Всеми осколками души

Автор:  CrazyJill

Номинация: Лучший авторский слэш по аниме

Фандом: Kuroko no Basuke

Бета:  Бекки Тетчер

Число слов: 3531

Пейринг: Мидорима Шинтаро | Акаши Сейджуро

Рейтинг: R

Жанры: Action,AU_на_удаление

Предупреждения: AU, Жестокость

Год: 2014

Число просмотров: 477

Скачать: PDF EPUB MOBI FB2 HTML TXT

Описание: Акаши Сейджуро пытается спасти Мидориму Шинтаро, который попал в руки его врагам. Есть только одна проблема: он действует не один.

4 октября. 19:04

Когда он проснулся, его ждала записка от Роберты.

Я не успела, они забрали доктора прямо у меня из-под носа. Увезли на машине. Не знаю, что за марка, но выглядит вот так.

У Роберты был четкий округлый почерк, словно у старательной школьницы. Кандзи она не знала, писала все хироганой, тщательно вырисовывая карандашом каждую кану. Под словами была нарисована «Субару-форрестер», на номерной табличке четко читались знаки 足立600き51-46. Рисунку можно было верить: Роберта, конечно, ничего не понимала в японских машинах, но была прекрасной художницей с исключительной зрительной памятью.

Сейджуро потер лицо ладонями, откинул простыни и спустил ноги с кровати. Ступни коснулись жесткого ковролина. Воздух в комнате был излишне влажным и не по сезону жарким. Сейджуро огляделся. Под окном стоял масляный обогреватель, на котором висели рубашка и брюки, регулятор был выкручен на максимум. Сейджуро вытянул руку и потрогал — все еще влажные.

На журнальном столике между кроватью и кожаным диваном обнаружились бумажные пакеты. Логотип магазина был безвозвратно уничтожен водой, но завернутые в полиэтилен покупки не пострадали. Три пары трусов, три майки, три рубашки — одинаковые, белые. Темно-серые брюки из тонкой шерсти и тонкий светло-серый свитер. Все стандартное, нормальное, скучное, словно школьная форма. Сейджуро усмехнулся. Отчасти Роберта права в таком выборе, нормальности в его жизни уже давно было исчезающе мало.

Он снова перечитал записку. Шинтаро похитили. Зачем? Он ничего не знал — ни счетов в банках на Каймановых островах, ни как найти Сейджуро. Заложник? Приманка?

Было немного досадно, что Широгане смог его просчитать, но это не имело значения. Только добавляло несколько шагов к плану.

Шаг первый. Сейджуро отыскал телефон и набрал Аомине.

— Дайки.

— Э? Ак…

— Да, это я. Не называй моего имени вслух.

— О. Хорошо. Я думал, ты того…

— Продолжай так думать. Мне нужна последняя услуга. Не волнуйся, много работать не придется.

— Окей.

— Узнай, кому принадлежит машина. «Субару-форрестер», номерной знак…

— Погоди, дай ручку возьму. — В трубке послышался шорох. — Есть. Давай.

— Адати, шесть два ноля, ки, пятьдесят один, сорок шесть.

— Записал, только я уже не на работе. У меня с восьми утра смена.

Сейджуро на секунду задумался.

— Это может подождать до завтра. Как найдешь, не звони, пришли письмом.

— Э?

— Так надо. Прощай. — Сейджуро нажал на отбой.

Шаг второй. Буклеты и карта близлежащих кварталов нашлись на письменном столе. «Отель Андрэ» — латиницей. 9000 иен за ночь. Китазава 2-14-4. Сэтагая, значит, ближе к Сибуе. Прекрасно.

Бумажник лежал под пакетами. Сейджуро заглянул внутрь. Три бумажки по десять тысяч. Не густо — на путь из Киото до Токио и отель ушло больше половины его средств. Если вытаскивать Шинтаро, наличные ему понадобятся, а о том, чтобы попытаться снять деньги со счета не стоило даже и думать, пока он не выбрался из Японии.

