Было у Пушкина

Автор:  Rank VIII

Номинация: Лучший авторский слэш по компьютерным играм

Фандом: Kingdom Hearts

Число слов: 2164

Пейринг: Аксель / Саикс

Рейтинг: PG-13

Жанр: Mystical Story

Предупреждения: AU, UST, Нецензурная лексика

Год: 2014

Число просмотров: 229

Скачать: PDF EPUB MOBI FB2 HTML TXT

Описание: Аксель и Саикс — киллеры из Организации Тринадцать.

У Акселя было одно замечательное и крайне полезное при их роде занятий умение: быстро разыскать даже в самом центре города тихий захолустный уголочек, где можно спокойно отлежаться пару деньков и где гарантированно искать будут в последнюю очередь. Вот и сейчас он утащил Саикса за собой с главного проспекта вдоль трамвайной линии, свернул в переулок у некогда горевшей и потому закопченной двухэтажки (Саикс краем глаза успел заметить относительно новую табличку: «Памятник архитектуры, охраняется государством»), и — все. Они оказались в каких-то адовых ебенях с полуразвалившимися деревянными домами, упавшими заборами, хреново отсыпанной дорогой, в которой главную особенность представляли залитые водой ямы, и целой стаей греющихся на солнышке облезлых серых собак.
— Очаровательно, — прокомментировал Саикс.
— Нахуй, — неинтеллигентно буркнул Аксель и потащил его дальше.
И, в общем, он прав — нахуй это все. А еще он не спит третьи сутки, поэтому весьма желательно, чтобы он не вырубился прямо сейчас, поэтому разговаривать с ним лучше не надо.
Насколько Саикс понял, очаровательный райончик находился как раз между, кхм, возвышенностью (назвать горой язык не поворачивался), где изволил пролегать центральный проспект, и грязной речкой. Затопляет тут по весне, не может не затоплять. Зато наверху все чистенько и прилично, вон, даже храм какой-то там, наверняка имени какой-то там богини, беленький, спиной к осыпи, под которой все это дерьмо, повернутый.
— Что за храм? — не удержавшись, поинтересовался Саикс.
— Завали ебало нахуй, просил же, — огрызнулся Аксель (в любой другой ситуации Саикс бы честно ему навешал за такие просьбы), но шагов через пять все же на вопрос ответил: — Это монастырь.
— Да ну?
— Да. Мужской.
— А давай мы тебя туда отдадим? В качестве учебного пособия по изгнанию бесов, например.
Аксель только отмахнулся.
Дорога упиралась в пузатое и длинное четырехэтажное здание из линялого оранжевого кирпича, больше всего напоминающее дохлую рыжую гусеницу с темными крапинками окон. Кривое бетонное крыльцо с неодинаковыми по высоте ступеньками и хлипкими перилами, похоже, было предназначено для самоубийств, а вроде бы металлическая входная дверь с полуоторванным от нее, но надежно держащимся за косяк верхним шарниром — для нанесения себе увечий средней степени тяжести. Изнутри первый этаж выглядел как общажного типа коридорчик с кучей дверей (почти идеальными копиями входной, только нумерованными) по обеим сторонам.
— Куда дальше? — спросил Саикс.
— Наверх, — ответил Аксель и подопнул единственную дверь без номера — лестница обнаружилась именно там.
— Тут что, вообще никто не живет?
— Живут, почему, — отозвался Аксель, довольно бодро прыгая наверх через две ступеньки. — Три часа дня, рано еще для них. На первом этаже наркоманы, на втором — бляди, на третьем комнаты сдаются. Очень дешево. Нам на четвертый.
На четвертом этаже, в комнате номер восемьдесят восемь прямо возле двери валялся тонкий матрас, на котором спал тощий белобрысый мальчишка лет пятнадцати.
— Шутники хреновы, опять приперли, — мрачно сказал Аксель, перешагнул через спящего в комнату, проковылял до поставленных друг против друга двухъярусных кроватей, упал на ближайшую и, едва внятно пробубнив: — Он в тридцать третьей живет, надо будет их всех, м-м-м... — вырубился, оставив Саикса только догадываться, что же намеревался Аксель с обитателями тридцать третьей сделать.

