ShinRa Poker League

Автор:  Cristofory

Номинация: Лучший авторский слэш по компьютерным и видеоиграм

Фандом: Final Fantasy

Бета:  jotting

Число слов: 3438

Пейринг: Руфус / Рено Синклер

Рейтинг: PG-13

Предупреждения: Пост-канон

Год: 2014

Число просмотров: 337

Скачать: PDF EPUB MOBI FB2 HTML TXT

Описание: В Шин-Ра проходит ежегодный корпоративный покерный турнир! Прямая трансляция с места событий!

Примечания: Работа была написана для команды Square Enix на WTF Combat 2014.

image
Иллюстратор МуР Ка

небольшой покерный словарьРука – комбинация из пяти карт
Стартовая рука (не путать с просто рукой) – две карты, выдающиеся перед флопом. После раздачи следует круг торгов.
Флоп – три первые карты, выкладываемые на стол, после него следует круг торгов
Тёрн – четвёртая карта, выкладываемая на стол, после неё ещё круг торгов
Ривер – пятая карта, выкладываемая на стол, после неё последний круг торгов
Комбинации по возрастанию старшинства:
Пара – две карты одного достоинства
Две пары – собственно, две пары
Тройка – три карты одного достоинства
Стрит – пять карт, у которых достоинство идёт подряд
Флэш – пять карт одной масти
Фулл-хауз – три карты одного достоинства + две карты другого
Каре – четыре карты одного достоинства
Стрит-флэш – пять карт одной масти, достоинство подряд
(частный случай – флэш-рояль, это стрит-флэш от 10 до туза)
Дро-комбинация (флэш-дро, стрит-дро) – когда не хватает одной карты до соответствующей комбинации
Стек – общее количество фишек у игрока
Пойти олл-ин = выставиться = сделать пуш – сделать ставку/ответить на весь свой стек
Бет – первая ставка в круге торгов
Колл – ответ на чужую ставку
Рейз – повышение уже сделанной ставки
Чек – отказ делать ставку, если до тебя не делали
Слоуплей – ситуация, когда игрок рано собрал старшую руку, но не выдаёт это своей игрой
Сбросить карты (фолд) – выйти из раздачи



Ежегодная Покерная Лига Шин-Ра была одним из крупнейших событий не только в жизни корпорации, но и в жизни всего Мидгара. Трансляции в прямом эфире неизменно привлекали к этому мероприятию всех, в ком жила хотя бы искра азарта. Раз в год в июне всем сотрудникам Шин-Ра предоставлялся шанс принять бесплатное участие в корпоративном турнире, пройти через сотни столов и на финальном столе сразиться с президентом и ещё семью счастливчиками за звание победителя и за более чем солидный призовой фонд. Кому-то было важнее первое, кому-то второе. Большинству, разумеется, второе. Сегодня был отыгран первый день, и Рено с Рудом, сидя в баре, перетирали кое-какие ошибки, чуть было не ставшие роковыми. Но, к счастью, в критические моменты удача их не подводила, и оба вышли в следующий игровой день, изрядно увеличив свой стек. Турки были из числа тех игроков, кто состязался в первую очередь в удаче, хитрости и интеллекте, потому что с деньгами у них и так было всё в порядке. Однако им, как и всем сотрудникам, приходилось начинать с самого низа. Руфус же играл только на финальном столе, оставляя за собой право утолить азарт в состязании с сильнейшими. Он и сам был сильнейшим, выигрывая третий год подряд.

