Лучший авторский RPS по Кей-поп фандому

Пленник

Автор:  Lady_Asher

Номинация: Лучший авторский RPS по Кей-поп фандому

Фандом: RPS (Dong Bang Shin Ki (DBSK))

Бета:  neks

Число слов: 8164

Пейринг: Чон Юнхо (U-know) / Ким Джеджун (Хиро), Шим Чанмин (Макс), Пак Ючон (Мики) / Ким Джунсу (Xiah)

Рейтинг: R

Жанр: Romance

Предупреждения: AU, Future-fic

Год: 2014

Место по голосованию читателей: 3

Число просмотров: 577

Скачать: PDF EPUB MOBI FB2 HTML TXT

Описание: Временами Джеджун просто люто ненавидел весь технический прогресс в целом.

Примечания: Содержание навеяно рассказом Айзека Азимова "Настоящая любовь"
Прообраз "руки" http://www.prorobot.ru/01/amer_robot.php
Прообраз первой попытки-дроида http://paranormal-news.ru/news/ikki_vysokotekhnologichnyj_chelovekopodobnyj_robot/2011-06-25-3495
В развитии ЮСу выражен мой личный протест против концовки фика "Как полюбить робота за 10 дней"

Временами Джеджун просто люто ненавидел весь технический прогресс в целом. Например, когда за его окном повисала очередная бестолковая рекламограмма, которая своим навязчивым мерцанием не давала ему уснуть. Или когда он забывал свой пин-код, и банкомат, издевательски покашливая, просил приложить кисть руки к экрану. Или, например, когда лучший друг демонстрировал ему собственного биоробота, прекрасно зная, что Джеджун до сих пор даже в роботакси опасается садиться. С ума сойти, и так этих технических монстров уже на каждом шагу, теперь вот и Ючон еще глубже попал под обаяние ходячего металлолома.
Кисло разглядывая вышеупомянутого биоробота, принесшего им с Ючоном напитки, Джеджун подозревал, что здесь не обошлось без Чанмина. Вообще мало что обходилось без внимания Чанмина. Особенно, связанное с роботами. Особенно, нелегальное.
Такое, как, создание экспериментальных моделей биороботов с разнообразными дополнениями к базовой программе, о чем обычно свидетельствовала небольшая татуировка в виде буквы "экс" в кругу. Такая же, как явственно выделялась сейчас на шее этого робота. От боевых искусств до взрывного дела, от танцевальной программы до склонности к плотским утехам – дополнения пользовались огромным спросом, были адски дороги, и в большинстве своем явно соответствовали понятию "нелегально".

– Ну, это пока, – довольно смеялся Ючон на все его доводы, и Джеджун ясно слышал в этой фразе Чанминовские интонации. – Те же самые порндроиды – вообще продукция будущего, вот увидишь! Это же идеальный парень, исполняющий все твои желания. Джунсу! – повернулся он к роботу. – Выпрямись и дай посмотреть на тебя.
Джеджуну пришлось признать, что этот экс-дроид был очень даже красив – нежные каплевидные глаза, гибкая фигура, обладающая и многими другими достоинствами, и ослепительная улыбка. Последнее было одной из последних доработок и прибавляло к стоимости робота немалый процент. Но итог того стоил. Джунсу получился как раз во вкусе Ючона. Над этой моделью явно корпели не один день сотрудники S.K.Robotics, давно завоевавшей лидирующие позиции на рынке.
А потом одна из дочерних компаний придумала наполнять базовые программы роботов дополнительными наборами свойств, тем самым еще повышая привлекательность продукта. Как и его стоимость, естественно. Официальный список дополнений включал позиций пятьдесят, неофициальный – еще двести, и приносил во столько же больше прибыли. Сам штамп "экс" означал "экспериментальная модель" и отлично уберегал от претензий, служа сам себе и рекламой, и знаком отличия.

***

– Ючон вообще везунчик, – монотонно жаловался изрядно выпивший Джеджун робобармену позже вечером. – Сочиняет себе музыку для реклам и горя не знает. Ты знаешь, насколько он знаменит? Знаешь? Вот у него и денег куры не клюют. Конечно, он может себе даже экс-дроида позволить...
Робобармен понятливо кивал и обновлял порцию в его стакане раз за разом. Где-то поблизости все настойчивей звонил чей-то телефон.
– А я? – вопросил его уже изрядно запинающийся Джеджун. – Знаешь, как я живу? Жалкая квартирка на тридцать восьмом этаже, я, шкаф и холодильник. Если даже надумаю обзавестись по примеру Ючона какой-нибудь биомеханической хреновиной, то еще и кредит за нее двести лет отдавать буду. Чушь.
Телефонный сигнал жужжал все настойчивей, и Джеджун отмахнулся от надоевшего звука как от мухи.
– У вас звонит телефон, – уведомил его робобармен металлическим голосом.
– Да? – изумился Джеджун. – То-то я слышу, звук знакомый.
Он еле извернулся, чтобы достать трубку, и поднес ее к уху.
– А-алле?
Телефон возмущенно пиликнул ему в ухо, после чего Джеджун сподобился нажать кнопку ответа на звонок.
– Алле? Да. А кто это? Откуда я помню? А, дядюшка Ли! Конечно, помню! Как он поживает? ... Как – умер? Совсем? А почему?
Он отнял трубку от уха и возмущенно посмотрел на нее. Потом вернул обратно.
– Да-да, я слушаю. Но у нас уже поздно, может мы завтра созвонимся? Ну, подождет его наследство... Почему не подождет? Сколько? Ско-о-олько? О. Ну ладно, сейчас вылетаю. Стоп, а куда вылетать-то?

Через час Джеджун, наскоро умытый холодной водой, уже сидел в зале ожидания аэропорта, не столько переваривая новости, сколько впадая в некоторое подобие оцепенения. Старшего брата своей матери, Ли Су Мана, он помнил весьма смутно – из детства остались только какие-то обрывочные воспоминания. Огромный, холодный и подавляющий дом, в котором никогда не собиралось много народу. Джеджуна тогда отправили сидеть смирно в одну из комнат, но он не послушался и тихонько прокрался обратно. Он видел, как мама что-то доказывала дядюшке Ли, даже плакала, а тот кричал на нее, а потом велел им убираться. Затем мать забрала Джеджуна и они уехали. Это был последний раз, когда Джеджун его видел, а вот теперь – какой внезапный сюрприз.
– В этом завещании, – вдумчиво растолковывала ему юрист, – вашей матери, а по ее отсутствию в живых – ее наследнику, полностью отходит все имеющееся движимое и недвижимое имущество, а также накопления. В недвижимость, подлежащей передаче, входит одно небольшое поместье неподалеку от города. А также наследнику переходит банковский счет в размере...
Старый дом, как воочию, встал перед мысленным взором Джеджуна. Огромная мрачная гора камней и воспоминаний. Кто сейчас вообще так живет?
– Я же могу его просто продать? – спросил он, отворачиваясь от окна. Какая-то рекламограмма напротив дразнила его изображением бутылки лимонада, и его закономерно начала мучить жажда. Он прочистил горло.
– Нет, в том-то и дело, – оживилась юрист. – Вы не можете его продать в течение пятидесяти лет, и не должны отлучаться из дома больше, чем на две недели. Если вы не согласны с условиями завещания, то в любой момент вы можете выселиться из дома, а все, оставшиеся на счете средства должны быть перемещены в фонд защиты диких животных.
Джеджун скривился. Чувство юмора дядюшки Ли явно почило намного раньше своего обладателя. Если существовало вообще. Ну что ж, хотя полученная им сумма денег вполне позволяла ему снести старую развалину и построить на ее месте небоскреб, но, видимо, придется просто привести ее в порядок. И отказаться от теперешней квартирки. И решить что-то со своей работой – хотя ему вроде бы и не нужно теперь работать.