Окно в комнате выглядело не слишком надежным, и открывать его Саикс не рискнул, поэтому курить ушел в коридор. Там окно было с форточкой, причем — как выяснилось — с форточкой выбитой. Еще более очаровательно. Зажигалка из последних сил выплюнула одиноко лопнувшую искру — и благополучно сдохла.
— Никогда не понимал, как ими вообще можно пользоваться, — сказали за правым плечом.
— Ты выспался уже, что ли? — сварливым тоном уточнил Саикс и только после обернулся, чтобы увидеть, насколько ошибся.
Леа — абсолютная копия Акселя (или наоборот?) за вычетом татуировок — невозмутимо протянул ему коробок спичек.
— Так это ты здесь живешь?
— Нет, я здесь отлеживаюсь иногда,— Леа пожал плечом и чуть не уронил с него же объемистый темно-серый рюкзак. — А это из-за вас наверху чуть не целый квартал оцепили? Ай, как нехорошо, три трупа с огнестрельными среди бела дня.
— А ты... — Саикс прищурился, осмотрев наспех стянутые клетчатым черно-белым платком рыжие вихры, порванную футболку, промоченные чуть не до колена джинсы и убитые в грязи кеды. - И что ты спер на этот раз, если тебе так быстро сматываться пришлось?
— Мелочи, детка, мелочи, даже мегабайта не наберется. А где ты бросил мое ничего?
— Он спать залег. Кстати, пойдем, поможешь убрать кое-кого.
Мальчишку Леа, как оказалось, знал. И, судя по деловито-быстрому осмотру запястий и локтевых сгибов, знал он вообще много чего.
— В пятнадцать лет — и на чем-то серьезном сидит? — не поверил Саикс.
— Ему восемнадцать, вроде бы, — Леа снова дернул плечом. — Хотя сути не меняет. Постучись в дверь напротив, я не хочу эти кости на второй этаж тащить.
В комнате напротив жила милая девушка Аква, которая без вопросов согласилась за пацаном присмотреть и даже накормить, когда проснется. И что-то Саиксу подсказывало, что если она это за красивые глаза, то явно не за его собственные.
Потом Леа уполз в душ — откуда вернулся слегка посиневшим (горячая вода летом? вы в своем ли уме?) и в чудовищно мятых, но чистых штанах — развесил мокрое полотенце на спинке кровати и с довольным урчанием: «Ничего-о-о, тепленьки-и-ий» — завалился прямо на спящего Акселя.
— Сердце мое, съеби, — пожелал ему мгновенно проснувшийся Аксель.
— Пшел нах, — огрызнулся Леа, отвоевывая кусок подушки.
Короткая возня по поводу дележа подушки, пять минут тишины, и:
— Сука, руки убери, — Саикс с другой кровати честно не смог разобрать, кто из них это сказал. — Щекотно же.
— Куда я тебе их уберу, тут места нет.
— Сказал бы я, да ты опять все превратно поймешь.
— Можешь не говорить, я и так прекрасно знаю, о чем ты думаешь.
Снова возня, скрип кровати, болезненный выдох (снова непонятно чей) и — опять тишина? Нет. Сорванное дыхание, задавленный стон и проклятие. Нашли время.
— Это больно, — внезапно в голос сказал... Аксель?
— Аксель? — Саикс приподнялся на локте.
На кровати в полумраке шевельнулся силуэт — один-единственный .
— Аксель, Леа, без разницы. Очень неприятно быть временно целым, знаешь ли. В следующий раз лучше пристрелите сразу. Кстати, хорошая идея: самоубиться, чтобы нормально обратно собраться. Надо будет попробовать.
— Не городи чушь.
— Не переживай, — утешил Аксель. — Если что, Леа и без меня тебе компанию составит в устранении кого-нибудь зачем-нибудь. А теперь заткнись, подрочи и спи.
— Ты не в моем вкусе, — буркнул Саикс, лег обратно и отвернулся к стене.
— Эй, это что сейчас было? Где это ты услышал, что я предложил подрочить на свой светлый образ?
— На что? — ядовито переспросил Саикс. — Светлый образ? Какой интересный эвфемизм.