— Выкладывай, что за цирк ты сегодня устроил? — поинтересовался Руд, толкая напарника в бок. Потягивая пиво, Рено усмехнулся и задумался над тем, как бы получше объяснить. Все предыдущие годы ему не очень-то везло. До финального стола он дошёл лишь в прошлом году, и то слился уже на третьей раздаче. И дело было даже не в том, что Рено не умел играть — с этим как раз было всё в порядке, хотя некоторым он уступал. Дело было в том, что пресловутый «покерфэйс» был не его коньком. Вообще не его. Разумеется, он не танцевал канкан на столе при виде двух тузов и не бился головой об этот самый стол, получая откровенно слабую стартовую руку. Но достаточно выразительные эмоции в первую секунду всё же мелькали на лице, позволяя каждому, кто имел желание, читать его как книгу и делать соответствующие выводы. Например, Руфусу, Ценгу или Руду, которым не приходилось прикладывать ни малейших усилий, чтоб держать морду кирпичом. Со временем Рено понял, что стоит кардинально изменить тактику: не сдерживать эмоции вообще, и даже перебарщивать. Пусть думают, что хотят. Постоянная бурная реакция ничуть не хуже неизменного «покерфэйса», ведь она также запутывает противника. На текущем турнире Рено решил опробовать свою новую тактику, и, судя по всему, пока она приносила свои плоды.
— Так я тебе всё и раскрыл, — отозвался наконец Рено. — Забыл, что собственноручно вынес меня в прошлом году? Ты, мой друг! Даже не Руфус!
— Я не виноват, что у меня фулл-хауз собрался! — рыкнул Руд, до сих пор помнивший подробности — но только потому, что Рено весь год при случае напоминал ему об этом, а потом дулся целый день. — Но я в итоге проиграл. И ты бы всё равно против Руфуса не устоял, — тут Рено машинально сделал глоток побольше, потому что Руд невольно попал в десятку — и не только в плане покера. Заставив себя отвлечься от этих мыслей, Рено кивнул. Основная проблема была в том, что Руфусу всегда везло так, будто он заключил сделку с дьяволом. Или, на худой конец, с крупье. Хотя в последнее особо верить не приходилось: это бы наскучило президенту очень быстро. Так что Руфус действительно великолепно играл.

Несколько последующих дней были с утра до вечера наполнены бряцаньем фишек. Кто-то стучал кулаком по столу от досады, а кто-то победно вскидывал его, разорив очередного противника. На подходах к финальному столу Рено за глаза получил звание «покерной истерички», но избранная тактика продолжала себя оправдывать. Он даже вошёл во вкус, по-настоящему расслабился, и его интуиция заработала в полную силу. А это было очень и очень здорово. Рено помнил один момент в прошлом году, первую раздачу финального стола, где интуиция ему бы не помешала. Получив на руку десятку бубен и двойку червей, он с чистой совестью сбросил карты, потому что с такой ерундой не играют, — а потом, кусая локти, смотрел, как на борд вышли подряд валет, дама, король и туз бубен. Так он упустил свой первый в жизни флэш-рояль. И то удовольствие, которое он получил, наблюдая за оглядками оставшихся в игре противников, этой досадной оплошности не искупило. Что ж, возможно, госпожа Фортуна предоставит ему новый шанс.

Наконец настал последний игровой день. Уже накануне Рено почувствовал, что расслабленность и рисковость покидают его. Чёрт, чёрт, чёрт, там же будут сплошные монстры! Мысль о том, что он и сам один из этих монстров, не утешала. И лишь когда Руд пообещал, что прямо перед игрой насильно напоит его валерьянкой и не только, Рено заставил себя придержать лошадей. На финальный стол прошли Рено, Руд, Ценг, пара знакомых ребят из аналитического отдела, и ещё троих Рено видел впервые. Новоиспечённые счастливчики, буквально. Встретившись взглядом с Еленой, которая стояла позади Ценга, Рено невольно покраснел и виновато улыбнулся: это в раздаче с ним Елена вчера проиграла, когда Рено грамотно заслоуплеил две семёрки. Но что сделано, то сделано. На первой же раздаче финального стола Ценг пошёл олл-ин до флопа. У Рено, знавшего Ценга как облупленного, чуть челюсть не отпала: его начальник всю жизнь играл только наверняка. С чистой совестью Рено сбросил неплохие, в общем-то, карты, так же поступили Руд и Руфус, а вот новенькие ещё не знали, с кем имеют дело. Двое из них купились и выставились в ответ, за что и поплатились: с двумя королями Ценг дождался третьего, обойдя в том числе стартовую пару тузов у одного из новичков. Минус два противника. Хотя для них даже те деньги, которые они получили за свои призовые места, были почти баснословными.