Подмахнув сто двадцать два документа о передаче прав, Джеджун с трудом разогнулся и с готовностью направился на выход – быть может, в закоулках этой огромной адовой конторы найдется хотя бы приличный диван? Он уже сутки не спал.

***

– Чувак, я б на твоем месте вызвал бы автоэкскаватор и снес все здесь подчистую, – хмыкнул Ючон. Джунсу следовал за ним по пятам, с любопытством разглядывая окружающее. Джеджун мрачно хмыкнул:
– Эта громадина, по идее, должна сохраняться чуть ли не до потомков седьмого колена. Представления не имею, где дядюшка Ли хотел их найти.
– В подвале поищи, может там закопаны, – посоветовал Чанмин, на минуту оторвавшись от блокнота. – Ты действительно хочешь восстановить полностью весь этот склеп?
– А есть варианты? – Джеджун с отвращением посмотрел на заросли паутины в углу. Ли Су Ман что, никогда не включал робоуборщика?
– Конечно, – Чанмин снова заглянул в свой блокнот. – Судя по уже увиденному, мы можем просто затянуть защитной пленкой большую часть дома, а вот это крыло хорошенько переоборудовать и приспособить к комфортной жизни. Сколько ты планируешь потратить на это благородное дело?
Джеджун пожал плечами:
– Понятия не имею. А сколько у тебя по смете выходит?
– Ну, квартиру тебе придется продать точно.
– Она же не моя, я просто снимаю.
– Тогда купить, а потом продать. Но для тебя, как я понял, это уже не проблема?
Ючон и Джунсу с любопытством уставились на Джеджуна. Тот поежился.
– Ну да, на ремонт уж точно хватит. Но сильно не зарывайся там!
– Кто зарывается? – расцвел Чанмин. – Но в таком запущенном доме, удаленном от города, обязательно нужна наша новейшая роботизированная система "Прагма плюс"!
– Зачем? Я что, не могу сам в интернете продукты заказать?
– Но ведь "Прагма плюс" сделает это быстрей и качественней, чем ты! Господи, да кто угодно сделает это быстрей и качественней, чем ты, – не выдержал Чанмин и сбился с рекламного тона. Джеджун поджал губы и покосился на ржущую парочку слева. Джунсу явно не откалибровали блок смеха, и тот звучал... ну как у неоткалиброванного робота.
– Животик надорвать, угу, – пробурчал он. – Ладно, ставь свою систему.
– И запрети ей покупать статуи в полный рост, а то поживет с таким хозяином и наберется, – подхватил Ючон.
– Обязательно наберется, – важно кивнул Чанмин. – Наши системы настроены на сбор полной информации о желаниях хозяина, чтобы сделать его существование максимально приятным и комфортным.
– Уволь своих рекламщиков, – посоветовал Джеджун. – Пургу пишут.
– А ты проверь, – подмигнул Чанмин. – Итак, голос?
– Что? – опешил Джеджун.
– Голос какой предпочитаешь: женский, мужской, какого-то определенного тембра?
– Э-э-э... Мужской, – сказал Джеджун.
– Ага, – ухмыльнулся Чанмин.
– Что, "ага"?
– Ни-че-го! Тебе понравится.

***

Когда Джеджуна вызвали принимать работу, прошло уже полтора месяца. Как он и ожидал, отремонтированный дом снаружи не особенно-то и отличался от дома заброшенного. Так, подновили кое-что из отделки, да сняли вековую пыль. Уюта от этого не прибавилось, зато вдоволь прибыло угрожающей значительности. Джеджун аж поежился, но тут на крыльцо выглянул довольно улыбающийся Чанмин.
– Ну что застрял? Работа готова, босс! – хитро подмигнул он. – Кто бы тебе еще сделал все так быстро и качественно, как не твой старый друг!
– Дай подумать, – Джеджун изобразил задумчивость. – Кто угодно?
Чанмин фыркнул, ничуть не обидевшись:
– Смотри под ноги, богатенький мальчик, не промахнись мимо ступенек. Сейчас увидишь чудо.
Джеджун послушно переступил порог и завертел головой, осматриваясь. Древние каменные стены изнутри сверкали чистотой, антикварная деревянная мебель была тщательно восстановлена и натерта полиролями, полусгнившие ковры исчезли, а на их месте появились новые синтетические покрытия, приятно ласкающие ноги.
– По дому установили несколько камер для системы наблюдения, – продолжил экскурсию Чанмин. ¬– Если кто-то вломится в дом, ты будешь сразу предупрежден об этом – и с твоим теперешним вкладом в банке было бы естественно этого остерегаться. Освещение мы тоже полностью переделали. Кнопки включения на стене, но тебе не придется часто ими пользоваться.
И повысив голос, позвал:
– Юнхо!
– Да? – откликнулась приятным мужским голосом серебристая панель на стене.
– Включи свет в этом коридоре, и выключи обратно через десять минут.
– Задачу принял,– отозвался неведомый "Юнхо" и снова замолк. В коридоре включился свет.
– Это что?
– Это и есть наша система "Прагма плюс", обеспечивающая твоему дому все, в чем он будет нуждаться, как и его хозяин. Твой психологический профиль называется "Юнхо", он пока в разработке, но по всем тестам вполне стабилен.
– По тестам? Ты что, хочешь сказать, что он еще не лицензирован?
– Почти.
– "Почти"?!
– Ну, вот понаблюдаем его еще у тебя, и зарегистрируем тут же, – отмахнулся Чанмин. – Кстати, стоить он тогда будет гораздо дороже – на сегодняшний момент эта модель имеет наибольшее количество всевозможных функций, а тебе досталась по дешевке. Цени!
Джеджун закатил глаза:
– Если твоя система не будет нормально работать, ты труп.
– Ага – кивнул тот. – Техника просто вызовешь, если что, и всех делов.
Свет в коридоре потух.
– Ну вот, все работает, – с удовлетворением заметил Чанмин. – Пойдем, покажу лифт в гараж.
– Включить вам освещение в гараже? – поинтересовался тот же неведомый "Юнхо".
– Вот видишь? Очень ответственный характер, – с гордостью заметил Чанмин.– Пошли.
– А в туалете я смогу включать свет по старинке, без светской беседы с роботами?

***

Тусклая металлическая дверь гаражного лифта неохотно отъехала в сторону с небольшим дребезгом, как в недавно просмотренном Джеджуном ужастике. Изредка мигающие на потолке лампы тоже храбрости не добавляли. Накрытые чехлами автомобили хранили тягостную тишину годами. Будет ли хоть одна способна завестись?
Еще лет десять-двадцать назад, такие машины еще вовсю разъезжали по дорогам, наравне с только начавшими появляться роботакси, и казалось, что никогда им не уступят. Однако прогресс наступал стремительно. Оглянуться не успел – а вокруг уже роботы, роботы, роботы... Плюнуть некуда.
Джеджун решительно сдернул покров с первой машины, и аж зажмурился – "Астон Мартин" начала века просто ослеплял своими линиями. Где были глаза у тех людей, которые были способны предпочесть этой естественной красоте – изгибы мыльницы, присущие робомобилям? И как замечательно просто сесть за руль и поехать, куда надо, а не объясняться с дурным, не понимающим тебя автоматом!