— Ну ладно, — чересчур беспечно отмахнулся Аксель (или Леа?). — Раз я тебя не устраиваю, — вот эти его охрененные повороты в рассуждениях Саикса просто бесили. — Хотя да, ты же у нас любишь умных и последовательных козлов. Подрочи на светлый образ Марлуксии, а?
— Надругательство. О покойниках же либо хорошо, либо ничего?
— Так ты хорошо подрочи. Ну, или, например, скажем, вот... — и, кажется, снова вырубился — во всяком случае, если судить по странной, затянувшейся паузе. С другой стороны, дыхания не слышно, а на слух Саикс никогда не жаловался. Умер, что ли, от нечего делать?
— Аксель?
— Земнас! — радостно припечатал Аксель. И очень хорошо, что Аксель не видит в темноте, и поэтому разглядеть, как Саикс непрофессионально вздрогнул, не должен был.
— Нет уж, спасибо, Земнас с вышибленными мозгами — это твоя личная эротическая фантазия, не пытайся на меня ее повесить.
— Это не фантазия. Я бы сказал, что это мечта, не будь она такой дерьмовой, или цель, если бы я делал хоть что-то толковое ради ее достижения.
Когда-то давно, в первую встречу с Леа Саикс, посчитав их с Акселем близнецами, спросил, что им такого сделал Земнас. «Меня убил, — безмятежно пожал плечами Леа и, подняв майку, показал неровный шрам через центр груди — от яремной ямки вниз, чуть ли не до пупка. — С тех пор меня два по ноль пять вместо одного». Аксель болезненно поморщился, неловко дернул рукой — будто в бесполезной попытке защититься локтем — и хлопнул Леа по пальцам, вынуждая опустить майку на место. А еще Саикс даже не сомневался, что у Акселя точно такой же шрам. А еще бледные веснушки на плечах и на загривке; а еще на внутренней стороне плеча и предплечья очень светлая, почти прозрачная кожа — настолько, что отчетливо виден нежно-бирюзовый и лиловый венозный рисунок от запястья до подмышки; а еще очень чувствительная кожа между большим и указательным пальцами, и если сюда легко надавить, то он вздрогнет и поведет плечами. Минуточку, что это за хрень, и откуда Саикс ее вообще выкопал? А, да, они же с детства друзья, конечно. У Леа еще были такие яркие оранжевые кеды. А сейчас он носит только черные. С оранжевых кровь плохо отстирывается. А кровь была... он защищался, ударил шакрамом — Саикс вовремя отпрянул, но по лицу, через переносицу по диагонали все же досталось, хоть и вскользь — а Леа, наверно, растерялся (или нет?) и следующий удар — клеймором в грудь — просто пропустил. Признаться, Саикс думал, что уже победил, но мерзавец, даже будучи пришпиленным к стене, просто так не умирал и исхитрился из последних сил ударить вторым шакрамом.
Саикс коротко взвыл — и проснулся, зажимая ладонью старые шрамы на переносице.
— Доброе утро, — сказал ему Леа, сидя на кровати рядом со спящим Акселем и сосредоточенно выкапывая что-то в своем рюкзаке. — Не разбуди.
— Время?
— Пять утра. Будешь сок?
— Мне приснилось, что я тебя убил, — Саикс глотнул из предложенного пакета с дурацким нарисованным апельсином (что не помешало соку оказаться грейпфрутовым, гадость) и еще раз потрогал шрам — воспаляется, похоже.
— Бывает, — немного помолчав, ответил Леа. — А мне приснилось, что Марлуксия превратился в ебаную хрень с четырьмя крыльями и за мной бегает, а я в него пиццей швыряюсь. Пиццу очень жалко было. А потом я вспомнил, что Марлуксию мы грохнули еще вчера.
— Тебя же там не было, — брякнул Саикс, не подумав. — Погоди... у вас двоих воспоминания общие, что ли?
— Разделяемые, я бы сказал, — хмыкнул Леа. — Мы же один человек, хотя кое-кто считает, что я — настоящий, а он, типа, так, фигня надуманная. Скотина упрямая. Сгреб себе все честно заработанные за двадцать лет комплексы, сидит с ними в обнимку и радуется.
