Полное погружение

Авторы:  Lonely Heart ,  NecRomantica

Номинация: Лучший авторский слэш по аниме

Фандом: Katekyo Hitman Reborn!

Число слов: 11938

Пейринг: Супербия Сквало / Ямамото Такеши , Занзас

Рейтинг: R

Жанры: Action,AU_на_удаление,Sci-fi

Предупреждения: Нецензурная лексика

Год: 2014

Число просмотров: 229

Скачать: PDF EPUB MOBI FB2 HTML TXT

Описание: «Вонгола» — новейшая экспериментальная разработка в области RPG. Эффект полного погружения, индивидуальные персонажи, уникальные боевые техники. Но все ли так замечательно, как кажется на первый взгляд? Нескольким участникам тест-группы предстоит выяснить это.

Примечания: Фанфик написан на конкурс Reborn Nostra: Танец Пламени для команды Дождя.

— Нам необязательно заниматься этой херней. Оттавио обещал подогнать одно дело…

Занзас презрительно усмехнулся. Датчик на его запястье дважды подмигнул Сквало красным глазом. Несмываемая метка, оставленная Надзором за расследованием киберпреступлений. Если бы только можно избавиться от нее, все стало бы значительно легче.

— А мне что предлагаешь делать? Стрелять по бутылкам в вирт-тире, пока ты лижешь зад Оттавио?

Сквало пропустил упрек мимо ушей. Занзас имел полное право злиться. В конце концов, это ему приходилось заново адаптироваться к жизни после восьми лет «терапии».

— Эй, я сам не слишком-то высовывался в последнее время. Но раз нам все равно нужны деньги, лучше заработать их на реальном деле, а не на тупой игре, — Сквало невольно пробежался глазами по зависшей в воздухе над столом голограмме контракта и отвернулся. — Да ты вообще хоть знаешь, кто такой этот Джотто?

— Он сказал, я смогу вернуться в Сеть, — отрезал Занзас. — Так ты со мной?

Сквало тяжело вздохнул. Подошел к окну и уставился в похожее на запылившееся зеркало небо над Палермо. Он уже знал, что ответит Занзасу; он всегда был с ним. С первой встречи на одной из анонимных платформ Альвеаре, когда Занзас на глазах у сотни посетителей портала вынес спрятанную в нанокод информацию о последней разработке «Гриф-технолоджикс». Просто так вынес и только спустя пару недель догадался перепродать трофей фирме-создателю за сумму, в несколько раз превышающую исходную.

Сквало к тому моменту убедился, что с Занзасом можно охуенно сработаться. В нем было достаточно безумия, чтобы ходить по наиболее защищенным платформам без прикрывающих аватаров, но при этом — в меру осторожности: момент, когда нужно ускользать из-под носа ряженных под японских ниндзя агентов службы информационной безопасности, он всегда просчитывал с точностью до миллисекунд.

Занзас был создан для Сети: для взломов, проникновений, сенсационных краж и больших денег. До подставы в «Чистилище». После — остались только годы в закрытой лаборатории Надзора, где из него капля за каплей выжигали талант, браслет, позволяющий правительственным крысам мгновенно вычислить его местонахождение в Альвеаре, и ярость, только подогреваемая ограничениями и запретами.

Сквало с куда большим удовольствием смел бы данные с пары серверов, подкинутых Оттавио, а не изображал из себя не пойми кого в очередной разжижающей мозги забаве для убегающих от реального мира неудачников. Но это мимолетное удовольствие было сущей мелочью в сравнении с возможностью увидеть Занзаса в деле снова.

— Так что от меня нужно? — с напускной неохотой поинтересовался Сквало.

Занзас растянул губы в довольной ухмылке.

Спустя час он лениво перебрасывался с Джотто сообщениями по коммуникатору, а Сквало ерзал в кресле, настраиваясь на занудные несколько часов в мире чужой фантазии.

— Помнишь, как это делается? — спросил он, когда Занзас, придвинув свое кресло ближе, принялся переключать тумблеры настройки биодатчиков.

— Из меня лепили законопослушного гражданина, а не имбецила.

Сквало только пожал плечами: в сообществе взломщиков эти понятия были не так уж далеки по смыслу, но сказав об этом Занзасу, можно было огрести.

— Не забудь про «вспышку», — Занзас скривился, воткнув соединенную с катетером иглу в вену.

Сквало громко выругался. От одной мысли, что возвращаться в реальность придется после «вспышки», фунчоза, щедро перемешанная с виски, поползла к горлу, и Сквало пожалел, что уже обвешался датчиками — было бы неплохо приготовить тазик, потому что риск заблевать в момент выхода дорогостоящую аппаратуру был весьма велик. Он ненавидел всю эту поглощающую сознание муть, предпочитая оставаться в Альвеаре самим собой. Собственная личность была лучшим аватаром, чем Сквало мог бы придумать. Но еще больше он ненавидел слабость. На чужой еще можно было нажиться или снять стресс, когда очень уж чесались кулаки, а вот своя бесила до ломоты в костях.

— Поехали? — спросил он и, не дожидаясь ответа, запустил симулятор.

Погружение пошло сразу же — онемением в кончиках пальцев, клочьями седого тумана перед глазами, нелепым словом «Вонгола», сложившимся в сознании из мешанины мельтешащих черных крапин. Игра началась.

***
— Мы можем перейти непосредственно к делу?

Дон Тимотео покачал головой. Сквало подавил желание закатить глаза и выдержал тяжелый взгляд, совершенно не сочетавшийся с дружелюбной улыбкой.

— Терпение — добродетель, Сквало. Пора бы уж это усвоить.

Сквало промолчал. Он ненавидел это место. За восемь лет здесь ничего не изменилось, и каждый раз память услужливо подкидывала картинки, которые хотелось стереть навсегда. Сквало изо всех сил старался избегать визитов к дону Тимотео, постоянно сочиняя нелепые отговорки. Оттавио, впрочем, совершенно не возражал взять на себя роль связного между Варией и Вонголой. Но иногда приказы были достаточно конкретными, и отвертеться не удавалось. Вот как сейчас.

— А ты уже лучше владеешь собой, молодец. И все равно глупец. Неужели ты думал, что твои происки останутся незамеченными?

— Не понимаю, о чем вы.

— Имя Дино Каваллоне тебе, конечно же, ни о чем не говорит?

Сквало пожал плечами. Подошел к окну и уставился на верхушки деревьев, окружавших особняк сплошной стеной. Старик прав, глупо было надеяться, что никто ни о чем не узнает. И все же он надеялся. Не мог не надеяться.

— А вы ждали, что я просто смирюсь? Что не попытаюсь спасти Занзаса? — глухо произнес Сквало, когда пауза затянулась. — Если так, может, стоило сразу убить меня?

— Не дури, мальчик. Конечно же, я предполагал, что ты не сдашься так просто. Но какой смысл убивать тебя? Живым ты гораздо полезнее для Вонголы. А вот втягивать в это членов союзных Семей — не самая удачная мысль. Наши с сыном разногласия их не касаются.

Он не твой сын, ублюдок! И никогда не был им для тебя! Сквало скрипнул зубами — он не мог сказать этого вслух, он должен был молчать. Ради Занзаса. Все остальное не имело значения.

— Чего вы хотите от меня, дон Тимотео? — устало спросил он.

— Чтобы ты поумнел. И чтобы помог поумнеть Занзасу.

— Что это значит?..

— А сам как думаешь? — улыбнулся вдруг тот.

Сквало никак не думал. Слишком боялся неверно истолковать его слова.

— Я решил, что Занзас уже достаточно наказан. Да и твои проделки надоело разгребать. В общем, я…

— Где он?!

— У себя.

Дон Тимотео продолжал говорить что-то еще, но Сквало было плевать. Ему необходимо было убедиться, что это не сон, что все происходит взаправду. Он бежал наверх, перепрыгивая через ступеньки, чудом не врезался в идущую навстречу горничную, а охрана около комнаты Занзаса расступилась сама. Пытаясь выровнять дыхание, Сквало медленно толкнул массивную дверь.

Переступив порог комнаты, он понял сразу: это не сон.

Во сне бывало по-всякому. Лед рассыпался мелкими, похожими на бриллианты осколками, и Занзас осторожно поднимался на ноги, осматривался по сторонам и, заметив его, глухо произносил «Мусор…».

Иногда лед просто таял, мгновенно испаряясь, и пока Сквало неверяще смотрел на окутанную клубами пара фигуру, Занзас грубо спрашивал: «Эй, уроды, мне кто-нибудь даст полотенце?».

В самых страшных снах ледяной капкан раскрывался слишком поздно, и Сквало долго стоял перед ним на коленях, не в силах поверить, что все кончено и годы ожидания были напрасными.

Но сны не шли ни в какое сравнение с реальностью. Он никогда не жаловался на бедность фантазии, однако за восемь лет ни разу не представил, что может быть вот так.

Изодранная в клочья кожа, тело, обмотанное пропитавшимися бурой сукровицей бинтами — на миг Сквало показалось, что его обманули, и эта пахнущая гноем мумия никак не может быть Занзасом.

— Ему станет лучше, — пробормотал замерший за его спиной дон Тимотео, развеивая последние сомнения. — Врачи утверждают, что регенерация идет быстро…

И Сквало переборол себя, шагнул вперед, твердя мысленно, что справится, обязательно со всем справится.

***
В первую минуту после возвращения Сквало казалось, что он нахрен ослеп. Перед глазами плясали цветные вспышки, и короткое расстояние до туалета пришлось преодолевать на ощупь, путаясь непослушными ногами в свернутых на полу кольцах кабеля и сшибая пустые банки из-под энергетика. Зрение вернулось, только когда Сквало плюхнулся на колени перед унитазом, готовясь распрощаться с содержимым желудка. Но ничего не произошло. Сквало вглядывался в темную лужицу слива, чувствуя, как успокаивается дыхание и белый шум стихает в голове.

Только рука продолжала ныть фантомной болью, словно вместо нее и в самом деле был бесполезный обрубок. Сквало знал похожие боли — так напоминал о себе перелом, нажитый несколько лет назад, когда он пошел на дело в одном из дешевых клубов, накачавшись самодельными стимуляторами, а после, еще не придя в себя окончательно, подрался с пытавшимся утихомирить его охранником. Так, и в то же время по-другому. Нынешнее чувство было пугающе-реальным. Сквало осторожно ощупал конечность, убеждаясь, что ощущает под пальцами кожу, а не безжизненный металл, и только тогда с облегчением поднялся на ноги. Плеснул в лицо холодной водой из крана и вернулся в комнату.

Оказалось, что он напрочь лишился восприятия времени, пока приводил мозги в порядок. Тяжелый запах спирта пропитал воздух, смешавшись с клубами тусклого дыма, неподвижной сетью исчертившего помещение.

Занзас сидел на полу у стены, зажав бутылку виски между коленей, и прожигал симулятор рассеянным взглядом. В пепельнице у его ног тлела сигарета, четвертая по счету.

— Какого черта? — рявкнул Сквало и шагнул к закрытому окну. — Угорим же тут, кретин.