Далее последовало около трёх часов напряжённой позиционной борьбы, фишки кочевали по столу туда-сюда, и в итоге из игры выбыли оба аналитика, оставшийся новичок и — к немалому расстройству Рено — Руд. Руфус, Ценг и Рено остались втроём, с приблизительно равными стеками. И тут на очередной раздаче Рено на руку пришли два короля! Редкостная удача! Он немедля взвинтил ставку, Ценг ответил… А Руфус пошёл олл-ин. Ох! Недоброе предчувствие кольнуло Рено. Если они сейчас все выставятся, то это будет, с высокой вероятностью, последняя раздача: один из них вынесет оставшихся двоих. Double-elimination. И почему-то Рено был уверен, что почивать на лаврах будет Руфус. Скрепя сердце, Турк сбросил великолепную пару королей, а Ценг ответил на ставку Руфуса. Они вскрыли карты: туз-король крестей у Руфуса, и дама-валет червей у Ценга. Тем временем крупье начал выкладывать карты: валет пик (у Ценга пара!), десять крестей, девятка бубен (у Ценга стрит-дро!!), двойка крестей (у Руфуса флэш-дро!!!) иии… Рено затаил дыхание и шумно выдохнул, увидев восьмёрку крестей, которая одновременно докупила стрит Ценгу и флэш Руфусу. Ценг вздохнул, поднялся из-за стола и пожал Руфусу и Рено руки. Итак, хэдз-ап, игра один на один. Руфус чуть улыбнулся, взглянув на Рено, а тот решил, что если не сейчас, то никогда. Впрочем, последнее не исключалось: стек Руфуса превышал стек Рено вдвое.

