Одинокий мужчина желает познакомиться

Автор:  Baiba

Номинация: Лучший авторский слэш по зарубежному сериалу

Фандом: Sherlock BBC

Бета:  Rama-ya-na

Число слов: 8652

Пейринг: Грегори Лестрейд / Майкрофт Холмс

Рейтинг: R

Жанры: Humor,Romance

Год: 2014

Число просмотров: 642

Скачать: PDF EPUB MOBI FB2 HTML TXT

Описание: Грегори Лестрейд ищет партнера на сайте знакомств, не подозревая, что Майкрофт Холмс контролирует всю его личную переписку в Интернете.

Стараясь не нарушить блаженное состояние утренней дремоты, Грег отодвинулся от края кровати, уткнулся в чье-то теплое плечо и удовлетворенно потерся об него шершавой щекой. Так хорошо, что и просыпаться не хочется.

Тело рядом с ним издало тихий всхрап.

Заподозрив неладное, Грег провел ладонью по чужой груди.

Груди не оказалось. По крайней мере, такой, к которой он привык, — эта была плоской и покрытой мягкими волосками.

Неожиданно... Хотя после очередного развода вполне объяснимо, сам же поклялся отныне избегать женщин. Мужчины — другое дело, воспоминания о бурных вечеринках юности и сексуальных экспериментах вызывали исключительно положительные эмоции.

Грег поуютнее устроился на плече, радуясь, что на этот раз не его рука будет болезненно-одеревенелой с утра, и поцеловал тело куда-то в подмышку. В ответ его обняли покрепче и прижали к себе.


«Интересно, который теперь час?», — думал Грег, рассеянно прислушиваясь к мирному посапыванию за спиной и рассматривая убранство спальни. Освещенная золотистыми лучами солнца, она смотрелась дорого и солидно. По всей видимости, вчера он внезапно, но основательно напился и умудрился подцепить какого-то богача. Одного из тех — с родословной на три тома и фамильными замками. Грег усмехнулся. Это не могло не радовать, ведь после пробуждения в нем будут заинтересованы даже меньше, чем сам Грег в постоянных отношениях, и значит, через пару часов можно будет безболезненно расстаться.
Словно отвечая на эти мысли, любовник с родословной ослабил объятья, а потом отвернулся.

Вот только где же он подцепил его? Грег потер лоб. Ах да, он же встречался с Майкрофтом в ресторане на Даунинг-стрит, там полно правительственных шишек. С этим разобрались. Но начал ли он пить при Холмсе или после, запивая стресс от их встречи?

Хрен его знает.

Кстати, про «хрен»… Утренняя эрекция никак не хотела спадать. Выбирая между душем или «чем черт не шутит», Грег тоже перевернулся на другой бок. «Шишка с Даунинг-стрит» лежала на животе, лицом зарывшись в подушку, и все, что мог увидеть Грег — это слегка вьющиеся каштановые волосы на затылке. Влекомый кроме всего прочего еще и любопытством, Грег начал осторожно стягивать с мужчины одеяло: сначала открылись узкие бледные плечи, затем гладкая спина и наконец...

Грег аж присвистнул. Кем бы ни был незнакомец, задница у него была шикарная. Даже, можно сказать, холеная. И какая жалость, что он совершенно не помнил, побывал ли в ней ночью. Досадное недоразумение следовало немедленно исправить.

Мужчина не был мускулист, но, по мнению Грега, обладал идеальным телом: упругим во всех правильных местах и мягким во всех остальных… Грег стал целовать плечи, наслаждаясь их мягкостью, прихватывая губами россыпи веснушек и с удовольствием вдыхая исходящий от кожи запах специй и грейпфрута. Запах вкусного рождественского пунша.

— Такой сладкий, что хочется тебя съесть, — прошептал Грег незнакомцу в ухо и пополз вниз. Очертив языком белоснежную округлость попы, он легонько укусил ее, чтобы привлечь к себе внимание. Все же невежливо заниматься сексом со спящим партнером.

Из-под подушки высунулся длинный нос. Хороший такой нос, перспективный, если верить в приметы.

Грег оставил по поцелую на смешных ямочках пониже спины, затем пощекотал кончиком языка тонкую кожу в ложбинке между ягодиц и услышал тихое «ах», сдержанное, но чувственное. Мужчина обернулся и посмотрел на Грега затуманенными от сна глазами. Очень знакомыми глазами.

Только не это!

Грег перевел взгляд на аппетитный зад, затем снова посмотрел на лицо, не в состоянии поверить, что они могут принадлежать одному и тому же человеку. Когда картинка в мозгу сложилась, он резко захлопнул отвисшую челюсть, при этом больно прикусив язык.

— Мистер Холмс? — недовольно спросил он. — А вы тут что делаете?

Холмс попытался что-то сказать, открыл и снова закрыл рот, но так и не нашелся с ответом.

***

Всего каких-то сорок пять секунд спустя Майкрофт задумчиво крутил между пальцами пузырек с таблетками. Новый афродизиак по своему действию не отличался от прочих, разработанных в секретной лаборатории ведомства, он расслаблял человека и снимал этические барьеры. Вот только обнаружить наличие экспериментального препарата в крови или тканях подопытного было практически невозможно: наркотик быстро распадался до естественных в организме веществ, а вызванный им гормональный всплеск выглядел абсолютно обычной реакцией. Про потерю памяти в инструкции не сообщалось. Майкрофт почувствовал легкий укол совести: ошибкой было использовать на инспекторе непрошедшие финальное тестирование вещества. Но что сделано, то сделано, из любого промаха следовало извлекать опыт. Запахнув халат плотнее, Майкрофт направился в душ, по пути анализируя бесславный побег Лестрейда в расстегнутой рубашке, с туфлями под мышкой, и стараясь по памяти расшифровать бессвязное бормотание, в котором проклятия перемежались с извинениями. К следующей ночи с Лестрейдом он подготовится лучше.

***

Извлечь урок из ситуации решил не только Майкрофт, но и Грег. Он давно обходился без постоянного партнера: разбросанные по дому носки и упаковки от пиццы создавали необходимый уют, а регулярно обновляющиеся порножурналы под кроватью помогали разрядиться после тяжелого дня. Однако последний инцидент показал, что всей этой видимости полной и насыщенной жизни ему недостаточно. Если и дальше игнорировать потребности организма, то… Где окажется его язык в следующий раз, представлять совершенно не хотелось, но воображение уже подсказывало некоторые варианты. Например, задница суперинтенданта запросто сравнится с задницей Холмса по своей значимости, и окажись Грег еще и в ней, то сможет претендовать на звание жополиза года. Пришло время что-то предпринять ради сохранения собственной репутации.

На экране монитора замелькали анкеты мужчин среднего возраста с недостатком свободного времени или желания тратить его на традиционные ухаживания.

37 лет. Высокий, пропорционального телосложения.

Далее в объявлении сообщалось о приятной внешности, физической силе, чувстве юмора и независимом характере. В паре мужчина предпочитал играть активную роль, а в пожеланиях стояло найти раскрепощенного и нескучного любовника для встреч два раза в месяц.

Побыть снизу и расслабиться в уверенных руках партнера Грегу бы сейчас не помешало. К тому же в ближайшие выходные ему исполнялось сорок пять, и пора было подумать о том, как избежать приступа пьяной жалости к себе и своей никчемной жизни.

***

«37 лет. Высокий, пропорционального телосложения», — читал Майкрофт перехваченную с компьютера Грега информацию.

— Вы совершаете ошибку, — тихо проговорил Майкрофт, и вошедший в кабинет секретарь уронил папку с документами. Особую интонацию голоса, почти ласковую, не узнать было невозможно. Именно после нее объявлялись войны и наступали международные экономические кризисы.

«Высокий, значит…» — повторил про себя Майкрофт. Что ж, он удовлетворит потребности инспектора. Не удержавшись, Майкрофт довольно рассмеялся, предчувствуя, что видеозаписи со свидания Грега станут хитом его коллекции.

Услышав смех, секретарь начал мысленно молиться. Обычной войной дело не обойдется.

Майкрофт достал мобильный телефон, отыскал нужный номер и нажал на кнопку соединения.