— Стой! — угрожающе рявкнул Занзас. — Холодно.

Он шумно глотнул из горла и зажмурился, Сквало, помедлив, присел рядом и подвинул к себе пепельницу. Сунул сигарету в рот; подобравшийся к самому фильтру огонек вспыхнул ярче. Собственная рука ниже запястья все еще ощущалась неживым куском металла. Занзаса била крупная дрожь, и, похоже, это был вовсе не побочный эффект «вспышки».

— Ну и на хрена? — выдохнул Сквало, глядя в его бледное лицо.

— Он обещал рассказать про «Чистилище», — неожиданно охотно ответил Занзас. — Услуга за услугу.

— И ты повелся? Мы с Оттавио не раскопали ничего за восемь лет, думаешь, этот ебаный гений и правда знает больше?

Занзас молчал долго, задумчиво тер горлышко большим пальцем. Сквало подкурил ему новую сигарету и отобрал бутылку. После глотка реальность уплотнилась, стала наконец совсем настоящей.

— А зачем ему брехать? — наконец отмер Занзас.

— А зачем ему мы? — парировал Сквало.

— Не хочет рисковать.

— Что?

— Протестировать уровень безопасности программы проще на тех, кто уже неоднократно проворачивал более сложные погружения и не рехнулся.

— На тех, кого не жалко, ты хочешь сказать?

Занзас оцарапал его злым взглядом и поджал губы, показывая, что оспаривать догадку не собирается. Сквало, выругавшись, влил в себя еще виски.

Занзас курил. Сквало думал. О парне, запечатанном в ледяной камере пыток, о другом парне, позволявшем кромсать свое тело в клочья ради возможности стать сильнее. Игра распределила их роли так странно, что, знай Сквало раньше, с чем придется столкнуться, не стал бы отвечать честно на бессмысленные вопросы, предложенные программой в самом начале.

А еще был старик Тимотео, способный превращать пламя в лед, и неравнодушный к мертвым телам Луссурия, жадный до электричества Леви и Бельфегор, впадающий в экстаз при виде крови. Если все эти люди были такими же подопытными кроликами, как и они сами, Сквало, пожалуй, понимал, почему Джотто решил не тестировать игрушку на сопливых школьниках и прочих чистоплюях, для которых вылазки в Альвеаре были ежевечерним развлечением на пару часов.

Выдержать воспоминания о подобном «альтер эго» и максимальную дозу «вспышки» мог только тот, кто провел внутри Сети большую часть жизни.

— Мне нужно в ванную, — Занзас поднялся, опершись о его плечо.

— А мне проветриться.


— Он считает, что сможет что-то выяснить, — Сквало перекатывал во рту сильногазированную минералку и пялился в спины оккупировавшим симуляторы посетителям клуба.

— Это чушь какая-то, — Оттавио снял очки и устало потер переносицу. — Ему о другом нужно думать.

— Ему не дадут вернуться, даже если он будет думать об этом круглосуточно.

— То есть ты одобряешь?

— Это лучше, чем не делать ни хрена. И он вряд ли свихнется.

— Не обижайся, Ску, но после терапии мало кто и так остается в своем уме, — Оттавио откинулся на спинку пластикового стула и улыбнулся.

Мечом его шею можно было рассечь с одного удара. Сквало хотел, чтобы он больше не лыбился так и не хоронил Занзаса заранее. Но меча не было, был только стакан из толстого небьющегося стекла.

Минералка, покатившаяся по подбородку за ворот рубашки, выжгла «не-свои» мысли. Сквало дернул головой, стряхивая лезущую в глаза челку.

— Можно посмотреть, вдруг из этого что-то выйдет.

— У меня есть предложение для тебя. Не мусор какой-то, серьезное дело. «Роботек» собирается провести презентацию…

— Я не дам ему лезть в эту мясорубку одному.

— Он просто утянет тебя на дно за собой, — тяжело вздохнул Оттавио. — Оно тебе надо?

Сквало встал из-за стола молча.


Дома было подозрительно тихо, но опасения развеялись, как только Сквало прошел на кухню. Занзас, закинув ноги на стол, уплетал огромную пиццу.

— Оттавио звонил. Просил, чтобы я не ставил тебе палки в колеса. Он всегда был таким нудным ублюдком?

— Всегда, — усмехнулся Сквало и, присев на столешницу, спер обильно посыпанный сыром кусок из коробки.

— Ты можешь отказаться, — сказал Занзас. — Все это — только моя забота, в конце концов.

— Я купил еще виски, — хмыкнул Сквало. — И я хочу узнать, что будет дальше.

***
— Все, за исключением хранителей Дождя, пожалуйста, покиньте здание! — произнесла одна из Червелло.

Наконец-то. Сквало смотрел на Ямамото Такеши — тот неторопливо приближался к центру помещения, поигрывая бамбуковым мечом, словно вышел прогуляться перед сном — и чувствовал, как кончики пальцев едва ощутимо покалывает от нетерпения. Совсем скоро он сотрет эту дебильную ухмылочку с лица мальчишки.

Всего пару дней назад Сквало и представить не мог, что будет предвкушать грядущий бой, и думал только о том, как бы поскорей вернуться в Италию. Куча заказов сама себя не исполнит, а поручать что-то рядовым бойцам, когда весь офицерский состав отсутствовал, он не рисковал. Возиться с японскими школьниками ему быстро наскучило — гораздо проще было перебить их всех вместе с Йемицу и стремными посредницами дона Тимотео — но Занзас по известной ему одному причине принял их дурацкие правила.

Однако то, как мальчишка с мечом двигался накануне, пытаясь остановить своего психованного дружка с тонфами… Сквало нечасто доводилось видеть подобную скорость реакции. Меняющий форму меч и уверенность в собственной непобедимости… Это интриговало и отвлекало от мыслей о доме. Конечно, не стоило исключать, что дело вовсе не в храбрости, а в клиническом идиотизме. В любом случае, скучно не будет.

— Эй, пацан! Ты так ничему и не научился с нашей прошлой встречи! Скоро ты пожалеешь, что не сбежал сразу.

Ямамото вдруг рассмеялся, звонко и заразительно, словно услышал смешной анекдот — еще один плюс к версии про идиотизм.

— Не узнаешь, пока не попробуешь.

Ну что ж, тут ему повезло. Или не повезло — с какой стороны посмотреть. Одну вещь Сквало мог гарантировать наверняка — он еще так напробуется, что сильно пожалеет.

От скрытых в клинке меча пуль мелкий кусок мусора увернулся, радостно сообщив о каких-то отражающих тренировках. В ответ Сквало только расхохотался и ушел под воду. Стоило отдать должное стараниям Червелло — в Акварионе он ощущал себя не хуже, чем рыба в море.

— Если думаешь, что видел в том бою всю мою силу, очень ошибаешься! — вынырнув, рявкнул Сквало над ухом ничего не подозревающего Ямамото. — Сдохни!

Тот дернулся в сторону, глаза удивленно распахнулись, и Сквало с удовольствием отметил полное отсутствие страха. Даже жаль было так быстро заканчивать — этот бой только начал приносить удовольствие.

Однако выпущенные практически в упор пули снова не достигли своей цели — Ямамото перехватил меч, и вода вокруг него закрутилась, словно вихревой щит, огородив со всех сторон. Сквало замер, любуясь водяным облаком, оседающим вниз сотнями капель. Ямамото поднял на него глаза и широко улыбнулся, будто выиграл в лотерею миллион, не меньше. Кажется, не один Сквало здесь наслаждался.

Каким бы японским божкам удачи ни поклонялся мальчишка, позволить ему увернуться три раза подряд Сквало не собирался, поэтому сразу же атаковал снова. К чести Ямамото, тот не пытался позорно сбежать. Вместо этого он рухнул на колени и поднял вокруг себя столбы воды, скрывшись за ними. Сквало ухмыльнулся. Все оказалось слишком просто. Он узнал этот стиль.

Но даже когда сообщил об этом мальчишке, тот не сдался. И сразу же упустил единственный шанс причинить ему серьезный вред, ударив тупой стороной меча, а не лезвием.

— Я пришел сюда побеждать, а не забирать чужие жизни.

— Эй, ты издеваешься? — Сквало впервые захотелось придушить кого-то голыми руками. — Я вижу насквозь твои атаки. Однажды я уже сокрушил Шигуре Соэн Рю.

Ямамото попятился назад и шлепнулся на задницу, сжимая плечо, из которого хлестала кровь. По-хорошему, стоило добить его, пока не оклемался, но Сквало было немного жаль заканчивать представление так рано. Ничем другим объяснить желание рассказать об Императоре мечей и совершенствовании собственной техники, вместо того, чтобы просто прикончить Ямамото, он все равно не смог бы.

— Я не слышал такой истории. — Ямамото, похоже, совершенно не впечатлился. — Шигуре Соэн Рю, о котором слышал я, идеальный и безупречный, сильнейший и непревзойденный.

— Эй! Ты правда идиот?!

Сквало давно не испытывал такой ярости, бешеной и радостной одновременно. Хороший бой пьянил лучше самого крепкого вина, разгонял кровь сильнее самого бурного секса. Пришло время показать, в чем истинная суть хранителя Дождя. Смыть Ямамото Такеши со своего пути как досадное недоразумение, которым он и являлся.

Когда Ямамото после секундного замешательства ударил по своей руке, чтобы смягчить эффект парализующей мускулы атаки Акулы, Сквало был действительно впечатлен. Из мальчишки мог бы получиться хороший ученик. До сих пор ему даже в голову не приходило тренировать кого-то. Впрочем, пора было заканчивать этот цирк.

Сквало ринулся в атаку. Ямамото уклонился от пары ударов, после чего создал мечом большую водяную арку, неожиданно оказавшись сзади. Пожалуй, у него даже мог появиться шанс на победу. Призрачный, но шанс. Вот только у меча Сквало не было слепых пятен. Клинок легко вошел в плоть. Слишком легко. Но прежде, чем Сквало успел осознать это, Ямамото напал с противоположной стороны, мощным ударом сбив его с ног…

— …Сквало, ну давай же, очнись! — бормотал Ямамото, бережно поддерживая его за талию.

— Мусор, какого хрена? Куда ты меня тащишь?

— Червелло выпустили акулу. Она огромная. Но пока еще не может нас достать. Надо убираться.

— Ну так убирайся. — Каждое слово давалось с трудом. — Я-то здесь при чем?

— Я тебя не оставлю. Просто помоги мне, хоть немного.

— Влюбился, что ли? — хмыкнул Сквало.

— А даже если и влюбился, то что? — огрызнулся Ямамото.

Сквало не успел ответить, пол под их ногами заходил ходуном.

— Плохо, — пробормотал Ямамото. — Акула приплыла на запах крови.

— Отпусти. Не лишай меня остатков гордости.

— Но…

— Ты мне уже надоел! — Сквало упал на спину и оттолкнул Ямамото ногой, вложив в удар остатки сил. — Пацан, у тебя талант мечника. Только избавься от своей мягкости.

— Сквало!..