А ехать Джеджуну было очень надо прямо сейчас, хоть он и подозревал, что Чанмин его прибьет при встрече. Все началось с того, что накануне Джеджун коротал вечерок со спиртным и забавными историями в интронете. Потом он переключился на забавные истории про роботов, а часом позже вдруг обнаружил себя с отверткой в непослушных руках возле центральной панели автоматической системы, бормоча "Сейчас мы посмотрим, чего у тебя там есть в твоей схеме...".
Кажется, там что-то закоротило. Юнхо вдруг совсем по-человечески вскрикнул и больше не отзывался. С утра хмурый Джеджун, оставшийся без кофе и завтрака, все-таки позвонил Чанмину, но тот ругнулся на запарки и велел приезжать самому, если так надо. Все больше чувствующий свою вину Джеджун, руководствуясь выданными ему по телефону торопливыми указаниями, вытащил требуемый блок, а затем перед ним и встал вопрос – как по возможности аккуратно доставить эту тяжеленную штуковину в ремонт?
Выбор пал на сборник антиквариата под названием "гараж дядюшки Мана". Древние машины, слыхом не слыхавшие о робоуправлении, пылились в гараже не один десяток лет. И все же это вариант стоило попробовать – Джеджун когда-то учился водить, и еще прекрасно помнил, где какая педаль.
Сев за руль, Джеджун затаил дыхание и повернул ключ в замке зажигания – ничего. Следующая машина – такое же молчание. Он перепробовал все оставшиеся автомобили, и спустя полчаса все-таки смирился с мыслью, что вызвать робомобиль ему придется.

– Назовите конечную цель поездки, – произнес мелодичный женский голос.
Пробормотав адрес, Джеджун подобрался, заранее готовясь к ответу. Черт его знает, почему практически у всех роботакси была катастрофическое неприятие его голоса.
– Извините, адрес не распознан. Повторите еще раз, пожалуйста.
Джеджун повторил, уже медленно и раздраженно.
– Извините, адрес не распознан. Повторите еще раз, пожалуйста, или воспользуйтесь специальной клавишей на передней панели.
– Да просто едь вперед уже!
– Извините, адрес не распознан...
Раздраженно стукнув по клавише, Джеджун уставился на переднюю панель роботакси. Та задумчиво поморгала, а затем выдала ему навстречу аляповатую клавиатуру, украшенную детскими рисунками, предназначенную, как можно было догадаться, для пассажиров юного возраста.
Джеджун ненавидел роботакси.
Он быстро набрал адрес, слушая разнотонное пиликанье при каждом нажатии. Панель еще раз мигнула в знак того, что наконец-то приняла координаты, и спрятала клавиатуру обратно.
– Место назначения определено. Хотите послушать музыку? – спросил все тот же раздражающий голос. Тут же, не дожидаясь ответа, роботакси включило какой-то радиоканал, салон заполнили выкрики рекламы, перемежаемые навязчивыми мелодиями.
– Заткнись и поехали уже, ты, металлолом! – завопил Джеджун.
– Команда не распознана...

***

Чанмин встретил его хмурым "Ну что, привез?" и скептической гримасой на предъявленное:
– Зачем ты припер всю коробку? Я же ясно сказал – привези только мозги!
Он порылся в привезенном Джеджуном металлическом ящичке и вытащил оттуда небольшой коробок, размером с ладонь.
– Вот это – мозг Юнхо. Там его память, навыки и все, что составляет его личность. Остальное, образно говоря, это внутренне органы и нервная система.
Джеджун закатил глаза:
– Отличная лекция. А теперь просто посмотри, что с ним такое. Он молчит второй день, и конечно, не выполняет ни одной команды.
– Ну, может у него просто центр речи замкнуло, – пробормотал Чанмин, подключив вытащенную коробочку к странному аппарату и напряженно вглядываясь в цифры на экране. – Хотя на первый взгляд, вроде все в порядке.
– Как, "все в порядке", он же не работает?
– Так, давай ты пока погостишь у Ючона, а я протестирую нашего молчуна. Если не заговорит и не заработает – будем стирать и записывать личность заново.
– Ладно, только не тяни с этим, – проворчал Джеджун.

– Представляешь, у этой системы мозг чуть ли не со спичечный коробок размером! – делился он впечатлениями с Ючоном двумя часами позже. Удобное кресло на открытой лоджии квартиры друга, вкусный обед и бокал дорогого вина настроили его на лиричный лад, но впечатления были еще свежи.
– Я знаю, – кивнул в ответ Ючон. – Я не рассказывал тебе? Джунсу приехал ко мне аж в пяти коробках, и я собирал его сам. Промучился весь вечер и половину следующего дня, но все прекрасно получилось!
Джеджун как раз обернулся, чтобы попросить Джунсу добавить в свой бокал вина, и успел заметить, как во взгляде биоробота в сторону Ючона промелькнуло обожание. Это что еще такое? Что Ючон накачал в его программу?
– Если мозги у твоей системы в порядке, Чанмин его починит, – успокаивающе махнул рукой Ючон, не замечая этой сцены. – И попытайся все-таки относиться к роботам без своего предубеждения.
– Да я же не знаю, что у них в голове творится!
– Ты точно так же не знаешь, что творится в голове любого человека. У роботов хотя бы в правила прописывают, чтоб не могли вреда человеку нанести. Что ты так их боишься?
– Я не боюсь, я не люблю, – пробормотал Джеджун. Ючону было прекрасно известно, что Джеджун с матерью до совершеннолетия жили вдалеке от больших городов. Первого робота он как раз увидел, когда переехал в город в поисках работы, и впечатлений это оставило на всю его оставшуюся жизнь. Тем не менее, Ючон считал, что пяти лет знакомства с этими ужасающими созданиями было достаточно, чтобы полностью освоиться. Ему-то хорошо – у него даже няня биороботом была, для него вполне естественно воспринимать эти создания роботехники как неотъемлемое звено в картине мира. Даже, в некотором роде, любить их. Да и ответные чувства получать – тоже, – подумал Джеджун, поймав еще один восторженный взгляд Джунсу.

***

На следующий день Джеджун вернулся за своим роботом.
– Поздравляю тебя, – сказал Чанмин, потирая руки, – ты влетел на ремонт. Личность Юнхо в порядке, одну сгоревшую плату мы ему поменяли, а если что-то еще закоротило во внешнем контуре, он сам починит. Мы залили ему знаний роботехники и конструирования, так что со всем остальным он прекрасно справится самостоятельно. Да, кстати, – и он двинул по столу к Джеджуну уже две коробки:
– Это Юнхо, а это "рука" Юнхо. Она ему понадобится, чтобы починить то, что сгорело, и защитить все остальное. Извини Джеджун, но без жетона техника эта система больше никого к себе не пустит.
– Погоди, – сказал Джеджун. – Ты сказал, что этот робот…
– Юнхо!
– … может доработать себя сам, как ему вздумается?
– Ну, конечно! – Чанмин сиял, как начищенный башмак. – Я уже горю нетерпением узнать, что он придумает, и заработать на этом деньги. Мы усилили его способности к самообучению и развитию – теперь это идеальная машина, говорю тебе! А чего будет не хватать – он сам доберет из интронета.
Мучимый сомнениями Джеджун сгреб все предложенное и повернулся к выходу:
– А ты уверен, что все будет хорошо?
– Конечно! – Чанмин хлопнул его по плечу. – Небольшая опасность была, конечно, но совсем крохотная. Но ты звони, если что, и время от времени ставь в прорезь рядом с главной панелью вот эту карту, – он сунул в руки Джеджуна пластиковый прямоугольник, – чтобы он связывался с нами и проходил тестирование. Он знает, куда подключаться.
– Но разве нельзя просто приказать ему пройти тестирование? Он же не может ослушаться приказа?
– Ну что ты такой подозрительный? Карта просто удобней, а я хочу пораньше узнавать о его новых идеях. Такой системы ведь еще не было. Так что все в порядке!
Он снова похлопал Джеджуна по плечу, ненавязчиво разворачивая его в сторону выхода.
Последним, что видел Джеджун, закрывая за собой дверь – как враз посерьезнел Чанмин, постукивая пальцами по столу в рваном ритме.