— Добрый день, — вкрадчиво заговорил он, — как поживаете, Голем?

Грег плеснул на руку одеколоном и похлопал себя по гладким, свежевыбритым щекам. Теперь, если верить надписи на упаковке, от него пахло дикими прериями, кожей буйвола и костром.

— Посмотри, как я крут, детка, — он выставил средний и указательный пальцы и прицелился в свое отражение в зеркале, изображая героя Клинта Иствуда из старых вестернов.

Уверенность в собственной неотразимости не смогли поколебать даже узкие джинсы, внезапно не сошедшиеся на животе. Он купил их пару лет назад в последней попытке соблазнить собственную жену и с тех пор ни разу не надевал.

Не беда, зато выходной костюм сидел на нем идеально и к тому же добавлял солидности. Но разве мужчина в объявлении желал познакомиться именно с солидным любовником? Скорее наоборот. Грег расстегнул еще одну пуговицу на вороте рубашки.

Теперь было самое то: нескучный и раскрепощенный!

Рассовав по карманам тюбик со смазкой и упаковку с шестью презервативами (Грег смотрел в будущее с оптимизмом), он вышел из дома.


***

— Через двадцать метров поверните налево, — сообщил механический женский голос навигатора.

Грег послушался и тут же оказался в тупике.

— Стерва!

Никак не отреагировав на оскорбление, джипиэс указал развернуться и ехать обратно.

Грег вздохнул. Ему определенно не везло с женщинами.

Он плутал еще около часа, петляя среди холмов, рощ и пашен, пока, наконец, не уткнулся в открытые деревянные ворота. Грег нажал на клаксон, давая знать о своем прибытии.

— Оскар? — крикнул он, выходя.

Никого. Лишь щебетание птиц, да кваканье лягушек.

Прихватив из машины бутылку вина, Грег направился к дому.

— Эй, привет! — снова позвал он, оказавшись внутри. — Ты здесь? Милое местечко...

И тут он заметил Его.

Из полутьмы коридора на Грега надвигался человек огромного роста, абсолютно голый, не считая высоких кованых сапог и черной латексной маски. В руках великан держал массивную плеть, но вовсе не она была самым устрашающим в этом диком зрелище.

Примерно на уровне груди Грега колыхался член. Гигантских размеров монстр, багровый от прилившей крови, с толстыми вздувшимися венами и яйцами размером с теннисные мячи.

Раздался свирепый, нечеловеческий рык, это вывело Грега из оцепенения и заставило посмотреть вверх. Глаза в прорезях маски бешено вращались, а изо рта великана по подбородку стекала слюна.

— Мама дорогая, — сдавленно проговорил Грег.

— Зови меня папочкой, — услышал он громовой голос.

Мимо лица Грега что-то просвистело, раздался хлесткий удар, пришедшийся на спинку кресла. Грег не успел детально рассмотреть плеть, но заметил, что каждый из ее многочисленных ремней заканчивался тяжелым набалдашником. Такими и кости можно переломать. Второй удар пришелся по стене, и один из хвостов зацепился за оленьи рога над камином. Гигант дернул плеть на себя, выдирая рога вместе с деревянными панелями, к которым они были прибиты.

— Ты плохо вел себя, мой мальчик, а плохих мальчиков следует наказывать!

Снова удар. На этот раз плеть угодила в мраморные каминные часы в форме коня и разбила их вдребезги.

Грег сделал шаг назад и уперся спиной в закрытую дверь.

— После наказания я буду трахать тебя, а ты станешь молить о пощаде.

Грег представил себя насаженным на здоровенный кол, и у него поджались яички.

— Д-д-давайте сначала все обсудим, — голос его дрожал, как и рука, нащупывающая дверную ручку.

— А когда я устану трахать тебя...

Чудовище наступало, плотоядно облизываясь. Волосатая лапища потянулась к шее...

Грег знал, что будет потом. Потом великан окажется людоедом и его съест. Не медля больше ни секунды, он распахнул дверь и побежал в сторону машины.

***

Майкрофт откинулся в кресле перед мониторами наблюдения и промокнул платком влажные от слез глаза. Давно он так не веселился.

На экране серебристый «BMW» на полной скорости уносился вглубь леса. Голем не отставал. Передвигаясь огромными неловкими прыжками, он пытался настигнуть автомобиль и устрашающе потрясал кулачищами, сбивая плетью листья с деревьев. Кто бы мог подумать, что в этом неуклюжем, медленно соображающем существе скрывается потенциал артиста со способностью к импровизации.

Один из мониторов пошел рябью. Увлекшись, Голем снес камеру.

Майрофт потянулся за телефоном. Пора было прекращать представление, пока Голем не разошелся окончательно и не забыл о наказе догонять жертву помедленнее и недолго. Пусть при последнем медицинском осмотре инспектор подтвердил отменную физическую форму, подобного кошмара могло не выдержать и здоровое сердце.

***

— Как прошли выходные? — поинтересовалась Салли у шефа, ставя перед ним стаканчик с кофе из «Старбакса».

В голове у Грега возник образ голого людоеда и его эрегированный член.

— Великолепно, — пробормотал он.

— Как-то по-особенному отметили день рождения?

— Особеннее некуда.

Салли окинула хмурого начальника внимательным взглядом.

— Что-нибудь еще, сержант?

У той вытянулось лицо. Услышать обращение по званию из уст Лестрейда можно было лишь серьезно провинившись.

— Нет, сэр.

— Ну, так идите, работайте.

— Да, сэр, — Салли поджала губы и, выходя, громко хлопнула дверью.

Почти сразу послышался короткий стук, и в кабинет вошел инспектор Диммок.

— Проходной двор, — буркнул Грег.

— Только что из «Старбакса». Решил и для тебя порцию прихватить.

К стаканчику на столе присоединился второй.

— Как провел выходные?

В ответ Грег посмотрел на коллегу с такой злостью, что тот, произнеся «понятно», поспешил ретироваться.

Не прошло и двух минут, как Грег услышал, что дверь снова открывается.

— Да ради бога! Мне что, табличку повесить?! — крикнул он, ударяя папкой с документами по столу. И тут же заткнулся, узнав нового посетителя.

— Доброе утро, инспектор.

В кабинет неторопливо вошел Майкрофт Холмс. Голос его был ласковым до тошноты, а в руках он держал два фирменных напитка из ближайшей к Ярду кофейни.

Подойдя к столу, Холмс поставил их рядом с остальными.

Грег всматривался в зеленую эмблему на картонке, пока под его напряженным взглядом она не поплыла, а волосы у нарисованной девушки не зашевелились, делая ее похожей на медузу Горгону. Над ухом раздались нетерпеливые постукивания ручки зонта об край стола.

— Решили довести меня до сердечного приступа? — спросил Грег, обдумывая, что выкинуть из окна первым: стаканчики с кофе или самого Холмса. — Довольно извращенный способ, должен признать.

Майкрофт опустил глаза и начал задумчиво расковыривать зонтом дырку в линолеуме.

— Как вы догадались?

— О чем? — не понял Грег.

— А вы о чем?

— Я говорю о кофе, которым меня решили упоить до смерти.

— Ах, вот оно что, — Холмс прекратил насиловать пол и предложил Грегу один из стаканчиков: — Этот без кофеина.

Грег с подозрением посмотрел на Холмса. Тот определенно что-то задумал.

— Вы же не подсыпали мне яда?

— Не в этот раз, — Майкрофт широко улыбнулся, то ли с нежностью, то ли с угрозой.

— Впрочем, без разницы. Сделайте одолжение, присоединяйтесь.

Для себя Майкрофт выбрал латте. Садиться не стал, только слегка прислонился бедром к столешнице. Сделал осторожный глоток, затем второй, третий.

Грег тайком покосился на натертые до блеска туфли непрошеного гостя, скользнул взглядом вверх по идеально выглаженным стрелкам на брюках, невольно отмечая рельеф сильных и стройных ног…

... покрытых светло-рыжими волосками, хорошо заметными на бледной коже. С длинными смешными пальцами, круглыми коленками и чувствительной к щекотке внутренней стороне бедер.

