Мусорщик

Автор:  Naked_Truth

Номинация: Лучший ориджинал

Фандом: Original

Бета:  aBalks

Число слов: 11507

Пейринг: ОМП / ОМП

Рейтинг: NC-17

Жанр: Action

Год: 2014

Число просмотров: 805

Скачать: PDF EPUB MOBI FB2 HTML TXT

Описание: Два дня назад его кинули. Гребаный Мартин решил, что он шутил, когда обещал найти его и пристрелить. Не многие отправились бы в Долину из-за мелкого вора и мошенника, но Дрэйк пошел не раздумывая. Угрозы на ветер были не в его стиле, он всегда работал чисто и быстро. Где бы они ни спрятались, он отправится по следу и притащит их обратно, либо пристрелит и принесет доказательства — зависело от пожеланий заказчика.

Перевал остался далеко позади, теперь то тут, то там попадались темные проплешины на зеленой глади травы — ямы с кислотой. Ядовитая жижа пузырилась, выплескиваясь на поверхность, создавая целые топи из некогда цветущих лугов и полей.
Дрэйк шел медленно, тщательно следя, куда наступает, чтобы не дай Пустота не угодить ногой в кислоту.
В мире было мало столь же неприветливых человеку мест, как Долина. «Долина Смерти» называли его жители Ферранты, не особенно заботясь об оригинальности, на картах же не значилось и этого. Опасный и забытый край, кто рискнет отправиться сюда, да еще и в одиночку.
Но Дрэйк был не один. Винтовка оттягивала плечо и слегка бряцала при ходьбе, задевая за металлические клепки плаща.
День выдался жарким, и Дрэйк порядочно взмок. Шел он налегке, ведь единственное, что было ему по-настоящему нужно, — это винтовка. В случае чего можно и так обойтись, но с винтовкой все же сподручнее и надежнее.
Два дня назад его кинули. Гребаный Мартин решил, что он шутил, когда обещал найти его и пристрелить. Не многие отправились бы в Долину из-за мелкого вора и мошенника, но Дрэйк пошел не раздумывая. Угрозы на ветер были не в его стиле, он всегда работал чисто и быстро. Где бы они ни спрятались, он отправится по следу и притащит их обратно, либо пристрелит и принесет доказательства — зависело от пожеланий заказчика.
Ему было плевать, за кем идти. Жизнь состояла из таких коротких преследований, остальное — постоялые дворы, девки, парни — походило одно на другое, ничего нового Дрэйка там не ждало. И совсем иначе, когда начиналась охота. Они каждый раз придумывали что-то новое. Оскорбления, мольбы — ах, пощади, не убивай — раздражали, это он видел и слышал постоянно, хотя и были отличия. Одни умели прятаться и скрываться, другие без устали бежали от него, надеясь оторваться. Дрэйк был неутомим. Охота могла затянуться, но он неизбежно настигал добычу. Просто она уставала от погони, а Дрэйк… Он ей жил, насыщался, словно дикий зверь кровью растерзанной жертвы.
У одной из проплешин он нашел пустую фляжку. Похоже, Мартин умел воровать, но не выживать в лесу. С чего он решил, что затеряться в Долине будет проще, чем в городе? Дрэйк терял интерес и все больше злился, что не мог убить его прямо здесь, — заказчик хотел какую-то информацию, которую знал только этот ворюга Мартин. К тому же Дрэйк был не в настроении. Он как раз поймал его и, притащив на постоялый двор, собирался отдохнуть. И ведь объяснил же доходчиво: свалишь — найду и пристрелю. Никогда ему не верили.
Пока Дрэйк трахал местную шлюшку, Мартин отомкнул замки наручников и был таков. Не поленился даже оставить один серебряный бейд — на Ферранте такие были в ходу. «За хлопоты» накарябал он на огрызке бумаги. Шутник.
Дрэйк был уже близко — Мартин выдохся. Легкое разочарование почти заставило сбавить шаг, растянуть преследование подольше, но придется еще идти обратно, а это лишние время и хлопоты. Да и пожрать хотелось, в конце концов, — он весь день не ел, а тут еще забег по Долине.
Дрэйк остановился и, присев на корточки, тронул сломанную ветку на колючем кустарнике. Здесь Мартин споткнулся и зацепился, оставив на кусте пару бурых ниток. Да, отребье воровское, это тебе не по карманам шарить; здесь нет грязных, но ровных мостовых, торговцев выпечкой и темных закоулков, где можно переждать в случае чего.
Было ли ему жаль его? Да нет. Жалость при таком ремесле — нежелательная помеха. Парень не дурак, будь у него возможность, сам бы прикончил Дрэйка. Хотя стоило отдать должное: не каждый вор способен на насилие или тем более убийство, у некоторых для этого кишка тонка. Взять того же Трехпалого Зелда. Дрэйк тогда был моложе и беспечнее, да и что там — самонадеяннее, не без причины, правда. Напился вусмерть и только ночью протрезвел от холода стали у собственной шеи. Решимости у Трехпалого не хватило, а может, просто дурак был или пожалел. Не стоит жалеть тех, кого унизил. Найдет ведь, жизнь положит, а из-под земли достанет, чего бы то ни стоило. И когда Дрэйк спустя год смотрел в глаза Трехпалому, а затем всаживал пулю меж тех глаз, жалости он не испытывал: потому что бесполезно, а работе мешает.
В ближайшей проплешине лопнул зловонный пузырь. Дрэйк прижал рукав плаща к носу и глухо выругался, обходя яму. Долина его порядком достала; надо будет сдать Мартина и убраться подальше отсюда — может, в Сорт или Кастер. Да, Кастер вполне подойдет. Пусть зимы на границе с Буром куда суровее, зато и людей там меньше, а значит, до поздней весны ни одна собака не доберется до Дрэйка. Деньги у него имелись — можно снять дом и стрелять зверье, ему хватит. Девку бы еще под бок или парня какого… нет, девку все ж лучше — они помягче да и готовить будет.
При мысли о еде в животе заурчало. Дрэйк перевесил винтовку на другое плечо и, сплюнув, прибавил шагу.
Замечтался что-то, стареет, наверное. За четвертый десяток перевалило, но Дрэйк порой чувствовал себя глубоким стариком. Ничего его не удивляло, ничего не влекло, не вело по жизни. Любил хорошо поесть да поразвлечься, спал в чистой и мягкой постели, но мог обойтись и подстилкой из сена или травой в поле. Скучно ему было, отсюда и мысли всякие о том, чтобы залечь на дно, схорониться до весны.
А может, сучонку этому уши отрезать, чтобы неповадно было? Или лучше пальцы — рабочий инструмент? Нет, он же не извращенец, как Энкер, если уж убивать, то сразу.
Казалось, он уже чуял запах добычи, ее страх и отчаяние. Можно было побиться об заклад — Мартин десять раз пожалел, что посмел насмехаться над ним, вот только кого это теперь волновало?
Подойдя к деревьям, где начинался лес, Дрэйк остановился и глубоко вдохнул бодрящий запах хвои. Проплешины с кислотой остались позади. К нему почти вернулось прежнее настроение, всего-то оставалось догнать Мартина и дать ему по шее. Он решил, что не станет убивать его, во всяком случае, не сразу и не здесь. Пусть заказчик получит свою информацию, Дрэйк — плату, и все останутся довольны. Ну, кроме Мартина, конечно.
— Ну где ты, сучонок, — пробормотал Дрэйк, загребая хвойные иголки носком сапога.
Мартин сидел у замшелого трухлявого пня. Спина напряжена, голова запрокинута, глаза закрыты. Спит он, что ли?
Пригнувшись, Дрэйк подобрался к высокому камню в половину его роста и замер. Ничего не изменилось. Мартин все так же сидел у пня и спал, однако что-то — в воздухе, вокруг — было не так.
Дрэйк поскреб щетину. Завалить его он всегда успеет, однако и плата за труп будет куда меньше. Да и заказов на Ферранте не то чтобы много, тут либо перебиваться мелкой сошкой, либо валить на соседнюю луну, а то и дальше.
И все-таки, что ж не так-то?
Перехватив покрепче винтовку, Дрэйк начал заходить со спины. Расчет был прост: прикладом по затылку и вырубить, затем передохнуть, пока не очухается, и можно обратно, если успеет до заката.
Он был в метре от пня, когда сзади щелкнуло, и голос Мартина произнес:
— Не дергайся.
Дрэйк и не собирался. Что там у него? Револьвер? Старая пневматика?
Как можно было так подставиться?!
— Медленно повернись и подними руки. Медленно, я сказал!
Замерев, Дрэйк плавно поднял руки вместе с винтовкой.
— Голограмма, — хмыкнул он, — как просто.
— Зато действенно, — отозвался Мартин.
Он явно нервничал. Рука с револьвером чуть тряслась. Пальцы на курке будто свело — костяшки побелели. Да и сам Мартин выглядел так себе, мало походив на того паренька, которого Дрэйк поймал в переулке между банком Лесбера и рынком. Все-таки устал, не привык удирать по лесам от охотников за головами.
— Руки-то дрожат, — сказал Дрэйк.
— Заткнись.
— Ты либо стреляй, либо сам заткнись, что ли. Так и будем стоять?
— Протяни винтовку, прикладом вперед.
Выходит, там, на постоялом дворе, Мартин всего лишь играл роль недалекого воришки, чтобы Дрэйк утратил бдительность. Вот и прохлопал ушами, когда тот удрал.
— Ну! — Мартин дернул зажатым в руке револьвером. — Шевелись или вышибу мозги!
Кишка тонка, парень, кишка тонка. По глазам же видно, что не убийца.
— Да без проблем, лови.
И Дрэйк кинул винтовку.
Конечно, Мартин растерялся. Конечно, отвлекся и потерял драгоценные секунды. Схватив его за запястье, Дрэйк вывернул руку и заставил выронить оружие, затем резко дернул на себя и ударил сначала по лицу, а потом ребром ладони по шее. Мартин кулем повалился ему под ноги.
— В глаза надо было смотреть, а не на винтовку. — Подняв ее с земли, Дрэйк подошел к Мартину и пихнул его сапогом в бок. — Вставай.
Мартин попытался отползти. Тогда Дрэйк схватил его за ворот куртки и встряхнул.
— Хватит прикидываться, вставай.
Тот кое-как встал на колени и посмотрел на Дрэйка. Из разбитого носа капала кровь.
— Я не пойду в Дэйл, — прохрипел он.
— А кто-то тебя спрашивает?
Сжав губы в тонкую линию, Мартин отвел взгляд.
Надо же, осмелел щенок, еще условия ставит.
— Не пойду, — повторил он упрямо.
Хмыкнув, Дрэйк достал из кармана магнитные наручники — хоть и любил работать по старинке, но после побега Мартина пришлось раскошелиться. Тот наблюдал без интереса и даже не дернулся, когда Дрэйк приказал протянуть руки и защелкнул на них наручники.
— Эти не снимешь. — Рисковать он не собирался. — Руки себе не отгрызешь, надеюсь?
В ответ тишина.
— И какого тебя понесло в Долину? — Дрэйк скорее сам себе это говорил. — Завтра выброс, без респиратора ты бы сдох за сутки. Чего молчишь? — Он снова пихнул его в бок.
На этот раз Мартин смог его удивить: поймал за ногу и, дернув, повалил на землю. Дрэйк ожидал удара, но его не последовало.
Мартин вскочил на ноги и побежал прочь. Дрэйк даже дал ему минуту форы — смешно же, куда тут бежать да еще в магнитках? Идиот сопливый.
Догнал почти на окраине леса. Повалил в иголки и, придавив коленом, сжал шею.
— Может, договоримся, сучонок? — тихо спросил Дрэйк. — Заказчик хотел тебя живым, поэтому ты все еще жив. Но я могу и рассердиться, а ты сделал все и даже чуть больше, чтобы это произошло.
Мартин хрипло дышал и пытался повернуть голову, но Дрэйк не давал этого сделать, вжимая его лицом в землю.
— Если бы не твоя выходка, — продолжил он, — я бы уже сдавал тебя заказчику в Дэйле. Получил бы деньги. Вместо этого мы с тобой в Долине, копошимся в дерьме. — Дрэйк придавил его сильнее, но Мартин обмяк и только часто дышал. — Спектакль ты устроил занимательный, но я не любитель театра.
Ухватив за волосы, Дрэйк заставил его поднять голову.
— Знаешь, что обо мне говорят?
Мартин не ответил, и пришлось надавить коленом посильнее.
— А-а! — заорал тот, выгнувшись.
— А я думал, ты язык проглотил, — поделился Дрэйк. — Ну, так что ты обо мне слышал?
— Что… никто не ушел, — простонал Мартин. — Ты находишь и…
Дрэйк кивнул.
— Знаешь, почему меня называют Мусорщиком?
Мартин дернулся, но промолчал.
— Потому что такие как ты, сучонок, это мусор и ничего больше. Повтори.
Пришлось снова повозить его мордой по земле, прежде чем Мартин покорно повторил.
— Такие как ты… — прошипел он, когда Дрэйк поднял его за шкирку. — Ненавижу.
— На здоровье.
Дрэйк толкнул его в спину, заставляя идти впереди себя. Мартин еле тащился — видимо, назло, и приходилось то и дело подгонять его.
Вернувшись на место, где остались вещи, Дрэйк толкнул Мартина к дереву.
— Садись.
На секунду отомкнув магнитки, он завел руки Мартина за толстый ствол и снова защелкнул. Сидеть в такой позе было неудобно — быстро затекали руки, и тело не могло расслабиться, но возражений не последовало. Мартин молчал, смотря в какую-то точку прямо перед собой.