***
На этот раз все было иначе. Тело ломило и выкручивало, словно его пропустили через шредер, легкие судорожно сжимались, требуя воздуха, а призрачный смрад акульей пасти все еще свербил ноздри. Сквало осторожно, чтобы не порвать вену, вытащил иглу и обмяк, буравя взглядом выкрашенный мраморной крошкой потолок. Даже спустя десяток жадных вдохов ощущение ирреальности не исчезло, но мозг постепенно начинал воспринимать информацию в привычном режиме, и Сквало решился осмотреться.

Занзас расслабленно полулежал в кресле, веки его ритмично подергивались, будто в стадии быстрого сна. Зеленая лампочка таймера задорно помаргивала; Занзас все еще находился в Сети.

Сквало удивленно взглянул на собственный таймер: бледно-желтая жидкость в соединенной с ним колбе осталась нетронутой. Выходит, выброса «вспышки» не было, программа просто вытолкнула его в действительность то ли вследствие смерти персонажа, то ли просто столкнувшись с критической ошибкой.

Вспомнив о «смерти», Сквало понял, что должен сделать. Планшетный коммуникатор Занзаса валялся на кухонном столе, контакты Джотто вспыхнули под пальцами, едва Сквало вывел список последних запрошенных данных. Соединение установилось быстрее, чем Сквало сформулировал суть проблемы, и полупрозрачная голограмма Джотто выросла посреди помещения. Сквало почему-то представлял его старше, поэтому, увидев перед собой растрепанного и явно взволнованного почти ровесника, на мгновение опешил. Этого мгновения Джотто хватило, чтобы взять себя в руки.

— Что-то случилось? — голос у него был твердым, совсем не вяжущимся с внешностью недавно вышедшего из пубертата пацана.

— Я Сквало. Мы с Занзасом…

— Я знаю, кто ты.

— Я нашел баг в вашей «Вонголе», — отчеканил Сквало. — Я должен сообщать о таких вещах, не так ли?

— Баг?

— Меня выкинуло из игры прежде, чем сработал стимулятор. Подозреваю, из-за этого мой персонаж сдох.

— Непроизвольный выброс? В какой момент это произошло?

— Во время боя, — сказал Сквало и добавил неохотно. — Я проиграл.

— Он находился в локации Конфликта Колец, — задумчиво произнес Джотто куда-то в сторону, а затем забормотал едва слышно. — Как ты и говорил, Джи, она развивается. Лучше эффекта мы бы не придумали…

Не сразу дошло, что разговаривает он не с вентиляционной вытяжкой на стене, а с кем-то, находящимся рядом, но от этого ощущения не стали менее дискомфортными. Сквало терпеть не мог, когда его заставляли чувствовать себя незаметным и незначительным.

— Эй, я еще тут!

— Да… — встрепенулся Джотто, — возвращайся в игру.

— У меня что, плохо с дикцией? Мой персонаж сдох. Акула сожрала его с потрохами. Все, мне не за кого играть.

— Сквало, вернись назад, ты не умер.

— Но…

— Подумай сам, большую ли коммерческую прибыль принесет «Вонгола», если персонажи будут выбывать так легко.

— Я убивал там десятки… Тира и других. Занзас замочил Оттавио… Кстати, с ним — это такая шутка была?

Последний вопрос Джотто предпочел проигнорировать.

— Это были боты.

— Чего?!

Сквало неверяще мотнул головой. Вспомнил, как просыпался ночами, будто наяву видя закатывающиеся глаза Тира, слыша запах его крови — Сквало, первый претендент на место босса Варии еще долго не мог отмыться от него, сражаясь с горячкой на больничной койке. Крики всех мечников, чьи стили он впитывал, перерезая чужие глотки, стояли в ушах даже вне Альвеаре, а этот рыжий ублюдок хочет сказать, что он так трепетно реагировал на каких-то сраных ботов?

— Внутри игры они неотличимы от настоящих игроков, но их можно убить. Некоторых ботов убить совсем непросто, но реальных игроков — невозможно в принципе.

— Необходимость принимать убойную дозу «вспышки», чтобы выбраться, тоже вряд ли обеспечит приток аудитории. Меня самого задолбало…

— Занзас уже донес эти сведения, — голос Джотто снова стал холодным, казалось, ему не терпится закончить разговор. — Мы работаем над этим. У тебя все?

— Нет еще. Мой персонаж после такой…. стычки ведь не останется прежним?

Сквало против воли представил, насколько искалеченным будет тело, в которое ему предстоит снова поместить свое сознание. Пожалуй, эти ощущения потом не удастся вытравить ни виски, ни чем-то потяжелее.

Джотто снова метнул взгляд в сторону, словно ища поддержки у невидимого компаньона, и, не получив ее, пробормотал неуверенно:

— Мы не знаем наверняка.

— Заебись. Тогда я, пожалуй, вернусь, когда вы узнаете.

Джотто устало вздохнул.

— Если понадобится, мы подрихтуем код, но для начала нужно выяснить, как с таким поворотом справится сама программа. Для этого ты должен пойти туда сейчас.

Сквало нахмурился, придирчиво разглядывая его непроницаемое лицо. Он знал таких ребят — полубезумных, если дело касалось чего-то, в чем они разбирались лучше других. Один такой находился в соседней комнате, еще одним был он сам.

— Значит, искусственный интеллект? — Джотто кивнул. — Хорошо, я сделаю это, если вы гарантируете полное восстановление вне зависимости от того, как поведет себя игра. У меня там еще есть незаконченное дело.

Сквало погасил коммуникатор, не дожидаясь возражений, и зябко повел плечами — голограмма исчезла, но присутствие Джотто по-прежнему жгло кожу невидимыми глазу волнами. С игрушкой было чересчур много проблем, но где-то внутри уже зажегся азарт — если верить словам Джотто, бой Дождя он слил всего-навсего боту. Хитровыебанному боту Ямамото Такеши, у которого можно взять реванш. У которого во что бы то ни стало нужно взять реванш.

Сквало убедился, что Занзас, дергаясь в непроизвольном копировании движений своего персонажа, не повредил провода и датчики. Где-то глубоко внутри Альвеаре он, должно быть, сражался уже с Савадой Цунаеши и выкладывался на полную, не догадываясь, что дерется с очередным порождением программы. Сквало жалел, что не сможет донести до него это знание, даже если вернется в «Вонголу» целым и невредимым — полное погружение определенно было особенностью игры, а не багом. С другой стороны, Занзас все еще был внутри, значит, оставалось только пойти и помочь ему победить.

***
— Сувенир из Тихого океана!

При виде полутораметрового тунца глаза Ямамото Цуеши удивленно округлились. С трудом сохранив серьезное выражение лица, Сквало сгрузил рыбину на кухонный стол. А вот стоявший рядом с отцом Ямамото сдерживаться не стал и громко рассмеялся.

— Знал, что ты оценишь, — подмигнул ему Сквало.

— Могу ли я чем-то отплатить за твою щедрость, Сквало Супербия? — подал голос Цуеши.

— Вообще-то можешь. Отпусти сына со мной. У него талант, но, кажется, пацан не понимает, что значит быть истинным мечником. Поэтому я хочу тренировать его.

— Что ж, я ничего не имею против.

— Но, старик, а кто же поможет тебе в ресторане?

— Это твое последнее беззаботное лето, Такеши. Совсем скоро начнется взрослая жизнь. Было бы замечательно, если бы ты вошел в нее, точно зная, чего хочешь. Однако если ты мечтаешь остаться дома и помогать мне на кухне, я, конечно, не могу тебе отказать.

— Нет-нет, — виновато улыбнулся тот. — Я хочу поехать. Спасибо, отец.

— У тебя есть полчаса на сборы. Время пошло, — сказал Сквало.

Ямамото вернулся через пять минут с огромным рюкзаком за спиной.

— Я подозревал, что ты не просто так расспрашивал, когда у меня каникулы, — пояснил он, явно довольный собой. — Поэтому решил подготовиться, на всякий случай.

Сквало ухмыльнулся — приятно, когда тебя ждут.


В машине Ямамото неожиданно затих, только бездумно крутил тумблер, меняя одну радиостанцию за другой. Сквало довольно быстро надоела эта какофония, и он вырубил автомагнитолу.

— Не жалеешь, что согласился?

— Не узнаешь, пока не попробуешь.

— Эй! За столько времени мог бы уже выучить новую поговорку.

— Зачем? Ведь ты до сих пор ведешься на старую… Ай! Не дерись,больно же!

— А ты не дерзи старшим! — Сквало для верности влепил ему еще один подзатыльник.

— Я всего на восемь лет младше тебя, — буркнул Ямамото. — И я уже не ребенок.

— Журнал с сиськами — еще не показатель взрослости.

— Ты рылся в моих вещах! — Ямамото залился краской. — Да как ты?..

— Должен же я был проверить, что ты не набрал кучу ненужной херни. Тебе, между прочим, придется таскать свой рюкзак на себе. И не переживай, сиськи я не выбросил.

— Что, понравились?

— Да они меня никогда не интересовали, — пожал плечами Сквало. Наблюдать за краснеющим и бледнеющим пацаном было сплошным удовольствием…


Костер потихоньку затухал, но Сквало так вымотался за время тренировки, что выползти из спального мешка, чтобы подкинуть хвороста в огонь, казалось подвигом. Рядом заворочался Ямамото.

— Эй, пацан, ты давно должен дрыхнуть без задних ног. В чем дело?

— Я спросить хотел… Почему ты решил снова тренировать меня?

— На самом деле я никогда не тренировал тебя. Для меня это лишь воспоминание из того времени, которое никогда не наступит. Но я думал об этом раньше, и раз будущий я принял такое же решение, оно не может быть неверным.

— Да, будущий ты, — на лице Ямамото застыло мечтательное выражение.

— Эй, не заставляй меня ревновать к самому себе! И перестань ржать!

— Извини. Я просто…

— Заткнись.

— Сквало…

— Предупреждаю, подъем в шесть утра. Если не выспишься — твои проблемы.

Ямамото громко вздохнул. Сквало сдался.

— Ладно. Подкинь дров в огонь и спрашивай, о чем хочешь.

Судя по тому, как резво Ямамото выкарабкался из спальника и затрусил к костру, интенсивность тренировок нужно было увеличить.

— Знаешь, ты, ну то есть будущий ты, много рассказывал, что для тебя значит быть мечником, — произнес Ямамото, вороша угли толстым суком. — Ты любишь бой ради самого боя. И для тебя в целом мире нет ничего, что могло бы сравниться с ним. А я… все, что я делаю, это ради близких. Моих друзей, моего старика. Мне нравится сражаться с тобой, совершенствовать свой стиль, становиться сильнее… Но если мне пришлось бы выбирать что-то одно, я не уверен, что выбрал бы меч.

Сквало смотрел на его напряженную спину и молчал. Как бы там ни было, он привык доверять собственным инстинктам и сдаваться так просто не собирался. Пускай Ямамото все еще слишком мягкий для пути меча, он все же захотел учиться. Не ради друзей, а сам.

— Пожалуйста, скажи что-нибудь.

— О чем ты думаешь на самом деле, Ямамото?