Итак, шаг третий. Сейджуро вложил послание от Роберты в записную книжку и перелистнул страницы ближе к началу. Где-то тут Второй оставлял… Ага, вот оно. «Золотой карп», Сибуя 1-11-7. Подпольный салон азартных игр, хозяин — Накахара Макото — по-крупному Второму должен.

Сейджуро посмотрел на часы.

19:35. Время у него есть.

Он принял душ, оделся и спустился вниз. За стойкой регистрации сидел полусонный старик — стало окончательно понятно, почему Роберта выбрала именно этот отель — и смотрел какой-то ситком.

— Будьте любезны, вызовите мне такси, — велел Сейджуро. Ехать было всего лишь в соседний район, но общественный транспорт он не переносил, к тому же совсем не хотелось попасть под камеры наблюдения.

Вздрогнув от неожиданности, старик оторвался от телевизора. Недовольное выражение скользнуло по морщинистому лицу и тут же исчезло.

— Сейчас, сейчас, господин. Куда поедете?

— Недалеко.

Старик обиженно свел кустистые брови, но принялся тыкать в кнопки. Сейджуро подошел к стеклянной двери и уставился наружу, краем уха прислушиваясь к разговору. На улице начинал накрапывать мелкий дождь, превращая гладкий асфальт в зеркало.

— Сейчас будет, через две минуты.

Сейджуро, не оборачиваясь, кивнул.

У таксиста оказался сильный кансайский выговор и непомерное любопытство: Сейджуро назвал ему адрес за два квартала до нужного ему места, кажется, случайно попав в какое-то нетрадиционное заведение, и таксист принялся расспрашивать, что именно ему там нравится. Пришлось добавить:

— Пять тысяч сверху, если вы не произнесете ни одного слова до конца моей поездки.


Дождь успел слегка намочить волосы к тому моменту, как Сейджуро дошел до дверей «Золотого карпа». Снаружи это выглядело как вполне приличный ресторан. Леди-распорядительница почтительно поклонилась, прикрывая нижнюю часть лица веером:

— Столик на одного, господин? — она кокетливо опустила ресницы.

Сейджуро покачал головой.

— Меня ждут друзья. Такеру и Тонобу, — произнес он пароль.

— О, одну минуту, я узнаю у них.

Зашелестев подолом кимоно, она подошла к занавеске справа от входа в ресторанный зал и, отведя ткань рукой, прислушалась. Сейджуро поискал глазами скрытую камеру: вот, маленькая мушка в стеблях искусственного бамбука. Он вежливо улыбнулся в объектив.

Должно быть, его узнали с прошлого раза: встретить и проводить его из-за занавески вышел не просто охранник.

— Господин Акаши, — сердечно протянул руки сухопарый мужчина лет пятидесяти. — Наконец-то, вы давно к нам не заглядывали. Я уже думал, так и не будет у меня шанса отыграться.

— Я бы хотел сегодня сыграть на деньги, — предупредил его Сейджуро и добавил, прежде тот сумел высказать свое разочарование: — От трех до семи партий одновременно с трехчасовым лимитом времени. Если вы не против, мне бы хотелось отложить партию с вами еще ненадолго.

— О, — изумленно поднял брови мужчина. — Ради такого я готов и пожертвовать реваншем.

В зале для игр в чет-и-нечет и маджонг было накурено, сизый дым, свиваясь кольцами, поднимался к оранжевым абажурам, и Сейджуро брезгливо задержал дыхание. В зале для сёги все выглядело намного более чинно. Сейджуро со всем почетом усадили на возвышение у дальней стены, принесли дорогой чай и сладости. Похоже, Второй произвел неизгладимое впечатление.

Играть против него решились шестеро. Сейджуро даже не стал всматриваться в лица, заранее зная, что успеет победить. Привычно двигая фигуры, он погрузился в воспоминания. Сёги всегда были его якорем.