Возвращаться не было смысла. Ночь быстро накроет Долину, а в темноте тащиться среди кислоты вдвоем с недружелюбно настроенным пленником — редкостное слабоумие. Самоубийцей Дрэйк не был и предпочел заночевать в лесу. Собираясь за Мартином, он предусмотрительно взял с собой респираторы с запасными капсулами; те лежали сейчас в сумке, так что насчет ядовитых выбросов можно было не волноваться.
Дрэйк развел костер — мерзнуть он не собирался да и звери… Хрен знает, кто и что водилось в лесах Долины.
Достав фляжку, он глотнул воды с разбавленным в ней стимулятором — малоприятно, зато поможет не заснуть. По горлу разлилась мерзкая горечь.
— Пить хочешь? — спросил Дрэйк, закручивая крышку фляжки. С собой у него была и простая вода.
Мартин не отозвался. Он все так же сидел у дерева, горбясь и поджимая под себя одну ногу; смотрел куда-то в сторону — ну чисто один из этих новомодных ИскИнов, разве что тело вполне себе человеческое и живое.
Дрэйк прикинул, что Мартину около двадцати пяти, вряд ли больше, хотя, может, и меньше. Если заказчик предоставил верные сведения… Странно, что им не заинтересовалась служба Ликвидации. Или просто не нашли? Дрэйк подозревал, что к нему обратились по одной причине: он оказался ближе всех к Мартину. Ферранта, конечно, еще та дыра, но если нужно залечь на дно, лучше места не придумать. В основном на маленькую луну за кольцом Внешнего сектора прилетали в поисках острых ощущений, которые не могли дать цивилизованные системы. Дрэйк за то и любил Ферранту — много грязи, мало удобств и вместе с тем спокойно. Здесь его знала каждая собака, а уж Мусорщика никто бы и пальцем не посмел тронуть.
Не было у Дрэйка привычки лезть в душу к добыче, к мясу, по сути, но с другой стороны интересно же: давно его не оставляли в дураках. Уловка с голограммой — так просто, но остроумно и даже изящно. Обычный вор-карманник до такого бы не додумался. Что-то тут было нечисто.
— К тебе у меня нет счетов, не думай, — сказал зачем-то Дрэйк, покосившись на Мартина. — Идея с голограммой хороша, я оценил.
— Поздравляю, — закрыв глаза, бесцветно отозвался тот.
Пламя костра вспыхнуло ярче, вырвав фигуру и лицо Мартина из полумрака сумерек. Кровь подсохла, оставив на светлой коже грязные разводы. В неровно подстриженных каштановых волосах застряли хвойные иголки и какой-то сор. Выражение лица у Мартина было недовольно-обиженное, словно он злился и не мог смириться со своим положением.
Дрэйк отметил, что в других обстоятельствах вероятно был бы не против перепихнуться с ним. Чего себе отказывать? Сначала он его не впечатлил — канючил, изображая недалекого идиота; просил отпустить, даже слезу пустил. А потом удрал. От Дрэйка так еще никто не сбегал. Нашел, конечно, но…
— Тебе сколько? — спросил Дрэйк.
Мартин только губы поджал.
— Сколько тебе лет, спрашиваю, — повторил Дрэйк.
— Не говори со мной.
— Это еще почему?
— Просто заткнись и все. Раньше тебе не было интересно. — Мартин отвернулся, и теперь отблески костра освещали только его шею и щеку.
— Нарываешься? — Дрэйк поворошил ветки в костре. — Я не по части пыток, не переживай.
Опять нет ответа.
И чего его понесло? Никогда вроде треплом не был, а тут…
— Сам виноват, — пожал плечами Дрэйк. — Что ты спер, я не знаю…
— Я ничего не крал, — выпалил Мартин и снова замолчал.
— А вот в это я не верю. За тело обещали куда меньше, чем за тебя живого. — Дрэйк усмехнулся. — Ладно, можешь не говорить, что ты там прикарманил.
— Я не крал! — взвился Мартин, дернувшись, однако магнитки не позволили ему даже позу изменить. — Я не вор, понятно?
— Прости, не верю.
Мартин отвернулся. Судя по учащенному дыханию, он был взволнован и разозлен.
— Когда… — Он откашлялся и сплюнул. — Когда ты… сдашь меня?
— В порту тебя уже ждут с распростертыми объятиями.
— Кто?
Показалось или в его голосе одновременно слышались страх и ненависть?
— Сам заказчик, — ответил Дрэйк. — Лично прилетел с Центрального Кольца, чтобы увидеть, как я приволоку тебя и брошу к его ногам.
Он сказал это нарочно, хоть и не любил дешевых эффектов. Однако Мартин будто и внимания не обратил. Поежившись, он подтянул ноги и уткнулся в них лбом.
Какое-то время Дрэйк наблюдал за ним.
— Ну, — сказал он наконец, — то, что ты нужен ему живым, хороший знак, как думаешь?
— Ты всегда такой разговорчивый, Мусорщик? — глухо спросил Мартин. — Или это мне так повезло?
— Ночь длинная, спать я не собираюсь, так что… — Дрэйк плотнее запахнулся в плащ. — Магнитки не жмут?
— Самую малость, не беспокойся.
Дрэйк принялся чистить винтовку.
— Давно ты бегаешь? — Молчать не хотелось, тишина уже порядком достала его.
— Почти год. Мне везло.
Дрэйк кивнул. Поразительное везение, надо сказать, или просто охотников нанимали не тех.
— Эй, Мусорщик, — вдруг сказал Мартин, посмотрев на Дрэйка, — слушай, я могу заплатить тебе больше…
— По-моему ты врешь. У тебя нет денег.
— Есть, на счетах, просто… их не так легко снять. Но у меня есть еще, я заплачу. Сколько тебе обещали?
Дрэйк назвал сумму, скрывать ему было нечего.
Мартин долго молчал.
— Куча денег, — сказал он угрюмо через минуту.
Усмехнувшись, Дрэйк отложил винтовку в сторону. Пусть торгуется, денег у него, судя по всему, не было, а так хотя бы не впадает в истерику, как многие другие до того.
— Если столько ты получаешь за каждый заказ, — продолжил Мартин, — то, должно быть, просто неприлично богат.
— Коплю на безбедную старость. Она нынче недешево обходится даже по самому скромному расчету.
— По меркам Ферранты, этой дыры, любой бедняк из Центрального Кольца — настоящий король. — Мартин вытянул ноги и чуть ослабил плечи и спину. Наверное, они сильно болели, но он не подавал вида.
— А ты, значит, из Центрального?
И так было понятно. Даже его речь и то слишком правильная для этой захудалой планетки. Однако Дрэйк не мог не отметить, что Мартин неплохо держался, особенно для изнеженного жителя Центрального Кольца.
— Может, мы все-таки договоримся? — Мартин словно и не расслышал вопроса.
— О чем?
— Дай мне уйти.
— Ты, видать, за идиота меня держишь, а?
— Ты выиграл, — с нажимом сказал Мартин. — Твоя взяла, Мусорщик. Я слышал, что про тебя говорят. Ты ведь не из-за денег этим занимаешься, тебе просто нравится охота. Почему бы нам…
Он не договорил, но молчание было слишком красноречиво.
— Предлагаешь себя, Мартин? Если это, конечно, твое настоящее имя. — Подложив сумку, Дрэйк лег и заложил руки за голову. — С чего ты взял, что мне такое интересно? На сумму, которую за тебя дают, я куплю десятки шлюх на любой планете, а то и несколько рабов. Да и чего такого ты умеешь? — Дрэйк окинул его взглядом. — Даже ущипнуть не за что, хоть бы мяса наел немного, что ли…
— Кое-что умею, не сомневайся, — буркнул Мартин. — И я сам предлагаю, давно с тобой кто по собственному желанию трахался? Вряд ли такое вообще случалось.
— Провоцировать не умеешь.
— И не пытался. — Мартин повел плечами и прибавил: — Ослабь магнитки, терпеть невозможно.
— Ненадолго же тебя хватило. — Дрэйк подошел и, придерживая Мартина, ослабил наручники. Тот застонал и съежился. По спине прошла дрожь.
Дрэйк хотел отойти обратно, но заметил татуировку на его шее. Раньше ее скрывал ворот куртки, а теперь вполне можно было разглядеть контуры — три переплетающихся кольца и символ посередине. Чем-то похоже на детскую игрушку-головоломку.
— Триада.
Мартин дернулся и резко разогнулся, поморщившись от боли.
— Ну и что? — с вызовом спросил он, глядя в лицо Дрэйку снизу вверх.
— Ничего. Я плохо разбираюсь в ваших кланах, но это, кажется, символ Триады Зелкасы. Далеко же ты забрался…
Кое-что прояснилось. Если Мартин из Триады, значит, в этом деле замешаны серьезные люди. Непонятным осталось одно: действительно ли он что-то украл у своих боссов или просто узнал то, что не полагалось.
Дрэйк, Дрэйк, тебе-то не все равно?
— Это что-то для тебя меняет? — Мартин смотрел с ожиданием.
— Не особо. Личность заказчика мне не важна.
— Даже если он решит пристрелить тебя вместо оплаты? — Мартин улыбнулся. — Он может.
Дрэйк присел перед ним и, схватив за подбородок, с силой сжал.
— Ладно, — сказал он, — я заинтригован и хочу знать, почему тебя вообще отпустили из Триады или как тебе удалось сбежать.
Мартин попытался увернуться. Пришлось сжать пальцы посильнее.
— Не надо, — с трудом выговорил он.
— Тогда говори, я слушаю.
— Да что с тобой?! — разозлился Мартин. — Чем меньше знаешь, тем лучше, мне ли тебе говорить!
— Мне что, повторить «урок»? Или опять затянуть магнитки?
Мартин засопел и заворочался. Дрэйк подождал, пока тот успокоится.
— Твоя семья из Триады? — Он задал первый вопрос, чтобы разговорить Мартина. Ждать обстоятельной истории не имело смысла.
Облокотившись на ствол дерева, Мартин замер и прикрыл глаза.
— Нет.
— Попал туда ребенком?
— Да.
Дрэйк кивнул своим мыслям. Что ж, похоже на правду.
— Чем ты занимался в Триаде?
— Трахался с Кираном. — Это было сказано спокойно и отстраненно. — Ну еще взломом систем, но это позже.
— Кто такой Киран?
Губы Мартина искривила усмешка, и он открыл глаза.
— Твой заказчик.
— Так ты шлюха босса?
Мартин перестал улыбаться. Веселый и немного сумасшедший огонек в его глазах потух.
— Почему бы тебе не пойти нахуй со своими вопросами, Мусорщик? — устало спросил он.
— Здесь не ты задаешь вопросы.
Информация, которую Дрэйк по крупицам вытягивал из Мартина, вовсе его не радовала. Вполне вероятно, что заказчик, этот Киран, устроит Дрэйку кидалово. Прилетел он точно не один, а со своими людьми из Триады, людьми, готовыми на все. Вряд ли Мартин занимался грязной и кровавой работой — у него не было опыта и навыков, только сообразительность и сильное желание сбежать.
Паршиво все это, но занятно.
— Так чего же ты сбежал от сладкой жизни?
От злобы во взгляде Мартина стало даже неуютно.
Хорошо, настаивать не будем.
— Почему ты нужен ему живым?
— Хочет вернуть, наверное.
— А ты возвращаться, стало быть, не хочешь?
Мартин и на это не ответил.
— Как думаешь, сколько человек из Триады он притащил?
— Киран — параноик и псих, — пожал плечами Мартин. — Он мог взять пятерых, мог двадцать. Скорее всего, прилетел на своей двухпалубной яхте, «Зиндаре», экипаж — десять человек. Где-то шестеро точно с ним.
— И того пятнадцать-шестнадцать человек…
— Ого, ты и считать умеешь, — съязвил Мартин.
Перспектива открывалась так себе: Дрэйка задавят числом, вздумай он что-то требовать. Да и открытые стычки — не его стиль. Никакого тебе азарта, погони, одна грубая сила. И потом — Триада. Где уж ждать благородства и нормальных торгово-коммерческих отношений.
— Ну а ты? — Дрэйк взглянул на Мартина. — Так не хочешь назад, что готов трахаться с первым встречным?
— Меня этим не задеть, не старайся. После Кирана ты — просто подарок судьбы! — Коротко рассмеявшись, Мартин выдохнул и умолк.
Кажется, он устал — сгорбился, опустив плечи, и еле держал глаза открытыми. Ослабленные магнитки позволяли даже лечь, хотя поза для сна и не была такой уж удобной.
Все же Дрэйк обошелся с ним куда мягче, чем собирался, когда шел через топи Долины. Пожалел, что ли? Да с чего бы? Нет, здесь было что-то другое, что-то, зарытое глубже поверхностных эмоций. Дрэйк не мучил тех, кого преследовал и ловил. Если надо было убить — убивал без лишних слов и чувств. Угрызения совести только мешали работать.
Однако, признаться честно, вся эта беготня стала надоедать не хуже клопов на постоялом дворе Лима.
Мартин вроде бы уснул. Немного развернувшись, он прислонился боком к стволу дерева и склонил голову к плечу. Между приоткрытых губ поблескивала полоска зубов.
Утром надо будет дать ему умыться. Бил Дрэйк несильно — не так, чтобы сломать Мартину нос, — но вид засохшей крови был странно неприятен. Хотя, вроде бы, нос разбит не у тебя, вот и радуйся.
Дрэйк плеснул в костер из фляжки, и огонь разгорелся сильнее.
А почему бы и не трахнуть разок, в конце концов? Возни что-то больно много на этот раз, Триада опять же, а удовольствия никакого, одно раздражение и неудобство. Конечно, отпускать Мартина незачем, но он же сам предложил. Должен понимать, что и как…
Дрэйк просидел так до утра — смотря в огонь и на лицо спящего Мартина, все в грязи и засохшей крови.