— Я… очень боюсь разочаровать тебя.

— Не узнаешь, пока не попробуешь, — хмыкнул Сквало и закрыл глаза. — Тебе придется сильно постараться, чтобы разочаровать меня. Так что кончай грузиться и ложись спать.

***
— Дракон! — Наги испуганно вскрикнула. — Их файрвол — дракон!

Сквало чертыхнулся, крепче перехватывая эфес меча. Конечно, все не могло оказаться так просто, иначе Оттавио бы не подогнал ему девчонку. И, конечно, защита «Кей» не ограничилась парой разбойничьих группировок, встретившихся им на пути к Цитадели.

Дракон был одновременно банальной, но весьма сложной преградой. Будь тут Занзас, он не успокоился бы, не сокрушив файрвол полностью: коронная фишка — плевок в лицо разработчикам — за которую даже в кругах взломщиков его сразу прозвали позером. Но Занзас, пожалуй, бы справился с этим, а вот Сквало не был настолько уверен в себе.

— Я задержу, — принял решение он. — Забирай артефакт и дуй в «Грацию»!

Наги кивнула, быстро поправила бретельку легкого сарафана — и вот какого хрена она без доспехов, в то время как сам Сквало чувствует себя неподъемным куском металлолома? — и нырнула за угол полуразрушенного здания. Сквало поднял голову, глядя, как гигантская тень чешуйчатого чудища загораживает багровое солнце «Кей»-мира.

Двуручный меч был непривычно-тяжелым, размахивать им оказалось не так просто. Впрочем, задачей было не победить дракона, а задержать, чтобы Наги хватило времени разыскать блестяшку. Сквало не сомневался, что справится, до тех пор, пока первая струя огня не раскалила стальной лоток его нагрудника докрасна.

— Блядь! — Сквало отпрыгнул, в последний момент уйдя из-под удара огромной лапы.

Расслабился, отвык, идиот. Дракон рванул вперед, дыша пламенем прямо под ноги, пришлось отбросить бесполезный меч в сторону, чтобы успеть откатиться. Две минуты, у Наги две минуты, больше он не выстоит.

Внутри Цитадели тоже что-то звенело, горело, взрывалось. С каждой секундой вера, что слабая, безоружная Наги выполнит свою задачу, таяла как айсберг, попавший в Гольфстрим. Сквало снова выругался — зря только потратил время, зачищая локацию с этой дурой — и пропустил удар. Земля выскользнула из-под ног, где-то совсем близко клацнули челюсти, и Сквало, зажмурившись, пробормотал «Выброс».


Мир медленно вращался перед глазами: привыкнуть к полузатемненному освещению после яркого неба «Кей» удалось не сразу. Совсем рядом в голос рыдала какая-то девчонка. Сквало поморщился: всегда бесило, когда при выходе из Альвеаре люди не могли справиться с эмоциями. Поэтому он не любил виртклубы — здесь вечно ошивались новички, у которых вечно что-то шло не так.

Зато министерские ищейки почему-то наивно считали, что среди таких неумех опытный взломщик прятаться не станет. Впрочем, сегодня его собственный опыт тоже дал брешь.

— Все забрал? — Занзас, не оборачиваясь, вскинул руку и прикончил воображаемого врага из воображаемой пушки. — Жрать хочу.

— Закажи, — Сквало медленно вдохнул. Выдохнул. Потер виски. — Я облажался.

— Мусор.

Сквало прекрасно знал, что настоящую причину своего недовольства Занзас не озвучит. В конце концов, на все дело ушла от силы пара часов, и, судя по числу убитых на дисплее симулятора, Занзас тоже провел это время не без пользы. Как минимум, отвел душу.

— Зря, значит, торчали тут? — Занзас отпихнул пульт, и тот едва не грохнулся на пол.

Сквало покачал головой: не стоило привлекать к себе лишнего внимания.

— Там была телка, может, она справилась. Уймись.

— Пошел нахер, — Занзас недовольно поджал губы, но, завидев проезжавшего мимо робота, решился наконец сделать заказ.

Сквало и сам был не в восторге от осечки: неопределенность и перспектива проторчать в «Грации» до ночи бесили едва ли не сильнее череды проигрышей в «Вонголе». Зря доверился, позволил девке забрать данные, лучше б оставил ее приманкой для дракона и пошел в Цитадель сам. Зря вообще повелся на уговоры Оттавио и взялся за это дело — тандемы без Занзаса вечно оборачивались какой-то задницей, срабатываться с чужаками за все годы Сквало так и не научился. Но в этот раз выбора просто не было. И все еще не было результата, черт!

— А ты и правда никогда не прячешься. Всегда считал, что слухи об этом сильно преувеличены.

Сквало поднял глаза и на долю секунды усомнился, не потерял ли связь с реальностью: с использованием «вспышки» всегда оставался риск застрять где-то между уровнями Альвеаре и перестать различать локации. Иначе объяснить, какого хрена в местечковом виртклубе делал персонаж не выпущенной еще в прокат и, следовательно, не попавшей в руки фанатов и косплееров игрушки, не получалось.

Но, судя по тому, как отзеркалил Занзас его собственную удивленную рожу, Рокудо Мукуро был живым. Не голограммой, не плодом раззадоренного стимуляторами воображения, а настоящим, из плоти и крови фриком.

— Сам не ожидал вот так вас встретить, — он плюхнулся за стол и подмигнул спрятанным за красной линзой глазом. — Мне так понравилась эта фишка с иероглифами в «Вонголе», что я решил заказать себе такую же.

— Спасибо, что поделился. Даже не представляю, как раньше жил без этого знания, — процедил Занзас.

— Ну надо же, ты в реале еще приветливей, — не остался в долгу Мукуро. — А вот ты с этой стрижкой выглядишь по-другому, Сквало. Моложе.

— А ты… — пожалуй, впервые в жизни Сквало был так ошарашен, что не мог подобрать слов. — Какого хрена вообще?

— Что конкретно тебя интересует? — Мукуро растянул губы в знакомой «не-жди-ничего-хорошего» ухмылке. — Что здесь делаю я, а не милая маленькая Наги? Думаю, ты и сам уже догадался. Кстати, даже странно, что ты ее не узнал, я очень тщательно подошел к выбору аватара.

Сквало недовольно скрипнул зубами — значит, зрительная память не подвела, и девчонка неспроста всю дорогу казалась странно знакомой.

— Где трофей?

— Ты про это? — Мукуро вытянул вперед руку, тонкая пластинка флешки мелькнула между затянутых в черную ткань перчатки пальцев. — Мне хотелось бы уточнить вначале, как будет происходить продажа данных и каким образом я получу свою долю.

— Заебало, — Занзас резко поднялся и, сжав жестяную банку из-под содовой в кулаке, направился к выходу.

Переборов желание остановить его, Сквало снова уставился на Мукуро.

— Он все еще не простил мне проигрыш своей шестерки? — картинно удивился тот.

— Ему плевать.

— А не скажешь…

— Не обольщайся. Занзасу насрать на тебя, он по жизни такой. Если ты наводил справки обо мне, то не мог не слышать о нем.

— Дай подумать, — Мукуро откинулся на спинку пластикового сидения, легко перекатывая флешку в ладони. — Он был наследником одной из крупнейших Корпораций в Виртуальной Лиге, но почему-то предпочел легальному бизнесу аферы и контрабанду данных. А потом очень нелепо попался. Заключение, терапия, испорченная репутация и полный разрыв отношений с семьей. Грустная история… Но, может, лучше вернемся к делам насущным? Что мы будем делать с добытой информацией?

— Что я буду делать с добытой информацией, не твоего ума дело, — Сквало легко выхватил флешку. — Твою долю я оставлю у Оттавио. Он с тобой свяжется.

— А ты недружелюбный.

— Поверь, тебе нахрен не сдалась моя дружба. В конце концов, ты влез в это дело только ради денег. А я не имею привычки кидать тех, с кем работаю. Спроси кого угодно.

— Ты слишком плохо обо мне думаешь, — усмехнулся Мукуро. — Я начал подозревать, что вы не так просты, еще после первой встречи в «Вонголе». В конце концов, ваши имена хорошо известны в узких кругах. А когда Оттавио сообщил, что придется поработать с тобой, не устоял перед шансом подтвердить догадку. Кстати, скажу по секрету: он страшно бесится из-за того, что ты играешь.

— Значит, тебя он послал, чтобы прочистил мне мозги? — фыркнул Сквало. — Тогда передай ему…

— Он не хотел посылать меня — сказал Мукуро. — Даже более того, он был очень недоволен тем, что ты забраковал другие кандидатуры.

«Я и тебя забраковал бы, мне просто не оставили выбора», хотел ответить Сквало, но поймал себя за язык в последний момент. Он уже забыл о незаконченном деле, о сведениях, которые теперь полагалось грамотно сбыть — Мукуро не давал сосредоточиться, уводя внимание совсем в другую степь. В ту, где игровые боты внезапно врываются в твою жизнь и ставят с ног на голову все представления о правде и вымысле.

— Как ты попал в «Вонголу»?

— Ты подошел к ведению допроса очень неразумно, учитывая, что из нас двоих рычаги давления есть только у меня.

— Если это все, что ты можешь сообщить, то я, пожалуй, пойду.

— Какой нетерпеливый, — Мукуро перегнулся через стол и увел стакан с содовой у него из-под носа. — О «Вонголе» мне сказал Оттавио. Думаю, Джотто и сам не знает всей силы своего детища, поэтому подбирал тест-группу из морально устойчивых. Заядлые игроки, профессиональные тестеры, талантливые студенты, киберпреступники — он не брезговал никем. Платит Джотто хорошо. Так почему бы не заработать на чем-то легальном для разнообразия?

— Значит, Оттавио, говоришь? — Сквало нахмурился. Мысль, не оформившаяся до конца, билась где-то на задворках сознания, и жутко раздражало все — и Мукуро, и аура загадочности, которую он распространял вокруг себя.

— Кстати об Оттавио. Нахрен он тебе сдался? Ты слишком талантливый и заслуживаешь лучшего.

— А лучшее — это ты, надо понимать? — ухмыльнулся Сквало.

— Быстро схватываешь. С твоим опытом и моей находчивостью мы могли бы такие дела проворачивать…

— Мне это не интересно. И у меня уже есть напарник.

— Который вряд ли когда-нибудь сможет вернуться в Альвеаре.

— Следи за тем, что говоришь, если не хочешь остаться без языка!

— Ну-ну, не кипятись, Сквало. И не торопись с ответом, подумай хорошенько. Наведи справки, прикинь возможную прибыль… Свои координаты не оставляю. Сам найдешь, если решишься. То есть когда решишься.

Сквало проводил Мукуро взглядом и улыбнулся — за такими самоуверенными засранцами было будущее, иначе в этом мире никак.


Сквало неспешно брел по улице, перекатывая флешку в кармане куртки.

— Суши, настоящие японские суши! Не желаете суши, синьор? — мягко позвал кто-то совсем рядом.