11 января. 08:34

Из-под белого халата проглядывают стильный зеленый галстук и дорогая рубашка. Ресницы кажутся невероятно длинными за стеклами очков. В мерцающем свете люминесцентных ламп кожа отливает снежно-белым. Доктор поднимает взгляд от блокнота.

— Как вас сегодня зовут?

Вопрос не удивляет. Он привычен.

— Акаши. Акаши Сейджуро. — В горле ужасно сухо. Звуки трескаются будто хворост.

— Приятно познакомиться, я ваш новый лечащий врач, Мидорима Шинтаро.

Доктор не улыбается, говорит строго по делу, но в этой его сдержанности и строгости гораздо больше искреннего внимания, чем в сочувственных улыбках медицинских сестер. Он расспрашивает Сейджуро о сёги, Сейджуро не сразу понимает зачем. Догадывается только через десять минут, когда сознание начинает ускользать — засечь, сколько он может продержаться.

Тот же доктор поджидает его в следующий раз, когда он приходит в себя.

— Сколько прошло? — спрашивает Сейджуро и уточняет: — Мы закончили на позиции серебра в руке.

Доктор смотрит на часы, записывает в блокнот время, перелистывает четыре страницы назад и сообщает:

— Двадцать один час.

— Сколько нас было?

Доктор считает.

— Семнадцать. — Он откашливается. — Хотите продолжить разговор?

Сейджуро замечает, что его глаза за стеклами очков покраснели, а галстук и рубашка — все те же. Видимо, доктор все это время не отходил от него. В глубине души просыпаются уважение и надежда.

— Да, доктор Мидорима Шинтаро, — Сейджуро перекатывает слова на языке, — давайте продолжим.

Они снова говорят о сёги. Доктор довольно неплохо разбирается. Сейджуро нравится его голос, его привычка поправлять очки, скрывая растерянность, его длинные пальцы. Во время разговора Сейджуро посматривает на часы с тяжелым металлическим браслетом у него на запястье. В этот раз удается продержаться дольше, сознание начинает ускользать снова через полчаса, и тогда Сейджуро берет доктора за руку. Ощущение тепла и гладкой кожи под пальцами помогает задержаться, и разговор продолжается еще почти час.

5 октября. 00:00

В полночь Сейджуро вернулся в «Отель Андрэ». В бумажнике у него было на триста тысяч иен больше.

5 октября. 19:14

Он очнулся на скамейке перед высоткой где-то в жилом районе. Записная книжка неудобно оттягивала карман плаща, телефон был зажат в руке. На экране, покрытом мелкими каплями дождя, мигала красная точка — шла запись на диктофон. Сейджуро остановил запись и нажал «Прослушать». Из динамика раздался холодный голос Второго:

— Субару была записана на пожилую даму по имени Небуя Мизуки из Канагавы. Пришлось арендовать машину и навестить. Настоящий владелец — наш старый знакомый, Небуя Экичи. В данный момент проживает по адресу Сати 8, Такамацу, Нерима. Десятый этаж, квартира сто шестнадцать. Дом будет находиться напротив тебя, когда ты услышишь это. Хозяин у себя. Машину я оставил на стоянке в «Ишитане», синяя зона, место D-054. И да, за даму не волнуйся, с ней разговаривал Пьер. Я начинаю подозревать, что его настоящий талант — вовсе не вождение, а соблазнение же... — голос пропал, дальше был слышно только уличный шум.

Сейджуро обернулся. Позади него, где-то кварталом дальше, горела алая вывеска «Ишитана». Хорошо. Теперь его цель. Он уставился на нужный ему подъезд. Домофон. Это решаемо.

Ждать пришлось недолго, минут десять — на дорожке появилась девушка. Прозрачный пластиковый зонт, светло-бежевый тренч, каблучки, юбка на два сантиметра прикрывает колено — учительница или офисный клерк. Сейджуро поднялся со скамейки и направился к подъезду, с расчетом, чтобы оказаться у двери сразу вслед за ней.