— Просыпайся.
На рассвете Дрэйк собрал вещи и, затушив костер, пошел будить Мартина. Пинать, впрочем, не стал — вчерашнее раздражение, с которым шел по Долине, давно улетучилось. Новый день обещал новые проблемы и поводы для раздражения.
Мартин пошевелился и, открыв глаза, посмотрел на Дрэйка. Секундное замешательство на его лице сменилось узнаванием. Он кое-как выпрямил спину и, вытянув ноги, поморщился.
Дрэйк разъединил магнитки, чтобы он мог встать, затем снова защелкнул. Теперь руки Мартина были скованы спереди.
— Что, — сказал он без тени веселья, — пора со мной кончать?
На это Дрэйк не ответил. Достав фляжку, он отвинтил крышку и бросил:
— Подставь руки, полью, хоть морду отмоешь.
Возражений не последовало, и через пару минут Мартин выглядел уже немного лучше, хотя бы без грязи на лице. Остался только небольшой кровоподтек.
— Надевай. — Дрэйк кинул Мартину респиратор.
— Ничего себе, а ты обстоятельно подготовился…
— Только такие придурки, как ты, суются в Долину без респиратора. — Подумав, Дрэйк прибавил: — Сюда вообще только идиоты и ходят.
— Вроде тебя, да? — усмехнулся Мартин.
Неизвестно, чего он добивался, может, хотел вывести Дрэйка из себя и получить еще пару затрещин, а может, просто паниковал и не мог промолчать. В любом случае зря старался.
— Топай, давай, — приказал Дрэйк, взяв винтовку.
Ядовитыми испарениями затянуло уже всю Долину. В проплешинах лопались пузыри, выпуская новые порции зеленоватого дыма; даже глаза и те разъедало. Дрэйк щурился, стараясь не выпускать из вида Мартина, шедшего впереди. Приходилось то и дело оттаскивать его от очередной ямы с кислотой, куда он рисковал угодить. Нет, один он не выжил бы в подобном месте.
На платформу его пришлось практически затаскивать. Мартин просто рухнул на металлические перекрытия и судорожно закашлялся, пытаясь содрать респиратор.
— Тихо! — Дрэйк схватил его за руки. — Еще рано!
Мартин извернулся и пнул его в бок — паника придала ему сил. Пришлось, так же как и раньше, придавить коленом, не позволяя дергаться и вредить себе. Дрэйк не хотел тащить Мартина до самого Дэйла, тем более не хотел, чтобы тот отравился ядовитыми испарениями. В конце концов, он нашел его в Долине — чего-то это да стоило.
После безрезультатного трепыхания Мартин немного успокоился, и Дрэйк отпустил его. Они поднялись достаточно высоко, теперь можно было снять респиратор и вдохнуть свежего воздуха.
Мартин привалился к перегородке и закрыл глаза. На лице, где в кожу впивались ремешки и резина, остались розовые отпечатки. Дрэйк смотрел вниз, на Дэйл и космопорт — теперь до города было рукой подать. С другой стороны перевала раскинулась Долина, все еще скрытая зеленоватым туманом испарений.
— Ну что, отдохнул? — Дрэйк повернулся к Мартину.
По виду тот был уже не такой бледный да и хрипеть перестал. И что его понесло в Долину, в который раз подумал Дрэйк. Наверное, этот Киран — тот еще психопат.
— Только не надо изображать заботу. — Ухватившись за решетку, Мартин кое-как поднялся, хотя его все еще сильно шатало. — Срал ты на меня и вообще на всех, — со злостью процедил он. — Посмеюсь, когда тебя пристрелят.
— Посмотрим. — Дрэйк, в отличие от него, не злился. Бессмысленно тратиться на пустые эмоции, когда впереди маячат вероятная подстава и смерть.
Кто-то в Триаде хорошо постарался — посредник, через которого он работал, даже не заподозрил, с кем имеет дело. Дрэйк считал, что гоняется за мелким воришкой, крупно насолившим какому-то толстосуму, а в результате огреб ненужных проблем. Но он не просто так получил известность в определенных кругах, и Дрэйк не собирался распускать сопли или плыть по течению. Для начала нужна была информация.
Ферранта — настоящая помойка, отсталая планета далеко от Центрального Кольца, однако и в подобной дыре можно при некоторых навыках раздобыть почти все, что нужно.
Прохожих не смущал вид скованного Мартина, наоборот, они сторонились, обходя их с Дрэйком по широкой дуге. Многие в Дэйле знали Мусорщика в лицо и не желали неприятностей, к тому же никого, по сути, не волновали чужие проблемы.
Дрэйк направился прямиком к Лиму. Это был не лучший постоялый двор Ферранты и даже Дэйла, но там хотя бы стены не имели лишних ушей.
Оплатив постой на пару дней вперед, они поднялись наверх. Мартин застыл посередине комнаты, с недоумением ее оглядывая.
— Ты говорил, что за мной уже прилетели, — сказал он, — что сразу сдашь меня Кирану.
— А ты не рад? У меня свои соображения на этот счет.
— Так что, ты… — Мартин перевел взгляд на кровать, которая была здесь одна.
— Собираюсь трахнуть тебя? Пока не решил.
— И когда решишь?
Дрэйк усмехнулся. Он тоже любил четко поставленные вопросы и прямые ответы.
— Скоро. Есть хочешь?
Помявшись, Мартин кивнул.
Заказ принесла Дора. У Лима она выполняла самую разную работу: готовила, убиралась и стирала; иной раз скрашивала постояльцам одинокие холодные ночи. Дрэйк тоже пару раз пользовался ее услугами.
Расставляя тарелки, она улыбнулась ему и подмигнула. Мартин заметил это и скривился, но Дрэйку было плевать на его неодобрение.
— Мне так и…? — Мартин показал руки, все еще скованные магнитками.
— Да.
— Брось, сними их, я хочу нормально поесть.
— Мы оба знаем, что фокус не пройдет во второй раз. — Взяв вилку, Дрэйк вонзил ее в мясо на своей тарелке.
— Сволочь.
Дрэйк отправил в рот первый кусок и с аппетитом прожевал.