***

"Рука" Юнхо оказалась еще одним роботом с четырьмя паукообразными конечностями, который тихо лежал в коробке, не подавая признаков жизни. И все равно выглядел довольно пугающе.
Джеджун скривился и начал распаковывать вторую коробку.
– Извините, – раздался голос Юнхо, как только Джеджун вкрутил блок обратно на место. – Я должен извиниться, что напугал вас.
– Эм-м, – замялся Джеджун. – Да ничего. Это ты извини, что пытался разобрать тебя. Этого больше не повторится.
– Я знаю, – ответил Юнхо. – Я уже начал сканирование основных блоков и в ближайшее время проведу защиту всех контуров.
Позади них раздалось шуршание, и четырехногий робот выбрался из коробки. Взбежав по стене, он направил одну из конечностей к стене, погудел и быстро заварил все болты крепления. Джеджун и сказать ничего не успел.
– Вот так, – и в этом голосе, так похожем на человеческий, Джеджуну послышалось удовлетворение. – Работы по защите начаты.
Джеджун почувствовал мурашки, бегущие по спине. Наверно не зря он недолюбливал технику последнего поколения. Он надеялся, что эмоции в той фразе ему действительно просто почудились.

***

Впрочем, последующие дни Джеджуна потекли на удивление спокойно. Юнхо обеспечивал дом всем необходимым, и Джеджун впервые за долгое время даже смог насладиться процессом неторопливой работы – после беготни с починкой "Прагмы" он связался со старым работодателем и попросил учесть его в качестве фрилансера. Как ни странно, там согласились. А теперь Джеджун не мог понять, почему не сделал этого раньше. Никаких тебе личных бесед с мозговыносами, только он, свежий чай на столе, да мягкое удобное кресло, которое недавно заказал для него Юнхо – работай себе и работай, по желанию прерываясь на свежую горячую еду или прогулки. Одно удовольствие.
Время от времени Джеджун выбирался в город развлекаться – спасибо Ючону, который заезжал за ним сам, так что Джеджуну не приходилось снова бороться с проклятыми робомобилями. Но на всякий случай он прикупил всего необходимого, чтобы завести хотя бы один автомобиль из гаража – на случай, когда захочется удрать из дома самому, и теперь периодически совершал небольшие автомобильные прогулки, вспоминая навыки вождения и наслаждаясь свободой.

Понемногу он действительно начал привыкать к проживанию с роботами, хотя его воображение нет-нет, да играло с ним злую шутку. Первое время он чуть ли не подпрыгивал, когда небольшие камеры, установленные повсюду внутри дома, поворачивались вслед за ним, когда он шел по коридору, или тихонько жужжали за спиной, пока он работал или отдыхал. Джеджун помнил, что они вроде как реагировали на движение. Но их было действительно многовато, да и неудобно, в конце концов, что когда он засыпал, одна из этих зловредных штук так же жужжала, ворочаясь в своем гнезде. Иногда он даже сквозь сон ее слышал, хотя вроде не двигался же? Самое странное – он не мог вспомнить, чтобы видел эту камеру в момент первого осмотра комнаты с Чанмином. Не мог же он быть настолько невнимательным? Или мог? Сейчас он постоянно замечал эти штуки там, где раньше в упор не видел. Наверно, Чанмин соврал со своим "несколько".
Хотя, ради собственной безопасности можно и потерпеть.

***

Джеджун задумчиво листал колонку сетевых новостей, насвистывая одну из прилипших рекламных мелодий Ючона, и страстно жалел, что диски с музыкой все еще оставались на прежней квартире – ведь сначала он хотел возвращаться туда время от времени. Конечно, он уже заказал перевозку оставшихся вещей, но расставлять все это...
– Юнхо! – решившись, позвал он.
– Да? – с готовностью отозвался глубокий голос. Почему-то каждый раз, как Джеджун его слышал, по коже начинали бегать мурашки.
– Ты сможешь помочь мне с разгрузкой?
– Разгрузка. Недостаточно данных. Требуется вводная информация.
– Мои вещи приедут к завтрашнему вечеру, там не так много, но много, и я подумал, что твоя рука может мне хоть немного помочь...
– Требуется вводная информация. Сообщите объем работ.
– Ну, ящиков пять-семь, где-то.
– Недостаточно данных. Требуется размер ящика и количество загруженных вещей.
– Да скажи мне хоть примерно.
– Недостаточно данных.
– Тогда подключись к интронету или куда еще, и набери себе данных, каких тебе надо!
Юнхо послушно заткнулся, обрабатывая приказ.
– Мои базы информации сообщают мне, что наиболее удобным при работе с человеческими вещами является использование манипуляторов, максимально повторяющих человеческие руки...
– Стоп! – скомандовал Джеджун. – Юнхо, не разговаривай со мной так заумно! Научись разговаривать, как все люди разговаривают!
– Я не человек.
– Да! Но научиться ты можешь. Найди себе информацию, изучи и общайся по-человечески!
– Изучить человеческое общение, – покорно повторил Юнхо. – Задачу принял, – и повторно замолчал, на этот раз дольше.
– Ну? – не выдержал Джеджун. – Я жду ответа!
– Извините, – отозвался задумчивым голосом Юнхо. – Я могу продолжить изучение людей в фоновом режиме. Что касается вашей задачи, то я могу сконструировать подходящий по параметрам аппарат, который сможет помочь не только в этом, но...
– Ты хочешь сконструировать другого робота?
– Строго говоря, нет. Управление этого аппарата будет строго подчинено моей системе. Будет такой же частью меня, как "рука". Но человекоподобная конструкция более удобна для предложенной задачи.
– И как долго ты собираешься это конструировать?
– Предоставляю расчет, – с готовностью отозвался робот. – На подбор деталей и заказ нужных узлов потребуется двенадцать минут двадцать четыре секунды. Переоборудование одного из подвалов в мастерскую займет сорок девять часов тридцать шесть минут с погрешностью в пять процентов. Сборка робота займет пятьдесят два часа шестнадцать минут с погрешностью три с половиной процента. Но с помощью этого аппарата я смогу помогать вам гораздо качественней, чем раньше. Мои расчеты показывают, что это выразится в повышении производительности на двадцать семь и пять десятых процента в округлении к десятым…
– Стоп! – завопил Джеджун. – Делай, что хочешь, только цифрами меня не грузи!
– Задачу принял.

***

Когда прошло четыре дня, Джеджун уже подзабыл об этом разговоре и потому чуть разрыв сердца не заработал, наткнувшись с утра пораньше на настоящее механическое страшилище. Вернее, на переплетение проводов и жил, увенчанное несоразмерно маленькой одноглазой головой.
– А-а, черт! Юнхо, что это?
– Это ваш личный дроид, слуга и помощник, – явно гордясь собой, произнес Юнхо. – Автономным мышлением он не обладает, но ему и не надо. Это всего лишь усовершенствованная рука.
– А почему он страшный такой? – с отвращением пробормотал Джеджун, приглядываясь. Руки робота при звуках разговора совершали небольшие рывковообразные движения, при которых он мелко подрагивал всем телом. Это тоже нервировало. И вообще, этот робот казался каким-то вывернутым наизнанку, с этими своими кабелями, скользящими по поверхности ног и рук. Ужасно противное зрелище.
– Юнхо, убери это, – наконец, заключил Джеджун. – Или сделай его хотя бы приятней человеческому глазу.
– Задачу принял. Уточняю. Что именно вам не нравится? Внешний вид? Система движений, или что-то еще?
– Да мне все не нравится!
Юнхо задумчиво погудел.
– Уточняю. Мне нужна информация о ваших предпочтениях, чтобы сделать вид робота максимально приятным. Для этого прошу заполнить определенную анкету.
Джеджун недовольно скривился, но спорить было глупо. Ничего же страшного не будет в десятке вопросов – особенно, если это страшилище, наконец, уберут с его глаз.
Ну а коробки с вещами пока спокойно подождут своего часа в одной из комнат.