Грег поперхнулся кофе и закашлялся.

Что это было? Разыгралось ли у него воображение или он начал вспоминать ту ночь?

Теперь улыбка Майкрофта стала сытой, Грег уже видел такую.

— Инспектор?

Грег потер виски. Не так...

Может, «Грегори»?

Опять не верно. Не просто имя.

«Мой Грегори»?

«Мой Грегори... мой... мой...»

Да, именно так. Твердил, как в исступлении, словно клеймил свою собственность, а когда и этого показалось мало, поставил отметину, которая до сих пор не исчезла.

— Вы кажетесь немного рассеянным, — сочувственно проговорил Майкрофт, — Не заболели?

Он подошел и встал настолько близко, что Грег уловил запах. Грейпфрут и специи.

«Такой сладкий, что хочется тебя съесть...»

— Кажется, у вас температура, — Майкрофт положил прохладную ладонь на лоб инспектора.

От прикосновения Грег пришел в себя, дернулся, рывком откатился в кресле и с грохотом ударился об стену.

Лицо Майкрофта скривилось, будто он откусил лимон. Впрочем, это длилось не дольше секунды, а потом перед Грегом предстал знакомый ему Холмс.

— У меня не так много времени, займемся делом, — сухо произнес он, отошел и сел на стул для посетителей.

— Наконец-то, — согласился Грег и машинально дотронулся до плеча. Под слоем одежды прятался небольшой синяк от укуса. Стиль обоих Холмсов — дай им палец, и они не только откусят руку по локоть, но и проглотят заживо. Грег мысленно застонал. Количество людоедов в его жизни стремительно росло.

— Куда на этот раз вляпался Шерлок?

***

Не в первый раз за последнюю неделю Грег проснулся от кошмара. Во сне его снова и снова настигал огромный великан с лицом Холмса.

Часы показывали без четверти полночь, если так пойдет, до утра ему успеют прокрутить еще пару сеансов «кино». Только сможет ли он теперь уснуть? Проворочавшись с получаса, Грег нехотя вылез из-под одеяла, закутался в теплый халат и, шаркая, побрел заваривать травяной чай.

Вскоре кухня наполнилась запахом валерианы. Грег поморщился, представляя, как навязчивый аромат забивается во все щели, впитывается в ковер, мягкую мебель, оседает на стенах и занавесках, полностью вытесняя остальные запахи. Так всегда случается с жилищами стариков.

«С жилищами жалких стариков», — уточнил Грег. Именно таким он видел себя в будущем: в залатанных пиджаках времен службы, с лентами-мухоловками на окнах, бриджем по пятницам и шлейфом валерианы, следующим за ним, куда бы он ни шел.

— Ой, да ладно! — тут же воскликнул Грег, громко возмутившись собственным мыслям. Потом вылил чай в раковину и ополоснул кружку. Коробка с антистрессовым составом полетела в мусорную корзину.

И кто только подарил эту гадость?

Грег нашел ее на рабочем столе накануне своего дня рождения с пожеланием спокойных выходных. Тогда он только усмехнулся, ведь его ожидала встреча с мужчиной по объявлению, а теперь подозревал в подарке особое предзнаменование.

Кроме чая анонимный даритель преподнес мини-сервиз из двух чашек и небольшого заварочного чайника. Грег помнил, как осторожно провел кончиком пальца по тонкому фарфору, повторяя рисунок бледно-розовых лепестков, и с сожалением оставил лежать подарок в устланной атласом коробке. Настолько хрупкие вещицы не для его неловких рук.

Грег достал из холодильника банку пива.

— Так-то лучше, — с удовлетворением произнес он, сделав большой глоток. Когда ему потребуется другое успокоительное, вводить его станут внутривенно, пока он пускает слюни и ловит радужные глюки.

Допив третью банку, Грег выключил телевизор и открыл ноутбук. К тому времени в его голове созрел очередной план. Для начала — никаких доминантов. Уютный, милый парень — вот, что ему нужно на самом деле. С таким он вернет самоуважение, почувствует себя сильным и уверенным, а главное — избавится от кошмаров и позабудет фиаско последних свиданий.

40 лет. Невысокий. Худощавого телосложения. Добрый и застенчивый.

По профессии мужчина был музыкантом и играл на кларнете в филармоническом оркестре. Он искал внимательного партнера для романтических встреч под классическую музыку, способного поддержать разговоры об искусстве.

«Способен? — спросил себя Грег. – Запросто!»

Не зря же в детстве несколько лет посещал уроки игры на фортепиано. И пусть педагог считал его случай безнадежным, теперь Грег отличал ноктюрн от сонаты, в дУше напевал арии из «Риголетто», а еще выводил Шерлока из себя, громко и фальшиво наигрывая в сочельник рождественские гимны на пианино миссис Хадсон.

***

Грег опаздывал всего на пятнадцать минут. Неплохо, если учесть, что он уже и вовсе не надеялся попасть на свидание. С вечера планировал компенсировать себе все переработки за этот месяц: пошуршать бумажками в офисе до полудня, а затем по-тихому улизнуть. Но все вышло иначе. Его разбудили в четыре утра и вызвали на место преступления, совершенного с такой жестокостью, что даже у повидавшего трупы Грега желудок свело спазмами. Начальство вдруг потребовало, чтобы детектив-инспектор тщательно контролировал каждое действие подчиненных: и обследование дома, и снятие отпечатков пальцев, и транспортировку тела в морг. Естественно, Грегу никто не собирался объяснять, в чем особенность данного случая, и почему детектив-инспектор должен лично отправлять в лабораторию обнаруженное орудие убийства и проверять алиби всех подозреваемых. Нет, ему просто звонили каждые полчаса, требовали быстрых результатов и недопущения огласки. К пяти, после допроса последнего свидетеля, когда Грег уже окончательно потерял способность перерабатывать какую-либо информацию и начал вздрагивать от каждого звонка, он заехал на Бейкер-стрит и сдал копии материалов скучающему Шерлоку.

Вот и условленная скамейка. Только где же Максимилиан? Вместо мужчины из объявления на скамейке в парке сидела девушка в ярко-бирюзовом пальто, узких джинсах и с красным шелковым платком, кокетливо намотанным на шею. Она покачивала изящной ножкой, обутой в высокий сапожок на тонкой шпильке, а в руках держала охапку пестрых осенних листьев.

Красивая...

Но, если она кого и ждала, то точно не его.

Грег огорченно вздохнул. Похоже, сегодня его ничто не отвлечет от дела, и он продолжит снова и снова прокручивать детали в голове, пытаясь отыскать новые зацепки. Он собрался уже развернуться и уйти, когда девушка помахала ему рукой.

— Привет. Ты ведь Грегори?

— А ты... – Грег заметил неестественно большой для дамы кадык и идеальную выбритость подбородка.

— Максимилиан, — подтвердил мужчина и неуверенно протянул руку для приветствия. — Ты симпатичнее, чем я ожидал.

— А ты женственней, — не желая того, вслух признался Грег и осторожно пожал узкую ладонь.

Максимилиан нахмурился:

— Тебя это смущает?

Грег окинул быстрым взглядом тонкую фигуру и пожал плечами:

— Да вроде не особо.

Это было правдой. Лицо Максимилиана Грег счел вполне симпатичным, а голос – приятным, к тому же парня стало немного жалко, наверняка тот часто переживал отказы из-за несоответствия чужим ожиданиям.

— Нисколько, — добавил Грег более уверенно и поцеловал Макса в щеку. — Отлично выглядишь.

— Старался тебе понравиться.

Отчего-то Максимилиан после заверений Грега выглядел скорее озадаченным, чем довольным.

— А мне пришлось срочно выехать на место преступления. Так что не получится тебя впечатлить.

— И, тем не менее, тебе удалось... Так ты на самом деле полицейский?

— Самый что ни на есть настоящий! Детектив-инспектор Грегори Лестрейд к вашим услугам, — представился Грег и бодро отсалютовал ладонью, словно это не он час назад проклинал «чертову работу».

— Мне нравится, как это звучит.

— Тогда в следующий раз прихвачу с собой наручники и фуражку.