— Когда пойдем в порт? — Мартин лежал на кровати, разглядывая потолок в мутных разводах — крыша временами протекала.
— Мечтаешь воссоединиться с Триадой?
За окном стемнело. Дрэйк копался в развороченном нутре куба, стараясь правильно подключить все провода и контакты. Он терпеть не мог технику и редко ей пользовался: для переговоров с посредником хватало дешевой «плашки» или можно было купить доступ к сети на пару часов в информационном центре Дэйла.
У Лима в подсобке хранился этот раритет уходящей эпохи, который Дрэйк позаимствовал практически бесплатно и теперь не мог разобраться в сплетении схем и плат, раздражаясь все больше.
— Я давно ни о чем не мечтаю, — сказал Мартин. — Ты похерил мне все мечты.
— Прискорбно.
Дрэйк соединил что-то не то, и в корпусе заискрило; он еле успел отдернуть руку.
— Не знаю, чего ты там добиваешься, — прокомментировал Мартин, повернув к нему голову, — но машина и так полудохлая, ты окончательно ее угробишь.
— Лучше заткнись. — Дрэйк потер пальцы о рубаху. Их все еще неприятно покалывало.
— Ночью ты был разговорчивее. — Сев, Мартин свесил с кровати босые ноги. — Отойди, ламер.
Надо было врезать ему для острастки, но Дрэйк устал разбираться с кубом. В железе он не смыслил, но доверять мог все равно лишь себе. Мысль использовать Мартина, конечно, приходила к нему, но…
Дрэйк молча посторонился. Мартин встал на колени и склонился над корпусом куба. Из-под одежды на шее показалась татуировка. Ее вид вызывал неясное беспокойство и желание стереть с кожи знак Триады.
— Ну ладно, ты не совсем ламер, Мусорщик, — сказал Мартин, быстро распутывая и меняя местами провода в разъемах. — Какая-то логика в твоих действиях есть, глядишь, через пару дней и собрал бы. Вот и все, можно включать…
Мартин напрягся, когда Дрэйк отогнул ворот его рубашки, но не вскочил и даже не повернул головы. От татуировки сеткой тянулись тонкие светлые шрамы. Дрэйк не видел всю спину, но подозревал, что там такая же картина.
— Включай. — Он отошел и сел на стул.
Закрыв корпус, Мартин подсоединил штепсель и включил куб. Старая машина затарахтела, будто собираясь развалиться в то же мгновение, и по экрану поползли строчки с логотипом и характеристиками компании-разработчика ПО.
— Сможешь выйти в сеть?
В конце концов, если уж Мартин — взломщик Триады, почему не использовать его навыки в своих целях.
— Серьезно? В таком случае освободи руки, я не могу так работать.
Мартин протянул ему руки, и Дрэйк отомкнул магнитки. Особой нужды в них и не было, но хотелось проучить за побег.
Размяв пальцы, Мартин сел перед монитором и занес руки над клавиатурой.
— Что ищем? — спросил он с нетерпением.
— Информацию о Триаде.
Мартин отвернулся от экрана и посмотрел на Дрэйка.
— Зачем? Потом, ты же понимаешь, что в свободном доступе ее нет.
— Но ты же взломщик, ты знаешь, как обойти систему. Или даже сейчас собираешься защищать секреты Триады?
Мартин продолжал смотреть, словно ожидая чего-то.
— Давай начистоту? — Дрэйк взял стул и, передвинув его, сел напротив Мартина. — Мне нужна страховка, я не собираюсь подыхать из-за ваших разборок. Ты можешь облегчить мне задачу.
— И что потом, отпустишь меня? Поможешь? Услуга за услугу.
— Да.
— Как насчет моей страховки? — усмехнулся Мартин. — Где гарантия, что ты просто меня не используешь?
— Ее нет, придется поверить на слово.
— Человеку, который убивает за деньги?
— Именно. — Дрэйк позволил себе легкую улыбку. — Я дам тебе пять минут на размышления.
Однако Мартину понадобилось всего две минуты, после чего он кивнул:
— Договорились.
Все-таки глупый он еще, несмотря на годы в Триаде и прочие обстоятельства. Неосмотрительно заключать сделки без твердых гарантий. Видимо, до этого Мартину и правда везло. До встречи с Дрэйком.
— Что конкретно тебя интересует? — Пальцы Мартина летали над клавиатурой, так что старенький куб не успевал реагировать на команды.
— У тебя есть доступ к информации по сделкам? Тем, где крутятся большие деньги.
— Киран наверняка перекрыл мне доступ и навесил замков. Сейчас. — Мартин что-то проверил. — Да, они закрыли мой канал.
— Сможешь взломать?
— Только не на этой машине.
Дрэйк встал и, подойдя к Мартину, оперся о спинку его стула.
— Знаешь, — сказал он, — не верю, что ты просто сбежал без оглядки, наверняка припрятал где-то компромат.
— Ты так уверен?
— Я не знаю подробностей, но ты же не совсем дурак, чтобы не позаботиться на этот счет, а, Мартин? — Наклонившись, Дрэйк почти коснулся его уха. — Или это не твое имя?
— Неважно. К чему ты клонишь?
— Для начала расскажи о Киране — хочу знать, чего от него ожидать.
Мартин сложил руки на груди.
— Киран — аналитик Триады Зелкасы, — сказал он, не глядя на Дрэйка. — Он отвечает за всю финансовую часть, через него проходят все сделки.
— Поэтому ты с ним и связался, ради выгоды?
— Я не связывался, я… — Мартин вздохнул. — Кирану меня подарили.
Ему удалось удивить Дрэйка — меньше всего Мартин походил на раба, да и в Центральном Кольце рабство было запрещено и сурово преследовалось.
— Знаю, о чем ты думаешь, — продолжил Мартин, — но это Триада, там свои правила.
— Дальше.
— Тогда Киран как раз занял место аналитика, Главный Мастер пропихнул его наверх, как своего протеже. Но когда Киран возглавил одну из ветвей Триады, его… наклонности стали проблемой.
— Живая игрушка — какое изящное решение всех проблем, — прокомментировал Дрэйк.
Он всегда недолюбливал торговлю людьми, хотя сам был охотником за головами. Но лучше уж убить. Рабство — все равно что продажа скота, разница столь же велика, как между домашними животными и дикими зверьми.
Казалось, Мартин не обратил внимания на его замечание.
— Мне было пятнадцать, — сказал он, — особой ценности я не представлял, так что Мастеру это показалось разумным распределением ресурсов.
Дрэйк уже хотел поторопить его, но Мартин и сам, видимо, решил, что достаточно подробностей.
— Я остался при Киране, и со временем он научил меня всему, что я знаю сейчас. Он куда лучший взломщик, чем я.
— Ты знал обо всех его делах. — Единственное, что интересовало Дрэйка на самом деле.
Мартин кивнул и потер запястье.
— Тебе плевать, Мусорщик, но я бы не хотел подставлять его перед Мастером.
Интересно. И скорее Дрэйк не понимал, чем ему было плевать.
— Ты жалеешь этого садиста? — спросил он.
— Так или иначе, но он учил меня и брал с собой.
— Чего только не делают люди по привычке.
Это надо же, привязаться к извращенцу.
— Я не могу сказать, как поведет себя Киран, если ты решишь шантажировать его, — через несколько минут сказал Мартин. — Он не любит, когда им манипулируют. Пустота, да у него просто крышу срывает…
— Личный опыт?
— Слушай, оставь свое охренительно ценное мнение при себе, хорошо? — взорвался Мартин. — Ты сам ничем не лучше.
— Ты пока не пробовал, чтобы оценить, лучше я или нет.
Мартин хотел что-то сказать, но осекся и, моргнув, вдруг схватил его за шею. Дрэйк не любил поцелуи, и за свою выходку Мартин мог и в зубы получить — слишком уж внезапно все произошло. Пришлось ухватить его за волосы и оттянуть голову — наверное, это было больно. Мартин поморщился, но попытки освободиться не предпринял.
— Больше так не делай, — посоветовал Дрэйк, отпустив его. — Раздевайся.
И точно, вся спина у Мартина оказалась в застарелых шрамах. Одни явно от лезвия ножа или бритвы — такие следы Дрэйк узнавал сразу; другие могли остаться от чего угодно. В голову сразу полезли мысли о тонкой леске и иглах для нанесения татуировок, которые так любили в Триаде.
Избавившись от одежды, Мартин повернулся к нему лицом и так и застыл. По выражению лица было не понять, как он относится к происходящему.
Сам Дрэйк не спешил раздеваться да и пока не решил, идти ли до конца или остановиться на этом. Несвойственные ему метания, но они были в новинку и потому интересны.
У Мартина было подтянутое тело — наверное, Киран позаботился насчет этого; длинные ноги и светлая кожа. Несколько шрамов виднелось на бедрах и животе, самый длинный доходил почти до груди.
Дрэйк подошел и провел по нему пальцем.
— Откуда он?
Мартин вздрогнул и, поморщившись, ответил:
— Ключ-карта. Их делают из лерита, кожу режет только так.
— Больно было?
— Да, — после паузы сказал Мартин.
Тонкий шрам, кто-то, видимо, хотел, чтобы он остался на коже Мартина, хотя с технологиями Триады этого можно было избежать.
— Сядь. — Дрэйк кивнул на кровать и принялся стягивать рубаху.
Мартин наблюдал за ним около минуты.
— Отвернуться? — спросил он, когда Дрэйк взялся за ремень на штанах.
— Нет.
Дрэйк вроде и не делал ничего из ряда вон выходящего, но получалось иначе, не так, как бывало раньше. Казалось, взгляд Мартина блуждал по его телу без всякого интереса, изредка останавливаясь на груди или ногах. Или члене. Откинув в сторону штаны, Дрэйк усмехнулся и выпрямился, чтобы дать Мартину разглядеть получше.
Было что-то забавное в ситуации, хотя, вроде бы — Триада, кидалово… О таких заказах его посредник говорил «проблемные», а Дрэйк время от времени брался за них просто ради встряски, чтобы немного разнообразить жизнь. Гонялся за сбежавшими шлюхами и должниками, неугодившими отпрысками сильных мира сего и уродами всех мастей, насмотрелся на людей, короче. И Мартин сначала показался таким же куском мяса. После побега Дрэйк его чуть не прибил, но кое-что изменилось: он стал интересен.
— Ну как, не передумал? — спросил Дрэйк.
— Что, я?..
— Ты. Мне нахрен не сдалось заставлять кого-то трахаться со мной.
— Нет, все нормально. — Мартин откинулся на постель. — Как тебе нравится?
— Молча.
Намек тот понял и не проронил больше ни слова. Они никуда не спешили, и Дрэйк не прочь был растянуть все же обломившийся трах подольше. Кто знал, что ждало их завтра, может, сделка с Триадой не выгорит, и тогда Мусорщику придет конец. Вряд ли Мартина ожидали более радужные перспективы.
Он оказался куда отзывчивее, чем можно было предположить по первому впечатлению. Богатый опыт жизни в Триаде? Дрэйку нравилось думать, что причина участившегося дыхания и едва слышных стонов — он сам.
Свет гасить не стал — хотелось не только ощущать, но и видеть под собой красивое возбуждающее тело, кожу, пусть и в шрамах, они все равно нисколько его не портили.
Дрэйк потянул зубами светло-коричневый сосок, одновременно сжимая второй, и скользнул рукой между бедер Мартина, провел губами по груди и напряженному животу. Ответом стала дрожь и судорожный вздох.
Подрачивая член Мартина, Дрэйк неспешно изучил шрам на его животе, затем спустился ниже и лизнул рубец на левом бедре. Каждый раз, когда он уделял внимание следам «игр» с Кираном, Мартин замирал и начинал дышать быстрее, прерывистее. Наверное, ему было неприятно или не по себе. Поэтому Дрэйк проделывал это снова и снова.
Обычно вполне хватало банальной разрядки — оттрахать, спустить и забыть до следующего раза, но тут что-то не давало просто воспользоваться удобным случаем. Дрэйк уже принял решение, это он понимал, а вот какое именно — еще предстояло выяснить.
Пару секунд он даже размышлял: будет забавно отсосать Мартину и посмотреть на выражение его лица, но, пожалуй, это уж слишком для одного единственного траха.
Оба возбудились; почти до боли ломило яйца, а Мартин нетерпеливо ерзал, стараясь потереться своим членом о член Дрэйка. Сдерживаться было все сложнее, укусы скорее раздражали, чем раззадоривали.
Перевернув Мартина на живот, Дрэйк навалился сверху и тут же ощутил рубцы на его спине. Словно карта, которую мог бы прочитать слепой, прикасаясь к коже подушечками пальцев.
Вид шрамов только усилил желание взять, подчинить. Дрэйк не особенно осторожничал, и Мартин вскинулся, сжав подушку и прошипев:
— Полегче!
Дрэйк в ответ укусил его в шею около татуировки и толкнулся глубже.
— О-о… — То ли стон, то ли вдох. Мартин шире развел ноги и подался навстречу.
Хмыкнув, Дрэйк шлепнул его по ягодице, затем вышел и снова заполнил собой. Да, пожалуй, оно того стоило.
Комнату наполнили вдохи-выдохи и редкие стоны. Прогнувшись, Мартин насадился на Дрэйка и сбил ему ритм. Пришлось придержать. Тот покрылся испариной — спина блестела от пота, а шрамы будто проступили явнее, как стежки портного на грубом куске кожи. Дрэйк наклонился и, не останавливаясь, проследил один из рубцов губами, лизнул. Мартин уже не сдерживался, вряд ли ощущая легкие прикосновения. Он комкал простынь, цепляясь за нее судорожно сведенными пальцами, и рисковал порвать далеко не новую ткань, но все это было не важно.
Потом они повалились на постель, быстро и глубоко дыша. Дрэйк ожидал чего-то вроде: «слезь с меня» или «теперь отвали», но Мартин не протестовал и не пытался отстраниться.
Дрэйк сам перевернулся на спину и, заложив руку за голову, прикрыл глаза. Через несколько минут, когда оба успокоили сбившееся дыхание, он ощутил на себе взгляд Мартина и повернул голову:
— Ну?
Они лежали близко, пожалуй, даже слишком близко, чтобы это было комфортно, однако никто не спешил увеличить сократившееся расстояние.
— Чего? — Мартин зевнул и подложил под щеку правую руку. Он все еще лежал на животе.
— Неплохо было, — то ли спросил, то ли просто заметил Дрэйк — он и сам не знал.
— Ага…
Подтянув одеяло, Мартин кое-как укрылся и закрыл глаза. Дрэйк понаблюдал за ним немного и отвернулся.
Интерес не пропал, хотелось повторить один-два раза. Или больше. Только зачем ему столько проблем? Планы перезимовать в Кастере уже не казались такими заманчивыми. При мысли, что придется полгода смотреть на бесконечные уныло-белые сугробы, начинало тошнить. Он не нуждался в компании других людей, всегда так было, а вот теперь, поди ж ты…