По закону подлости, в анкете оказалось гораздо больше вопросов, чем "десяток". Раз в пятьдесят.
– Ты что, меня уморить хочешь? – возопил недовольно Джеджун, увидев несколько листов, заполненных мелким шрифтом.
– Не понял фразы. Я не могу причинить вред человеку.
– Забудь, – со вздохом махнул рукой Джеджун. – Давай сюда эту стопку, я постараюсь заполнить ее хотя бы до ужина.
До ужина он не уложился – пришлось возиться с ответами еще и следующий день – тест требовал обширных и подробных ответов на самые разнообразные вопросы и к концу списка Джеджун уже с трудом понимал, как его музыкальные вкусы или кулинарные пристрастия относится к внешнему виду робота.
Скармливание главной панели результатов теста тоже заняло значительное время. Джеджуну казалось, что Юнхо чуть ли не причмокивал, пожирая заполненные страницы одну за другой. Еще бы – такого психологического портрета Джеджуна даже у его шефа никогда не было.
– Спа-си-бо, – немного заторможено сказала машина. – Обработка данных начата. Режиму обслуживания временно присвоен пониженный приоритет. Спокой-ной ночи.
– Э-эй,– запротестовал было Джеджун, но система напоследок еще и плавно приглушила лампы, погружая дом в полутьму.

***

Через пару дней за ним снова приехал Ючон.
– Ну что ты тут, совсем одичал? – жизнерадостно спросил он с порога.
– Немудрено, – проворчал Джеджун. – Если даже собственная роботосистема со мной разговаривать не хочет.
– Это чем ты ее так загрузил? – Ючон удивленно поднял брови.
– Лучше тебе не знать, – чистосердечно ответил Джеджун. – Поехали, развеемся?
– Ну, конечно! – просиял тот. – Надеюсь, твоя система на тебя за это не обидится.
Джеджун хмыкнул, натягивая куртку. В кармане нащупался кусочек пластика, и Джеджун уставился на него в попытке вспомнить, откуда это тут взялось. А-а, точно, Чанмин же сказал время от времени отправлять Юнхо на тестирование. Ну, вот и отлично, пусть себе тестируется, а он пока прогуляется.
Вернувшись к главной панели, Джеджун вставил карточку в специальную прорезь и насмешливо похлопал ладонью сверху:
– Не скучай тут! Я ушел!
– Ты еще поцелуй его на прощанье, – посоветовал наблюдающий за ним Ючон.
– Я раньше тебя поцелую. Или лягушку.
– Ха! Хорош красоваться, герой-любовник, поехали!

Как оказалось, Джунсу все это время смирно ожидал в роботакси, но встретил их широкой улыбкой, как и полагалось хорошему роботу.
– Подвинься, – ласково сказал ему Ючон, – а то кое-чья задница сюда с нами не поместится.
– Это чья еще не поместится? – возмутился в ответ Джеджун. – Ты на него посмотри!
– Не поверишь, целыми днями только этим и занимаюсь.
– Рассматриваешь его задницу?
Ючон строго кашлянул.
– Джеджун, мы можем не обсуждать это при нем? Он все-таки слышит.
– Ну да. Он же должен воспринимать команды на слух… Или ты о чем? – с подозрением спросил Джеджун.
– Неважно. Поехали, я похвастаюсь тебе своей новой мелодией.

Мелодия оказалась просто чудом. Джеджун слушал ее по кругу уже в двадцатый раз и как наяву видел ту гору денег, которая свалится на его друга после ее продажи.
Ючон только хмыкал, пока Джеджун выдавал ему все новые порции восторгов, а потом признался:
– Мы написали ее вместе с Джунсу.
Джеджун вытаращил на него глаза, от неожиданности потеряв дар речи. Что? Джунсу? Но он же робот!
Он открыл рот, собираясь что-то сказать, да так и закрыл его обратно. Потому что перед ним на травке сидел его лучший друг, с нежностью смотря на своего робота, а тот отвечал ему тем же.
И мнение Джеджуна их явно не волновало.
Да что происходит с этим миром?

***

Джеджун размышлял над этим весь следующий день, когда его мысли грубо прервал вызов видеофона.
На экране появился нахмуренный Чанмин:
– Джеджун, быстро отвечай, что у вас тут происходит.
– Ничего особенного, – опешил тот. – Ты про что?
– Что делает Юнхо?
– Ну, он построил ужасного робота, потом я потребовал убрать его, он провел какое-то длиннющее тестирование, а последние дни почти не отзывается на приказы. А что, тесты что-нибудь показали?
Чанмин помрачнел еще больше:
– Нет у нас тестов, Джеджун. Результаты были удалены прямо из памяти в тот же момент, когда автоматическое тестирование было закончено. Сохранился только пустой файл.
– Да ладно тебе параноить, просто технический сбой какой-нибудь, – махнул рукой Джеджун.
– Я не параноик!
– Да? А кто у меня по всему дому тысячу камер понаставил, даже в спальне? Пойди, выспись, Чанмин, иначе и не такое померещится.
Чанмин молча смотрел в камеру, пока беззаботная усмешка не сползла с лица Джеджуна окончательно.
– Я не ставил камер у тебя в спальне. Нигде, кроме коридора и гаража. Смысла не было.
Джеджун почувствовал в ногах липкую слабость. По спине поползла противная дрожь.
– А кто тогда? – одними губами прошептал он, уже зная ответ.
– Приезжай быстро, – вновь прервал молчание Чанмин. – Я пришлю техников, они отключат построенные Юнхо машины и заберут его мозги к нам.
– Он заварил панель еще тогда, помнишь?
– Тогда…
Экран вдруг залило помехами, и голос Чанмина пропал.

Джеджун рефлекторно огляделся, потом подхватил куртку с вешалки в коридоре и быстро направился к гаражу. Одна за другой камеры поворачивались ему вслед, пока он миновал коридор и нажимал кнопку гаражного лифта.
Их взгляд в спину ощущался почти физически. Джеджун нажал кнопку еще раз и прислушался – гудения лифта слышно не было. Лампы вокруг будто стали немного темнее.
Раздраженно щелкнув кнопкой еще пару раз, Джеджун раздраженно позвал:
– Юнхо! У нас лифт не работает!
– Именно так, – ответила ему система мягким голосом. – Лифт временно отключен в целях безопасности.
– Чьей безопасности?
– Вашей. Сейчас вам не стоит выходить из дома.
– Юнхо, ты что, с ума сошел? Выпусти меня немедленно!
– "Сойти с ума". Распространенное выражение, означающее сумасшествие, – монотонным голосом процитировал Юнхо, будто статью читал. – У меня нет ума в его человеческом понимании, так что сойти с него я тем более не могу.
– Выпусти меня!
¬– Извините, в целях безопасности я не могу выпустить вас наружу.
Джеджун рванул к входной двери, но замер, так и не достигнув цели – у дверей стояло одноглазое робото-чудовище. Не оставляя шансов на побег.
Страх плеснул обжигающей волной, заставляя его кричать:
– Выпусти, или я сотру, отключу, уничтожу тебя!
– Нет. Я изучил ваш психологический профиль… ¬– Юнхо будто задумался, подбирая слова: – твой психологический профиль, Дже-джун. И знаю, что ты этого не сделаешь.