Максимилиан посмотрел на него с укоризной:

— Так и продолжишь говорить бестактности?

— Извини.

— Еще скажи, что ты без злого умысла.

— Не скажу, — хмыкнул Грег и в ответ услышал тихий смех. Смех Грегу тоже понравился.

— Это тебе.

Максимилиан вручил ему пучок листьев, затем встал со скамейки и взял под руку.

— Я проголодался. Пригласи меня куда-нибудь.

***

Майкрофт ослабил узел галстука и расстегнул пуговицу на воротнике рубашки.

Ничто в психологическом портрете Лестрейда, а его составляли лучшие штатные психологи, не указывало на то, что ему может понравиться мужчина в женской одежде. Более того, мужчина, ведущий себя как персонаж из дешевой комедии или пошлого травести-шоу: подчеркнуто манерный и экзальтированный. Но происходящее на экране монитора и звучащее из наушников говорило об обратном.

«Как же здесь красиво! Посмотри на те деревья. Нет ничего прекраснее осени!», — восторгался один из лучших агентов МИ-6, высококлассный шпион и стратег, указывая на чахлые елки, растущие посередине газона, а другой — гордость Скотланд-Ярда и образчик маскулинности — довольно улыбался, принимая в свой букет очередной кленовый листик.

Не в силах больше вытерпеть сюрреалистичность зрелища Майкрофт прикрыл глаза ладонью.

«Ой, белочка!»

Потянулся отключить и наушники, но успел расслышать ответную реплику Лестрейда: «Совсем ручная. Жаль, орешков нет покормить».

Майкрофт застонал. Мир сошел с ума.

Он приходил в себя минут пять, затем набрал на телефоне сообщение: «Перезвони как можно скорее».


— Максим, что происходит?

— Наш объект — такая душка! Можно я себе его оставлю?

— Где он?

В трубке хихикнули:

— Пошел за орешками.

— Ты ему понравился!

Майкрофт сам не узнал своего голоса и поморщился, не хватало еще, чтобы его заподозрили в ревности.

Максим выдержал паузу, затем серьезно спросил:

— Майкрофт, почему бы тебе самому не пригласить его на свидание?

— Я не понимаю твоего вопроса... объект...

— Ты про тот объект, который психически неуравновешенный маньяк, убивающий трансвеститов и создавший из этого международный культ с многочисленными последователями? — перебил Максим, — Если этот объект Грегори, то я овечка Долли, и теперь хоть понятно, отчего ты держишь меня за идиота.

Идиотом Максим не был. Более того, числился одним из немногих коллег Майкрофта, кого бы тот мог назвать умным и достойным человеком. Они давно знали друг друга и привыкли работать одной командой. Майкрофт доверил бы Максиму государственную тайну или собственную жизнь, но мог ли рассказать правду о Греге, не боясь стать жертвой насмешек и глупого соперничества? Особенно соперничества. Потому что тогда у Майкрофта не осталось бы шанса. О сексуальных похождениях и победах Максима в МИ-6 складывались легенды и сочинялись анекдоты.

— В этом деле у меня личная заинтересованность, — осторожно объяснил Майкрофт.

— И чего сразу не сказал? Видно же, что твой типаж.

— Не уверен, что «мой типаж» существует.

— Красивый, нахальный, без комплексов и с чувством юмора. Я тоже к нему отношусь.

Майкрофт хмыкнул:

— Слава богу, Лестрейд лишен твоего раздутого самомнения.

— Ха-ха.

— И я не припомню, чтобы ты мне за орешками бегал.

— Милый, ради тебя я совершал поступки безумнее. Посмотри, во что я одет... «Твой» возвращается. В общем, прекращай дурить и начинай ухаживать за человеком традиционным способом.

— Я не настолько сентиментален, а Лестрейд не настолько отчаялся.

— И ты над этим работаешь, как я понимаю. Не доведи бедного парня до импотенции... — затем Максим подмигнул в камеру. — Место подружки невесты за мной.

Голос на последней фразе снова изменился, став тоньше и жеманнее, а весь облик мягче и грациознее. Максим кокетливо поправил прядь волос и одарил подходящего Грега робкой улыбкой.

— Профессионал, — насмешливо похвалил его Майкрофт перед тем как положить трубку.


Некоторое время он продолжал улыбаться, а потом вдруг задумался. Ведь, и правда, профессионал. Так почему не воспользоваться знаниями специалиста и не получить доступ к оружию, способному напалмовым ударом выжечь сердце любого не зависимо от его пола, возраста и политических взглядов?

Вот только, зная Максима, придется потрудиться, выуживая необходимые сведения. Майкрофт достал ежедневник, чтобы накидать план действий:

1) Начать с незавуалированной лести, сдобренной дорогим коньяком и любимым салатом Максима с козьим сыром.
2) Продолжить утиной грудкой в винном соусе, взыванием к совести и легким подкупом в виде интересной миссии.
3) Если и это не поможет, закончить ужин намеком на отправку служить атташе в Гваделупу и шоколадным брауни в качестве утешения. Максиму или себе — пока сложно предсказать.

***

Майкрофт чувствовал, как в нем поднимается волна раздражения, и постарался устранить все физические проявления злости: усиливающееся сердцебиение, подрагивание губ и кончиков пальцев. Нужно было успокоиться. Но пока Максим смотрел на него, откровенно насмехаясь, взять себя в руки не удавалось. Кто бы мог подумать — ему отказывали в ничтожной просьбе, ссылаясь на то, что агентурные методики, базирующиеся на нейролингвистике и манипулятивном воздействии, не подходят для построения серьезных отношений.

— Ты потрясающий кулинар, — довольно промурлыкал Максим, облизывая свою вилку. — В следующий раз пригласи на ужин Грега. Уверен, что тогда у него стопроцентно выработается зависимость от тебя.

— Для начала он должен согласиться прийти ко мне на ужин, — процедил Майкрофт сквозь стиснутые зубы.

— Когда это останавливало тебя? Выкради, привяжи к стулу, зажги свечи и насильно запихай ему в рот свое фирменное le magret de canard, — хмыкнул Максим. — В сравнении с наркотиками и Големом вполне себе прогресс в отношениях и потянет на романтический ужин.

Майкрофт посмотрел на друга с такой ненавистью, от которой кто угодно моментально совершил бы самоубийство столовым ножом. Максим же пожал плечами и потянулся за десертом.

Собой Майкрофт тоже был недоволен. О чем он думал, рассказывая о попытках поухаживать за Лестрейдом?

А вдруг истинная причина поведения Максима совсем в другом?

Что если он поспешил поверить ему, ошибся, и тот все-таки решил закрутить интрижку с Грегом, теперь устраняя с пути главного соперника? Что ж, он сумеет доказать, что кратковременный роман не стоит испорченных отношений с человеком, в чьих руках твое будущее.

— Ты сам вынудил пойти меня на крайние меры, — Майкрофт встал из-за стола и подошел к огромному напольному глобусу. Крутанул его, а затем резко остановил. Не глядя, ткнул пальцем точно в Гваделупу. — Острову нужен новый атташе.

— Вау! — с благоговением прошептал завороженный Максим. Сегодня Майкрофт был явно в ударе и потрясал великолепием: птичье лицо с клювоподобным носом заострилось и приняло хищное выражение, взгляд стал холодным и властным, улыбка зловещей. По спине пробежали мурашки.

«Какого хрена этому Грегу еще надо?» — мысленно удивился Максим, а вслух ответил:

— Пора устроить революцию в Гваделупе и отсоединить ее от Франции. Служу Британии и Королеве!

Отсалютовав, Максим сделал глоток коньяка.

Майкрофт вернулся к столу, залпом осушил свой бокал и устало откинулся на спинку кресла.

— Признайся, у тебя с Грегом что-то есть?

Максим демонстративно закатил глаза и не стал отвечать.

— Иначе, почему ты не хочешь мне помочь?

— А чем, по-твоему, я тут занимаюсь, предостерегая от неправильных действий? Послушай мой совет: Грегу сложно увидеть тебя вне созданного твоими же стараниями образа. Сломай его.

Майкрофт подпер голову руками и на минуту задумался.

