончив, он понимает, что Джаред уже полчаса как молчит. Оказывается, тот уснул на другом конце дивана, положив голову на Харли. Дженсен накрывает его висящим на спинке дивана покрывалом и уходит, оставив записку, что вернется в девять, раз уж машина Джареда так и осталась на парковке кампуса.

На следующее утро зевающий Джаред встречает его на улице. В руках у него две чашки кофе и еще теплый сэндвич в пакете.

— Спасибо, что вытерпел меня вчера, — ухмыляется он.

— Думаю, ты самый ужасный хозяин, который мне когда-либо встречался, — иронично произносит Дженсен.

Джаред садится на переднее сидение.

— Ну давай, выскажи мне все.

— Это было ужасно. Нет, правда, я прямо сейчас высажу тебя где-нибудь на обочине.

— Тогда удачно тебе провести все мои сегодняшние лабораторные.

— Да ну тебя.

Они смеются.

На той неделе они дважды ужинают вместе. Первый раз потому что наконец устанавливается хорошая погода и можно приготовить грилль, а во второй раз Джаред предлагает пиццу и пиво, пока они выставляют оценки за экзамены, и это кажется таким привычным. Дженсен понимает, что он влюбляется, что надо как-то держать дистанцию, но Джаред продолжает приносить ему сэндвичи с беконом, а Харли все так же ворует части пластиковых анатомических моделей.

Когда Дженсен в третий раз за неделю оказывается на четвереньках под столом Джареда, пытаясь достать из-под шкафа печень, он вдруг понимает, что все вышло из-под контроля. Его философия «забей или добейся» служила ему верой и правдой все это время, и, в конце концов, это восточное побережье, а не Техас. В худшем случае ему грозит несколько месяцев неловкости, а не перелом челюсти.

Джаред настраивает микроскопы для лабораторной.

— Думаю, студентам океанографии не помешает проверить зрение, — скривившись, произносит он. — Я уже час мучаюсь. Не понимаю, почему предварительные настройки везде разные, если они все студенты смотрели на одно и то же.

— Криворукость? — предполагает Дженсен. Он цепляется за косяк, сражаясь с нервозностью. — Поужинаешь со мной?

— Конечно, — Джаред крутит ручку регулятора, снова глядя в микроскоп. — Могу принести пару бургеров для гриля.

Дженсен глубоко вздыхает.

— Нет, в смысле... ужин. Свидание.

Джаред переворачивает предметное стекло и, замерев, поднимает взгляд.

— Свидание?

— Эм. Ну да, — Дженсен чувствует, как лицо заливает краска.

Джаред снова переключает свое внимание на стекло.

— Если мне не придется надевать галстук, то я согласен. В пятницу?

— В пятницу. И никаких галстуков.

— Отлично. Не забудь скинуть мне на почту те материалы по гистологии.

— Конечно.

Дженсен на ватных ногах доходит до своего кабинета.

Следующие два дня Джаред проводит на конференции, тем самым дав Дженсену прекрасную возможность лишний раз попаниковать. Когда в пятницу в конце рабочего дня он стучится к Джареду, внутри все перекручивает от волнения.

— Я забронировал столик на, эм, семь. Так что нам пора выходить.

К его вящему изумлению, Джаред смеется.

— Ты выглядишь ужасно.

— Да ты просто мастер комплиментов, — язвит в ответ Дженсен, но ощутимо расслабляется.

— Думал, ты ненавидишь крутые рестораны, — замечает Джаред, закрывая лэптоп.

— Так и есть. Но... — на самом деле, никакого оправдания у него нет, разве что ему хотелось, чтобы все прошло «как положено».

Джаред подходит к нему и, ухватив за запястье, втягивает в кабинет.

— Давай сразу со всем разберемся, — предлагает он, все еще сжимая запястье Дженсена. — Может, тогда ты перестанешь нервничать.

— Разберемся с чем? — недоумевает Дженсен, но Джаред приближается и целует его — вот так просто.

Поцелуй сперва выходит неловким, поэтому Дженсен чувствует себя неуверенно, но в следующий момент Джаред прижимает его к стене и придвигается еще ближе, и тогда все становится намного лучше, тепло и именно так, как Дженсен представлял себе последние месяцы. У рта Джареда привкус гигиенической помады и кофе, и он на секунду замирает и улыбается в Дженсену в губы так, будто он совершенно счастлив. Дженсен притягивает его за рубашку ближе к себе и лижет нижнюю губу. Быть может, для первого поцелуя это как-то слишком — когда они отстраняются, на щеках Джареда горит румянец — но Дженсену плевать.

— Теперь ты не будешь нервничать весь вечер, — дразнит его Джаред.

— Засранец, — с нежностью огрызается Дженсен.

Он прислоняется к двери, пытаясь восстановить дыхание.

— Мне кажется, нам стоить забить на ресторан.

Джаред смеется.

— Да ну?

— Я придумал кое-что получше, — с усмешкой произносит Дженсен. — Встречаемся через двадцать минут у моей машины.

В одной из лабораторий Дженсен находит переносной холодильник, а в кафе кампуса еще осталось пару готовых сэндвичей и фрукты. Когда он возвращается, Джаред уже сидит на пассажирском месте, а собаки загружены на заднее сидение.

Дженсен проезжает по территории кампуса, паркуется у пруда возле здания библиотеки и, выйдя из машины, расстилает на траве у воды захваченное из кабинета покрывало.

— Ты серьезно? — спрашивает Джаред, выбравшись следом. — Это что, как в пятидесятых? После пикника мы поедем в кинотеатр на открытом воздухе, а потом будем искать себе укромное местечко?

— Я уже начинаю жалеть, что позвал тебя на свидание, — усмехается Дженсен.

Он вытаскивает куртку — все-таки апрель на дворе, хоть и не самый холодный — и передает Джареду с заднего сидения бинокль.

— Понаблюдай пока за утятами.

Дженсен ловко организовывает самодельный пикник, пока Джаред гуляет по берегу пруда. Выпив пару банок пива и умяв два сэндвича и батончик «Сникерса», Джаред наконец ложится, осторожно устроив голову у Дженсена на коленях.

— Знаешь, — со смехом произносит он. — Мне кажется, сотрудники кафедры даже заключили пари, кто из нас сделает первый шаг.

— Ну отлично. Рад, что семинары по сексуальным домогательствам не прошли даром.

— Кто-то наверняка прилично разбогатеет. Потому что ты определенно не был фаворитом.

— Я не был уверен, что... — покраснев, начинает Дженсен.

Джаред улыбается.

— Как ты мог не догадаться, я же принес тебе сэндвичи.

— Ну да, и это все прояснило.

Джаред притягивает Дженсена к себе за шею и медленно целует.

— А теперь со мной все ясно? — с улыбкой шепчет он ему прямо в губы.

— Кристально, — со смехом подтверждает Дженсен и склоняется за еще одним поцелуем.

Конец

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить отзыв, ставить лайки и собирать понравившиеся тексты в личном кабинете
Другие работы по этому фандому
Джаред Падалеки / Дженсен Эклз, Дженсен Эклз / Джаред Падалеки

 libela
Дженсен Эклз / Джаред Падалеки

 libela
Джаред Падалеки / Дженсен Эклз, Миша Коллинз

 Marinera