Сквало невольно вздрогнул: неужели заблудился? Потом дошло: простые прогулки по родному городу он забросил так давно — неудивительно, что не заметил, как на месте салона с безделушками прошловековой моды построили новый ресторан.

— Синьор?

— Отвали! — Сквало даже не обернулся в сторону назойливого промоутера и, натянув кепку пониже, ускорил шаг.

Разговор о Мукуро пришлось отложить — Занзас уже был в Сети. Сквало подозревал, что тот не дождался его возвращения именно потому, что разговаривать не желал. Ничего, рано или поздно Занзас вернется в реал, и ему придется выслушать. А пока можно и расслабиться.

***
Грациани все-таки удалось его обмануть. В полутемном кабинете Сквало обнаружил только пустой сейф с открытой нараспашку дверцей и кипу разбросанных повсюду бумаг. Чертыхнувшись, он бросился к черному выходу. Успел — взять с собой на дело увязавшегося следом Ямамото оказалось не такой уж плохой идеей. Во всяком случае, тот сумел задержать Грациани до его прихода.

Ямамото дрался красиво — Сквало видел его в бою не единожды, но каждый раз это зрелище завораживало. Грациани отбивался с отчаяньем человека, которому уже нечего терять, и без остановки сыпал оскорблениями в адрес Ямамото. Тот злился и вел себя все агрессивнее, оттесняя противника к тупику, ограниченному зданием склада и бетонной оградой. Сквало опустил меч и отступил за угол, пока его не заметили. Победитель схватки был очевиден — у Грациани не осталось шансов. Но какое-то болезненно-мучительное любопытство толкало посмотреть, как далеко зайдет Ямамото. Слишком мягкий для всей этой мафиозной херни, даже спустя столько лет, по-глупому благородный, сейчас он был совершенно на себя не похож. Он не вступал в «беседу», но, судя по сошедшимся к переносице бровям, обидные слова достигали цели.

— Грязное японское отро…

— Заткнись! — клинок вошел в горло, пригвоздив Грациани к стене, словно бабочку в гербарии. Тот засучил ногами в предсмертных конвульсиях, но почти сразу же затих.

Ямамото выдернул меч и сделал шаг назад, не сводя глаз с покойника.

Сквало мысленно выругался — чистильщикам придется изрядно повозиться с этим морем крови — и, достав мобильный, продиктовал своему человеку адрес. Больше причин откладывать разговор не осталось.

— Эй, пацан, пойдем отсюда, — он взял Ямамото за плечи и развернул к себе лицом.

— Что? А, ну да, — растерянно пробормотал тот. Сквало ожидал истерики, но Ямамото позволил увести себя к машине и всю дорогу молча пялился в окно, даже не поинтересовавшись, куда они едут.


Зайдя в квартиру, Сквало первым делом достал чистое полотенце и отправил Ямамото в душ, а сам принялся рыться в холодильнике в поисках чего-нибудь съестного. Когда он уже всерьез рассматривал вариант выломать дверь в ванную, Ямамото наконец появился на кухне. Сквало молча сунул ему в руки тарелку с разогретой лазаньей.

— Я не голоден.

— Ты с утра не ел ничего.

Ямамото вздохнул и покорно принялся за еду. Точно так же без сопротивлений позволил влить в себя стакан виски.

— Сегодня останешься у меня.

— Сквало, прекрати суетиться, я в порядке.

— Ничего не знаю. Саваду я уже предупредил.

— Как скажешь.

Апатичное спокойствие Ямамото пугало — за ним обязательно должен был последовать взрыв. Не стоило сваливать свою работу на пацана — Сквало должен был вмешаться. Но глупо было бы врать самому себе — он хотел, чтобы Ямамото убил, чтобы прошел точку невозврата, исполнив наконец предсказание Реборна. Сейчас Сквало не был так уж уверен в верности своего решения. Но рефлексировать о том, что уже нельзя исправить, он не привык. Поэтому просто наблюдал и ждал.

Во время просмотра футбольного матча Ямамото положил голову ему на плечо и отрубился, хмурясь и вздыхая во сне. Сквало разгладил упрямую морщинку на его лбу и еще долго сидел, не решаясь пошевелиться, чтобы не разбудить…

Проснулся он резко — от звука бьющегося стекла. Вбежав в кухню, увидел Ямамото, неловко топчущегося босиком в темно-коричневой луже. На полу валялся стакан и разбитая бутылка из-под виски.

— Рука дрожала, вот и выронил, — нервно рассмеявшись, пояснил тот. — Извини.

— Ничего, у меня еще есть, — Сквало не мог отвести взгляда от осколков на полу. — Я принесу, ты только отойди подальше, чтобы не пораниться.

— Не узнаешь, пока не попробуешь, — не обратив на него внимания, пробормотал Ямамото. — Вот и попробовал.

— Ямамото!

— Я ведь даже не знал его. Ни имени, ни каким человеком он был.

— Тебе повезло. Тот еще кусок дерьма.

— Но мне он не сделал ничего плохого!

— Зато он сделал много плохого другим людям. В мире мафии невозможно остаться чистеньким, пойми.

— Невозможно, да. Но мне долго удавалось обманываться, что у меня получится… Какого хрена ты делаешь, Сквало?! Не надо меня успокаивать!

Только после этих слов Сквало заметил голубоватое свечение, окутавшее помещение. Он и сам не почувствовал, как задействовал пламя. Сквало настолько привык гасить вспышки гнева взрывных варийцев, что сейчас действовал на автомате.

— Прекрати немедленно! Я не хочу! — Ямамото сжал кулаки. — Сквало, ты меня слышишь?!

— Слышу-слышу, — Сквало осторожно, шаг за шагом приближался к нему.

— Если подойдешь — я ударю.

— Как минимум попытаешься, — не стал спорить Сквало. В два прыжка оказавшись рядом, он обнял Ямамото и покрепче прижал к себе.

Молчаливая потасовка окончилась полной капитуляцией Ямамото — он безвольно обмяк в руках Сквало. Двигаться не хотелось — было так хорошо и правильно стоять вот так, ощущая биение другого сердца напротив своего.

— Сквало?

Ямамото дернул плечом, и Сквало неохотно ослабил хватку, готовясь среагировать, если этот кретин решит учудить что-нибудь еще напоследок. И все равно оказался не готов — к тому, что к губам — отчаянно и резко — прижмутся чужие, сухие и соленые.

Не то чтобы он когда-либо задумывался о Ямамото в таком плане — тренировки, после которых приходилось в спешном порядке самоудовлетворяться, чтобы не кончить в трусы, не в счет, Сквало всегда считал, что заводится из-за боя с достойным соперником, а не потому, что этот соперник охуенно сексуальный.

Теперь же то ощущение азарта и желания, что рождалось от запаха стали и вида чужой крови, сконцентрировалось на Ямамото, слилось с ним во что-то единое, цельное, что-то, от чего съезжала крыша — безжалостно и напрочь. Сквало не был уверен, что поступает правильно, но твердо осознавал, что если оттолкнет Ямамото сейчас — рискует не просто схлопотать по роже. Это он, пожалуй, сумел бы вытерпеть, даже сдачи не дав — а вот утрата доверия казалась вещью болезненной и непоправимой.

Сквало никогда не был мастером правильных поступков.

Ямамото целовался неумело и как-то испуганно — словно, подозревая, что его действительно могут отпихнуть в любой момент, как нашкодившего щенка, старался урвать как можно больше, пока еще есть время. Сквало не любил целоваться в принципе, предпочитая куда более активные и приятные действия, поэтому решил вести себя как обычно, как только ему прикусили губу во второй раз.

Кожа у Ямамото была горячей и смуглой, сетка шрамов — как карта боевых действий, на которой Сквало читал хорошо знакомые истории. Генкиши, Мизуно Каору, он сам — всерьез и не очень.

— Щекотно, — Ямамото усмехнулся, когда он проследил губами длинный — от ключицы до соска — шрам и напоследок царапнул сосок зубами.

Вплел пальцы в волосы и заставил остаться на месте. Похоже, он точно знал, чего хочет, или же просто запоминал, на какие прикосновения тело отзывается охотнее всего, и заставлял Сквало раз за разом повторять их.

В любом случае, Сквало сомневался, что продержится долго: кровь разгонялась внутри, пульсировала в висках и члене, а чужие хриплые стоны сводили на нет все усилия по хотя бы минимальной подготовке.

Двигаться особо не выходило: Ямамото дышал порывисто открытым ртом и смотрел широко распахнутыми глазами — так, что Сквало не выдержал, спросил то, что миллион раз произносил в ходе боя.

— Больно?

Теперь смысл у вопроса был другой, и Ямамото замотал головой по подушке — врал, конечно, но врал намеренно, и у Сквало не было повода спорить, когда им обоим так хотелось и требовалось. Он вошел глубже и уже сам застонал сквозь сжатые зубы — член стиснуло на грани боли, и Ямамото весь дрожал под ним, почти пропарывая ногтями плечи.

А потом приподнялся рывком, накинулся на его губы и подался навстречу.

***
За все время посещений «Вонголы» у Сквало еще не было настолько приятного пробуждения. Даже «вспышка» не оказала обычного эффекта. Сквало расслабленно потянулся в кресле и опустил руку на пах, угодив прямо во влажное пятно на джинсах.

— Бля!

— Чего орешь? — хрипло спросил Занзас, выпутываясь из датчиков.

— А тебе все надо знать, — Сквало покосился в его сторону и быстро ретировался в ванную, пока тот ничего не заметил — иначе потом подколок не избежать.

Подставляясь под упругие прохладные струи, он пытался привести спутанные мысли в порядок. Он уже занимался сексом в «Вонголе», и не раз, но никогда еще ощущения не были настолько яркими, чтобы кончить в реале. А сейчас спустил в штаны, как подросток, даже не прикоснувшись к себе. Возможно, все дело было в практически полном отсутствии личной жизни. Но Сквало подозревал, что это далеко не главная причина. Ямамото Такеши — вот кого стоило винить. Или благодарить — Сквало пока не определился.

Иногда он задумывался, кто из обитателей игрового мира реален, а кто нет. И в конце концов эти мысли всегда сводились к Ямамото. Убеждать себя в том, что он бот, становилось все труднее — слишком уж тот был живым, слишком много эмоций вызывал… Логично было бы обратиться к Мукуро — он наверняка имел возможность достать необходимую информацию. Или к Оттавио, который знал о «Вонголе» гораздо больше, чем показывал. А еще Оттавио явно что-то скрывал. И, пожалуй, именно этим стоило заняться в первую очередь.

— Эй, мусор, ты там не сдох? — послышался из-за двери голос Занзаса.

— Не надейся!

— Тогда какого хрена торчишь там уже полчаса?

— Отъебись! — проворчал Сквало и закрутил вентиль.


Увидев Сквало на своем пороге, Оттавио удивления не выказал, но скрыть нервозность все же не сумел.

— Ты по делу? Выпьешь чего-нибудь? — он суетился возле мини-бара, избегая встречаться со Сквало взглядом. — Только не говори, что уже сбыл информацию! Или что-то пошло не так? Мукуро уверял, что все в порядке.