— И что, он помнит вообще все то же, что и ты?
— Ну, — Леа дернул плечом (правым, на котором под светло-золотыми веснушками восемь темных родинок вокруг сустава), нашарил ногами под кроватью кеды и принялся обуваться. — А что такого ты хотел сделать со мной, что собирался от него скрыть? — и ушел в душ, не дожидаясь ответа и не потрудившись закрыть входную дверь.
— Только попробуй ему хоть что-нибудь сделать, — сказал Аксель, не меняя положения и не открывая глаз. — Башку отвинчу, и не посмотрю, что ты как будто сильнее.
— Я бы никогда... — начал было Саикс, но вовремя прикусил язык, чтобы не ляпнуть еще большую глупость.
— Ну да, конечно, ты бы никогда, если бы не. Что там тебе Земнас предложил в обмен на мои лучшие ноль пять?
— Ты в своем уме? — прозвучало весьма жалко, черт.
— Ладно-ладно, извини, — Аксель отмахнулся обеими руками и сел, потер татуировку под глазом — по пальцам размазалось темно-красное. — Опять кровило, блин... Ага. Извини. Я и так в курсе, что он там тебе предложил.
Интересно, откуда.
— Я ему сказал, — невозмутимо сообщили из коридора Саиксу его же собственным голосом, и на пороге появилась его копия. Синеглазая, без шрамов на лице.
— Айза! — в копию слева врезался мокрый и взъерошенный Леа. — Где ты шарился столько времени?
— Чудовище, — вздохнул Айза, попытавшись его аккуратно отпихнуть. — Уйди, ты мне рубашку промочишь. В монастыре был. Из-за тебя, между прочим.
— А еще предлагал меня туда отправить, — ехидно припомнил Аксель. — Будешь сок?
— Он грейпфрутовый, — не повелся Айза. — И ты им сегодня меня уже напоил, подлец и мерзавец.
— Чур, мерзавец я! — Леа вскинул руку. — И я пошел мерзнуть дальше, пока душ никто не занял. Не поубивайтесь тут без меня.
Айза поплотнее прикрыл за ним дверь, прислонился плечом к косяку и, пристально посмотрев на Акселя, сказал:
— Простудишься - не мои проблемы.
— Ой, иди нафиг, — отмахнулся сразу обеими руками Аксель. — Это у тебя всю жизнь здоровье хилое, а не у меня. Слушай, а Земнас знает, что ты партизанишь против него втихаря?
— Пока еще нет, но будет, если вот он, — Айза ткнул пальцем в направлении Саикса, — на нас настучит.
— А не шизофрения ли это - подозревать самого себя? — едко подцепил Саикс, ощущая, как против воли начинает оскаливаться.
— Нет, что ты, — вернул и интонацию, и гримасу Айза. — Это комплекс неполноценности. В том смысле, что твое наличие делает меня ущербным, и мне это категорически не нравится. И если что, тварь такая, я бы с удовольствием от тебя избавился — но увы, отправить Акселя одного в Организацию не могу.
— Сумасшедший дом, — отреагировал на свое имя Аксель и упал обратно затылком в подушку. — Я психоаналитиком не нанимался, но все-таки: ты себе доверяешь или нет?
— Нет, — безмятежно отозвался Айза. — Но я точно знаю, что тебе, в отличие от Леа, он ничего не сделает.
— Не переживай, я за себя постоять могу. Уточняю: любой я за любого себя. А не так, как ты там себе в своих сомнительного содержания мечтах представляешь, где весь такой несчастный и беззащитный я.
— Интересно, а у кого это из нас слезы на лице нарисованы и почему?
— Интересно, а у кого это из нас шрамы на роже, и кто это ему их понаделал?
— Я смотрю, я вовремя вернулся, — вмешался Леа, распахнув дверь, прицельно швырнул мокрое полотенце в Акселя и бесцеремонно засунул холоднющую руку Айзе под рубашку на спине, и, подождав, пока тот закончит шипеть и ругаться сквозь зубы, продолжил: — Если кто-то из вас забыл, нам тут ближайшие пару дней точно куковать, причем не привлекая внимания. Так что, одна маленькая просьба: завалите ебало нахрен, ну очень вас прошу.