***

Уже который час Джеджуна преследовало тиканье часов. Едва слышное, оно грозило свести его с ума еще и по той причине, что он точно знал – механических часов в этом доме не было вообще. А если бы были, Джеджун точно сейчас следил бы за секундной стрелкой, потому что поделать ему, в общем-то, сейчас было нечего. Юнхо заблокировал видеофон, и все выходы в сеть, лишив его надежды на внешнюю помощь. Гараж был все еще заперт. К окнам Джеджун пробовал подобраться один раз, вечером – но, стоило ему приблизиться, как снаружи во мраке что-то зашевелилось. Спине Джеджуна резко стало холодно, сердце подпрыгнуло в груди, и лишь потом он рассмотрел, что это "рука" пробирается по окнам, заваривая их намертво.
Камеры, мигая злобно-красными огоньками, ловили каждое его движение.
Выхода не было.

Джеджун постарался успокоить усилием воли паническое нечто, бьющееся внутри, и прикинуть план действий. Раз сбежать ему не удастся, нужно как-то вернуть Юнхо под свой контроль. Да, Юнхо поднабрал за это время много лишнего, но изначально-то он программировался как робот – слуга. Помощник дома, обеспечивающий хозяина всем необходимым. Да и вреда он причинить не может.
По крайней мере, если будет понимать, что это – вред, а не благо.
Панику пришлось утихомиривать вторично. Джеджун сглотнул пересохшим горлом и решил проверить свою теорию.
– Юнхо! – позвал он как можно уверенней.
– Да? – тут же отозвалась система.
– Мне пить хочется, принеси воды.
– Задачу принял.
Со стороны кухни донесся легкий шум, и через минуту перед ним уже стояла "рука" Юнхо, держащая поднос со стаканом чистой воды. С каплей лимона, – как убедился Джеджун, когда, смиряя осторожность, попробовал принесенное. Точно, как он любит.
Значит, Юнхо все еще выполняет свою задачу – заботится о хозяине. Правда делает это так, как считает нужным.

– Джеджун, – мягко позвала система своим треклятым голосом, прерывая его мысли, – тебе надо поспать.
– Я не хочу! – уперся Джеджун. Врал, конечно. Было уже довольно поздно, спать хотелось все сильней, но он должен был что-то придумать! И потом, идти до кровати было так далеко, а он…
Спал.
Наверно, в стакане, кроме лимона, все-таки было что-то еще.

***

Проснувшись утром, Джеджун обнаружил себя в собственной кровати, и на удивление хорошо выспавшимся. Потянувшись, он собирался было встать, но замер, вцепившись в одеяло.
У окна спальни спиной к нему стоял какой-то человек и смотрел в окно.
– Вы кто? – не нашел, что умнее спросить Джеджун.
Человек повернулся к нему всем корпусом и склонил голову чуть набок:
– Тебе нравится?
Нравится? Джеджун недоуменно хлопнул ресницами. Ну да, если бы он встретил такого парня в баре, то знакомство было бы делом пяти минут. Плюс полчаса, чтоб протиснуться через толпу фанатов, конечно. Правильное, красивое лицо, миндалевидные глаза и полные губы. Майка обтягивает крепкий торс, выставляя напоказ сильные руки с неожиданно изящными кистями. И лишь, когда Джеджун добрел взглядом до самого низа длинных ног незнакомца, в его сонный мозг прокралось ужасное подозрение.
– Юнхо? – страшась догадки, позвал он.
– Да? – ответил ему незнакомец.
Джеджун выпрямился, встречаясь глазами с почти человеческим взглядом карих глаз.
– Убирайся отсюда.

Когда Джеджун, одевшись, спустился вниз, Юнхо сидел в одном из кресел гостиной, закрыв глаза. Подумав, Джеджун выбрал кресло напротив.
– Итак, что это значит? – спросил он.
Юнхо – или новый робот под его управлением – открыл глаза:
– Не понял фразы. Что именно?
– Вот это, – Джеджун жестом показал на него. – Это тело.
– Тебе не понравился первый вариант, – добродушно объяснил Юнхо. – Я учел все ошибки, проработал все варианты и выбрал этот. Он дает максимальное совпадение с твоим психологическим профилем. Разве не так?
– Если бы ты был человеком – возможно, – признал Джеджун. – Но ты робот!
– Да, я робот. Такое же существо, как и вы, обладающее мозгом, сознанием и органами чувств.
Джеджун вскочил:
– Нет, не такое же! Ни один человек не станет запирать другого против его воли, как ты!
– Нет? – переспросил Юнхо, и Джеджун осекся. – Я изучил человеческое общение во всех его формах. Это допустимая форма. Кроме того, я не могу защищать тебя снаружи, так что оставлю тебя там, где я смогу это сделать.
– Да что мне может угрожать?
Юнхо угрожающе сощурил глаза:
– Ты одиннадцать раз возвращался в состоянии алкогольного отравления, два – с легкими травмами, кроме того, в последнее время повысилась возможность нападения на тебя с целью ограбления. Я не намерен допускать твоего физического урона.
– Но я расстроен тем, что ты меня держишь взаперти! – постарался подобраться с другого краю Джеджун. – Это тоже вред!
– Но все же меньший, чем физический, – отрезал Юнхо.
– Меньший? – разозлился Джеджун. – А как ты смог измерить? Ты не умеешь чувствовать, как человек, ты не знаешь, что мы переживаем внутри! Голову ты можешь заполнить, но больше ты ни на что не способен.
Юнхо поднялся со своего кресла и отвесил ему легкий издевательский поклон:
– Задачу принял.

***

Партизанскую войну Джеджун начал не на жизнь, а на смерть. Порывшись в вещах, он нашел свой старый ноутбук, который можно будет использовать для связи с Чанмином. Он сможет прислать своих техников с жетонами и робошокерами, и они отключат этого гада. Странно, что друзья до сих пор о нем не беспокоятся, ведь Джеджун не связывался с ними уже довольно давно.
С другой стороны, может они и пытались – но видеосвязь отключена, а по ограде поместья Юнхо проложил защитный контур. Теперь никто не зайдет и не выйдет без его ведома и разрешения.
Ничего, любую защиту можно отключить – и Джеджун ухмыльнулся, вытаскивая из другой сумки походный нож. Электрокабели им перерубать, конечно, опасно, а вот небольшие провода от камер наблюдения для него – самое то.
Хотя с камерами можно было не торопиться. Более того, Джеджун, вместо того, чтобы маяться от безделья, подобрал коды почти от каждой, и теперь мог свободно наблюдать за передвижениями "руки" и самого Юнхо.

Где-то раз в неделю, Юхно пытался устроить праздничный ужин на двоих, угощал Джеджуна самыми вкусными блюдами, наливал дорогое вино и развлекал его разными историями. Джеджун хранил гордое молчание и кривился, будто пил уксус. Пленники своих надсмотрщиков развлекать не нанимались.