Утром Дрэйк окончательно решил, как поступит, оставалось убедить Мартина и уговорить его помочь.
Он все еще спал, когда Дрэйк вернулся в комнату: лежал на животе, подтянув под себя одну ногу и едва прикрывшись одеялом. Пару мгновений пришлось бороться с желанием продолжить то, на чем они остановились ночью, но сейчас было не время и не место.
— Мартин. — Дрэйк потянул за край одеяла.
Тот пошевелился и, открыв глаза, посмотрел через плечо. Дрэйк ожидал каких-то слов, может, приветствия, но Мартин молча смотрел на него, не спеша вставать с кровати.
— Мне нужна твоя помощь, — сказал Дрэйк.
— В чем?
— Ты знаешь. — Взглянув на куб, он вновь повернулся к Мартину: — Информация.
— Для этого ты меня трахнул? — Удивления не слышалось в его голосе, скорее там была уверенность.
Не ответив, Дрэйк подошел и присел на край кровати.
— Не совсем, — сказал он, — мне понравилось.
— Мог бы и солгать, знаешь, — проворчал Мартин. — Так я и думал.
— Теперь ненавидишь меня еще сильнее?
— Нет, — подумав, ответил тот.
Дрэйк провел пальцами по его спине, по веренице шрамов, чуть заметных и широких, коротких и тянущихся через лопатки к пояснице.
— Сейчас ты похож на Кирана, Мусорщик. — Поведя плечами, Мартин лег на бок. — Он такое обожает.
— Ни один из этих шрамов не оставлен мной, поэтому не сравнивай.
Мартин прикрыл глаза и какое-то время лежал неподвижно. Дрэйк дал ему время все обдумать; давить не имело смысла — сейчас этот взломщик-беглец был его союзником.
— Хорошо, — сказал Мартин, открыв глаза и сев на постели, — я дам тебе доступ к информации. Но ты должен понимать, если не дурак: Киран не один, подставишь его — он отомстит, может, не сам, но его люди достанут тебя. И меня, — добавил он тише.
— Именно поэтому без тебя мне не обойтись. В конце концов, Триада обманула меня и не заслужила честной сделки. — Дрэйк встал и кивнул на куб: — Эта рухлядь подойдет?
Мартин помотал головой:
— Нет, нужно что-то помощнее. Все мои каналы — на сервере Бунара, их защита одна из лучших, а такой раритет просто не выдержит нагрузки.
— Одевайся.

В информационном центре на них не обратили внимания. Там всегда было пустынно, ряды кубов находились в спящем режиме, ожидая того, кто оплатит время, чтобы воспользоваться ими.
— Наверное, на всей Ферранте не найдется ни одной современной машины, — поморщился Мартин, едва увидев эти агрегаты.
Дрэйк не стал надевать на него магнитки, но купил дешевый плащ, чтобы скрыть фигуру и лицо — просто на всякий случай. Людям Триады могло надоесть ожидать их в порту, а любопытные глаза и уши всегда доставляли только неприятности.
Сев за клавиатуру куба, Мартин погрузился в систему. Дрэйк отошел, чтобы не мешать ему.
Кое о чем он предпочел умолчать. Например, о том, что никогда не делал что-то ради одной лишь прихоти. Ночь с Мартином была хороша и сама по себе, но, переспав с ним, он преследовал несколько целей.
Теперь тот, вероятно и сам не осознавая, доверял Дрэйку, считал его наименьшим злом из возможных. Вряд ли Мартин признался бы в этом даже себе, но так оно и было.