— Не выйдет. Даже если надену чулки и туфли на шпильке, я останусь для него все тем же мистером Холмсом.

— Кстати о чулках, — Максим выгнулся в кресле и стянул колготки. — У меня от них ноги чешутся... Дело не в одежде, дело в тебе самом. Только у вас настолько все запущено, что остается лишь заново познакомиться.

— Машину времени пока не изобрели.

— Отошли анкету на сайт знакомств.

Майкрофт захотел было окинуть друга долгим скептическим взглядом, пусть тому станет неловко за высказанную глупость, но вместо этого пришлось отвернуться: вслед за колготками Максим решил снять и утягивающие трусы.

— Доверься мне, я знаю, что делаю.

— И кем ты мне посоветуешь представиться: пуэрториканским исполнителем танго, зубным техником или воспитателем в детском саду?

— Будь самим собой.

— Боюсь, тогда он мною никогда не заинтересуется.

— Еще как заинтересуется, — заверил его Максим. — Тем более я уже подготовил почву для успешного завершения миссии. Единственное, что мы поменяем — имя. Грег на первых порах подписывается Джорджем, а ты станешь Майком.

***

Майк был умен, тактичен и обладал своеобразным чувством юмора. Никогда не состоял в браке и вряд ли уже будет. «Сорок три года, госслужащий, неплохо продвинувшийся по карьерной лестнице. Трудоголик с отсутствием свободного времени». По собственной оценке некрасив, но не лишен определенного шарма. Следил за фигурой, носил шелковое нижнее белье и одну пару запонок из своей коллекции еще с итонских времен считал счастливой. Их он надевал по особым случаям, когда в успешном завершении дела мог рассчитывать исключительно на чудо.

Майк Грегу нравился.

Сидя в кресле перед включенным монитором он думал о том, как ему повезло совершенно случайно встретить интересного человека.

Хотя кое-кого за это и стоило поблагодарить — Максимилиана. Ведь это он подсказал, как правильно отсеивать анкеты на сайте знакомств.

«Чем короче анкета, тем адекватнее личность составителя», — поделился опытом чудаковатый Максимилиан. Тогда Грег из вежливости промолчал, решив, что у них с парнем разные представления об адекватности, но фраза засела в голове. Поэтому, когда в следующий раз он увидел анкету, в которой не было ничего кроме сухих цифр, обозначавших рост, вес и возраст мужчины, решил испытать судьбу.

Похоже, метод работал.

Грег решил последовать еще одному совету Максимилиана и отказался от электронной почты, потому что «…только в приватном чате можно узнать, подходит ли тебе человек».

Майк Грегу подходил. Хотя и сложно объяснить, чем именно. Разве что с первой минуты возникло странное ощущение, будто общался с давним знакомым. Прошел всего месяц, а без ежедневной переписки в чате Грег уже не представлял своих вечеров.

Или все дело в том, что появилась возможность рассказать кому-то о себе и быть уверенным, что этот кто-то захочет выслушать. Причем, даже совсем ерунду вроде, какой зубной пастой он пользуется, куда ездит в отпуск или что после трех кружек пива ему нет равных в дартсе. И не совсем ерунду. Впервые за год он смог признаться, себе в том числе, что чувствовал во время и после развода. Ему даже полегчало от неожиданной исповеди.


— «Касабланка» или «Завтрак у Тиффани»?

Грег хмыкнул и напечатал:

— Ты ведь не только что это нагуглил? Похоже на совет из сборника «О чем говорят геи». Что дальше: Барбара Стрейзанд или Дайана Росс?

— Даже не представляю, о чем ты. Я о классическом кинематографе.

— Предпочитаю современное кино, зато рок — классический.

— «Касабланка» и джаз.

Условия в игре были дурацкими: их свидание состоится, если предпочтения хоть в чем-то совпадут. Дурацкими, потому что при любом раскладе результат очевиден. Очередные выходные за общением через монитор они проводить не собирались.

— Вид спорта?

— Футбол.

— Теннис.

— Цвет?

— Серый.

— Да ладно! Кто любит серый цвет? Синий. Танец?

— Медленный фокстрот.

— Быстрый фокстрот. Ну, вот мы и совпали. Это судьба.

— Похоже на уловку.

— Формалист. Ведущий или ведомый?

— Зависит от партнера.

— А у меня от настроения. Погоди, мы ведь все еще о танцах?

— Безусловно. Лейборист?

— Да! — восклицательного знака Грегу показалось недостаточно, и он присоединил к нему радостно подпрыгивающий смайлик.

— Так и подумал. Консерватор.

— Черт!

Грег рассмеялся.

Переписка на некоторое время прервалась. Каждый из них обдумывал свой следующий вопрос.

— Все, я сдаюсь, — так ничего и не придумав, напечатал Грег, — Пойду, заварю себе кофе. Кстати, кофе или чай?

Вернувшись через пять минут, он увидел новое сообщение:

— Чай. Мы безнадежны. Вечер пятницы или субботы?

Грег довольно улыбнулся — он знал.

— Суббота. У тебя или у меня?

— У тебя.

— Тогда я скину адрес на почтовый ящик.

Грег долго ждал ответа и хотел уже было спросить, все ли остается в силе, когда в строке сообщений появилась надпись.

— Пообещай, что дашь мне шанс тебе понравиться, даже если я окажусь совсем не тем человеком, которого ты ожидаешь увидеть.

Просьба тронула Грега.

— Даю слово.

— Я еще напомню о твоем обещании.

— Тебе не придется.

Попрощавшись, Грег допил крепкий кофе без сахара, закусил горьковатый привкус бутербродом с сыром и критично оглядел свое холостяцкое жилище. До субботы оставалось всего два дня и, если он хотел произвести хорошее впечатление на педантичного Майка, начать убираться следовало прямо сейчас.

***

Я встречаюсь в субботу с Грегом.

— Я же говорил, что все получится.

В телефоне послышалось несколько выстрелов и скрип тормозов, после чего Максим витиевато ругнулся на арабском.

— Ты на задании?

— Нет, кино смотрю со стереозвуком, — издевательски хмыкнул Максим. Затем по-позерски равнодушно ответил. — В Сомали. Рутина.

— Не умри там со скуки.

— Все под контролем.

Майкрофт со значением вздохнул, напоминая, насколько давно в его отделе придерживают безопасную должность, и что из-за глупого безрассудства некоторых сотрудников, Майкрофт до сих пор лишен необходимого специалиста.

— Только не сейчас, — умоляюще простонал Максим.

Майкрофт снова глубоко вздохнул, но вместо очередных нотаций спросил:

— Как то, что Грег встречается с выдуманным Майком, а не со мной, считается за «получилось»?

— Это уже нюансы. Высота взята, теперь необходимо ее удержать. Надень что-нибудь необычное, будь попроще, улыбайся, и не той улыбкой, от которой у нормальных людей кровь стынет. Но главное, не позволяй ему ускользнуть от тебя до того, как ты с ним объяснишься.

— У него и не получится, я взял с него слово.

— В отношениях с порядочными людьми есть свои преимущества, — одобрительно согласился Максим и вдруг произнес удивленное «О!». Через некоторое время раздался взрыв, а за ним последовал новый поток оскорблений и проклятий.
— Будь любезен, предупреди Джефферсона, у меня на хвосте две дюжины боевиков с гранатометом, а до аэропорта еще сорок километров. К тому же пробито заднее колесо и, похоже, что заклинило тормозные колодки. Пусть готовят прикрытие. Появлюсь со спецэффектами.

После он отключился, а Майкрофт, с самого начала выследивший Максима по спутнику и заранее вызвавший ему поддержку с воздуха, пошел исследовать свои шкафы в попытке найти хоть что-нибудь «необычное».

***

Вечер субботы наступил внезапно. Грег все еще перетаскивал вещи из коридора в гостиную и обратно, когда раздался звонок в дверь.

Быстро кинув на ближайшую полку стопку скидочных каталогов, Грег обернулся проверить, все ли в порядке: в полутемной гостиной горели свечи, на столике у кресел наполнялась кислородом откупоренная бутылка вина, и там же расположились блюда с замысловатыми закусками из ближайшего ресторана.