Как только она приложила карточку к домофону, Сейджуро взялся за ручку и распахнул дверь. Девушка вздрогнула, испуганно покосилась на него, но ничего не сказала. Когда Сейджуро зашел за ней в лифт, ей, кажется, стало страшно. Она нажала кнопку с цифрой девять, стараясь не упустить его из виду.

— Одиннадцатый, — попросил Сейджуро, разглядывая мокрые потеки на ее тренче.

На девятом этаже она с облегчением выскочила из лифта. Сейджуро вышел на одиннадцатом и спустился на десятый по лестнице. У нужной ему квартиры он позвонил и встал так, чтобы его не было видно через глазок. Это оказалось излишней предосторожностью — Небуя распахнул дверь, не заглядывая в него. Опасная привычка, при такой-то профессии.

— Чего на… — начал Небуя и смолк, согнувшись пополам, когда кулак Сейджуро врезался ему в солнечное сплетение.

Надо отдать должное, рефлексы у него были неплохие, он даже успел сделать попытку защититься, но бутылка пива в руке никому не помогает. Сейджуро толкнул его раскрытой ладонью в лицо, и Небуя опрокинулся на спину, приложившись затылком, и заскользил по гладкому ламинату. Бутылка покатилась следом, расплёскивая вспенившееся от удара пиво.

Сейджуро вошел в квартиру. Одна комната, кухня-гостиная-спальня. Скромно. Ему казалось, даже четвертый человек в группе Ракузан может позволить себе жилье попросторнее. Ах да, — он усмехнулся, — они же лишились большей части своих сбережений.

Кухня была расположена налево от входа — Небуя как раз затормозил у разделочного стола, вскинув руки от живота к голове. Сейджуро достал из стойки два ножа и сел верхом Небуе на грудь, пока тот не успел прийти в себя.

— Какого хрена?! — просипел Небуя, и Сейджуро одновременно вонзил ножи в его ладони, пришпиливая их к полу. Небуя взвыл, его крупное мускулистое тело выгнулось от боли, почти сбрасывая Сейджуро с себя.

Скатившись с него, Сейджуро встал, аккуратно закрыл входную дверь и дождался, пока Небуя перестанет кричать.

— Надо поговорить, — сказал он.

— Сука! Выта… вытащи!

— Не думаю, что это хорошая мысль. Если вытащить ножи, кровь потечет сильнее, и тебя придется перевязывать. И если считаешь, что без ножей будет не так больно, то ты ошибаешься.

— Ты… ты кто такой? — сквозь стиснутые зубы прошипел Небуя.

Да уж, в Ракузан его старались не разглядывать, а сам он отращивал длинную челку, скрывая глаза. Неудивительно, что его внешность забылась за два года, что он провел в клинике.

— Не узнаешь? Акаши Сейджуро. Не думал, что я так изменился с новой стрижкой.

— Шизик?! Мы же тебя… У тебя же пуля в голове!

— Уже нет. Рад, что ты меня вспомнил, это упрощает дело. Не думал, что Широгане будет играть вас втемную, — Сейджуро улыбнулся. Для этой работы, конечно, намного лучше подошел бы Второй, но он и сам вполне может справиться. — Или вы до сих пор трясетесь от одного моего имени?

— Иди… иди ты… — Небуя заскрипел зубами, покрываясь потом.

Сейджуро оглядел кухню в поисках подходящего инструмента — взгляд наткнулся на кулинарные ножницы. То, что надо. Он снял плащ и, аккуратно свернув, положил на обеденный стол. Взяв ножницы, снова сел верхом на Небую. Немного стянул вниз тренировочные штаны и задрал вверх футболку, обнажая живот. Демонстративно потрогал лезвия ножниц и объявил:

— Тупые. Тебе будет очень больно.