Вновь получив на руки двух королей — судьба у него такая сегодня — Рено понадеялся, что у него не сверкнули глаза, и стал ожидать ставки Руфуса. Тот поставил четверть стека. Мысленно скрестив пальцы, Рено пошёл олл-ин. Руфус смотрел на Рено, смотрел секунд тридцать, после чего сбросил карты. Рено чертыхнулся про себя от досады: такой шанс снова упущен! Одно приятно: теперь его стек даже чуть больше. Но вот только это ещё ни о чём не говорило. Снова кольнуло неприятное предчувствие. Крупье раздал новые карты, и Рено понял, что тревожился не зря: десятка пик и двойка червей. И это на хэдз-ап финального стола, да ещё против Руфуса! Хуже просто быть не могло. Руфус снова поставил четверть стека — чудовищные деньги, если подумать, а он так легко ими расшвыривается. У него что, два туза?! Рено уже собрался было сбросить карты, как вдруг смутное предчувствие мелькнуло внутри. А что, если это тот самый второй шанс… И он быстро, пока снова не включилась логика, ответил на ставку, уже через пару секунд кляня себя за это на все лады. Руфус, глядя на него, хмыкнул, и Рено вспыхнул в ответ. Что скрывать, вероятностный расклад и соотношение их сил известны каждой бактерии в этом зале, так что даже хорошую мину делать не имело смысла. Рено напряжённо уставился на стол, куда крупье одну за другой выложил три карты. Увиденное махом вышибло из Рено дух: туз, король и дама пик. От флэш-рояля Рено теперь отделяла одна карта, как в сказочном сне или приключенческих фильмах.
— Нифига себе флоп! — воскликнул Рено, не в силах сдержать порыв эмоций. Впрочем, на его счастье, флоп по многим меркам был «нифига себе» — даже у Руфуса бровь дёрнулась. Круче были бы разве что три туза. А между тем наступил второй круг торгов. Руфус преспокойно двинул в центр ещё четверть стека.
«Твою мать!» — чуть было не запаниковал Рено, увидев сумму. Что у Руфуса может быть?! Скороспелая тройка на карманной паре? Разномастные валет-десять и стрит с иголочки? Две пики и докупленный с лёгкой руки флэш? А если у него к тому же тот самый пиковый валет, столь желанный для Рено? Вот было бы забавно. Тогда почему он не сделал пуш, а сыграл только на половину стека? Либо заманивает, либо у него какая-то дро-комбинация. Тогда уж проще было выдавить его, Рено, всем стеком… Так что, вероятнее, Руфус что-то уже собрал. А у него, Рено, не было даже пары. Ой-ёй. Все эти мысли стремительно проносились у него в голове, пока он смотрел на фишки Руфуса словно загипнотизированный. Так или иначе, следовало принимать решение, о чём ему напомнил Руд немилосердным тычком в бок. Сбросить карты, сбросить карты, сбросить…
— Колл, — ответил Рено и сам удивился незнамо откуда взявшейся бесстрастности своего голоса. Краем глаза он отметил, что Руфус тоже ей удивился, — но фишки уже в центре стола, а крупье выкладывает тёрн. Бубновый туз.
«Ха-ха, прекрасно, — горько развеселился Рено про себя, и всё это тут же отразилось на его лице. — Теперь у меня есть целая пара, и та с борда.» Что называется, пиши пропало. Рено оторвал взгляд от карт и бросил его на Руфуса, который внимательно наблюдал за ним. Турк ожидал от него олл-ин с секунду на секунду и решил сразу сбросить карты.
— Чек.
— Что?? — Рено опять не удержался и услышал несколько смешков за спиной. Ох, и клоуном он сейчас выглядит на потеху публике! Но мысли уже лихорадочно устремились дальше: «чек»?! У Руфуса ничего нет, не может добрать дро-комбинацию, или просто думает, что Рено сейчас, очертя голову, кинется олл-ин от радости и попадётся в стандартную ловушку?! Да хрен его знает!! Скорее уж последнее. Рено вцепился руками в волосы, наплевав на то, что выдаёт всё своё напряжение и вместе с ним то, что крыть ему, образно говоря, нечем. Но как же хотелось выиграть, как же хотелось! Новый тычок в бок возвестил, что пора закругляться с переживаниями.
— Чек, — выдохнул Рено, все фишки остались на своих местах, а крупье выложил на стол последнюю карту. Пиковый валет. Рено воззрился на валет с неподдельным изумлением, даже с ужасом, а потом эти полные ужаса глаза перевёл на Руфуса. Но ведь так не бывает, правда? Правда же, босс? Рено вновь взлохматил волосы, и его лицо отразило полнейшую растерянность. Он не мог поверить. И никогда бы не смог изобразить растерянность лучше, чем сейчас — тогда, когда действительно чувствовал её. Он едва владел голосом, произнося:
— Чек.
Слишком дешёвая уловка, слишком очевидная, но… Руфус спокойно улыбнулся и двинул в центр стола все имевшиеся у него фишки. Оставшуюся половину стека. Олл-ин.
— Чёрт, босс… — в изумлении выдохнул Рено, глядя на гору денег. Он сидел и смотрел на них, не веря, что вот сейчас он просто ответит на ставку — и всё закончится. Он обыграет Руфуса. И это, чёрт подери, стоило троекратно большей суммы, чем та, что лежала перед ним. Он снова посмотрел на Руфуса, и увидел, что улыбка у того на лице стала чуть шире: похоже, президент уже праздновал победу.
— Олл-ин, — отозвался Рено, не дожидаясь очередного тычка Руда. Все фишки оказались в центре стола. Руфус выложил карты на стол: всё-таки два туза. А в совокупности… «Каре тузов, каре тузов», — разнёсся шорох голосов по залу, и несколько человек даже протиснулись к столу, чтоб воочию увидеть одну из самых редких и сильных покерных рук, да ещё собранную в такой ситуации. Но всё же не сильнейшую. Глядя прямо на Руфуса, Рено швырнул на стол свои карты, и секунду спустя по залу вновь понёсся вздох изумления, распространяясь от стола к периферии. Едва слышные шепотки «флэш-рояль» казались сейчас Рено самой прекрасной музыкой на свете.
— Флэш-рояль! — проревел Руд, заглушив аналогичные слова крупье. — Ты выиграл, Рено!
А Рено во все глаза смотрел на Руфуса, затаив дыхание и сияя торжеством. Лицо Руфуса было почти бесстрастно: лишь уголок губ изогнулся в чуть заметной полуулыбке, взгляд, устремлённый прямо на противника, был давящим, и пальцы постукивали по столу.
— Good game, boss, — не удержался Рено от довольного комментария, спинным мозгом ощущая, что за эти слова будет расплачиваться всю оставшуюся жизнь. Руфус поднял бровь. Похоже, Рено не ошибся. Игроки пожали друг другу руки, официанты принесли напитки, и зал загудел от возбуждения: сотрудники с жаром обсуждали игру, поздравляли финалистов, похлопывали друг друга по плечу и бились об заклад, что в следующем году окажутся на месте Рено.