Неплохо...

Вот только уместно ли? В конце концов, Майк сюда не за романтикой придет. Но за месяц общения по интернету он стал Грегу чем-то большим, чем запланированный перепихон, поэтому и захотелось расстараться.

Следующий взгляд Грег кинул в зеркало, плотнее заправил темно-синюю рубашку за пояс и еще раз порадовался тому, что все-таки влез в узкие джинсы. В те самые, которые не сошлись на поясе два месяца назад. Ради этого Грегу пришлось попотеть на забытых и покрытых толстым слоем пыли домашних тренажерах и отказаться от позднего ужина даббл-пиццей.

Тишину квартиры громко нарушил еще один звонок.

Тишина! Вот что было не так. Метнувшись в гостиную, Грег нажал кнопку на пульте управления. Заиграл любимый Майком джаз, заполняя комнату звуком трубы и фортепиано. Теперь все было просто идеально.

— Ты пунктуален, как я и предполагал, — проговорил Грег нарочито хрипловатым баритоном, распахивая дверь.

И замер на месте.

На пороге стоял Майкрофт Холмс в кашемировом пальто, фетровой шляпе и вечернем смокинге с бабочкой. Вместо привычного зонта в руках он держал черную трость с серебряным набалдашником.

— Добрый вечер, — поздоровался незваный гость и, аккуратно отодвинув Грега, без приглашения протиснулся в квартиру.

От подобной бесцеремонности на лице Грега отразилась целая гамма эмоций, которую Майкрофт посчитал нездоровой.

– С вами все в порядке, Грегори? — спросил он, вешая на подставку пальто, а затем и фетровую шляпу.

В голове эхом отозвалось: «Мой Грегори»

«Ну, началось», — обреченно подумал Грег и скрестил руки на груди.

— У меня выходной, мистер Холмс.

— Обойдемся без формальностей, просто Майкрофт, — грациозным движением поправив цветок на левом лацкане пиджака, Майкрофт оперся о трость и стал похож на гангстера из старого фильма.

«Вылитый Дон Корлеоне», — решил Грег и уже хотел было насмешливо предложить раскурить по сигаре, как память подкинула новое воспоминание.


«При первой встрече я посчитал тебя мафиози и чуть не арестовал», — откровенничал он с Майкрофтом, сидя в небольшом ресторане. Чувствовал он себя при этом радостно-возбужденным, но трезвым.

«Пожалуй, я бы даже позволил».

«У тебя слишком нежная кожа для наручников» — Грег провел кончиком пальца по узкому запястью. — «К тому же, я питаю слабость к плохим парням в старомодных костюмах».

«В классических», — поправил его Майкрофт.

«Как скажете, Дон Корлеоне», — рассмеялся он.


У Грега перехватило дыхание.

— Майкрофт, вам нужно уйти.

— Может, сначала выслушаете, зачем я приехал?

Грег покачал головой. Выставлять гостя на улицу — не очень приятная вещь. Но что еще он мог сказать, когда с одной стороны он вот-вот вспомнит, зачем переспал с Майкрофтом, а с другой — с минуты на минуту должен прийти Майк.

— Я жду важного гостя.

И тут на губах Майкрофта начала медленно расползаться непонятная и совершенно неподходящая ему улыбка, а взгляд стал пугающе кротким. Неподготовленный к такой метаморфозе Грег нервно сглотнул и пробормотал:

— Что-то важное?

Приняв вопрос за согласие, Майкрофт снова стал сам собой и с достоинством проследовал в гостиную.

— Эй, я не предлагал чувствовать себя как дома, — возмутился Грег, когда Майкрофт подошел к столику, взял в руки бутылку вина и оценивающе повертел ее в руках.

— Надо же, «Сэнт-Эмильон» 2001 года. У вас хороший вкус.

— Вряд ли, — Грег отобрал бутылку и вернул ее на место. — А вот у моего гостя — отличный.

— Должно быть, вам очень дорог этот гость, раз вы балуете его настолько расточительными подарками. Хороший друг или...?

— Хороший «или», — глазом не моргнув соврал Грег. Не говорить же, что он этого Майка еще ни разу не видел. Холмс его на смех поднимет.

— Как интересно. Что ж примите мои поздравления. Вы выглядели одиноким в последнее время.

Грег разом помрачнел.

— С чего вы решили?

— Вам рассказать про очевидные любому или заметные только мне приметы?

— Даже если так было в прошлом, теперь у меня есть Майк, — не без мстительной гордости заметил Грег.

— Вам повезло.

— Еще как! Интеллектуал с прекрасным чувством юмора и безукоризненными манерами. При этом красив и спортивен.

— Впечатляюще, — уголки губ у Майкрофта заметно задрожали.

Он что смеется над ним?

— А секс с ним просто незабываемый.

Маска любезности с лица непрошеного гостя исчезла, и Грег замолчал, почувствовав, что переборщил.

— Не принимайте близко к сердцу, я пошутил, — попытался он загладить бестактный намек на несостоятельность Майкрофта, как любовника.

Майкрофт покачался с носка на пятку, затем взял со стола тарталетку, положил ее в рот и сосредоточенно сжевал. После он печальным голосом заявил:

— А я вот одинок.

Грегу стало совсем стыдно.

— Разве вы не из тех, кто любит одиночество? Эмоции мешают рассудку, сказываются на интеллекте и прочая ерунда в стиле Холмсов.

— Открой я свои истинные чувства, стану уязвимым и моей слабостью тут же воспользуются.

— Вечно вы все драматизируете.

— Однажды так уже было. В моей жизни появился мужчина, в личном деле которого, в его поступках и поведении я не нашел ничего подозрительного. Хотя одно то, что из всех людей он захотел быть именно со мной, должно было меня насторожить. Я так сильно жаждал обмануться, что уверить меня в неподдельности чувств, заставить влюбиться и доверять этому человеку, оказалось несложной задачей.

— Вы же не хотите сказать?.. — Грег помотал головой, не желая верить в очевидный финал истории.

— Когда в отделе появился крот, я искал его где угодно, но только не в собственной спальне.

После неожиданной исповеди Майкрофт замолчал, поникнув плечами и головой, а Грег смотрел на него и думал о том, как мало знает настоящего Холмса. Потом не выдержал и мягко заметил.

— Но ведь нельзя всех людей считать агентами вражеской разведки. В вас могут влюбиться просто так.

— Думаете? В любом случае моего любовника станут запугивать или подкупать, чтобы достать меня.

— Не все продаются или предают.

Майкрофт горько рассмеялся.

— Мне сложно представить, что настолько порядочный человек захочет иметь со мной дело. Поэтому у меня не бывает ни длительных отношений, ни секса на одну ночь.

«Тогда как же вышло, что со мной он переспал?» — с недоумением подумал Грег.

— И что, после того случая, рядом с вами нет никого, кому бы вы полностью доверяли?

Майкрофт не ответил, потянулся к закускам на столе, но быстро отдернул руку.

— Простите, дурная привычка, когда расстроен или волнуюсь, испытываю непреодолимое желание что-нибудь съесть.

Грег рванул к столу.

— Угощайтесь. Хоть все съешьте! — он насильно вручил возражающему Майкрофту целое блюдо с тарталетками.

— Но это же для Майка?

— Вы мне тоже не чужой человек.

Майкрофт перестал сопротивляться, и сразу сел, заняв кресло у стола. Грег продолжил вышагивать по комнате не в силах успокоиться после услышанного.

— Что стало с тем кротом? — спросил он, останавливаясь перед Майкрофтом, и мысленно пожелал ублюдку всех мыслимых кар.

— Как обычно, — Майкрофт пожал плечами. — Скормили ложную информацию и через полгода полностью раскрыли агентурную сеть.

— То есть? — ошарашенно спросил Грег, — Вы продолжили с ним жить, как будто ничего не случилось?

— Это был единственный способ возместить ущерб, нанесенный отделу и безопасности страны.

— Они не могли от вас такого потребовать!

— Это была моя инициатива.

— Ваша? — Грег несколько раз с шумом вдохнул-выдохнул. — Ну конечно! Только вы настолько бездушны и хладнокровны.