— Чего тебе надо? — Глаза Небуи широко распахнулись от ужаса.

— Я хочу знать, где доктор Мидорима Шинтаро.

Небуя покачал головой.

— Широгане меня убьет, если скажу.

— Не думаю, — усмехнулся Сейджуро.

Через десять минут он записал в книжку: «Загородный клуб Нагатаке. Четыре человека охраны плюс Широгане наездами. Небую оставили в городе для контакта». В последний раз посмотрел на то, что осталось от Небуи. В глубине души не шевельнулось ни намека на жалость к человеку, с которым он три года проработал. В конце концов, в расход его — да и всю группу — пустил Широгане, похитив Шинтаро. Если бы не это, Сейджуро был бы уже на пути к Суматре.

30 сентября. 16:21

Шинтаро входит в палату широкими шагами. Он взволнован — не перестает потирать руки и то и дело поправляет очки. Сейджуро спокойно ждет, когда он соберется с мыслями.

— Я был у главного, — наконец начинает Шинтаро. В его голосе гнев и беспокойство. — Вам собираются назначить лечение электрошоком.

— Это поможет? — спрашивает Сейджуро. Мнению Шинтаро он доверяет полностью.

— Нет! — восклицает Шинтаро и останавливается посреди комнаты. — Это вызовет противоположный эффект.

Сейджуро начинает просчитывать ситуацию, а Шинтаро тем временем продолжает.

— Ваше лечение оплачивается кем-то. Я не смог выяснить имени. Но этот человек попросил попробовать новую методику. Они не понимают, это может превратить вас в безвольного идиота.

Осколки мозаики складываются. Широгане. Сейджуро как раз и нужен ему таким. Не мертвым — тогда доступ к десяти миллиардам, которые Сейджуро, предчувствуя покушение, перевел со счетов группы Ракузан, будет окончательно потерян, — но послушным.

Если он останется в клинике, его так или иначе достанут. Надо было уходить, хотя он не планировал делать этого так рано. Из семнадцати личностей, которые насчитал доктор после ранения, сейчас в его теле стабилизировалось четыре. А хотелось бы на две меньше: Второй был с ним с четырнадцати лет, и сотрудничество с ним Сейджуро более чем устраивало.

— Купи мне записную книжку, ручку, одежду и билет на вечерний поезд в Киото, — говорит Сейджуро и прикасается к шраму от операции на голове.

— Хорошо, — соглашается Шинтаро, на секунду задумавшись, он достаточно умен, чтобы понять, что означает этот жест.

— Мне нужно закончить несколько дел, — ему надо будет взять из тайника документы, на которые оформлены подставные счета, — послезавтра я вернусь. Собери вещи, немного, только самое необходимое, мы уезжаем из Японии. Надеюсь, ты хорошо переносишь морские путешествия.

— Но…

— Шинтаро. — Сейджуро положил ему руки на затылок и притянул к себе. — Я не собираюсь с тобой расставаться.

5 октября. 22:20

Спуститься в гараж и обыскать «Субару» оказалось хорошей идеей. Два глока с запасом пуль, найденные Сейджуро под запасным колесом, избавили его от необходимости тратить деньги на покупку оружия.

7 октября. 10:38

Лежать было не слишком удобно — камни впивались в тело даже сквозь армейский спальник — но это было самое лучше место для наблюдения, Сейджуро помнил: сам выбирал.

Листы раскрытой перед ним книжки были изрисованы Робертой. Сейджуро перелистнул страницы назад, доходя до своих последних слов.

Нагатаке закрыт до мая на ремонт. Свет горит в коттедже номер четыре.

Под ней шли строчки на французском: Пьер записывал распорядок дня и перемещения по территории клуба. Судя по всему, его ждали, но смерть Небуи еще не обнаружили.

За наблюдениями Пьера шло предупреждение Второго.