— Здесь все.
На ладонь Дрэйку легла узкая пластинка с информацией: счетами, договорами и операциями Триады. Мартин окинул ее взглядом, будто сомневаясь, что на такой крохотной вещице записано столько важных вещей, за которые некоторые готовы убивать направо и налево.
— Что теперь?
— Теперь ты будешь послушным мальчиком и подождешь меня у Лима, идет?
— Не нужно сарказма, — скривился Мартин. — Куда ты пойдешь?
— Встречусь с твоим Кираном.
— Сдурел? Зачем вообще с ним встречаться? Какой в этом смысл? — Мартин заметно нервничал.
— Такой, что я не собираюсь скрываться от Триады всю оставшуюся жизнь, — терпеливо пояснил Дрэйк. — И подыхать я тоже не хочу, а значит, мы провернем все так, чтобы о нас вспомнили в последнюю очередь.
— Так что, мне просто сидеть и ждать тебя?..
— Да. Никуда не выходи.
Мартин был явно против, но задавать вопросов и протестовать больше не стал. Дрэйк оставил его в комнате, которую оплатил еще на несколько дней вперед, и вернулся в информационный центр. Там он купил карту всего на полчаса — этого должно было с лихвой хватить на короткий разговор — и занял один из кубов в углу. Даг, его посредник, ответил почти сразу — они редко связывались по этому каналу, используя его только в крайних случаях.
— Ты завершил дело? — напрямик спросил Даг, опустив приветствия. — Есть осложнения?
— Для начала скажи, как так получилось, что ты проглядел заказчика?
— Что не так с заказчиком? Я пробивал по открытым и закрытым каналам, все как обычно… — Не похоже было, что Даг врал. Дрэйк всегда чуял ложь.
— Парня заказала Триада, — выложил он все карты. — И теперь у меня проблемы, сам понимаешь.
Лицо Дага вытянулось, кажется, он даже побледнел.
— Ну ни хрена себе… Ладно, — Даг быстро взял себя в руки, — какой у тебя план?
— Я выхожу из игры, Даг.
— Ты… Мусорщик, ты…
— Мы говорили об этом, я решил — сейчас.
— Уверен?
Дрэйк кивнул. Охота давно стала для него рутиной, не принося того азарта и удовольствия как раньше.
— Я понял, Мусорщик. Что-то еще?
— Сейчас я передам тебе информацию и назову человека, которому нужно ее переправить. Адрес пробьешь по своим каналам.
— Триада? — вздохнул Даг.
— Ты мне должен, — напомнил Дрэйк.
— Да я не отнекиваюсь! Сделаю, как скажешь. Я так понимаю, это последний наш разговор. — Даг замолчал, принимая информацию с пластинки Дрэйка.
— Если кто-то выйдет на тебя — ты меня не знаешь. Надеюсь, это понятно? — Дрэйк не любил угрожать, но Даг должен понять намек и расценить его правильно.
— Понятно, я тебя не знаю. Что ж, бывай, Мусорщик, сделаю все как надо, не беспокойся.
Даг отключился, а Дрэйк посидел еще немного перед остывающим кубом. В этот самый момент он перечеркнул большую часть своей жизни. Начался новый этап — неизвестный и в чем-то волнующий. Теперь предстояло действовать и тянуть время.

В порту Дэйла всегда было ветрено. Отсюда челноки, яхты и грузовые суда отправлялись к другим системам и планетам — чаще к Центральному Кольцу. На Ферранте добывали руду и некоторые минералы, спрос на которые стабильно рос из года в год.
Здесь постоянно кто-то ошивался и терся — часто требовались грузчики, и местные подрабатывали на бутылку-другую. Дрэйк легко затерялся в толпе неряшливых и невзрачных рабочих. Он знал место в доках, где стоял корабль заказчика, так что направился прямиком туда.
Яхта произвела на него впечатление — двухпалубная, роскошная и вместе с тем феноменально быстрая — такой малышкой мог похвастаться не каждый богач из Центрального Кольца, да и содержание ее обходилось в целое состояние. Внизу у трапа дежурила охрана — парочка неприятных типов, весь их вид словно кричал об оружии, спрятанном под одеждой. Вряд ли нашелся бы глупец, не веривший, что они пустят его в ход при малейшей опасности. Впрочем, такие мордовороты годились дежурить у дверей, но никак не выполнять сложные и ответственные поручения. Все это Дрэйк оценил за пару секунд, идя к ангару от разделительной кишки перехода. Главное — двигаться плавно и размерено, чтобы не напугать агрессивных животных раньше времени.
— Чего надо? — спросил один охранник, когда Дрэйк подошел достаточно близко.
— Меня ждут. Передай хозяину, что пришел Мусорщик.
Один из мордоворотов усмехнулся, будто в прозвище Дрэйка было что-то смешное, но второй, видимо, соображал быстрее.
— Мусорщик? Тот самый, что ли? — Он смерил Дрэйка оценивающим взглядом. — Ладно, жди здесь. А ты смотри за ним, — кинул своему напарнику.
Тот воззрился на Дрэйка с косым прищуром — мол, я за тобой наблюдаю, не думай. Дрэйк усмехнулся и, отвернувшись, принялся разглядывать яхту.
Пока Триада казалась сборищем идиотов средней руки: то, что Мартин удрал от них и скрывался целый год, говорило о плохой организации, хотя, если Киран хотел утаить произошедшее от своего покровителя… При всем этом Дрэйк понимал, что идти в открытую против Триады — все равно, что брать тараном боевую машину: убьешься о броню, а видимых результатов не принесет. Однако считать противника тупым — расписаться в собственной глупости.
Буквально минут через пять охранник вернулся и махнул Дрэйку рукой:
— Заходи. Только без выкрутасов.
Внутри яхта оказалась куда просторнее, чем могло показаться при взгляде снаружи. Вся электронная начинка была спрятана за декоративными панелями. Дрэйк прикоснулся к одной такой — неужели настоящее дерево?
— Ты чего? — буркнули сзади. — Иди давай. Приказано привести как можно быстрее.
Признаться, давно он не испытывал такого сильного любопытства — что из себя представляет этот Киран, аналитик Триады, по совместительству извращенец и рабовладелец? Дрэйк и не пытался понять привязанность Мартина к подобному человеку. Да мало ли, в конце концов, сдвинутых психов на свете, может, ему просто нравилась боль, или он привык к ней — значения не имело.
— Пришли.
Охранник постучал в двери, и те, разъехавшись в стороны, открыли каюту с довольно лаконичной обстановкой. Даже странно было увидеть нечто подобное на этой яхте.
Дрэйк шагнул через порог, и двери тут же захлопнулись. Охранник остался в коридоре. То ли Киран недооценивал Дрэйка, то ли каюта была под завязку напичкана охранными штуковинами. Пожалуй, стоило поставить на второе.
— Интересно наконец-то увидеть Мусорщика, но, признаться, я ждал, что ты явишься не один.
Киран сидел за практически пустым столом — никаких кубов, плашек или архаичных письменных принадлежностей, которыми так любили пускать пыль в глаза некоторые заказчики Дрэйка. Он сидел, откинувшись на спинку кресла, и гонял по столу какой-то черный шарик.
— Древний, хм, тренажер, — пояснил он, заметив взгляд Дрэйка. — Хорошо разминает пальцы, успокаивает, помогает сосредоточиться. Пожалуйста, присаживайся.
Дрэйк разместился в одном из кресел напротив стола. Не спеша отвечать, он смотрел на Кирана, а тот в свою очередь изучал его самого.
У аналитика Триады было узкое бледное лицо, на котором ярко выделялись лишь темные брови; почти бесцветные губы сжались в линию. Дрэйк не мог прочитать эмоции Кирана, как ни старался: малоподвижная мимика превратила его лицо в непроницаемую маску безразличия.
— Итак, — Киран перекинул черный шарик в другую руку, — в сообщении говорилось, что ты поймал его.
— На тот момент — да.
— Что изменилось?
— Он ускользнул.
Киран бросил на него быстрый взгляд.
— И ты надеешься, что я заплачу за «издержки»? — усмехнулся он, положив шарик на стол.
— Такого я не говорил, — сказал Дрэйк. — Это временное затруднение, я знаю, где он, и достану, не сомневайся. Но мне нужно два дня.
— Мог бы не затрудняться и прислать сообщение. Зачем ты пришел, Мусорщик?
— Я должен знать, на кого именно работаю. — Дрэйк посмотрел ему в глаза и увидел в них понимание — Киран догадался.
— Слышал, — сказал он, вновь запуская шарик по столешнице, — ты охотник с принципами, отказываешься от заказов без объяснения причин. И сумма не имеет значения, хотя берешь немало. — Киран ухмыльнулся, не поднимая глаз. — У тебя есть два дня. Приведи его, Мусорщик, приведи живым.

Встреча принесла Дрэйку уверенность — с Кираном надо покончить. Не то чтобы он мог что-либо изменить — Триада уже получила информацию с пластинки, но те слова Мартина насчет его странной привязанности не давали покоя, зудя, словно укус блохи.
Такой, как Киран, не оставит в покое ни Мартина, ни тем более Дрэйка — какого-то исполнителя. Значит, его нужно устранить.