— Выйдем на воздух? — Руфус с бокалом красного вина подошёл к Рено. Стена оживлённого шума надёжно удерживала разговор между ними.
— Конечно, — отозвался Турк, тоже взял себе бокал, и они отправились сквозь толпу на лоджию, скрытую драпировками портьер.
— Как думаешь, Руфус не сбросит Рено с балкона? — несколько обеспокоенно спросила Елена у Ценга, заметив их.
— Ставлю на то, что сбросит, — невозмутимо ответил тот.

— Ты идеально сыграл, Рено, — негромко произнёс Руфус, когда они оказались наедине. — Я был уверен, что у тебя что-то вроде пары валетов. Но без пик.
— Я не играл, — качнул головой Рено, осознав некую двоякость фразы Руфуса. — Босс, если вы полагаете, что с вами… играя с вами… — Рено запнулся и подумал, что не стоит так много выдавать, — что, играя с вами хэдз-ап, я могу изображать фальшивые чувства, то вы слишком хорошо обо мне думаете.
— Вот как? Значит, не можешь?
— Без шансов, — обезоруживающе улыбнулся Рено.
— А почему?
— О, ну… По правде сказать, вы на меня такого страху нагнали, что только валет меня и спас. И, конечно же, ваш «чек».
— Да, этот чёртов «чек», — улыбнулся Руфус, но в голосе мелькнуло недовольство. Рено понял, что Руфуса раздражает не потеря денег — сдались они ему — а логический просчёт и следующая из него потеря контроля над ситуацией. Фактически, будучи на волосок от победы, он позволил Рено докупить флэш-рояль. — Тебе невероятно повезло.
— Удача — часть мастерства, — небрежно отмахнулся Рено, как если бы уже тысячу лет знал не понаслышке, что такое истинное мастерство игрока. И на всякий случай отошёл от перил: они были опасно низкими. Руфус иронично повёл бровью:
— Мне следовало задавить тебя с самого начала.
Это прозвучало превосходно, у Рено аж мурашки по спине пробежали.
— Возникает резонный вопрос: что же вам помешало? — поинтересовался он, понимая, что ступает на скользкую почву. — С моей гипотетической «парой валетов».
— Рено, с ней ты должен был испугаться и восьмой части стека. Учитывая твою реакцию на флоп, разумеется.
— Предположим, — кивнул Рено, однако не позволил себя провести. — Но вдруг я верил в лучшее? Почему вы не продолжили давить? Каре тузов на тёрне, босс. Взять меня «на слабо» было проще простого, и мне даже не стыдно в этом признаться. Разве победа — не самое главное для вас? Так почему «чек»?
Руфус помедлил с ответом, внимательно глядя на Рено.
— Мне нравилось видеть, как ты проигрываешь и переживаешь от растерянности.
— Так вы энергетический вампир? — хохотнул Рено. — Впрочем, для меня это не новость.
— Да неужели? — буквально тут же отозвался Руфус, нарушая размеренный темп разговора.
— Разумеется, — тут же подхватил Рено. — Но всё же, играть со своим сотрудником как кот с несчастным испуганным мышонком? — продолжил он, отмечая, как всё больше заводится Руфус. — Вы опаснее, чем я думал, босс. Особенно для меня.
— Это почему же?
— Потому что я испытываю определённого рода слабость к таким ситуациям.
— К ситуациям?
— Я оговорился, разумеется. В ситуациях. Впрочем, вы и сами видели во время игры, — открестился Рено с лёгкой улыбкой, надеясь, что Руфус не поверит в оговорку. Тот и не поверил.
— Так значит, — поставил он бокал на столик, — ты не хотел бы снова оказаться в такой ситуации? — и подошёл почти вплотную к Рено, который незаметно для себя снова успел встать у перил, да ещё так, что за спиной теперь зияли 20 этажей. Этот факт Рено обнаружил несколько запоздало.
— Но я ведь уже в ней оказался, — прищурился он, почувствовав себя так, будто одну из его карт на руке из этой руки выдернули и показали соперникам.