— Мукуро не соврал. В отличие от тебя, — Сквало внимательно наблюдал за Оттавио, вольготно развалившись в кресле, чем-то напоминавшем любимое кресло Занзаса в «Вонголе».

— О чем ты?

— Будешь и дальше делать вид, что это не ты подыскивал для Джотто тестеров? Только нам с Занзасом почему-то забыл предложить.

— Просто не хотел, чтобы ты тратил время на всякую херню.

— Времени Мукуро тебе не жаль, надо понимать?

— На Мукуро мне плевать, его я знаю меньше года, а с тобой работаю вот уже девять лет. И я ничего не знаю об этом дебильном проекте. Джотто обратился ко мне с просьбой порекомендовать ему толковых ребят, я дал ему несколько координат. Все, конец истории.

— Эй, ты правда держишь меня за дурака? — Сквало вцепился в подлокотники, чтобы не полезть в драку прежде, чем выяснит все необходимое. — Или думаешь, я настолько близорукий, чтобы не узнать в лицо бота, для которого ты послужил исходником?

— Бота? О каком боте ты говоришь?

Оттавио не знал, это было очевидно. Но зачем тогда Джотто впихнул в программу кого-то с его внешностью? Догадка оказалась такой простой, что Сквало расхохотался. Джотто с самого начала оставил подсказку.

— О том, который подставил Занзаса восемь лет назад, — сообщил он, отсмеявшись.

Оттавио побледнел и оперся о барную стойку. Даже не стал защищаться, когда Сквало несколько раз от души врезал ему кулаком в лицо.

— Кто заказал Занзаса?

— Ты же не думаешь, что я назову имена, правда? — Оттавио сплюнул кровь и растянул губы в кривой ухмылке. — Мне пока что дорога моя жизнь.

— Прямо сейчас тебя могу убить я.

— Не успеешь. Мои люди будут здесь через несколько минут.

— Ублюдок! Мы доверяли тебе, а ты…

— А что я? Твое доверие я не подводил. Ты должен был загреметь к мозгоправам вместе с Занзасом, но я тебя отмазал. Нахрена тебе вообще сдался этот высокомерный мудак? Без него было лучше.

Отвести душу, поколотив Оттавио, не удалось — появившиеся вовремя шавки оттащили Сквало, заломив руки за спину.

— На этот раз я тебя отпущу с миром. Ради всего хорошего, что было в прошлом. Но если заявишься сюда еще раз, живым не уйдешь. И своему ненормальному дружку передай.

В глазах потемнело, контуры предметов размылись — только самодовольная рожа Оттавио оставалась четкой, но такой недосягаемой. Сквало чувствовал себя слабаком, и это бесило. Он отчаянно задергался, но силы были слишком неравными.

— Да угомоните вы его уже, идиоты, — закатил глаза Оттавио.

Висок прострелила сумасшедшая боль, а затем все погрузилось в глухую темноту.


— По контракту мы должны тратить на эту херь всего два часа в сутки, так какого ты торчишь там без передыха?

Сквало, в общем-то, знал ответ на свой вопрос. Реальная жизнь никогда не казалась Занзасу достаточно привлекательной, поэтому даже сейчас, сталкиваясь с ограничениями на каждом шагу, он охотнее проводил время в сузившемся до одной тупой игры в виртуальном мире. Сквало даже разделял его чувства, но были вещи, которые его задолбало уже делать в одиночку. Например, набивать холодильник нормальной едой, которую, увы, не могли заменить отбивные, готовящиеся специально для босса Варии.

— Неделю назад ты вперед меня галопом летел, а теперь «два часа»? — Занзас отложил в сторону упаковку «вспышки» и с интересом взглянул на него.

— Но теперь ты знаешь, что это сделал Оттавио. Нахрена мы продолжаем играть?

— Знание не поможет мне избавиться от этого, — Занзас провел пальцем по ободку браслета. — А ты чего бесишься? Неужели пацан с мечом так и не дал? Только не говори, что он по бабам, он же при виде тебя кипятком ссыт, слепой не заметит.

Сквало показал ему средний палец и сбежал на кухню. Сосредоточившись на сортировке продуктов и прочей купленной в минимаркете дребедени, он даже не почувствовал, как Занзас подкрался сзади.

— Если в вирте не выходит, может, разыщешь его в реале?

Сквало вздрогнул, борясь с желанием съездить ему по роже.

— Скажи, почему я тебя еще не убил?

— Потому что без меня ты кусок мусора, — Занзас зашуршал, шаря рукой в пакете. — Так что, свяжемся с Джотто?

— Ямамото — бот, — отчеканил Сквало. — И закроем на этом разговор.

— Как скажешь. Бот так бот.

***
— Какого хрена ты тут делаешь? Я думал, ты в Японии.

— Я приехал месяц назад, — Ямамото прошел вглубь квартиры так вольготно, словно Сквало потратил полчаса, вскрывая электронный дверной замок, специально для него. — Цуна попросил разобраться с этим делом. Ты уже осмотрелся здесь, кстати?

Месяц, значит. И ни разу не вышел на связь, даже намеком не выдал свое присутствие. Не то чтобы у Сквало было время сюсюкаться с ним, но то, как стремительно все поменялось, отчего-то раздражало. Раньше Ямамото всегда звонил.

— С каких пор Саваду волнуют разборки мелких мафиози?

Сквало привалился к стене, наблюдая, как Ямамото увлеченно роется в ящиках кухонного стеллажа. Там не было ничего выдающегося, но Сквало решил дать Ямамото выяснить это самостоятельно.

— С тех пор, как мелкие мафиози зачастили с разборками. Это третье схожее убийство за последние две недели, и поэтому ты тоже тут. — Сквало не видел лица Ямамото, но готов был поклясться, что тот сейчас привычно лыбится.

— Я тут, потому что Понцио брал у нас заказ, но выплатил только аванс. То же самое произошло с предыдущими двумя покойничками. Кто-то прицельно гадит Варии.

— Маммон, наверное, рвет и мечет.

— Еще как! Но дело не в деньгах, а в принципе. Занзас не любит оставаться в дураках.

— Никто не любит. Осмотр тела что-то дал?

В памяти сразу же всплыла кровавая картина — разбросанные по всей парковке ошметки плоти и костей, которые язык не поворачивался назвать телом. Даже привычный ко всему Сквало, оказавшись на месте убийства, тут же расстался с завтраком. Хорошо, что Ямамото там не присутствовал, иначе не выглядел бы сейчас так жизнерадостно. Меньше всего Сквало хотел снова когда-нибудь встретиться с потухшим мертвым взглядом, который видел в день убийства Грациани. Еще тогда, глядя на забывшегося беспокойным сном Ямамото в своей постели, Сквало поклялся себе, что не допустит повторения этой истории.

— Сквало?

— Нет! — спохватился он. — Осмотр тела ничего не дал. Боюсь, осмотр квартиры тоже.

— Я бы не был так уверен. Смотри… что это?

Сквало обернулся, думая, что Ямамото его разыгрывает — он обшарил эти ящики вдоль и поперек и не нашел ничего интересного. Но тот разглядывал что-то зажатое между пальцев с предельно серьезным видом. Сквало подошел ближе: в руках у Ямамото была записка.

— Сам, что ли, накарябал? — Сквало выдернул клок бумаги и вгляделся в ровный забор букв.

— Это лежало в баре. Оно Занзасу адресовано.

— Эй, я умею читать! — отмахнулся Сквало.

Записка больше напоминала дурацкую шутку, чем серьезное послание. Прямое упоминание имени. Куча идиотских угроз и оскорблений. А в конце — призыв приехать в какую-то глушь. Это было странно и глупо: неужели кто-то всерьез рассчитывал, что Занзас сломя голову бросится на встречу неизвестно с кем по первому зову? Хотя это могло и сработать, если бы тот достаточно сильно разозлился.

— Там на обратной стороне постскриптум есть, — заметил Ямамото.

— Эй! Да что этот сукин сын о себе возомнил?! Не брать с собой патлатую шестерку? Я ему покажу шестерку!

— Сообщишь Занзасу?

— Зачем? — фыркнул Сквало. — Сам разберусь. Очень хочется поговорить с этим писакой по душам.

До Беллуно было всего четыре часа езды. При хорошем раскладе в Варию можно было вернуться к утру.

— Я с тобой, — сказал вдруг Ямамото.

— На хрена? Мне няньки не нужны.

Сквало сам не знал, в какой момент перспектива того, что придется убивать на глазах у Ямамото, стала такой нерадостной. Но сейчас не было времени заниматься самоанализом.

— Ладно, — неожиданно легко согласился Ямамото. — Езжай тогда, а я поставлю в известность Занзаса и Цуну.

Сквало закатил глаза. За длительный перерыв в общении Ямамото совсем не изменился — все такой же правильный, под стать своему боссу. И даже несмотря на то, что именно ради этого в свое время Сквало ушел в тень, в нынешней ситуации высокоморальность и принципы были совсем некстати.

— Слишком большая честь ублюдку — такое внимание.

— Он мог подготовить ловушку.

— Думаешь, я не справлюсь? — усмехнулся Сквало.

— Думаю, я хочу лично убедиться, что проблема решена.

— Ладно. Только не вмешивайся без надобности.

— Идет.


— И долго ты дуться будешь?

Сквало сам не верил, что в итоге заговорил об этом первый. Вначале казалось, что к такому Ямамото будет нетрудно привыкнуть — и потерпеть-то нужно было всего-ничего, меньше суток. Но время шло, километры вязкой дорожной глины исчезали под колесами, а Ямамото по-прежнему вел себя непривычно тихо, даже на подначки реагировал без искры, а на грядущей миссии циклился так, словно убийство одного мудака могло разрешить полугодовую норму вонгольских проблем.

— Я просто сосредоточен на деле. И тебе советую.

Ну да, конечно. Ямамото не смотрел на него, внимательно следя за входом в крошечное здание на окраине Беллуно, в котором, судя по записке-приглашению, скрывался сейчас их объект. По дороге в эту глушь Сквало десять раз спросил себя, зачем он все-таки согласился взять пацана с собой — они оба справлялись в одиночку с куда более сложными заданиями, могли бы и здесь договориться. Или в бою разыграть право пришить ублюдка, в конце концов. Ответ ему не понравился. Чувствовать себя виноватым Сквало не любил.

— Тогда, может, перестанешь вести себя так, будто тебе язык отрезали?

— Чего тебе надо от меня?

Сквало и сам не знал. Избавиться от маячившей перед глазами кислой рожи? Вариант, но где-то в глубине души Сквало догадывался, что вряд ли успокоится на этом. Повернуть время вспять и прирезать Грациани собственноручно? Это было невыполнимо, да и слишком пафосно, чтобы задумываться всерьез. Не отталкивать Ямамото просто потому, что тогда казалось, будто так для него будет лучше всего? Вот эта версия, пожалуй, была достойна более тщательного рассмотрения.

— Эй, — Ямамото повернулся к нему. — Все в норме. Давай просто сделаем это быстро. Дождь собирается, не хочу застрять на обратном пути.