Мартин не сбежал, пройдя этим небольшую проверку. Еще утром Дрэйк прицепил на его одежду «жучок», так что далеко он бы в любом случае не ушел, но было приятно увидеть, что ростки доверия упали на благодатную почву.
— Ну что? — Взлохмаченный Мартин сел на кровати, едва Дрэйк вошел в комнату, и посмотрел на него с ожиданием.
— Ничего, все идет, как надо.
Дрэйк снял плащ и бросил его на стул. Краем глаза заметил винтовку. Она стояла там же, где ее оставили — Мартин, судя по всему, и не притрагивался.
— Он тебе поверил? О чем вы говорили?
— Обменялись угрозами, — бросил Дрэйк и, сев на кровать, принялся стягивать сапоги.
— Киран никогда не угрожает, он просто… делает, — сказал Мартин.
— На словах он и не угрожал, но дал понять, что шутить с ним не стоит. Шутить я и не собираюсь.
Дрэйк не верил, что ему заплатят и дадут уйти. Свидетели Кирану не нужны.
— И какой у тебя план? — спросил Мартин.
Обернувшись через плечо, Дрэйк усмехнулся:
— Отдам ему то, что он хочет.
Моргнув, Мартин открыл было рот, но так ничего и не сказал. Вместо этого он дернулся к винтовке, надеясь, видимо, пристрелить Дрэйка. Пришлось слегка его приструнить.
В одно мгновение скрутив Мартина, Дрэйк прижал его к кровати и так вывернул руку, что еще чуть-чуть и был бы вывих.
Мартин застонал в подушку — ему, вероятно, стало уже не до винтовки.
— У тебя замедленная реакция, — сказал Дрэйк, ослабляя хватку. — Никогда не пытайся меня убить.
— Пошел ты в… — Мартин не договорил — Дрэйк дернул его за руку, и тот захлебнулся собственными словами.
— Я непонятно выразился?
Ответа не последовало, и Дрэйк отпустил его. Мартин сел, держась за плечо и смотря куда-то в стену.
— Киран не поведется, если не поверит, — сказал Дрэйк. — Если он увидит тебя, сделка будет считаться завершенной, мои обязательства перед ним — выполненными.
— Я не хочу туда возвращаться, — проговорил Мартин.
— Это игра.
— Мне срать, игра или нет! — выплюнул он с ненавистью. — Я не хочу… не могу к нему…
Дрэйк глянул на него с удивлением.
— Вчера ты говорил, что не хочешь подставлять Кирана.
— Это не значит, что я хочу вернуться. — На лице Мартина выступили красные пятна. — Что, если меня сразу пристрелят? Или будут пытать. Давай, вышиби мне мозги, все равно мне не жить.
— Успокойся.
Паника Мартина раздражала и путала мысли.
— Все, что нам нужно, это потянуть время, — пояснил Дрэйк под его взглядом, — остальное за нас сделает Триада. Так что не трать попусту силы.
Вряд ли Мартин так уж поверил в счастливый исход этого плана, но возражать не стал — и то хорошо.
— Иди сюда. — Дрэйк поманил его к себе.
Мартин замер, смотря напряжено и неверяще, но спустя мгновение подвинулся ближе. Несильно сжав его шею, Дрэйк погладил Мартина по затылку и какое-то время смотрел в глаза, затем потянул на себя и поцеловал. Он не лгал, когда говорил, что не любит поцелуи, но момент был подходящим, да и Мартина следовало занять чем-то, переключить внимание. Тот ответил почти сразу и даже слегка приобнял Дрэйка, впрочем, особо не усердствуя.
Разорвав поцелуй, Дрэйк наклонился и укусил его в шею. Мартин рвано выдохнул.
— Ты это специально? — прошептал он.
— Да, теперь заткнись.
На этот раз Дрэйк трахал его лицом к лицу — так захотелось. И целовал, сминая губы, кусая и проводя по ним языком. Мартин не протестовал, наоборот, ему, кажется, нравилось, да что там — судя по стонам и тому, как он сжимал Дрэйка, Мартин ловил от процесса настоящий кайф.
— А ты хорош, — сказал он, когда Дрэйк лег с другой стороны кровати. — Еще раз?
— Вошел во вкус? — усмехнулся Дрэйк, перехватив его руку у своего члена. — Утром.
Мартин понял правильно и больше не лез. Достав фляжку, Дрэйк отхлебнул и передал ему.
— Ты боишься Кирана? — спросил он, смотря, как Мартин отпивает и морщится.
— Не знаю, — ответил тот и, помолчав, добавил: — Наверное, за год я отвык от всего этого… от Триады и иерархии. Но научиться жить самостоятельно тоже было нелегко.
— Зачем тогда свалил? Оставался бы их взломщиком.
У Дрэйка не было видимых причин интересоваться мотивами Мартина, однако он и в самом деле хотел узнать то, о чем спрашивал.
— Ты всегда делал, что хотел? — спросил Мартин.
— Конечно.
— В таком случае вряд ли ты поймешь, каково это, когда выбора просто нет. Когда за тебя все время решает кто-то другой, а у тебя есть только один выход — смириться. — Вздохнув, Мартин кинул фляжку куда-то в ноги. — Хочу хотя бы сдохнуть свободным.
— Понятно.
Мартин хмыкнул, словно говоря: «Да ни хрена тебе не понятно!»

Два дня они выжидали. Дрэйк пару раз выходил на улицу — купить кое-чего и разведать обстановку. Мартина он не выпускал, да тот особо и не рвался, погрузившись в мрачное ожидание. Дрэйк попытался снова раскрутить его на разговор о Киране и жизни в Триаде, но Мартин либо отмалчивался, либо отделывался односложными ответами. Он явно нервничал, хоть и пытался всеми силами скрыть это. Дрэйк дал ему время подготовиться — кто знает, как оно все обернется.
В Дэйле у него было несколько осведомителей, один из них и нашел в порту человека, который имел доступ к идентификаторам судов и отмечал их прибытие и отлет. Вычислить корабль Триады не составило особого труда, главное — знать, кого и что искать. Они прибыли день в день. Сразу, наверное, отправили карательный отряд чистильщиков — слегка проредить свои ряды.
Утром третьего дня Дрэйк бросил Мартину:
— Мы уходим.
— Скажи, — попросил тот, — ты уверен, что все получится?
Мгновение хотелось солгать ему, но…
— Нет. Одевайся.