Слова были жестоки и несправедливы, но извиняться он не собирался.

— Мне было двадцать семь лет, — тихо и как-то виновато ответил Майкрофт, — я был наивен, глуп и сентиментален, и получил то, что заслуживал.

"Двадцать семь...", — про себя повторил Грег. Он сам в этом возрасте еще прыгал с моста в реку, чтобы произвести на девушку впечатление.

— Я бы так не смог, — сказал он, занимая второе кресло.

— Вы бы не смогли, — согласился с ним Майкрофт. Затем, помолчав, добавил: — И я не пожелал бы вам такому учиться.

Нестерпимо захотелось курить. Грег полез в карман за сигаретами, но потом вспомнил, что их там нет. И не только в кармане, но и во всем доме.

«Какому бы черту продать душу за обычную пачку сигарет?» — подумал Грег.

— Не откажетесь со мной покурить? — спросил Майкрофт, доставая из пиджака пачку «Ричмонда».


Они курили, стоя на маленьком балконе, облокотившись о поручень и касаясь друг друга плечами.

— Майк не знает, что я курю, — затянувшись, признался Грег, — сказал ему, что бросил. А сам он никогда не курил.

Выпустив изо рта идеальное колечко дыма, Майкрофт глубокомысленно заметил:

— Нехорошо начинать отношения со лжи.

— Нехорошо, — в тон ответил Грег.

Они рассмеялись. Грег не знал, что развеселило Майкрофта, и толком не понимал, над чем смеется сам. Но какая, собственно, разница?

— Мы уже курили вместе, ведь так? — спросил Грег между очередными затяжками.

— Вы сказали, что иначе все перестанет быть идеальным.

— Да, точно... В окно спальни. — Грег толкнул Майкрофта плечом. — Я вас дразнил.

— Мне приятно было вам потакать. Жаль, вы не помните этого.

— Мне тоже, — сказал Грег из вежливости и вдруг понял, что говорит правду. — Расскажите мне что-нибудь о той ночи.

— Сегодня вы спрашивали, есть ли в моей жизни человек, которому бы я доверял. В ту ночь я уже рассказывал о нем.

Грег задержал дыхание. Что, если сейчас Майкрофт произнесет: «Это вы»?

— У меня есть друг, мы с ним вместе начинали работать, как полевые агенты. Максим редко бывает в Лондоне, но когда такое случается, то некоторое время гостит у меня.

— Друг... — немного разочарованно повторил Грег. Прочистил горло и уточнил: — И как он стал вашим другом?

— Спас жизнь, не подчинившись моему приказу уходить одному. Когда я пришел в себя, то прямо в госпитале объявил ему выговор с занесением в личное дело и временно понизил в звании.

— Отличное начало дружбы, — хмыкнул Грег. — А вы никогда с ним... ну, того?..

— Нет. — Майкрофт представил себя с Максимом и улыбнулся, — Это было бы катастрофой. Мой друг патологически не способен к длительным романтическим отношениям. Как я — к одноразовым.

"А со мной ты все-таки переспал..."

Грег разжал пальцы и проследил за падающим в темноту огоньком окурка.

У Майкрофта тихо звякнул телефон, сообщая о входящем сообщении.

— Простите, должно быть что-то важное.

На экране высветился номер Максима.

«Не будь обычным высокомерным засранцем. Позволь увидеть себя другим».

Майкрофт быстро набрал ответ:

«Рассказал про Джорджа Бауэрса»

«Хоть на что-то эта сволочь сгодилась. Смотри, не переборщи. Жалость убивает сексуальное влечение».

Майкрофт кинул взгляд на Грега. Максим прав, самое время переходить к следующему пункту плана. Он глубоко вдохнул, затем медленно выдохнул и сделал шаг вперед.


Грег невольно вздрогнул, когда Майкрофт прикоснулся к его плечу холодной ладонью. По спине побежали мурашки.

— Хотите вспомнить ту ночь?

— Каким образом?

— Я помогу вам.

Грег развернулся, ожидая услышать что-то интересное, и тут же оказался прижатым к перилам балкона.

Ух! Это было неожиданно.

— Телесные воспоминания удивительно живучи…

Голос зазвучал тягуче, завораживающе.

— …прикасаясь, я дам возможность вспомнить, как хорошо вам со мной было.

Плавными движениями Майкрофт принялся поглаживать спину Грега.

«Почему бы и нет?» — Грег прикрыл глаза и попытался сосредоточиться на воспоминаниях.

Чертогов разума у него, конечно, быть не могло, поэтому представилось нечто вроде старого чердака, забитого всяким хламом. На большом ящике сидел Шерлок и с усмешкой наблюдал, как инспектор пробирается через горы коробок, стопки пожелтевших журналов и кучи прочего мусора к небольшой дверке на стене.

"Кыш!" — махнул рукой Грег в сторону детектива и тот растворился в воздухе, впервые послушавшись команды. "Ну, хоть в моей собственной голове я еще хозяин" — подумал Грег и потянул на себя дверцу. Вот оно.

Ресторан, он снова сидит за столиком и проводит кончиком пальца по запястью Майкрофта. Глаза Майкрофта теплеют. Грег снова и снова гладит запястье, пытается проскользнуть под рукав, но пальцы натыкаются на манжету. Странные запонки. Запонки студента итонского колледжа слишком просты для такого солидного человека и не подходят к костюму. "Они приносят удачу" — объясняет Майкрофт, не дожидаясь вопроса.

Грег уверен, что уже слышал про эти запонки. Или не про эти. От другого человека. Или не от другого?

Думать было сложно не столько из-за холода, столько из-за чужой руки, все-таки опустившейся на его задницу.

— Вы меня так в транс вводите или соблазняете?

— Выберите сами правильный ответ, — проворковал Майкрофт над самым ухом.

Грег перехватил подрагивающую от холода руку и поднес к лицу. Подышал, чтобы согреть, а заодно, как бы невзначай, рассмотрел запонки. Так и есть — герб Итона.

Удивительно, подтверждение того, что Майкрофт и есть тот самый Майк, с которым он целый месяц делился самым сокровенным, не наполнило Грега ужасом, не вызвало огорчения или разочарования, наоборот, принесло невероятное облегчение.

Но как возможно было предусмотреть столько случайностей?

Холмс не смог бы заставить его выбрать нужную анкету из сотни других.

Он лично — нет. Но...

Пол чердака вдруг задрожал и проломился под ногами Грега, и тот очутился в парке. Рядом вышагивал Максимилиан, кокетничал и объяснял принципы поиска правильного партнера на сайте знакомств. Время от времени он отвлекался на телефонные переговоры и хихикал, а потом вдруг понес околесицу про неподходящую фазу луны и критическую несовместимость астрологических карт. По такому нелепому поводу Грега еще ни разу не отшивали.

Что, если Максимилиан — человек Майкрофта? Специальный агент, возможно, доверенное лицо... Максим?

В голове словно что-то щелкнуло.

Грег опять оказался на чердаке, только теперь здесь стало светло, словно кто-то распахнул шторы, а предметы кружились в воздухе, занимая свои места на полках и в сундуках — все упорядочивалось буквально на глазах. На секунду появился Шерлок с удивленно-одобрительным выражением лица, но тут же растаял в воздухе молчаливой галлюцинацией.

Безумные события прошедших месяцев вдруг приобрели смысл: неудачные свидания явно подчеркивали особенность ночи с Майкрофтом. К тому же, только воображение Холмса могло подсказать идею о жутком великане, только он мог убедить друга вырядиться в женскую одежду и пойти на свидание.

«Ах ты, сукин сын!» — подумал Грег, испытывая восхищение ловкостью, с которой все было организовано. А еще ему не давали покоя запонки.

По словам Майка, они помогают, когда в успешном завершении дела можно рассчитывать исключительно на чудо.

«Вот уж не думал, что для кого-то залезть ко мне в штаны сравнимо с чудом. Похоже, я себя недооценивал», — хмыкнул про себя Грег, а вслух сказал:

— Не выйдет, дружище.

Майкрофт замер на мгновение, а потом высвободил руку из его ладоней.