Сквало хмыкнул, соглашаясь, его перспектива увязнуть в дерьме и провести ночь посреди размытой проселочной дороги тоже не радовала.

Из машины вылезли синхронно, и Ямамото пошел вперед, держа наготове меч.

Неладное Сквало почувствовал поздно: ни в одном окне не горел свет, и тихо было, как в могиле. Но только остановить Ямамото уже не успел. Тот выбил дверь ногой, раздался едва слышный хлопок, и все вокруг потонуло в белесом дыму. Сквало по инерции прошел еще пару шагов и провалился сквозь зыбкий, как болотная ряса, пол.


Сквало нехотя разлепил тяжелые веки. Влажный воздух проникал в легкие натужно, словно дышать приходилось внутри гигантского резинового шара.

— Ямамото?

— Мы замурованы здесь.

Сквало даже не сразу увидел его сквозь пелену голубоватой ауры. Ямамото сидел, привалившись к стене, и теребил воротник расстегнутой на все пуговицы рубашки.

— Ты что несешь?! — Сквало медленно встал, чувствуя, как кружится голова. По спине мерзко текло, одежда липла к телу, как вторая кожа.

— Здесь что-то не то с воздухом, — ответил Ямамото, по-прежнему пялясь в пол. — Он как будто отравлен. Пришлось использовать пламя, чтобы вытеснить газ, но мы замурованы. Скоро станет нечем дышать.

Голос его звучал до раздражения обреченно. Сквало осмотрелся: пустая, освещенная одной болтающейся под потолком лампой клетушка была местом, где меньше всего хотелось сдохнуть. Сквало и не собирался: Ямамото так ничему и не научился, раз опустил руки так быстро.

— Хорош ныть, сломаем стену и выйдем.

— Я пытался, — Ямамото указал пальцем на тонкую трещину, змейкой протянувшуюся по бетонной плите. — Если бить сильнее, все обрушится, и нас завалит.

Сквало недовольно прицокнул языком. Поднес ладонь к трещине — ни сквознячка. Кто бы ни конструировал здание, он сработал на славу: подобной толщины стены выдержали бы, пожалуй, череду авиаударов.

Сюда рассчитывали заманить Занзаса и, похоже, предусмотрели все, чтобы пламя Ярости стало бесполезным.

Сквало плюхнулся рядом с Ямамото. Голова продолжала трещать, но сдаваться так просто и быстро он не собирался. Просто посидит немного, переведет дух. Минуту, не больше.

— Не думал, что все может вот так закончиться.

— Эй, мы еще живы!

— Ну да. Мы выроем подкоп и спасемся, — Ямамото усмехнулся как-то болезненно и подгреб колени к груди. Огонек его пламени вяло замерцал. Противно было осознавать, что его решимость так стремительно тает.

— Отдохни пока, — сказал Сквало и зажег свое кольцо.

Через час Ямамото проснулся. Огляделся в явной надежде увидеть вокруг что-то отличное от пуленепробиваемого бункера, а затем повернулся и критично осмотрел Сквало.

— Я чувствую себя лучше. Мы можем отдыхать по очереди, тогда удастся дотерпеть до тех пор, пока нас не хватятся.

Сквало не имел ничего против оптимизма. О том, что помимо необходимости постоянно вытеснять отравляющий газ из воздуха, было немало других насущных проблем, таких, как полное отсутствие еды, воды и удобств для справления естественных нужд, он решил не напоминать. Как и о том, что никто не придет достаточно быстро — на этот раз самоуверенность обернулась злой шуткой.

— Ага, — кивнул он, глядя как Ямамото запаливает пламя.

Свое прятать не стал — понял уже, борьба с удушьем в одиночку выматывает слишком много сил. Идея с передышками была хорошей — для людей, собирающихся сдохнуть вместе. Сквало хотел, чтобы у Ямамото остался шанс.

Тот задрал голову к потолку.

— Если ищешь, через какую дыру мы сюда попали — забей, — сказал Сквало. — Я уже вдоль и поперек все прошарил — замкнутый круг.

— Я знаю. Просто прислушиваюсь. Когда Цуна приедет, придется кричать погромче.

Сквало, не выдержав, рассмеялся.

— Настучал-таки ему? Когда только успел?

— Послал сообщение, как только мы выехали, — улыбнулся Ямамото. — Он будет тут рано или поздно, и не говори, что сейчас это тебя не радует.

Сквало поднял руки, сдаваясь. Здесь, на грани жизни и смерти, Ямамото снова выглядел самим собой.


К тому моменту, как Ямамото заподозрил неладное, Сквало уже вел масштабную войну с собственным телом за каждый глоток воздуха.

— Ты… Ты все это время не гасил его?.. Но почему?!

Сквало ожидал увидеть раздражение, осуждение за уязвленное самолюбие, но все, что отражалось на лице Ямамото — какое-то беспомощное непонимание.

— Чего ты переполошился? — с трудом прохрипел Сквало. — Сам же сказал, что сообщил Саваде, так чем плохо? Ты дотянешь…

— Мы должны были продержаться вместе! Какого черта ты решил за меня? Какого черта ты так мне не доверяешь?!

Кулак Ямамото просвистел в нескольких миллиметрах от лица и с силой впечатался в стену. А затем сам он наклонился и вжался теплыми губами в щеку Сквало.

Впервые стало жалко, что истратил почти все силы — хотелось обнять его хотя бы, а получалось только порывисто дышать ему в шею.

— Слушай, когда выберешься, — пробормотал Сквало, затолкав подальше ненавистное «если», — бросай это все. Возвращайся в Японию, в университет. В этот свой тупой спорт…

— Мы выберемся вместе, — Ямамото отстранился, упрямо мотая головой. — Я, конечно, благодарен, что ты решил благородно умереть, спасая меня. Но как я буду с этим жить потом, ты подумал?

— Извини, всегда был эгоистом, — Сквало вымученно улыбнулся. — Просто будь счастлив, ради меня.

— Дурак, — голос Ямамото прозвучал надтреснуто. — Слушай, я знаю, что для тебя все это ничего не значило. Тогда ты не оттолкнул меня, потому что чувствовал свою вину и хотел успокоить… Но для меня все серьезно, понимаешь? Поэтому, пожалуйста, держись, не оставляй меня одного. Разве я много прошу? Погаси пламя и начни уже цепляться за свою гребаную жизнь!

— Такеши…

— Что?

— Сам ты дурак. Неужели было похоже, что я трахаюсь из жалости?

— Нет, но потом…

— Я хотел оградить тебя от всего этого дерьма.

— Мне уже давно не четырнадцать, меня не нужно опекать.

— Знаю. Прости, что понял это слишком поздно.

— Заткнись, — Ямамото накрыл его губы своими. У них был вкус соли — то ли от пота, то ли от слез. — Я люблю тебя. Пожалуйста…

Сквало с радостью сделал бы все, о чем он просит, но сил не осталось даже на то, чтобы произнести это вслух. Хоть бы чертов Савада быстрее приехал…

***
— Эй, Супербия! Да твою же мать!

Удар, казалось, проломил грудную клетку. Глаза у Занзаса были испуганно-злыми, с сузившимися до крошечных крупинок зрачками. Голос отказывался возвращаться еще с минуту, и Сквало чувствовал себя донельзя глупо, беспомощно хватая ртом воздух.

— Что… нахер случилось? — проскрежетал он наконец.

Занзас помотал головой.

— Не знаю. Был выброс, но ты не проснулся. Я зарядил вторую дозу, но она не сработала тоже. А потом все датчики встали…

Сквало устало зажмурился — башка трещала, словно глазные яблоки кто-то насадил на шомпол, впрочем, это был еще не самый худший эффект двойной дозы «вспышки».

— Хочешь сказать, я почти сдох? — осознание накрыло еще одним ударом под дых.

— Ты сдох, — отрезал Занзас. — Пришлось задействовать это.

Он поморщился, тряхнув перед лицом Сквало утюжковым электродом. Дефибриллятор им прежде не доводилось использовать даже при самых глубоких погружениях, Сквало ржал, когда слышал истории о неудачниках, доигравшихся до летального исхода. А тут получается…

— Занзас.

— Чего? Воды дать?

Занзас толчком в плечо пресек его попытку сесть, и Сквало резко перехватил его руку.

— Это место… Ямамото. Мы не могли выбраться. Он там…

Сквало понимал, что несет несвязный бред, отчаянно пытался сформулировать собственную мысль, но мешал глухой страх — не остаточный осадок отступившей, но еще маячившей за спиной смерти, а другое, странное чувство, от которого внутри все тряслось как при лихорадке.

Если бы не Занзас, он бы не думал сейчас, не дышал, не двигался. Ямамото могло повезти меньше.

— Ямамото остался там, и он сейчас…

— Все-таки думаешь, он настоящий?

— Черт, не знаю! — Сквало мотнул головой, но чужеродная, неправильная тревога не отступила. — Куда ты?

— Сиди и не дергайся, — Занзас поднялся на ноги и исчез из поля зрения. — По-моему, пора поговорить кое с кем по-взрослому.


— Я очень рад, что вы проявляете такой энтузиазм, но вы хотя бы на часы смотрели?

Упрекать у Джотто получалось хорошо, врать — хуже: всем своим видом, от покрасневших глаз до мятой, явно несвежей рубашки он показывал, что давно поссорился со сном, зато крепко сдружился с кофеином.

— Ямамото Такеши — кто он? Как его найти? — не стал тянуть Сквало.

— Мы, конечно, договаривались о передаче кое-каких данных, но вся информация о тестерах «Вонголы» строго конфиденциальна, — отчеканил Джотто.

Сквало с силой шибанул кулаком по полу, костяшки загорелись от боли.

— Он умирает сейчас, ты, ублюдок!

— Что?!

— В твоей игре лажа! Из этой локации не было выхода, там ядовитый газ, и мы с Ямамото…

— Этого не может быть, — отрезал Джотто, но лицо его перестало быть непроницаемым. Напротив, Сквало впервые видел его таким напряженным. — Игра развивается, но в ней просто не может появиться полностью замкнутых уровней.

— Эй, я ни разу не медик, но я только что откачивал этого кретина вот этими руками, — сказал Занзас. — И если ты сейчас же не скажешь, где искать япошку, ими же я придушу тебя, мне терять нечего.


Всю дорогу до студенческого общежития Сквало пытался избавиться от ощущения, что он просто спит. Спит весь последний месяц, а «Вонгола», Джотто и попытки Занзаса докопаться до истины — воздушные замки, выстроенные переполненным виртуальными образами сознанием.

Все оказалось просто, в лучших традициях бритвы Оккама: Ямамото Такеши все это время находился в двух шагах, а Сквало выдумывал многоходовые аргументы в пользу его нереальности. Сейчас правда была как нельзя кстати, но сил не хватало ни чтобы порадоваться, ни чтобы осмыслить ее в полной мере.

— Сюда нельзя! — комендант общежития — совсем мальчишка — выскочил навстречу, загораживая путь.

— В каком секторе живет Ямамото Такеши?

— Часы посещения строго ограничены.

— Ты глухой или просто идиот? — Сквало бросился вперед, сжав кулаки.