В порту Дрэйк надел на Мартина магнитки — так, на всякий случай.
— Это обязательно? — спросил Мартин.
— Просто достовернее. Я пойду сзади, подыгрывай мне, если что.
Утром Дрэйк послал Кирану номер стоянки и смелое по своей наглости сообщение, что будет ждать его в порту. Второе — анонимное, разумеется, — ушло на Милану, яхту, пару часов назад прибывшую на Ферранту.
Являться к Кирану на Зиндару было самоубийством, а умирать пока совсем не хотелось, к тому же непонятно еще, как на анонимку среагируют «большие боссы» Триады. Дрэйк рассчитывал столкнуть их лбами и под шумок слинять с планеты, все равно оставаться здесь не имело смысла. Посвящать Мартина в свои планы он не спешил и в итоге пришел к решению, что тому вообще не стоит их знать. Обещать ему что-то Дрэйк не мог и, чего уж там, не хотел. Любые привязанности были ему чужды, а Мартин слишком уж хорошо вписался в его жизнь, ничего для этого не делая. К тому же — бывший раб, взломщик, член Триады… И как такому доверять? Нет, помочь Дрэйк поможет — ровно настолько, чтобы не подставить самого себя, а потом каждый пойдет своей дорогой. Или умрет, как уж повезет. Оставалось надеяться, что чистильщики Триады не прохлопают удобный момент, чтобы напасть.
Дрэйк взял не только обычную винтовку, но и пару лазерных «глушилок», спрятав их под плащом.
— Если услышишь взрывы или выстрелы, — сказал Дрэйк, пока они с Мартином шли через ангары, — найди укрытие. В любом случае головы не поднимай — отстрелят.
— Так, может, дашь мне оружие?
— Нет, все равно не сможешь им воспользоваться.
— Я смогу, — с нажимом сказал Мартин.
— Да? — хмыкнул Дрэйк. — Что, сможешь выстрелить Кирану в лицо, если придется?
Мартин промолчал, и больше они не разговаривали.
Их ждали в указанном месте. Дрэйк насчитал восемь человек, помимо Кирана, который все же соизволил явиться на встречу — весьма недальновидно и странно для аналитика Триады. При виде Мартина он не изменился в лице, лишь слегка сузились глаза, придав ему хищное выражение.
Дрэйк отвлеченно отметил, что Мартин не настолько хорошо владеет собой: под взглядом Кирана он едва не споткнулся и, подойдя ближе, опустил глаза, чтобы не встречаться с ним взглядом. Что ж, это было предсказуемо.
— Мне пришлось ждать, Мусорщик, — сказал Киран, как только Дрэйк и Мартин остановились напротив него.
Начал с претензий, ну-ну.
— Меня задержали дела, — ответил Дрэйк. — Хочешь обсудить их или заберешь свою пропажу?
Киран перевел взгляд на Мартина. Тот, словно почувствовав, опустил голову еще ниже. Хорошо играет или и правда так хреново? Дрэйку не нравилось то, что он видел.
— Ну что, — спокойно сказал Дрэйк, — конура и поводок ждут, иди.
И Мартин пошел. Пошел на деревянных негнущихся ногах, но прежде наградил Дрэйка таким взглядом, что, будь на его месте кто-то другой, удавился бы. Однако на что-то он до сих пор надеялся, раз ничем не выдал готовящейся подставы.
Дойдя до Кирана, Мартин остановился перед ним и медленно поднял голову. Дрэйк не видел его лица, только спину, на которой под рубашкой и курткой навечно была вырезана карта шрамов и боли.
— С возвращением домой. — Киран улыбнулся, совсем чуть-чуть, едва подняв уголки губ, затем ударил Мартина по лицу.
Бил он не так, как ударил бы, к примеру, Дрэйк — не для того, чтобы вырубить; Киран ударил тыльной стороной ладони, чтобы унизить и поставить на место. Мартин пошатнулся, но на ногах устоял.
— Нам есть что обсудить, правда? — Киран отвернулся от него и, взглянув на одного из своих людей, сказал: — Бош, разберись с… оплатой.
Дрэйк весь подобрался и положил руку на «глушилку» у правого бедра. Киран развернулся и пошел прочь, Мартин же обернулся и на долю секунды встретился взглядом с Дрэйком. Кажется, больше он ни на что не надеялся. Слизнул кровь с разбитой губы, хотел что-то сказать, но его толкнули в спину — чтобы пошевеливался.
Дрэйк смотрел, как они уходят, и думал: неужели просчитался? Чистильщики были в порту, они просто не могли упустить такую возможность — взять Кирана и его людей в ангаре, яхту пришлось бы брать штурмом. Или они рассчитывали договориться? Киран не дурак, он попробует смыться, потому что переговоры с Триадой — заведомо проигрышный вариант.
Пока Дрэйк обдумывал, какой из контейнеров будет лучшим укрытием, к нему уже двинулись трое. Тот, которого Киран назвал Бошем, усмехнувшись, сказал:
— Тебе как, на счет перевести или этим вашим металлом? — В руке у него блеснул серебряный бейд.
— Я бы взял натурой, но, глядя на тебя… — Дрэйк медленно обвел его взглядом, с ног до головы. — Нет, спасибо.
Они подобрались совсем близко. Дрэйк заметил, как тот, что стоял слева, сжал странного вида предмет — новое оружие? — и, явно намереваясь отрезать проход между контейнерами, начал заходить с другой стороны, со спины. Хитрожопые ублюдки, подобная прозорливость была далеко не на руку Дрэйку.
И тут грянули выстрелы. Больше не медля, Дрэйк выхватил «глушилку» и прожег мозги тому, что заходил справа. Парень упал как подкошенный, но остальные сориентировались быстрее, чем можно было ожидать. В то место, где мгновением раньше стоял Дрэйк, ударило сразу два луча. Что-то новенькое, такого оружия он пока не видел, однако не собирался испытывать его действие на себе.
Откатившись за металлические ящики, Дрэйк выстрелил Бошу по ногам. Тот упал, воя и держась за обожженные конечности; третий ублюдок куда-то спрятался.
От выхода из ангара раздавались пальба и крики, невозможно было определить, сколько чистильщиков напало на людей Кирана. Уж Триада разберется со своими делами получше Дрэйка, а пока стоило уносить ноги да побыстрее.
Пригибаясь за ящиками, он добежал до контейнеров и нырнул в узкий проход между ними. Из ангара был один выход, и следовало выбраться сейчас, пока заварушка не окончилась и не начали считать трупы. Расчет был прост: чистильщики не знали о Дрэйке, а о Мартине Киран тем более не стал бы докладывать, так что их бы никто не искал.
Отвлекшись, он пропустил появление третьего ублюдка, притаившегося между стыками двух контейнеров. Только нюх на опасность спас Дрэйка — он чуть запнулся, буквально на один короткий миг, и это спасло ему жизнь.
Выстрелом задело бок — обожгло, словно огнем, но называть это раной было смешно. Парень плохо рассчитал, его оружие требовало подзарядки, и, пока он занимался этим, Дрэйк в два прыжка оказался рядом и полоснул ножом по горлу.
Тупая боль в боку отвлекала, но все же это было лучше, чем схлопотать пулю или лазерный луч в ногу.
Дрэйк подтащил один из ящиков, взобрался на него и, подпрыгнув, уцепился за край контейнера; не без труда подтянувшись, втащил себя наверх. Минутная передышка, чтобы выровнять дыхание, и он вновь двинулся к своей цели.
Впереди что-то горело: то ли случайно загорелся какой-то груз, то ли это сделали специально. Дым мешал нормально дышать и не позволял рассмотреть, что творится внизу. Кому-то там, кажется, отстрелили руку или ногу, и он орал, понося Триаду и одновременно умоляя не бросать его. Дрэйк надел респиратор и пополз дальше.
Он не собирался искать его, но вдруг поймал себя на мысли, что высматривает Мартина. У него ведь был реальный шанс спастись, правда, при такой дымовой завесе он вряд ли бы сориентировался в ангаре, даже если бы сбежал от Кирана в первые минуты.
Рисковать шкурой ради Мартина не имело смысла, но Дрэйк все равно осматривал проходы между контейнерами, пока медленно пробирался вперед. Один раз он увидел кого-то из Триады: парень привалился спиной к ящику и то ли умирал, то ли уже был мертв. Проверять Дрэйк не стал.
Дым стал плотнее, проникая, казалось, даже под респиратор. Химикаты они, что ли, подожгли?..
Дрэйк ненадолго остановился передохнуть — все из-за той херни, из которой в него пальнули. Ожог будто бы разрастался, или только жжение усиливалось, хрен его знает, в любом случае кожу надо было обработать и перевязать.
Он прикрыл глаза и открыл, когда услышал кашель. Сначала думал — показалось, но звук повторился. Дрэйк подполз к краю и посмотрел вниз. Мартин привалился к контейнеру и, закрывая рот руками, натужно кашлял.
Можно было бросить его там — разумно в сложившейся ситуации, но Дрэйк даже не обдумывал такую возможность. Сняв со спины винтовку, он наклонился и дотронулся дулом до плеча Мартина. Вздрогнув, тот поднял голову и прищурился. Дрэйк показал: забирайся наверх.
Втащить Мартина на контейнер оказалось не таким легким делом, к тому же руки у того все еще сковывали магнитки. Однако сначала Дрэйк надел на него второй респиратор — пригодились все-таки, валяясь в сумке с самой Долины, — потом уже освободил руки. Хотел дать вторую «глушилку», но Мартин разжился кое-чем покруче — у трупа забрал, не иначе.
Задерживаться дольше было нельзя, однако Дрэйк все же дал ему пару минут, чтобы прийти в себя, потом растолкал, и они поползли дальше — тут уже их могли засечь в два счета, даже на колени не встать.
Оставалось всего два контейнера. Где-то справа затрещали выстрелы, и пришлось выждать, пока все не стихло. Некоторое время Дрэйк просто лежал, всматриваясь в клубы дыма. Не важно кто, Триада или люди Кирана, столкновение с обеими группировками не сулило ничего хорошего. В худшем случае пристрелят, не разбираясь, и все, а Дрэйк не для того поставил на карту свои деньги, свободу и жизнь.
Мартин тяжело дышал рядом — похоже, отравился все-таки. Помочь тут Дрэйк не мог, главное, чтобы не отключался, а там… Что же будет «там» не придумывалось. Он не умел жить завтрашним днем.
Потянув Мартина за рукав куртки, он показал на проход между контейнерами. Дальше начиналось открытое пространство до самых ворот, и прятаться было негде. Дрэйк слез первым и прикрывал, пока Мартин спускался — неловко и шумно.
На мгновение Дрэйк приподнял респиратор, чтобы спросить:
— Бежать сможешь?
Мартин кивнул. Его готовность вызывала большие сомнения, но и выбирать не приходилось. Дрэйк пустил его первым. Так он хотя бы видел Мартина, а оборачиваться и проверять, не завалился ли где, было не к спеху.
Кто-то заорал. Им или нет, Дрэйк проверять не стал — просто пальнул в ту сторону, где в дыму угадывались очертания человеческой фигуры, и, не останавливаясь, нагнал Мартина — уже за ангаром.
С другой стороны площадки бежали работники порта — должно быть, сработала пожарная сигнализация. Тем лучше: среди шума и возни легче затеряться.
Мартин содрал респиратор и принялся с силой тереть глаза. Они и так были красные да еще и слезились.
— Перестань, хуже будет, — сказал Дрэйк. — И спрячь оружие, проблемы с охраной порта нам не нужны. Легкие жжет?
— Нет. — Мартин перестал чесать глаза и сморгнул выступившие слезы.
— Значит, повезло.
— Повезло, ну да… — Он усмехнулся и выпрямился, посмотрев на Дрэйка. — Кирана ранили — в шею, я видел. Он не жилец.
Пожав плечами, Дрэйк посмотрел на площадку. Надо было выгадать подходящий момент, чтобы, не вызывая лишних подозрений, пробраться в Дэйл.
— Я думал, ты меня кинул, — сказал Мартин.
— Нашел спасателя, — хмыкнул Дрэйк. — А если бы и кинул, то что?
— Ничего. Хотя ты… — Не договорив, он отвернулся.
— Видишь ворота? — спросил Дрэйк. — После них расходимся. Можешь валить куда захочешь.
— А ты?
— Я залягу на дно, Мусорщика больше не существует.
На них не обращали внимания. Мало ли, кто шляется в порту, да и пожар нужно кому-то тушить. Они спокойно добрались до ворот, и Дрэйк уже собирался свернуть на дорогу к Дэйлу, как…
— Мусорщик! — Мартин схватил его за плечо.
Дрэйк обернулся, и тот убрал руку, словно обжегшись.
— Ну?
— Как тебя найти? — Мартин отступил на шаг.
Выглядел он примерно так же, как тогда в Долине, когда сидел привязанный к дереву. Снова засохшая кровь на лице, грязь…
Дрэйк кинул ему фляжку с водой.
— Морду отмоешь, — сказал он и пошел к Дэйлу.

Зиму Дрэйк провел в Центральном кольце, на Мире. Ни разу не бывал, да и не любил зажравшиеся планеты, где все буквально кричали о гуманизме, а на самом деле за красивой ширмой прятали грешки, о которых даже себе не признаешься. Однако денег на счетах накопилось, пожалуй, больше, чем он мог бы потратить. Убирать чужой мусор — прибыльная работенка, ничего не скажешь.
Так что Дрэйк попробовал пожить так, как мечтает каждый — ни в чем себе не отказывая. Не понравилось. Вернуться к привычному делу? Он не хотел. Этот период закончился. Люди его раздражали. Он и раньше не интересовался чужими жизнями, а уж теперь…
Дрэйк не запоминал снов. Видел, как и любой человек, но запомнить не мог да и не хотел. А тут приснился Мартин, и Дрэйк поймал себя за мыслями о нем. И ведь не трах, а не пойми что: так, разговор у ворот. Он вроде не оборачивался тогда, но во сне почему-то обернулся, тут же проснувшись.
Больше это не повторялось, однако нет-нет, да перед глазами вставал Мартин; пальцы все еще помнили шрамы на его спине.
Очень скоро дни, а иногда и ночи Дрэйка, заполнились этими воспоминаниями — яркими, будто все происходило вчера; бессмысленными, как казалось поначалу.
В конце концов Дрэйк начал обдумывать его странный вопрос: «Как найти?» Его, Дрэйка, найти. Зачем? Не тот он был человек, чтобы его искать и вообще желать новой встречи. Месть? Куда разумнее, но Мартин был не таков. То, что поначалу Дрэйк принимал за слабость, являлось чем-то другим.
Он мог бы ожесточиться и стать психом наподобие Кирана, или наоборот, потерять остатки воли и самостоятельности. Но Мартин приспособился и выбрался из того дерьма, в которое угодил. Пусть по итогу не без помощи Дрэйка, но кто знает, может, другие охотники его бы и не разыскали.
Дрэйку надоели эти размышления. Он ненавидел их и вместе с тем не мог не думать. Видимо, избавиться от них можно было лишь одним способом.
Проследить его путь до Пиры удалось не сразу. Если уж говорить честно, Дрэйку больше повезло, хотя усилий он тоже приложил немало да и средств понадобилось прилично.
Мартин, в отличие от него, деньгами не сорил. Поселился в спокойном городке, но не в самом хорошем районе.
Дрэйк думал — найдет, понаблюдает и все. Но ему не хватило одного взгляда.

Войдя в квартиру, Мартин захлопнул дверь ногой и поставил пакеты с едой на стол.
— Свет, — приказал Дрэйк центру управления.
При этом Мартин, разве что не подпрыгнув, быстро обернулся к стоявшему у стены Дрэйку.
— Ты?.. — почему-то шепотом сказал он. — И зачем?
— Ты много знаешь.
Интересно было взглянуть на его реакцию.
— Я не поведусь, — покачал головой Мартин. — Говори, что тебе надо на самом деле. Информация? Понадобился взломщик? Я таким больше не занимаюсь.
Улыбнувшись, Дрэйк подошел и встал напротив него.
— Я все время думаю о тех твоих словах, — сказал честно. — Ты хотел меня найти, для чего?
— Неважно, это было тогда, я передумал. — Мартин смотрел в сторону.
— Ты врешь.
— Нет.
Дрэйк дернул его за ворот рубашки. Ткань затрещала, но выдержала.
— Ты, правда, явился, чтобы прикончить меня? — спросил Мартин, не делая попыток освободиться.
— Я не меняю решений. — Подумав, Дрэйк добавил: — Почти никогда.
Поцелуй был приятным, пока Мартин не укусил его — больно, до крови.
— Кое-что изменилось, — сказал Мартин и усмехнулся. — Мусорщик.
— Дрэйк.
Мартин склонил голову набок и посмотрел с любопытством, затем кивнул:
— Ленард.