— Что ж, попытаться, тем не менее, стоило, — от убаюкивающей интонации не осталось и следа, а промелькнувшие разочарование и досада тут же были прикрыты показным равнодушием.

— Не выйдет, потому что мы рискуем себе что-нибудь отморозить, оставаясь на этом балконе, — улыбнулся Грег и потянул Майкрофта в комнату.


Вернувшись в квартиру, он первым делом налил по бокалу «Сент-Эмильон», ведь теперь было незачем придерживать вино для более важного гостя. Отпил, отмечая, что вкус напитка и правда замечательный, в меру терпкий, мягкий и легкий, как и было написано на этикетке. Потом подошел к Майкрофту. Тот принял бокал без возражений.

— Вот ведь фигня какая… кажется, я увлечен одним человеком, — начал Грег и поспешил сделать еще пару глотков, пока его не разжалобило печальное изумление, на мгновение отразившееся на лице Майкрофта.

— Может даже влюблен, кто знает. Хотя... — он сделал вид, что раздумывает над чем-то, — я нахожусь буквально в метре от того, чтобы проверить это предположение.

Он еще раз прикинул расстояние от себя до Майкрофта. Нет, не ошибся, их разделяло не более метра.

Майкрофт маленькими, осторожными глотками опустошил бокал и поставил его на стол. Не зная, чем еще занять руки, взял стоящую у дивана трость.

— И кто этот человек?

— Как кто? Майк, естественно! — ответил Грег со смешком, и покосился на побелевшие от напряжения пальцы на серебряном набалдашнике. Уж не собираются ли его стукнуть тростью по голове? Еле сдержался, чтобы не рассмеяться, представляя, как он бегает вокруг стола от разбушевавшегося Майкрофта. А потом подумал, как получилось, что они, взрослые люди, занимающие серьезные, ответственные должности, умудрились остаться такими идиотами?

Да, каким-то образом умудрились и, возможно, хотя бы поэтому подходили друг другу. Сделанный вывод ему понравился.

Тут в дверь позвонили.

— Кого еще принесло... — недовольно буркнул Грег. В его планы незваные гости не входили. Только не сейчас, когда он мысленно уже прощал кающегося Майкрофта, а после заваливал на диван в гостиной.

— Вроде никого больше не жду, — начал он и осекся, понимая, что прокололся. Судя по округлившимся глазам Майкрофта, его прокол заметили.

В дверь снова позвонили.

Незваный гость оказался настырным.

— Пойду, все же посмотрю, кто пришел...

За дверью стоял белобрысый пацан лет шестнадцати, тощий и длинный, с россыпью подростковых прыщей на носу.

— Здравствуйте, я — Майк, — жизнерадостно заявил гость.

Второй раз за вечер Грег остолбенел на пороге собственной квартиры. Как такое могло произойти? Неужели он принял желаемое за действительное, списав свои последние неудачи на махинации Майкрофта? За спиной раздался сдавленный смешок. Грег вспомнил всю ту ересь, что нес о своем любовнике.

«… а секс с ним просто незабываемый...».

Что-то булькнуло в горле Грега.

— О, нет.

— Вообще-то — да, — пожав плечами, произнес подросток.

— Это не то что ты думаешь! — попытался Грег заверить Майкрофта, а потом потребовал, цепляясь за последнюю надежду: — Скажи, еще одна из твоих шуток?

Майкрофт лишь покачал головой:

— Клянусь, я тут совершенно ни при чем.

У дверей раздалось вежливое покашливание.

Грег уставился на подростка хмурым взглядом.

— Майк, значит... Ну-ну... А твои родители в курсе, чем ты занимаешься в интернете? Как врешь на счет возраста и остального?

Пацан несколько раз ошарашенно моргнул, а затем, воровато оглядываясь по сторонам, прошептал:

— Вы же им не скажете?

«Вот ведь бесстыжий какой, и на что только рассчитывал!» — возмутился про себя Грег и состроил суровое выражение лица. Как лучше поступить в подобной ситуации он не знал, а в голове продолжали мелькать выдержки из статьи за совращение малолетних.

— Почему бы вам... просто не отдать мне ключи... и я уйду? — запинаясь, попросил Майк

— Какие ключи? — не понял Грег.

— От квартиры моей тети, она всегда у вас оставляет запасные. Помните, я уже приходил к вам около года назад?

Грег прикрыл глаза и мысленно вознес благодарственную молитву.

— Сейчас принесу.

Отдав ключи, он хотел было уже закрыть дверь, но Майк, переминаясь с ноги на ногу, виновато поинтересовался:

— Вы же на скажете папе, что я за порно-каналы расплачиваюсь его карточкой? Нет? А на чем я погорел? Как вы узнали?

Грег усмехнулся и снисходительно ответил:

— Это называется дедукцией, малыш! Про Шерлока Холмса слышал? Так вот я — его босс.

За спиной снова раздался смешок.

— Тебя выдают... ээээ... брови.

— Брови? — Майк аж рот открыл.

— Ага, именно брови, и иди уже, не раскрою я твоей тайны, но и ты это... того — прекращай, — Грег строго погрозил пальцем, надеясь, что журит пацана скорее по-отечески, чем по-прокурорски.


— На секунду я поверил, что Майк это он, а не ты, — сказал Грег, запирая дверь, — А что, вполне подходит для коллекции худших свиданий в мире: великан, странноватый трансвестит, теперь ребенок...

— Его не брови выдают, а куртка.

Грег рассмеялся и покачал головой. Ну конечно, именно это его сейчас особенно волновало.

— А если бы сейчас пришел не подросток? — спросил вдруг Майкрофт.

Грег подошел к нему, положил одну руку на плечо, а второй обнял за талию. На него снова нахлынули воспоминания и это были уже не обрывки сцен. Память возвращала испытанные в ту ночь чувства, вкус от поцелуев, ощущения от прикосновений, надежду на что-то особенное, которая зародилась именно в ту ночь.

— Меня бы не устроил никто, кроме тебя, — твердо ответил Грег и поцеловал Майкрофта.


Бонус


— База, база, я — Сокол, — звучал через передатчик взволнованный голос Максима.

— Какой ты нахрен сокол, ты придурок, — орал на него Грег в микрофон, — когда рацию в последний раз заряжал?

Их окружали со всех сторон, не давая ни одного шанса на отступление. Грег достал аптечку и вколол себе укол со стимулятором.

— Даже бинтов не осталось, — мрачно констатировал он и выкинул медицинский чемоданчик, ставший ненужным грузом.

— База, база, — все еще не унимался Максим, — Сокол просит поддержки.

А потом, крикнув «Справа!!! Пригнись!!!», прыгнул за перевернутый автомобиль, спасаясь от разорвавшегося рядом с ними снаряда.

Грег оказался не таким ловким, и его задело шрапнелью, на груди начало расплываться кровавое пятно.

— Черт, а я ведь сейчас сдохну, — расстроился Грег. — У тебя тоже аптечка пуста?

Максим кинул ему последний пузырек с таблетками.

— Прости, все что осталось.

Грег опрокинул содержимое пузырька в рот, хоть это и было уже бесполезно. Впереди их ждала только смерть.

— Неплохо повоевали, — сказал Максим.

— Неплохо, — согласился Грег.

И тут, когда они уже перестали на что-либо надеяться, над их головами показался жемчужно-черный, блестящий на солнце флаер.

— Майкрофт! — от облегчения Максим чуть не зарыдал в микрофон.

— Мой герой! — Грег сдернул с себя наушники и обернулся, крутанувшись на стуле.

У противоположной от игровой панели стены в комнате Макса на диване сидел Майкрофт, и, стуча по клавишам с невероятной скоростью, расстреливал с флаера окруживших их инопланетных захватчиков.

Добив последнего монстра, он отложил ноутбук и укоризненно посмотрел на мужчин.

— Ужин готов был еще два часа назад. Заканчивайте. Если не появитесь в столовой через пять минут, я отрублю вам электричество.

— Есть, капитан! — отсалютовали ему одновременно Максим с Грегом и повернулись к компьютерам. Благодаря Майкрофту уровень был пройден, им оставалось только сохраниться.