На крыше главного дома Мибучи со снайперской винтовкой, смотрит на подъездной путь. Приглядись к Маюзуми, он все так же с трудом выносит остальных. Его комната — на втором этаже в северо-западном углу.

Да, Маюзуми не ладил с остальными еще два года назад. Он единственный не выступил против Сейджуро.

Дальше была запись от Роберты.

Они били доктора, сломали очки. Мальчики, не знаю, кто из вас будет разбираться с ними, но надеюсь, вы сделаете им очень больно.

На нарисованном ей портрете очки Шинтаро были замотаны изолентой, а через всю скулу шла широкая царапина. Левая рука была забинтована. Сейджуро покачал головой. И чего они этим добивались? Или Шинтаро сам их довел? Он мог. Сейджуро невольно улыбнулся. Шинтаро был принципиален и щепетилен до занудства. Крайне педантичен во всем.

Итак, Маюзуми. Насколько Сейджуро знал, тот вряд ли сидит в одном помещении с остальными, скорее, читает книжку в своей комнате.

Сейджуро поднялся. Сунул один пистолет в наплечную кобуру, второй — за пояс сзади, записную книжку — в карман куртки. Прикинул, как обойти коттеджи так, чтобы не попасться никому на глаза, и начал осторожно пробираться через рощу.


Маюзуми действительно был у себя, когда Сейджуро, спустившись с крыши, постучал в стекло. Пару секунд он разглядывал Сейджуро поверх раскрытой книги, потом захлопнул ее и подошел к окну. Медленно открыл створку и отступил назад, давая Сейджуро спуститься на подоконник.

— Я должен был догадаться, что это ты. Кто еще способен напугать Широгане до полусмерти.

— Что он вам сказал?

— О тебе? Ничего. Последние новости были полгода назад, что после выхода из комы у тебя окончательно поехала крыша и ты в психушке. Тебя выпустили?

— Я ушел.

Маюзуми хмыкнул и прищурился.

— Твой визит как-то связан с доктором?

Он не был самым сильным и самым быстрым среди четырех киллеров группы Ракузан, но соображал лучше всех после Сейджуро. К тому же Маюзуми никогда его особенно не боялся — не столько от бесстрашия, сколько из врожденного фатализма.

— Я пришел за ним.

— Вот оно что, я-то думал, почему ты просто всех не перестрелял. — Маюзуми сел на кровать и снова взял в руки книгу. — Тебе нужен кто-то, кто выведет его живым.

— Верно.

— И ты считаешь, этим кем-то стану я.

— Тоже верно.

— Почему? Я вроде как на Широгане работаю.

— Потому, что под подушкой у тебя пистолет, но ты не стал его доставать, открывая окно. Потому что единственный человек, которому ты хранишь верность — это ты сам. И еще потому, что у меня есть те десять миллиардов, которых нет у Широгане.

— И сколькими из них ты согласен поделиться?

— Трех тебе вполне хватит для безбедной жизни где-нибудь в Мельбурне.

— Щедро, — усмехнулся Маюзуми, не торопясь принимать предложение. — Этим ты мне всегда нравился. Почему именно трех?

Сейджуро пожал плечами, он верил в справедливое вознаграждение и в то, что всегда выполняя свои обещания, можно добиться большей выгоды, чем обманом.

— Потому что это больше, чем два с половиной, которые достались бы тебе в лучшем случае, если бы ты принял сторону Широгане.

Маюзуми на мгновение озадаченно нахмурился, но тут же просветлел лицом.

— Бедняга Небуя, надеюсь, он тебе быстро все рассказал. — Он задумчиво покачал головой. — Зачем тебе доктор?

— Он вытащил меня с того света, — ответил Сейджуро.

Он мог бы сказать намного больше. Что Шинтаро вытащил его не только с того света, но и из психушки. Что собрал осколки его разума вместе. Что оказался тем единственным, который не предал его из корысти. Но этого Маюзуми знать не стоило.

— Тогда почему бы тебе просто не обменять его на деньги?