Занзас перехватил его за плечо, удержав на месте. Выудил из кармана пластиковую карточку и ткнул ею в лицо мальчишке.

— Надзор за расследованием киберпреступлений. Нами зафиксировано несанкционированное проникновение в защищенную локацию Альвеаре с территории университета.

Сквало ждал — когда комендант обратит внимание на браслет киберпреступника, который не особенно скрывали даже длинные рукава рубашки, или на то, что удостоверение — фальшивка, где Занзас его только раскопал? Но тот неожиданно нахмурился, добела закусив нижнюю губу, и попятился к стойке, преграждавшей доступ к шкафчику с электронными ключами.

— Такеши, кретин! Говорил же ему, чтобы совершал свои незаконные вылазки с сервера в ресторане, а не в общежитии… — мальчишка побледнел и зажал рот ладонью. — Вы ведь не заблокируете нам доступ в Сеть? Студентам, в конце концов, без нее придется туго.

Занзас принял ключ из его рук и передал Сквало. Кивнул, показывая, что сам разберется, и повернулся к мальчишке. Сквало побежал.

Седьмой корпус, третья капсула — Сквало казалось, что это дальше, чем гребаная Япония. Ключ плотно вошел в паз, индикатор замигал зеленым, и круглая дверь капсулы плавно отъехала в сторону.

Внутри было душно, как всегда бывает в маленьких помещениях, под завязку напичканных техникой. Симулятор и прикованного к нему паучьей сетью проводов человека Сквало увидел разу, а вот добраться до него быстро не смог — мешало разбросанное по крошечному пятачку пола барахло, среди которого взгляд выцепил даже бутафорский меч. Похоже, Ямамото действительно серьезно увлекся.

— Идиот, — Сквало осторожно, по одному принялся отсоединять датчики.

Старался не смотреть в лицо Ямамото, но не получалось — все мерещилось, что стоит только отвернуться, и тот лыбиться начнет, как раньше, во время тренировок, когда падал навзничь, притворяясь тяжело раненым, а потом нападал, дождавшись, пока Сквало наклонится проверить его пульс.

Сквало переложил его на пол и, уже не сдерживаясь, уставился на бледную рожу. Нагнулся к губам: дыхания не ощущалось, но кожа все еще была теплой, и это обнадеживало.

— Подъем! — размахнувшись, Сквало залепил Ямамото звонкую пощечину.

— По-моему, это подействует быстрее, — раздалось насмешливое за спиной.

Сквало обернулся: Занзас стоял в проеме, сжимая в руках дефибриллятор. Захотелось врезать и себе — едва услышав от Джотто адрес, вынесся из дома, забыв обо всем на свете.

— Давай, — он отодвинулся, уступая Занзасу место.

Кончики пальцев чесались, требуя действия, казалось, что все слишком медленно — слишком, мать его, медленно, а жизнь Ямамото с каждой секундой становится все более недосягаемой. Но Занзас со знанием дела настроил прибор, и когда грудь Ямамото в первый раз дернулась под электродами, Сквало показалось, что ему самому вдоль позвоночника пустили вольтову дугу.

— Ничего, — он с силой вдавил пальцы в мягкую кожу запястья, надеясь услышать хотя бы слабый отголосок сердцебиения.

— Он проболтался там дольше, чем некоторые, — раздраженно процедил Занзас. Пустил новый разряд, и Ямамото подбросило над полом гуттаперчевой куклой.

Сквало просто смотрел, до скрежета стискивая зубы. Наверное, так же чувствовал себя Ямамото, оставшись один на один с его трупом в богом забытом бункере. Так же отчаянно надеялся, срывал горло криками и тратил последние силы не на поддержание собственной жизни, а на попытки вернуть чужую.

От мысли, сколько часов или даже дней он провел так в альтернативной временной системе «Вонголы», стало совсем хреново. Последствия такой эмоциональной пытки могли быть весьма плачевными для рассудка. Впрочем, самое худшее последствие все еще было и наиболее вероятным.

И Сквало ждал — когда Занзас отключит дефибриллятор и скажет «мы опоздали». Это было логично, закономерно и не так уж неожиданно — Сквало прекрасно знал, что шанс появления чего-то хорошего в его тупой жизни близок к нулю.

И словно возражая в ответ на последнюю мысль, Ямамото распахнул глаза и судорожно глотнул воздух.

— Дыши, просто дыши, — пробормотал Сквало, увидев, что тот силится что-то сказать. — Все хорошо. Ты в безопасности.

— Сквало… твои волосы … — просипел Ямамото, протянув ему руку, но тут же бессильно уронил ее. Сквало слегка сжал прохладную ладонь и наклонился ближе. — Занзас стал боссом? Что с Цуной?..

— У пацана крыша совсем уехала! — расхохотался Занзас. — Думаю, из вас получится отличная парочка.

Сквало показал ему средний палец и ухмыльнулся:

— Я в этом уверен.

— Синьоры… — запыхавшийся комендант замер на пороге капсулы, зачарованно переводя взгляд с Занзаса на Сквало и Ямамото и обратно. — Кажется, стоит вызвать медиков?

***
— Занзаса вывели из Альвеаре принудительно, и хотя он успел замести следы своего пребывания на сервере, данные сохранились, их подняли мгновенно… В общем, шансов отбрыкаться не было.

— А вас с Оттавио не тронули?

— Нет! — Сквало сжал кулаки — воспоминания накрывали так, будто все только вчера было. В последние дни слишком часто приходилось перекатывать в памяти самое неприятное. — Мы были в «Чистилище» с ним, я даже предлагал ублюдкам проверить и мой симулятор тоже, но они слишком увлеклись. Нечасто Надзор ловит такую крупную рыбу. Впрочем, теперь уже ясно, почему нам удалось остаться чистыми. Что ты делаешь?!

Ямамото замер, выпустив из рук клемму катетера. Он все еще был бледным, как аурелия — дешевые препараты выводились из крови медленнее, чем прогнозировали медики, и это бесило. Китайский аналог «вспышки», это ж надо было додуматься! Хренов бедствующий студент. А теперь вот приходилось сидеть здесь и ждать, пока он оклемается. Впрочем, степень своего недовольства Сквало сильно преувеличивал, стараясь скрыть неуместную радость от настоящей, невиртуальной близости.

— Мешает, — поморщился Ямамото, но под пристальным взглядом бросил попытки избавиться от катетера. — Ладно, и что дальше? Это Оттавио сдал Занзаса?

— Угу. Продал Федерико с потрохами.

Сквало отвернулся, не хотелось пугать пацана бешенством, которое приливами накатывало на него с тех самых пор, как Джотто выложил перед ними все карты.

— Успокойся. Ты ведь все равно не смог бы ничего сделать тогда.

— Не смог бы. Федерико ссал, что Занзас уведет у него Корпорацию. Их старик уже тогда передумал завещать что-либо паршивой овце, но Рико после этого ссать не перестал. Уверен, если бы не расследование и шумиха, он мог бы поступить проще — убить Занзаса. Но он и так сделал все, чтобы Занзас никогда уже не отмылся.

— Убрал конкурента, — резюмировал Ямамото. — Так легко…

Сквало невесело усмехнулся — и правда легко. Так легко, что за восемь лет ему ни разу не пришло в голову вплести в ситуацию Федерико. Да что уж там, он и про Оттавио плохого не думал, доверчивый кретин…

— Я работал тогда на Федерико, простым проектировщиком, — всплыл в голове меланхоличный голос Джотто. — И он как-то раз попросил «поймать» координаты одного выхода в Сеть так, чтобы их невозможно было зачистить в определенное время. Создать площадку и, дождавшись появления на ней пользователя, захлопнуть его виртуальную сущность там, как в капкане. Он сказал, это тест на повышение квалификации, хорошо заплатил. О том, кто именно попался в мою ловушку, я узнал позже, когда стал пристальнее присматриваться к взломщикам.

— Ладно, тогда почему он задергался сейчас? — живо поинтересовался Ямамото. — Столько времени прошло, да и Занзас при всем желании уже вряд ли мог бы потеснить его с президентского кресла.

— Их старик еще жив, — усмехнулся Сквало. — И, зная его, готов поклясться, что он скорее передал бы Корпорацию в руки кибервзломщика, чем человека, способного подставить брата.

— Ясно.

— Вот и Федерико было ясно. Поэтому он решил одним ходом избавиться и от Занзаса, и от Джотто.

— Я не совсем понимаю…

— Ловушка. «Вонгола» — саморазвивающаяся игра, но она запрограммирована так, что появление полностью безвыходных, опасных для жизни ситуаций в ней исключено. Но, думаешь, Джотто смог бы кого-то в этом убедить, если бы Занзас умер из-за его игры?

— Ему присудили бы пожизненное…

— Именно. Поэтому Рико выбрал этот вариант. Практически беспроигрышный, хрен чего докажешь.

— Изменил код?

— Ага, вплел в него ловушку, которая не появилась бы просто так. В нее должны были попасть Занзас и я, как главный свидетель. Только все накрылось.

— Значит, «Вонголе» больше ничего не угрожает?

— Ошибку в коде подправили сразу же. Но у Джотто после новости о том, что его детище чуть не стало причиной смерти людей, случился нервный срыв и он отказался продолжать разработки. Однако проект слишком перспективный, сам понимаешь. Так что его просто временно прикрыли, пока не найдут нового руководителя.

— А Занзас? Что он будет делать теперь? Как я понимаю, из доказательств у него по-прежнему только слова Джотто…

— Этого хватит. Наказать Федерико не удастся, но информация по Сети разносится быстро, и скандал может подняться с небоскреб. Он пошел сегодня к отцу. Поставит уничтожение браслета и полный вывод с датчиков Надзора условием в обмен на молчание. А с Рико старик пусть разбирается сам…

— То есть он не будет бороться за наследство?

— Легальный бизнес — это слишком скучно.

Сквало улыбнулся мечтательно — судя по всему, в конце недели можно будет отпраздновать возвращение Занзаса какой-нибудь ознакомительной вылазкой. Конечно, он будет настаивать на полноценном деле, но Сквало необыкновенно воодушевляла даже перспектива совсем маленькой зачистки.

Отражение Ямамото в оконном стекле снова принялось теребить катетер.

— Да дай же сюда, — Сквало, в пару шагов преодолев расстояние до кровати, отпихнул его руку.

Аккуратно вытащил назойливую трубку, и Ямамото откинулся на подушку, блаженно улыбаясь:

— Кайф!

— Ну и что ты скажешь? — настороженно спросил Сквало. — Мы, конечно, не элитный отряд убийц, но и до хороших парней нам далеко.

Ямамото посмотрел на него, задорно щурясь. Провел горячими пальцами по тыльной стороне ладони — и в джинсах тут же стало тесно.

— Есть одна фирма, сильно мешающая бизнесу моего дяди. Они работают по очень странной технологии. Пожалуй, люди бы перестали покупать их суши, если бы сведения об этой технологии стали широко известными. И я вот думаю, а не пора ли им узнать, семпай?

Сквало широко улыбнулся. Определенно пора.