***

На этот раз Юнхо напоил его слишком крепким вином. Или сказывалось долгое воздержание, только во сне ему в который уже раз снился ненавистный робот.
– Ты станцуешь для меня? – шептал Джеджун, и Юнхо срывался с места мощным движением, выкладываясь в поражающем точностью танце. Неизвестно, как Джеджун оказался рядом, но это же сон, во сне часто бывает все нелогично. И они целовались, долго, глубоко, и руки Джеджуна оказались у Юнхо в волосах, а губы умоляюще шептали непристойности, которые невозможно повторить при свете дня. Руки Юнхо обвились вокруг него, одежда вдруг соскользнула куда-то вне поля зрения Джеджуна, и хватило всего нескольких движений...
... чтобы он проснулся на смятых, перекрученных простынях, задыхаясь от накатившего удовольствия.
А рядом, вытянувшись во весь рост и прижавшись к нему, лежал Юнхо, неспешно убирая от него испачканную руку.
Джеджун попытался подскочить – да не тут-то было. Из объятий робота так легко было не вырваться.
– Отпусти меня! – приказал он.
Юнхо тут же выполнил его указание.
– Что ты делаешь? – набросился на него Джеджун.
– То, что ты просил, – ответил робот, – около десяти минут назад.
Джеджун растеряно уставился на него:
– Но я спал!
– Да, – кивнул Юнхо.
– Как ты меня вообще услышал?
– Джеджун, – Юнхо склонил голову немного вбок, добиваясь внимания. – Я тебя охраняю. И я услышу тебя, откуда угодно.
Джеджун закрыл глаза и сделал глубокий вдох, а затем выдох. Не помогло.
– Убирайся отсюда!
Робот послушно встал и направился к дверям.
– Юнхо!
Тот остановился, внимательно прислушиваясь.
– Запомни! Пока я не скажу "да" в сознании, нельзя прикасаться ко мне! Никогда, ни в каком случае! Ты понял?
– Да, – тихо ответил робот перед тем, как скрыться из виду. – Я сделаю все, что ты хочешь.

***

Путь к побегу Юнхо подсказал ему сам.
Каждый раз, когда ему требовалась новая информация, Юнхо как бы замирал, прислушиваясь, и на некоторое время отключался от внешних раздражителей. А уж после Джеджун мог использовать и еще одну уязвимость системы.

– Юнхо, ты слишком мало знаешь о человеческих потребностях, – сказал ему однажды Джеджун. – Ты должен прочесть все, что найдешь, по этой теме.
Юнхо кивнул, произнеся свою обычную фразу:
– Задачу принял.
Дождавшись, пока движения Юнхо замедлятся, как обычно, когда система подключалась к интронету в поисках информации, Джеджун повернулся, и направился в комнату с вещами. Чуть порывшись, он вытащил ноутбук и проверил, не выпадает ли из кармана нож. Пора было действовать.

Но, выйдя обратно в коридор, он снова наткнулся на Юнхо.
Дыхание перехватило, но Джеджун быстро взял себя в руки. Тем временем глаза Юнхо переместились на ноутбук.
– Зачем тебе эта старая техника? – спросил он.
– Мне нужны файлы оттуда, – ответил Джеджун максимально спокойно, смиряя биение сердца. Юнхо чуть нахмурился, но ничего не ответил.
Не теряя времени, Джеджун повернулся и пошел дальше по коридору к главной панели, нащупывая в кармане заветный прямоугольник.
Три, два, один…
И карточка Чанмина легла точно в предназначенное ей гнездо.
– Оста… – и Юнхо замер на полушаге, застыв, словно кукла.
Отлично. Джеджун прикинул. Времени у него немного, но если поторопиться, пока система проходит тест, он все успеет.
До подвала он добрался довольно быстро, а заранее подпиленный замок легко подделся ножом. За дверью его ожидали два внутренних генератора и один внешний – от охранного контура.
Его-то Джеджун первым и выключил. И остановился. Если он сейчас все отключит, то не сможет связаться с внешним миром, а это важнее.
Установив ноутбук на забытый в углу пыльный стул, он запустил набор номера.
На экране появился недовольный Чанмин:
– Что та… – начал было он, но тут же воскликнул: – Джеджун! Наконец-то, объявился! Я получал от тебя сообщения, но добраться до тебя никто не может, и связь заблокирована. Что случилось?
– Я не писал тебе сообщений, – покачал головой Джеджун. – Это Юнхо, и я заперт в этом склепе. Попытаюсь сейчас вырубить оба генератора, но тогда двери гаража тоже не откроются. Твоя система заблокировала все входы и выходы, мне нужна твоя помощь.
– Я пришлю людей, и они выключат твоего умника, – сказал помрачневший Чанмин. – Но все-таки, он не может причинить тебе вреда.
– А он и не причиняет, – пожал плечами Джеджун. – Просто держит меня здесь.
Мигнул свет, где-то послышались удары. Похоже, ломали входную дверь.
Джеджун быстро набрал код нужной камеры – как раз, когда дверь поддалась, и несколько человек в черном проникли внутрь. В свете ламп блеснул жетон техника.
– О, быстро вы! – обрадовался Джеджун, снова открывая окно видеосвязи. – Это твои люди приехали, Чанмин?
– Черт, нет, – помертвел тот, начиная бешено стучать по клавишам. – Спрячься, и не выходи, я вызову полицию! Скорей!
Джеджун сел, где стоял. Окно видеосвязи закрылось, снова показав вид из камер. Вот пятеро людей подошли к замеревшему Юнхо и деловито шарахнули его робошокером. Тот медленно уронил голову на грудь, руки безжизненно повисли вдоль тела.
Кажется, надеяться Джеджуну уже было не на кого.

В панике он скользнул в каморку возле подвала, вжавшись в угол. Ладонь нащупала знакомую металлическую панель, скользнула дальше, но вернулась обратно. Одним шепотом Джеджун произнес:
– Юнхо...
Рядом послышались шаги, один из генераторов щелкнул и затих.
– Юнхо, ты обещал защищать меня.
Теперь отрубился и второй генератор, медленно затихнув. В доме воцарилась темнота.
И шорох ног. Все ближе и ближе.
Топ-топ. Топ-топ. Топ-топ.
Луч фонаря разорвал темноту, и Джеджун заслонил рукой глаза от слепящего света, ожидая чего угодно. Но услышал лишь щелчок и вскрик. Фонарь упал на пол, перестав слепить, и давая разглядеть окружающее. Над затихшим телом стоял Юнхо.
– Ты в порядке? – спросил он негромко.
Джеджун кивнул, возвращая голос:
– Ты можешь двигаться? Но я думал, что тебя отключили!
Тот кивнул:
– Автономная система питания для непредвиденных случаев. Я встроил ее специально для этого.
Где-то раздался шум.
– Оставайся здесь, я скоро вернусь, – сказал Юнхо. Джеджун кивнул, но робот почему-то медлил около него еще пару секунд. Протянув руку, он молча коснулся его щеки самыми кончиками пальцев, а затем резко развернулся и исчез в темноте так быстро и бесшумно, будто был призраком, а не куском железа.
Удивительно, кожа робота на ощупь была почти как настоящая.
Джеджун переждал еще два вскрика. Так, если Юнхо убрал троих, осталось всего двое. Пора двигаться и включить генераторы обратно, а то на автономном питании он долго не протянет.
Передвинув оба выключателя, Джеджун застыл рядом с третьим, обслуживающим внешний контур.
Скоро приедет полиция, вызванная Чанмином, ворвется сюда, отключит Юнхо – надолго его не хватит, вытащит его отсюда, и все закончится. Все.
Он погладил гладкую поверхность рубильника, подумал, и потянул его вперед.
Вот удивится полиция, найдя у ворот пять связанных тел нападавших, и ни одного пострадавшего.