— Потому что в моих силах получить и то, и другое.

Маюзуми рассмеялся:

— Ты как всегда сама скромность. Ладно, — он снова отложил книгу, — допустим, я с тобой. Какой план?

Сейджуро посмотрел на часы.

— Где держат Мидориму?

— На первом этаже, в комнате рядом с кухней. С ним сейчас Хаяма и Широгане. Мибучи на крыше главного здания. Караулит.

— Тогда мы сейчас спускаемся к ним, ты стучишься и спрашиваешь что-нибудь правдоподобное. Твоя цель — Хаяма, моя — Широгане. Потом разбираемся с Мибучи.

Правильнее было бы наоборот, но Сейджуро не настолько доверял Маюзуми — тот был слишком себе на уме, чтобы давать ему время придумать собственный план. А в том, что Маюзуми пристрелит Хаяму, сомневаться не приходилось: счеты между ними были еще до того, как Маюзуми вошел в основную группу.

Сейджуро достал пистолеты и вдруг почувствовал, что сознание начинает уплывать. Второй. Он единственный из его личностей умел появляться ровно тогда, когда хотел.

1 ноября. 17:35

Сейджуро успел сам сесть на поезд до Киото. Чувствуя, что его время скоро выйдет, достал книжку и начал писать.

Второй, Широгане снова пытается добраться до нас. Приходится уходить раньше, чем хотелось бы. Ты знаешь, что делать. Забери доктора Мидориму Шинтаро, он мне нужен.

Дальше на итальянском:

Роберта, Пьер.

Меня зовут Акаши Сейджуро, и я один из киллеров группы Ракузан. Два года назад руководитель группы Широгане Эйджи решил, что я планирую занять его место, и отдал распоряжение убрать меня. Я перевел практически все деньги группы на собственные счета, но не успел уйти. Дальше вы знаете.
Так вышло, что нас в этом теле четверо. Для того чтобы выжить и добраться до безопасного места, нам придется действовать сообща. Записывайте происходящее, следуйте указаниям моим и Второго.
И прошу вас, берегите доктора.


Он хотел было написать то же самое на французском, но пришлось уступить место Второму. Когда Сейджуро снова очнулся, уже в отеле в Киото, под его переведенными на французский словами стояло:

У нас всегда совпадали вкусы в выборе партнеров. Второй.


Шинтаро отличный парень, полностью с вами. Пьер.


Ama Shintaro.

8 октября. 06:45

Постель под ним покачивалась. Пахло ананасами. Сейджуро открыл глаза. Рассвет. Или закат. Солнечные лучи, проникая сквозь крохотный иллюминатор, красили стены каюты в розовый. Шинтаро сидел на краю койки и листал его книжку.

— Невежливо читать чужие записи, — сказал Сейджуро.

Шинтаро вздрогнул и выронил книжку — вложенные в нее листы рассыпались по полу.

— Мне нужно, как врачу… — Он смущенно поправил очки на переносице.

Сейджуро поднял руку и, едва касаясь пальцами, погладил царапину на его скуле.

— Как ты?

— Нормально, — все еще смущаясь, буркнул Шинтаро и наклонился за книжкой. — Запиши это где-нибудь, чтобы мне не пришлось это повторять каждой из твоих личностей.

Край воротника сдвинулся вниз, открыв засос на шее. Сейджуро сел на койке и прикоснулся к нему, когда Шинтаро выпрямился.

— Второй?

— Да, он был крайне не сдержан.

— Он может. — Сейджуро припал губами к засосу, ставя поверх собственную метку.

— Ты не лучше.

— Я просто хочу тебя.

— Вы все так говорите.

Сейджуро рассмеялся.

— Что ты хотел найти в книжке?

— Чтобы интегрировать личности вместе, мне нужна зацепка, что вас всех объединяет.

Сейджуро взял его за подбородок и заставил посмотреть себе в глаза.

— Это я тебе и так скажу.