— Мой тебе совет, — понизил Руфус голос, немного приблизившись к губам Рено. — Если не хочешь проблем, в следующий раз поступай, как Ценг в предпоследней раздаче.
— Да брось, — взял Рено фамильярный тон, тоже переходя на шёпот. — Ты же не думаешь, что я позволил бы с собой такое проделать?
— Что именно?
— Дабл-пене…эээ… элиминэйшн, — поспешил исправиться Рено, вдыхая поглубже, чтоб задавить рванувшуюся на лицо усмешку. — Дабл-элиминэйшн.
— Когда-нибудь я именно это с тобой и проделаю, — хрипло произнёс Руфус, подняв руку и проведя пальцами по щеке Рено. — Можешь быть уверен.
— О, боги, — Рено на секунду прикрыл глаза. — Только тогда проследи, чтоб там оказался кто-то посимпатичнее Ценга.
— Там — это где? — несколько угрожающе усмехнулся Руфус, и не успел Рено ответить, как президент притянул его за лацкан и медленно поцеловал. Рено отозвался на поцелуй с лёгким стоном и в то же время растерялся, потому что он, конечно, хотел этого и ожидал — когда-нибудь, лет через сто — но никак не сейчас! Как будто того волнения, которое он пережил какой-то час назад, ему на сегодня было мало. Но если удача приходит, то она приходит во всём, и будь готов не упустить ни крупицы. На секунду оторвавшись, Руфус посмотрел на Рено, потом, преодолев разделявшие их полшага, прижался к нему и поцеловал жёстче. Рено реагировал на это куда быстрее, чем успевал соображать, да и язык Руфуса явно не способствовал ясности рассудка. Тело наливалось жаром, становилось гибким и податливым — даже слишком, поэтому Рено машинально вцепился в перила правой рукой, чтоб держаться на ногах. Одновременно ему чертовски мешал бокал вина в другой руке, который он, в отличие от Руфуса, никуда не поставил. Между тем Руфус, не прерывая контакта, прижался к Рено сильнее, заставляя всё больше отклоняться назад и прогибаться над низкими перилами. К удовольствию, которое испытывал Рено от поцелуя и вообще от ситуации, стало примешиваться досадное беспокойство за свою жизнь, ведь в случае чего полёт предстоял, мягко говоря, немаленький. Они дошли до той точки, когда оторвать руку от перил означало для Рено упасть, ведь Шинра уже не держал его даже за лацкан.
— Руфус! — коротко выдохнул Рено, разорвав поцелуй.
— Что? — так же тихо шепнул тот у его губ и вдруг с силой подался вперёд. Рено судорожно вдохнул, одновременно выпуская из рук перила и бокал, и начал падать, одна из ног оторвалась от пола, пальцы скользнули по гладкой ткани смокинга Руфуса, не успевая ухватиться. Но в последнюю секунду президент подхватил его под спину и резким движением вернул на балкон.
— Чёрт… тебя… подери! — отрывисто произнёс Рено, шумно переводя дыхание и вцепившись в плечо Руфуса, который стоял всё так же близко и не убирал рук от его спины. Руфус улыбнулся шире обычного.
— Да брось, — ответил он, передразнивая недавнюю реплику Рено. — Разве всё это не было похоже на последнюю раздачу, включая спасительный валет? Good game.
Рено от души прожёг его взглядом, потом не удержался и тоже ухмыльнулся.
— Кстати, я передумал, — продолжил Руфус.
— Насчёт чего?
— Не думаю, что захочу с кем-то делиться, — пояснил президент, проводя ладонью вниз по спине Рено.
— Как… многообещающе, — едва нашёлся Рено, с трудом унимая возбуждение, изрядно подогретое недавней порцией адреналина. Руфус усмехнулся и хотел было что-то ещё добавить, но передумал и вместо этого проинструктировал:
— Я пойду в зал. А ты побудь тут и возвращайся минут через пять.
— Легко, но зачем?
— Сделаю вид, что сбросил тебя с балкона.