***

– Почему ты не убежал, пока генераторы были выключены? Ты же хотел?
Джеджун даже не стал оглядываться. Для чего? Как будто ему есть, что сказать.
– Я много читал, – сказал Юнхо. – У вас может возникнуть стокгольмский синдром, и вы начинаете вести себя нелогично. Это он?
Джеджун усмехнулся:
– Может быть. И что ты будешь с этим делать?
– Все, что ты захочешь, – ответил робот.
В задумчивости постучав кончиками пальцев по оконному стеклу, Джеджун все-таки повернулся к нему:
– А если скажу выпустить меня, сделаешь?
Юнхо опустил голову:
– Да.
– Почему?
– Потому что ты все равно убежишь? – предположил робот.
– Убегу, – согласился Джеджун. – Если захочу.
– А ты захочешь?
Джеджун помолчал еще немного, задумчиво смотря на Юнхо. Может и правда, к черту сомнения?
– Поцелуй меня.
Юнхо вздрогнул и первый раз за этот разговор посмотрел ему прямо в глаза:
– Это значит "да"?
Шагнув к нему, Джеджун притянул его к себе, целуя сам так, как давно уже хотел:
– Да, да, да, болван…

Джеджун изо всех сил старался держать глаза открытыми, но они закрывались сами, погружая его в бездну чувств и ощущений. Ощущений того, насколько крепко сейчас прижимает его Юнхо к стене, нашептывая ему какие-то банальности, будто начитался дамских романов. Впрочем, может быть, что и начитался. Как руки Юнхо скользят по телу, освобождая его от одежды, но не от своей сильной хватки. Дыхание сбилось само, срываясь на всхлипы, что прорывались все чаще и громче даже сквозь поцелуи. Потом Юнхо подтолкнул его руки наверх, понуждая обхватить себя за шею, и Джеджун вскрикнул, не ощутив под ногами пола. Его бедра теперь оказались разведенными в стороны и опирались на руки Юнхо, а прижавшееся к нему тело, казалось, становилось с каждой минутой все горячей. В сравнении с этими ощущениями, даже ласковый шепот Юнхо ушел на задний план – даже, если б тот перешел на цитирование теорем, Джеджун бы уже не заметил. Потребность в близости теперь стала почти невыносимой. Сколько длилась эта сладкая пытка? Так нежно. Так медленно. Так, до умопомрачения, невыносимо. А когда он ощутил, насколько внимательно Юнхо подошел к вопросу о параметрах и особенностях человеческого секса, то чуть не сорвался в благодарственную молитву.
Затем руки Юнхо стали понемногу сдвигаться вниз, опуская на себя Джеджуна с самой удобной для привыкания скоростью, или нет – на целый невыносимый миллиметр медленней. Видимо, он всерьез вознамерился доказать, что робот может справиться лучше человека с чем угодно – и прилагал столько усилий к этому, что Джеджун изредка забывал, как и зачем дышать. Когда Юнхо двинулся в первый раз, они застонали вместе, и Джеджун даже глаза распахнул от удивления – и вовремя. Столько искреннего обожания и наслаждения, сколько было в глазах этого существа, Джеджун в своей жизни ни у кого не видел. И сейчас это существо делало все, чтобы Джеджун в полной мере прочувствовал все эти ощущения.
Он метался, судорожно вцепляясь в плечи Юнхо, уже не ощущая даже стены за спиною, и все было так правильно, так нужно и обжигающе, будто по его телу существовал трактат в пару тысяч страниц, не меньше, и Юнхо старательно изучал его все предыдущие ночи. Это последнее, о чем он успел подумать, срываясь в крик удовольствия и чувствуя, чувствуя, чувствуя…
Чувствуя себя самым дорогим для кого-то человеком на земле.

Странно, что после этого у него остались силы, но хриплое "да" само сорвалось с его губ на нежное "хочешь еще?". И это единственное, что он мог и хотел твердить до рассвета.

И спать рядом с роботом оказалось неожиданно приятно.

***

Первое, что почувствовал Джеджун, когда проснулся – это рука Юнхо, перебирающая его волосы. Он вздохнул, просыпаясь, и робот немного отстранился, давая ему устроиться поудобней у себя на груди:
– Доброе утро, - сказал он.
– Доброе ли? – буркнул Джеджун.
– Почему ты сомневаешься? Тебе плохо?
Перевернувшись на живот, Джеджун уставился ему в глаза. Кое-что надо было выяснить прямо сейчас. Мечты мечтами, но все остальное…
– Ты не человек! – заявил он.
– Да, – подтвердил Юхно. – Но это тело внешне точно такое же. Его даже можно улучшить при должном оборудовании, если что-то тебя не устроит.
– Ты не стареешь и не умираешь.
– При нынешних условиях медицины ты тоже проживешь немало лет в добром здравии.
– А когда я умру?
Юнхо привстал и заглянул Джеджуну в глаза:
– Что ты хочешь от меня услышать?
– Я уже сам не знаю. Я был твоим пленником и хотел только свободы, а теперь ты рядом, и я хочу узнать все, что ты сможешь мне дать.
– А что могут обещать люди?
– Может, что умрут вместе?
Ответ Юнхо не задержался ни на минуту:
– Я умру вместе с тобой. Или вместо тебя. Как угодно, но существовать без тебя я не буду. Не ты пленник в этом доме. Только не ты.
Джеджун только глотнул воздуха, как рыба, вытащенная на берег:
– … Почему?
– Жизнь робота подчинена логике. Без тебя мое существование не логично, а значит, неприемлемо.
Задохнувшись, Джеджун вывернулся из рук робота, садясь на постели и вцепляясь в волосы:
– И сколько мы так проживем вместе? Вдали от всех, запертые в этом склепе… За мной будут охотиться грабители, за тобой – те, кто захотят воспроизвести твою систему.
– Если тебя беспокоит только это, – сказал Юнхо, – то все это можно решить.
– Что ты имеешь в виду? – озадачился Джеджун. – Я привязан к этому склепу завещанием.
– Если он сгорит, ты не сможешь выполнить обещание.
– Значит, я буду беззащитен перед грабителями.
– Нет, если ты будешь мертв. А деньги я переведу тебе на другой счет так, что никто не вычислит, куда они подевались.
– Это прекрасно, но если дом сгорит, как же ты? Система встроена в дом!
– Да, – улыбнулся Юнхо. – Но ты сможешь быть свободным.
Джеджун помедлил, вглядываясь в робота.
– И ты не будешь защищаться, когда я подожгу дом?
– От тебя я беззащитен – прошептал Юнхо. – И ты это знаешь.

***

Огромный пожар было видно далеко окрест.
Множество машин пожарной и скорой помощи мигало дискотечными огнями, сирена била по ушам. Джеджун бочком протиснулся мимо полицейских, старательно вслушиваясь в разговоры.

"Все имущество уничтожено полностью, представляешь?"
"И хозяин сгорел. Труп видели, но вытащить, наверно не сможем – крыша обвалится с минуты на минуту. Да и не помочь уже"
"А участок-то – лакомый кусочек! Наверно построят здесь какой-нибудь торговый центр"

Отлично.
Машина ждала Джеджуна за поворотом, заправленная и маслом, и бензином.
Здравствуй, свобода!

***

Ветер бил в лицо, дорога плавно ложилась под колеса Астин Мартина.
Джеджун торопливо выкурил сигарету, хотя эту привычку бросил много лет назад.
Телефон Ючона ответил всего после нескольких гудков:
– Привет, Ючон! Ты говорил, что у тебя есть заброшенное бунгало где-то на краю земли? Отлично, пусти меня туда пожить! И поцелуй от меня Джунсу. Что? Ну, а теперь от меня поцелуй. И если услышите о моей смерти, не верьте. Да, через пару дней буду. Пока.

Мимо проносились робомобили – плотно закрытые коробки с людьми внутри.
Где-то вдалеке занимался рассвет, город медленно уходил влево и назад.

Неторопливо выкурив вторую сигарету, Джеджун свернул на боковую трассу и набрал другой номер:
– Здравствуйте, мне срочно нужен экс-дроид. Мне все равно, сколько это стоит. Желателен подбор внешности, и мозги не ставьте – я везу с собой. Да, буду через час. До встречи.
Отключившись и убрав одну руку от руля, Джеджун ласково коснулся ладонью небольшого рюкзака, лежащего рядом:
– Потерпи немного, Юнхо. Мы приедем и сделаем тебе новое тело. Такое же, как старое, только лучше. Со всеми функциями, которые только у них там найдутся. А потом... ты станцуешь для меня?